Book: Cеребряная доля



Чугунов Николай


Cеребряная доля


Пролог


Пятисотлетнее здание Университета щекотало лазурное небо золочеными шпилями башен. Свежий ветерок с Маланки нещадно трепал парадные стяги, но имперский сокол с университетским волком лишь снисходительно усмехались, глядя, как очередная модная шляпка, подхваченная порывом ветра, улетает вдаль. Праздничные транспаранты и знамена стыдливо прикрывали сахарно-белые латки на серо- коричневых стенах обители знаний, оставшиеся от Смутного Времени, когда Университет стал последним оплотом сопротивления узурпатору в Тибессе.

Древние стены много повидали на своем веку: сперва Университет был одной из имперских крепостей, надежно прикрывающих северо-восток столицы Муромина, потом - как только в округе стало потише - здание быстренько переделали в тюрьму.

Когда, наконец, достроили печально знаменитый Пищаловский острог, пустующий замок передали университету: он к тому времени как раз перестал помещаться в трех флигелях Летнего дворца императора.

На плац-параде - площадке на месте снесенной в свое время "за неуважение к венценосцу" Рыжей Башни уже развернули банкетные столы для высокопоставленных особ, которые пожелали присутствовать на вручении дипломов, а также, возможно, вспомнить бесшабашную юность. Кто мог сейчас сказать: в свое время эти расфуфыренные графья изрядно пошалили по всей округе - "образом, дискредитирующим высокое имя дворянина"? Впрочем, многое, что раньше было шалостями, после выпуска определило дальнейшую судьбу сорвиголов.

Поговаривают: нынешний Казначей впервые проявил свой талант добывать много денег из ничего именно в студенчестве - в одну ночь, при поддержке "узкого круга ограниченных людей", сделал платными треть улиц вкупе с почти всеми мостами через Тилигул. Операциию обставили честь по чести: полосатые будки с шлагбаумами, темно-зеленая форма с золотыми пуговицами - даже бланки квитанций!

Афера вскрылась только через месяц - благо, никто из власти предержащих по "осчастливленным" местам не ездил. При разбирательстве оказалось: студентам законы известны намного лучше карабинеров, посему - дело предпочли тихо замять.

Возмездие настигло участников уже после выпуска - все они, поголовно, в добровольно- принудительном порядке ушли в налоговую службу, к таможенникам или в казначейство, где обратили свои таланты в звонкую монету тарифов, сборов и акцизов.


***


Вчерашние студенты в светло- серых мантиях весело толпились на дальнем конце поля для лапты. Хоть зрителей собралось вчетверо больше, чем выпускников, на трибунах едва ли получалось слышать собеседника - удивительная акустика сооружения весьма качественно информировала собравшихся, что сказал некий Ансельмик о новом платье Ирочки, и где "рыбалка - просто отпад, стерлядь на голый крючок клюет!". Впрочем, услышав последнюю новость, кое-то пришел в нездоровое оживление, шустро записав координаты "рыбного места". Старший лесничий, горестно вздохнув, тоже достал планшет - студенты-то с господами ладно, а господская прислуга себя утруждать удочкой не любит, им подавай результат пошустрее. Посему, чтобы рыбное место не стало Мертвым морем, стоит проверить, кто и как именно будет проводить там свой досуг.

- Присядем? - одна из девушек отбросила с лица челку цвета расплавленной меди.

Тяжелые блестящие подвески на концах тугих косичек, заплетенных по последней моде, мелодично звякнули. Бесформенный серый балахон - одежда, которую носили еще монахи- садалиты, основатели и первые преподаватели Университета - казалось, сдался под напором ее очарования, в меру своих невеликих возможностей подчеркивая округлые формы владелицы. - Еще набегаемся вечером.

- Запачкаемся, - подруга с сомнением покачала головой, рассыпав по плечам переливающийся на солнце водопад иссиня-черных волос, - если бы стульчик найти какой или скамеечку.

В ответ девушка, хитро ухмыльнувшись, резко подпрыгнула - на землю упал кусок свернутой мешковины.

- Я еще в прошлом году об этом подумала, - засмеялась она, присаживаясь на подстилку, - ноги-то не казенные. Нита, прошу!

Подруга, улыбнувшись, величественно склонила голову и села рядом. Выудив из внутреннего кармана зеркальце, девушка придирчиво осмотрела себя, тут же возмущенно ахнув - шаловливый озерный ветерок безжалостно растрепал прическу.

- Надо было косички заплетать, - сочувственно отозвалась подруга, снова позвенев своей прической.

- Да, теперь без гребня не обойдешься, - вздохнула девушка, приглаживая спутанные пряди.

Внезапно солнце, ласково взиравшее на эту картину, заслонила тощая тень.

- Сийри, подвинься, я тоже сяду, - Артис, долговязый студент из параллельного потока, навис над подругами. Его неутомимую страсть к халяве знал весь институт вкупе с половиной города. Про него говорили: он в жизни не написал ни единого конспекта, ни единой работы, да еще приговаривал: "Все уже написано до нас!". На этом однажды он и погорел - не удосужившись проверить исходный текст, написанный от лица девушки, Артис сдал работу, получив за нее давно всеми ожидаемый черный шар.

Девушка возмущенно передернула плечами: хоть знаменитый халявщик обладал реденькой шевелюрой цвета ржавого железа, симпатии это к "собрату-рыжему" не прибавляло.

- Я люблю тепленькие местечки, - в подтверждение своих слов она похлопала ладонью по нагревшейся на солнце мешковине, - а еще - люблю свою подругу. Но тебе нет места в моем сердце! - Нита, издав сдавленный смешок, ткнулась в плечо девушки. - Может, на следующий год…

Парень было набрал в грудь воздуха для ответной тирады, но со звонницы послышался хриплый бас Останца - самого большого колокола во всей Тибессе. По легенде, его отлили еще на коронацию Ивены I - основательницы Империи. Сразу вслед за этим раздался мелодичный перезвон колоколов в Северном Приделе - это всегда указывало на приближение венценосной особы.

- Едет, - Сийри вскочила мгновенно, словно не она ныла полчаса назад, мол "ноги не казенные", - Нита, слышишь, едет же!

Подруга неторопливо поднялась, в который раз попытавшись оправить неуклюжую одежду.

- Определенно дурацкая идея, - раздраженно прошептала она. - Если уж приходится носить это, - Нита прихватила на боках внушительные складки, продемонстрировав окружающим дивно стройную фигуру, - хочу, чтоб это пришлось впору!

Подруга сочувственно хмыкнула. Аккуратно свернув мешковину, она сунула сверток куда-то под балахон. Нита, скептически окинув взглядом потолстевшую в талии подругу, поинтересовалась:

- А не вывалится?

- Обижаешь, - хмыкнула Сийри, крепко прихватывая мешковину веревкой, - Мы так полуштофные фляги проносили, даже не звенело!


***


Трибуны почтительно загомонили - похоже, император уже подъехал. Точно - девушки со своего места замечательно видели веснушчатое лицо в обрамлении светло-русых волос, скромную "походную" корону и нервно подрагивающие на парапете бледные руки. За плечом юного императора темнела фигура регента - Бональда Радилловича, могучего мужчины, чем- то неуловимо похожего на медведя. Его черная с проседью борода шевелилась - князь выдавал Олесу последние распоряжения. Император, выслушав регента, вдруг насупился. Секунду помедлив, он попытался выбраться из кресла, но железная рука Бональда мигом водворила его на место.

- Не поздоровится Радилловичам, когда Олес править начнет, - хмыкнула Сийри. - Уж очень нагло ведет себя.

- Без строгости воспитания не бывает, - парировала Нита. - Еще спасибо скажет.

Ему же пока только двенадцать - моего брата, помнится, каждый день пороли.

Звонко запели фанфары - под звуки гимна на зеленый газон вышла группа людей в темно-серых мантиях - ректор с деканами факультетов. Подойдя к столу, ректор откашлялся, взял в руку тускло поблескивающий кристалл, а его голос тут же наполнил гулкую чашу стадиона.

- Ваше Величество, уважаемые дамы и господа! Я рад вас приветствовать на празднике, посвященном очередному выпуску нашего университета. Приятно, что этот, 1675 год был отмечен…

- Все - минимум, на полчаса речь, - прошептала Сийри Ните. - Как только ему не надоест?

- Думаешь, он сам их пишет? - девушка закашлялась, сдерживая смех, - Вряд ли он даже читает их перед выступлением. Интересно только, кто у нас в Университете такой плодовитый?

- Без работы он явно не сидит, - хмыкнула подруга, - Деканам-то тоже выступать придется.

- Разговорчики в строю! - послышался недовольный шепот откуда-то сзади. - А еще отличники! - Сийри, слегка повернув голову, краем глаза увидела: упреки расточала высокая, длиннее сажени, девушка, учившаяся в параллельном потоке. Все знали ее голубую мечту, столь нетипичную для эльфа: армейская служба, и только она - с первого дня на учебе девушка больше пропадала в спортзале, на стрельбище и в турпоходах, чем на лекциях. Впрочем, сессии с курсовыми Снежа сдавала безупречно. Сама эльфийка говорила - мол, с родителями у нее мировая: сперва она получает диплом, а потом катится на все четыре стороны - хоть в любимую армию.

- Вы на церемонии или где?

- На вручении дипломов, которыми нас сперва манили, а потом пугали, - хмыкнула Нита. Она вдруг заметила: челюсти будущей опоры и защиты всего Муромина не останавливаются, даже когда сам рот закрыт. - А жевать в строю можно, как ты считаешь?

- Так я ж не в первом ряду, - резонно заметила девушка. Широко улыбнувшись, Снежа с сочным хрустом вгрызлась в прошлогоднее яблочко, до этого скрытое где-то в недрах серой мантии. Впрочем, увидев, как Нита жадно сглотнула слюну, девушка выудила еще парочку, - нате, помните мою доброту!

Сийри ловко поймала подарок, благодарно кивнув, и хотела тут же его опробовать, но уловила в речи ректора фразы, характерные для торжественного финала. Посему пришлось, сунув подарок в карман, бешено зааплодировать.


***


- Всего два декана осталось, - шепнула Сийри Ните. Та, мучительно закатив глаза, что-то беззвучно прошептала.

Поздравляли выпускников уже второй час. Некоторые нестойкие личности, искренне завидуя зрителям на трибунах, тихо ускользнули от недреманного ока начальства, снова усевшись. Видимо, соблюдение принципа "ноги - не казенные" показалось им важнее соблюдения приличий.

Наконец, поток славословия со стороны администрации университета стих, а фанфары снова грянули гимн. На сей раз все, включая императора, встали, внимательно прослушав мелодию до конца.

Император от праздничной речи воздержался - нетерпеливо махнув рукой, он разрешил перейти к основной части торжества. Ректор понимающе кивнул, начав вызывать вчерашних студентов по одному.

- Алинтери, Сийрике! - разнесся над зеленым полем звучный голос. Сийри глубоко вздохнула, как перед прыжком в холодную воду, и пошла к ожидающим ее у стола людям, стараясь не сорваться на бег.

- Поздравляю вас, - старший преподаватель выглядел усталым. В руку девушки ткнулась прохладная книжица, золотой значок с эмалевым гербом Университета и конверт, издавший интригующее шуршание, - распишитесь здесь.

- Спасибо, - Сийри изобразила свою роспись в любезно указанной графе, мимоходом нехорошо удивившись сумме подъемных. Впрочем, долго удивляться девушке не позволили - секундой позже она попала в объятия декана, - спасибо, спасибо.

Наконец, ее оставили в покое. Девушка, осторожно выдохнув, быстро засеменила к монолитно серой группе выпускников под оглушительное "Арвентай, Снежа!".

- Вытри лицо, - посоветовала Нита, встретив подругу, - Ты выглядишь, словно пару верст пробежала.

- Кошмар, - вздохнула та, - волнуюсь, как девчонка. Неужели это все?

- Нет еще, - хихикнула та, но тут же подобралась, услышав призыв ректора "Ортадо, Нитаали!". - Документы не потеряй, я скоро.


***


- Ты права, - вдруг сказала Нита, когда подруги уже покинули стадион, - нервничала, как первокурсница, - подруга невесело усмехнулась. - Чем займемся?

- По домам, наверно, - вздохнула Сийри, - а потом, - она нашла взглядом часы на башне, произвела в уме какие- то подсчеты и улыбнулась, - а через час я за тобой зайду, тогда расслабимся! Даром, что ли, нервничали? Кстати, куда Снежа пропала?

- Только без фанатизма, - назидательно покачала головой подруга, - Снежу я в общаге перехвачу - последний раз вместе гуляем. А сейчас - давай лучше прямо здесь выясним, куда и когда мы едем. Не хотелось бы поутру выяснить: а денежки-то с билетиками - тю-тю.

- Я просила нас не разлучать, - отозвалась девушка, перелистала свое удостоверение и хмыкнула, - горное предприятие "Хозяйка". Вот билеты… Ой, кошмар: не только поездом, даже морем добираться. Кстати, отъезд послезавтра.

- Правильно, - Нита с улыбкой выудила из своего конверта документы с тем же местом назначения, - интересно, кто-нибудь еще едет с нами?

- На вокзале увидим, - хмыкнула Сийри, - Если уж нас в одну контору распределили, то, может, еще кто попутный будет?


***


- Мест нет, - мрачно ответил пузатый швейцар, почесывая волосатый живот сквозь дырку в потертом жилете. В прошлой жизни она была часовым кармашком, да и сама жилетка своим изящно заляпанным шелком говорила о непростом. характере владельца заведения: жилетки шьет качественные, носит до последнего, а потом в них еще прислугу обряжает.

- Как это нет? - возмутилась Сийри, успев увидеть за спиной бдительного стража как минимум три совершенно свободных столика, - я же вижу!

- Они заказаны, - буркнул швейцар, ныряя обратно.

- Нет, ну ты видела? - возмущенно обратилась девушка к подруге, - врет, железно врет! Но даже не краснеет!

- Скорее, не "Мест нет", а "Студентов пускать не велено", - с горькой улыбкой ответила Нита, - Но, прошу заметить, это уже пятое заведение!

Сийри согласно покивала. Вдруг ее глаза просияли, а она сама возбужденно зашептала.

- А чего это нас на одних трактирах заклинило? Пошли в общагу - фактически, дома будем!

Нита сперва хотела возразить: в этом случае, скорее всего, пропито будет все, что только можно вместе с половиной того, что никак нельзя, а Сийри до утра с Правобережья домой не доберется даже за червонец. Альтернативы, впрочем, нет и не будет - девушки это знали, потому лишь тяжко вздохнули, прикидывая путь домой. Но тут Высшие Силы, ведающие судьбой каждого студента, сподобились на прощальное чудо: к этому же кабачку решительно сворачивала знакомая компания со Снежей во главе. Судя по их разгоряченным лицам, они жаждали развлечений - прямо здесь, прямо сейчас.

- Нехорошо покидать старых друзей! - торжествующе воскликнула Снежа. - Только собрались погулять - а Ниты и след простыл! Сий, мы к тебе - ты тоже смылась!

Ну, думаем, славно праздник начинается. Ан нет - попались! - девушка алчно потерла руки - Я в общагу лично заходила, - с достоинством возразила Сийри. - Только Нита была - остальные уже разбежались. Представляете всю эту неизбывную горечь?

- Ничего, - успокаивающе протянула Снежа. - Сейчас всем сладко будет! И вообще, какого лешего мы на пороге торчим? Разве там мест нет?

- Есть места, - вздохнула Сийри, - но нас там, похоже, не ждут.

- Ах, не ждут, - задумчиво протянула Снежа. Окружающие дружно ухмыльнулись, поняв: шутки кончились, а беспорядки, напротив, начались. Девушка, ласково прильнув к белобрысому парню сходных габаритов, мягко, но очень решительно подтолкнула его к дверям, - давай, Мелик, покажи им сервис.

Парень понимающе ухмыльнулся. Выудив что-то из внутреннего кармана куртки, он легонько постучал в дверь носком сапога. Та сразу же распахнулась, но при виде алчущих развлечений выпускников попыталась сразу же захлопнуться. Мелик ловким пинком распахнул ее во всю ширину, сунув прямо под нос швейцару что-то блестящее, крепко зажатое в кулаке. Тот сразу сник, нацепив на лицо радостное выражение.

- Порядок, - констатировала Снежа, - гуляем!


***


Последняя ночь в Тибессе пролетела незаметно: волшебный жетон Мелика с магической надписью "Министерство по налогам и сборам", как оказалось, открывал не только двери. Он великолепным образом откупоривал бутылки, подносил свежие закуски, менял тарелки, заказывал музыку - то есть, вел себя, как вышколенный официант из первоклассного заведения. Но главное чудо Мелик приберег напоследок.

- Счет, пожалуйста, - возвестил он, вальяжно развалясь в уютном плетеном кресле.

Правая его рука ласково поглаживала бокал с вином, левая - не менее нежно - талию Снежи.

- Десять марок сорок три гроша, - бледный официант появился, как из- под земли.

Окинув взглядом присутствующих, он неуверенно добавил, - Плюс чаевые.

Сийри ахнула. По самым скромным прикидкам съели-выпили- натанцевали они всего на полсотни марок, минимум. Она наклонилась к Снеже.

- Слушай, а его не попрут со службы? Все-таки взятка должностному лицу или вымогательство…

- Не бери в голову, - усмехнулась девушка. Ее пальцы рассеянно блуждали по руке Мелика - видимо, этот фокус с жетоном она наблюдала не в первый раз. - Никакая проверка ничего не докажет. Просто нам принесли все, - она кивнула на заваленный объедками стол, - не урезанное. Четко, как положено по рецептам. Да, приписок тоже нет, само собой.



- Ничего себе, - Сийри ошарашено огляделась. Даже в самых смелых мыслях она не представляла, что в трактирах столько воруют.

- То-то и оно, - грустно усмехнулась Снежа. - Кстати, с тебя две двадцать.

Мелочью есть?


***


- Счастливо, Снежа, - сутолока у общежития, а также бурный банкет накануне не располагали к долгим прощаниям. Всем хотелось поскорее забраться либо на полки, либо в койки, где можно будет наконец-то отоспаться. - Счастливо, ребята!

Вместе со Снежей уезжала добрая половина курса - горы Ллогора и Люшинина, леса Терона и Войницы требовали много людей, в отличие от пустынь Усть-Свирска и Маскона. Южным поездом, куда и получили билеты Сийри с Нитой, уезжало еще человек пять, а остальные - их в этом году набралось трое - получили почетное звание "Души, уже немного мертвой".

- До свиданья, - теплые ладони Снежи ласково легли на плечи девушкам, - глядишь, еще свидимся! Напишите отцу - он даст вам адрес или перешлет. Обязательно пишите!

- Хорошо, - кивнула Нита, - напишем.

- Вот так, - улыбнулась Снежа. В ее глазах стояли слезы, - ладно, потопала я! - и, подхватив внушительных размеров сумки, она побежала к ожидающим дрожкам.

- Счастливо, - прошептала Сийри, - счастливо.

- Один день в столице остался, - вздохнула подруга. - Пошли собираться. Мне еще комнату сдавать. Завтра в пять вечера уже отъезд.

- Мои готовят что-то, - отозвалась девушка, - сюрприз какой- то. Может, зайдешь?

- Нет, спасибо, - улыбнулась Нита, - я хочу выспаться. Вдобавок после вчерашних контрдансов ноги просто отваливаются. Завтра зайду, часа в четыре - от тебя ближе до вокзала.

- Тогда до завтра, - согласилась подруга.

Вокзал уходит Вокзал Тибессы носил звучное прозвище "муравейник". Неизвестно, чем руководствовался архитектор, желавший сперва славы, а потом - забвения, но сооруженный в предместье грандиозный зиккурат мрачно нависал над белоснежными городскими стенами, словно какой-то неведомый захватчик никак не мог решиться на штурм. Сперва, конечно, вокзал хотели построить на месте снесенного Старого Города, на берегу Маланки - но вмешался Верховный некромант, пригрозив страшными карами всем заинтересованным лицам вкупе с городом в целом: если они только посмеют "привесть в древние стены чудовище демонское, пламенем рыкающее", не миновать "значительных проблем". Строители вняли пророчеству, спешно проведя железную дорогу по окраине Тибессы, подальше от императорского замка на Зоряниной Скале, порта на Маланке, складов и пассажиров. Впрочем, никто не удивился, когда вместо несостоявшегося вокзала на берегу озера появились заросли шикарных особняков, а также скромный пятиэтажный дворец Верховного Некроманта.

Впрочем, чародей подобными шалостями баловался крайне редко. В качестве компенсации за "вынужденные неудобства" он наконец-таки вывел в городе начисто всех крыс, мышей, клопов и тараканов - "с вековой гарантией!". Все-таки, на своем посту он пребывал уже полвека, отлично чуя, куда дует попутный ветер.

Маги, работавшие с ручными соколами, утверждали: с высоты птичьего полета вокзал действительно выглядит старым, медленно тлеющим муравейником. Дыма с гарью это здание на самом деле производило, как небольшая сталеварня - против обычной практики, платформы соорудили внутри здания, а чад с копотью выводились наружу громадными вентиляторами.

Как исстари повелось, вся эта новомодная техника нормально работала всего два дня - в момент сборки и в момент приемки здания, а потом - подшипники рассыпались, в воздуховодах селились филины, совы и ласточки… В общем, теперь сейчас администрации приходилось выбирать: оглохнуть ли от душераздирающего скрипа вентиляторов или от воплей бухгалтерии, оплачивавшей ремонты.


***


Внутри "муравейника", по уверениям очевидцев, вполне мог уместиться небольшой уездный город. Говорили: там вполне получалось жить годами, не выходя наружу - что весьма ценили некоторые трудоголики. Бесчисленные галерейки неожиданно превращались в изящные подвесные мостики над людскими толпами, сплетаясь в причудливый узор.

Против ожидания, внутри было довольно прохладно - каменные стены надежно защищали пассажиров от летнего солнца. Впрочем, отсутствие окон ничуть не мешало птицам чувствовать себя внутри столь же вольготно, как снаружи.

Одна любопытная синичка, презрев опасность, ловко пролетела между лопастями вентилятора, усевшись, наконец, на поручень одной из галерей. Внутри царила обычная вокзальная суета: озабоченно сновал народ, потный человечек в углу зала регулярно что-то устало бубнил в жестяной рупор, торговки яростно "боролись за покупателя" - короче, жизнь била ключом, создавая в воздухе неумолчный монотонный гул.

Дружная компания в составе Ниты и Сийри с ее родителями забралась на самую верхнюю галерею: им хотелось отдохнуть от толпы. Кроме того, любой выпускник, уезжавший по распределению, непременно старался постоять хотя бы минутку под стилизованной стеклянной пирамидкой, подвешенной под потолком зала - по поверьям, это приносило удачу.

Хельга, мать Сийри, старательно разглядывала табло в дальнем конце зала, изредка смахивая слезы платочком. Гутор, отец Сийри, поглаживал ее по плечу, не говоря ни слова.

- Вот и закончена учеба, - с каким-то оттенком грусти сказала Нита. Она, осторожно повесив на перила новенький серый доломан, поправила вышитый воротник рубашки.

- Не кисни, подруга, - улыбнулась Сийри. Она, резко повернувшись, снова вслушалась в скрип кожаной куртки, - вот приедем на место, зададим всем шороху!

- Главное, чтоб вам там шороху не задали, - хмыкнул Гутор, поправив на плече подозрительно лязгнувший сверток. - На самый край детей засунули, ай-ай.

- Папа! - Сийри кинула на него возмущенный взгляд. - Там тоже люди живут - почему мы не сможем?

- Да сможете, кто ж спорит? - со вздохом согласился Гутор.

- До этого Мас… как его там, еще добраться надо, - Нита озабоченно порылась в сумке, небрежно привалившейся к перилам, выудила оттуда свой диплом, еще пахнущий клеем, и медленно прочитала: - Маскон, горное предприятие "Хозяйка".

- Ничего про него не слышала, - посетовала Хельга. - Сплошные ребусы. Хоть бы заранее про хозяев чего вызнать…

- Название как название, я тут похлеще видала, - пожала плечами Сийри. - Но, видать, богатая контора, если парочку спецов из самой столицы заказывает!

- Или влиятельный хозяин, - возразила Нита. - Иногда денег недостаточно.

- Неизвестно, что хуже, - отозвался Гутор.

- Ой, папа, - возмутилась Сийри, - все бы тебе какие гадости говорить! Все будет хорошо, я узнавала.

Забавно, но эта шутка взбодрила всех. Вдруг Хельга, встрепенувшись, ткнула в сторону щита с расписанием.

- Дети, ваш поезд, по- моему.

- Точно, на Нижние Липки… пятая платформа… Елки, откуда нумерация идет? - рассеянно откликнулась Сийри. Она напряженно вглядывалась в ярко-желтые строки, нетерпеливо подпрыгивая на месте. - Давай скорее, ну как вареный, чесслово… А, вот, от выхода на платформу. Отлично! - она подхватила свои небогатые пожитки.

Отец молча забрал их, всем своим видом показывая: мол, еще натягаетесь. Нита поспешила следом, - билет не потеряла?

- Ты сама, главное, не потеряй, а у меня ничего не пропадет! - девушка, уверенно похлопав себя по нагрудному карману, устремилась следом.


***


Выйдя на платформу, девушки с тоской оглядели чугунные фермы, причудливо изукрашенные бурыми потеками, которые стыдливо прикрывали клубы дыма и пара. В контрасте с поездом, сиявшим зелеными боками, помещение казалось нестерпимо унылым.

- Симпатичное зрелище, ничего не скажешь, - сморщилась Нита. - Хоть бы плакаты какие повесили, что ли.

- Они и повесили, - засмеялась подруга, кивнув на ржавые каркасы на колоннах. - Мне говорили - тут ни одна краска дольше полугода не выдерживает. Зато тут цветочки растут!

Действительно, решетчатые колонны по странной причуде архитекторов местами как будто "распускались" стальными бутонами - впрочем, такими же ржавыми, как все остальное.

- Да уж, - вздохнула девушка. - Гибрид гномьего с эльфийским. По пять слоев краски наложили, а без толку.

- По ржавому красили - торопились, - отозвалась Сийри.

- Разворовали, - коротко резюмировал Гутор, огляндываясь проверить - не отстал ли кто. - Давайте- ка, дети, в вагон. Копоть покамест еще никому полезной не случилась.

- Это да, - Сийри выудила билет из внутреннего кармана куртки, - Номер восемь.

Пошли искать?

Тут все смекнули: путешествие определенно обещает быть веселым - поезд сразу начинался с вагона номер три. Пройдя чуть дальше по платформе, подруги увидели седьмой вагон, за ним - тринадцатый, а после - сразу девятый.

- Так… - протянул Гутор, вглядываясь в странную картину, - а нам куда?

- Разделил как-то мужик свое состояние между тремя сыновьями… - с хитрецой глянув на подругу, вдруг сказала Нита.

- Ну, - рассеянно поинтересовалась Сийри.

- "Не понял…", сказал четвертый сын. Да это еще ничего. Пятый сын вообще ничего не знал, - успокаивающе закончила подруга.

- Добрая девочка, - вздохнула Хельга. Вдруг она, издав торжествующий вопль, ткнула пальцем вдаль, - вот же изверги!

За нежданным девятым вагоном прятался как раз искомый восьмой. Дверь в вагон уже открыли, а рядом с ней возился гном в железнодорожной форме. Увидев идущих к нему девушек, он гордо подбоченился, любовно погладил заплетенную в три косички бороду и выжидательно глянул на будущих пассажиров.

- Здравствуйте, - как-то вдруг оробев, сказала девушка, после, приглядевшись к жетону на груди проводника, добавила, - уважаемый Дофур ти-Кэлин.

- Здравствуйте, здравствуйте, - солидно ответил тот, принимая протянутые билеты.

Они оказались настоящие, оплаченные - даже от его вагона, и гном широко улыбнулся, - а теперь документики предъявите, пожалуйста.

- Вот, пожалуйста, - в тон ему ответила Сийри, протягивая книжечки с гордой надписью "Личное удостоверение". Проводник внимательно перелистал предъявленные документы, тщательно сверил лица девушек с вклеенными в книжечки медными гравюрами, хмыкнул, увидев штампы о завершении высшего образования, под конец присвистнув от удивления - Маскон делал все, чтобы оправдать свою славу захолустья.

- С отличием, надо же! - хмыкнул он. - Поздравляю. Ну что же, благородные доминьи… - проводник вчитался в билеты, - Сийрике Алинтери и Нитаали Ортадо, прошу пожаловать на борт моего крейсера, - железнодорожник явно гордился своим вагоном. - Ваши слуги будут позже?

- Ой, какие слуги, - засмущалась Сийри. - Из нас такие дворяне, елки…

- Вполне законные, - иронично хихикнул проводник. - С правом получать за обедом не менее трех блюд, приобрести поместье и прочее.

- Перестаньте, - поморщилась Нита. - Благородные, неблагородные… Как будто это главное.

- Это верно, - Дофур, улыбнувшись еще теплее, вернул документы, - Добро пожаловать. Как отправимся, чай-постель разносить буду - ждите.


***


Внутри транспортное средство просто поражало своей ухоженностью. Казалось -девушки попали внутрь не обычного плацкартного железнодорожного вагона второго класса, а, как минимум, океанской яхты. Бронза ручек мягко сияла, видавший виды коврик на чисто вымытом сосновом полу был аккуратно заштопан, а деревянные лежаки ласкали руку, изумляя отсутствием возможных заноз и округлостью форм.

- Впечатляет? - поинтересовался проводник, явно гордясь своим обиталищем.

- О, да, - кивнула Нита. - Невероятное зрелище. Никогда такого не видела.

- Нигде не увидите, - хмыкнул проводник. - У людей даже близко воображения нет понять, каких сил стоило такое сотворить. Ручная работа!

Подруги понимающе переглянулись. Они уже знали: гномы могут любую технику полировать до бесконечности, в отличие от тех же эльфов, которым, говорят, меч проще вырастить, чем выковать. В свое время в общежитии Нита показывала подруге одну эльфийку с факультета изящных искусств. Сийри тогда еще подумала - все гениальные художники одинаково не от мира сего - в глазах у этого гения отражалось что угодно: бездонные озера, густые леса, жгучие снега - но только не окружающая действительность. Впрочем, сильно это никому не мешало: только соседки художницы по комнате изредка пугались, засыпая в "березовой роще на заре", а просыпаясь в "жерле вулкана ночью" - муза, как известно, существо прихотливое, потому реакции на свой визит требует немедленной, а то ж обидеться может…

Механико-технический факультет же, почти сплошь укомплектованный гномами вкупе с примкнувшими к ним, выступал полной противоположностью "бардам". Его декан на всех собраниях с гордостью отмечал: в его заведении царит железная дисциплина - "а не как у некоторых!". Во владениях "мехти" постоянно что-то лязгало, громыхало, свистело и взрывалось - негромко, но весьма выразительно. Впрочем, иногда шум стихал, а это означало - очередной механический монстр уже готов к полевым испытаниям в недружелюбной эльфийской среде.


***


Девушки несмело разулись - казалось, оставаться в столь ухоженном помещении в не очень чистых сапогах было сравнимо с кощунством. Поймав на себе одобрительный взгляд проводника, Нита, нырнув в рюкзак, выудила оттуда две пары смешных мохнатых тапочек, купленных с последней стипендии. Гутор с Хельгой ограничились лишь вытиранием сапог о коврик.

- Так, места двенадцать и восемнадцать. Хорошо, хоть рядом, - хмыкнула Сийри, увидев полки, которые, разумеется, оказались верхними боковыми - деканат экономического факультета недаром получал свою зарплату. Страсть его работников к экономии их стараниями стала широко известна не только в институте, но и за его пределами - девушки подозревали: если бы случилась такая оказия, к месту распределения выпускников отправляли бы бандеролью - даже не заказной.

Поговаривали: пару лет назад это попробовали провернуть. В качестве достоинств упоминалось: в таком случае получалось здорово сэкономить на билетах, а к месту распределения добирались бы уж точно все. Утверждали: дело даже дошло до переговоров декана с железной дорогой - чтоб его питомцам выделяли угол в багажном вагоне, но не получилось. Пассажирами в плацкарте второго класса они стоили дешевле.

Гутор, деловито открыв крышку ящика над полкой дочери, ловко закинул туда свой мешок вместе с длинным тяжелым угловатым свертком. Сверток неожиданно громко лязгнул, исчезая в недрах ящика, а Сийри испуганно оглянулась, прижимая к себе пакет с едой.

- Папа, ты это чего вагон ломаешь?

- Не ломаю, - возразил Гутор. - Едете далеко, места незнакомые - хоть какая-то защита должна быть? Арбалет всегда пригодится.

- Не надо мне арбалета! - возмутилась Сийри. - Ты мне еще дедову кирасу заверни.

- Надорвешься, - ворчливо ответил отец. - Да она все равно тебе велика.

- Не надо арбалета! - повторила с отчаянием Сийри. - У меня еще пересадка - я все руки оборву! Твой же ополченский, полпуда весит!

- Я у дяди Гриши его егерский выменял, - отмахнулся Гутор. - Он складной, всего десять фунтов со стрелами. Не упрямься, доча.

- Ладно, - девушка поняла - сопротивляться бесполезно. Оставалось только смириться. - Металлолом…

На этом с обустройством багажа покончили, и подруги уселись за столик у окна, поглядывая на платформу. Там царила все та же суета, впрочем, почти не слышная сквозь плотно подогнанные рамы. Учитывая то, что шаловливый ветерок гнал вдоль поезда рваные клубы дыма, это оказалось более чем неплохо.

- Присядем на дорожку, - вздохнул Гутор. В купе воцарилось неловкое молчание, нарушаемое только приглушенными криками с перрона. - С богом, дети. Не забывайте нас, пишите, а лучше - приезжайте поскорее.

Сийри, почувствов, как в горле комом стали слезы, едва слышно прошептала:

- Не забудем. Обещаем.

- Ты тоже своих не забывай, Ниточка, - платочек Хельги промок насквозь. - Родители - это, это…

- Провожающие, покиньте вагон! - сквозь ватную пелену слез Сийри едва расслышала голос проводника. - Отправление через одну минуту.

Гутор кивнул: мол, слышу, сейчас идем.

- Счастливо, дети. До встречи.


***


С перрона донесся мелодичный перезвон колоколов. Вагон неожиданно плавно тронулся. Впрочем, народ как- то странно отреагировал на изменения в пейзаже - вместо того, чтобы лирично махать платочками вслед уходящему составу, люди упорно топали следом, попутно выясняя что-то друг у друга.

Внезапно дверь в тамбур глухо лязгнула, что-то резко затрещало, полыхнуло, и раздался полный муки вопль. Девушки стремглав кинулись к источнику звука, с удивлением обнаружив лежащего на полу тамбура гнома. Бедняга лежал на спине, задрав ноги к потолку, а из голенища одного из сапог вились тонкие струйки дыма.

Сама подошва, как показалось девушкам, выглядела безупречно чистой, сверкая в свете фонаря.

Рядом с пострадавшим стоял проводник, довольно посмеиваясь в бороду:

- Нечего тут сапог не вытирать! Дома, чай, вытираете.

Ответная речь гнома почти сплошь состояла из площадной брани. Железнодорожник, недовольно поморщившись, почесал ухо:

- Тьфу, аж уши вянут. Девушек бы постеснялся, охальник, - проводник выудил из кармана рукоятку с выразительно поблескивающими контактами. Гном тут же замолчал.



- Чем это вы его так? - опасливо спросила Сийри любителя чистоты.

- Перегоны длинные, если квасить - то даже гному спиться можно. А какова альтернатива? - проводник хитро прищурился, явно ожидая ответа.

- Книжки читать? - предположила Нита.

- О, родственная душа! - обрадовался проводник. - Именно. У меня в Теменграде дом, так три четверти его - солидная такая библиотека. По вашим меркам, разумеется, - добавил он, явно имея в виду людей.

- У прочих гномов даже больше есть? - засмеялась Сийри.

- В Мариенграде, считай, в каждой школе такая, как минимум, - собеседник нежно улыбнулся, - а сколько в Техническом Архиве хранится… Эх! - он махнул рукой, с трудом унимая зависть.

- А чем вы увлекаетесь? - поинтересовалась Нита.

- Глупый вопрос, - проводник скептически хмыкнул. - Вагон же видели - куда такое людям сделать… - он широко улыбнулся, всем своим видом показывая: "расовые особенности - но вы не обижайтесь!".

- Да, здорово сделано, - уважительно протянула Сийри. - Прямо океанская яхта, а не второй класс…

Гном еще раз хмыкнул, выудив из кармана потрепанную брошюру "Океанская яхта класса Д. Сделай сам".

- Все строго по науке!

- Наверно, непросто оказалось корабль на рельсы поставить? - поинтересовалась Нита.

- Конечно! Разве ж так просто все "вкусности", - проводник обвел рукой вагон, - в двадцать тонн уместить? Зато теперь даже на таких охальников, - железнодорожник кивнул на зачарованно вслушивавшегося в разговор соплеменника, - управа находится.

Тот смутился, виновато пряча глаза, тщательно вытер сапоги и скрылся в глубине вагона.

- Интересно… - глаза Ниты вспыхнули. - А говорят, гномы мореходством не увлекаются…

- Врут, - авторитетно подвел итог разговору проводник.


***


Подходя к своему купе, Сирии мрачно хмыкнула - прямо на их местах, небрежно сдвинув сумку с едой в сторону, расположились какие-то парни. Они непринужденно развалились на сиденьях, обсуждая свои дела и, заметив подошедших девушек, даже не попытались встать.

- Славная погодка, не правда ли? - сидевший справа радостно улыбнулся, как будто увидев дорогих друзей. Его типично эльфийские уши слегка подрагивали, а в типично человеческих глазах лучилась смешинка.

- Это ваши места? - Сийри твердо вознамерилась не дать себя сбить с толку.

- Нет, - покаянно потряс головой парень слева. - Выжили нас…

- Кто выжил? - недоуменно поинтересовалась Нита. - Есть же билеты - в них все написано.

- Гномы, - горестно вздохнул полуэльф. - Вот, поглядите - только осторожно, - он приглашающе махнул рукой.

Сийри, озадаченная необычным предупреждением, опасливо заглянула в соседнее купе, тут же встретившись взглядом с парой гномов, которые слаженно выкатывали в проход какой- то бочонок размерами побольше их самих. Те радостно заулыбались, увидев попутчицу, чуть не забыв про свой груз. Впрочем из конца вагона кто-то басовито рявкнул, и вмиг посерьезневшие гномы мигом вернулись к прерванной работе.

- Праздник у них какой-то, - пояснил полуэльф. - День Дирина- Сталевара, вроде.

Видать, мужик сам при жизни был не дурак выпить - даже потомкам завещал.

Гномы услышали ехидную реплику и, наверно, обиделись, поскольку до ушей девушек отчетливо донеслось: "Остроухому не наливать!".

- Ой - можно подумать, я тут с жажды умираю, - парировал полуэльф, снова повернувшись к девушкам. - Ну, Нита, Сийри, будем знакомиться?

- А откуда вы нас знаете? - оторопела девушка.

- Когда мы вашу сумку перекладывали, совершенно случайно в билеты заглянули, - доверительно сообщил парень, состроив невинную физиономию. - Совершенно случайно. Да, меня звать Фородир, а это немое недоразумение, - он кивнул на парня слева, - Реван. Да вы присаживайтесь - мы, чай, не царственные особы.

Сийри, возмущенно фыркнув, уселась на полку напротив, Нита примостилась рядом.

- Какие наглецы, - заявила она, ни к кому конкретно не обращаясь. Места заняли, вещи перерыли - а ведут себя как пара наследных принцев!

- Девушки, а идите к нам, - радостно загомонили гномы, - у нас компания душевная, винцо имеется, разговоры опять же приятные. Что вам с этими остроухими время гробить?

- Зато с вами - печень, - парировал Фородир. - Уж решили отмечать - так хоть к остальным не приставайте.

- Тебя не спросили, - буркнул старший, требовательно сунув кружку гному, оседлавшему давешний бочонок. Тот, понятливо хмыкнув, сосредоточенно заработал насосом.

- Давайте лучше в картишки перекинемся, - вдруг подал голос Реван. - В карсу, чисто для развлечения, - и тут же, не дожидаясь ответа девушек, принялся тасовать колоду.


***


- Три туза, - равнодушно возвестил Реван, но в глазах его светилось злорадство.

- Козырная карса.

Сийри, раздраженно швырнув на стол карты, решительно поднялась из- за столика.

- Нита, мне надо развеяться. Пошли, чайку попросим.

Фородир тоже дернулся следом, но Реван мягко, но решительно придержал друга за рукав.

- Не смеем вас задерживать, - церемонно покивал полуэльф. - А мы пока на пару сыграем.

Сийри с болью воззрилась на число "29", каллиграфически выведенное на планшете напротив ее имени. Нита сочувствующе хмыкнула.

- Решили - так пойдем, - подтолкнула она подругу, - не вижу смысла себя изводить тем, что поправить все равно не в силах.

- Золотые слова, - захихикал Фородир, но тут же помрачнел, глядя в карты. - О, Ноденс! Кто научил тебя так сдавать?


***


- Два очка, - почти простонала Сийри. - Всего два очка оставалось же!

Ей нестерпимо хотелось пнуть что-нибудь, но воспоминания о гноме, чуть не лишившемся подметок, были чересчур свежи.

- Ой, да разве это так важно? - хмыкнула Нита. - Можно подумать, ты на корову играла.

- При чем тут корова? - рассеянно поинтересовалась подруга.

- Корова, да будет тебе известно, - нравоучительно сказала девушка, - надежда и опора любого крестьянина. Продуть ее в картишки или, там, в кости - все равно, что сразу признаться: ты - неудачник, каких мало. А это, знаешь…

- Не знаю, но догадываюсь, - задумчиво протянула Сийри. - Но мне сейчас интереснее другое: как у Ревана оказались три туза?

- Везет просто, - пожала плечами Нита. - В прошлый раз тебе повезло, сейчас - снова ему…

- Я практически уверена - минимум два туза скинул Фородир в самом начале, - язвительно парировала девушка. - Еще один пришел ко мне. Какой отсюда вывод?

- Ты можешь ошибаться, - пожала плечами подруга. - Наверняка же ничего не известно, верно?

- А еще разводы какие-то странные на всех картах, - продолжала Сийри, не слыша подругу. - Как живые - искрами плещут и меняются постоянно.

- Не заметила я что-то никаких разводов, - отозвалась Нита. - Мне кажется, подруга, ты уже начинаешь докапываться.

- Вовсе не начинаю, - оскорбленно фыркнула девушка. - А не веришь - сейчас возьмем у проводника новую колоду. Тогда поглядим - как они завертятся!

Проводник уже возился у громадного, сиявшего начищенной медью титана. Увидев подруг, он улыбнулся:

- Соскучились?

- Размяться решили, - Сийри демонстративно потянулась. - Еще чаю хочется - просто ужас!

- Нужное дело, - согласился проводник, отодвигаясь от топки с углем. Из кармана появился уже знакомый разрядник, сухо треснуло, в воздухе запахло грозой, а раздробленный молнией уголь занялся веселым пламенем.

- Скоро уже чаек будет, - потер руки проводник, - грош - кипяток, три гроша - с кленовым сиропом, гривенник - за ложечку с подстаканником, чтоб руки не жечь.

- Нам, пожалуй, - задумалась Сийри, - по стакану с сиропом, - в подставленную руку бесшумно легли полугривенник с грошиком.

- Скоро будет, - кивнул проводник, - а за белье сейчас рассчитаетесь или как?

- А почем? - резонно спросила Нита, прикидывая свои небогатые финансы.

- Подушка - гривенник, тюфяк - пятнадцать грошиков, да простыни с одеялом - еще пятачок.

Сийри скорчила зверскую физиономию - эконом-класс в реальности представал вовсе не экономичным. Нет, конечно - можно было бы пойти на принцип и не брать ни белье, ни прочие "излишества" - но девушки не без оснований боялись: в этом случае ночь на полках, где ни сесть толком невозможно, ни лечь, даже для неприхотливого студента станет чересчур долгой. Девушка огорченно покряхтела - без того невеликие подъемные таяли просто с бешеной скоростью, но предпочла заказать весь комплект.

- О, а карты у вас есть? - вдруг вспомнила она первоначальную цель прогулки.

- Разумеется, - хмыкнул проводник, - на 36, на 48, на 52 листа - атласные, бархатные, картонные, шитые и печатные - на любой вкус.

- На 36 листов, - откликнулась Сийри. - Самые дешевые.

- Так они ж развалятся послезавтра, - недовольно протянул проводник. - Бумага - дрянь, картинок - нет… Единственный плюс - рубашка одинаковая.

- А нам больше не надо, - успокаивающе откликнулась девушка. - Сколько?

- Пять марок, - гном равнодушно пожал плечами, выуживая из рундука колоду, обернутую в старую газету - судя по всему, коробочки самому дешевому набору не полагалось.

- Пять марок? - Сийри оторопела. - Да им на вокзале цена - гривенник!

- На вокзале купите, - хмыкнул проводник. - А мне цены расчетники ставят - к ним все вопросы.

Нита иронично хмыкнула.

- Нет, спасибо, - твердо возразила она. - Только чай.


***


Как только проводник скрылся в своем купе, Нита вдруг, воровато оглянувшись, выудила из потайного кармашка потертую коробочку.

- Так у тебя свои есть, а ты молчишь? - удивилась Сийри.

- Не люблю трепать, - лаконично отозвалась девушка и развернула колоду веером, проверяя комплектность. - Порядок. А теперь смотри.

Карты вдруг с легким шуршанием перелетели из одной руки в другую, рассыпались на пару стопок, снова ринулись друг к другу, опять слившись в одну колоду.

- Класс, - восторженно выдохнула Сийри. - Слушай, ты где этому научилась?

- Общага, знаете ли, - хмыкнула Нита, загадочно улыбаясь. - Как не научиться?

- Э, подруга, - протянула девушка, - ты мне лапшу на уши не вешай! Такой класс я только в цирке видала. Колись, все равно же не отстану.

Нита поморщилась.

- Ну, батя у меня этим увлекался в молодости, - прошептала она. - Нас с братцем с детства гонял, приговаривая: "В жизни все пригодится!". Действительно, пригодилось - с десяток марок ежемесячно к стипухе прибавляла. Детские фокусы, конечно - но обычно срабатывают.

- Ничего себе детские! - возмущенно возразила Сийри. - Десятка в месяц.

- Конечно, - все так же шепотом отозвалась подруга. - Я, к слову, искры на тех картах тоже видела. Но у меня сложилось стойкое ощущение - ребята внаглую мухлюют. Магией. Вот это - уже по-взрослому, тут простой ловкостью рук не обойдешься. Одна надежда…

- Какая? - девушка тоже перешла на заговорщицкий шепот.

- Те, кто шулерят магией, обычно всецело полагаются на нее, - усмехнулась Нита.

- Мои карты меченые - вдруг поможет?


***


Подойдя к своему купе, девушки увидели "картину маслом": Фородир, утративший всю свою веселость, затравленно вперил взгляд в пару десяток, ехидно разлегшихся перед ним на столе. Причина столь упаднических настроений была очевидна: напротив его имени на планшете красовался гордый ноль, а Ревану оставалось набрать всего одно очко для победы. При этом - любая десятка, сброшенная Фородиром, стоила семь очков.

- Вы ушли - как будто всю удачу с собой забрали, - уныло поприветствовал подруг полуэльф. - Реван меня под орех разделывает.

- Может, с новыми картами удача вернется? - Нита со смешком кинула свою колоду на стол, развернув ее веером.

- Какие-то проблемы? - невозмутимо поинтересовался Реван, подбирая колоду.

- Никаких, - Сийри состроила невинную физиономию в стиле "ничего я не списываю - вообще не знаю, что такое шпаргалка!" - Просто сейчас чай принесут, а поезд трясет - вдруг ваши зальем. Нам будет стыдно.

- Понятно, - парень, хмыкнув, принялся неторопливо тасовать колоду.

- А не темно будет? - засомневалась Сийри. - как бы тут масть не перепутать.

- Логично, - согласился Реван, подтолкнув полуэльфа в сторону купе проводника, - сходи, попроси, чтобы свет включили, а?

- Без меня не начинайте, - торопливо отозвался Фородир, тут же исчезнув.


***


Удача как будто послушалась нитиного призыва - уже третий кон подряд Реван оставался с носом, а счет Ниты дорос до двадцати пяти. На следующей раздаче девушка крепко сжала запястье подруги, прошептав:

- Теперь - смотри внимательнее. Я снова вижу искры.

В янтарном свете плафонов карты казались сделанными из тончайшего пергамента, каллиграфически разрисованного тушью. Реван, забрав свои карты, лениво облокотился на подоконник, иронично разглядывая девушек. Сийри подарила ему неприязненный взгляд, скользнула взором по неторопливо расплывающимся фиолетовым разводам на рубашке карт и вдруг оторопела: в черном стекле, за которым изредка проносились бледные огни, девушка четко увидела, как пара мусорных шестерок неторопливо трансформируются в два туза - в комплект уже имевшемуся козырному!

- Покажи карты, - потребовала она, ошалев от леденящей стали в собственном голосе. - Немедля.

- Зачем? - улыбка парня застыла, а в глазах ирония сменилась недоумением. - Вы мне не доверяете? Впрочем, смотрите, мне не жалко, - он бросил на стол три туза.

- Если надоело, сразу говорить надо…

- Нита, проверь, - девушка не спускала глаз с Ревана. Фородир было открыл рот, но предпочел промолчать, заметив: гномы из соседнего купе тоже заинтересовались игрой.

Нитины пальчики шустро ощупали спорные карты.

- Козырной туз - настоящий, - подвела она итог, - а эти - фальшивка. На самом деле тут шестерки пик и червей.

- Надо же, - Реван поморщился, - такая красавица - шулер… Кто бы мог подумать!

- Не шулер, - оскорбленно заявила Нита. - В отличие от некоторых. Сами-то, а? С самого начала нас за нос водили!

- Ну, водили, - не стал запираться парень. - Все равно - не на деньги. Мы сознались бы. Потом.

- А нафига тогда? - с горечью спросила Сийри. - Поиграть с нами, как кошки с мышкой? Терпеть не могу, когда из меня дуру делают.

- Какие-то проблемы? - над столиком нависла пара теней. Нита оглянулась - гномы, привлеченные необычной возней, решили лично разобраться в происходящем. Не смотря на то, что от обоих делегатов прямо-таки несло "Бомбур-элем", на ногах они стояли крепко, а говорили четко. - Если вас этот остроухий обижает, - мозолистая рука, больше привычная к кирке, легла на плечо Фородиру. Тот скривился, едва сдерживая ругательства, - так сейчас не будет!

- Нет, спасибо, - Сийри улыбнулась. - Конфликт уже исчерпан.

- Ну, хорошо, - гном, отпустив полуэльфа, демонстративно отряхнул руки. - Но если будет нужда - зовите.

- Обязательно! - Нита успокаивающе покивала, делегация мгновенно испарилась, а подруги снова повернулись к Ревану. - Итак - на чем мы остановились?


***


- Итак, я буду задавать вопросы, а вы - отвечать, - грозно нахмурилась Сийри.

- Какие мы страшные, - засмеялся Фородир, но тут же смолк, увидев раздраженный жест друга.

- Действительно, - Реван, неторопливо собрав карты в кучку, принялся раскладывать на столике что- то вроде пасьянса. - Для начала - да, мы подсели к вам не просто так. Видите ли, я - вербовщик.

- В армию рекрутов набираете, нет? - недоверчиво хмыкнула Сийри. - Вот уж спасибо.

- В армию, - лицо парня скривилось, как от лимона. - К этим недотепам народ без рекламы валом валит - бери, не хочу. Нет. Я работаю на другую контору. Слышали про Институт проблем разума?

- Кое-что, - сказала Нита. - Что- то, с магией связанное, так?

- Связанное, - фыркнул Фородир. - Вот неучи, а?

- Помолчи, - тихо потребовал Реван, едва заметно прищелкнув пальцами. - Да, именно с магией. Разумное существо всегда умеет колдовать. Всегда.

- Ага, только магов при этом - раз, два и обчелся, - язвительно отозвалась Сийри.

- Именно потому я здесь, - сказал парень. Фородир хотел, было, что-то добавить, но не смог произнести ни звука, как ни старался. Реван, мельком глянув на него, едва заметно усмехнулся. - Моя работа - искать людей, которые склонны к магии более прочих. То есть - вас.

- Если это так просто определяется - зачем такие сложности? - удивилась Нита. - Придти в любой институт, провести тестирование - это же хлопот всего на пару дней.

- Ну да, - Реван широко ухмыльнулся. - И получить банду самовлюбленных недоумков.

- Как ты ласково, - язвительно хмыкнула Нита, пряча свою колоду. Разводы на картах погасли, девушка поняла: заклятие-обманка уже развеяно. - Чем же мы тебе подошли? Только не надо говорить: мол, "за красивые глаза" - все равно не поверю.

- Конечно, не за глаза… - усмехнулся парень. - Даже не за способности. Они - не главное, они есть у каждого. Даже у него, - парень презрительно ткнул пальцем во временно немого друга. - Самоконтроля нет. А у вас, - он улыбнулся, как кот, слопавший миску сметаны, - потенциал выше среднего, бить мне морду не полезли.

- Провоцировал, значит? - Сийри лениво потянулась. Желание непременно поквитаться за обиды уже ушло, сейчас девушке было нестерпимо интересно - в чем же суть.

- Да, - кивнул парень, широко улыбаясь. Глаза его при этом остались настороженно-внимательными. - Люблю посмотреть, как кандидат выкручиваться будет. Хотите узнать больше?

- Пожалуй, - девушка позволила легкой улыбке скользнуть по губам.

Реван распустил шнуровку на левом рукаве, выпростав из него плотно сидящий на руке браслет. Он выглядел, как грубо обколотый ледяной кристалл, который зачем-то вморозили в предплечье. Синие руны, едва видные в толще браслета, чуть заметно светились.

- Кафедра погодной магии, первый уровень, - Реван чуточку самодовольно ухмыльнулся. - Хотите научиться?

- Спрашиваешь! - тут же фыркнула Сийри. Нита же, напротив, нахмурилась и задумчиво потерла подбородок.

- А я слышала - на колдовство лицензия нужна… Что ты на это скажешь?

- Нет, они мне положительно нравятся, - тихо рассмеялся парень, поворачиваясь к Фородиру. Тот, скорчив истомленную физиономию, безмолвно развел руками: мол, полностью согласен, но нельзя ли побыстрее?

- Разумеется, - продолжил Реван. - А ее получить можно только двумя способами: как потомственному колдуну, или… - он, замолчав, заговорщицки подмигнул подругам.

- Не томи, - выразительно выдохнула Сийри.

- Приходите в институт - будет лицензия.

- Зачем это нам? - поинтересовалась Нита.- Только институт закончили - снова за учебу садиться?

- Не хотите - силком тянуть не буду, пожал плечами Реван. - Просто лично я вам сильно советую: зайдите в институт, спросите Вукана Петровича - скажете, мол, от Ревана. Он в курсе.

За окном на миг посветлело, мимо вагона понеслась тускло освещенная платформа.

Поезд ощутимо сбавил ход.

- Кринички. Нам выходить, - Реван, спохватившись, толкнул под бок Фородира. - Шевелись, а то снова к черту на рога уедем.

Тот вдруг резко закашлялся и, держась за горло, прохрипел:

- Никогда так больше не делай, слышишь?

- Время, друг, - Реван, вернувшись из соседнего купе с парой рюкзаков, швырнул одним в полуэльфа. - Вперед. Не забудь попрощаться, невежа.


***


- А знаешь, Нит, я обязательно туда пойду, - Сийри, мечтательно потянувшись, отхлебнула горячий чай. В желудке приятно потеплело, и девушка удовлетворено зажмурилась. - Хорошо… Пить же хочется - сил нет!

- Не спорю, это может оказаться весьма интересным, - Нита, отложив в сторону записную книжку, нырнула под стол - к сумке с продуктами. - Скажи мне только одно - зачем тебе это?

- Хочется, - застенчиво пробормотала подруга. - С детства зачитывалась хрониками - так хотелось взаправду поколдовать… Елки, я настоящего мага увидала только в двенадцать - а так думала: все, не осталось их больше!

- Убедительно, - хмыкнула Нита, выныривая из-под стола с пакетом пирожков.

Обширные масляно-липкие пятна недвусмысленно утверждали: внутри - уже, скорее, блинчики. - Но это же учиться придется. А нам работать надо - еще два года минимум, между прочим!

- Никогда не поверю, что у них нет заочного! - запальчиво возразила Сийри.

- Институт, я точно знаю, студентами не занимается. У них - только постдипломное образование, - девушка, решительно разорвав пакет, выбрала из общей липко-сладкой массы самый целый пирожок. - Так, может статься, и нет.

- Нита, ты совершенно неромантична, - вздохнула подруга.

- Я стараюсь глядеть на вещи без розовых очков, - хмыкнула Нита. - Тебе тоже советую, к слову. А то уж слишком часто ты увлекаешься.

- Так неинтересно, - пожаловалась девушка. - Нит, ну пойдем, сходим, а? Чего тебе стоит?

- Ладно, уговорила, - хихикнула Нита. - Только сперва - с делами разберемся, договорились?


***


Девушки уже засыпали прямо за столиком, когда по проходу прошел проводник с колокольчиком:

- Одиннадцать вечера! Оплачиваем белье! Отбой, через пятнадцать минут выключаю свет!

Увидев девушек, он остановился, выдав им пару плоских ключей с причудливыми прорезями. Сийри озадаченно уставилась на число "12", выбитое на ее ключе, а Нита, видимо вспомнив, от каких они замков, указала подруге на ящики над верхними полками ближайшего купе. Сийри сунула ключ в щель под рукояткой с номером "12", раздался сухой щелчок, ключ вылетел обратно, звякнув о противоположную полку, а крышка чуть отошла. В отсеке лежало белье с плотно свернутыми тюфяками, которые приятно пахли лавандой.

Нита отдала проводнику стаканы.

- Спасибо большое, - с чувством сказала девушка. - Вы нас прямо спасли.

- Пожалуйста! Почему ж не помочь хорошим людям, - улыбнулся проводник.

Сийри тем временем уже, пыхтя, вытаскивала свернутый матрац, слегка похожий на упитанного поросенка. Ценой невероятных усилий ей удалось удержать его от падения. В итоге тюфяк плюхнулся все-таки не ей на голову, а на стопку остального белья. Нита озабоченно покачала головой, увидев эти титанические усилия, и отправилась добывать свое белье.

- Интересно, я к утру не свалюсь на пол? - вдруг спросила Нита, пристраивая на полке свой матрац. Полка оказалась подозрительно гладкой - на ней не наблюдалось ни малейшего выступа, а на матраце, против ожидания, не обнаружилось никаких завязок, которыми его полагалось крепить. Сийри фыркнула: по рассказам, в общежитии Нита падала на пол с кровати вместе с матрацем, простыней, одеялом и подушкой в среднем раз в три дня. Каждый раз это падение сопровождалось большим шумом, а сама путешественница отделывалась одним лишь плохим настроением, каждый раз до смерти пугая своих соседок по комнате. Здесь же высота была побольше - Сийри вполне могла понять опасения своей подруги. Впрочем, проведя пальцем по матрацу и полке, девушка поспешила успокоить Ниту:

- Не волнуйся, тут все продумано - если на матрац лечь, он не будет скользить.

Вообще.

- Да? - недоверчиво удивилась Нита, - ну-ка, придержи меня…

Сийри, подойдя к подруге, осторожно балансировавшей на стремянке, легонько придержала края матраца. Девушка аккуратно легла по центру полки, после чего попыталась слегка поерзать. Матрац лежал недвижимо, как прибитый. Нита стала ерзать уже активно, но даже это не поколебало намерение спальной принадлежности остаться на своем месте. Девушка довольно улыбнулась:

- Эх, что ж он мне только сейчас встретился… Так хорошо…

- Давай слазь, не будешь же ты спать без простыни! - Сийри легонько пощекотала подружкины пятки. Та с визгом повернулась на бок, прижав коленки к груди, - тише, народ спит, перебудишь всех!

- А ты не щекочись! - решительно заявила Нита, прикрыв пятки ладошками. - Придержи меня, тут же высоко.


***


Сийри тщательно укуталась в одеяло, но никак не могла уснуть. Глядя на мелькавшие за шторкой огни, она вспоминала этот невероятно длинный день. Чудеса казались рядом - только руку протяни. Мир сказок и легенд вдруг совершенно по-дружески подмигнул из зачарованных карт, раскатился по купе ехидным смешком Фородира, сдержанно сверкнул непроницаемой ухмылочкой Ревана.

Девушка вдруг поняла: она дрожит всем телом. Но не от холода, нет - настолько нестерпимым оказалось желание помчаться впереди паровоза в этот далекий Институт, где ее ждали все обещанные Реваном чудеса.

Сийри нагнулась к полке подруги.

- Нита, ты спишь?

- Почти, - раздался сонный шепот. - Тебе тоже советую. Послезавтра у нас масса дел, если ты еще не забыла. Отоспись впрок.

- Куда там! - фыркнула вполголоса девушка. - Елки, я все еще не могу поверить.

Неужели все так просто?

- Ты же еще даже не пробовала, - возразила подруга. - Если это институт - там же учиться надо, я думаю.

- Учиться? - Сийри на секунду задумалась. - Нда.

- Экзамены какие-то сдавать, наверно, - добавила Нита. - Тебе Университета мало?

- Да ладно тебе, - девушка, резко махнув рукой, тут же судорожно вцепилась в поручень. - Интересно же.

- Так я же не возражаю, - зевнула Нита. - Только у меня до сих пор циферки перед глазами пляшут. Это ж тебе достаточно шпаргалки написать.

- Ну, да, - засмущалась Сийри, поудобнее устраиваясь на полке. - Но завтра - обязательно сходим. Слышишь?

- Послезавтра, - голос Ниты был уже едва слышен. - Нам еще больше суток ехать. А теперь - давай спать. Лично я у меня глаза уже, как говорится, "на спичках".


***


Утром девушек разбудил колокольчик проводника.

- Чай, кому чай?

- Нам два с сиропом, - мгновенно отреагировала Сийри, скидывая одеяло и нашаривая монетки.

- Скоро санитарная зона, поторопитесь, - сказал проводник, подавая стаканы. Если присмотреться, становилось заметно, как лужицы кленового сиропа на поверхности кипятка постепенно уменьшаются, а от них вглубь стакана тянутся полупрозрачные витые струйки. Нита тем временем, деловито скатав свой матрац, выудила из сумки полотенце с "походной торбой".

- Я - умываться, - заявив это, она быстро удалилась, покачиваясь в такт толчкам вагона. Сийри же осталась готовить завтрак.

К сожалению, прямо под ее полкой спал неизвестный эльф, разметавший свои отливавшие золотом волосы по подушке. Похоже, он здорово устал, поскольку не реагировал ни на что - даже на колокольчик, а под Нитой уже сосредоточенно пыталась проснуться вчерашняя компания гномов. Впрочем, чай они все-таки заказали - видать, даже им захотелось чего-нибудь безалкогольного.

Сийри вздохнула, после чего, тоже скатав свою постель, постелила газету прямо на полку и осторожно разложила на ней свой немудреный завтрак. Под стаканы лег чудом уцелевший конспект по эконометрике - по здравому размышлению, лучше потерять оставленную "на память" тетрадку, чем наткнуться на что-то охранно-чистящее - типа встроенного в половик шокера.

Нита, дождавшись окончания этой ювелирной операции, потеребила подругу.

- Ты не поверишь! Никого нет, а горячая вода, наоборот, есть! Давай быстренько, а я стаканы подержу.

- Мой уже нет смысла, - хмыкнула Сийри, решительно допивая чай. - Достало гадать, дернет вагон или нет! Потом просто кипятка возьмем, на худой конец.


***


За ночь пейзаж за окном радикально поменялся. Вместо густого ельника по обеим сторонам дороги тянулись редкие березки, за которыми проглядывала бескрайняя степь, отливавшая зеленовато-желтым. По траве бежали настоящие волны, так что неопытный человек вполне мог принять ее за море, однако жаркий сухой воздух четко показывал: это - именно степь.

- Типчак… - зачарованно прошептала Сийри, рассматривая пейзаж. - Никогда не видала такой красоты…

Вдруг она заметила: вдоль путей тянется какой-то проволочный забор с редкими невысокими вышками. Хотя забор оказался двойным, сделали его из обычной сетки, и любой человек мог преодолеть заграждение без особых трудностей. Охранники на вышках тоже отсутствовали.

- Странно, зачем тут забор? - удивилась девушка, вглядываясь в загадочные сооружения. - Ничего ж на лигу не видно!

- Тут пасутся лучшие в империи табуны, - внезапно послышался снизу медовый голос. - Ни к чему, чтобы они гибли на рельсах.

Девушки глянули вниз - эльф уже проснулся. Сейчас он спокойно лежал, закинув руки за голову, и глядел в окно своими серыми бездонными глазами. Увидев девушек, он, не меняя позы, перевел на них свой нечеловечески спокойный взгляд, вдруг совершенно неожиданно, совсем по-дружески подмигнув. Подруги почувствовали, как их лица против воли расцветают веселыми улыбками. Сийри поняла: таращиться сверху сейчас - не вполне вежливо, и грациозно спрыгнула в проход. Нита предпочла слезть по стремянке.

- Я - Сийри, а это - Нита, - поклонилась девушка. Подруга внезапно смущенно прыснула, с показным равнодушием уставившись в окно.

- Каленглин Менелькир. Но если сложно - просто Глин, - эльф сел на лежаке. - Работаю я там - на конезаводе, мне нравится с животными возиться. Все эльфы чувствуют живую душу, а лаиквенди - особенно. По меткому людскому выражению, зеленые руки у нас.

- Лаи-кто? - удивилась Сийри.

- Лаиквенди. Народ леса. Только со стороны эльфы все на одно лицо - как люди для нас. Однако я думаю, сейчас не время для лекций. На чем же мы остановились?

- На конезаводе, - застенчиво подсказала Нита.

- О, да. Конезавод, по сути - степь. А там пасутся табуны: и маленькие, по пять, по семь голов, и позначительней, по две-три тысячи. Забот с ними - полно: надо блюсти, смотреть, ухаживать. Тут вот нам замены нет - один справляюсь с табуном в полста голов, а люди даже втроем не могут! - эльф горделиво приосанился. Сразу стало заметно: работа ему нравится, но рассказать о ее прелестях особо некому.

Сийри, понимающе кивнув, присела на краешек полки напротив.

- Но, наверно, тяжело без помощников? А одиноко не бывает?

- Да, Сийри, в точку - сокрушенно вздохнул Глин. - Бывает, притом изрядно.

Лошадки ж - милые, понимают практически все - но с ними не поговоришь. Напарника же нет, вот отпуск только спасает!

- Не понимаю, - пожала плечами Нита, - какой еще отпуск нужен. Солнце, свежий воздух…

- Для вас такое - отдых. А для меня - обыденность, - ухмыльнулся эльф. - Мне отпуск нужен, чтоб новых книжек закупить. Занятно, но я стал жутким книгочеем - шикарную библиотеку поэзии людей собрал, поверьте на слово. Еще - по рынку похожу, поторгуюсь - весьма от ностальгии помогает, а потом - снова готов на полгода в степи. Так и спасаюсь.

- Слушайте, а вам не попадались какие-нибудь самоучители по магии? - вдруг спросила Сийри.

- Не раз - но, впрочем, я не особо увлекаюсь этим, - беспечно откликнулся эльф.

- Слишком уж они техничны для меня: читаю - прямо слышу внутри заклятий скрежет шестеренок. Такое больше гномам или вам подходит. Сам же буквально пару трюков выучил - чтоб спички или, там, воду не таскать, а большего эльфу не надо. А вы на магичек поступать собрались? - спросил Глин.

- Хватит с нас учебы, - замахала руками Нита. Сийри неодобрительно покачала головой, но ничего не сказала. - Только позавчера выпуск!

- А, распределение, - понятливо протянул эльф. - Ну, ничего, вам без магии тоже скучно там не будет, поверьте на слово! Год непрерывного веселья, да - как минимум.

Ниту от последних двух фраз пробрало каким-то нехорошим холодком, потому она, едва сдерживая волнение, поинтересовалась:

- Почему ты так уверен?

- Я вижу так! - эльф важно ткнул пальцем в потолок, довольно окинул взглядом вытянувшиеся лица девушек и расхохотался, - да пошутил я! Вы думали - вам тут пророчествовать вздумали?

- В общем-то, да… - Нита осторожно перевела дух.

- Ну, такое бывает только в сказках. Там эльфы постоянно предсказывают беды с несчастьями каждому, кто попадется на пути, - засмеялся Глин. - Простите великодушно, но просто не смог удержаться. На самом деле, дар этот довольно редкий. Вдобавок, я бы сказал, не самый лучший - потому о нем стараются молчать.

- Почему? - Сийри явно расстроилась. - Мне вот в институте один эльф с бардовского факультета на кофейной гуще гадал - все сбылось!

- Спорим, я даже знаю, на что тебе гадали? - Глин сейчас напоминал хищника, готового к финальному броску.

- Давай! - девушку тоже захватил азарт.

- О, это просто, - эльф откинулся на подушку. - Оценки на экзамене.

- Да… - разочарованно протянула Сийри. - Как ты догадался?!?!

- Элементарно, - Глина просто распирало от удовольствия. - Вы едете из Тибессы.

Позавчерашний выпуск - это Университет. А там на выпускном экзамене билетов нет - лишь три вопроса от экзаменатора. Причем - на усмотрение его же. Верно?

- В точности! - Нита, казалось, наслаждалась каждым словом собеседника.

- А это означает - на номера билетов, как в прочих институтах повелось, гадать нет смысла. Экзаменатор же отлично знает, на что способен оппонент - такие вопросы тот и получает. Потому, чтобы угадать оценку - достаточно знать того, кому гадаешь. Верно?

- В общем, да… - Сийри залилась краской. - Вот мошенник!

- Почему мошенник? - засмеялась Нита. - Все ж сбылось!


***


- Чего ты на него так уставилась? - подозрительно спросила Сийри подругу, когда эльф, извинившись, убежал в сторону уютно посапывавшего титана.

- Да так… - неопределенно ответила та, выглядывая в окно. - Слушай, а мы тормозим! Станция, наверное!

- Запомни, подруга, - рассмеялась девушка, - эльфы потому и эльфы - только про них говорят: "Как бабку эльф полюбил, так внучку посватал!". Не пытайся перевести разговор на другую тему - ближайшая станция через полчаса, я смотрела.

- Ты такая умная, потому что с Тином год гуляла, полгода нервы лечила, - язвительно отозвалась Нита. - Сама же говорила: мол, он - не показатель, а просто у него бардовский характер!

- Все мы совершаем ошибки, - потупилась Сийри. - Вот потому не хочу, чтоб у тебя же такое случилось.

- Ладно, позже обсудим, - зашипела подруга. - Он идет.


***


- На каком же факультете вы учились? - деловито осведомился эльф, воздав должное стакану с чаем.

- Выучились на экономистов, - гордо ответила Нита. Глин уважительно зацокал языком:

- А, экономика… Не для меня она - как в ней хоть кто-то разбирается, ума не приложу.

- Да это на самом деле несложно, - начала объяснять девушка. - Если с азов начинать, то все элементарно. Сперва изучаем общие понятия, а потом… Вот, например, возьмем теорию монетаризма.

- Избавь меня от лекций! - просительно вскинул руки эльф. - Я верю - ты можешь говорить часами, но прошу тебя. Не так уж много мне осталось.

- В каком смысле? - недоуменно протянула Сийри.

- В том смысле - мне сходить уже в Гнедом Стане, а это - вечером будет. Не так уж много времени.

- Слушай, Глин, - Сийри просительно глянула на эльфа, - ты бы не мог вспомнить, какие книжки по волшбе тебе попадались?

- Постараюсь, - парень озадаченно почесал затылок. - Но ничего не обещаю - ты ж понимаешь, я ж больше по поэзии. А ты серьезно магию задумала освоить?

- Есть немного, - покивала девушка. - Подумать только: всю жизнь думала: это - офигительно сложно, а тут буквально волонтеров по поездам отлавливают!

- Уже по поездам? Они определенно поражают… - Глин задумчиво покачал головой, а в его серых глазах на миг сверкнула невероятная грусть.

- А мы вроде подошли, - подтвердила Сийри. - Хоть изрядно скользкий тип этот вербовщик оказался - всю душу вымотал, пока, наконец, все не рассказал.

- Да уж заметно, - хмыкнул эльф. - Вы так устали - даже наших горестей не слышали. - Судя по гневно сверкнувшему взору, лично для него ночка выдалась весьма "веселой". - Столь бурного отъезда я точно не припомню. Сперва составят поезд абы- как - мол, хотите ехать, так решайте ребус! И решаешь, прыгая у вагонов, как раненый в… - Глин осекся, бросил быстрый взгляд на девушек и продолжил, - в пушное место зверь, так скажем. Потом начальник поезда "не в курсе, совершенно!", орет - мол, он тут не при чем, все претензии к начальнику депо. Потом ругаешься с проводником: уже он "сообщил по линии: есть свободные места, а вас при отправлении не случилось". А утром я, вдобавок, Центральный рынок посетил… В общем, считаю - лимит общения на этот раз я выбрал полностью, наверно. Вам-то хорошо…

- Точнее, повезло, - хихикнула Нита. - Мы как-то сразу нужный вагон отыскали - потом все дивились - до отправки минут пять, а мы в вагоне одни.

- Чего тут удивляться? - язвительно поинтересовался Глин. - За полчаса до отправления паровоз пригнали на соседний путь- ему, сказали, срочно надо топку подлатать, - лицо эльфа перекосилось. Было видно: ему чрезвычайно хочется сплюнуть, но он сдержался. - А топка - это копоть. Она как раз "зачистила" все стекла - все видно изнутри, а вот снаружи…

- Так вот почему все по платформе так бегали! - смекнула Сийри.

- Вот именно, - подтвердил Глин. - А тронулся состав - мы как тараканы, полезли во все щели, только бы уехать. Вот проводникам от меня - большое спасибо, посадили всех. Но потом - отправили к начальнику, чтоб тот в хаосе этом разобрался. А он… Нет, чтоб нас принять в общем вагоне - он всех в купейный поволок. Набилось нас туда… Наверно, сельди в бочке попросторнее живут.

- Да уж, представляю себе эту картину, - протянула Нита.

- Даже близко - нет, - возразил Глин. - Сперва мы все орали на него, требуя разобраться. В ответ он, наорав на нас, разослал всех по вагонам. Потом проводники устроили концерт - мол, списаны билеты, а виноваты в этом мы. Все пошли обратно…

- Снова наорали на начальника поезда? - предположила Сийри.

- На сей раз уже орали пассажиры тамошнего вагона, - захохотал Глин. Он уже отошел, потому вполне мог позволить себе смеяться над вчерашними невзгодами. - Но все устроилось, в итоге.

- Да уж, - покачала головой девушка. - Отбытие из столицы оказалось богатым на приключения.

- На месяца три ностальгия в отставке, - фыркнул Глин. - Впрочем, все равно мне было интересно в Тибессе побывать. Сто лет ее не видал.

- Сильно город изменился? - глаза у Ниты вспыхнули - она еще ближе пододвинулась к эльфу.

- Не помню, - как-то грустно усмехнулся эльф, начав что-то прикидывать на пальцах. - Соврал, не сто, а сто два года.

- Это… - девушка, на секунду задумавшись, изумленно выдохнула, - это же "Осенний Шторм"!

- Да, именно, - кивнул Глин. - Самый конец Смутного Времени, казнь узурпатора и прочая, прочая, прочая. Отличная книжка есть про тот период, "Сестра бури". Кто помнит, говорили - весьма похоже изложено.

- Я думала, эльфы ничего не забывают, - недоуменно протянула Нита.

- Сами - нет, - пожал плечами эльф. - Нам помогают - иначе мы бы спятили давно от груза прожитого. Потому-то никто из эльфов, кто видел "Шторм", не помнит о нем ничего. Наверно, там было весьма… - он запнулся, пытаясь подобрать подходящее слово, - неприятно.

- Тогда откуда вы это знаете? - недоверчиво поинтересовалась Сийри.

- Элементарно, - Он, закатав рукав, показал девушкам глубоко выдавленное на предплечье клеймо - золотой грифон на фоне синего щита, усыпанного серебряными звездами. Эльф провел пальцами по рисунку - грифон неожиданно махнул крыльями, издав призывный клекот.

- Двадцать пятый батальон. Грифон-всадники, - благоговейно прошептала Нита.

- Историю любишь, да? - усмехнулся Глин. - Именно. Подделать невозможно - пробовали. Лишь это осталось.

- Ой, а мы тормозим, - Нита, оторвав взгляд от эмблемы, глянула за окно.

- Венковянка, - подсказала Сийри. - Двадцать минут стоять будем.

- Стоянка - это хорошо, это торговцы. А торговцы - это отличная компания! - подмигнул подругам эльф. - Вы как хотите, но я - на волю.

И он вприпрыжку удалился в сторону тамбура.


***


- Зараза, обидно, - Нита огорченно уставилась в окно. - Такая встреча…

- Ты о чем? - недоуменно поинтересовалась Сийри.

- Да о Глине, - подруга выглядела явно расстроенной. - Я столько книжек перечитала, столько энциклопедий перерыла - а тут! Реальный свидетель, который там был, все видел - но ничего не помнит!

- Может, он в резерве стоял, - возразила девушка. - А в город вошел, когда все кончилось.

- Как же, - язвительно ответила Нита. - Вспомни хотя бы, что нам на истории в институте давали!

- Я помню только вопли профессора: "Позор, как это - не знать историю города, в котором живешь!".

- Ты еще скажи - он неправ.

- Да откуда мне знать про ту часовню на холме? Постройка как постройка - а оказалось - самое древнее здание в городе.

- Вот-вот, - хмыкнула Нита, постепенно успокаиваясь. - Именно Двадцать пятый батальон "Теранилла" разнес в щепки Небесный флот узурпатора а, заодно, сжег барбакан Северных ворот вместе с самими воротами. Именно потому там сейчас такое аккуратное шоссе.

- Оказалось проще замазать, чем отскоблить, - понимающе кивнула Сийри. - Выходит, Глин - герой?

- Получается так, - кивнула Нита. - Представляешь, им за три результативных вылета Имперский Крест давали!

- Внушительно, но ни о чем не говорит, - пожала плечами подруга.

- Семьдесят два процента личного состава гибли во время первого вылета, - язвительно заметила девушка.

- Ого… - протянула Сийри. - Тогда понятно. Ладно, пойду прогуляюсь - вдруг еще пирожков прикуплю.

- С капустой не бери, - крикнула ей вслед Нита. - Не хочу всю ночь искать свободный туалет.


***


На перроне стоял шум и гам, который живо напомнил Сийри предпраздничную суету на любом из столичных рынков. Ассортимент товаров не то, чтобы поражал воображение, но на самом деле впечатлял. Казалось: в окна вагона тыкается буквально все, что может понадобиться путешественнику - от сияющих лезвиями опасных, но жутко тупых бритв, до кур, запеченных целиком.

Девушка почти сразу увидела Глина, который возвышался над торговцами, как утес в бурном море. Сийри показалось: эльф ожесточенно торговался с тремя торговцами сразу - вероятно, добирал последние крохи роскоши человеческого общения, "чтоб уж наверняка". Впрочем, почти сразу же эту поучительную картину скрыло радушно скалящееся перьями лука рыло жареного поросенка. Сийри инстинктивно поднырнула под нее, передернувшись от слегка затхлого запаха, исходившего от этого кулинарного шедевра. Теперь следовало поискать торговку сдобой, стараясь не слушать шквал цен, предложений, описаний и скидок.

Снедь нашлась довольно скоро, но находка не принесла радости - за каменной твердости булочки сухенькая бабулька ломила цену вдвое против столичной, безмятежно смотря на девушку наивно-чистыми стариковскими глазами. Сийри, мысленно ужаснувшись такому несоответствию, попыталась чуток сбросить цену, или, в крайнем случае, получить за свои деньги более качественный товар, однако тут же наткнулась на стену обиженного непонимания. Больше в толпе хлеботорговцев не оказалось - похоже, ушлая бабка была тут монополистом.

- Вот мироеды окопались! Это ж натуральные сторожевые хлебобулки - не разгрызть! - в сердцах выругалась девушка и, ловко выпутавшись из тенет жаждущих наличности пальцев, начала пробираться к вагону.

Уже у входа в вагон ее перехватил эльф. Глин тоже выглядел разочарованным результатами торгов. Более того, эльф, казалось, разъярился не на шуткку: уши его нервно подрагивали, а от давешней расслабленности не осталось следа.

- Как липку ободрали? - сочувственно фыркнул он. - Я поражаюсь - столько в людях жадности - словно совесть при рождении продали!

- Не успели, - откликнулась девушка. - Я еще не совсем идиотка - булки покупать…

Закончить ей не дали - перед эльфом снова вырос поросенок, Глин шарахнулся вбок, блюдо накренилось в сторону Сийри, и потрепанная временем тушка, смачно проехавшись по девушке, ускакала куда-то под колеса поезда.

- Грабят, - спокойно заключила торговка, отточенным движением отправляя блюдо следом. - Последнего живота лишают! - завопила она во весь голос, без труда перекрыв гомон.

- Назад, - прошипел Глин, грациозно извернувшись, и встал перед "разъяренной" торговкой.

- Эй, куда? - хитрая баба метнулась за Сийри, но эльф не сдвинулся с места. - Слышь, остроухий - вали, пока уши не оторвали.

Лицо эльфа вдруг побелело, глаза из серых стали угольно-черными, он, запинаясь прошептал короткую фразу на незнакомом языке и вскинул руки. Шум утих мгновенно, как обрубленный. Сийри отчетливо услышала пыхтение паровоза, крики испуганных птиц и тиканье больших часов на башенке станции. Дерево, в которое угодила молния, пару секунд еще стояло, как ни в чем не бывало, потом, скрипнув, с громоподобным треском рухнуло, срезанное под корень.

Внезапно из толпы выбралась давешняя бабулька. Волшебным образом в ее корзинке очутились еще теплые пирожки с разнообразной начинкой, булочки, чуть ли не лопающиеся от корицы, печенье, щедро посыпанное маком. Цены же непостижимым образом вернулись к норме. Сийри сочла глупым оставить без внимания такой подарок судьбы, быстренько приобретя искомую сдобу. Глин лишь молча взирал на это, промокая платком потный лоб. Он снова выглядел привычным остряком- весельчаком, только весьма утомленным.


***


- Долго еще стоять? - поприветствовала Нита подругу.

- Минут пять, самое большее, - ответила Сийри, разворачивая пакет с честно выторгованной выпечкой. - Смотри!

- Выглядит аппетитно. А ягод не было? - обрадовалась девушка.

- Какие ягоды! Ты что, ничего не видела? - изумилась Сийри.

- Как тут увидишь, - Нита ткнула рукой в окно, почти полностью закрытое продавцами с товаром. - Слышала, конечно, какой-то грохот, но подумала - может, разгружают что- то.

- Нет, это Глин, - Сийри воровато оглянулась, но эльф еще торчал на платформе, что-то высматривая. - Меня там чуть одна торговка не прибила. Еще вот куртку запачкала, мерзавка - новенькую!

- Так, с этого места рассказывай поподробнее, - потребовала подруга.

- Молния, - с трудом выдавила девушка. - На меня блюдо с жареным поросенком опрокинули, - она брезгливо оглядела заляпанную жиром куртку, - а крайней меня решила выставить. Глин вступился… В общем, одним деревом стало меньше.

- Сжег?

- Срубил. Под корень. Хоть в этом повезло.

- Потрясающе, подруга! - девушка, откинувшись на спинку полки, захохотала. - Жаль, я этого не видела. Да, смысла выйти прогуляться уже нет - все интересное уже произошло, - внезапно Нита посерьезнела. - Но! Если такими заклятьями так легко разбрасываться - можно понять, почему Реван так упирал на самообладание, помнишь?

- Да, - Сийри зябко передернула плечами. - Но он же нас выбрал! Может, все-таки справимся.

- А вот и я - снова с вами! - внезапно раздался голос Глина. В руках у эльфа уютно устроились пузатенькие пакеты. - Не напугалась?

- Немножко! - со смешком ответила Сийри. - Но у тебя очень оригинальный способ торговаться.

- Достали, - эльф на миг помрачнел. - Та тетка специально на тебя блюдо опрокинула - видать, сей свин протух еще весной, а выкинуть - давила жаба. Они б из тебя всю душу вынули, но расплатилась бы ты наверняка.

- Нет, это уже настоящая наглость! - возмутилась Нита. - Ведь товарец залежалый -факт, так еще с бедных пассажиров три шкуры дерут!

- Дерут, конечно! Вы ж никогда не вернетесь - вот потому смысла в скидках нет.

Они все просчитали - если стоянка всего ничего, вы ж не пойдете на рынок, правда? - мрачно заметил эльф. - Впрочем, стоящее тоже раздобыть можно. Иногда,

- Глин, повеселев, с довольным видом открыл один из пакетов, в котором оказались какие-то синеватые ягоды. - Есть пакет? Давайте сюда, я угощаю.

- Что это? - подозрительно спросила Сийри.

- О, это дивная ягода… - эльф хитро ухмыльнулся. - Отведавший ее раз - отважен, дважды - умен, а трижды - мудр. Вы жимолость хоть раз ели?

- Это отраву? - Сийри отшатнулась от протянутого пакета как от чумной крысы. - Нет, я все понимаю - эльфы, дивный народ, на яды плюет с высокого насеста… Но мы-то - люди!

- Не боись, не отравитесь, - со смехом ответил эльф. - Для людей она тоже вкусна, съедобна и весьма полезна. Как черника.

- А не ее ли называют волчьей ягодой? - с сомнением спросила Нита. - Не жимолость, часом?

- Другую жимолость, - хмыкнул Глин. - Потому всегда уточняйте сорт. А лучше - свой кустик заведите.

- Ага, кустик, - хмыкнула Сийри. - В сумке его тягать. У нас даже своего дома пока нет, между прочим.

- Э, нету дома - тоже мне беда, - пренебрежительно махнул рукой парень. - Дом - дело наживное. Так вы берете, или как?

- Берем-берем, - улыбнулась девушка, протягивая спешно свернутый кулек. - Спасибо!

- Не за что! - хмыкнул Глин. - Советую помыть, - овальные голубовато-фиолетовые ягоды с дробным шелестом хлынули в подставленный кулек.


***


- Ну, пусть все наши неприятности так же легко решаются! - засмеялась Нита, высыпая в рот горсть еще мокрых ягод. Тщательно протертая от остатков прогорклого жира куртка, развешенная на стенке тамбура, казалось, тоже зааплодировала девушке еще мокрыми рукавами.

- Дай бог, - хмыкнула Сийри, также пробуя лакомство. - Действительно, вкусно!

Только не черника - эта покислее будет. Слушай, - Сийри прищелкнула пальцами, - на голубику похоже.

- Да они все друг на друга похожи, - ответила подруга. - Жимолость, надо же!

Внезапно Сийри, фыркнув, ткнула посиневшими от ягод пальцами куда-то за спину подруги. Видимо, ягоды воспользоваилсь моментом, чтобы попытаться пролезть не в то горло, поскольку девушка закашлялась. Нита, постучав ей по спине, терпеливо подождала, пока девушка прокашляется, и обернулась. Зрелище, действительно, оказалось весьма захватывающим.

Поезд, как всегда, тронулся очень плавно. Зеленое здание станции медленно уплывало вдаль, так что могло показаться - едет не поезд, а сама станция. По высокой платформе, ловко огибая разочарованных торговцев, мчался растрепанный гном, дико сверкая выпученными глазами. Он был из компании, которая столь вольготно расположилась под нитиной полкой - вероятно, у них кончилось "топливо", потому остановку гномы использовали наилучшим образом. Под мышками гонец зажал пару бутылок темного стекла, в карманах кафтана что-то многозначительно брякало, а в руках пассажир крепко держал матерчатое ведерко.

Из него при любом неловком движении выплескивалась пенная жидкость с характерным ароматом свежей медовухи. Гном страдальчески кривился при каждой новой капле, но пока сдерживался.

Вдруг Нита, охнув, махнула рукой вперед - платформа уже заканчивалась, а до двери оставалось еще не менее сажени. Гном тоже заметил конец "взлетной полосы", потому, решительно выставив вперед бороду, еще сильнее заработал ногами. Разрыв сократился до полуаршина, но платформа заканчивалась еще быстрее.

Буквально в последний момент гном, резко оттолкнувшись от края платформы, влетел в тамбур, обдав девушек хмельными брызгами. Одной бутылке, впрочем, оказалось не суждено достичь поезда - она с печальным звоном разлетелась на десятки темно-зеленых осколков, мокро засверкавших на насыпи. Гном, судя по его лицу, отчаянно хотел облегчить душу легким матерком, но, увидев девушек, сдержался.

- Хотите? - он, осторожно пристроив на полу ведерко, перехватил поудобнее выжившую бутылку. Было заметно: переполняющие его чувства требуют хоть какого-то выхода.

- Нет, спасибо, - засмеялась Сийри. - С успешной посадкой!

- Да уж, - гном, опасливо выглянув из вагона, поежился. - Ладно, ребята уже заждались, - он, смущенно хмыкнув, удалился, неся перед собой ведерко с медовухой, как почетный кубок.


***


Вернувшись в свое купе, девушки растеряно ахнули: Глин, бледный как январский снег, неловко скрючился на сиденье, и только страдальчески морщился, держась за левую часть груди.

- Вот говорили мне, а я не верил, - глухо пробормотал он, увидев перепуганные лица подруг. - Оставьте страхи, это скоро пройдет.

- Пройдет что? - напряженно отозвалась Нита, бесцеремонно поискав пульс на шее эльфа. Кожа у того оказалась неприятно влажной, напомнив скорее кожу лягушки. - Жизнь?

- Приступ, - прошипел эльф, с трудом садясь прямо. - Не по зубам мне - молнии швырять, я ж не боевой колдун.

- А какая разница? - удивилась Сийри.

Глин слабо усмехнулся, но щеки его уже порозовели.

- Такие чары силы требуют изрядно. Бывает - даже чересчур. Вот начнешь учить - все узнаешь. Но хватит о беде - теперь я чай хочу! - и он деловито потер руки, выглядев копошащегося у титана проводника.


***


Гномы, получив "добавку", решительно отставили в сторону стаканы с недопитым чаем. Сразу стало заметно: медовуха, не смотря на похожий цвет, привлекает их намного больше. Сийри, прислушавшись, тихо фыркнула - похоже, самым популярным железнодорожным тостом оказалось: "За проезд!" Проводник тем временем решил немного прибраться. Он толкал по проходу перед собой небольшую тележку, издававшую басовитое гудение. Половичок после этой процедуры выглядел как будто расчесанным, пол просто сиял, а в воздухе не чувствовалось противного пыльного запаха, столь обычного для любой уборки.

Глин, увидев эти фокусы, лишь скептически усмехнулся и продолжил что-то чиркать в потрепанном блокнотике.

Увидев девушек, проводник кивнул на замолкшую тележку:

- Дромех. Шикарная вещь. Домохозяйки в Мариенграде с руками рвут.

- Механический веник? - понимающе покивала Нита. - Ни разу такого не видела.

- Людям не нравится - тут ведь думать надо, - хмыкнул проводник. - Веник же - он же все убирать готов - хоть муку, хоть - уголь. А тут - уголь… Да любое горючее дромехом лучше не убирать - еще закоротит чего. Но это в лучшем случае, - многозначительно заметил проводник, стряхнул с аккуратного мундира невидимую пылинку и пояснил. - В худшем - дромех рванет, как куча фейерверков: ничего не загорится, но копоти будет предостаточно.

- Да уж, - поежилась Сийри, - Веник уж точно понадежнее. Если уж придется убирать - так хоть без намеков на еще один раунд уборки.

- Эх, - поморщился проводник, - не любите вы прогресс.

Глин снова усмехнулся и, дождавшись, пока проводник отойдет подальше, сказал вполголоса:

- Не в обиду ему будет сказано, но не вижу такого уж особого смысла в таких мудреных механизмах.

- Считаешь: с веником - лучше? - хмыкнула Сийри.

- Ты видела когда-нибудь пыль на цветах или, скажем, траву нерасчесанную?

- Не замечала такого! - засмеялась Нита. - Но она же живая!

- Это, - эльф постучал по деревянной полке, - живое. Пусть с пылью само разбирается. Впрочем, он же гном, - иронично хмыкнул Глин, демонстративно высыпая пару щепоток крошек на полку. - Такое для них слишком просто.

Нита с трудом сдержала восторженный вопль: полка задрожала, как будто живая, крошки намертво к ней прилипли, уже через несколько секунд растворившись бесследно. В воздухе запахло чем-то приятным.

- Класс, - прошептала Сийри. - Никогда такого не видела.

- Ближе к природе, - пояснил Глин, - Это наш Путь. Почему только вы - люди, его не любите?

- Не представляю, после такой- то демонстрации, - улыбнулась Нита. - Может, действительно все гениальное - просто?


***


Солнце уже катилось к закату. Девушки уже успели и выспаться, и чаю напиться, и перекусить, как вдруг Сийри услышала голос Глина:

- Девушки, подскочите ко мне, а?

Сийри тут же спрыгнула в проход, придержав осторожно спускавшуюся Ниту, и подруги подошли к озабоченно собиравшему рюкзак эльфу.

- Ты здесь выходишь? - заинтересованно спросила Нита.

- Да, уже Гнедой Стан. Сперва в центральную усадьбу, потом - на своей участок полдня верхом, - кивнул эльф. - Вот, я тут набросал все, что вспомнил, - эльф протянул подругам мелко исписанный листок. - Надеюсь, разберетесь.

Нита, с благодарностью взглянув на книгочея, взяла драгоценный документ.

- Да, все понятно, большое спасибо!

- Тут адрес еще есть, так если надо - обращайтесь. Только говорю - ответа сразу не ждите, я в поле в основном, - засмеялся Глин - Спасибо большое! - поблагодарила эльфа девушка, снова окатив его странным, но теплым взглядом.

Эльф, казалось, смутился, схватил рюкзак и, тряхнув головой, пошел к выходу - поезд уже тормозил, с шипением пролетая стрелки.

- Красавец-мужчина, - вздохнула Нита, провожая Глина взглядом. - Жаль…

- Роковой красавец, - ухмыльнулась Сийри. - Не жалей, оно того не стоит.

- Скорее всего, - снова вздохнула Нита, с грустью признавая правоту подруги. - Ну, почему жизнь так несправедлива?

- Ты так в этом уверена? - подруга, хмыкнув, потрепала девушку по плечу. - Ничего, будет и на нашей улице праздник.

- Знать бы, где эта улица… - пробормотала Нита.

Вдруг в окно постучали. Девушки, испуганно обернувшись, увидели Глина, размеренно шедшего по платформе - он все-таки решил попрощаться. Подруги замахали руками, эльф улыбнулся, также сделав прощальный жест, и пошел к большому белому зданию с надписью "Гнедой стан".


***


На небе догорала последняя багряная полоска, увенчанная высыпавшими звездами, когда поезд прибыл на станцию Смоляничи, что в Теменграде.

Из-за темноты продавцы решили не ждать у моря погоды, а точнее - на перроне покупателей, потому решительно начали штурмовать входные двери. Почти сразу же девушки услышали бас проводника, сперва спокойный, но после начинающий погромыхивать нарастающим раздражением. Ответные вопли торговцев грозили неуступчивому железнодорожнику разнообразными карами и сулили невиданные блага.

Внезапно что-то лязгнуло в тамбуре с другой стороны вагона. Почти сразу уже знакомо полыхнуло, раздался дикий вопль и грохот от падения чего-то тяжелого.

После этого наступила тишина, которую нарушало только странное позвякивание.

- Пошли, разведаем, - кивнула Сийри в сторону странного звука.

Картина, открывшаяся их взору, действительно впечатляла. На полу тамбура недвижимо лежал низенький, но очень полный мужичок, одетый в расстегнутую расписную рубашку навыпуск с шортами. На удивительно волосатых, кривых и коротких ножках дымились ремешки с остатками подошв. Разносчик явно не ожидал, что призыв "Вытирайте ноги", вытканный на половичке, имеет вполне ощутимое продолжение "…а не то будет больно!".

Получив мощный "очистительный" удар, торговец потерял сознание, отлетел назад в тамбур и упал прямо на пухлые сумки. Одна из них лопнула по шву, усыпав пол тамбура разноцветными коробочками, ленточками и шариками, издававшими то самое шуршание.

Обморок оказался недолгим - вскоре мужичок с заунывным воем стал собирать разбросанный товар. В вое проскальзывали жалобы на свою нелегкую судьбину, наличие стервы- жены с десятью детьми, которые "дома по лавкам сидят, ложками стучат, есть просят".

За этим занятием оборотистого мужичка и застал проводник. Он, судя по всему, успешно отбил атаку в другом тамбуре, а сейчас прибежал выяснить, что же происходит в этом. Для полного анализа ситуации железнодорожнику хватило пары секунд. Мнение свое он выразил одним коротким словом.

- Вон!

Мужичок снова заныл - теперь он уже нахваливал дивное качество товаров, не забывая совать под нос всем присутствующим образцы, разорванную сумку - даже обгорелые остатки шлепанцев. Проводник в ответ хищно осклабился, выудив из кармана уже знакомый девушкам разрядник. Разносчик намека, увы, не понял - только усилил словесный нажим. Железнодорожник аккуратно открыл дверь на перрон, перешел на другую сторону тамбура и выждал, пока мужичок обернется к нему своей необъятной "кормой".

Сухо щелкнул разряд, а оглушительный рев перекрыл гомон толпы на перроне. Пухлое тело с размаху проложило широкую "просеку" в густой толпе своих коллег, следом полетели обе сумки - одна из них щедро сыпала во все стороны разнообразным барахлом. Проводник обернулся к подругам и, хитро усмехнувшись, выудил из шкафа в тамбуре еще один дромех - только постарше на вид:

- А теперь смотрите, что будет, если дромех неправильно применить!

Машинка с веселым рокотом запрыгала по тамбуру, пожирая разбросанный мусор.

Внезапно лючок на крышке механизма распахнулся, и оттуда полезло что-то белое.

- Что это? - растерянно поинтересовалась Нита.

- Мешок для мусора, - с готовностью пояснил проводник, с удовлетворением глядя на емкость, растущую на глазах. - Надеюсь, он выдержит до конца уборки.

- А, - понимающе протянула Нита. Прикинув на глазок последствия, она попятилась в коридор, увлекая за собой подругу.

Наконец, пол очистился, а дромех затих, сверкая туго натянутой тканью мешка в оранжевом свете фонарей на платформе. Проводник, поднатужившись, перевернул механизм кормой к открытой двери. Лицо гнома озарила ехидная усмешка, а рука легла на конец шнурка, пропущенного сквозь кольца на дне мешка.Торговцы, с огромным интересом внимавшие этому поучительному зрелищу, испуганно попятились.

В следующую секунду дно мешка разошлось, раздался гулкий хлопок, а в толпу полетели перемазанные смазкой безделушки вперемешку с пылью.

Проводник, довольно отряхнув руки, с грохотом захлопнул дверь вагона.

- Надеюсь, это их хоть чему-то научит, - хмыкнув, гном принялся аккуратно заправлять мешок в дромеха.

В окно было видно пострадавшего разносчика, который горестно токовал над своими сумками, сваливая в кучу рассыпавшееся барахло. Его коллеги столпились вокруг него - видимо, давали ему какие-то советы. Вряд ли приятные, насколько получалось судить по их глумливым лицам. Больше никто повторить подвиг пострадавшего желания не выказывал, что как нельзя больше устраивало проводника и бесило неудачливого торговца.


***


Девушки уже почти дошли до своего места, как вдруг Сийри, дернув Ниту за рукав, осведомилась свистящим шепотом:

- Сюрприз хочешь?

- Не уверена в этом, но если ты настаиваешь… - рассеянно откликнулась подруга.

Судя по всему, мысли ее витали далеко - Я тут не причем, - вздохнула девушка. - Нас вообще никто не спрашивал, - она ткнула рукой в сторону своей полки.

- О, нет… - прошептала Нита, вглядевшись в нового пассажира.

На месте эльфа уже расположился какой-то сморщенный старичок в бесформенных синих штанах и кителе полувоенного кроя с орденскими планками. Столик уже убрали, а ветеран, грозно шевеля пышными усами соломенного цвета, раскатывал матрац, одновременно рассказывая что-то гномьей компании. Судя по вытянувшимся лицам, их мнения тоже никто не спрашивал. Девушки прислушались:

- Вот, значит, их превосходительство командует мне - заряжай! Я - шашку наголо, хватаю банник, бегу на батарею!… - судя по всему, когда-то у рассказчика было побольше рук, чем традиционные две. Остальные, наверно, он потерял в одной из стычек, которые сейчас так красочно описывал всем вольным и невольным слушателям.

Один из гномов, закатив глаза, постарался понезаметнее зевнуть. Старичок, впрочем, это просек - видимо, сказывался огромный опыт подобных рассказов - и сразу же разразился гневной речью. Из нее, по причине общих проблем автора с дикцией, получилось разобрать только: "Фирс Люцианович" (вероятно, имя старичка), "патриотизм", "родина", "вооруженные силы", "император". Девушки, дружно вздохнув, постарались побыстрее и понезаметнее скрыться на своих полках.

Остаток вечера до отбоя прошел невыразимо скучно. На полках было слишком темно, чтобы читать, слишком шумно, чтобы разговаривать. Спать оказалось тоже невозможно: речь старичка оказалась, при всей ее монотонности, весьма неритмичной, да еще постоянно прерывалась возмущенными взвизгами на воспитательную тему.

Гномы, впрочем, выход из создавшегося положения нашли довольно быстро - заткнув бородами уши, они грустно тянули очередное ведерко пива, оперативно доставленное очередным гонцом.


***


К счастью, по мере того, как дело шло к полуночи, речь ветерана становилась все более неразборчивой, а паузы в ней становились все длиннее. Наконец, старичок, прервав свои мемуары на полуслове, скинул кожаные тапочки, лег на уже застеленную койку, накрылся одеялом и тихо заснул. По вагону пронесся еле слышный вздох облегчения.

Вдруг один из гномов резко вскочил из-за столика, чуть не опрокинув ведерко с остатками пива, и быстро побежал в сторону купе проводника. Девушки удивленно переглянулись, но, услышав тихое позвякивание, исходившее оттуда, по достоинству оценили мудрость этого решения.

Гному пришла в голову очень своевременная мысль: если проводник предложит чай как обычно - то есть при помощи громких объявлений, Фирс Люцианович может проснуться, а это означало - продолжение монолога. А этого не хотел никто - буквально за пару часов вечер воспоминаний надоел буквально всем пассажирам до печеночных колик.

Полная женщина, туго затянутся в парчу, тихонько присела на полку к старичку, осторожно поправила ему растрепавшиеся волосы и заботливо подоткнула одеяло.

Увидев любопытные лица девушек, она со вздохом поднялась, разведя руками.

- Вы уж простите его. Как на пенсию отправили, так все хуже. Вот, на воды везу - может, полегчает.

- А что с ним? - сочувственно поинтересовалась Сийри.

- Сгорел на службе, - горько усмехнулась женщина. - Он же опоясанный рыцарь-оринит, по огню специализировался. Как мне говорили, он с десятком послушников одну банду в отольканских пещерах выслеживал. Там же нарвался.

Выбрались они оттуда втроем - он сам с парочкой послушников. Остальные без следа сгинули. А сам дед чуть от собственного колдовства не кончился - все пытался бандитов достать… С тех пор болеет.

Гномы из соседнего купе тихо присвистнули. Видимо, их тоже поразила эта история.

- Да уж… - сочувственно вздохнула Сийри. - Выходит, он не совсем врал?

- Не совсем, - улыбнулась женщина, глянув на сладко спящего ветерана. - У него в голове все перепуталось - когда свое рассказывает, а когда просто придумывает.

Но вы не обижайтесь. Пожалуйста.

- Хорошо, - покивала Сийри. - Не будем.

Гномы едва слышно зашептались - через минуту к женщине подошел бородатый эмиссар.

- Вот, возьмите, - пробормотал он, сунув ей в руку отливающий алым пузырек. - Должно помочь.

- Горное масло! - ахнула она. - Его ж в продаже с прошлого года не было!

- Свежее, - хмыкнул гном. - Как будет минутка - натрите его хорошенько. Только не затягивайте - масло не аптечное, по жаре испортится в момент.

- Спасибо… - прошептала женщина, в ее глазах стояли слезы.

- Не за что, - усмехнулся даритель. - Нам тоже охота покоя.


***


- Горное масло? - удивленно поинтересовалась Сийри.

- Лучшее лекарство от нервов на свете, - подтвердила Нита. - В общаге его в каждой комнате держали. Помнишь, я тебя еще накануне защиты диплома натирала?

- Так это оно? - расплылась в улыбке Сийри. - Да, шикарная вещь!

Внезапно ветеран, пошевелившись, что-то забормотал. Как потом утверждала Сийри, больше никогда она не видела, чтобы все - абсолютно все пассажиры вагона замерли в самых невероятных позах. Казалось, они не то, что стараются не шевелиться, а даже не дышать.

Женщина кошкой прыгнула к постели ветерана и осторожно капнула ему на висок из бутылочки. Старик мгновенно умолк, перевернулся на другой бок, тут же заснув еще бдительней, а в воздухе повис тонкий аромат чабреца. По вагону пронесся еле слышный вздох, и все вернулись к своим делам.

- Здорово, - подвела итог Сийри.


***


Утро оказалось хмурым. Сонные пассажиры, зевающий проводник - казалось, даже оранжево-красное солнце не выспалось и, кутаясь в пышные одеяла из серых облаков, до конца оттягивает момент, когда надо будет отбросить их в сторонку, начав светить по-настоящему.

Нита проснулась первой. Перегнувшись через разделитель между полками, она осторожно потормошила подругу:

- Вставай, дорогая, петушок пропел давно! - та недовольно заворочалась и, потянувшись во весь рост, насколько это позволяла полка, простонала:

- Как неохота вставать… Под утро сон самый сладкий.

- Потом доспим, - засмеялась девушка. - Пора, скоро санитарная зона. Я - умываться.

Сийри с трудом оторвалась от подушки. Казалось, в голове перекатываются тяжеленные булыжники, а в глаза кто-то налил клею. Протерев глаза, она взглянула вниз - ветеран лежал в той же позе, как его оставили вчера ночью - тихо сопел, не обращая внимания на суматоху, и вовсе не думал просыпаться. Завистливо вздохнув, девушка, спрыгнув в проход, принялась сворачивать постель, с трудом сдерживаясь, чтоб не заснуть стоя.

- Иди мыться скорее, набегут - будешь весь день неумытая! - услышала Сийри довольный нитин голос.

- Не дождешься, - хмыкнула девушка.


***


К ее возвращению ветеран все- таки проснулся. Сейчас он шарил по вагону очумевшими глазами, явно не соображая, где он находится и что, собственно, происходит. Дородная тетка-внучка ловко валяла его тело, как громадную куклу, шустро приводя ветерана в одето-приличный вид. К моменту возвращения Сийри на Фирса Люциановича как раз надевали новенькие парадные порты.

Нита уже закончила убирать свою постель. Ее руки как раз шарили в сумке в поисках еды. Сийри, благодарно приняв последний бутерброд, присела на полку напротив почтенного старца.

- Кончилось… - Нита, дожевав свою пайку, еще раз глянула в сумку, печально вздохнув.

- Что? - встревожилась подруга.

- А все. Колбаса, хлеб, зелень. Даже пирожки. Это - последнее, - вздохнула девушка.

- Ничего страшного, - засмеялась Сийри, - не в лесу же. Сейчас как выйдем, сразу все разведаем. Кстати, а куда дальше?

- В порт. Сухогруз "Ласточка", отход сегодня вечером в семь. Места, увы, третьего класса, - вздохнула Нита, в очередной раз проглядев выданные им в деканате документы. - Между прочим, мы намеревались сходить в Институт.

- С тобой забудешь, - хмыкнула подруга. - Главное, на пароход бы не опоздать.

- Не волнуйся, - уверенно отозвалась Нита, обводя глазами уже ставший привычным вагон, - Думаю, надо бы путеводитель купить.

- А смысл? - поинтересовалась девушка. - Здесь мы только до вечера, а для Маскона мы тут точно ничего не достанем. Порт - не иголка, так доберемся.

Нита покивала, соглашаясь с аргументами, и выглянула в окно.

- Подъезжаем, похоже!

Действительно, вдоль путей уже вовсю разрослись заборы, склады, платформы, депо и все то, что сопутствует любому крупному железнодорожному узлу. Утреннее солнце заливало эту картину своим оранжевым светом: несмотря на всю свою обыденность, пейзаж за окном отчего-то казался до невозможности романтичным. Сийри поняла: скоро расстанется с последней ниточкой, связывающей ее с городом, в котором она прожила всю свою жизнь - с этим вагоном и поездом. Девушка, глубоко вздохнув, вытащила вещи из отделения над полкой. Нита понимающе посмотрела на нее:

- У меня тоже было такое ощущение, когда на учебу приехала. Впрочем - ничего не мешает нам туда вернуться - хотя бы в отпуск, верно? - она ободряюще потрепала подругу по плечу. Та немножко грустно улыбнулась, и девушки поспешили к выходу.


***


- Спасибо вам за все. Это было незабываемое путешествие, - улыбнулась Сийри проводнику и, подхватив сумки, легко выпрыгнула на дощатый перрон. Нита, тоже кивнув железнодорожнику, последовала за подругой.

Вокзал Нижних Липок выглядел намного больше Венковянки или Смоляничей, хоть, все-таки, меньше столичной громады: путям, вагонам и ангарам не виднелось ни конца, ни края - только вдали виднелась узкая полоска деревьев. Впрочем, само здание выглядело точной копией венковянского вокзала, разве что выкрашено оказалось не в зеленый с белым, а в синий с желтый - видимо, делать для каждого города индивидуальный проект посчитали излишеством.

- Приехали, - вздохнула Сийри.

Прелести образования Сразу за дверями вокзала девушек ждал сюрприз - вместо ожидаемой привокзальной площади перед ними раскинулся уютный парк, красиво засаженный молодыми, буквально полуторалетними деревцами. В центре зеленой зоны вполне ожидаемо возвышался чей-то белый бюст.

- А где, собственно, город? - удивленно протянула Сийри. Нита дернула подругу за рукав, указав на остальных пассажиров. Те ничуть не затруднились с выбором маршрута, уверенно свернув на одну из аллей.

- Скажите, а где площадь? - Нита неуверенно задала вертевшийся на языке вопрос карабинеру, со скукой взиравшему на привокзальную суету, - вроде, когда я в детстве сюда приезжала, тут красивая площадь была…

- Снесли, - кратко ответил тот и пояснил, - новый мэр посчитал: площадь с торговцами - большой урон для… - страж порядка задумался, - как это… эстетики, да! Потому распорядился вместо площади парк сделать - для прогулок и любования, - карабинер хихикнул. - Икалось ему потом с год, пока наговор не сняли, говорят. А то, что теперь с чемоданами переться неизвестно куда - градоначальника не волнует, у него персональный экипаж, - карабинер, вздохнув, снял фуражку, начав ей обмахиваться на манер веера - погода в самом деле намекала на возможность скорого дождя.

- А как нам до порта добраться? - спросила Сийри, переварив эту информацию.

- Извозчиком, - ответил доблестный страж порядка. - Конку-то тоже убрали, уже лет пять назад… Ну, или пешком, - карабинер окинул девушек взглядом, - за полчаса неспешным шагом доберетесь. Вооон туда, - он указал на уже пустую аллею, - там прямо, никуда не сворачивая - через полчасика аккурат в порт упретесь.

Только цветы не рвите, а то, как врежет молнией - костей не соберете, - треск разряда и полный боли вопль подтвердил его слова.


***


Тропинка вывела подруг на широкую улицу, усаженную высокими тополями. Комочки пуха весело скользили по тротуару, красиво замощенному разноцветным кирпичом, сбиваясь в пушистые кучки, похожие на лохматых котят. Нита вдруг прищурилась, лицо ее мучительно скривилось, и она звонко чихнула.

- Аллергия? - всполошилась Сийри.

- Неа, просто пух в нос попал, - улыбнулась подруга, - ничего страшного.

Вдруг взгляд Сийри упал на небольшой домик, выкрашенный симпатичной светло-голубой краской, который венчала темная доска с кривой надписью "Книги".

На пороге стоял какой-то человек в белом халате и меланхолично лузгал семечки, сплевывая шелуху в стоящую неподалеку урну.

- Книги… Нит, зайдем, а? Может, по магии что будет.

- А смысл? - рассудительно ответила девушка. - У тебя так много лишних денег?

Давай сперва в Институт сходим - хотя бы список литературы возьмем.

- Эх, - Сийри горестно вздохнула, выудив из кармана куртки кошелек, и пересчитала наличность. Подруга оказалась, как всегда, права. - Хоть поглядеть!

- Ладно, на пять минут, не больше, - сжалилась Нита. - Веди!

Увидев направлявшихся к нему девушек, продавец вывел себя из состояния медитативного транса и, не меняя позы, скучным голосом сообщил:

- Анекдоты, кроссворды, любовные романы на любой вкус. Ниже цен не найдете.

Девушки озадаченно уставились на него.

- А чего вы нам все это говорите?

- Вы ж транзитники, сразу видно, - ответил продавец, отправляя в рот очередную порцию семечек, - А транзитнику нужно одно - какое- нибудь легкое чтиво, чтобы мозги не забивать. А этого - навалом.

- Почему вы решили, что мы транзитники? - поинтересовалась Нита.

- Идете медленно, с поклажей, глазеете по сторонам, как будто времени - вагон, - с готовностью пояснил торговец. - Если у человека какое дело - он летит, как оглашенный: восемь утра, все-таки. Вывод - вам в порт. Пансионатских ведь у вагонов принимают, а дилижансы на Стильгу - от порта.

- Логично, - засмеялась девушка, но тут же посерьезнела и повернулась к подруге,

- Не думаю, что стоит заходить - вряд ли по любовному роману можно научиться чему-то толковому.

- У меня учебники тоже есть, - встрял продавец. - Дешевые, чуть ли не на вес.

- С каллиграфическими иллюстрациями владельца, - язвительно заметила Нита. - Без половины страниц. Нет, спасибо.

- Полный комплект, обижаете! - возмутился продавец. - У меня с этим строго. Так зайдете, или будем дальше лясы точить?


***


Внутри лавки, несмотря на утро, оказалось нестерпимо душно, пыльно и жарко.

Сийри сразу же почувствовала, как рубашка мгновенно прилипла к вспотевшей спине, Нита лишь, тихо выдохнув, попыталась промакнуть лицо платком.

Повсюду на стеллажах громоздились груды брошюрок, книжек и альбомчиков разной степени потрепанности. Отдельно горделиво возвышалась секция, наглухо закрытая ажурной решеткой. Время от времени по ней с едва слышным треском пробегали зеленоватые огоньки.

Сийри разочарованно присвистнула - все полки у входа были плотно завалены обещанными анекдотами, кроссвордами и прочей литературой "в дорогу". Часть книжек, казалось, пересекла континент из конца в конец несколько раз - настолько потрепанными выглядели отдельные экземпляры.

- Так где обещанные учебники? - поинтересовалась она у продавца, мудро оставшегося снаружи.

- Дальше смотрите. Их редко спрашивают.

И верно - осторожно пробравшись между кипами готовой рассыпаться литературы, Сийри обнаружила искомое. К сожалению, пресловутые учебники большей частью оказались изношенными до дыр школьными пособиями.

- Учебники. Готовые к употреблению, - хихикнула Нита, выглянув из-за плеча подруги. - Как обещано.

- Да я это даже в руки брать боюсь, - фыркнула Сийри. - Потом с мылом не отмоешься!

Нита внимательно пригляделась к особо черному справочнику, подтвердив.

- Живица. Не отмоешься, верно. А посему я предлагаю - выбираться отсюда и идти в порт. Как изначально собирались.

- Жаль, - вздохнула Сийри и уже собралась выбираться наружу, как взгляд ее упал на совершенно неприметную полочку.

- Нашла! - девушка. с трудом подавив в себе вопль восторга, кинулась к стеллажу.

Арбалет издал протестующий лязг, заваленная потрепанными томиками полочка грозно зашаталась, а Нита тут же присела на корточки, прикрывая голову. Ей очень живо представилось, как полка рушится на соседние, те падают по очереди как костяшки домино, и всю лавку погребает бумажная лавина.

Но все обошлось - стеллаж раздумал валиться, а Сийри, не замечая ничего вокруг, с горящими глазами копалась в аккуратных, но изрядно пыльных томиках.

- Ну, что там? - Нита бочком протиснулась к подруге, но та лишь сдвинулась в сторону, ничего не сказав: мол, гляди - все увидишь. Стеллаж оказался плотно забит разнообразной магической литературой. Впрочем, приглядевшись, Нита поняла: тут присутствовала одна лишь теория, разбавленная сборниками бытовых заклинаний серии "Домашний мастер".

- Я все это хочу… - почти простонала Сийри, ласково поглаживая коленкоровые корешки.

- Теорию, я думаю, нам в институте выдадут, - резонно возразила подруга. - Если хочешь по-настоящему поколдовать, лучше "Домашнего мастера" смотри, - она выразительно щелкнула ногтем по книжке "Строительство и ремонт - сто заговоров на все случаи жизни".

- Как - только теория? - возмутилась девушка, тут же выхватила с полки кожаный том с завлекательной надписью "Некрономикон". Пергаментные страницы с шелестом выпустили в воздух небольшое облачко пыли, а девушка лишь разочарованно вздохнула, - Точно. Факты, даты, принципы и прочая муть. Вот блин!

- Ну, может, не муть, - возразила Нита, водружая "Некрономикон" на место. - Логично предположить, если для магии лицензия нужна, то литература тоже - только по лицензии. Зарешеченный шкафчик у кассы помнишь?

- Ага, - расстроено кивнула Сийри.

- "Домашнего мастера" смотри, - назидательно повторила Нита. - Тут тебе и теория будет, и практика. Глин, к слову, именно о нем писал - забыла?

Сийри потрясла головой.

- Вылетело совсем, честное слово, - повинилась она. - Так доставай листок уже!

Нита достала откуда-то из-под доломана аккуратно сложенный листок с типично эльфийскими - на грани нечитаемости - каракулями.

- Итак, - она вдруг замерла, оглушительно чихнула и пояснила. - Пыль, не волнуйся.

Сийри недоверчиво посмотрела на подругу, но ничего не сказала.

- Он тут упоминает всю серию "Домашний мастер", - Нита медленно водила пальцем по строчкам, - "Природная аптека" - но это уже алхимия, пару выпусков "Воспитай себе друга" - но я тут вообще этой серии не вижу, а еще почему-то - сборник поэзии Кианы Келбара. Это уж точно не магия, наверно.

- "Воспитай себе друга", кстати, есть, - глазастая Сийри выглядела потрепанный фолиант, небрежно засунутый вглубь самой нижней полки. - Только восьмой выпуск, про кошек. Берем?

- Кошки! - восторженно прошептала Нита и, сунув список в карман, схватила книжку. - Я без колебаний беру.

- Ну еще бы, - засмеялась подруга. - С твоей-то к ним любовью. Так, а я… Эх, чтобы взять, чтоб не жалеть? Все такое вкусное!


***


Сийри буквально со стоном расставалась с каждой лишней книжкой - деньги, действительно, были не лишними. Пришлось ограничиться всего парой томиков:

"Магия света" и "Раскрась-ка!". Остальные девушка, стеная, вернула на стеллаж.

- А ты больше ничего брать не будешь? - удивилась она, увидев в руках у подруги одинокий томик "Кошек".

- Дорого, - Нита отрицательно покачала головой. - Я думаю - в Институте выбор будет и получше, а цены - пониже.

- Не хочу рисковать, - помотала головой подруга. - А вдруг не будет?

- Сапожник без сапог, как говорится? - иронично хмыкнула девушка. - Не думаю, что это вероятно. Ладно, выбрала? Пошли рассчитываться.

Сийри горестно кивнула, еще раз с тоской оглядывая заветный стеллаж,и на правилась к выходу. Арбалет, впрочем, имел насчет этого свое мнение: пеньковая веревка, опутывающая сверток, лопнула, брезент раскрутится, оружие с грохотом упало на пол, а стрелы с дробным стуком попрятались под стеллажи.

- Елки, - раздраженно прошептала Сийри, осторожно опускаясь на колени и выуживая беглянок изо всех щелей. Нита, громко вздохнув, принялась снова закутывать самострел в брезент. Оружие сопротивлялось, щелкая складными дугами и цепляясь за рукава крючком рычага.

- Ну и оружие, - в сердцах воскликнула Нита. - Сплошные углы с шарнирами.

- Есть! - подруга, наконец, нашарила последнюю стрелу. Она запустила руку глубоко под угловой шкаф, нещадно пачкая рукав куртки в пыли, но вдруг замерла.

- А там еще что-то, - озадаченно сказала она.

На свет появился искомый болт, крепко вцепившийся зубцами наконечника за переплет какой-то книги. Впрочем Сийри сразу же заметила: под шкафом пыли - в палец, а книга - едва-едва была припорошена. Вдруг Нита, издала восторженный визг, выхватив из рук девушки тяжеленный фолиант.

- "Народные легенды Освея", - благоговейно прошептала она. - Наконец-то!

- На цену глянь сперва, - хмыкнула Сийри, поднявшись с колен и отряхиваясь. - Я на развале раз такую видела - так с трудом представить могла, что книги могут столько стоить!

- Сколько? - рассеянно поинтересовалась подруга. Она ласково поглаживала гладкую кожу обложки, с немым восторгом разглядывая разноцветные гравюры..

- Шестьдесят марок, - спокойно ответила девушка. Подруга уставилась на нее ошалевшими глазами, и Сийри пояснила. - Раритет, еще бы! Сколько раз ты его в библиотеке заказывала?

- Трижды в месяц, - покаянно признала Нита. Она все еще по инерции перелистывала книгу. - Но ведь достала же!

- На пятом курсе, - уточнила Сийри. - Так сколько стоит-то?

Нита, найдя ценник, повторно потеряла речь.

- Две марки! - прошептала она, отказываясь верить своим глазам. - Две марки!

- Бегом к кассе, - резюмировала подруга.


***


Интермедия. Завтра - учения Состав нырнул в глубокий тоннель и в вагонах стемнело. Лейтенант осторожно выглянул из теплушки, тут же зажмурившись: полуденное солнце в световом колодце оказалось таким же ярким, как на поверхности.

- При движении оставайтесь в вагонах, - деревянным голосом произнес сержант, а солдаты едва слышно захихикали.

- Еще один всезнайка, - ворчливо ответил Комтан, потирая слезящиеся глаза. - Если ты, Воргил, такой всезнайка, скажи лучше - какого лешего нас вдруг переводят в Дреголичин?

- Официальная версия - учения, - пожал плечами сержант. - Но как мне шепнули - "если завтра война, мы должны быть готовы".

- Кое-кому надо бы язычок укоротить, - буркнул лейтенант. Пятна перед глазами медленно исчезали, и он снова мог видеть в полумраке вагона. - А то шпиону, чуть что, даже делать ничего не надо.

- Что-то горит, - Воргил вдруг встрепенулся. - Тревога, пожар!

Солдаты, лениво дремавшие на полатях, повыскакивали с мест, а костровой, испуганно озираясь, метнулся с ведром к бочке с водой. Вернувшись, он пристально оглядел железную печку, в которой едва теплился огонек.

- Нет пожара, господин лейтенант, - озадаченно сказал он. Ефрейтор, обходивший вагон по кругу, выглянул в дверь, удивленно присвистнув.

- Это не у нас, - пояснил он. - Там авария.

Вагон медленно проплыл мимо искореженного состава: похоже, лопнул рельс, и паровоз опрокинулся. Три цистерны - похоже, со светильным маслом - лениво чадили, заполняя тоннель удушливым дымом. Вокруг пожара прыгали гномы, стараясь сдержать пламя.

- Хорошо хоть вентиляция хорошая, - вздохнул Комтан. - А то задохнулись бы, как крысы в дымоходе. Двери закрыть.


***


На выходе из тоннеля поезд прополз мимо длинной череды составов, ждущих своей очереди. Пассажиры мрачно прогуливались по насыпи, изредка обмениваясь язвительными комментариями по поводу задержки и ее причин. Лейтенант язвительно ухмыльнулся.

- Видели бы вы, что сейчас творится в туннеле, - пробормотал он, - мигом бы заткнулись.

- Они же штатские неженки, - хмыкнул сержант. - Чего от них еще ждать.

- Налогов, - хмыкнул ефрейтор у дверей. - Погранцам давно уже магазинки выдали, только мы, армейцы, с дедовскими самопалами ходим.

- Может, как раз на учениях перевооружат, - предположил лейтенант.

У потолка вагона забрякал звонок. Ефрейтор, выглянув в дверь, кивнул.

- Приехали, похоже - станцию видать. "Люшинин- Северный".


***


Казармы на окраине оказались на диво удобными, даже обжитыми. Казалось, бывшие владельцы покинули часть только вчера - в бойлерной вода даже не успела остыть.

- Живем! - сержант алчно потер руки. - Маривец, Гендиани - быстро в кочегарку.

Вскоре в трубах весело забулькал кипяток, и к бане выстроилась череда бойцов с шайками в руках.

- Эх, хорошо, - расслабленно пробормотал лейтенант, усевшись в плетеное кресло на веранде офицерской столовой.

- Отдыхаете? - вдруг послышался голос, знакомый любому бойцу батальона до дрожи в коленках. - Ну-ну.

- Господин майор! - лейтенант выскочил из кресла, чуть не перевернув ажурный столик. - Вверенное мне подразделение…

- Видел, видел, - майор Антудай, командир отдельного 36-го штурмового батальона, а в просторечии просто "Батя", раздраженно махнул рукой. - Охранение не выставлено, бумаги не разобраны - бардак, в общем.

"Еще бы ты не видел", - мрачно подумал Комтан, прощаясь с месячной премией и шансами получить очередную звездочку уже в этом году.

- Как закончите бездельничать, попрошу ко мне в кабинет, - закончил комбат.

- Есть, - козырнул лейтенант, запоздало вспомнив, что пилотка благополучно осталась в казарме.


***


- Ну, что мне с вами делать? - поприветствовал майор лейтенанта. - Только за последние полгода три взыскания.

- Виноват, больше не повторится, - пробормотал Комтан, с тоской понимая: сейчас он явно получил выговор "с занесением", но вдруг с изумлением услышал слова комбата: "Я знаю".

Лейтенант ошарашено уставился на майора, тот грустно ухмыльнулся, молча кивнув на стул напротив стола.

- Как ты думаешь, почему к нам перевели этого… паладина? - голос комбата был едва слышен.

- Столичная пташка хочет заработать "боевой стаж", - прошептал в ответ лейтенант. Майор, вздохнув, выудил из стола лист бумаги и карандаш. "Угольный", - машинально отметил Комтан. - "Не знал, что Батя увлекается живописью".

- Ваше удостоверение, лейтенант, - вдруг рявкнул комбат. Лейтенант, вздрогнув, извлек из кармана книжицу в алом кожаном переплете. Голова Комтана шла кругом, он чувствовал - если Батя потребует от него самолично отрезать правую руку до локтя в уплату заобъяснения, лейтенант сделает это, не медля.

Угольный карандаш, едва касаясь бумаги, заскакал по листу. Комтан оторопело вчитался в кривые строчки.

"Нас слушают. Не дергайся".

Карандаш ткнулся в руки лейтенанту, и пока тот, пытаясь успокоиться, выводил ответ, комбат каллиграфическим почерком вписывал на страничку "Взыскания" сухую формулировку выговора.

"Понял".

"Есть мнении - скоро будет жарко".

Комтана бросило в дрожь. Так могли говорить только о войне. Но если "слушают", значит…

"В печке или бане?" Комбат усмехнулся. Ему определенно нравился смышленый лейтенант.

"В печке. Дрова уже подвозят.".

Значит, переворот. Комтан едва слышно выругался - ему нравилась армия, но не настолько, чтоб сгинуть без следа в очередной Смуте. Но, видать, кто-то наверху уже решил "списать" их батальон во имя своих амбиций.

"Кто истопник?"

"Богдысь и Магда, напару"

"Мелкий?" Майор удивленно поглядел на лейтенанта. Тот состроил ему рожки: мол, император!

"С Богдысем. Думаю, он прикроет мелкого." Комтан озадаченно почесал затылок. Значит, Верховный Некромант остался верным императору, а значит…

"Слово надо держать" "Новичкам не по вкусу слова" - размашисто вывел майор, имя в виду капитана Гильеспи, он же - младший паладин ордена Вагат. - "У них дома считают по делам".

Выходит, Вагат склонен поддержать императрицу… Предать регента Бональда Радилловича - но он же из их Ордена!

"Слово надо держать", - снова вывел лейтенант, дважды подчеркнув написанное.

Комбат усмехнулся - приятно думать, что знаешь людей, но вдвое приятнее - осознавать: ты все- таки не ошибся.

"Согласен. Теперь о деле."


***


Исчерканный лист ярким пламенем вспыхнул в жестяной урне. Майор внимательно проследил, чтоб ни строчки текста не уцелело, тщательно растерев напоследок пепел на паркете - чтоб уж наверняка.

- Вы свободны, лейтенант, - холодно отчеканил он. - И позовите уборщицу.


***


Комтан медленно шел по плацу. Мысли кружились в голове в безумном хороводе, и временами лейтенант даже не замечал, куда идет.

"Выяснить, кто еще чрезмерно любит императрицу", - вспоминал он слова комбата. - "Придумать, как нейтрализовать капитана Гильеспи". - Комтан вспомнил, как сжались кулаки майора, когда он выводил это распоряжение - лейтенант на миг испугался, что карандаш попросту рассыплется в пыль. - "Легко сказать…" - Сожалею, лейтенант, - вдруг послышался вкрадчивый голос. Комтан оторвал глаза от утоптанного песка плаца - перед ним стоял капитан Гильеспи. - Иногда командиры чрезмерно суровы к подчиненным.

- Такова служба, - попытался улыбнуться лейтенант, но лицо выдало только жуткую гримасу. Комтан испугался - он никак не походил сейчас на подчиненного после жуткого разноса, но ничего не мог с собой поделать. Впрочем, капитан принял его задумчивость за безмерное огорчение, продолжив:

- Я думаю - у меня есть, чем вас утешить. Пойдемте-ка со мной. Вам просто-таки необходимо расслабиться. Ведь уже завтра - учения.


***


В холле здания, украшенного скромной табличкой "Институт проблем разума", было светло и тихо - из-за перегородки вахтера доносилось уютное фырканье чайника.

- Кто такие? - сверкнуло, и перед девушками повисла бледно-серая паутина, от которой ощутимо веяло холодом. - Быстро говорите!

- Мы в Институт, - растеряно ответила Сийри. - Направили нас сюда.

- Кто? - весь вид вахтера, облаченного в аккуратный мундир, говорил: меня не проведешь, я вас всех насквозь вижу!

- Он представился как Реван, - сказала Нита. - В поезде к нам подсел, мы с ним переговорили - он направил.

- Реван, Реван, - вахтер на минутку задумался. - Погодите.

Он скрылся за стойкой, через минуту что-то затрещало, девушек обдало порывом ветра, вокруг закружились снежинки, а серая паутина исчезла.

- Третий этаж, кабинет 382.


***


Коридоры Института лишь на первый взгляд напоминали тривиальное присутственное учреждение. Стоило лишь присмотреться внимательнее, как становились заметнее таинственные тени по углам, едва слышный шепот, странные знаки на стенах, мертвенно поблескивающие синим.

- Заблудились? - из-за угла внезапно появилась наглухо закутанная в черное фигура и сверкнула огненными очами.

- Ага, - ответила Сийри. По ее спине пробежали ледяные мурашки - закутанный в плащ человек вдруг показался ей ужасно обаятельным и милым. - Номеров на дверях нету же.

- Чужие здесь не ходят, - хохотнул он. - Может, я что подскажу?

Нита сделала шаг вперед, прикрывая собой подругу.

- Если вы подскажете, где тут кабинет 382, мы будем очень благодарны.

Незнакомец было шагнул к Сийри, но вдруг ойкнул, будто натолкнувшись на что-то неприятное.

- Да, конечно, - помолчав, отозвался он. - Вам прямо по коридору. Увидите это на двери, - существо очертило в воздухе сияющий бело- зеленый знак, - вам туда.

Там, чтобы вы не думали обо мне совсем уж плохо - на двери есть номер. Желаю удачи.

Фигура в черном чуточку распахнула плащ. Подруги, оцепенев, увидели синюшно-бледное лицо и полыхающие алым глаза. Впрочем, уже через пару секунд это зрелище расплылось серым туманом, унесшимся куда-то к потолку.

- Наконец-то, - Нита позволила себе чуток расслабиться. - Уверена: ты даже близко не представляешь, кто это был! Я думала, это все сказки…

- Колдун какой-нибудь? - рассеянно предположила Сийри. Она, вздохнув, с легким сожалением проводила облачко взглядом.

- Это живой вампир! - с ужасом в голосе ответила подруга. - Ну, "живой" в той мере, конечно, насколько вся нежить живая. Смотри.

Нита сунула девушке под нос нательный крестик, который сжимала в кулаке. Тот оказался ощутимо горяч и светился белым.

- Нежить, - вздохнула девушка. - Но такая симпатичная!

- Ей положено казаться симпатичной, - с отвращением ответила Нита, - Сий, очнись! Вампиры - кровожадные хищники, которые охотятся на людей, очаровывая их колдовством, противным человеческой природе. Мерзость, никогда не думала, что вживую эту тварь увижу. Пошли скорей, а то еще вернется.


***


Вампир не обманул - на двери кабинета действительно переливался указанный им знак, а за ним проступали четкие цифры "382". В ответ на стук ручка на двери в виде львиной головы, негромко рыкнув, сообщила: "Войдите!". Сийри опасливо коснулась ручки - но та снова выглядела обычной литой бронзой, холодной и неподвижной.

За дверью оказался небольшой кабинет, с застекленными шкафами по обе стороны, рукомойником в углу и обычным деревянным столом посередине. Сквозь дверцы шкафов просвечивали пухлые папки вперемешку с разноцветными банками, заполненными чем-то непонятным. На столе справа возвышалась стопка бумаг, придавленная сверху старинным кордом с причудливой вязью на лезвии, а в центре стояла миска, откуда валил серый дым. Маг, облаченный в серый лабораторный халат, стоял, опершись руками о стол, и напряженно вглядывался в миску.

- Докладывайте, - бросил он девушкам, не отрывая взгляда от дымящей миски.

- Что? - растерялась Сийри.

- Это я вас спрашиваю, - колдун раздраженно махнул рукой на миску. Та перестала дымить, засветилась желтым, вдруг бурно вскипев. Маг отскочил от стола, - Елки, почти получилось…

Жидкость в миске постепенно успокаивалась, но пара капель, попавших на стол, сосредоточенно проедала в нем угольно-черные дыры, наполняя кабинет ароматом хвои.

Разочарованно вздохнув, маг вылил переставшую светиться жидкость в рукомойник, сполоснув там же миску.

- Теперь я слушаю вас внимательно, - сказал он. - Для начала представьтесь.

- Сийрике Алинтери и Нитаали Ортадо, - сказала Сийри. - Вы знаете некого Ревана?

- Этого пройдоху? - хмыкнул колдун. - О, да - известный у нас экземпляр.

Позвольте мне догадаться - он проиграл вам в карты целое состояние, оставив расписку на имя Института?

- Нет, ничего подобного, - засмеялась Нита. - Он всего лишь представился вербовщиком от имени Института, после чего послал нас сюда.

- Это уже интереснее, - маг прищелкнул пальцами. Из-под шкафа выпрыгнули три раскладных стула. - Присаживайтесь, поговорим. Меня зовут Арвид Отанович Индего, а руковожу я кафедрой стихии Огня в нашем Институте.


***


Сийри уже трижды успела пожалеть, что связалась с Институтом. Казалось, проверкам, анкетам, опросам не будет конца. Девушка протерла слезящиеся глаза - казалось, она не спала уже неделю. Она с тоской оглядела комнату, упрятанную где-то глубоко в подвале: беленые каменные стены, серые половики на полу, пара деревянных стульев и стол - все накрепко прикрученное к полу. Впрочем, дышалось тут свободно.

Глухая железная дверь бесшумно распахнулась настежь. От порыва ветра огонек на свечке пугливо затрепетал, чуть не погаснув. На пороге стоял Арвид Отанович.

- Сийри, на выход, - скомандовал он, едва заметно улыбнувшись.

Девушка, утирая набежавшие слезы, с оханьем выбралась из-за стола и поспешила к двери.

- А где Нита? - сразу поинтересовалась она.

- Все в порядке с твоей Нитой, - махнул рукой профессор. - В соседней комнате сидит, последние анкеты заполняет. А с тобой все уже решено.

Сердце Сийри замерло. С одной стороны, уже то, что ей пришлось пережить сейчас, весьма прозрачно намекнуло: учеба в Институте - далеко не шутки, а с другой…

Она прямо-таки чувствовала: обещанные чудеса уже буквально за поворотом, потому никак не могла сказать себе: "Нет, я не смогу!" - И… что? - запинаясь, прошептала она.

- Оформляем, - кивнул маг. Казалось, он даже не заметил состояния своей новой подопечной. - Пока на подготовительные курсы, на год. Впрочем, памятку почитаешь - там все указано.

По коридору прокатился звучный удар гонга. Прямо в каменной стене медленно "проявилась" еще одна дверь. Арвид Отанович распахнул ее во всю ширину, и оттуда вывалилась взмокшая Нита. Оглядев коридор, она остановила ошалевший взгляд на подруге, глубоко задумалась и вдруг всполошилась.

- Сийри! Что мы тут стоим - нам же в порт надо, корабль же уйдет! Зачем я только тебя послушала - вот застрянем здесь, будет нам веселье.

- Он же в семь вечера, если не ошибаюсь, - невозмутимо вмешался профессор.

- А сейчас сколько? - хмыкнула Нита. - Я за этими бумажками часов восемь просидела - не меньше!

- Десять утра, - маг откровенно улыбался. - Наше время дорого, мы же не обычники какие-нибудь. Час в этой комнате, - он ткнул пальцем в дверь за спиной девушки, - равен примерно минуте снаружи. Очень, очень полезная вещица, знаете ли.

- Здорово, - Сийри мечтательно улыбнулась. - Нит, прикинь - сколько времени мы на сессиях бы сэкономили!

- Если б кое-кто вел себя поответственнее, обошлись бы без авралов. - отрезала Нита. Она еще тяжело дышала от пережитого страха, но уже успокаивалась. - Курсовую за сутки - где это видано?

- За сутки? - иронично протянул профессор. - Могу себе представить ее качество.

Эх, а еще отличники!

- Ну, так сложились обстоятельства, - Сийри густо покраснела. Ей было нестерпимо стыдно.

Маг ухмыльнулся.

- Верю! Теперь - в канцелярию. Там я сдам вас верному человеку, а сам пойду к директору и Его Светлости графу Вильмару Троенци - он наш куратор от оринитов.

Если он будет в хорошем состоянии - еще до обеда к присяге вас приведем.


***


- Имма, ты здесь? - профессор заглянул в очередную комнату в поисках своего верного человека. Но обширный зал, уставленный причудливыми агрегатами, был пуст. - Так, здесь тоже никого нет. Где же все?

Внезапно в совершенно пустом зале разлилось призрачное хихиканье. Маг, мгновенно насторожившись, принялся со странной осторожностью ощупывать воздух. Хихиканье прозвучало уже намного явственней, а через секунду, как бы из ниоткуда появилась встрепанная девушка, облаченная в синий, местами прожженный лабораторный халат.

Она с каким-то непонятным изумлением уставилась на собственные руки, потом на иронично глядящего на нее шефа, и расхохоталась в полный голос:

- Ой, вы бы видели себя в зеркале… Умора…

- Осведомлен, осведомлен… Такого у вас насмотрелись, хоть уши затыкай - всем рассказать норовят. Ладно, если б в них хотя бы отражалось, что положено! - профессор, укоризненно махнув рукой, подошел к какому-то механизму, деловито жужжащему в углу комнаты. - Значит, факт налицо: шапки-невидимки изобретаем, а государственное серебро разбазариваем, - с этими словами прибор утих, а лаборатория мгновенно наполнилась тихо смеющимися людьми.

- Но зато чистый эксперимент, - длинный парень с аккуратной бородкой вытер слезящиеся от смеха глаза, - если уж вы с первого раза не засекли, то эффект можно считать доказанным.

- Еще бы не заметить, шум-то не экранируется, - возразил Арвид Отанович, - Но это мы обсудим позже. А завтра, прямо с утра я вас, уважаемый Витен, жду у себя - с отчетом по всей форме.

Веселье в зале поутихло - видать, даже тут бумажную работу автоматизировать не сумели. Лаборантка, проявившаяся первой, внимательно выслушала профессора и повернулась к девушкам:

- Это вас оформлять? Пошли тогда. Я Имма, можно просто Месике.

- Как-как? - удивилась Сийри.

- Месике. Пошли скорее, ведь до обеда не успеем. Сперва в канцелярию, а потом в библиотеку, а на склад уж напоследок - главное, до обеда успеть. А то ж знаете: для некоторых обед - священная корова, покушаться на нее опасно, - девушка хихикнула.


***


Оформление, против ожидания, затянулось надолго.

- Точно говорят, есть бюрократы двух типов: одни только что вышли, другие - еще не пришли, - мрачно ответила Нита, в который раз выслушав "придется еще чуток обождать", - мы хоть на пароход успеем?

В ответ на эти слова часы в глубине коридора звонко щелкнули и отбили час.

- Обед, - грустно констатировала Месике. - Пошли, девчонки, придем через час.

- Чтоб вам пусто было, - в сердцах воскликнула Сийри, погрозив кулаком запертой двери.

Косяк вдруг вспыхнул золотистыми рунами, а в воздухе запахло серой.

- Проклятия накладываем? - из- за угла появился профессор в сопровождении какого-то худощавого старика в военной форме. - Еще не поступили, а уже колдуете. Как не стыдно!

- О, Арвид Отанович, - расцвела лаборантка, - вы как всегда вовремя! Фелиция снова заперлась - никого не пускает.

- Долго уже сидите? - поинтересовался маг.

- С час, - вздохнула Месике.

- Я, конечно, извиняюсь, - проскрипел старик. Сийри, разглядев у него на петлицах серебряного дракона, охнула - незнакомец оказался рыцарем-оринитом в звании антейра. - Но я бы хотел знать, когда кончится этот балаган? Дисциплина в этом кефирном заведении ни к лешему не годится. Хотелось бы мне знать, почему Великий магистр до сих пор не навел у вас тут порядок.

- Видимо, у него есть на это причины, Ваша Светлость, - профессор отвесил антейру неглубокий поклон. - Уверяю вас: церемонию не задержат ни на минуту.

- Сомневаюсь, что ее вообще стоит проводить, - проворчал антейр. - Опять наберете неизвестно кого - уже нежить принимаете!

Профессор, помрачнев, увлек рыцаря за угол. До девушек донеслись обрывки фраз:

"…развели цветник", "Реван отобрал!", "порядочный, да. Мерзавец он порядочный!…", "наш мерзавец", "послушников привлечем, сколько раз…", "брак недопустим!", "брак и есть", "…отличием!".

Последовала долгая пауза, и спорщики наконец вернулись к девушкам. Антейр все еще упрямо поджимал губы, но взгляд его потеплел.

- Ну, благородные доминьи, - после паузы сказал он. - Следуйте за мной, время не ждет.


***


Овальный зал также прятался в подвале, но, против ожидания, в нем было очень светло - высокие потолки, стрельчатые витражные "окна", отбрасывающие на зеркально отполированный пол разноцветные тени.

- Встаньте в круг, - скомандовал граф, нетерпеливо ткнув в сторону выложенного разноцветной плиткой круга из рун. Сам он быстро прошел к шкафчику в дальнем углу, принявшись извлекать оттуда пару каких-то серых свертков, бланки, полупустую бутыль синего стекла и шпагу в ножнах. - Надевайте мантии, - буркнул антейр, сгрузив поклажу на стол в конце зала, и запустил в подруг серыми свертками.

- Не мой размерчик, - едва слышно вздохнула Нита. разворачивая мантию до боли знакомого фасона. - В который раз.

- Разговорчики! - рявкнул рыцарь. - Арвид Отанович!

Профессор, став рядом с графом, выжидательно глянул на подруг. Те послушно замерли по стойке смирно.

- Итак, - удовлетворенно осклабившись, начал антейр, - Клянетесь ли вы, не щадя жизни, защищать свою Родину и всех ее граждан, от мала до велика?

- Клянемся, - хором ответили девушки.

- Клянетесь ли вы всеми силами служить Империи и неустанно печься о ее благе?

- Клянемся.

- Клянетесь ли вы хранить традиции, блюсти верность Империи и следовать долгу?

- Клянемся.

- Волей императора я посвящаю вас в коллегиали, - Сийри почувствовала, как шпага осторожно коснулась правого, потом левого плеча. Девушка как завороженная следила за бритвенно острым клинком, и в какой- то момент даже ухитрилась рассмотреть свое отражение в идеально отполированной стали. - Во имя Муромина и его народа, да будет так. Теперь дайте мне левую руку.

Сийри почувствовала, как нетерпеливые пальцы буквально рвут плотную шнуровку.

Буквально через секунду предплечье словно обожгло огнем. Девушка, ойкнув, попыталась выдернуть руку, но рыцарь держал крепко.

- Терпи, архимагом будешь, - хохотнув, сказал он.

Действительно, боль уже утихала. Вскоре она уступила место прохладе, а когда девушка глянула на руку - на левом предплечье красовался простой браслет из полированной, местами потертой бронзы. Рядом ойкнула Нита - пришла ее очередь.

- Поздравляю, - рыцарь, отряхнув руки, вернулся к столу.


***


- Коллегиаль 3 класса, - прочитала Сийри. - Ух, ты!

Месике скептически усмехнулась.

- Не обольщайся. Это подразумевает базовый уровень - одни бытовые, практически.

- Бытовые? - Сийри чуть не взвыла. - Они же вообще без лицензии!

- Ну, да, - хмыкнула лаборантка. - А вы что хотели - сразу боевых заклятий или, там, мертвых оживлять? Это же для вашей пользы делается - а то пережжете себе мозги, а Институту пенсии плати.

- Еще получится что-то наподобие того ветерана в поезде, - сообразила Нита. - Помнишь, который еще всех воспоминаниями замучил!

- Его забудешь, - мрачно хмыкнула подруга. Блестящая идея обучится магии ветшала на глазах.

- Тоже маг? - с интересом спросила лаборантка.

- Вроде, да, - кивнула Сийри. - Его внучка на воды везла. Сказала: он когда-то на засаду напоролся, умаялся, едва коньки не откинул.

- Вы над этим не смейтесь, - посерьезнела Месике. - Коллегиалям специально браслеты-ограничители дают, чтобы не слишком чародействовали. На самом деле, переколдовать, если резерва не чувствуешь, или просто сильно волнуешься - раз плюнуть. Как и умереть потом. Про Аскалота Мриерку же наверняка знаете.

- О, да, - кивнула Нита. - Кто ж не слышал. Он тоже от перенапряжения? Я слышала - от несварения желудка…

- Стрелы не перевариваются, да, - хихикнула девушка. - Но это официальная версия. А на самом деле - именно надорвался, бедняга. В общем, вы, прежде чем колдовать, обязательно методичку почитайте. А теперь, господа коллегиали, последний рывок!


***


Интермедия. Внимание живых Казалось - Великая пирамида плывет в океане крови. Разумеется, это не так - в гигантской пещере под горой Милберг, где когда-то зародились вампиры, плескался океан снильза - невероятной жидкости, которую не без основания считали "магической силой в жидком виде". А Великая пирамида, уступами вздымающаяся из алых вод, была его источником.

Никому не известно, кто именно создал саму гору, пещеру в ней и снильз - но все, даже сами вампиры, напрочь исключали возможность "естественного происхождения" этого чуда.


***


Кайл Касид, Старейший князь, сидел на верхней ступеньке Пирамиды, безучастно глядя на бушующее море снильза. Сосредоточившись, он еще мог вспомнить, каково было взбираться по ним бесконечные тысячи лет назад, когда новорожденное тело дрожало от напряжения, а снильз с шипением испарялся с белоснежной кожи. Он еще помнил: кто-то встретил его тут, наверху, но кто - этого Старейший князь сказать уже не мог.

За спиной вежливо кашлянули.

- Да, Берк, - отозвался Кайл, легко вскакивая на ноги.

- Вернулся муроминский караван. Происшествий нет.

- Хорошо. Еще новости?

- Они просят направить к ним полномочного посла.


***


Вот это было странным. Никогда ранее живые не вели переговоры с вампирами в своих собственных жилищах. Почему-то среди людей бытовало поверье, что вампир не вправе войти в дом, если не получил приглашения от хозяев. Чушь, разумеется: единственное, чем джиарри отличались от прочей нежити - умением плодить себе подобных. А так - огонь, чеснок, святая вода а, главное, солнце превращали вампиров в пыль без малейшего труда.

Кайл снова взял в руки свиток и сосредоточился. В ушах тут же зашумело, голова закружилась. Князь подумал: зря он взялся за дело на голодный желудок. Впрочем, прерываться неимело смысла - Кайл уже чувствовал настроение автора: беспокойство, неуверенность, страх… Страх? Князь, усмехнувшись, еще раз перечитал послание.

"Кайлу Касиду, Старейшему князю. Сверхсрочно. Лично.

Настоятельно прошу направить к нам посла для ведения неотложных переговоров.

Рассчитываю на понимание.

Богдысь Салецкий, Верховный некромант. От имени императора Олеса IV и по поручению регента императора, Бональда Радилловича." Это было что-то новенькое - Верховный некромант, который сам мог напугать кого угодно до заикания лишь одним своим молчанием, боялся! Кайл еще раз проверил печати с заклятиями на грамоте - все подлинное. Пожалуй, стоило созвать Совет - дело выглядело весьма подозрительно.


***


Старший князь Веткан задумчиво вперил взгляд в потолок.

- Единственной основательной причиной, которая мне видится - может стать пересмотр существующих соглашений. Исходя из этого, я против любых внеплановых контактов.

- Они - наши давние союзники, - Старший князь Камбр покачал головой.

- Это очень рискованно. Притом - в Муромине наш посол будет зависеть исключительно от доброй воли тамошнего народа. А если судить по их фольклору - наш род не может рассчитывать на радушный прием.

- Я согласен лично рискнуть, - Камбр слыл самым упрямым из всех князей. Впрочем, многие сходились, что свою неуемную энергию ему стоило бы направить в более продуктивное русло, чем бесконечные споры. - Когда выезжаем?

- Никто из Старших князей не имеет права покидать Милберг, - напомнил Кайл. - Потому - если Совет примет решение направить в Муромин посла, кандидатура его будет обсуждаться особо.

- Выбирайте хоть кого из моих, - тут же заявил Камбр. - Не подведут. В отличие от не видевших неба хлюпиков.

- Ладно. Ставлю вопрос на голосование, - Старейший князь решил - пора прекращать дискуссию. - Кто считает, что следует ответить на приглашение? Кто против?


***


- Камбр, вы неприлично живой для вампира, - Кайл медленно прохаживался перед нахохлившимся Старшим князем. - Я думаю - пара тысяч лет летаргики оказались бы для вас неплохим средством от излишней живости.

- Кайл, - вампир раздраженно махнул рукой, - ты пойми: надоело все. До смерти.

Хочу на свежий воздух, солнце увидеть - поверишь, нет - уже лет двести хочу.

Хоть краем глаза.

Касид усмехнулся.

- Проблема - в твоей живости, мой друг. Я до сих пор думаю: мы поторопились с твоим обращением. До сих пор не понимаю - зачем тебе это? Ты же и так эльф!

- Надоело все, - мрачно пробормотал Камбр. - Захотелось чего- нибудь новенького.

- А тут - получил то же самое, - хмыкнул князь. - Вечность, которую тебе нечем заполнить.

- Как будто тебе есть чем, - огрызнулся Камбр.

- Представь себе, - губы Кайла изогнулись в едва заметной улыбке. - Мне нравится вкус вечности. Впрочем, у меня оказался хороший учитель. А с тобой я промахнулся, дорогой друг.

Неожиданно раздался резкий звон. Камбр вскочил, стул, на котором он сидел, с грохотом отлетел в сторону.

- Тревога! - глаза вампира вспыхнули безумным восторгом. - Нападение на Милберг!


***


Атака оказалась мастерски спланированной и ювелирно подготовленной. Заложенные у подножья башен заряды разнесли в клочья большую часть оборонительного пояса, который, строго говоря, никогда не был рассчитан на такую атаку. Закатное солнце, записавшись в союзники атакующих, ворвалось в развороченные коридоры, усыпая их прахом вампиров.

Счастливый Камбр метался по галереям и тоннелям, ухитряясь быть в десятке мест сразу. Вековая грусть растаяла без следа, а не-жизнь снова засверкала живыми красками. В основном, конечно, цветом крови с пеплом.

- Неофитов с живыми выводите на восток! Прикройте восточные галереи! - Старший князь, облачившись в древние доспехи, крошил нападавших саблей, презрительно игнорируя все их попытки хотя бы ранить вампира. Впрочем, через полчаса к нападающим подтянулись маги, и джиарри пришлось отступить под натиском чародейского пламени.


***


- Плохо дело, - Камбр, стащив с головы шлем, почесал затылок. - Они прорвались.

- Мы что-нибудь можем сделать? - Диармид, внук Камбра, обращенный им через тысячу лет после своего "ухода", осторожно выглянул из штрека, тут же спрятавшись обратно. - Зараза. Двое огневиков- элементальщиков.

- Кто-то нас продал, - выдохнул вампир, снова надевая шлем. - У тебя есть еще снильз?

- Полфляжки, - отозвался Диармид. - А тебе зачем?

Коридор перечеркнула яркая полоса - сверху в развороченный лаз спустили зеркало.

- Есть одно средство, - Камбр, хмыкнув, одним глотком всосал снильз. - Только пока не станешь Старшим, о нем даже не думай.

Вампир взревел и выхватил из рук внука тяжелый боевой топор.

- Смерти! - гаркнул он древний клич берсеркеров, который уже много лет не звучал в мире. - Смерти!

Старший князь выскочил из закутка. Тело словно окатили кипятком - скосив взгляд, Камбр увидел, как его кожа чернеет и опадает невесомым пеплом. "Минута есть точно", - пронеслось в голове. - "Вряд ли у них много магов".


***


Часы на большой башне здания портовой администрации отбили ровно пол-шестого, когда девушки, запыхавшись, подбежали к порту. У ворот в полосатой будке скучал пыльный охранник, который, увидев девушек, встрепенулся и быстро опустил шлагбаум.

- Стой, куда? - грозно заявил он.

- В порт, - рассеянно ответила Нита, вглядываясь в картину за воротами.

- Не слепой, вижу, что в порт. Документы предъявите!

Сийри выудила из рюкзака билеты на пароход и, не опуская в требовательно протянутую руку, предъявила их в развернутом виде.

- Мы на "Ласточку".

- А, на "Ласточку"… - охранник, осклабившись, сплюнул под ноги. - Так эта баржа никуда больше не пойдет. По крайней мере - до весны точно!

- То есть как? - удивилась Сийри, нехорошо прищурившись, - что случилось-то?

- С этой баржей? Она утонула, - беззаботно заявил вахтер, - вон, на седьмом пирсе. Вы б в управление подошли, разобрались. Если успеете, впрочем, - добавил он, взглянув на часы.


***


Седьмой пирс выглядел весьма неприглядно - грубо сколоченный деревянный настил на позеленевших сваях, окутанных бородой водорослей, с порыжевшими тумбами и почерневшими, местами измочаленными привальными брусьями. Слева тумбы опутывала паутина швартовов, уходивших в мутную воду, из которой поднимались закопченные трубы и мачты с путаницей тросов.

- Да, не повезло кораблику, - вздохнула Сийри, окинув грустным взглядом кружевное плетение искореженных балок, которые были когда-то, вероятно, зернопогрузчиком - развалины плотно усыпали птицы.

- Пошли в управление, - печально вздохнула Нита.


***


В управлении, мрачно пялившемся огненными очами окон на Добродей, оказалось весьма шумно и людно. Толпа явно хотела довести осаду кабинета администратора до победного конца. Дверь в комнату уже сдалась, так что все желающие могли в подробностях видеть дуэль пострадавшего купца с начальником порта.

- Нет, нет, еще раз нет! Ваш груз застрахован, разбирайтесь со страховой компанией, поставщиком, получателем - точка! Мы тут не при чем - это даже не наш пирс! - возмущенный голос громом раскатывался по этажу, заставляя дребезжать немногочисленные стекла. Ответную реплику разобрать не удалось - она сразу же потонула в ответном словесном шквале.

- Сердится, - поежилась Нита.

- Еще бы! - прищурилась Сийри, прикинув, где находится эпицентр шума. - Вряд ли у него каждый день суда тонут.

Она попыталась заглянуть в кабинет, но прочие пострадавшие стояли непоколебимо, напрочь перекрывая картинку скандала. Девушка, отойдя к окну, с раздраженным вздохом сгрузила на подоконник свои пожитки.

- Что разглядеть удалось? - осведомилась Нита, сгружая свою поклажу рядом.

- Мы накрепко влипли, - по лицу подруги было заметно: ей крайне хочется выругаться, но она сдержалась. - Меня даже не пустили!

- Надо ждать, - пожала плечами Нита. - Нам нужно знать, как поступить с билетами, да и вообще - как добраться до Маскона.

- А больше ничего и не остается, - Сийри, мрачно выудив из баула с учебниками какую-то брошюру, попыталась отвлечься.


***


Отвлекаться получалось плохо: перебранка из кабинета, со временем обретающая все более агрессивный характер, нетерпеливый гомон прочих пассажиров, невероятная духота в коридоре - в итоге Сийри едва одолела введение. Сдавшись, она сунула брошюрку за пазуху и решительно соскочила с подоконника.

- Нит, пошли подышим, - вздохнула она, утирая пот. Платок тут же промок. - А то я умру прямо здесь!

- Долго же ты терпела, - хмыкнула подруга, напоследок поковыряв ногтем намертво заколоченные окна. - Начальник-то в прохладе сидит.

На первом этаже под лестницей горел свет, и какая-то женщина грохотала ведрами.

Увидев девушек, она не выдержала.

- Ходят, ходят, как заводные, спасу нет! А ты мой, убирай… У меня тоже дом есть, между прочим!

- Как бы нас до своего добраться, - Сийри устало присела на крылечке. Нагретый за день камень источал приятное тепло, а вечерний близ с Добродея весьма кстати холодил разгоряченнле лицо. Девушка отчаянно жалела, что нельзя расстегнуться.

Нита, пристроившись рядом, пояснила уборщице: - С "Ласточки" мы. Точнее, мы на нее не попали.

- Ваше счастье, - сочувственно усмехнулась уборщица. - Какие места?

- Третий класс, - вздохнула Нита. - Наверно, если бы успели разместиться - сейчас бы стояли, в чем есть.

- Ой, девоньки, - присвистнула уборщица. - Как приедете - поставьте в церкви свечку за здравие. "Ласточка" за три минуты утопла, пассажиры в одних портках повыпрыгивали. Ой, чую - набегут завтра лигитонцы прямо с утра - будут выяснять, чей умысел. Как будто без того так неизвестно - чью рожь с перегрузом сыпали.

Сейчас в одних портках у начальника сидит. А ведь кричал еще - "давай, давай, не ленись!". Вот теперь птичек кормит.

- Хорошо, не рыбок, - Сийри поняла: жизнь не так уж плоха. - Так это он так вопит?

Уборщица прислушалась.

- Нет, это наш Крукиш. Уж слишком визгливые нотки - видать, тоже совесть нечиста. Это надолго.

- А нам что делать? - девушки снова приуныли. - За свои кровные билеты брать?

- Да, еще потом скажут - даже по распределению не явились, а еще отличницы, - добавила Нита.

Уборщица хмыкнула.

- Так неймется в этот свой Маскон?

Сийри кивнула. Уборщица задумалась.

- Ладно, ждите здесь. Кто будет спрашивать Уллу Аугустовну - это я - скажите, что скоро буду. А пока, - она ткнула рукой в сторону ведер и швабр, - полы на первом этаже помойте. Идет?

И женщина с необычайной грацией растворилась в ночи.


***


Бурные воды, гонимые швабрами, окатили грязные половицы и исчезли в стоке, оставив после себя иллюзию временной чистоты. Сийри с оханьем распрямилась, потерев поясницу.

- Привыкай, - Нита сочувственно засмеялась. - Теперь придется все самой убирать.

- Кошмар какой, - улыбнулась Сийри. - Елки, а нельзя это как-нибудь магией?

- Можно, - вдруг донесся до них знакомый голос. В комнату зашла Месике в сопровождении мрачного человека в светло-сером плаще. Тот, хмуро кивнув подругам, уселся на стул у стены, пригладив стального цвета ежик на голове. - Это тетушка - консерватор, я уж лет пять веника в руки не брала. Кстати, где она?

- Улла Аугустовна? - уточнила Нита. - Сейчас будет.

- О, уже познакомились, - удовлетворенно констатировала девушка. - То-то вижу: со швабрами пляшете. Кстати в честь чего танцы?

- Наш транспорт утоп, - вздохнула Сийри. - А ехать-то надо.

- Да уж, слышу, - как-то невесело усмехнулась Месике, прислушавшись к гомону этажом выше. - Да, кстати - вы же в Маскон едете, верно?

Девушки согласно кивнули.

- Тогда знакомьтесь, - лаборантка кивнула в сторону мага, нервно барабанившему пальцами по коленям, - Гомза Данич с кафедры водников. У вас там какая-то нечисть завелась, вот его командировали.

- На ночь глядя, - колдун, попытался устроиться поудобнее на скрипучем стуле. - Я еще это припомню.

Месике, вздохнув, пожала плечами, всем своим видом показывая: "чем бы не тешился, а вы не обращайте внимание".

Тут входная дверь снова хлопнула, и в кассовый зал вошла Улла Аугустовна.

- Мей, ты чего тут забыла? Или опять так набедокурила, аж свинтить подальше хочешь?

Месике состроила невинное лицо.

- Все в порядке, тетушка. Тут просто срочная командировка у одного человека, вот я обеспечиваю. Начальник у себя?

- До утра будет, - фыркнула уборщица. - У нас тут очередная коробка утопла. А куда ему надо?

- В Маскон, - девушка, украдкой погрозила нахохлившемуся магу. Тот с отсутствующим видом уставился на запертое окошко кассы.

Улла Аугустовна с подозрением оглядела племянницу и ее спутника.

- Видать, кое-кому сама судьба ворожит. Ладно, идите за мной.


***


Идти оказалось неблизко - к дальнему причалу. Улла Аугустовна на подходе к пирсу чуток отстала, притормозив девушек.

- Тут такое дело, - начала она, явно смущаясь. - Капитан согласен вас до Маскона подбросить. Но небесплатно. По три марочки - устроит?

Сийри задумалась. С одной стороны, тот же билет третьего класса стоил две марки, а с другой… Очень не хотелось застрять в незнакомом городе, пока портовое начальство соизволит разобраться с претензиями.

- Идет, - скрепя сердце, она выудила из кошеля пару бумажек.

- Вот и отлично, - уборщица, облегченно вздохнув, поспешила вперед.

Искомый транспорт удачно спрятался полузатопленных куттеров - только вымпел на единственной мачте выдавал "обитаемость" судна. Впрочем, на палубе было пусто - даже в иллюминаторах не виднелось ни единого проблеска. Месике с Гомзой Даничем уже недоуменно топтались у сходней, не решаясь ступить на палубу.

- Эльгис! - Улла Аугустовна решительно спрыгнула на палубу суденышка. - Эльгис, вылезай, засоня.

В иллюминаторах мелькнул рассеянный свет, из каюты выполз растрепанный мускулистый парень, облаченный в тельняшку с шортами, и недовольно бурча, посветил на пассажиров.

- Эти? - произнес уже громче. - Блин, нельзя утром, что ли?

Уборщица, нагнувшись к парню, что-то прошептала ему на ухо, сунув в отворот тельняшки разноцветные бумажки. Эльгис, тут же повеселев, тряхнул головой, разгоняя дремоту.

- Давайте на борт, раньше выйдем - раньше будем, - яхтсмен открыл лючок на палубе. - Вещички сюда давайте.

Девушки послушно сложили в отсек свой багаж, а маг осторожно пристроил рядом кожаный саквояж, что-то недовольно бормоча сквозь зубы. Управившись с кладью, девушки прощально помахали Улле Аугустовне с Месике и полезли в каюту. Колдун, на миг задумавшись, снова зачем-то выбрался на причал.

В каюте было прямо-таки невероятно тесно - из мебели присутствовали только шесть кресел в два ряда. Перед крайними креслами в первом ряду стояли сияющие начищенной медью штурвалы и какие- то рычаги странной формы. Девушки, не сговариваясь, заняли соседние кресла во втором ряду. На ступеньках загрохотало.

- Вы б заняли места у окошек. - заметил яхтсмен, - Да - обязательно пристегнитесь.

- Почему у окошек? - рассеянно спросила Нита, разбираясь в путанице ремней.

Сийри уже пристегнулась в центральном кресле и помогла подруге справиться с упряжью.

- Если будет тошнить - до иллюминатора недалеко. А если не пристегнуться - когда на нормальную скорость выйдем, будет болтать по салону, как карандаш в перчатке, - усмехаясь, пояснил парень.

- А сильно болтает-то? - забеспокоилась Сийри.

- Еще как! Тридцать второй проект вообще болтало так - казалось, мозги всмятку будут, - помрачнел парень, - но это уже тридцать седьмой, тут даже редан есть, потому трясет существенно меньше. Еще б погода не подвела, - яхтсмен озабоченно глянул на тускло сиявшие приборы. - Ладно, выйдем за мол - увидим.

Приготовьтесь, - парень снова исчез, едва не сшибив Гомзу Данича. Тот невозмутимо сел рядом с Сийри, сразу же деловито пристегнувшись.

- Надеюсь, вас не мутит в море, - равнодушно осведомился он, снова пригладив волосы.

- Без понятия, - пожала плечами Сийри. - Я же из Тибессы. На озере не мутило.

- Озеро - мелочь, - хмыкнул маг. - У вас, наверно, волна в аршин уже бурей считается.

- Так дурных нет - Маланку в такую погоду тревожить, - пожала плечами девушка. - Еще донника зацепишь веслом - так только весла выплывут! А баржи восточным берегом ходят, там донников нет.

- Много у вас этих донников? - заинтересовался колдун. - У нас их совсем не водится - то ли жарко, то ли солоно…

- Говорят, порядком, - девушка выудила из-под рубашки ладанку, расшитую бисером и мелкими, с конопляное семя, жемчужинками. - В полнолуние выходи на берег с пирогом - никогда в накладе не останешься.

- Рисковые люди, - хмыкнул маг. - А много ли возвращались?

- Вроде да, - Сийри, задумавшись, принялась что-то высчитывать на пальцах. - Нет, все, кого знаю - вернулись.

- Занятно, - улыбнулся собеседник.


***


Тем временем суденышко качнулось, а в иллюминаторах поплыли огни порта. Вскоре кораблик закачало еще сильнее, а наверху что-то хлопнуло и заскрипело.

- Хорошо идем, - обнадежил подруг капитан, быстро скользнувший вниз по поручням и кинувшийся к левому штурвалу, - море отличное! Приготовьтесь, сейчас попрыгаем!

Сийри только хотела спросить, что именно это значит, как парень повернул пару рычагов на пульте, посмотрел на какие-то циферблаты, чуть довернув штурвал.

Практически сразу же буер чуть подпрыгнул - его корпус сотряс легкий удар.

Внутри девушек что-то сжалось, через секунду пропав бесследно. Нита настороженно охнула - буквально через секунду все повторилось.

- Ничего так, можно терпеть, - поморщилась Сийри.

- Посмотрим на вас завтра, - иронично хмыкнул капитан, - многие так говорят. А потом… - он презрительно махнул рукой.


***


Через полчаса буер выбрался за мыс Мирчо. Вдруг иллюминаторы справа по борту залил слепящий свет, и послышался рокот выстрела. Сийри встревожено огляделась, но казалось, все идет, как надо - капитан вдумчиво изучал приборную доску, маг, беззвучно шевеля губами, с отсутствующим видом изучал потолок каюты, а Нита вовсе уснула в кресле. Заметив тревогу девушки, колдун соизволил пояснить.

- Это с "Ингвара Великого". Им тоже скучно.

Сийри понимающе кивнула. Фрегат первого класса "Ингвар Великий" лет двадцать назад считался самым мощным кораблем имперских ВМС на Дарганате. Но однажды, в далеко не самую счастливую ночь, он ювелирно сел на мель у самого кончика мыса Мирчо, после чего лет пять во флоте наблюдали сильнейший звездопад и целую роту рядовых матросов с повадками адмиралов. Снимать с мели фрегат не стали - переделали в береговую батарею а, заодно, в самую суровую гауптвахту Муромина.

Тем времем буер начало болтать сильнее. Девушка начала понимать смысл выражения "мозги всмятку". Магу это тоже не понравилось. Недовольно покрутив носом, он распорядился:

- К Шатере забирай.

Капитан иронично хмыкнул, всем своим видом показывая: "это кто тут командовать пытается?".

- Последний раз повторяю, - маг лениво размял пальцы.

- Успокойся, смертный, - яхтсмен на миг обернулся. Сийри оторопела, увидев странно вытянувшееся, словно лошадиное лицо. - Я тут хозяин.

- Это не значит, что мы в твоей власти, нежить, - колдун казался совершенно расслабленным, но Сийри почувствовала: на самом деле он напряжен до предела. - Я знаю, кто ты, агишка.

Капитан безумно долгий миг поиграл с магом в гляделки, но све-таки повернул штурвал влево.

- Вот напоремся на рифы - пешком пойдете, - предупредил он.


***


- Рисковые у вас люди в Тибессе, - едва слышно прошептал колдун, успокаиваясь.

- Да вроде не очень, - пожала плечами Сийри.

- К донницам в полнолуние ходите, с агишками на одном корабле катаетесь, - улыбнулся Гомза Данич. - Позволю себе нескромно заметить: если бы не я - это путешествие могло бы стать действительно незабываемым. Со знаком "минус".

- А что случилось-то? - поинтересовалась девушка.

- Агишка, - нравоучительно пояснил колдун, - это такая морская нежить. Крайне любит заманивать несведущих людей в свои владения, после чего всячески издевается. Интересно - может выглядеть человеком, как и здоровой такой птицей, и конем. Очень советую: не катайся на катерочках с прекрасными незнакомцами - у моря это может крайне плохо закончиться. Подруге тоже передать не забудь.

- Ну, откуда мы знали, - смутилась Сийри. - Парень и парень…

- Эх, - вздохнул маг, - а еще у нас учитесь. Это же элементарные чары - в первую очередь заучите! Хорошо - агишки к магии почти неспособные. Мне за вас стыдно.

- Извините… - девушка почувствовала, что краснеет.

- Мы ж не Аламассу-Казуот, - хмыкнул Гомза Данич. - Это некроманты послушников по принципу "выживает сильнейший" тренируют. Мозгами работайте - из-за них же вас к нам взяли. Надеюсь, мы не ошиблись.


***


Ближе к полуночи буер замедлил ход, вскоре вовсе застыв. Капитан, искоса глянув на задремавшего мага, криво ухмыльнулся.

- Конечно, он маг - ему можно.

- В каком смысле? - осторожно поинтересовалась девушка.

- Оскорблять порядочную нечисть, - мрачно пояснил парень. - Вы, люди, славитесь умением поставить все с ног на голову. Да вообще, чувство юмора у вас…

- Так Гомза Данич, по-вашему, неправ? - удивилась Сийри. - Или издевательства для вас - шуточки?

- Ну, бывают временами перегибы, - замялся капитан. - Но на моей памяти никто из-за агишек не утонул. Или вы думаете - я с людьми работаю по чистому недосмотру? Вот еще. Подумаешь, пару раз с буера сбежал с русалками поболтать - так часа не прошло, как вернулся!

- Часа? - Сийри очень живо представила, как бы она себя чувствовала на крохотном кораблике в открытом море, когда никого из команды на борту нет. - Да уж!

- Все мы совершаем ошибки, - философски пожал плечами капитан. - А на месте вашего попутчика я бы не заворачивал так близко к Шатере. Слышали же про нее?

- Откуда? - хмыкнула девушка. - Я на море первый раз.

- Шатера, - назидательно пояснил парень, - это куча островов, где Зиватар почти вплотную подходит к морю. Крупных всего пять, но всякую мелочь считать - просто умучаешься. Впрочем, дно даже на обычном валуне проломить можно. Потому крупные корабли сюда не ходят, чем разные мутные личности вовсю пользуются. Собственно, обычно мы их и гоняем.

- Может, стоит подождать ночь? - заволновалась Сийри. - Знаете, как- то неохота вплавь добираться.

Капитан безмолвно рассмеялся.

- Шатера от нас в лиге. Жаль, такая славная вечеринка в Ра-лие-киен сорвалась. А ведь меня там ждали!

- Ра-что? - поинтересовалась девушка.

- Русалочий город, неофициальная столица Дарганаты, - с готовностью пояснил яхтсмен. - Взял бы рифы, попутное течение словил - а потом на дно, гулять! Вы точно ничего не заметили бы.

Сийри почувствовала: от обилия новых слов мозги категорически отказываются работать, и широко зевнула.

- Понятно, - девушка потерла слипающиеся глаза. - Извините.

Капитан лишь горестно вздохнул.


***


Утром пассажиров разбудил громкий хлопок, скрип и шум от стремительного спуска яхтсмена с палубы в каюту. Сийри, мгновенно сообразив, что это значит, кинулась будить разоспавшуюся подругу:

- Вставай, вставай, пора пристегнуться!

Нита недовольно зашевелилась, но первый же прыжок буера показал ей: Сийри уже несколько запоздала со своим предупреждением. Маг, беззвучно выругавшись, вцепился одной рукой в подлокотник, другой пытаясь распутать ремни.

- Почему же вы не разбудили? - напустилась девушка на капитана, тихо хихикавшего за штурвалом.

- Так вы вчера себя так славно показали, а утром так сладко спали - аж будить не хотелось, - осклабился парень.

Маг в ответ, многозначительно похрустев пальцами, обратился к подругам, демонстративно игнорируя капитана:

- Девушки, может, нам тоже пошутить?

- А давайте, - мрачно ответила Сийри, пытаясь поаккуратнее сложить подушку с одеялом и привести кресло в более-менее вертикальное положение. Начавшаяся тряска мало способствовала успеху этого мероприятия. Гомза Данич, осклабившись, сложил пальцы в магическом пассе, прицелившись в побледневшего парня.

- Не надо, я вас прошу, я же пошутил! Да, кроме того, мы же так быстрее будем на месте!

- Это верно, - ответила Сийри, - ладно, простим… на первый раз. Но чтоб дальше - никаких шуточек. Иначе будет… нехорошо.

Парень, кивнув, принялся с преувеличенным вниманием смотреть вперед. Пассажиры так же молча убрали одеяла с подушками, пристегнулись и тоже уставились вперед.

Дневной пейзаж за прошедшую ночь не претерпел ровно никаких изменений - все те же сияющие волны до горизонта, светло-голубое небо с легкими клочьями облаков, изредка застящих сверкающее солнце, и недалекая зубчатая лента берега. Несмотря на постоянную тряску, это зрелище было столь монотонным, что девушки незаметно для себя снова уснули.


***


Проснулись они уже на закате - от сосущего чувства голода. Желудок возмущался нечаянным постом столь пронзительно, что девушки, несмотря на тряску, решили все-таки перекусить. Маг скривился и, ловко отстегнувшись, опрометью бросился на палубу, а парень посмотрел на подруг с нескрываемым уважением:

- А вы впрямь сильны. Не ожидал, если честно, не ожидал… Может, остановимся на перекус? - вдруг сказал он с надеждой. В ответ Нита безразлично пожала плечами, а Сийри, выглянув в иллюминатор, в свою очередь спросила:

- До порта далеко?

Яхтсмен, обозрев горизонт, ответил:

- Часа три, не больше. Уже маяк Лиета ввиду.

- Кто такой Лиет? - поинтересовалась Нита. - По-моему, я это имя уже где-то слышала.

- Говорят, был в Пустоши такой исследователь, - пожал плечами капитан. - Геологи бают: все крупные шахты по ту сторону Зиватара - его работа. Впрочем, ничего наверняка неизвестно - однажды он снова ушел на разведку в пустыню, и с тех пор его никто не видел.

- А маяк он построил? - уважительно протянула Сийри.

- Нет, - пояснил парень. - Это остров так называется, где первые переселенцы жили. Маскон основали намного позднее.

- Про Лиета говорите? - хмыкнул Гомза Данич. Его лицо блестело от пота, но чувствовалось: ему намного лучше. - Редкий пример, когда человек приносит пользу даже после смерти.

- Так вроде его никто не видел? - удивилась девушка.

- Тело - нет, а призрак - часто, - пояснил маг. - Призраки, чтоб вы знали, существа весьма обидчивые и чрезвычайно мстительные. Впрочем, не буду повторять азы - если интересно, сами прочитаете. Так вот - Лиет появляется только на закате, только одному, максимум паре человек. Единственно, чем он занимается - выводит людей в безопасное место.

- Хороший призрак, - засмеялась Нита.

- Да, - усмехнулся Гомза Данич, на миг помрачнев. - Хотя пока он тебя выведет - трижды с жизнью попрощаешься.

- Почему? - недоуменно глянула на него девушка. - Сами же сказали, он - весьма полезная нежить.

- У него методы весьма оригинальные, - хмыкнул маг. - Наши эфирники, из института, изучали вопрос, опрашивали, кого найти смогли: у Лиета любимое средство заставить человека идти - напугать его, до грани безумия. Пока спасаемый, не потеряв голову, в панике не побежит, куда нужно. Хорошо, хоть вид у него узнаваемый - обтрепанная кожаная куртка, под ней синий комбинезон с желтыми полосами по бокам, и скелет собаки у ног.

- Да уж, - Нита поежилась. Ей почудилось: в углу рубки на мир проступил образ скелета с остатками рыжих волос на черепе, обряженного точно так, как сказал Гомза Данич.

- Вот-вот, - вздохнул колдун. - А это, позволю себе напомнить, еще добрый призрак.


***


Сийри бежала по усыпанному ромашками лугу к недалекой сосновой роще. Та сверкала на солнце, а янтарно- медные стволы казались волшебными огнями, увенчанными колючим зеленым дымом. Вдруг девушка увидела: на лугу пасутся коровы, и опасливо остановилась неподалеку. Животные, несомненно, почувствовали ее нервное состояние, грозно развернулись рогами к Сийри, оглушительно замычав. Так громко, что девушка проснулась.

Рев повторился - Сийри со стоном зажала уши руками - голова просто раскалывалась.

- Сейчас маяк пройдем, - крикнул капитан, перекрывая крик. - Через полчаса причалим.

Снова раздался рев. Вода за иллюминатором озарилась белыми сполохами.

- Елки, - девушка попыталась вспомнить, где у нее лежит средство от мигрени.

Нита, сочувственно вздохнув, сунула ей флакончик, резко пахнущий полынью.

- Портовый? - Гомза Данич массировал виски, раздраженно оглядываясь. - Пожалуй, пора собираться.

- За борт свалитесь, - опасливо предупредил яхтсмен. - А потом снова я виноват буду.

- А ты сделай так, чтоб не свалился, - с улыбкой посоветовал капитану маг и полез на палубе.

Убедившись, что чародей не сможет его услышать, капитан пробормотал:

- Магия и хорошее воспитание - две вещи несовместные. Поубивал бы.


***


Буер, оставляя за собой пенную дугу, подлетел к низкому деревянному причалу, у которого уже были пришвартованы штук пять куттеров и пара двухмачтовых шхун.

Парус кораблика с треском сложился. С легким скрипом пройдясь бортом по привальным брусьям, буер застыл, не доскользив до кормы впереди стоящей шхуны буквально сажени.

- Выгружайтесь! - весело скомандовал капитан, выпрыгивая из своего кресла.

Девушки, быстро отстегнув ремни, выбрались на палубу. Как ни странно, запах в этом порту существенно отличался от аромата его собрата из Нижних Липок - здесь намного явственнее чувствовался солено-горький привкус морской воды, откуда-то тянуло шашлычным дымком, заставившем желудки подруг сжаться в болезненном спазме, а еще в воздухе неуловимым ароматом чувствовался какой-то заманчивый, но странно сухой запах, не поддающийся опознанию.

Гомза Данич уже успел откупорить багажный отсек и даже перекинуть на причал сходни. Он явно не хотел оставаться в компании капитана ни единой лишней секунды.

- Идем, - коротко бросил маг, спрыгивая на пирс.

Сийри, удивленно пожав плечами, подобрала багаж.

- Странно тут пахнет, не находишь? - спросила она Ниту, устраивая поудобнее на плече сверток с арбалетом. Та пожала плечами:

- Новое место, новые запахи. Местные, небось, их вообще не замечают. Это мы с тобой тут новички.

- Да, наверно, - Сийри, кивнув капитану, вышла на низкий причал. Нита также ограничилась одним кивком.

- Готовы? Пошли, - маг явно был чем-то недоволен. - Выведу вас из порта.


***


- Неприятный тип, - сказала Нита, когда девушки распрощались с Гомзой Даничем, и тот удалился, бормоча что-то себе под нос, - просто- таки уверен в своей неотразимости!

- А мне он понравился, - удивилась подруга. - Вот, адрес оставил, заходить предлагал.

- Да я не о Гомзе! - махнула рукой Нита. - Я о мореходе этом исключительном.

Точнее, это он уверен в своей исключительности.

- Тогда согласна, но мореход он в самом деле неплохой, - усмехнулась Сийри. Если прикидывать по первоначальному плану, мы бы добирались сюда суток трое, а то и четверо.

Вдруг откуда-то раздался гулкий колокольный звон.

- Двенадцать, - посчитала подруга. - Ты права - меньше двух суток вышло. Кстати, говорят: приехать на новое место ровно в полночь - хорошая примета.

- В смысле - ничего хуже с нами уже не будет, - скептически фыркнула Сийри. - Куда нам теперь? Все закрыто давно, наверно.

- У порта, скорее всего, нет, - возразила Нита. - Но туда я не хочу.

- Еще бы, - хмыкнула подруга. - Пошли тогда в контору свою, что ли? Если повезет - мы ее отыщем еще до рассвета.

Речные дела - Отдать швартовы! - канаты, по-змеиному извиваясь, свалились с причальных тумб, и баржа нехотя отвалила. Нетерпеливая Талиска качнула судно, выволакивая на стремнину. Снежа почувствовала на губах вкус реки. Странно, но вода почему-то отдавала пылью.

- Газету, газету! - надрывался мальчишка на пристани, - Дяденька, купите газету!

- Лови, - вальяжный пассажир с кургузой трубкой запустил в паренька медяком.

Монета звонко запрыгала по булыжникам, газетчик прыгнул на нее кошкой.

- Газету.

Парень высунул язык, дразнясь, и состроил покупателю нос. Тот, равнодушно пожав плечами, отвернулся. Мальчик, расстроено вздохнув, запустил в пассажира плотно свернутой газетой, стараясь попасть ему по макушке, но тот в последний момент, ловко извернувшись, перехватил сверток.

Снежа восхитилась выдержкой попутчика: она бы, скорее, попыталась запустить в наглеца еще раз - но уже не монетой. Пассажир же снова облокотился на фальшборт, расправляя прессу.

В небе громыхнуло - низкие сизые тучки наконец-то решили разразиться дождем. С набережной понесло пыль - Снежа отвернулась, прикрывая лицо. Короткие серые волосы встали дыбом, судно качнулось, и девушка почувствовала кожей затылка первые капли.

Вдруг что-то прошуршало, Снежа резко обернулась - как раз вовремя, чтобы поймать пару листов свежекупленой газеты. Остальные весело проскользили по палубе, но вскоре затихли, прибитые ливнем. Девушка только успела заметить витиеватые строчки заголовка "Графиня Стоцкая предпочитает семечки со сметаной!", как плохонькая бумага расползлась на ошметки.

- Зря только грошик потратил, - попутчик решительно выбил трубочку о парапет. - Подумать только - три газеты в стране, а читать нечего!

С озера снова подуло - все вокруг на миг скрылось за пеленой дождя. Снежа почувствовала спиной струйки воды, а мигом промокшая юбка плотно облепила ноги.

- Пожалуй, мы заболтались! - крикнул попутчик, перекрывая шум ливня. - Не соизволите ли пройти со мной, сударыня?


***


Единственным достоинством гальюна третьего класса была его чистота. Снежа решительно выкрутила промокшую насквозь блузку - вода полилась ручьем.

- Пофорсила, называется, - в сердцах прошептала она. Запасная одежда вместе со всеми вещами оказалась надежно заваленной багажом попутчиков - пришлось обходиться, чем есть.

Синий доломан, застегнутый на все пуговицы, с успехом заменил блузку и прочее, но с мокрой юбкой пришлось смириться.

- Хорошо, хоть тепло, - девушка вышла в коридор.


***


Барка "Джокко Великолепный" степенно выруливала на стремнину. Паруса трепетали под порывами ветра, палубу заливало дождем - но под буковой палубой жизнь шла своим чередом: овцы испуганно блеяли, ящики с хозтоварами отзывались на каждый удар волны возмущенным дребезжанием, а люди старались просто устроиться поудобнее.

Гвадин Оссол - так представился любитель прессы - ожидал девушку у стойки бара второго класса. На нем был нелепый, желтый в крупную зеленую клетку, кургузый пиджачок и такой же расцветки штаны.

- Все мокрое - хоть выжимай, - флегматично пожал плечами Гвадин, аккуратно складывая очередную газету. - Вы бы, милая барышня, тоже переоделись. Чахотка, знаете ли, любит молодых да стройных.

- Эльфов не берет чахотка. Просто не во что, - девушка мрачно пригладила мокрые волосы. - Моя сумка в самом низу.

- Бывает, - пожал плечами собеседник. - Тогда возьмите чаю. Я настаиваю.

- Простите, как ваше отчество? - поинтересовалась Снежа. - Я чувствую себя неловко.

- У нас, в Свиренке, не пользуются отчествами, - махнул рукой Гвадин. - Даже наши "благородные", - это слово собеседник протянул с явной издевкой, - лучше скажут "сын Такого- то, там, из рода Сякого-то", чем исковеркают свое имя по- имперски.

- Вы не любите соотечественников, - заметила девушка.

- Да, - Оссол покаянно покачал головой, но в его глазах плясали хитрые искорки.

- Впрочем, заслуженно. Сбросили независимость, как старый камзол, приняли ярмо "дворян второго сорта" - а теперь фрондерствуют по салонам.

Он рассеянно глянул в стакан, убедился - чая в ней больше нет, и отставил его в сторону.

- Теперь, думаю, ваш черед представиться, - вдруг спохватился он, согнав грусть с лица.

Снежа согласно кивнула.

- Снежа Арвентай, стажер- курсант, Пограничные войска.

- О, благородная доминья, - усмехнулся Гвадин. - Судя по эльфийским ушкам, дворянство личное?

- Само собой, - улыбнулась в ответ девушка. - Я теменградская.

- Где только квенди не повстречаешь! - усмехнулся собеседник. - Как благородной доминье родина предков?

- Потрясающе, - тут же ответила Снежа. - Никогда не могла представить ничего подобного. Конечно, книги читала, гравюры видела - но это же все не то…

- Ну, разумеется, - Гвадин, закончив набивать трубочку, принялся чиркать зажигалкой. По комнатке пополз удушливый запах керосина. Официантка, прямо-таки лучась раздражением, подобралась поближе, принявшись протирать стойку засаленной тряпкой. Оссол, скривившись, бросил ей марку. Монета исчезла, не успев коснуться стойки.

- Тот, кто изобрел деньги - несомненно, являлся весьма ленивым человеком, - собеседник с наслаждением затянулся. - Другой бы просто не додумался до средства, которое столь успешно решает любые проблемы.

- Так уж все? - Снежа, метко кинув буфетчице пятачок, с благодарностью приняла горячий стакан.

- Кроме их отсутствия, - скривился Оссол. - Потому приходится смешить почтенную публику ради презренного металла.

Снежа еще раз оглядела костюм собеседника. Действительно, если не считать вполне штатских туфлей, то Гвадин вполне мог сойти за негриммированного клоуна.

- Остальные спят, - пояснил артист, с трудом сдержав зевок. - Шапито "Мир неведомого" - слышали? Весьма известная фирма.

- Увы, - покачала головой Снежа. - Я этим как-то не увлекаюсь.

- Напрасно, - возразил Гвадин. - Шапито - отличное место. К нам даже аристократы заглядывают. Инкогнито, разумеется, но я кое-кого узнал.

- Может, как-нибудь, - девушка потрясла головой, отгоняя зевок, и постучала по прилавку грошом, требуя еще чаю.

- Гвидо, а мы тебя ищем! - в буфет ввалился рыжий верзила в кожаном плаще, с которого на пол буквально лила вода. - Ты плакался: мол вымок! Слабак.

- Я бы попросил, - отчетливо процедил Оссол, даже не глянув в сторону здоровяка.

Гордый профиль артиста выглядел настолько благородно, что вполне подошел бы какому-нибудь королю. - Ты забываешься, Джок.

- Ой, прошу прощения, ваше высокородство, - рыжий шутливо поклонился. - Но, может, тебе будет интересно: Рей чуть не смыло за борт.

- Этого еще не хватало, - недовольно пробормотал Гвадин. - Шторм?

- Вроде того, - подтвердил парень. - А ты тут развлекаешься.

- Чем еще прикажешь заниматься? - холодно поинтересовался Оссол. - Заметь, мне совершенно неинтересно, чем ты с Рей на палубе занимался, раз ее чуть не смыло.

Вряд ли акробатикой, думаю.

- Ну, не совсем, - парень смущенно кашлянул. - Так ты представишь меня, или как?

- Джок Кирбин, - скороговоркой пробормотал Гвадин, - Снежа Арвентай.

- Огненный Джок, - с важным видом подтвердил рыжий. - Танцы на канате, акробатические вальсы, с пламенем на ты. А Гвидо насчет блондинок не промах, - Джок хитро глянул на насупившегося собеседника. - Куда ни глянь в труппе - сплошные блондинки.

- Джок, - с усталым видом попросил артист.

- Что - Джок? Скажешь, неправду говорю?

- Джок, - тихий голос будто пропел это слово, но рыжий, мгновенно утихнув, с виноватым видом оглянулся. Снежа тоже оглянулась: у дверей в комнату стояла закутанная в покрывало девушка. Алые глаза под снежно-белого цвета челкой подозрительно оглядывали притихшую компанию. - Перестань. Все нормально, Гвидо.

- Надеюсь, - Оссол с едва скрываемым разражением отвернулся от притихшего акробата. - Слушайте меня внимательно, голубки - если так невтерпеж, разыщите себе укрытие понадежнее, чем палуба в шторм. Иначе я буду зол. Понятно?

- Ясно и четко, как всегда, - рассмеялась девушка. - Гвидо, когда злишься, ты сама прелесть! - она, развернувшись, исчезла. Впрочем, Снежа успела заметить на обнаженной спине Рей причудливую сеть старых шрамов.

- Допры… - Гвадин повернулся к акробату, но тот тоже исчез - столь же быстро, как и девушка. - Как только это им удается?

- Вы не просто клоун, - заявила Снежа, пристально разглядывая артиста.

- Так заметно? - кисло ухмыльнулся Оссол. - Я еще директор. А эта парочка - лучшие воздушные акробаты, кого я только видел. Вдобавок они это знают!

- Не вижу проблемы, - девушка недоуменно пожала плечами. Чай медленно расползался внутри горячим облаком, даря иллюзию сытости и уюта.

- Вам бы на мое место, благородная доминья, - горестно вздохнул клоун-директор.

- Тогда бы поглядели.

Он решительно слез со стула, одернув кургузый пиджачок.

- Позволю себе откланяться. Дела, увы, - Гвадин отвесил Снеже изящный поклон. - Надеюсь, завтра продолжим беседу. Желаю удачи.


***


В каюте Снежи царили темнота с духотой - третий класс, куда ее поместили, не обладал роскошью в виде иллюминаторов. Впрочем, так оказалось даже к лучшему: открывать их в шторм было сродни самоубийству. Девушка, зная про невысокую остойчивость речных барок, совсем не хотела на своей шкуре узнавать - каков знаменитый Келдуин на вкус.

Попутчики уже разбрелись по своим закуткам, откуда уже доносился мелодичный храп в такт. Девушка подивилась - как им удалось уснуть так, что первый храпун не смог помешать остальным? Впрочем, нет худа без добра - пожитки Снежи одиноко валялись в углу, где она их оставила при посадке. Все узлы с завязками присутствовали на своих местах, и девушка понадеялась: содержимое тоже цело.

Впоследствии Снежа сама признавалась - горячий чай вкупе с переодеванием в сухое ее безсумно расслабили - сил после смены одежды хватило как раз на то, чтобы доползти до своей койки. А там девушка провалилась в черный, без сновидений, сон.


***


Снежа проснулась от резкого толчка, сопровождаемого едва слышным скрежетом. В мгновение ока выкатившись из койки, она оглядела тесную каюту. Попутчики все так же храпели, как и вечером, пара магиламп над входом едва слышно потрескивали, не в силах разогнать душный мрак.

Скрежет снова повторился. На сей раз девушка почувствовала, как барку что-то неуклюже пытается отпихнуть со своего пути. Впрочем, делалось это очень деликатно - никто, кроме Снежи, толчков не почувствовал вовсе.

Девушка, накинув на плечи доломан, выбралась на палубу. Над рекой стелился негустой туман, местами пронизанный розовыми всполохами рассветного солнца. На корме барки, сразу за рубкой, возились матросы.

- Поберегись! - Снежа услышала протяжный скрип, и над ней пронеслась рея.

Парусина с шорохом развернулась - барку снова дернуло.

- Принято! - крикнул в ответ кто-то с юта. Снежа глянула назад: в тумане распускался еще десяток парусов. Штурман удовлетворенно оглядел речной караван, выудил из-под штурвала жестяной рупор и гаркнул:

- Караван, слушай мою команду! Интервал полминуты, начиная с "Джокко Великолепного", поднять якоря!

Матросы навалились на шпиль, в клюзах загрохотало. Барка тронулась, а через полминуты металлический грохот за кормой возвестил: вторая барка пошла следом.


***


Снежа, крякнув, приподняла запасной якорь. Ей так не хотелось возвращаться в тесные коридоры, где нестерпимо пахло кислой капустой, а голова поминутно стукалась о низкие балки, что девушка позволила себе немного удлинить зарядку.

Матросы на юте испуганно замерли, а юнга, шутивший по поводу "бессильных баб" больше всех, побледнев, спрятался за бочкой. Девушка ухмыльнулась, аккуратно поставила якорь на место, который тягала за неимением гирь, и танцующей походкой подошла к матросам.

- Вы что-то сказали? - осведомилась она, извлекая из-за бочки спавшего с лица юнгу.

- Нет, я… - пролепетал тот. Секундой позже он взвизгнул, почувствовав, как его вдруг окунули в воду.

- А по-моему, сказал, - нахмурилась Снежа, любуясь торчащим в бочке юнгой. - Ты - тоже… - девушка повернулась к остальным, но тех уже пропали без следа, только защелка на люке щелкнула.

Со стороны пассажирского люка послышались аплодисменты.

- Браво, - Гвадин шутливо поклонился. - С утра в делах?

- Не даю себе расплываться, - улыбнулась Снежа. - Надо держать себя в порядке.

Собеседник, придирчиво оглядев фигурку девушки, покачал головой.

- Никогда не сказал бы, что такое возможно, - Оссол ухмыльнулся. - Как вам только этот якорь поднять удалось - в нем же пудов шесть будет!

- Четыре, не больше, - отмахнулась девушка, еще раз приподняла железяку и внимательно ее осмотрела. - Хотя нет, тут написано шесть. То-то чувствую - тяжеловат.

- Столько даже для Марека тяжело будет, - пожал плечами Гвадин. - Это наш атлет.

- Человек, наверно? - предположил девушка. - Гному-то все восемь нипочем.

- Угадали, - кивнул Оссол. Снежа улыбнулась, подхватила с палубы ведро на веревке и пристально глянула в глаза выбравшемуся из бочки юнге.

- Я позаимствую, не возражаешь?


***


За время утреннего моциона соседи по каюте уже проснулись. Они оказались шахтерами откуда-то из-под Риети - по их словам, гномы им просто- таки не давали работать, вот - решили уехать на побережье, рыбаками стать. Буквально через полчаса Снеже стало тошно от непрестанных разговоров в стиле "А вот Серпице - да! А Риети - фу!", и она сбежала из каюты, прихватив только ладунку с едой.

Увы, в коридорах оказалось еще хуже - в них в оглушительным визгом бегали дети, которым казалось: любой взрослый на пути - отличное средство перекрыть путь остальным. После очередного, особо сильного ребенка - девушке он показался гномом, уж слишком явно кучерявилась у него на подбородке бороденка - Снежа с грохотом ввалилась в какой-то закуток, дверь в который отлично сливалась со стеной.

- Доброе утро, сударыня, - над распростертой по полу Снежей склонился Джок. - Не ушиблись?

- Пожалуй, нет, - девушка помотала головой, поняв, что отделалась максимум парой синяков.

- Тогда будьте так любезны, ноги поднимите, пожалуйста, - почти пропел Джон, выразительно постучав костяшками пальцев по створке двери. - А то сквозняки, знаете ли.

Снежа быстро поднялась на ноги, машинально отметив: наконец-то может вытянуться тут во весь рост. Потайная дверь тут же ехидно щелкнула, скрыв закуток от любопытных детских глаз.

- Знаем мы ваши сквозняки, - ухмыльнулась девушка, пристально осматривая каморку. - Рей, я тебя вижу.

- Где Рей? - вполне натурально удивился Джок. - Сударыня, вы здоровы?

Снежа ухмыльнулась, отодвинула парня в сторону и вдруг прыгнула в дальний угол комнатки. Раздался тихий вскрик - Снежа с удовлетворением увидела у себя в руках полупрозрачную акробатку-альбиноса. Та недовольно глянула на охотницу, прищелкнула пальцами и снова стала полностью видимой.

- Рей, а я тебя по всей барке ищу! - восхитился Джок. - Ой, спасибо, сударыня, нашли!

- Перестань, Джок, - попросила акробатка. - Она же так все видит.

- Сдадите нас Гвидо? - мрачно поинтересовался парень.

- С какой стати? - искренне удивилась Снежа, но вдруг вспомнила соседей по каюте. Глаза девушки хитро сверкнули. - Хотя…

- Не надо, - попросила Рей. - Гвидо - отличный парень, только кое- что он понимает неправильно.

- Отличный? - с преувеличенной трагичностью спросил Джок, но умолк, стоило акробатке недовольно скривиться.

- Покажите, как сюда попасть, не выламывая дверь, не будите меня, когда усну - и в расчете, - хмыкнула Снежа. - Остальное - не мои проблемы.

- Разумные всегда договорятся, - едва заметно улыбнулась Рей. - Заметано.


***


Ровно через полчаса Снежа поняла: путешествие на барке третьим классом может быть вполне терпимым. Пачка свечей, гамак, пара лишних одеял в отдельном кубрике - чего еще может желать человек?


***


Под конец трехдневного спуска по реке Снежа поняла, что подумывает о шумных соседях с нежностью, и поежилась. Добровольное трехдневное затворничество радовало всего до вечера второго дня, но потом в душе девушки поселилось какое-то щемящее чувство - даже матерные вопли матросов, готовивших швартовку, она восприняла чуть ли не с умилением.

Впрочем, выбираться на палубу, чтобы вволю потолкаться у сходней, она не спешила - только после того, как в коридорах стихла и суета, потайная дверь открылась.

Ллогор по сравнению с Тибессой оказался совершенно карманным - уже с пристани виднелась краснокирпичная стена всего в три сажени высотой, но даже ту не закрывали низенькие, от силы в пару этажей, дома, стыдливо прикрытые разнообразной вьющейся зеленью.


***


Снежа отстояла недлинную очередь в кассу, где ей проштамповали билет, и направилась к приземистому ржаво-красному зданию с узкими окнами-бойницами.

Девушка не ошиблась - это оказалось Пограничное управление округа Ллогор.

- Какие люди! - седой сержант на входе обрадовался ей, как родной. - Неужели к нам?

- Думаю, да, - Снежа предъявила пограничнику паспорт, повестку и орденское предписание. - Я не ошиблась?

- Нет, Снежа Леевна, - сержант считался в документы, - добро пожаловать. Как оно там, в Тибессе- Теменграде?

- Стоят, - улыбнулась девушка, но увидев в глазах солдата нетерпимую жажду новостей, продолжила, - Железную дорогу сделали, порт вот еще, мостов парочку.

Театру новое здание поставили.

- Эх, Тибасса-Тибесса, - вздохнул вахтенный. - Вот не поверишь - каждую ночь снится: иду я по Кузнецкому мосту, листочки на балюстраде тоненько так поют, тишина… Последний раз в Тибессе я там гулял.

- Кузнецкий переделали, - улыбнулась Снежа. - повыше подняли, да еще на пару пролетов нарастили.

- Иди ты! - восхитился собеседник. - А листочков новых наковали?

- Вроде, всю балюстраду переделали, - задумалась девушка. - Да, точно. всю бронзу на сталь перековали - теперь ничего не поет.

- Жаль, - огорчился сержант. - Как живые были.

Он, покопавшись в столе, положил перед Снежей натертый до блеска бронзовый листок.

- Видишь, какая работа? Патины нет, правда, а химикам давать, чтоб новую навели - боязно. Еще попортят.

Вахтенный, еще раз просмотрев документы, подал их Снеже.

- Рад бы поболтать еще - но если капитан заметит, снова ругаться будет, ты уж извини.

- Уже, Авдей Витьевич, - с лестницы на второй этаж неторопливо спускался парень в оливковой форме. - Надеюсь, с улицы, как в прошлый раз?

Сержант насупился.

- Стажер Снежа Арвентай, - отчеканил он. - Направлена из Тибессы.

- Даже так? - присвистнул капитан. - Ладно, будем считать: я ничего не видел.

Прошу за мной, стажер.


***


Кабинет капитана поражал весьма неофициальной обстановкой: букет сушеных цветов на широком подоконнике, резная мебель и пейзажи в рамочках по стенам.

- Так работается легче, - извиняющимся тоном пояснил капитан. - Присаживайтесь, пожалуйста. Как там Теменград?

- Стоит, - Снежу посетило неприятное чувство "deja vu". - Правда, я там еще зимой была. Впрочем, какая у нас зима - одно название, снега на полпальца.

- Так вы прямо из Университета? - хмыкнул Малкович. - Даже домой не заезжали, выходит. Могу я поинтересоваться - почему?

- Орден настоял, чтобы я сразу отбыла к месту службы, - девушка машинально перешла на официальный тон. - Вот и пришлось…

- А если начистоту? - капитан, отложив документы в сторонку, пристально глянул на Снежу. - Поймите, мы же все равно узнаем, так или иначе.

- Семейные проблемы,- нехотя отозвалась девушка. - Матушка написала, мол, у нее готов "идеальный вариант, о котором девушка может только мечтать". А я этого не хочу.

- "Идеального варианта"? - Снежа кивнула. - Звучит, как любовный роман, не находите?

- О, да, - язвительно парировала девушка. - Знаю я это мусор: она строптивая дура, он богат, умен, красив - удастся ли автору поженить их страниц за триста?

Последняя страница - все плачут, включая автора с читателями. Выть хочется, если честно.

- На границе, думаете, легче будет? - хмыкнул капитан. - Там ведь тоже приказы, только никто не спрашивает, нравятся они вам или нет.

- Хуже не будет, - убежденно отозвалась Снежа. - Кроме того, уверена: военный аналитик из меня будет получше, чем домохозяйка.

- Ну, это мы выясним, - хмыкнул капитан, выудил из кипы бланков какую-то бумажку и что-то размашисто на ней написал. - Вот ваш пропуск в общежитие, располагайтесь. Документы пока останутся у меня.


***


Общежитие оказалось рядом - в неприметном переулочке рядом с Управлением. Вахтер на входе ничем не напоминал общительного сержанта - он был подтянут, мускулист и немногословен.

- Комната 314. Столовая на первом этаже, душевая в подвале. До получения предписания покидать здание запрещено.

Снежа взвыла. Ее добровольное одиночество в секретном кубрике барки грозило продолжиться уже на суше, и здесь уже перерасти все разумные пределы - как оказалось, даже гостиничные окна выходили в густо заросший сорняками двор, годами не видевший людей.

Впрочем, кормили тут вкусно, горячая вода в душе имелась круглые сутки, а в номере стояла настоящая кровать длиной в полторы сажени с твердым матрасом - а не гамаком, от которого потом ныла спина. Кроме того, в холле, у загородки вахтера, стоял письменный стол со всеми принадлежностями - даже керосиновой лампой - это оказалось весьма удобным при изучении знаменитого "Пути паладина".


***


Интермедия. Разговор за шторами.

- Она повесит нас за ноги на Сказителе.

Бональд мрачно ухмыльнулся. Очарование вдовствующей императрицы Магды, сплавленное с ее же неимоверной мстительностью и жестокостью, было поистине пугающим. Паладин еще раз окинул взглядом свой кабинет: книги, карты, пара чертежных досок, стеклянная витрина с парадными доспехами, личный герб над камином, имперский штандарт в углу. Уютный… капкан.

- Не думаю, что нам так повезет, Богдысь, - наконец, ответил он. Потертое кожаное кресло скрипнуло, принимая в свои объятья регента. Сидевший напротив Верховный некромант задумчиво извлек из-под бархатной рясы изящный надфиль, принявшись неторопливо править заточку на когте большого пальца. В свете камина казалось: руки колдуна залиты свежей кровью.

Паладин невольно вздрогнул, тайком перекрестившись. В свое время ему довелось повидать немало: от ледяных красот Шауса на севере до обожженных пустынь Даэрники на юге. Но никогда рыцарь не ожидал, что наихудший кошмар будет ждать его в императорском дворце.

Кошмар напротив звался Богдысем Салецким. Фигура в угольно- черной рясе, из-под капюшона которой виднелся только морщинистый подбородок, вгоняла в дрожь всех, кто ее видел, а когтистые руки, покрытые чем-то вроде чешуи, по слухам, легко крушили ребра, когда у их владельца возникала нужда в живом сердце жертвы.

- Не думаю, что нам так повезет, - повторил рыцарь. - Мне доносили: уже месяц ее любимое чтиво по вечерам - "Большая книга пыток". Под твоей редакцией, между прочим.

- Бывают в жизни огорчения, - пожал плечами магистр, скидывая капюшон. Покрытое ритуальными шрамами лицо походило на морщинистую каменную маску. - Всякое знание можно использовать во вред. Однако какая ирония - главный редактор до конца познает свое творение!

- Тебе это кажется забавным? - Кресло протестующее скрипнуло, а полировка на подлокотниках помутнела от мелких трещин.

Некромант позволил себе усмехнуться. Его действительно позабавило это совпадение, как давно уже забавили попытки Магды отравить и его, и Бональда, и юного императора. От этой дилетантской возни веяло полузабытым ароматом времен его послушничества, но даже щемящая ностальгия не мешала колдуну мыслить рационально.

- Юмор - одна из немногих вещей, которые позволяют не потерять голову, - назидательно заметил некромант, приглаживая редкие седые волосы. - Как в прямом, так и в переносном смысле. Впрочем, оставим риторику. Что ты предлагаешь?

- Ха, - регент устроился поудобнее, постаравшись успокоиться. - Нас загоняют, как волков. Даже если я объявлю военное положение - кто, интересно, будет его обеспечивать? Сотня твоих послушников, да пару дивизий тех, в ком я лично уверен? Плюс - ты же сам видел отчеты дипслужбы.

Бональд раздраженно побарабанил по столу. Каждый отчет он читал минимум трижды, но каждый раз выходило: открытое противостояние, гражданская война, потеря двух или трех провинций, осада столицы.

- Что-то с ними крайне нечисто, - хмыкнул Богдысь, обдул острый, как бритва, коготь, и перешел к указательному пальцу. - Побеседовать бы с составителями в… - он недобро оскалился, - в приватной обстановке.

Чародею нравился регент. Регент был чистым ровно настолько, насколько может остаться чистым человек, влезший в большую политику. А если такой человек будет тебе чем-то сильно обязан… Некромант ухмыльнулся. Пожалуй, он не ошибся в выборе - тогда, пять лет назад, когда ошалевший Бональд слушал последнюю волю покойного Хедрика, а императрица грызла платок, чтобы не завыть в голос.

- Если так будет дальше - тел не обещаю, но головы будут, - осклабился Бональд.

- Что же до мер, - он, выудив из стола тощую папочку без названия, подал ее магистру. Тот, бегло просмотрев одинокую страничку внутри, подал папку обратно.

- Сжег бы ты это, Бональд, - спокойно посоветовал колдун. - А заодно тех, кто еще в курсе.

- Патриарха? - регент сунул папку в камин. - А с ним… еще кое- кого? Такое даже в смутное время не проходило, ты знаешь.

- Божьи люди, - со вздохом сожаления заметил некромант. - Ладно, сойдет тогда.

Но опасное дело. Я бы не взялся.

- А что ты предлагаешь? - рыцарь пристально глянул на мага. - Только конкретные меры.

- Военное положение завтра, трибуналы послезавтра, войну против Свана на следующей неделе, за Стрижавку и Пустошь - через три года, - отчеканил колдун. - Если, разумеется, успеешь договориться с младшими Книжаничами, а еще - рассорить Лигитон, Орин и незабвенную Магдочку. Иначе шансов нет, - некромант пристально глянул на рыцаря. - Справишься?

Регент, скривишись, неопределенно пожал плечами. Его бесили все эти игры в полутайны и полуправды, льстивые улыбочки в лицо и сальные слухи за спиной, от которых хотелось сбежать обратно в Ллогор, принять округ, снова гонять по горам ррауров, поскорее забыв о большой политике. По крайней мере, там все было ясно, кто свой, кто чужой, а кто - так, серединка на половинку.

- Не сахар, но сработает, - добавил некромант. - Просветить Лиотарэля насчет веротерпимости Магды с ее планами по ревизии Тройственного Договора - если пресветлый поможет телепортами, потери можно сократить вдвое.

- Просвещал, - хмыкнул Бональд. - Его эмиссары у меня круглосуточно в приемной ошиваются.

- И? - некромант заинтересованно подался вперед. Его глаза, до того напоминавшие пару ржавых гаек, вдруг вспыхнули пронзительно алым светом.

Телепорт. Идеальное средство доставки. Сокровенная мечта магов, утерянная в Смутное время.

- "Это неубедительно, дорогой регент. При всем нашем уважении, мы пока не в силах…" Может, действительно обеспечить тебе пару собеседников?

- Давно пора, - ворчливо заметил некромант. - Сделаешь завтра - во вторник будут железные факты. Да нам тоже полезно бы знать, что там на самом деле происходит.

Колдун, привычно задержав дыхание, медленно выдохнул: "Союзнички! Народу - на пол-Тибессы во всей провинции, а гонору!" - раздражение медленно выползало из иссохшего тела струей незримого яда.

- Кстати, - чародей откинулся на спинку кресла и тщательно протер когти батистовой салфеткой, - выпиши мне Императорское дозволение для переговоров.

Глядишь, сумею уломать пресветлого Лиотарэля. А Магде скажем: сие - исключительно потому, что дипломат из тебя, Бональд, никакой. Ты уж извини.

- Ладно, уговорил, - регент решительно поднялся. Он сам отлично знал своидипломатические таланты. - Будет и дозволение, и собеседнички. Уже завтра.

Некромант сгреб со стола мутно-серый шарик на подставке, на миг сосредоточился - коротко полыхнуло, жирный черный пепел с шелестом осыпался в урну.

- Так оно вернее, - усмехнулся Богдысь. - В общем, жду.

- Будет - кивнул рыцарь, и колдун исчез за дверью.


***


По дороге в Оиту Снежа гадала - какая была нужда в том, чтобы держать ее почти неделю взаперти, а потом вежливо поблагодарить за содействие и отправить на заставу? Девушке казалось: ее только что отменно поводили за нос, но ничем подтвердить это, кроме своего "я же чувствую!", она не могла.

Застава в Оите оказалась весьма живописным местечком в предгорьях Стежару, прямо под горой Суордах. Гора оказалась невысокой, но широкой - северный отрог далеко выдавался в море, четко очерчивая границу Муромина. Впрочем, прямо под горой вдоль моря имелась неширокая щебенчатая дорога, по которой круглые сутки спешили торговые караваны.

- Что везут? - поинтересовалась Снежа у провожатого, который из последних сил пытался не заснуть.

- Где? - вскинулся тот, выглянул в окно дилижанса и осел на место. - А, эти…

Ничего особенного: дичь, рыбу, ягоды, грибы - к нам, железо, ткань, зелья - от нас. А ты разве на таможню хотела?

- Упаси боже! - Снежа замахала руками. - Хватит мне пяти лет экономики.

- Не мы выбираем призвание - оно выбирает нас, - собеседник постарался устроиться поудобнее. - Елки, каждый раз всю душу вымотает, пока доедем!

- Кто? - поинтересовалась девушка. Она поерзала на сиденье, но ничего неудобного не обнаружила.

- Возница, - со страдальческой миной пояснил сопровождающий, болезненно скривившись в ответ на очередной рывок дилижанса. - Убил бы.

Словно услышав проклятия пассажира, карета, дернувшись еще раз, остановилась.

- Приехали! - оглушительно гаркнул возница, с размаху ударив по крыше экипажа, чтоб уж точно все услышали.


***


Их уже встречали - ладный подтянутый сержант в иссиня-черной форме с седым грузным прапорщиком в той же форме, как и Снежа.

- Здравия желаю, господин лейтенант! - прапорщик лениво козырнул. Сержант, чуть помедлив, повторил жест. - Все так же?

- Здоров будь, Семеныч, - провожатый, кивнул в ответ, тут же скривился.

Прапорщик понимающе покачал головой, выуживая из поясной сумки горсть каких-то травок.

- На, как знал. А это что за птица?

- Столичная, - лейтенант, кинув в рот щепотку травок, запил их из фляжки. - Из самого Алатара на стажировку. Под твое крылышко, готовься.

- Ага, - прапорщик повернулся к сержанту. - Петро, вызвался? Ну работай: чемоданы, точка - вперед.

- Мне поручено доложить о прибытии комиссара, господин прапорщик, - тихо, но отчетливо отозвался сержант.

- Господин старший прапорщик! - рыкнул вдруг Семеныч. - Я должен дважды повторить, нет?

Сержант, поджав губы, метнулся к багажу. Снежа проводила его недоуменным взглядом.

- Я бы сама донесла, - пробормотала она. Прапорщик желчно усмехнулся.

- Только дай таможне на шею сесть - мигом ножки свесят, - отозвался он. - Итак?…

Девушка вслушалась в повисшую паузу.

- Прапорщик стажер Арвентай! - Снежа козырнула, протягивая Семенычу документы.

- Старший прапорщик Иволгин, Мидир Семенович, - отозвался тот. - Значит, Снежа Леевна, изволили вы прибыть на заставу Љ512 Ллогорского погранотряда. Будьте внимательны - многое будет непонятным, но вы спрашивайте, я объясню. Только одно условие, - прапорщик пристально глянул на девушку, - говорите "Вопросов нет" - я больше не объясняю. Понятно?

Снежа обдумала сказанное.

- Так точно.

- Сработаемся, - заключил прапорщик.


***


Оформление на заставе оказалось не в пример шустрее, чем в Ллогоре - получаса не прошло, как Снежа, слегка очумев от суеты вокруг, уже сидела на собственной койке в "женской избе", тупо разглядывая свертки с формой трех видов, амуницией и прочим скарбом.

Тетя Аля, комендант общежития, решительно раздвинула занавески, которые отделяли койку девушки от "общих помещений".

- Что ж ты все сидишь, милая? А кто ж работу-то делать будет? Служба- службой, а работу по дому никто не отменял.

- Ой, извините, - спохватилась Снежа, - от этой дороги я прямо сама не своя.

Скажите, а куда вещички-то пристроить можно?

- Простынку-то сдвинь, а? - хмыкнула тетя Аля. - Сундучок сразу откроется. Да поспешай - вода-то хоть бежит, да без ножек, сама в бочку не запрыгнет!

- Сей момент, - Снежа распаковала сверток, помеченный трафаретной надписью "Љ3 повседневная", скептически оглядела жесткий, неразношенный мундир, и решительно сунула его в сундук.


***


Тетя Аля, медленно закипая, уже хотела рявкнуть по-взрослому на строптивицу, как занавеска отлетела в сторону, и перед ней предстала Снежа в старом, но очень удобном костюмчике - темно-оливковые штаны с кучей карманов, свободная шелковая блузка, а сверху - привычный доломан.

- А чем форма-то не пошла? - поинтересовалась тетушка, мысленно восхитившись.

- Жесткая, - пояснила Снежа. - Обмять бы ее стоило, по-хорошему.

- Да, крахмала не жалеют, - покивала комендантша. - Все ходили, все чесались, как приехали. А куда деваться - свое-то на службе не оденешь!

- Простирнуть, - пожала плечами Снежа. - Не крахмалить, само собой. Или хотя бы нижнюю рубашку помять, чтоб не терла.

- Не высохнет оно до завтра-то, - вздохнула тетя Аля. - А утюгом сушить - где дров набрать? Лето, в самый раз на готовку дают.

- Мрачно, - заключила Снежа. - Так что там с водой?

- С водой, милая, хорошо, без нее плохо, - отозвалась комендантша. - Вон, у дверей бочка - наполни-ка. А душ летний - народ как со службы придет, так помыться надо. Вас, служивых, тут девять душ - вот считай, сколько воды надо.

- Понятно, - кивнула девушка, скидывая с плеч доломан. - Где ведра?


***


Бочка у двери только снаружи казалась небольшими - внутри, такое ощущение, можно легко спрятать небольшое озеро: уже десятое ведро проваливалось во влажную темноту даже без всплеска. Коромысло, казалось, тяжелело с каждой минутой, но сдаваться не хотелось - ведь остальные-то это делали? Наконец, после семнадцатого ведра девушка заметила в бочке что-то весьма странное. Не веря своим глазам, Снежа потрогала странную конструкцию - это оказался скрученный из соломы венок.

- Так вот почему воды не слышно! - девушка с трудом сдержала брань. - А я-то думаю!

Еще одно ведро, без звука канувшее в бочку, подтвердило догадку. Снежа, тихо выругавшись сквозь зубы, задвинула крышку - она пришлась аккурат по венку.

Вторая бочка пошла намного шустрее, пусть она стояла на крыше небольшого сарайчика: она оказалась уже наполовину полная, хоть тоже снабжена веночком.

Вылив последнее ведро, Снежа удовлетворенно вытерла пот, окинула взглядом двор и оторопела - прямо у ворот невозмутимо возвышался рраур. Лиловая чешуя переливалась на солнце, треугольная морда недвижимо глядела на крыльцо, тонкий черный язык в полуоткрытой пасти трепетал, будто бы пробуя воздух на вкус.

Тетя Аля выглянула из окошка, всплеснула руками и поспешила на улицу.

- Кыш, нечего тут! А то вылупился.

Рраур прикрыл пасть, неприязненно перевел взгляд на женщину, но все-таки вошел во двор.

- Новый запах, - сказал он. - Эльф?

- Тебе-то какое дело, голозадый? - нелюбезно ответила комендантша. - Сейчас вот как огрею по хребту - будешь знать, - в доказательство тетя Аля потрясла в воздухе метлой.

- Не попадешь, - прошипел рраур. - Угрозы - удел слабых.

- А я попробую, - бесстрашно заявила женщина. - Ну, держись.

Снежа только мысленно поаплодировала отваге тети Али - хоть рраур выглядел грузным и неповоротливым, комендантша никак не походила на мастера-рукопашника.

Впрочем, уже через секунду девушка изменила свое мнение: ящер оказался чертовски быстрой тварью - он буквально вился ужом, уворачиваясь от ударов тетушки. Она тоже не плошала - практически не сходя с места, она орудовала метлой с той ловкостью, которая обращает любую палку в белесое, гудящее, весьма опасное марево.

Спарринг буквально очаровал девушку - она буквально забыла где находится, зацепив пустое ведро, которрое с грохотом упало с крыши. Тетя Аля отвлеклась буквально на секунду - но этого хватило, чтобы рраур, буквально распластавшись по земле, ударил комендантше под коленки своим посохом, и накрыл упавшую жертву сверху.

- Стареешь, Альма, - прошипел он, поднимаясь на ноги. Он галантно подал тетушке когтистую лапу, довольно скалясь. - Я ожидал большего.

- Отвлекли, - комендантша отряхнула юбку, закашлявшись. - Всякое случается.

- Пустые оправдания, Альма, - парировал ящер. - Сама знаешь.

- Еще поглядим, - тетя Аля уже отдышалась. Она пристально глянула на Снежу. - А ты, девонька, чего расселась? Представление кончилось, пошли в хату.


***


- Ты все равно не сможешь правильно сказать мое имя,потому зови просто Алеком, - рраур, на секунду задумавшись, протянул Снеже правую лапу. - Кажется, у вас так принято скреплять знакомство?

- Снежа, - девушка пожала лапу: на ощупь та оказалась мягкой и довольно-таки горячей. - Как я понимаю, вы пришли сюда не случайно?

- Вы видели еще кого-нибудь из моего народа? - в голосе ящера сквозила озабоченность. - Тогда мне лучше уйти немедля.

- Никого не видала, - тетя Аля, выглянув из окошка, кивнула, - да, никого из ррауров, кроме тебя. Снежа, обращайся к Алеку на "ты", он так привык.

- Я считаю глупым самоутверждаться за счет тупого множественного числа, - пояснил Алек. - Привычки тут не при чем.

- Ой, только без демагогии, - комендантша всплеснула руками. - Ты же не за этим пришел?

- Она, - рраур ткнул пальцем в сторону Снежи, - была в недоумении. Обязанность любого разумного - развеивать невежество. Впрочем, ты права.

Алек, покопавшись в плетеной сумке через плечо, выудил оттуда тяжелый сверток.

- "Дайринаиалла Энхилассу", точный список.

- Хорошо. "Ассуарру" когда будет?

- Всему свое время, Альма. Обещанное исполнится. Мне пора, - рраур, привычным движением откинув в сторону половик, нырнул в подпол. Тетя Аля, быстро закрыв люк, устало присела на скамью.

- Прав, конечно, чертяка. Страрею, - она, печально вздохнув, кинула сверток на печку. - А ты, девонька, забудь, что видела. Так лучше будет.


***


Песчаный плац казался идеально плоским. Весь наличный состав погранотряда Оиты в торжественном молчании выстроился в две шеренги перед флагштоком. Майор Айглин Лайкаранне, чеканя шаг, подошел к небольшой трибунке и пристально оглядел подчиненных.

- К нам для прохождения действительной военной службы в должности аналитика тактической группы прибыла прапорщик Арвентай. Прапорщик Арвентай, ко мне!

Снежа шагнула из строя, спиной ощущая любопытные взгляды. Она вдруг поняла, что дико, невероятно волнуется - намного больше, чем когда в шестнадцать лет ходила в теменградскую резиденцию Алатара. Даже больше, когда девушке довелось получать предписание на стажировку - уже в столичной резиденции.

- Прапорщик Арвентай по вашему приказанию прибыла, - отчеканила она, отдав честь.

Майор козырнул в ответ, снова повернувшись к строю.

- Прошу любить и жаловать. Смирно! Вольно, разойтись.


***


- Наконец-то, - Иволгин мечтательно закатил глаза, - пошли, будешь дела принимать!

- Аналитику? - поинтересовалась Снежа. - А кто еще в тактической группе?

- Аналитику, - иронично хмыкнул прапорщик. - С ней всегда успеется. Склад! Ну, канцелярию, само собой. Ей у нас, традиционно, самый молодой занимается.

- Мама, - прошептала девушка. В ее душу закрались самые черные предчувствия.


***


Бумаг оказалось не много, а очень много: два дубовых шкафа с целой антресолью, откуда пыльные папки не вываливались только потому, что цеплялись друг за друга.

Снежа безмолвно перекрестилась.

- Здравия…, - полный белобрысый парень стрельнул в сторону девушки сальным взором, вяло козырнув. Иволгин скривился, носком сапога пошевелив забитую доверху мусорную корзину.

- Тараканов разводишь, Абрикосов?

- Умственная работа требует много энергии, - важно ответил парень.

- Ну да, я вижу, - хмыкнул прапорщик. - Вот, сменщица тебе. За пару дней управишься дела передать?

- Это будет сложновато, - парень развалился на стуле, почесав плохо выбритую щеку. - Недельку бы…

- Два дня, - Иволгин глянул на парня с видом "меня не проведешь". - Приступайте.


***


Против ожидания, канцелярия оказалась не сложной, а просто нудной и пыльной работой. Главная проблема оказалась в том, что ефрейтор Абрикосов принципиально не хотел ничего делать, даже ничего обсуждать, кроме возможного свидания.

Впрочем, увидев, как Снежа без особых проблем отодвинула сейф, чтобы достать завалившуюся папку, парень спал с лица, а после того, как девушка нашла документарную опись, вовсе впал в панику.

Сверившись с описью, девушка поняла: страхи писаря оказались не напрасными - в течение добрых пяти лет, которые ефрейтор трудился на ниве делопроизводства, он не удосужился внести в нее ни единого документа. Впрочем, от перепуганного солдата толку стало еще меньше - теперь любое свое действие он сопровождал мучительным стоном. Это звучало столь выразительно, что в кабинет заглянули чуть ли не все, кто трудился на заставе - включая даже Клайду с Риаргой, розыскных собак.

Наконец, на третий день титанический труд подошел к концу - Снежа ухитрилась даже отыскать с полпуда всевозможных огрызков, мастерски рассованных по всевозможным местам.

- Ну, молодца, - восхищенно резюмировал Иволгин, оглядев преображенное обиталище. - Да тут чище, чем в больнице!

Насчет больницы он, конечно, преувеличил - но теперь комната действительно напоминала рабочее место, а не свалку макулатуры.

- Молодец, Снежа Леевна, - девушка зарделась. Она уже знала: обращение по имени-отчеству от Семеныча - одна из высших похвал. Ефрейтор поежился, бесшумно поставил на пол мусорное ведро и попытался незаметно выскользнуть за дверь.

Напрасно - Снеже показалось: Иволгин ждал как раз этого.

- Пошли, сокол мой ясный, - пропел он, приобняв Абрикосова за плечи. - Поучимся военную лямку по- настоящему тянуть.


***


Через пару дней Снежа поняла: ей начинает становиться скучно. Повседневные дела писаря занимали у нее буквально пару часов, а прочее время она изучала "Путь паладина", книжки по тактике из библиотеки и тренировалась на полосе препятствий. В одну из таких тренировок ее заметила Кантелла - командир второго взвода.

- Поубивала бы! - рявкнула она, с размаху пнув мешок соломы, на котором отрабатывали рукопашный бой. Мешок жалобно крякнул, лопнув облаком пыли. - Зараза!

- В чем дело? - рассеянно поинтересовалась Снежа. Она как раз шла по бревну на руках, а потому не хотела отвлекаться.

- Писарь этот, - уже спокойнее сказала Кантелла. - Боров несчастный. Пузо отожрал, а о мозгах не озаботился! Он сегодня в лазе застрял, представляешь?

Снежа, фыркнув, спрыгнула на землю.

- Серьезно?

- Абсолютно, - расстроено подтвердила собеседница. - Этот идиот, оказалось, по-пластунски не умеет, только на четвереньках. Ну, - Кантелла на миг задумалась, что бы еще такого пнуть, и с размаху врезала по подпорке, на которой висел соломенный болван, - как раз на повороте застрял. Сама же знаешь - там надо боком пролазить.

- О, да, - ухмыльнулась девушка. - До сих пор диву даюсь - зачем кому-то эдакий шкуродер сдался.

- Побегаешь в рейды - поймешь, - заверила Снежу Кантелла. - Контрики, знаешь, пещерки с удобным входом не жалуют - им подавай дыры позапутанней. Тогда спасибо скажешь.

- Ох, дожить бы, - вздохнула девушка. - Я уже вою от скуки.

- Рано тебя выпускать, - прищурилась Кантелла. - Зелена еще.

Вместо ответа Снежа, выхватив из-под форменной куртки кортик, метнула его в стоящую неподалеку мишень.

- А если их будет трое? - иронично ухмыльнулась Кантелла. Девушка пожала плечами, и у нее в руках, как по волшебству, появилась пара сайс.


***


Через полчаса Снежа признала - насчет готовности к рейдам она поторопилась Кантелла, впрочем, осталась довольна.

- В кои-то веки нормального новобранца прислали. Еще пару неделек погонять - нормальный погранец будет, а не это, - она поставила в стойку тренировочный меч, с отвращением ткнув в перемазанного с ног до головы бывшего писаря. Судя по невероятно изжеванной и замасленной форме, извлекали его из западни весьма нелюбезно.

- А-а, я буду жаловаться, - проныл ефрейтор. - Новая форма, только вчера со склада получил…

- Врет, - покачала головой Снежа. - Как склад приняла - так он опечатанным стоит.

- Как всегда, - хмыкнул один из бойцов Кантеллы. - Пусть бы сидел там, пока не похудеет.

- Нельзя - если его не будет на поверке, сочтут дезертиром, - со смешком заметил другой солдат, понюхал залитые маслом руки и скривился. - Снежа Леевна, а нельзя ли нам пару мыла получить вне лимита?

- Выдай, Снежа, - ласково попросила Кантелла. - А я тебе ведомость через полчаса занесу - и у Семеныча подпишу, и у Бати. Не боись.

- Ладно, - девушка махнула рукой. - Идите к складу, я за ключами.


***


У ворот склада на пустой канистре из-под светильного масла уже сидел прапорщик Иволгин, задумчиво глядя куда-то вдаль.

- Одни убытки, - огорченно сообщил он Снеже, как только она с ним поравнялась. - Светильного масла - две канистры, лом - одна штука, лопат - три штуки, испорченный тренажер - одна штука, мыло вот еще… Два куска? - он внимательно взглянул на девушку.

- Кантелла обещала ведомость через полчаса, - смутилась девушка.

- Ну, она свой человек, не подведет, - кивнул Иволгин. - Все нормальные, елки!

Но вот нашелся один урод. А, главное, сплавить некуда - его слишком хорошо знают.

- А выгнать? - поинтересовалась Снежа.

- Не дадут, - вздохнул прапорщик. - Главный инспектор по кадрам запретил сыночку обижать.

Иволгин горестно вздохнул.

- Так и живем…


***


Следующее утро принесло одним много печалей, другим же - не меньше радостей.

Снежа оказалась в числе последних.

- На твое имя пакет, девонька, - сказала Снеже тетя Аля, только девушка, зевая, выбралась из своего закутка. - Так ты сразу не в свою конуренку иди, как позавтракаешь, а прямиком к Бате.

- Из дома письма, наверно, - довольно потянулась Снежа. - Эх, наконец-то!

- Вряд ли, - покачала головой комендатша. - Зачем надобно тогда вестового присылать? Отдали бы после построения, и всего делов. Нет, девонька, тут что-то не такое простое…

Да? - удивилась Снежа, а радужное утреннее настроение стало куда-то испаряться.

- Не куксись заранее, - тетя Аля ласково потрепала девушку по голове. - Нет войны - будем жить!


***


- Товарищ майор, прапорщик Арвентай… - Айглин рассеянно кивнул на кресло напротив стола, не отрывая взгляда от каких-то бумаг на столе.

- Ну, как, Снежа, освоилась? - спросил он, закончив изучение бумажек, и пристально глянул девушке в глаза. Той показалось: взгляд Бати пробрал ее буквально до донышка.

- Да, спасибо, - ответила Снежа, с трудом подавив волнение. Она с трудом сдержалась чтоб не крикнуть: "Да говори уже, зачем вызвал, не томи!" Майор, казалось, почувствовал этот бессловесный призыв, едва заметно усмехнулся краешками губ и пододвинул к ней толстую пачку писем.

- Я с самого начала считал: никаких проблем у тебя не возникнет. Коллектив у нас дружный - можно даже сказать - клан. А ты девушка бойкая, общительная, как я вижу…

Снежа машинально перетасовала конверты. Два, как ожидалось, оказались из дома - по одному от отца с матерью, одно от Мелика - сердце при виде аккуратных строчек заныло сладкой болью, а три - девушка с все возрастающим удивлением перечитала обратный адрес - от Сийри с Нитой: "Маскон, трактир "Свинья со свистулькой", Сийри или Ните (кому придется)".

- После почитаешь, - голос командира вывел девушку из оцепенения. - Ты археологией увлекаешься?

- Не очень, - Снежа решила уже ничему не удивляться. - Хотя историю люблю.

- Ну, это та археология, которая состарилась прежде, чем у нас появилась история, - хмыкнул Айглин. - Здесь недалеко - археологи руины копают, с переменным успехом. Мы, как положено, за ними присматриваем. Собственно, присматривали до вчерашнего утра, пока у Исиль Вейлор обе ноги были целыми.

Сегодня ее забрали в ллогорский госпиталь, а тебе теперь задание: выяснить, что там произошло, продолжить надзирать. - Снежа с трепетом взяла тяжелый бумажный пакет. - Тут последние отчеты с парочкой монографий - чтоб понятно стало, чем, собственно, археологи там занимаются.

Майор на миг задумался, что-то прикинул на пальцах посмотрел на булькающую в углу кабинета клепсидру и решительно поднялся из-за стола. Девушка тоже поспешно вскочила.

- Полчаса на сборы, потом с вещмешком на построение, заберешь винтовку у оружейника - на месте пристреляешь, а потом на Двуликую площадь. Там археологи каждый вторник паек на неделю забирают - обоз тебя до места доставит. Начальник экспедиции - профессор Вольдемар Троенци, представишься. Дальше - читай пакет, действуй по обстановке. Вопросы?

- Никак нет! - Снежа, козырнув, прищелкнула каблуками.

- Можешь идти.


***


Снежу немного разморило на солнышке. Когда дорога резко свернула с косогора в долину, девушка чуть не упустила новенькую, еще в масле винтовку. Именно по причине ее замасленности Снежа не повесила оружие как положено - на плечо, поскольку она уже знала, как плохо отстирывается форма от солидола и ружейного масла.

- Тпру, стой, - возница натянул вожжи, а кони возмущенно захрипели. - Вот так всегда - как дом почуют, так не удержать, - извиняющимся тоном произнес парень.

- Не робей - скоро будем!

Снежа повернулась, чтобы преехидно поинтересоваться: от чего же ей надо "не робеть", и оторопела: в низкое, обложено серыми тучами небо упирался невероятный сросток разномастных шпилей, башенок, стен, переходов. Во всем этом каменном хаосе, казалось, не виднелось не то, что ни одной прямой линии - даже пары одинаковых элементов. Девушку так захватило увиденное, что она даже не сразу заметила, как вместо доброй половины сооружений уже давно громоздятся отвалы щебня, местами густо поросшие серо-желтой травой.

- Драконоград! - возница гордо ткнул рукой в сторону сооружения. - Ишь, отгрохали, а?

- Сколько ж ему лет? - вслух удивилась Снежа.

- А леший знает, - беззаботно отмахнулся парень. Может, тыща, а может - все две.

Только золота там нету, зря копают. Еще батин прадед все тут облазил, даже самой завалящей монетки не нашел. Эх, - возница пригорюнился. - хоть бы какой котелок золота отыскать - то-то бы мне парни из Кларди завидовали! Все девки мои были б!


***


Интермедия. Роковой красавец Монастырь иосгатитов привольно разлегся в излучине Тилигула, жадно впитывая южное солнце серым камнем стен. Даже отсюда - с холма в полуверсте от невысоких башенок старинной крепости - ощущался сухой жар.

- Ни души, - Меней передал бинокль Скандлану. - Ну, жарища.

- Камуфляж не потечет, не бойся, - хмыкнул тот. - Гляди, как бы скипидаром смывать не пришлось - Лучше бы маски наколдовали, - буркнул младший дроу, почесав за ухом. - У меня все тело уже зудит.

- Чары легко обнаружить,а развеять - еще проще, - рассеянно ответил старший. - А у них неплохая охрана - даже если не принимать во внимание защитные чары.

Крайняя правая башня, и еще правее на два пальца.

Меней присвистнул. Куча травы, лежавшая на поле с прошлого года, оказалась на самом деле искусно замаскированным дозорным. Присмотревшись, парень понял: монах также вооружен биноклем.

Иосгатит как будто почувствовал взгляд. Приставив оптику к глазам, он принялся тщательно рассматривать заросли бузины, где укрылись дроу. Скандлан забрал у младшего бинокль.

- Не шевелись.

- Он смотрит против солнца, - возразил Меней.

- У него особые линзы, - едва слышно пояснил Скандлан. - Заметил - они даже не бликуют? Не шевелись.


***


Меладиен лежала на койке, задумчиво изучая растрескавшийся потолок.

Хибара-хибарой, конечно - но, с другой стороны, надежнее укрытия не придумать.

Как все-таки удачно - в первый же день встретить своих!

Правда, виднелась в профессоре все же какая-то червоточина… неправильность. С другой стороны - он же всю жизнь прожил среди чужаков. Чудо, настоящее чудо - хоть какие-то традиции уцелели.

Едва слышно скрипнула подвальная дверь, и Меладиен выбросила из головы лишние мысли.

- Группа вернулась с разведки, - Скандлан застыл у койки по стойке смирно. - Разрешите доложить, Мастер?

Меладиен невольно залюбовалась парнем: строен, мускулист, учтив - идеал дроу.

Только проклятая личина все портит. Ну, да ничего не поделаешь.

- Разрешаю, - женщина села на кровати. - Присаживайся.

- Дела дрянь, - коротко отозвался дроу. - Повсюду сторожки с дозорами - ближе полулиги подойти нереально. Наверняка где-то есть подземные ходы, но вскрыть их располодение нам не удалось - слишком много помех для лозы. Пристань - за пределами стен, но любой груз тщательно досматривается. Такое ощущение - они знают.

- Может быть, может быть, - Меладиен задумчиво откинулась на спину. - Зараза, как мало данных!

Дроу вежливо кашлянул.

- Я предлагаю привлечь местных.

Лицо женщины исказила гримаса брезгливости.

- Этих червей? Да они сдадут нас при первой возможности. На них надеяться - это хуже, чем гарцевать по трясине верхом.

- Рыба любит червей, а не рыбаков, - заметил Скандлан. - А жизни червей - дешевле.

- Это верно. - Меладиен снова задумалась. - Хорошо, я подумаю. Можешь идти.


***


- Мельдир.

- Я слушаю, Мастер.

- Найди продажного мага, который вскроет для нас монастырь.


***


Мэв сидела в очередной забегаловке. Она скучала. Каждый день одно и тоже - сперва в полдень проснуться, побродить по жарким улочкам до вечера, огрызаясь на всяких идиотов, а потом напиться до беспамятства. Скука. А когда-то это казалось таким интересным!

Когда-то! Воистину, запретный плод сладок. Во время муштры в Институте, когда из Мэв пытались вылепить боевого мага, она помыслить не могла не то, что о днях - даже минутах безделья. Губы Мэв скривились в язвительной усмешке - снова, как наяву, она услышала скрипучий голос преподавателя: "Не время, Мэв! Ты пока не готова." Теперь он гниет на институтском кладбище, а она живет в свое удовольствие, по своему разумению - мешок золота, прихваченный при побеге, это позволял.

- Какая милая девушка, - стакан Мэв, который она рассеянно двигала туда-сюда по столу, закрыла тень. - Но совершенно одна.

- Отвали, при… - рявкнула Мэв, но глянув на незнакомца, осеклась и переменила тон. - Да так, жду чуда. А вы не кудесник?

- Отчасти, - парень присел за стол напротив девушки. Та невольно залюбовалась им - точеные руки, тонкие черты лица, умные глаза с таящейся где-то в глубине тайной. А волосы… У Мэв на секунду перехватило дыхание - блондины были ее слабостью. Волосы цвета платины - тонкие, длинные, они рассыпались по плечам собеседника невесомым водопадом. Девушка крепко стиснула руки - настолько ей захотелось поиграть с волосами незнакомца. - Впрочем, вы сами - мастерица по части чародейства, как я вижу.

- Да, - Мэв, прикрыв глаза, бросила на парня один из самых чарующих своих взглядов. - Я вообще люблю загадки.

- Я вижу, - засмеялся парень, а взгляд его едва заметно затянуло романтической поволокой. - Вы не будете против, если я вас угощу?


***


Уже неделю Мэв приходила в свою хибарку, едва передвигая ноги - не от вина, а от прогулок с поцелуями. Неделю ее сердце сладко ныло при одном имени Мельдира.

Неделю продолжалась ожившая сказка. Все кончилось в субботу.

- Мне надо уехать, - парень отвернул голову от Мэв, но та успела заметить в его глазах слезы. - Дальше мне тут оставаться опасно.

- Нет! - девушка не могла в это поверить. - Ты… бросаешь меня? Предатель, подлец, сволочь! - В ее руке тут же зашевелился комок огня.

- Ты меня не поняла! - Мельдир бросился ничком на берег, а "зажигалка" погасла в волнах Тилигула со змеиным шипением.

- А что я должна была понимать? - в отчаянии крикнула Мэв. Сейчас она ненавидела весь мир - всего неделя счастья, неделя, которая уже прошла!

- Да погоди ты! - парень схватил Мэв за руки, но она вырвалась, с наслаждением залепив негодяю пощечину. Матово-белая кожа, странно спружинив, лопнула, открывая черноту.


***


- Да, я дроу, - понурил голову парень. - Родился таким. Наверно, таким умру.

Потому мне нельзя оставаться на одном месте надолго.

- Но, наверно, есть какое-то средство? - озадаченно поинтересовалась Мэв.

- Да, - вздохнул Мельдир. - Но попасть мне туда не по зубам. Хотя ты смогла бы, - он глянул на девушку с надеждой, но через секунду снова понурился.- Хотя нет, это слишком опасно. Я не смею тебя об этом просить.

В голове Мэв снова проскрипел голос покойного Мекеша: "Рано, Мэв. Подучись, может, получится". Кровь девушки вскипела.

- Опасно, говоришь? - ее голос не предвещал ничего хорошего. - Это мы еще посмотрим, для кого опасно.


***


До заката Снежа успела представиться руководителю экспедиции, который оказался давним знакомым ее отца, задумчиво попинать груду земли, древних каменных плит вперемешку со щепками на дне раскопа, где так неудачно завалило Исиль, и обжить ангар стройматериалов, где оказалось жилье пострадавшей. Подстилка Исиль отлично вписалась между грудами мешков с цементом.

Насколько девушка поняла из путаных объяснений археологов, Исиль пала жертвой несчастного случая: раскоп, где случился обвал, никто не обследовал с момента его отрытия. Снежа уже готовилась, чтоб прямо с утра пойти к профессору и сказать: она уверена в абсолютной невиновности всех присутствующих, как вдруг земля едва заметно вздрогнула, а по округе прокатилось едва слышное "Ррок!".

- Что это было? - девушка глянула на провожатого, но тот с отсутствующим видом созерцал алые от закатного солнца руины и ничего не ответил. - "Ррок" это?

- А, - парень, оправив потрепанную курточку, пожал плечами. - Без понятия. Это из-под Ллавариарвалра импульс. Каждый день на закате случается, но зачем - никто не знает. Самым молодым зданиям тут - по полмиллиона лет, представляете? До сих пор кое-какие вещи работают. Умели же драконы строить, а?


***


Вернувшись в ангар, Снежа решила: с заявлением насчет невиновности всех и каждого всегда успеется, а пока - самое время подумать, азаодно почистить винтовку. Пока все выходило весьма складно: старый раскоп, ежедневные сотрясения, обвал. Единственное, пока оставшееся непонятным - зачем Исиль шла именно по этому раскопу? Надо бы завтра осмотреть траву на дне - может, она просто всегда там ходила?

Снежа собрала винтовку, передернула затвор, с удовлетворением выслушав сухой щелчок бойка и высыпала на ткань содержимое коробки с патронами. Они были столь аккуратные, одинаковые, так мягко сияли полированными боками в свете лампы, что девушка невольно залюбовалась картиной. Залюбовалась… и вздрогнула, поняв: пара патронов с краю сияли с легким уклоном в красноту. Девушка, едва дыша, подкинула их на ладони: они показались ей чуть тяжелее нормы. Снежа с замиранием сердца глянула на донышки, тут же поняв: не ошиблась: патроны оказались серии "ААВР-992", а прочие из коробки - "ЕККВ-521".

Значит, подменили. Снежа постаралась вспомнить момент получения оружия: нет сомнений, когда она прятала патроны в сумку, обе пачки были запечатаны по всем правилам. Снежа глянула багаж: вторая пачка оказалась на месте, со всеми ленточками и печатями.

- Становится интереснее, - мрачно пробормотала Снежа, потерев подбородок. - Ладно, завтра будем разбираться, - девушка решительно набила магазин винтовки, сунув подозрительную парочку в карман, а остаток снова сгребла в коробку. - Завтра.


***


Ночь прошла беспокойно - Снежа постоянно просыпалась. Ей все время чудились какие-то зловещие фигуры, подкрадывающиеся из дальних углов склада и злобный шепот за стенами. Под утро она уже хотела, плюнув на все приличия, соорудить себе дот по всем правилам - благо, материалов хватало, но вдруг крепко уснула, даже проспав завтрак.

- Ишь, как на вольном воздухе- то разморило, - захихикал повар, с невинным видом подавая девушке котелок с размазанной по стенкам кашей. - Как доешь - помой, будь добра.

- Полевой закон? - мрачно хмыкнула Снежа. - Пемзу дайте, а то - топором нагар срубать буду.

Кашевар тут же заткнулся.


***


Небольшая речушка неподалеку от лагеря поражала своей чистотой. Казалось, с мостков можно было пересчитать все камешки на дне. Снежа, очарованная пасторальной картинкой, потрогала воду рукой, мгновенно выругавшись - речка казалась наполненной жидким льдом.

- Дедовщина, да, - кто-то рядом, скорбно откашлявшись, присел на бережок. - А что человек чуть не погиб - это им наплевать.

- Вы археолог? - уточнила Снежа, споласкивая котелок. Тот выглядел изрядно потрепанным после нещадной борьбы с куском пемзы, но от многолетнего нагара не осталось и следа.

- Увы, да. Состою в этом вертепе, где никто про бедную Исиль уже не вспоминает, - плотный парень с густым ежиком рыжих волос на голове потрясенно покачал головой. - С глаз долой - из сердца вон? Кошмарные времена.

- А почему вы не на работе? - поинтересовалась девушка.

- Руины никуда не убегут, - пренебрежительно махнул рукой парень. - В отличие от виновных. Я не могу смириться, что преступник уйдет безнаказанным. Этого требует моя совесть - не только наши чувства.

- Наши чувства? - недоверчиво переспросила Снежа. Парень, выдержав ее взгляд, повторил.

- Да. Мои и Исиль.


***


Трава в старом раскопе блестела от утренней росы, прячась в густой тени. Снежа осторожно опустилась на колени: у обрыва оказалось слишком много следов, намного больше, чем она думала. Впрочем, интереснее всех оказались отпечатки фасонистых кавалерийских сапог - прочие следы перекрывали их почти полностью, а, значит, некий кавалерист-франт прибыл на место событий одним из первых.

Внизу следов также оказалось полно. С того конца, где откапывали несчастную Исиль, траву вытоптали до размякшей глины но с другой… Там тоже оказалась масса интересного: такое ощущение, что сразу после обвала некто быстро пересек еще рыхлый завал, постоял рядом с Исиль, и ушел восвояси.

- Куда ведет этот раскоп? - Снежа повернулась к провожатому.

- Мы считаем это фабрикой- кухней, - ответил Алан. - Там несколько залов, один под другим. Нижние засыпаны мусором, там еще не копались - слишком тяжело.

- Давай, прогуляемся, - предложила девушка. - Мне интересно.

Парень, безразлично пожал плечами, полез из раскопа.

- Не хочу, чтоб меня тоже засыпало, - пояснил он. - Стенки-то на самом деле старые.


***


- Как думаешь, это несчастный случай, или как? - решилась спросить Снежа, когда они уже почти дошли до руин "фабрики-кухни".

- Не думаю, что несчастный случай, - глаза Алана зло сверкнули. - Все знают о "Ррок", потому никто не останется под землей, когда он приходит. Никто! Говорят, у нас тут кто- то контрабандой промышляет - впрочем, потому тебя прислали, наверно?

Девушка, состроив загадочное лицо, неопределенно пожала плечами: мол, я не могу сказать всей правды. Впрочем, контрабанда - это могло оказаться перспективно, об этом стоило подумать.

- Ладно - не хочешь, не говори. Просто присмотрись потщательнее. А то крутятся тут какие-то мутные личности, а у нас тут ценности!

- Какие? - заинтересовалась Снежа. - Мне тут возница с сожалением расписывал, кто, мол, еще его прадед тут все облазил, ничего не нашел.

- Для этих деревенских любая блестяшка - ценность, - Алан пренебрежительно махнул рукой. - Я говорю о настоящих находках, того времени, когда даже эльфов можно было назвать дикими!

- Ничего себе! - присвистнула Снежа. Она не обиделась - в голосе аспиранта упоминание о "диких эльфах" звучало не оскорблением, а научным термином. - Пара миллионов лет, вроде?

- Некоторые - под пять миллионов, - гордо заявил археолог. Впрочем, проф считает: они - не из этого города, а из некой таинственной прото-столицы. А ее еще пока никто не нашел, - Алан пригорюнился. - Похоже, даже если она сохранилась - то осталась с другой стороны Стежару, а чертовы ррауры никого к себе не пускают.


***


Первый этаж "фабрики-кухни" выглядел до неприличия обыденно - просторный зал с местами обвалившимся потолком, вмурованные в пол чаны причудливой формы и циклопические очаги, где от времени не осталось ни единого следа копоти. Все казалось пустым, унылым, безжизненным - как любое помещение, из которого давным-давно назад исчезло все живое.

Впрочем, не все: зоркий глаз девушки почти сразу заметил пару цепочек следов на пыльном полу - они тянулись сразу от входа, скрываясь во тьме лестницы на нижние этажи.

Снежа скинула с плеча винтовку, осторожно передернула затвор и прицелилась во тьму, готовая спустить курок при малейшем движении.

- Эй, ты чего? - шепотом поинтересовался Алан, донельзя удивленный такой переменой в поведении собеседницы.

- Жди у выхода, никуда не ходи, - прошипела девушка. Она, пригнувшись, пошла короткими перебежками рядом с цепочками следов. Парень, недоуменно пожав плечами, присел на обломок гранитного барельефа справа у входа.


***


Следы не петляли - создавалось ощущение: оставившие их изо всех сил бежали в укрытие. Судя по отпечаткам обуви, беглецов оказалось двое - меньший постоянно оступался, а один раз вовсе упал, но больший помог подняться. Снежа еще мельком подивилась, что за странная обувь оставила отпечатки - все в странных складках и изломах, но бегать в такой, наверное, было намного удобнее, чем в сапогах.

Добравшись до широкой винтовой лестницы, Снежа укрылась за базальтовой ванной и прислушалась: снизу не доносилась ни звука. Девушка осторожно положила винтовку на пол, достала из подсумка светогранату, чиркнула кончиком запального шнура по брезенту, тут же кинув зашипевшую пиротехнику вниз. Бесшумная вспышка бросила изломанные тени на руины, но как Снежа ни прислушивалась, не услышала ничего подозрительного.

- Я еще вернусь! - девушка погрозила кулаком вернувшейся на законное место тьме, поставила оружие на предохранитель и вернулась к выходу. Сидевший у входа Алан встретил ее ироничной улыбкой. - Это еще не конец!


***


Когда шаги людей стихли, из тьмы на лестнице выбралась странная фигурка в сером, перемазанном копотью плаще. Она внимательно оглядела окрестности, наконец призывно махнув рукой: мол, все чисто. Вторая фигурка вылезла следом и, достав из каменной цистерны мастерски спрятанные там рюкзаки, принялась раскладывать небольшой очаг - незнакомцы тоже хотели есть.


***


Алан со Снежей успели вернуться в лагерь как раз к обеду.

- Успели! - парень на миг отлучился, чтобы вернуться с парой жестяных мисок - невероятно мятых. Казалось, голодные археологи грызли посуду по краям, не в силах дождаться своей очереди.

- Опоздавший моет котелок? - ехидно заметила Снежа, оглядывая сияющие радостью лица.

- Если он не проф, - хмыкнул собеседник. - Тогда моет тот, кто стал перед профом.

Последним в очередь стал мужичок в истрепанном, но аккуратном комбинезоне. Со нескрываемой скукой оглядев собравшихся, он, задержав взгляд на Снеже, зашептал что-то на ухо своему спутнику. Тот утвердительно закивал, посмотрев на девушку с нескрываемым интересом.

- Доцент Сапегин, - пробормотал Алан. - Если бы не проф, он бы вообще в "вечных аспирантах" ходил. С ним лучше не связываться.


***


Пареная репа, против ожидания, оказалась весьма вкусной - видимо, повар здесь готовил действительно мастерски. Снежа уже приготовилась приступить к трапезе, как вдруг над ней нависла тень.

- Алан, подвинься, - пресловутый доцент недвусмысленно хотел усесться за общий стол напротив девушки. - Ты все утро с ней общался - позволь другим.

Археолог, пробормотав что-то сквозь зубы, подвинулся.

- Ваше лицо мне незнакомо, - без обиняков начал доцент. - Новенькая в Оите?

- Пару недель всего, - отозвалась Снежа, втайне предчувствуя очередной раунд расспросов на тему "как оно там, в Столице?"


***


Предчувствия ее не обманули - уже с десять минут она с тоской взирала на стремительно стынущую репу, в очередной раз рассказывая подробности светской жизни, почерпнутые из последних общажных слухов. Доцент же под аккомпанемент голоса девушки успешно расправился со своей порцией, а сейчас как раз допивал компот.

- Да вы ешьте, - вдруг спохватился он. - Если вы к нам надолго - успеем еще поболтать.

Он, собрал пустую посуду, удалился, что-то весело насвистывая.

- Уморил, - пожаловалась Снежа, потыкав ложкой застывшую репу. - Как теперь это есть, а?

В горле у девушки запершило, и она залпом выпила чуть теплый компот - судя по цвету, из сухофруктов. Он отчего-то неприятно горчил.

- Я еще принесу, - Алан, схватив пустую чашку, умчался в сторону раздачи.

Репа, на удивление, даже остывшей была весьма недурна.

Время обустройства - Сийри, - девушка, недовольно засопев, повернулась на другой бок. - Сийри, вставай, опоздаем.

- Еще пять минут, - сонно пробормотала Сийри, пряча голову под подушку.

- Опоздаем - Гуннар опять нам морали читать будет, а потом тебе снова будут отчеты сниться.

- Нет, только не это! - девушка пулей вылетела из-под одеяла. Откинув назад встрепанные со сна волосы, она мучительно скривилась - солнце только-только выплывало из-за крыш солнце. - Ну почему на работу приходится вставать в такую рань?

- Так сложилось исторически, - Нита уже успела накинуть домашнее платье и сейчас боролась со шнуровкой на ботинках. - Меня больше интересует другое - неужели нельзя придумать для обуви ничего удобнее шнурков?

- Благородным доминьям носить лапти неприлично, - Сийри, показав подруге язык, парой ловких движений застелила постель. - А особенно - гулять босиком.

- Тут не погуляешь, - вздохнула подруга. - Тридцать градусов в тени!

- Говорят, с другой стороны гор до полста доходит, - пожала плечами девушка.

Только там еще моря нет, - она, затянув поясок на штанах, хитро глянула на подругу, - Кто последний добежит до колонки - тот крыса!

И девушки с визгом ринулись из комнаты.


***


Едва выбравшись из переулка, где стояла корчма, Сийри тут же дернулась обратно, увлекая за собой подругу.

- Ты чего, опоздаем же! - удивилась та, но, заслышав зычный клич "Дорогу, дорогу!", понимающе кивнула.

- Опять курьер, - раздраженно пробормотала подруга. - Разъездились они чего-то.

- Видать, к дождю, - глубокомысленно заметила Нита, и девушки расхохотались.

Мимо в клубах пыли пролетел гонец - совсем молодой парень. Судя по тому, что лошадь ничуть не возражала против галопа, ей самой очень хотелось пробежаться после пары дней в стойле. Следом с восторженным визгом неслась детвора, пытаясь попасть в курьера чем-нибудь марким.

- Неужто с курьером коней возят? - подивилась Сийри. - Могли бы уже в порту пару держать.

- Эта как раз из порта, - пояснила Нита. - Фома говорил: там специальная конюшня есть.

- Эй, девчонки! - послышался знакомый голос. Сийри обернулась - на крыльцо трактира вышла Вельма Гордеева, хозяйка. Пригладив непослушные жесткие космы цвета выгоревшей соломы, она поманила девушек обратно. - Посланьице-то Лойту передадите, или как?

- Предадим, - кивнула Сийри.

- На обед солянка, - Вельма удовлетворенно кивнула. - Мелочь не забывайте, - хозяйка скрылась за дверью.

Раздался мелодичный звон - на городской ратуше часы отбили семь.

- Придется бежать, - вздохнула Нита. - Каждый раз! Ну, почему у тебя не получается собираться чуточку быстрее?


***


Дверь в сени хлопнула, и Лойт Малич удовлетворенно щелкнул крышкой фасонистых карманных часов.

- Поприветствуем традиционных финалистов нашего забега! Что на сей раз, золотые вы наши? Мыши шнурки погрызли или тараканы коварно опрокинули вам в чай бутылку снотворного?

Сийри попыталась ответить, но резкий кашель вынудил ее сложиться пополам, пережидая приступ.

- Вельма вам записку передала, - наконец, сказала она. - Ну, еще курьер…

Извините.

- Да, собственно, все в порядке, - хмыкнул начальник. - У вас есть еще три минуты. Поздравляю - пятый день подряд не опаздываете. Обязательно Гуннару скажу, ему понравится. Кстати, как отчет?

- До обеда будет, - заверила Нита. - Я хочу еще раз проверить.

- Ну, проверяй, - милостиво согласился начальник. - Сийри!

- Да? - девушка застыла с ботинком в одной руке.

- Твой монстр опять жует бумагу, а копий не делает. Ты обещала его наладить еще позавчера!

- Исправлю, - Сийри густо покраснела. В первый же день, когда девушек встретили с распростертыми объятиями, посадив ортировать кучу отчетов, Сийри углядела в углу заросший паутиной чудо-агрегат, точная копия которого в деканате исправно делала копии любых бумажек - за исключением денег. Разумеется, девушка не стерпела, предложив наладить - благо, в одном из учебников, полученных в Институте проблем разума, оказалось довольно подробное руководство по применению "копирующих заклятий". Гуннар, владелец и директор "Хозяйки", хитро ухмыльнулся в бороду, но разрешил. С тех пор Сийри отчаянно боролась с эльфийским артефактом, который нормально работал от силы полчаса после каждого сеанса настройки.

- Ладно, - махнул рукой Лойт. - Разрешаю потратить тебе на это недоразумение, - он красноречиво ткнул в сторону копира, который как раз пытался незаметно стянуть еще какую-нибудь бумажку, - хоть весь день, но чтоб в понедельник оно работало безо всяких фокусов!

- Понятно, - Сийри потупилась. - Постараюсь.


***


Копир тем временем азартно, пока не отобрали, дожевывал какой-то журнал. Сийри облегченно выдохнула - он оказался пустой. Но, все-таки, оставалось непонятным, что же с этим агрегатом не так?

Внешне копир представлял собой массивный пенек на узловатых корнях-лапах. На первый взгляд, это было совершенно неподвижное сооружение, тупо моргающее пронзительно-желтыми глазками в складках коры. Но девушка уже знала, насколько шустро копир умеет бегать, если вдруг в его деревянный корпус придет какая-нибудь идея. Верхняя часть пенька откидывалась, как на шарнире - туда-то, по идее эльфийских изобретателей, пользователь помещал копируемый документ. Его дубликат, если копир того желал, появлялся из щели ниже "пасти". Пасти - потому, если копир чувствовал себя "не в настроении", бумага почти мгновенно превращалась в изжеванные лоскуты, бесследно исчезая где-то внутри пенька.

- Ну, что с тобой делать? - Сийри, присев на корточки рядом с устройством, потрепала его за крышку. Копир издал довольное урчание, прижаашись к девушке - точь-в-точь, как собака. - Порубят на дрова же!

Пенек, грустно скрипнув, одним махом втянул в себя остатки журнала. Девушка тяжело вздохнула, положила руки агрегату на крышку, закрыла глаза и сосредоточилась. Перед ее внутренним взором привычно возникла ярко-зеленая схема, больше напоминающая осьминога. Схема плавно пульсировала: Сийри, присмотревшись, поняла: салатовый сгусток в центре, от которого во все стороны паутинками расползались малахитовые нити - это полупереваренная бумага, поглощенная нынешним утром.

Девушка мысленно потянулась к нитям, активно пожиравшим добычу, но тут же ойкнула - паутинки оказались болезненно горячими, как руки тяжелобольного человека. На миг прервав контакт, она выхватила из ближайшей стопки пачку черновиков, она стала по одному скармливать их копиру, с удовлетворением наблюдая, как салатовое пятно мало помалу разрастается и густеет.

Скормив всю пачку, Сийри снова "потрогала" нити-питатели. На сей раз ее обдало легкой прохладой, похожей на дуновение вечернего ветерка. На миг девушке показалось: на нее повеяло тонким ароматом лилий.


***


Учебник, уже прочитанный добрый десяток раз, не внес ясности: в нем не говорилось ни слова по поводу наладки зачарованных предметов. Сийри уже хотела отложить его в сторону, попытавшись в который раз обновить копирующие чары, как ее взгляд упал на предисловие к главе "Зачарование". Девушка мысленно обозвала себя идиоткой: та черным по белому говорилось: даже магия не способна создавать "все из ниоткуда", а потому любые чары требуют подпитки - магией или материей.

Отбросив книжку, Сийри метнулась к сонно застывшему в углу копиру, пытаясь припомнить заклятие, которыми определялся уровень чар на предмете, и ахнула: если смотреть магическим взором, агрегат пылал не хуже костра, куда вылили ведро светильного масла. Более того, "костер" разгорался с каждой секундой. Девушка шустро положила руки на пенек: точно, салатовое пятно "сырой" энергии таяло на глазах, а изумрудные паутинки превратились в пушистые толстые бечевки.

- Сийри, обед! Ты идешь? - девушка с трудом услышала голос подруги, словно та говорила сквозь ватное одеяло, и отрицательно помотала головой.

- Не хочу отвлекаться, Нит. Возьми для меня пару булочек.

- Желудок испортишь, - Нита осуждающе помотала головой, но более ничего не сказала.


***


К моменту, когда порыжевшее солнце нехотя присело на вершину Щеголька, кинув на пол комнаты косые отблески, Сийри устало села на стул и нервно захихикала. Она чувствовала себя потрясающей, невообразимой, клинической идиоткой: целый месяц безрезультатно долбиться в дверь, подбирать отмычки, заглядывать во все щели - только чтобы вдруг понять: дверь открывается внутрь, а вовсе не наружу.

- Лойт Малич, готово, - Сийри с трудом встала, почувствовав, как гудят ноги и ломит спину. Привычно пробормотав заклинание проверки резерва, девушка ничуть не удивилась, увидев на запястье "56/3247".

- Так в чем дело? - Лойт Малич даже отложил в сторону газету, которую традиционно изучал перед уходом с работы.

- Он оказался просто голодный, - девушка нервно захихикала. - Мы же не нашли инструкций, но я железно уверена - там четко говорилось: кормить копир макулатурой хотя бы раз в три дня.

- Так-так-так… - начальник задумчиво побарабанил пальцами по столу. - Кормить, значит. А если не кормить - он сам себя обеспечивать начинал? Интересное решение.

- Эльфы - большие оригиналы, - пожала плечами Сийри.

- Несомненно, - Лойт Малич выудил из стола какой-то документ. - Это - ваша ведомость на зарплату. Если верить твоим словам, "сытый", - начальник иронично усмехнулся, - копир тут же выдаст мне дубликат. Пожалуй, я так и сделаю.

Сийри напряглась: она, конечно, в своих словах была уверена, но не настолько, чтоб рисковать месячной зарплатой - девушка уже видела пару раз, как Гуннар с Лойтом Маличем не платили ни копейки, когда, по их мнению, работники этих денег просто "не заслужили". Впрочем, на попятную тоже идти не хотелось - Сийри вдруг поняла: не вынесет, если всю свою оставшуюся жизнь ей придется, вместо магии, заниматься одними отчетами.

- Да, я уверена, - девушка постаралась сказать это уверенно, но начальник, без сомнения, услышал дрожащие нотки в ее голосе. - Все пройдет, как положено.

Копир даже не вздрогнул, когда деревянная крышка накрыла драгоценный документ.

Пару секунд агрегат думал, Сийри постаралась припомнить какую-нибудь молитву, а на лице начальника все явственнее проступало разочарование. Но в итоге пенек встряхнулся, его глазки засверкали, а из щели выползла точная копия зарплатной ведомости.

Лойт Малич, едва сдерживая нетерпение, выхватил из-под крышки копира оригинал и принялся его пристально сличать с дубликатом - под конец даже с помощью лупы.

Наконец, он, удовлетворенно хмыкнув, с возросшим уважением поглядел на Сийри.

- Гляди-ка, работает! Впрочем, в понедельник еще раз посмотрим.

- Думаю, в понедельник тоже все будет замечательно, - с облегчением сказала Сийри.


***


После пары булочек с кружкой пустого чаю наваристая солянка казалась пищей богов. Умяв миску буквально за пару минут, Сийри осоловело окинула взором зал корчмы и мечтательно улыбнулась.

- Хорошо!

- Еще бы, - хмыкнула Нита. - Кстати, пока ты с этим пеньком возилась, я все отчеты закончила, три справки подготовила и с накладными за прошлый месяц разобралась.

- Скучно мне отчеты-то, - вздохнула подруга. - Зато представляешь, как приятно, когда возишься-возишься, а оно потом работает!

Девушка зевнув, помотала головой.

- Елки, что-то в сон тянет. Может, пойдем уже?

- Ты что? - Нита недоуменно глянула на подругу. - Сейчас же самое веселье пойдет. Фома обещал подойти, Лиза, Ровен, Айлин еще. Пятница же - отдохнем!

- Я бы лучше в постели отдохнула, - попыталась вяло сопротивляться Сийри, но ее уже схватили за руки и выволокли на танцплощадку.


***


Через пару часов от грусти Сийри не осталось и следа. Худой загорелый парень в матросской форме оказался настолько умелым танцором, что девушке ни разу не пришлось пожалеть о выборе. Нита, лихо отплясывавшая польку с полноватым начетчиком с комбината, также выглядела вполне довольной.

Ноги гудели, готовые отвалиться, но Сийри в странном азарте не собиралась сдаваться. Она уже счастливо позабыла, как хотела сбежать сразу после ужина, и хотела одного - чтобы праздник не кончался.

Впрочем, этому сбыться оказалось не суждено: ближе к полуночи Вельма демонстративно медленно вышла из-за прилавка, погромыхивая ключами.

- Конец, ребята. Закрываю.

Дружный вздох разочарования пронесся по залу, но никто не осмелился протестовать - суровый характер хозяйки знали все.

- Тебя проводить? - Энгус галантно подал Сийри руку. Девушка засмеялась.

- Считай, уже. Мы тут живем.

- Да? - парень растерялся. Судя по всему, он рассчитывал на неторопливую прогулку под ясными летними звездами, невинные, ни к чему не обязывающие шуточки, а - может статься - легкий поцелуй в щеку на прощание, а тут…

Впрочем, соображал он быстро - прошла буквально пара секунд, а его глаза снова вспыхнули радостью. - Слушай, тут Киана приезжает - давай сходим!

- Киана? - Сийри на миг задумалась. Пару лет назад ее с Нитой занесло на концерт этой певицы - мэр раскошелился на день города, желая отвлечь внимание от недостроенной канализации и непролазной грязи в порту. Насколько девушка помнила, пела эта эльфийка неплохо - а если бы не нещадно потоптанные ноги, Сийри с Нитой могли бы даже получить от концерта удовольствие. - Можно. Но я с подружкой пойду.

- Подружкой? - Энгус на миг задумался. Девушка терпеливо ждала, пока парень пересчитает свои финансы: отнимет расходы на билеты, прибавит удовольствие от встречи и поделит на присутствие подружки. - Да не вопрос. Я за вами завтра в шесть зайду, идет?

- Вполне, - Сийри с улыбкой кивнула. Морячок не только быстро соображал - он, вдобавок, не жаждал сэкономить каждый грош, до которого мог дотянуться. Это оказалось весьма неплохо. - До завтра, - и девушка скрылась за дверью на лестницу.


***


Интермедия. Ужин с видом на реку Бескрайний стол сиял тысячью свечей. Как умер старый император, Магда разлюбила темноту. Ныне ее покои круглосуточно заливал свет.

- Вино нагрелось, -она равнодушно толкнула высокий бокал наманикюренными пальчиками. Тот упал на белоснежную скатерть и покатился, оставляя за собой потеки цвета старой ржавчины.

- Нервишки шалят, Магда? - антейр ордена Алатар, долив свой бокал доверху, откинулся на резную спинку стула. - Может, проще на лед поставить?

- Может, тебе стоит заткнуться, Риогал? - огрызнулась императрица, принимая из рук вышколенного слуги новый бокал. Пригубив, она медленно кивнула - то, что надо. - Лучше перейдем к делу.

- Дела у прокурора, а у нас так - делишки, - нервно хихикнул рыцарь, невольно оглядываясь на дверь, за которой исчезли слуги. - Старик все еще упирается.

Разумеется, я не говорил с ним напрямую, но…

- Знаю я твое - "не напрямую", - фыркнула Магда. Драгоценный эльфийский мускат огненным комом скользнул по горлу. Женщина на миг позволила себе расслабиться.

Всего на миг. - Небось, у Бональда через полчаса докладная на столе оказалась.

- Не трясись, - Риогал пренебрежительно махнул рукой. - Все писульки Старика сперва кладутся мне на стол, только потом - куда-либо еще. Ничего не уходило.

Магда не ответила. Она молча цедила вино, размышляя, почему так выходит, когда дельные с виду люди просто-таки фантастически глупеют, стоит им только почуять призрачный запах власти. Нет, даже не власти - а слабой возможности ею овладеть.

Да, поглупели и… развратились. Риогал уже, по слухам, заказал свой парадный портрет в облачении Магистра, а его так называемые "соратники" ведут себя так, словно победа уже свершилась годом раньше.

Императрица чуть не сплюнула, но сдержалась: в ее ситуации переборчивость была недопустимой роскошью - пусть даже с будущими врагами.

- Это все? - коротко спросила она, когда поток ежедневных банальностей вкупе с замшелыми комплиментами иссяк.

- Да, - рыцарь, встав из-за стола, коротко кивнул. - В общем, все путем.

- Хорошо, - Магда, одним глотком допив бокал, с размаху швырнула его на пол. - За победу!

Риогал последовал ее примеру, но при этом скорчил такую рожу, что императрица с трудом сдержала усмешку: "Ах, рыцарь, рыцарь! Сорок лет уже, три дома в столице, своя вилла в пригороде -но до сих пор трясешься над каждым бокалом, как нищий лавочник!" - За победу, - повторил он. - Ладно, мне пора.


***


- К вам князь Мариенич, - в дверях стоял дворецкий.

- Проси и проводи в библиотеку, - императрица, рывком поднявшись из уютного кресла, направилась к потайной лестнице в углу.

Князь уже сидел в кресле, с прилежанием отличника перечитывал какую-то потрепанную книжку.

- Здравствуйте, Водимер, - мягко сказала Магда, присаживаясь в кресло напротив.

Князь вздрогнул от неожиданности, но тут же взял себя в руки.

- Господи, Магда! Как вам удается всегда появляться из ниоткуда?

- Такова моя жизнь, - императрица, потупив глазки, грустно вздохнула. - Но, надеюсь, сие не вечно.

- Соглашусь. Не читали? - Водимер кивнул на книжку. Магда пригляделась - на старом кожаном переплете причудливо змеилось название "Искусство войны".

- Не довелось, - императрица покачала головой. - Вы же знаете, у меня несколько другие интересы.

- Да уж, осведомлен, - хмыкнул князь. - Перейдем к делу?

- Пожалуй.


***


Через полчаса заговорщики удовлетворенно скатали карту Муромина, на треть испещренную синими пометками, и заказали напитки с закусками.

- А вы неплохо поработали, Водимер, - императрица мечтательно прикрыла глаза. - Победа, можно сказать, уже на горизонте, я права?

- Если опустить тот факт, что горизонт отдаляется от нас по мере приближения, то - вполне, - усмехнулся князь. - Еще год подготовки - регент сам к нам придет.

- Вы плохо знаете Бональда, - пожала плечиками императрица. - Вот кто-кто, а он будет стоять до последнего.

- Значит, умрет, как герой, - жестко заявил Водимер, - как тупой герой.

Отказываться осознать реальное положение дел - это глупость.

- Сила не решает все, - Магда помахала пальчиком, выражая несогласие.

- Утешение слабых, - фыркнул Водимер. - Мы сейчас не слабее Бональда - вы, наша любезная хозяйка, отлично это знаете. Если сила не решает все, то почему же вы настаиваете на отсрочке выступления? Учтите, фактор внезапности еще никто не отменял.

- Умоляю, князь, давайте не будем снова начинать наш извечный спор, - императрица демонстративно прикрыла уши ладонями. - Погоды нынче стоят просто ужасные, а у меня мигрень - вы же знаете.

- Как вам будет угодно, - Водимер иронично окинул взглядом фигурку Магды, всем своим видом говоря: "знаю я, в каком месте у тебя мигрень". - Тогда я позволю себе откланяться.

- Извольте, - императрица протянула руку для поцелуя. - Непременно жду вас в субботу. Вы доставите мне это удовольствие?

- Непременно, - князь прильнул губами к холеным пальцам женщины - чуть дольше, чуть крепе, чем полагалось этикетом.


***


Императрица до утра ворочалась в постели, не в силах уснуть. На женщину то и дело накатывали приступи раздражения, когда ее начинало бесить практически все.

Наконец успокоившись, она оглядела изрядно потрепанную пострадавшую спальню.

- Обои снова придется менять, - с грустью заключила она. - Картину. Дьявол, она мне так нравилась! - Магда с трудом сдержалась, чтобы не запустить чем-то разрушительным в остатки полотна.

Наконец накатила сонливость. Засыпая, Магда перебирала в памяти события дня. Вот Риогал снова отпускает сальные шуточки, думая: это укрепляет его образ "настоящего вояки". Императрица слабо усмехнулась - антейр до сих пор не избавился от "психологии лавочника", где самым важным было: какой марки у тебя сапоги, кто рисовал тебе вывеску, с какой посуды ты изволишь трапезничать. Дурак - считает себя незаменимым, а пользы - с гулькин нос!

В голове лениво шевельнулась какая-то идея: "Как бы от нахлебников избавиться, и регенту насолить", но только Магда попыталась за нее ухватиться, как та сгинула без следа. Вместо нее на передний план выплыло сосредоточенное лицо Водимера.

Этот знает себе цену, притом - получше многих. Отлично знает - потому незаменим.

Интересно, чего же он хочет на самом деле? Прощупать бы… да все щупачи у некроманта. Раздобыть бы своих… Да где уж там.

Императрица, засыпая, вяло подумала: по иронии судьбы, только она одна стоит между миром в Муромине до мятежа и кровавым хаосом после.

- Перегрыземся, - пробормотала она, сворачиваясь в клубочек. - Как пить дать.

Ей снова пришла в голову идея: уже пора резать своих, дабы просто выжить. Просто выжить.

- Пора, - Магда, впервые полностью поняв неизбежность этой меры, вдруг почувствовала: внутри ее что-то окончательно оборвалось. - Пора.

Она махнула рукой, сплетая пальцы в магическом пассе. В комнате коротко провыл ветер, бесчисленные свечи задрожали и погасли. Магда впервые за несколько лет спала в темноте.


***


Концерт оказался просто замечательным: глубокий голос Кианы, казалось, можно было пощупать - даже попробовать на вкус, десяток танцовщиц перед сценой для каждой песни разыгрывали настоящие представления, а мятные леденцы, галантно раздобытые Энгусом, приятно холодили рот. В общем, Сийри осталась довольна.

Впрочем, Энгус казался несколько разочарованным - несмотря на красноречивые взгляды, девушка почти не обращала внимания на парня, предпочитая делиться впечатлениями с Нитой.

- Слушай, Сий, ты ведешь себя неприлично, - шепнула подруге Нита, опасливо глянув на Энгуса - не подслушивает ли?

- Ничего подобного! - девушка фыркнула в кулек с леденцами. - Наоборот, никакая старая клуша не подкопается.

- Ты же знаешь - я не об этом, - подруга осуждающе покачала головой.

- Знаю, - вдруг погрустнела Сийри. - Елки, ну ничего не могу с собой поделать…

- Надо, - наставительно сказала собеседница. - Я тебя совершенно не узнаю - откуда столько стервозности?

- Без понятия, - пожала плечами девушка, ее щеки залил легкий румянец. - Ладно, вру. Хочется мне его проверить - сколько он еще вытерпит?

- Опять Злобная Фея проснулась? - осуждающе прошептала Нита. - Остынь, Энгус не Сколван, истерики не будет.

- Нда, - Сийри выглядела огорченной. - Елки, ты права. Прости.

- У него прощения проси, - хмыкнула подруга.


***


Выходя со стадиона, Сийри заметила в толпе знакомые лица. Она пригляделась - точно, у пролетки раздраженно поглядывая на гомонящих зрителей, стояли Гуннар с Лойтом, явно кого-то ожидая. Девушка не успела сделать даже пары шагов, как вдруг лица начальства расплылись в радушных улыбках: у пролетки как будто из-под земли появилась статная женщина с густой гривой рыжих волос. Она убрала от лица платок и, явно извиняясь, развела руками.

- Гуннар с Лойтом определенно не любят эльфийскую классику, - Сийри, хмыкнув, ткнула рукой в беседующую троицу.

- Интересно, кто это с ними? - поинтересовалась Нита. Ответа на этот вопрос никто не ждал, но он пришел - от Энгуса.

- Бланик Янина Генковна, - хитро прищурился Энгус. - По документам полуэльф, но это - вряд ли. Багаж - с наклейками "Войница". Замкнута, как успел заметить.

- Потрясающе! - с Сийри слетела вся стервозность, ее глаза горели. Она с восхищением глядела на парня, который наслаждался мигом славы. - Так, откуда узнал?

- Она на "Чижике" прибыла, - не стал запираться парень. - Я же говорил вчера, я там помощником механика работаю.

- Да, я, наверно, пропустила, - с досадой призналась девушка. - Да, Энгус, я тебя недооценивала.

Парень хотел что-то сказать - судя по лицу, несомненно язвительное, но сдержался. Нита мысленно записала ему в плюс еще пару баллов.

- Слушай, а ты не знаешь, что ей от Гуннара надо? - Сийри вдруг поняла: ей показалась очень необычной, даже подозрительной странная сердечность начальства по отношению к неведомой гостье. - А почему ты сказал: "вряд ли" полуэльф?

- По поводу первого - без понятия, - тут же откликнулся парень. - Я никакого Гуннара вовсе не знаю. Даже не видел никогда. А эта Янина Генковна… - он на секунду задумался, - ведет она себя, как будто все знает, все умеет, а чего не знает - освоит, ведь еще уйма времени впереди. Я бы сказал: она определенно эльф, но какого клана - не скажу. По мне, они все там заносчивые вредины.

Сийри хотела возразить: иногда, мол, попадаются вполне приличные экземпляры, но потом вспомнила, как один из "бардов" обеспечил ей полгода непрестанного нервного срыва, и промолчала. Нита понимающе усмехнулась - именно ей тогда пришлось выхаживать подругу.


***


Наконец, троица добралась до тупичка, который упирался в крыльцо "Крысы в котелке".

- Пришли, - грустно констатировал Энгус.

- Спасибо, это было великолепно, - прощебетала Сийри, с трудом сдерживая вырвавшиеся наконец чувства. Вдруг, неожиданно для себя самой, она, привстав на цыпочки, клюнула ошеломленного парня в щеку онемевшими от дерзости губами.

- Спасибо, Энгус, - засмеялась Нита, глядя на то, как подруга, тут же закрыв лицо руками, стремглав исчезла за входной дверью. - нам очень понравилось.

- Нам или… - парень иронично приподнял одну бровь.

- Нам обоим, - с легкой усмешкой ответила девушка. - Ты еще приходи. Сий, конечно, иногда может выкинуть номер, но нечасто.

- Спасибо, - парень задумчиво почесал затылок. - Жаль, не успели договориться…

- Ты сам приходи, - посоветовала Нита уже из-за двери. - По вечерам, скажем.

Только не поздно - идет?


***


Через пару недель девушки поняли: вопреки поговорке, тяжелым бывает не только понедельник, а - любой день недели.

В тот день подруги шли на службу в весьма приподнятом настроении. Сийри весело обсуждала с Нитой тактику предстоящего свидания и стратегию поведения с Энгусом вообще, когда они вдруг заметили: у родной конторы толпится народ. Ожидавшие на улице сотрудники с невыразимым подозрением оглядели подошедших девушек - те даже засмущались.

- Мы так опоздали? - огорченно поинтересовалась Сийри у Фомы, но услышав, как часы на башне мэрии отбили полвосьмого, сама же поняла: пришли девушки как обычно - впритык, но без опозданий. - Тогда что случилось вообще?

- Твой копир взбесился, - коротко ответил парень, ткнув рукой в окно. Сийри, заглянув внутрь, ахнула. Бумаги покрывали пол толстым слоем. Чернильницы не залили все вокруг лишь потому, что еще с вечера оказались накрепко заткнуты пробками. Копир стоял под окном, а из его пасти торчал измятый журнал с широкой надписью на обложке "Приходно-расходные операции".

Сийри молча перекрестилась. Перед ее внутренним взором промелькнуло: вот ее с позором выгоняют с работы, а красный от злости Гуннар отписывает в институт требование "лишить Алинтери С. Всех причитающихся дипломов и званий"…

- А мастерски сымитировано, - послышался сзади знакомый голос. Сийри с трепетом обернулась, увидев мрачного, как туча, Гуннара. - Утром грабили, часа в три.

Кстати, по порядку - рассчитайся!

- Шэол, Риддик, - лениво отозвался кто-то из шахтеров, куривших неподалеку.

- Ар-Тогр, Двалин, - отозвался второй, важно пригладив окладистую рыжую бороду с проседью. Девушка поняла - перекличка шла по табельным номерам.

Наконец, очередь дошла до них.

- Ортадо, Нитаали, - отозвалась Нита.

- Расчет окончен, - подвел итог Лойт Малич. - Эллочки нет.

- Понятно, - по лицу Гуннара скользнула мрачная ухмылка. - Выньте журнал из копира.


***


- Нет половины договоров, всех расходных ордеров, журнала приема- выдачи руды, - Эна, горестно вздохнув, с ненавистью покосилась на копир за креслом Гуннара.

Начальник, заметив взгляд женщины, криво усмехнулся.

- Он тут не при чем, Эна.

- Он же еще пару недель назад жрал, что ни попадя! - женщина с трудом сдерживала ярость. - Столько работы коту под хвост. Лучше б сразу на дрова порубили.

- Он тут не при чем, - повторил Гуннар. - Я вчера сидел над отчетом до полуночи, скормил ему чертову уйму черновиков - последние листы пришлось просто в урну выбросить, копир их дуплицировал. Тот, кто рассчитывал свалить вину за разгром на нашу технику, крепко просчитался.

- Так кому это надо? - в глазах бухгалтерши плескалось откровенное недоумение. - Ордера, журнал…

- Тому, кто проворачивал тут весьма мутные делишки, - на скулах Гуннара заиграли желваки, он легонько пристукнул по столу крепко сжатыми кулаками. - На комбинате - ревизия.


***


- Это что? - Лойт Малич недоуменно глянул на плотно исписанную пачку бумаги, коротко озаглавленную "Отчет".

- Отчет о динамике поставок с оценкой причин отклонений от плана, - кротко ответила Нита. - Вы же в пятницу просили.

- Ах, да, - начальник помассировал виски и залпом заглотил содержимое кружки с неаппетитно пахнущим варевом. - Замечательно. Когда только успела?

- Я домой брала, - охотно пояснила Нита. - Сийри чуть ли не силком вчера меня из-за стола выволакивала, все грозилась молнией приласкать.

- А она может? - оживился Лойт Малич. - Ладно, это позже. Циферки откуда?

- Из журнала, разумеется, - удивилась Нита. - У нас все равно поставка после обеда будет, вот я его позаимствовала.


***


- Распустил ты подчиненных, Лойт, - хмыкнул Гуннар, перелистывая журнал. - Надо же, все на месте. Кто еще об этом знает?

- Никто, - усмехнулся собеседник. - Отчет я тоже спрятал.

- Он нам еще пригодится, - ухмыльнулся хозяин. - Но потом. Из-за этой чертовой ревизии у нас неделю работы не будет. Впрочем… - он на секунду задумался. - С одной стороны, надо бы вас всех похвалить. С другой стороны поощрять разгильдяйство я не имею права, понимаешь?

- Разумеется, - Лойт расслабился. Буря миновала, теперь он терпеливо ждал, что же придумает хозяин.

- Отправлю-ка я вас в "Волчью Пасть", - решил Гуннар. - Рыженькая вроде колдовать умеет? Вот пусть себя проявит. Справится - получит ставку и зарплату.

Чернявая будет ей для компании, а ты - как начальник - будешь осуществлять общее руководство.

- Понятно, - собеседник скривился, как будто отведав лимона. - Когда купил?

- Позавчера, - Гуннар довольно потер руки. - Если то, что болтают о тамошних запасах, окажется правдой…


***


- "Есть повод отличиться"? - недоуменно поинтересовалась Сийри у подруги, когда они шли домой. - А еще Лойт так нехорошо на тебя поглядывал… Не к добру это.

- Ничего не понимаю, - пожала плечами Нита. - Только я ему этот несчастный отчет показала, как он вдруг весь затрясся, журнал у меня, по сути, из рук вырвал. Еще вдобавок сказал - никому ничего не рассказывать.

- Говорила тебе - пошли на тренировку, а ты - отчет, отчет, - засмеялась подруга. - Работа - не волк, сама нас найдет.

- Что-то мне подсказывает - уже нашла, - мрачно хмыкнула девушка. - Иначе зачем бы Лойту назначать нам встречу где-то на Мравой улице, а не в конторе?


***


Как пояснил по дороге к шахте Лойт, когда-то "Волчья пасть" была весьма прибыльным рудником, своего рода - жемчужиной. Но примерно полвека назад там стало твориться что- то странное. Не помогла ни святая вода, ни подношения, ни яркий свет - тут начальник запнулся, а потом с виноватой улыбкой пояснил: мол, знает это все по пересказам, ничего более добавить не может, но, наверно, это все враки.

- Надеюсь, - хмыкнула Сийри. - А хоть зачем нам туда понадобилось - известно?

- Выяснить, насколько это все враки, и можно ли возобновить работу, - с невинной улыбкой пояснил Лойт Малич. - Контора все равно неделю стоит, из-за ревизии.

- Замечательно, - настроение Сийри упало ниже плинтуса. Она, конечно, хотела, чтобы все получилось, злые мороки развеялись, а начальство признало ее заслуги.

Но, с другой стороны, темная, полвека назад заброшенная шахта с неизвестной напастью совсем не походила на веселые забавы с учебником базовых заклинаний.

Впрочем, долго горевать ей не дали - буквально за следующим поворотом их взору открылся вход в шахту.

- Ого, - в восторге выдохнула Нита. - Да уж, кто-то талантливый определенно постарался.

Буквально через пару лет после открытия горняки обнаружили: масса мелких щелей и пещерок при ветре с моря издает противный заунывный вой, похожий на волчий. Еще через год какой-то художник оформил вход в шахту в виде раскрытой зубастой пасти, отчего прозвище прилипло к руднику намертво. Красочное оформление сохранилось по сей день - несмотря на все штормы, с каждым годом выглядя все более устрашающе.

- Правильно поняли, нам туда, - хмыкнул начальник. - Сийри, разведай.

- Я? - девушка удивленно воззрилась на Лойта Малича.

- Ну не я же! - развел тот руками. - Кто у нас колдовать умеет, ты или я?

- Понятно, - Сийри опасливо пошла вперед, готовая при первых же подозрительных звуках кинуться в бегство. Нита с начальником напряженно глядели ей вслед.

Девушка, осторожно подобравшись поближе к разверстому зеву шахты, скривилась - оттуда несло чем-то протухшим, аж слезы наворачивались. С трудом сдерживая тошноту, она сделала пару пассов и обомлела. Повсюду: за земле, на своде уходящего под землю тоннеля, на стенах - виднелись тонкие синевато- белые полосочки. Девушка, закрыв глаза, мысленно потянулась к ним - те на миг полыхнули, но кроме этого, ничего не произошло. Сийри запустила в одну из полосочек булыжником - также без результата, и отошла от шахты туда, где получалось нормально дышать.

- Ну, что скажешь? - напряженно поинтересовался Лойт Малич.

- Ничего, - пожала плечами девушка. - Только какие-то странные полосочки, и все.

Да, еще вонь страшная, будто сдохло что-то.

- Вонь - нормально. Это от сероводорода. А полосочки… Это опасно?

- Без понятия. На булыжники - никакой реакции.

- Булыжники… - проворчал начальник. - А на людей, интересно, также среагирует?

Ладно, пошли, посмотрим на вентиляцию.


***


К удивлению Лойта Малича, все проблемы со свежим воздухом ограничились "прополкой" выходов вентияционных труб. Почти сразу же оттуда потянуло тухлыми яйцами, и буквально через полчаса в рудник удалось зайти, не рискуя проститься с завтраком.

Сийри опасливо наступила на одну из полосок, в трепетом ожидая реакции, но тщетно - полоска снова замерцала, но этим все и закончилось.

- Можно идти, - облегченно выдохнула девушка.


***


Внутри шахты было грязно и мокро - буквально через десяток метров тоннель начинал чуть забирать вниз. Глядя на благополучно скрывшийся под бурой водой пол тоннеля, Сийри недоуменно поинтересовалась:

- А дальше куда?

- Вперед, - хмыкнул Лойт Малич. - Подумаешь, промокнем немного.

Девушка содрогнулась.

- Без этого - никак? - спросила молчавшая до сих пор Нита.

Начальник на миг задумался.

- Пожалуй, ты останешься здесь, - он достал из вещмешка еще одну лампу, запалил и повесил на ржавый крюк, вбитый в подпорку. Нита вздрогнула, заметив на балках обильную поросль плесени. Местами из-под сочащейся влагой поросли даже не виднелось дерева, так что девушка тут же пообещала себе поставить в церкви пару свечек, если гнилые крепи рухнут не сейчас, а чуть попозже. Сийри же мрачно пробовала сверкающую в свете ламп воду носком брезентового бахила.

- Летняя водичка, в самый раз, - начальник, засмеявшись, первым шагнул вперед.


***


К огромному сожалению Лойта Малича, проверить им удалось далеко не всю шахту - часть штреков, тоскуя о мускулистых шахтерских руках, давным-давно обрушилась. К великому счастью Сийри, ничего магического, кроме пресловутых полосочек, они не встретили. Более того, примерно через километр блуждания по пояс в воде - как раз, когда Сийри начала бить крупная дрожь, начальник, углядев сухой участок шахты, предложил устроить там привал.

- Я думал - будет хуже, - хмыкнул Лойт Малич, присев на останки вагонетки. - А тут, по большому счету, мелочи. Правда, с водой надо что-то делать, - он помрачнел.

Сийри, не чуя ног от усталости, смахнула с какого-то ящика полувековой слой плесени и тоже присела, не сдержав стона.

- Ноги сейчас отвалятся, - сказала она.

- Зарядку тебе надо делать. - сочувственно хмыкнул начальник. - Привыкай - думаю, теперь ты часто будешь по рудникам шастать.

- Зачем это? - настороженно поинтересовалась девушка и легонько толкнула носком бахила странный круглый камень у стены. Тот перевернулся, весело ощерившись остатками зубов.

- Что ты так орешь? - недовольно поинтересовался Лойт Малич. - Шахта старая - вот рухнет что-нибудь, и засыплет нас, как того беднягу. - Он склонился над скелетом, наполовину вросшим в завал. - Ба, да это не шахтер!


***


К счастью, педантичный покойник, придя в рудник на свою последнюю прогулку, озаботился захватить с собой удостоверение личности. Сильно попорченное плесенью, водой и временем, оно все же кое-что поведало следопытам. Покойного звали Мекеш Толубай, а трудился он младшим лаборантом на кафедре стихии воды.

- По-моему, можно возвращаться, - хмыкнул начальник, осторожно пряча найденный документ под робу. - Похоже, никакой чертовщины тут уже можно не бояться.


***


Девушки сидели на скамейке как раз под окнами каморки Гуннара, наслаждаясь жарким летним солнышком. Сийри, подняв руки кверху, любовалась, как мокрый брезент постепенно светлеет, покрываясь застывшей коркой грязи. Девушка, закрыв глаза, прислушалась к себе - ласковое тепло в магическом зрении представало дождем ярко- оранжевых бусинок, падающих с неба. Касаясь кожи, бусинки бледнели и расплывались, а бледно-синий контур вокруг Сийри дрожал в такт, наливаясь светом.

- Слушай! - Нита вдруг дернула девушку за рукав.

- За что я тебя люблю, Лойт, - едва слышно прозвучал голос Гуннара, - так это - за желание все свести от сложного к простому. Я тебя правильно понял: ты хочешь, чтобы я нашел этого Толубая, который полвека назад ошивался в Масконе? Да еще уговорил его рассказать о его же темных делишках с "Волчьей пастью"?

Раздался смешок Лойта Малича.

- Не совсем, Гунн. Толубая я уже сам нашел - да только он уже никому ничего не расскажет. У тебя же есть подвязки в Пограничной страже? Просто разузнай про залетную птичку. Сам знаешь, маги так просто к нам не ездят.

- Он был всего-то послушником, - ворчливо возразил Гуннар. - Хорошо, я подумаю.

Твое мнение насчет новеньких?

Сийри почувствовала, как ее щеки заливает краска, и отошла от окна. Нита последовала за подругой.

- Не стоило подслушивать, - пробормотала Сийри. - Некрасиво.

- Да, - согласилась Нита. - Вообще сюда садиться не стоило. Но больше солнечных мест просто нету!


***


Вечером, на тренировке, Сийри была задумчива, даже колдовала спустя рукава. Пару раз увернувшись от срикошетивших от земли чар, Нита не выдержала.

- Да приди ты в себя, в конце концов! - возмутилась она. - Я не хочу стать сусликом.

- А? - рассеянно поинтересовалась Сийри, а подруга упала ничком в выгоревшую на солнце траву, спасаясь от "Чар многообразия". Любопытная ворона, решившая поглядеть, что же там такое переливается на полянке, даже не успела каркнуть, как превратилась в суслика. - Ой, блин…

- Вот я о том же, - проворчала Нита, поднимаясь на ноги. Суслик в ужасе оглядел себя, каркнул и стремглав полетел вдаль, размахивая передними лапками.

- У меня все никак из головы этот скелет не идет, - виновато пояснила подруга и отложила в сторонку бумажку с тщательно выписанными чарами иллюзий. - Почему-то до жути хочется узнать про этого чародея побольше.

- Лойт Малич выяснит и скажет, - возразила Нита. - Успокойся, сыщица.

- Ага, так уж скажет! - запальчиво сказала подруга. - Небось, снова скажет помалкивать.

- А чем плохо? - недоуменно поинтересовалась девушка. - Тем более, насколько я в курсе, то скоро сидеть тебе в конторе вообще не придется.

- С чего это ты взяла? - недоверчиво поинтересовалась Сийри.

- Да просто почти две трети причин задержек поставок, - Нита торжествующе усмехнулась, - какие-то колдовские неприятности, с которыми не удалось справиться стандартными средствами.


***


Интермедия. Вопрос лояльности В небе вяло громыхнуло - на Адуиалон, один из самых крупных эльфийских анклавов, надвигалась гроза. Пресветлый Лиотарэль, подойдя к краю талана, с наслаждением вдохнул запах мокрой кленовой листвы. Откуда- то непрошенным жучком залетела мысль: в последнюю пару сотен лет он изрядно обленился - вот, довольствуется самыми примитивными радостями. Впрочем, эльф почти сразу же отогнал от себя эту мысль. Отвернувшись от едва проглядывающего за ливнем города, он пристально взглянул на посыльного из ордена Тирелены, почтительно замершего у трона.

- Твои соображения?

- Кто-то определенно пытается раскачать лодку. Кратковечные изрядно обеспокоены.

- Они всегда обеспокоены, - губернатор провинции Терон и, по совместительству, Магистр ордена Тирелены раздраженно махнул рукой. - Такая у них природа. Я слышал, даже драконы оказались не в силах ее изменить. Впрочем, оставим это.

Назови кукловодов.

- Императрица, - послушно принялся перечислять курьер, - почти наверняка кто-нибудь из младших Книжаничей, наверняка - кто-то из старшего руководства Орина и Алатара.

- Остальные? - Лиотарэль, снова сев на трон, крепко задумался, теребя подбородок изящными пальцами. - Не складывается тут что- то.

- Позволю себе заметить - у нее достаточно сил для восстания, - заметил связной.

- В случае внезапной атаки у лоялистов не останется даже шанса.

- Возможно, возможно,- хмыкнул эльф. - Это может сработать, если Магда еще не думала, что будет "после победы". Знаешь, в чем проблема узурпатора?

Посланник вежливо потупился.

- Любой сильный союзник узурпатора вполне может попытаться провернуть с ним ту же штуку, какую узурпатор в свое время провернул с законным правителем, - пояснил губернатор. - А сильных союзников, как ты понимаешь, у Магды предостаточно.

- То есть, у них патовая ситуация? - уточнил курьер.

- Если пользоваться терминами примитивной игры кратковечных - да, - кивнул магистр. - Какие еще новости?

- Илукский халифат со Сванским герцогством выразили намерение поддержать восставших. Письма подлинные, глубокий допрос курьеров с магосмотром не выявили подлога. Позже курьеры оставлены в трущобах как жертвы грабежа.

- Кто проводил операцию? - поинтересовался Лиотарэль.

- Группа Анны Полянской, - отчеканил курьер. - Судя по сообщениям агентов, мухабарат активно прочесывает трущобы Нижних Липок, уже потеряв троих. Сванцы ограничились официальной нотой.

- Молодцы, - скупая улыбка скользнула по серым губам эльфа. - Это все?

- Нет, - курьеру явно не хотелось говорить эту новость, - Анализ магической активности в порту Нижних Липок указывает на возможное присутствие дроу.


***


Дроу! Лиотарэлю хотелось выругаться в голос. Отребье, недостойное называться эльфами - но равное им по силе и способностям. Дети бездны. Двоюродные братья, предавшие кровь, дружбу, верность.

Эльф с содроганием вспомнил войну тысячелетней давности, когда свеженький Тройственный Союз охотился на дроу, как на бешеных волков, истребляя их везде, где только можно. Лиотарэль был уверен: в живых не осталось ни единого "дьерриа" - но, похоже, ошибался.

- Мы тогда радовались союзу с кем угодно, только бы извести их под корень, - грустно пробормотал магистр. - Жаль.

Он снова подошел к перилам и минут пять смотрел на ливень, что-то неслышно бормоча себе под нос. Наконец, он повернулся к истомившемуся курьеру.

- Свободен. Скажи Ярвен, чтобы пригласила ко мне Ланкаира с Маделлином. Можно принимать решение.


***


Высокий Ланкаир, генерал кавалерии, был худ и сед. В глазах его обычно явственно читалась усталость от сует мира - но не сейчас. Теперь в них пылал гневный огонь беспредельной ярости.

- Все-таки живы? - едко поинтересовался он, неожиданно с размаху ударив кулаком по столу - аж тарелки подпрыгнули. - Я всегда говорил - нельзя доверять этим… - он на миг задумался, но все-таки воздержался от брани, - кратковечным.

Обязательно напортачат.

- Терпение, пресветлый Ланкаир, - Маделлин, антейр ордена Тирелена озабоченно привстал на стуле. - Я думаю, вы не забыли - нам в тот момент не хватало сил даже для обороны. Кратковечные, по сути, спасли наш мир. Даже ваш Летучий корпус ничего бы не решил.

Ланкаир, кивнув, чуть обмяк на стуле.

- Размякли все, - пожаловался он в пространство. - Лишь бы брюхо набить, а больше ничего не интересует.

- Почему? - обиделся Маделлин. - Попрошу вас обосновать свою позицию, генерал.

- Оставь, ты знаешь, что я имею в виду, - скривился Ланкаир. - Я не Тирелену имел в виду.

- Надеюсь, - антейр, поджав губы, посмотрел в окно. Как раз вовремя - тучи, порванные в клочья ветром с Алдарона, пугливо улепетывали на запад, а полуденное солнце уже ловко перекинуло через реку пару радуг.

- Старые друзья, старые споры. - хмыкнул Лиотарэль, откровенно наслаждаясь картиной. - Не будете ли вы, генерал, - он кивнул Ланкаиру, - и вы, антейр, - он кивнул Маделлину, - столь любезны оставить споры до более подходящих времен?

- Вполне, - буркнул Маделлин. - Как я понимаю, ты решил поддержать Богдыся?

- Решил, - спокойно подтвердил Лиотарэль. - Точнее, я думаю: сейчас нам лучше поддерживать лоялистов, нежели оппозицию. Опять же - Договор никто не отменял.

- Верно, - генерал явно хотел возразить, но после последней реплики предпочел осторожно согласиться. - И те, и другие - одного поля ягоды. Но Богдысь хоть понимает смысл Договора!

- Не сбрасывай со счетов нашего любезного регента, - губернатор многозначительно покачал головой. - Для человека, притом паладина - он справляется крайне неплохо.

- Да, ты прав, - генерал со вздохом кивнул. - Ладно, я согласен - но с условием.

Лиотарэль, не сказав ни слова, вгляделся в лицо собеседника.

- Прежде, чем отдавать наших братьев под командование кратковечного, ты поставишь в известность меня.

- Идет, - Лиотарэль, коротко кивнув, повернулся к антейру. - Мне нужно примерно сто телепортов. Одноразовых, само собой. Обеспечишь до пятницы?


***


Нита сидела за столиком в кафе неподалеку от мэрии, внимательно перечитывая "Карманный справочник аудитора", когда стул рядом скрипнул, и девушку обдало волной непередаваемых запахов. Нита закашлялась.

- Сийри! Где тебя только носило сегодня?

- Ой, где только не носило, - девушка, с отвращением принюхавшись к своим рукам, едва слышно выругалась. - Грибы у них, видите ли, светятся! Магия, блин! Порчу навели!

- Не ругайся, - Нита осуждающе глянула на подругу. - Это тебя вовсе не красит.

- Хорошо, не буду, - подруга тяжело вздохнула. - В общем, на "Данильце", в двадцать пятом штреке, коллектор пробили.

- Канализацию? - Ните тут же стал понятен источник вони. - А чего ж на магию списывали?

- Маркшейдеру влом признать оказалось, что он жилу потерял, - хмыкнула девушка.

- Докричался: "Копайте дальше, я лучше знаю!". Теперь там Лойт суетится.

- Загоняли тебя с этими шахтами, - сочувствующе сказала Нита. - Третью неделю каждое утро под землю.

- Ой, не говори, - слабо улыбнулась подруга. - Впрочем, польза тоже есть - ты не представляешь, сколько косяков на порчу пытаются свалить!

- Сколько? - Нита заинтересованно посмотрела на подругу. - Половину, небось?

- Считай сама, - ухмыльнулась Сийри. - Настоящее колдовство мне встретилось всего в "Плоти земли" и "Радужной".


***


- Сийри! - голос Лойта Малича прямо-таки сиял свежестью и оптимизмом. - Для тебя есть новое задание.

- Пора у бани скидку требовать, как постоянной клиентке, - пробормотала девушка.

- Что на сей раз?

- Отчего столько тоски в голосе? - удивился начальник. - Бодрее, веселее!

Впрочем, к делу. Посетишь рудник "Гибенецкий" - у них снова какая-то пакость завелась, разберешься.

- Понятно, - кивнула девушка. - Нечисть обнаружить, изловить, изничтожить.


***


Проблемный штрек, как водится, оказался в самом конце разветвленной сети коридоров. У входа в галерею Сийри поджидал маркшейдер.

- Понима… - он, на секунду задумавшись, продолжил, - Понимаете, там внутри творится что-то странное. Жила очень богатая, очень - почти сажень гарниерита, сделайте хоть что- нибудь!

Последние слова прозвучли с таким надрывом, что девушка поняла - стоит поторапливаться.

Внутри штрека царила тишина, которую нарушали странные, едва слышные причитания.

Сийри огляделась - звуки шли из-за полусобранного комбайна. Она, осторожно выглянув из-за агрегата, обомлела: в дальнем конце галереи, у сваленных в беспорядке запчастей, на корточках сидела женщина, опустив голову вниз. Ее одежда - на первый взгляд, синяя парча, украшенная блестящими медальонами - спадала на землю складками. Незнакомка, судя по тону, жаловалась, но, как девушка не прислушивалась, не смогла разобрать ни слова.

- Простите, - неуверенно пробормотала Сийри. - Как вы тут очутились?

Женщина вздрогнула, встала во весь рост и подняла голову. Сийри оторопела - вместо ожидаемого человеческого лица на девушку скалилась свирепая тигриная морда.

- Пыль земли, - рыкнула тварь, - отрыжка Древних! Как осмелились вы потревожить мой покой?

Тон незнакомки не предвещал ничего хорошего, сийри попятилась. Вовремя - секундой позже глаза твари вспыхнули алым, девушка с писком нырнула за комбайн.

Спину опалило жаром, до ушей девушки донесся веселый треск дерева.

- В бездну всех! - провыл голос. - В пепел!

"Еще чуть-чуть - я точно стану пеплом", - подумала Сийри. Она с тоской поглядела на выход из галереи - он был всего в паре саженей, но для этого требовалось выбраться из-за полыхающего комбайна. Девушка лихорадочно пыталась прикинуть, что же она может противопоставить незваной гостье, но в голову, как нарочно, лезли одни глупости: Нита просила вернуться пораньше, а завтра в Маскон приедет Энгус, а у нее до сих пор выходные платья нестираны, ворона в виде суслика смотрелась весьма забавно…

Снова зашипело, а пол перечеркнул темно-вишневый разлом. Сийри, вздрогнув, попыталась поплотнее свернуться в комочек, хоть понимала: это ей ничем не поможет. "А вот иллюзии могут помочь", - вдруг подумала она.

Девушка осторожно выглянула из-за обломков. Нечисть стояла на месте, как прибитая. Сийри поняла: это и есть ее единственный шанс. Закрыв глаза, она сосредоточилась: в магическом зрении шахта выглядела как нагромождение фиолетовых пузырей, сцепленных вместе чем-то вроде ярко-желтого клея. Она "посмотрела" на ламашту, выглядевшую как ярко пылающий костер, но почти сразу взвыла от жесточайшей мигрени - тварь, похоже, заметила попытки девушки прощупать "гостью", и постаралась ответить.

- Ну, погоди, - пробормотала Сийри, - Сейчас ты у меня попрыгаешь!

Девушка помотала головой, стараясь заглушить боль в затылке. Это отчасти удалось, и Сийри едва слышно пробормотала заклинание. Безобидный булыжник у дальней стены вдруг покрылся туманом, из которого выглянула любопытная крысиная мордочка.

Снова зашкворчало - иллюзию разорвало в клочья, а сам камень брызнул осколками.

"Вот это сила!" - подивилась девушка, накладывая чары уже на три булыжника.


***


Восьмой валун ламашту била долго - раз от раза тускнеющими сполохами. "Слабеет!" - подумала с удовлетворением Сийри. Как только девятый камень обратился иллюзией барсука, девушка изо всех сил побежала к выходу.

Ламашту взвыла. Она никак не могла решить, что же для нее важнее - иллюзия или сбегающий маг, и это дало Сийри время выбраться из штрека.

У подъемника девушку перехватил маркшейдер.

- Уже прогнали? - с надеждой спросил он.


***


- Справилась? - удивленно осведомился Лойт Малич, но тут же поправился. - Хотя нет, непохоже. Рассказывай.

- Там ламашту, - Сийри устало опустилась на стул. - Она меня чуть не спалила.

- В каком смысле? - настороженно поинтересовался начальник.

- В прямом, - слабо усмехнулась Сийри. Шум в голове вдруг резко усилился, комната перед глазами поплыла, а девушка почувствовала, что не может противиться накатывающему беспамятству. "Переколдовала" - мелькнула последняя мысль.


***


Открыв глаза, Сийри обнаружила над собой странно знакомый потолок.

Приглядевшись, она поняла - это была комната подруг в "Крысе в котелке". Губ вдруг коснулся прохладный металл - девушка ощутила на губах влагу.

- Пей молочко, - прошептал ласковый голос Ниты. - Нам надо поправляться.

- Долго я спала? - поинтересовалась Сийри и обомлела: голос странно сипел, а горло невыносимо зудело.

- Пару недель, - пояснила Нита. - Температура под сорок, неудивительно.

- Кошмар, - Сийри попыталась сесть, но в голове знакомо зашумело. Она со вздохом откинулась на подушку. Впрочем, она успела заметить - на тумбочке у входа стоял свежий букет васильков, правая рука Ниты оказалась плотно забинтованной, а на повязках виднелись желтоватые следы. - Что у тебя с рукой?

- Ай, ерунда, - в губы Сийри снова ткнулась кружка. - Пей.

- Не буду, - девушка нахмурилась. - Расскажи.

- Ламашту эта, - неохотно пояснила Нита. - Я не такая ловкая, как ты, она меня все-таки задела. Я в нее бутылку со святой водой бросила, так эта тварь ее моментально… Вот осколками меня посекло чуток, - пояснила девушка. - Хорошо, лицо успела прикрыть.

- Так она еще там, - поняла Сийри. - Может, проще вообще засыпать?

- Мага вызовут, - Нита снова поднесла кружку ко рту Сийри. - Пей.


***


Еще пара дней - и Сийри смогла, наконец, дойти до конторы.

- О, наша больная! - поприветствовал ее Лойт Малич. - Как здоровьичко?

- Ничего так, - засмеялась Сийри. - Живая.

- Это хорошо, что живая, - вздохнул начальник. - Как окончательно восстановишься - поедем на другую сторону Зиватара. Гуннар там еще одну шахту прикупил - взамен "Гибенецкой". Ее-то пришлось закрыть, да.

- Она стала ходить? - поинтересовалась девушка, имея в виду ламашту. Лойт Малич уныло развел руками.

- Ходить-то нет - а вот порчу наводить… Я так думаю: она тебя так же обработала.

- Да я просто переколдовала, - возразила Сийри. - В учебнике говорилось: нельзя много колдовать, опасно.

- Там еще говорилось: браслетики ваши, - начальник кивнул на предплечье девушки, - как раз должны этого не допустить. Нита, молодец, мне все показала - вычетов за сгоревший комбайн и закрытую шахту можешь не бояться.

- Ого, - девушка поежилась, мысленно пытаясь прикинуть, какой могла оказаться сумма. - Спасибо.

- Замечательная у тебя подруга, - со вздохом сообщил Лойт Малич. - В общем, пока Ните писать нельзя, отчеты будешь делать ты - не по рудникам же тебе сейчас лазить.


***


Дни тянулись, как разматываемая бухта проволоки - такие же однообразные и длинные. Сийри отлично приноровилась к счетам - даже выучилась множить двузначные числа в уме. Нита, как выяснилось, за время рейдов подруги по подземельям, замечательно освоила работу с документами - теперешний главбух, гномка Эна, еще по привычке ворчала на новичков, но судя по сияющим глазам, не могла на них нарадоваться.

Одно грызло Сийри - она все никак не могла себе простить провала: какая-то там нечисть оказалась сильнее ее, потому, как только выдавалась свободная минутка, до рези в глазах перечитывала "Бестиарий" попеременно с главами о нечисти из учебника. Последних оказалось возмутительно мало, вдобавок в них содержалась исключительно теория.

Однажды девушка не выдержала.

- Надоело! - она еле сдержалась, чтобы не отшвырнуть прочь книги, на миг ставшие ей ненавистными. - Одно и тоже, елки, одно и тоже: "как встретите, бегите со всех ног!".

- Чего ты еще хотела, не понимаю? - удивленно возразила Нита, откладывая в сторону какой-то справочник. - Ламашту - это очень сильная нечисть. Гуннар до сих пор сомневается, есть ли смысл вызывать специалиста.

- Так дорого? - поинтересовалась Сийри. Как ни странно, эта новость ее приободрила. - Эх, где бы достать пособие по призыву…

- Эй, подруга, даже не думай! - обеспокоено возразила Нита. - А то я тебя знаю - устроишь тут катаклизм регионального масштаба, придется нам на Лиете спасаться.

Впрочем, я думаю: это тебе все равно не удастся.

- Почему это? - нехорошо прищурилась подруга. - А вдруг выйдет.

- Браслет не даст, - пояснила Нита. - Он не даст нам сколдовать ничего выше определенного уровня.

- Да он мне сейчас вообще колдовать не дает, - Сийри, неожиданно всхлипнув, спрятала лицо в ладонях. - Даже самое простенькое!

- Это не он, - подруга ласково погладила девушку по голове. - Это ты сама.

Защитная реакция после болезни. Не волнуйся - вроде за пару недель пройти должно.

- Елки, я чувствую себя ничтожеством, - простонала Сийри. - Ребенком, которому конфетку даже в руках подержать дали, а потом отобрали.

- Пройдет, - Нита вздохнула. - Потерпи.


***


Специалист все-таки прибыл. Этому предшествовали долгие споры Гуннара с Лойтом, вопли шепотом по поводу "недополученной прибыли" и "грабежных ордеров", а также гневные посулы хозяина урезать всем зарплату "ниже плинтуса".

Одним прекрасным днем, когда балансы уже радовали глаз верными суммами, а касса с трудом закрывалась от выручки, в дверь конторы вежливо постучались.

- Не заперто! - Лойт Малич удивленно поднял голову от газеты - на его памяти никто не утруждал себя стуком в дверь.

В дверях появился седовласый старичок, закутанный в грязно- зеленый плащ. Он, сняв с головы мятую шляпу болотного цвета, неуверенно оглядел помещение. Вдруг его лицо озарилось улыбкой.

- Приветствую, коллеги, - он решительно подошел к столу девушек. - Ну, что тут произошло?

Сийри с Нитой переглянулись.

- Вы из Института? - осторожно поинтересовалась Нита.

- Именно так, коллега, - кивнул старичок. - Кафедра общей боевой магии, профессор Тибрайд. Будем знакомы.

- Нита, - девушка пожала морщинистую ладошку. - Это Сийри. Мы пока только на подготовительном отделении.

- Вижу, уважаемая, - кивнул Тибрайд. - Впрочем, я не сомневаюсь в нашей поворной встрече на какой- нибудь из кафедр. Магия - это навсегда, я знаю.

Вдруг он, приглядевшись к Сийри, засуетился.

- Где же она, - он, распахнул плащ, стал сосредоточенно что-то искать в недрах бархатной фиолетовой робы. Наконец, он вытащил наружу что-то вроде причудливой рамки, испещренной загадочными символами. - "Проклятие магов", надо же! Лет двадцать его не видел.

- "Проклятие магов"? - поинтересовалась Сийри. Колдун, возложив ей на голову рамку, принялся разбирать вспыхнувшие символы.

- Именно так, коллега. К слову - как вам колдуется?

- Никак, - Сийри шмыгнула носом. - Как выздоровела, так даже ворону в суслика превратить не могу.

- Неудивительно, - хмыкнул чародей. - Крепко вас прокляли. Ламашту, да?

- Точно, профессор, - раздался из-за спины колдуна голос начальника. - Потому-то вас пригласили.

- Ну, что ж. - Профессор, спрятав рамку, алчно потер руки. - Я-то боялся: дело скучноватым выйдет. Рад ошибке.


***


- Что применяли? - деловито осведомился профессор, подойдя ко входу в штрек с ламашту.

- Святую воду, - Нита почесала шрам на руке. - Она сбила бутылку еще в полете.

- Хорошая попытка, - одобрил Тибрайд. - Против кого послабее отлично работает.

Еще?

- Больше ничего, - вздохнул Лойт Малич. - Горняков после второго случая сюда калачом не заманишь.

- Ясненько, - хмыкнул маг. - Ситуация мне понятна. Думаю, пора действовать.

Попрошу не шуметь, не двигаться, не отвлекать.

Он повесил плащ на крюк для лампы, оставшись в одной мантии, и снова начал обшаривать многочисленные карманы. Как его не убеждали переодеться в брезентовую робу, чародей не пожелал сменить бархатную мантию на практичный брезент. Сийри успела краем уха уловить шепот Эны: "А счет из прачечной тоже оплачивать нам, разумеется!" Наконец, поиски подошли к концу. Чародей присел на корточки, разложив на полу несколько горстей всевозможных амулетов. Отобрав из них три, он кинул из сопровождающим.

- Наденьте-ка.

Сийри, послушно нацепив на шею медяшку, зачарованно уставилась на ловко порхающие руки колдуна. Нита последовала ее примеру.

Наконец, чародей закончил и, распрямившись, поманил подруг.

- Прошу за мной, коллеги. Смотрите внимательно, повторять будет не на ком.


***


Лойт Малич, оставшийся в коридоре, потом говорил: с момента входа колдуна в штрек до выхода прошла буквально пара секунд: "Зашел, что-то зашипело, как шкварки на сковороде, потом бухнуло - я думал, вот сейчас тут все разом обвалится. Ан нет - выходят: живые, довольные, только перемазанные, как черти".

Сийри же показалось, что бой Тибрайда с ламашту длился самое малое минут пять.

- Ну, здравствуй, - вежливо поклонился колдун. - Представишься?

- Тебе незачем имя, Убийца Духов, - высокомерно отозвалась нечисть. - Делай желаемое - если получится, но покончим с разговорами.

С этими словами ламашту метнула в колдуна тускло светящийся шарик. Тот легко уклонился, отойдя всего на шаг в сторону, и прищелкнул пальцами, пробормотав какое-то заклинание. Тут же девушки оказались упакованными в упругие пузыри - словно их обернули в прозрачную кожу. Ламашту издала возмущенный вопль, снова плюнув огнем.

Когда поток пламени стих, Сийри осторожно открыла глаза - на ней, как и на Ните, не виднелось ни единого следа, а вот бедный комбайн окончательно превратился в угольки, а пол покрылся блестящей запекшейся коркой.

Целый и невредимый профессор невозмутимо попытался стряхнуть сажу с мантии, но через секунду отказался от этой безнадежной идеи.

- Сильно, - похвалил он ламашту. - Ваше племя всегда поражало меня своими огненными талантами.

- Это не предел! - прорычала ламашту, вдруг… двинувшись вперед. Каждый шаг давался ей с огромным трудом - лапы как будто прирастали к камню, и за нечистью оставались кроваво-красные следы.

- Да, впечатляет, - согласился Тибрайд. - Впрочем, я думаю, теперь мой ход.

Он ловко выхватил из рукава мантии кулон, сверкнувший в свете факелов зеленовато-синим, резким движением разломив его пополам. Обе половинки, едва слышно хлопнув, исчезли, оставив после себя облачко густо-синего дыма.

Чародей, закрыв глаза, вдохнул дым. Сийри вздрогнула - глаза под веками налились точно тем же сине- зеленым пламенем. Пару секунд профессор стоял неподвижно, но как раз, когда ламашту оказалась так близко, что до нее можно было дотронуться рукой, маг открыл глаза и во всю силу легких прокричал какое-то заклинание, с каждым словом выплевывая в лицо нечисти клубы черного дыма. Ламашту закашлялась, а чародей резким ударом погрузил обе ладони в тело противника. Из раны хлынул ослепительно-белый свет, пузыри вокруг девушек пропали, а в следующую секунду галерею потряс мощный взрыв.


***


Сийри сидела на крутом склоне Окши, умиротворенно наблюдая, как падают в воду камешки. Рядом сидела Нита, и морщась от зуда в шраме, пыталась превратить булыжник в рыжего кота.

- Хорошо-то как, - Сийри попыталась сбить один из камушков "пламенной искрой". - Спокойно.

- Только робы снова стирать надо, - недовольно поморщилась Нита. Зачарованный камень дернулся, превращаясь в полосатую черепаху.

- Ладонь доворачивай, - посоветовала подруга. - У тебя заклинание от земли отражается, потому выходит невесть что.

- Так? - Нита переплела пальцы.

- Левый мизинец на третьей фаланге правого безымянного, - поправила девушка. - А ты на первой держишь.

- Больно! - пожаловалась Нита. - Я иногда думаю: у тебя пальцы без костей.

- Неправда, - засмеялась Сийри и, сплетя пальцы, обратила падающий в реку камешек воробьем.

- Жаль. Они, все-таки, неживые, - вздохнула подруга, когда чириканье воробья стихло. Нита погладила замурлыкавшего каменного "кота", мечтательно улыбнувшись.

- Все равно Вельма завести котенка не позволит, - усмехнулась Сийри. - Свой домик бы заиметь, а?

- А деньги? - с горечью поинтересовалась подруга.

- Заработаем, - беспечно махнула рукой Сийри. - Где наша не пропадала!


***


- Сийри! - голос Лойта Малича прямо-таки сиял свежестью вперемешку оптимизмом. - Для тебя есть новое задание.

Девушка вздрогнула - на миг ей показалось: где-то она это уже слышала, но последствия совсем ее не обрадовали.

- Нита, тебя это тоже касается, - добавил начальник. Девушка, оторвавшись от груды бланков на столе, внимательно глянула на Лойта Малича. - Послезавтра едем на ту сторону Зиватара, готовьтесь. Если все пройдет хорошо - будем прямо там филиал организовывать.


***


- Мне дали неделю отпуска, - сообщил Энгус, кладя на столик перед Сийри букет васильков.

- Здорово, - вздохнула она. - Отдохнешь…

- Чего так грустно? - встревожился парень.

- Я послезавтра еду в командировку, - пояснила девушка. - А на сколько - без понятия.

- Замечательно, - Энгус помрачнел, но почти сразу его лицо вновь повеселело. - Так что же мы сидим, время теряем! Пошли гулять! - он, схватив Сийри за руку, выволок ее на улицу.

Трижды правда Снежа уже неделю лазила по руинам, поминутно сверяя с книжкой ответы археологов.

Те сперва были рады просветить новичка, но как только выяснилось: девушка не намерена ограничиться "поверхностным осмотром", начали злиться.

Впрочем, за те несколько дней благоденствия Снежа основательно разобралась в структуре "Драконограда". Это оказался вполне автономный анклав, где драконы обитали в самой башне, так поразившей девушку по приезде, а все прочие, в основном ррауры - в поселении вокруг. Строго говоря, задача комплекса, по мнению профессора, сводилось к одному - обеспечить комфортные условия драконам.

- Они очень боялись за свою жизнь, - как-то заявил со смешком Алан, - некоторые их механизмы работают до сих пор. В частности, водопровод.

Действительно - пусть лагерь разбили в степи, недостатка в воде не ощущалось.

Напротив, археологи еще в первый свой визит построили баньку, а во второй - дополнили ее летним душем. Снежа по достоинству оценила эту роскошь, отмывая вечером грязь с пылью.

Еду же девушка страшно невзлюбила - жуткое расстройство желудка, посетившее ее на второй день пребывания в лагере, до сих пор порой напоминало о себе недовольным бурчанием в животе. Алан только разводил руками - мол, ничего не знаю, ни с кем еще такого не случалось.


***


Этой ночью Снежа все никак не могла уснуть. В голову постоянно лезли посторонние мысли, совы под крышей ангара слишком шумно выясняли отношения, да и вообще - девушка вдруг поняла: ей охота прогуляться.

Лагерь уже спал - редко-редко где горели огоньки. Луна стыдливо куталась в облака, отказываясь выполнять роль "фонаря любви", только в редких прорехах среди туч изредка посверкивали звезды.

Девушка решила еще раз проведать фабрику-кухню - ей определенно не нравились тамошние следы на полу, но днем выкроить времени не удавалось. Снежа с удовлетворением отметила: даже сейчас она видела довольно неплохо - хотя человек бы сказал: "Темень, хоть глаз выколи".


***


Уже подбираясь ко входу на "фабрику-кухню", Снежа вдруг заметила отблески пламени. Замерев, она прислушалась, но ничего не поняла, кроме того, что разговаривали парень и девушка. Она - обвиняла, он - оправдывался.

- Так-так-так… - беззвучно прошептала Снежа, осторожно выглядывая из-за изъеденного временем косяка.

У входа на винтовую лестницу, нырявшую куда-то в недра комплекса, сидел незнакомец. Черноволосый парень сидел у костра, помешивая в котелке какое-то варево. Девушка присмотрелась - незнакомка лежала за костром, укутавшись в грязно-серый плащ.

Снежа осторожно проскользнула в здание и, прячась за обломками, стала подбираться к парочке. Парень выглядел не особо крепким, но Снежа решила: приклад надежнее уговоров.

Верно - парень повалился на пол без звука, только дернул ногой, сбив котелок с кострища. Тот покатился по полу, выплескивая наружу какую-то кашу с резким химически запахом. Снежа невольно скривилась.

- Не двигаться! - рявкнула она незнакомке, недвусмысленно щелкнув затвором винтовки. - Кто такие?

"Гостья" что-то залепетала, но девушка, как и пару минут назад, не поняла ни слова.

- Ладно, разберемся, - она раздраженно махнула рукой, пленница смолкла.

У парня в штанах оказался весьма удобный кожаный ремень, а среди вещей Снежа обнаружила еще бухту отличной веревки из странного материала - тонких, почти прозрачных волокон, похожих на волосы. Этого вполне хватало, чтобы довести пленников до лагеря без проблем.


***


Впрочем, с девушкой трудностей не возникло - всю дорогу она тащила все пришельское барахло, изредка только всхлипывая. Парень за время сборов не пришел в себя, потому Снеже пришлось по-простецки взвалить его на плечо.

Добравшись до ангара, девушка жестом приказала свалить трофеи у своего гнездышка и задумалась. Пленников следовало обустроить, хотя бы до завтра. С утра археологи как раз хотели съездить на рынок - Снежа рассчитывала передать с ними срочную весточку. Девушка задумчиво почесала подбородок, оглядывая залежи стройматериалов, но вскоре ей пришла в голову отличная идея…


***


- Мне три порции, - Девушка очаровательно улыбнулась раздатчику. - Алана не видел?

- В Ллогор он поехал, - хмыкнул раздатчик. - А чего сразу три?

- Проголодалась, - хмыкнула Снежа. - Что он там забыл?

- Зазнобу свою бывшую, - пояснил раздатчик, послушно насыпая в миски пшенку. - Думает, ей не только кости поломало, но даже мозги отшибло.

- Чего это ты так? - недоуменно поинтересовалась девушка. - У них же…

- Как у кошки с собакой, - перебил раздатчик. - А он, небось, тебе уже лапши понавешал, как у них все было здорово? Врал.

- Как интересно, - хмыкнула Снежа: многие странности в поведении Алана стали понятными. - Спасибо, я у себя поем.


***


Итак, Алан врал. Может, он не врал насчет остального, но насчет "безмерной взаимной любви" - это уже стало очевидным. Снежа потрудилась обойти еще десяток участков: отношение к Исиль разнилось от "ну, конфетка!" и "свой человек, не пойму, кому она не понравилась" до "стерва первостатейная" и "тупая выскочка".

Про Алана же все говорили одинаково: "скользкий типчик". Такое единодушие археологи проявляли еще к доценту Сапегину, но им Снежа решила заняться попозже.

Девушка, выудив из котомки пару листов бумаги с карандашом, принялась задумчиво рисовать чертиков - это всегда помогало ей собраться.

Графитовое жало решительно очертило окружность, надписав его "Алан". От него стрелка протянулась к квадратику "Исиль Вейлор". Археологи рассказывали: еще с марта, когда экспедиция только готовилась, Алан увивался за Исиль, как хвост за лисичкой. Одно время аспирантке это даже нравилось - в тот момент у нее случились какие-то проблемы в личной жизни, но буквально через пару недель девушка просто-напросто стала прятаться от назойливого поклонника.

С месяц назад, по слухам, Исиль нашла себе новое развлечение - по ее же словам,

"очаровательный молодой человек, даже не ждала от этой глуши эдакого сюрприза".

Алан, немедля получивший отставку, ходил мрачнее тучи, почти каждый день пытаясь "развеять порчу", для чего штудировал кучу шарлатанских пособий.

Снежа мрачно ухмыльнулась: на полке в палатке Алана книги по археологии буквально тонули среди мусорной литературы вроде "Привороты навсегда", "Снимаю порчу" и прочего. Девушка, к своему счастью, знала: три четверти этих книг выпущены по спецзаказу ордена Орин - там справедливо сочли: лечить пациента от несварения желудка куда дешевле, чем снимать порчу, наведенную талантливым самоучкой.

Впрочем, прямо под подушкой горе-поклонника обнаружился томик поинтереснее:

"Токсикология. Теория и практика". Как сказал сосед Алана по палатке, тот каждые три дня с упорством, достойным лучшего применения, пытался угостить возлюбленную чем-то съедобным собственного изготовления, хотя до того кулинарных талантов за ним никто не наблюдал.

- Алхимик-самоучка, - пробормотала Снежа. От дальнейших размышлений ее отвлекло вежливое покашливание.

Девушка подняла голову: в воротах ангара стояли майор Лайкаранне с Кантеллой.


***


- В общем, пока решено оставить тебя здесь, - пояснил майор. - В Ллогоре уже в курсе, специалист будет через пару дней. С тобой останется Кантелла с парой бойцов - так будет меньше повода сплетничать, зачем тебе лишние порции.

Официально - мы подозреваем, что на лагерь собирается напасть банда ррауров, потому принимаем меры. Ты же продолжай расследование. Все ясно?

- Так точно, - Снежа вдруг вспомнила. - А как дела с подменышами?

- Разбираемся, - коротко ответил майор. - Никому ни слова.

Немногословная троица из взвода Кантеллы уже закончила сколачивать клетушки для пленных. Незнакомка прошла в свою комнатку быстро, но парень попытался вырваться. Худощавый сержант, поморщившись, хотел врезать пленнику по затылку, но в последний момент передумал, ткнув под дых.

- Снежа… э-э-э… - он на миг задумался. - Господин прапорщик!

- Да, прикладом, - вдохнула девушка, поняв сержанта с полуслова. - Я просто очень испугалась.

- Это правильно, - хмыкнул майор. - Отлично сработано. Поздравляю.


***


- Драконы, говоришь? - хмыкнула Кантелла, дослушав до конца обстоятельный рассказ девушки о руинах. - Широко жили, видать.

- А чего стесняться? - вдруг хмыкнул коренастый ефрейтор, под шумок стянувший у девушки книжку про развалины. - Тогда ни людей, ни гномов еще не существовало, а эльфы досюда еще не добрались.

- Все-то ты знаешь, - вздохнула Кантелла. - Чего же тебе, Людвиг, в институте не сиделось?

- Скучно, - вздохнул бывший студент, - одни разговоры, кто кого победил, как это важно для истории в целом. Надоело, чуть мхом не зарос.

- Да, у нас не зарастешь, - с улыбкой подтвердила женщина, но, услышав за спиной какой-то шорох, резко обернулась. Пленники, решившие пошептаться, испуганно забились вглубь каморок.

- Ложная тревога, - осклабился Людвиг, опуская винтовку. - Да что они могут сделать?

- Многое, - резко ответила Кантелла. - Пока их не выскребут до донышка - не поверю в "безвредность" этих… пришельцев.

- Это называется паранойя, - вздохнул ефрейтор.

- Это называется - пререкаться с начальством, - хитро прищурилась женщина. - А потому - первым дежурит Гедимин, за ним - ты, а утром - Снежа. Вопросы есть?

- Никак нет, - уныло отозвался Людвиг. - Спокойной ночи.


***


Специалист прибыл уже под вечер следующего дня. Закутанный в иссиня-черный плащ с ритуальными узорами, он, отказавшись от чая, сразу потребовал, чтобы его провели к пленникам.

- Можете звать меня "достопочтенный Бриммен", - буркнул он Кантелле, поняв: никого старше по званию тут нет. Остальных он бесцеремонно проигнорировал.

Внутри некромант аккуратно повесил плащ на вешалку, оставшись в серых штанах и белоснежной рубашке с причудливой черной вышивкой.

- Итак, приступим, - он в предвкушении потер руки. Не дойдя до каморок пару шагов, он вдруг замер, закрыл глаза, сцепил руки за бритом затылке, запрокинул лицо вверх и принялся что-то бормотать.

Снежа в смятении оглянулась - казалось, мрак по углам ангара с каждым словом чародея становился все гуще, а летнее солнце, проглядывавшее в слуховые окошки в крыше здания, тускнело с каждой минутой. Судя по тому, как нервно оглядывалась Кантелла, ей тоже не нравилось происходящее, а Людвиг с Гедимином покрепче стиснули винтовки. Впрочем, уже через пару минут тьма рассеялась, а некромант повернулся к пограничникам.

- Девчонка - неплохая колдунья с отменным потенциалом. Я бы с удовольствием с ней поработал. А это - он ткнул в парня, угрюмо забившегося в угол - вообще не человек. Говорите, они были вместе?

- Да, - кивнула Снежа. - Он как раз варил что-то в котелке, когда я их заметила.

- Голем? - задумчиво протянул колдун, поскребывая щеку, изукрашенную белесыми полосками ритуальных шрамов. - Странно. Не думаю, что девчонка на это способна.

- Достопочтимый Бриммен, - Кантелла опасливо потеребила чародея за рукав. - А откуда взялись эти… - женщина на миг запнулась, подбирая слова, - пришельцы?

- Не из нашего мира, - коротко ответил Бриммен, снова кутаясь в плащ. - Я буду спать здесь, - он ткнул узловатым пальцем в закуток неподалеку от клетушек с пленниками. - Остальное - ваша забота.

Дверь тихо скрипнула, выпуская колдуна наружу, и пограничники остались одни.


***


- Неприятный тип, - Снежа зябко передернула плечиками.

- Некроманты все такие, - вздохнул Гедимин. - Бегают с ними, как дурни с писаной торбой, званиями- медальками увешивают. Этот - аж целый майор. А чего, спрашивается?

- Того, - хмыкнула Кантелла, - хорошо натасканный некромант способен разнести в клочья целый полк пехоты, а потом еще половину трупов поднять, чтобы покрошить еще один полк. Людвига спроси, он тебе таких ужасов порассказывает - ночь не заснешь.

- Ага, - зевнул ефрейтор. - Только потом - умираю, спать хочу.

И он полез на штабель досок, где устроил свою постель.


***


Интермедия. Слово туаша Пещера была столь высока, что своды ее утопали в темноте. Тысячелетние сталагмиты сияли мириадами факелов, заливая площадь собраний ярким светом. Но сегодня у подиума собралась едва ли сотня дроу.

Ралиаль с горечью оглядела ничтожную горстку своих подданных. Она прикрыла глаза, а память тут же услужливо вывалила ворох сладостных воспоминаний.

Десять тысяч лет назад. Маленькая Ралиаль, вместе с матерью, стоит за дальним сталагмитом - тогда тот едва мог прикрыть пятилетнюю девчушку. Они стали сюда, чтобы их случайно не затоптали - ведь сейчас на подиум выйдет Мощная Сираиль, а как ведут себя дроу, впавшие в амок, известно всем.

Пять тысяч лет. Древний город забыт - в нем остались только жрецы. Дьерриа разлились по всей округе, обильно полив землю кровью тех, кто посмел сопротивляться избранным. Впрочем, часть соплеменников, похоже, отморозила свою фамильную гордость под скудным северным солнцем - они говорят о каком-то "мире" с чужеземцами! До них дойдет свой черед - но сейчас дроу нужны все силы, даже этих северян, да будут прокляты их имена!

Две тысячи лет. Дьерриа торжествуют - даже ренегаты не осмеливаются заикаться о своих еретических идейках. Оно даже к лучшему - напоить сайсу никогда не повредит. Кровососы трепещут: их жизнь куплена за артефакты и рабов: отчаянно хорошие артефакты, отменно выносливых рабов.

Тысяча лет. Белокожие родичи наконец поняли: кроме их любимых лесов существует кое-что еще. Забавно - они так же высокомерны, но прочие низшие этого не замечают. Они осмеливаются бросить вызов нам - нам, избранным править! У них получается, увы.

Ралиаль скрипнула зубами - в те времена дроу горели заживо под чародейским пламенем кратковечных, кровососы безнаказанно резвились в коронных землях, а обленившиеся жрецы лишь разводили руками - мол, такова воля Древних! Правильно их порезали тогда, жаль - до отступников добраться не успели. Впрочем, они получили свое - предателю первый кнут.

Вот она, ныне уже риг Тьериссу, оламен всех дьерриа, стоит перед Советом, поскольку они, видите ли, требуют отчета!

Дроу, подавив в себе раздражение, скривила лицо в улыбке. Встав с трона, она подошла к краю помоста, чтобы видеть всех.

- Высокий Совет, мои возлюбленные сестры, - начала она, широко улыбнувшись и отвесив собравшимся короткий поклон. - Я безмерно рада сообщить вам: первая фаза операции "Безмолвный шторм" увенчалась полным, даже сокрушительным успехом.

Южные соседи сдержали обет - их маскировка надежно скрыла десант от вражеских глаз. Более того, теменградская группа уже завершила обустройство базы, даже выполнив ряд диверсий в городе и его окрестностях.

- Доказательства есть? - недружелюбно осведомилась Мендиен Риантай, риг Аллунарр.

- Разумеется, Высокая, - кивнула Ралиаль, сдерживая раздражение, готовое вырваться наружу. - Слова - ничто против дел, так?

На подиум вышли две дроу с носилками, на которых лежало что-то круглое.

- Миро из сердца монастыря иосгатитов! - провозгласила женщина. - местный маг вскрыл ее, как орех.

- Я не думаю, что разумно использовать местных, - проворчала Мендиен. - Я считала: ваши агенты сами вполне способны…

Она замолкла, увидев застывшее в ярости лицо оламена.

- Ни к чему подвергать риску своих, если можно оплатить победу жизнями чужих. - отчеканила Ралиаль.

- Я беспокоюсь только о сохранении тайны, - торопливо возразила дроу.

- Местный не дожил до сегодняшнего дня, - процедила женщина. - Еще вопросы?

- Более нет, - примирительно отозвалась Мендиен.

- Тогда, пожалуй, на этом закончим, - Ралиаль решительно развернулась и пошла к выходу.


***


- Грибной салат… - дроу с омерзением ткнула вилкой в серо- коричневую массу в миске, - суп из плесени, бифштексы из крыс, заливное из пауков… - она, кинув вилку на стол, пристально глянула на собеседника. - Вы все еще уверены, Высокая, что война сделает нашу жизнь хуже?

- Абсолютно, Искут, - Мендиен с отсутствующим лицом отправила в рот ломтик желе.

- Вы не хуже меня знаете: моя сестра ничуть не в восторге от нашего быта - но еще меньше в восторге от перспектив править туашем самолично. А ей придется - таков наш долг, а мы скорее умрем, чем отречемся от него.

- Лучше скажите: вам нравится править, - хмыкнула Искут.

- Это тоже, - спокойно подтвердила риг. - Я считаю: следует, по возможности, использовать засылку агентов на поверхность для мирных, - она помолчала, чтобы подчеркнуть важность последнего слова, - мирных контактов с местными.

- Торговля вместо войны, - лицо собеседницы скривилось, - сделать низших равными…

- Зато нормальная еда вместо помоев, - закончила Мендиен. В животе Искут громко заурчало.

- Аргумент, - со вздохом согласилась она. - Ладно, убедили. Я прикину, что можно сделать.

- Отлично, - риг решительно поднялась и вышла из пещеры.


***


В заброшенном святилище пахло пылью и тленом - уже давно никто не заходил сюда, опасаясь мести Древних. Мендиен усмехнулась - она считала это не более чем предрассудком. Впрочем, сегодня суеверия оказалось более чем кстати - тема этой встречи запретна для посторонних.

- Мы пришли, Высокая, - статная женщина выступила из тени разбитой статуи. От рига не укрылась ирония в голосе собеседницы.

- Я думаю, на сегодня мы оставим официальщину, Найда, - усмехнулась женщина, едва слышно прищелкнув пальцами. Завыл ветер, пыль встала столбом, на миг скрыв собеседниц, но уже через минуту исчезла без следа, открыв изумленной Найде выложенный золотом пол, а в центре - изящный деревянный столик с парой скамеек по бокам.

- Я думала, ты придешь одна, как я! - с угрозой сказала дроу.

- Я нарушила договор, как ты, - безмятежно улыбнулась Мендиен. - Не будем думать друг о друге уж слишком плохо, Найда.

Собеседница нахмурилась, но вдруг расхохоталась, присев за столик.

- Артан, Диомид, Лекшо, - приглашающее махнула она рукой, - выходите. Да, Мендиен, твоя сестра поступила очень умно, доверив тебе туаш.


***


- Ты предлагаешь измену, - Найда тяжело стукнула мозолистыми кулаками по столешнице.

- Это в наших традициях, так? - приподняла бровь собеседница. - Впрочем, тут нет измены - оламен прав, пока это во благо дьерриа. А Ралиаль ошибается. Как прочие непримиримые.

- У них сила, - напомнила женщина. - Кто сильнее - тот прав.

- Тогда туннельник был бы самым умным в мире, - махнула рукой Мендиен. - Толку-то в силе, если не умеешь ею пользоваться? Непримиримые держат не больше трети туашей.

- Но три четверти армии, - хмыкнула Найда. - Которая спит и видит - как бы всласть отожраться и пограбить.

- Скорее, первое, нежели второе, - усмехнулась риг. - Даже твой туаш питается лучше. А когда сайса выпадает из хилых рук - тут не до грабежа.

- Думаешь, сумеешь дать им больше? - скептически нахмурилась женщина. - Не считай меня дурой.

- Конечно, нет, - подтвердила Мендиен. - Не сейчас, по крайней мере.

Она кашлянула, седой дроу поставил на столик глубокую миску, от которой по залу сразу пополз восхитительный аромат.

- Угощайся, - коротко сказала риг, ловко выдернув из-за голенища костяную ложку.


***


Когда миска опустела, Найда, с сожалением облизав со своей ложки остатки соуса, внимательно глянула на собеседницу.

- Это не еда дьерриа.

- Она может ей стать, - холодно улыбнулась Мендиен. - Всего лишь жалкая горсть самородков, которыми играют дети - а наземники отдадут за нее все. Даже добавят, только бы видеть нас снова. Великая мать, они готовы отдать даже свою землю!

С минуту Найда пронзительно вглядывалась в лицо риг, но та стойко переносила ментальные атаки, даже не пытаясь прикрыться.

- Ты говоришь правду, - наконец, признала женщина. - Я дам клятву.

- Хорошо, - кивнула Мендиен, выдернув из ножен сайсу. Та свистнула в воздухе, и на полированном дереве смешались две бордовых лужицы.

- Именем Великой матери, - начали обе женщины в унисон, - именем народа дьерриа, да будут отныне Риантай и Аджентай одним.


***


На следующий день утром вернулся Алан, а Снеже пришлось вернуться к расследованию, временно покинув пришельцев, Кантеллу и прочих. Алан вернулся в лагерь необычайно мрачным и сосредоточенным - буркнув девушке что-то неразборчивое, он скрылся в палатке, застегнув полог изнутри. Снежа прислушалась, но разобрала лишь невнятное бормотание.

- Подслушиваем? - раздался вдруг ироничный смешок. Девушка резко выпрямилась, ее щеки вспыхнули.

- Это случайно получилось, - потупив глаза, улыбнулась она Сапегину. Тот, против обыкновения, был один.

- Конечно, - спокойно ответил тот. - Многие вещи происходят именно случайно. Вот бедной Исиль так же. Или вы так не думаете?

- Сложно сказать, - пожала плечами Снежа. - Сперва все казалось таким понятным, а теперь…

- Я вижу, - усмехнулся доцент. - Не против прогуляться? Заодно побеседуем.


***


Против ожиданий, Сапегин повел Снежу не к своей "палатке", а, точнее, уютному глинобитному домику для "старшего комсостава", а куда-то вглубь Драконограда.

Девушка, как могла, запоминала ориентиры. Под конец она поняла: их целью, скорее всего, является недавно откопанное подземелье у самой "башни". К великой радости археологов, заваленным у него оказался только вход, притом - почти сразу после того, как город покинули все его обитатели. Это как раз спасло внутреннее убранство подземных залов от окончательного разрушения.

Снежа с огромным любопытством рассматривала огромные - в шесть саженей высотой - фрески, все такие же яркие, как миллионы лет назад, потолок, инкрустированный магическими кристаллами, которые сами загорались, стоило только подойти к ним, витые колонны, спиралями уходящие в бездонные колодцы. Девушка нагнулась над одним из провалов, ощутив лицом влажный теплый ветер - словно внизу до сих пор находилось что-то живое.

- Я считаю это, - Сапегин указал на спиральную колонну, - своего рода транспортной системой. По крайней мере, спускаться драконам, наверно, было весьма удобно.

Снежа вспомнила Алека - да, рраурам это определенно пришлось бы по вкусу.

Колонна своими изгибами, можно сказать, "ложилась" под лапы и хвост ящеров, а ее изразцы как нельзя лучше служили опорой их когтистым лапам.

- А что внизу? - спросила девушка, становясь на ноги.

- Никто не знает, - пожал плечами доцент. - Если честно, нам не хватает духу решиться на спуск. Впрочем, я думаю: в башне должны существовать другие спуски: например, для крупногабаритных грузов.


***


Через полчаса блужданий по залам, переходам и галереям доцент наконец-то остановился у овального проема, за которым едва заметно посверкивало оранжевым.

- Прошу в нашу скромную обитель! - Сапегин галантно повел рукой.

Комнатка оказалась, по меркам прочих помещений, буквально крохотной: тесный "пенал" буквально десяти сажен в глубину. У дальней стенки притулился совершенно здесь неуместный деревянный стол с отчаянно чадящей масляной лампой.

- Вот зараза! - выругался доцент, прикрутив фитилек. Снежа недоуменно повела носом - воздух оказался кристально свеж, разве только чересчур сух.

- Вентиляция, - вздохнув, пояснил Сапегин. - Узнать бы, как это все работает - озолотились бы.

- Так ведь уж пять лет копаете! - удивилась девушка. - Все никак?

- Открытия, милочка, так быстро не делаются! - подбоченился доцент. - Особенно - такого масштаба. Разве много значит презренное благополучие перед возможностью вписать свои имена в Историю!

Снежу очаровала такая убежденность, но что-то в тоне Сапегина мешало поверить в его искренность. Впрочем, девушка вполне могла списать это на мигнувшую лампу.

- Что вы можете рассказать про Алана и Исиль? - спросила она.

- О, чувствую деловую хватку, - хмыкнул донецент. - Поверьте, рассказать я могу многое.


***


Доцент говорил долго. По его словам выходило: Алан - просто влюбленный для безумия идиот, которому чувство к Исиль заместило в его "убогой душонке" все остальное. Пару раз Снежа ловила себя на том, что начинает поддакивать Сапегину - настолько его речь оказалась страстной и увлекающей.

- А Исиль, - доцент задохнулся от нахлынувших чувств, - эта нежная девочка…

Чрезвычайно одаренный ученый, слышите - чрезвычайно! Конечно, между ними изначально не могло случиться ничего общего. Все мы просто оторопели, когда она совершенно неожиданно начала его привечать. Красавица и чудовище, только чудовище без малейшего шанса на возрождение.

- Но зачем тогда стоило брать их в одну экспедицию? - недоуменно поинтересовалась девушка. - Это же лишний источник проблем, так?

- Если бы все было так просто, - скривился Сапегин. - Но вы же знаете - такие экспедиции оплачиваются более, чем хорошо: суточные, полевые, сверхурочные…

Иногда проще сунуть, кому надо, чтоб тебя вписали. По моим сведениям, у нас таких, как Алан, с полдесятка. Чистый балласт. Хотя, возможно, этому типу в тот момент деньги стали не главным.

От сухого воздуха у Снежи запершило в горле. Доцент понимающе кивнул.

- Сами страдаем, - посетовал он, протягивая девушке стакан с водой. - Всегда запас воды держим.

- А, Григорий! - вдруг раздалось со стороны входа. - Развлекаешься, я вижу?

Девушка прищурилась, но ничего не увидела - глаза, привыкшие к свету лампы, напрочь отказывались различать хоть какие-нибудь черты в темной фигуре на бледно-голубом фоне.

- Я бы попросил, - доцент, возмущенно дернув подбородком, повернулся к Снеже. - Одну минутку. Одно важное дело требует моего внимания.

Снежа понимающе кивнула, провожая доцента взглядом. В голове неприятно шумело, она залпом допила воду. Вдруг желудок скрутил спазм, в голове как будто разорвался патрон, и девушку чуть не вывернуло наизнанку. Почти сразу перехватило горло, Снежа рухнула на колени, судорожно пытаясь откашляться. Горло как будто рвали на части сотни бритвенно острых когтей, грудь полыхала пламенем.

"Меня опоили", - как-то отстраненно подумала девушка, с трудом откашлявшись.

Воздух подземелья вливался сладчайшей рекой в ее легкие, но Снежа понимала: следующий приступ не заставит себя долго ждать. В который раз помянув добрым словом отца, не поленившегося еще в детстве преподать ей основы алхимии, девушка, ломая ногти, сорвала с ягдташа застежку и выдернула наружу кожаную сумочку, украшенную четырехлистником клевера.

"Базилик…" - пакетик полетел в сторону, - "кора дуба… охра… серная мазь… морковка… А, вот - безоар!" Серый неприглядный камешек с тихим хрустом распался на мелкие осколки, которые Снежа заглотала, почти не жуя, запив из фляжки.

- Спасение отравленного - в собственных руках, - пробормотала девушка, вспомнив слова Тибальта - престарелого аптекаря, чьи руки по локоть покрывали ожоги. - Надеюсь, я все запомнила правильно.


***


Безоар помог - буквально через минуту противный шум в голове утих, а девушка, шатаясь, поднялась на ноги. Спаковав обратно аптечку и снова поправив фитиль у лампы, она обернулась, застыв в недоумении - на месте симпатичного овального прохода в центральный коридор голубела монолитная стена.

Присвистнув, девушка осторожно подошла к неожиданной преграде, пристально вглядевшись в место, где, по идее, должен нбыл находиться шов. К величайшему ее облегчению, шов присутствовал - едва заметная, тоньше волоса черточка, обегала стену по окружности. Девушка постучала по камню - сперва кулаком, а потом даже прикладом винтовки, но тщетно - звук от ударов старался убедить жертву: за причудливой резьбой - сотни сажен скального монолита, а не просторная галерея.

- Ну, доцент. - пробормотала Снежа, ярко представив, что она сделает с Сапегиным по возвращении. - Ну, доберусь до тебя…

Девушка оборвала речь на полуслове - ей пришла в голову мысль: для осуществления мести ей сперва надо отсюда выбраться. Вряд ли доцент будет любезен еще раз заглянуть в "пенал" - только чтобы проведать жертву.


***


Вентиляции в каморке действительно присутствовала. Она искусно пряталась в кружеве каменного барельефа, который изображал странную чешуйчатую фигуру, дувшую на волны. Изо рта-то как раз дул сухой прохладный ветерок.

Снежа облизнула пересохшие губы: воды оставалось всего полфляжки, а брать воду из бидона девушка не рискнула - безоара в аптечке больше не оказалось.

Попробовав решетку на прочность, Снежа выругалась сквозь зубы - неизвестный материал, если считать его возраст на миллионы лет, даже не выветрился.

Девушка, отойдя подальше, скинула с плеча винтовку, мысленно представив, как будет отчитываться за "перерасход боеприпасов". Выстрел в каменном мешке чуть не оглушил Снежу, пуля распласталась по барельефу свинцовой кляксой, а девушка разочаровано вздохнула - на решетке появилась едва заметная щербинка.

- Да я так все патроны без толку расстреляю! - выругалась Снежа. - Она что, алмазная?

Она сунула гильзу в боковой карманчик ягдташа и замерла, наткнувшись рукой на острые жала пуль.


***


Патрон-подменыш, как и подозревала Снежа, оказался непростым - рвануло так, будто в гильзу неведомым образом запихали целый бочонок пороха. Решетку явно не рассчитывали на такие нагрузки - она сдалась, частично рассыпавшись едкой пылью в воздухе, частично разлетевшись по полу блестящими осколками. Светлячок, исторгая из себя сноп оранжево-белых искр, покатился по тоннелю, но вдруг пропал, добравшись до вертикального колодца. Впрочем, девушка увидела достаточно, чтобы рискнуть.

Подниматься по стволу оказалось на самом деле удобно - неведомые строители явно позаботились об удобстве ремонтников - отличные плоские выступы замечательно ложились под ноги-руки именно тогда, когда оказывались нужны. Впрочем, все хорошее когда- нибудь кончается - примерно через триста ступенек голова Снежи уперлась в острые грани завала.

- Чтоб вам пусто было! - в сердцах сказала девушка. Камни завала сочились ледяной влагой, Снежа откинулась назад, чтобы отдохнуть перед спуском. Стенки у тоннеля неожиданно не оказалось - девушка, ойкнув, упала на спину в горизонтальный отвод. Там оказалось мокро - похоже, никто не думал, что из- за завала избыточную влагу станет выводить некуда. Впрочем, и тоннель оказался не таким уж горизонтальным - полежав с минуту на спине, девушка почувствовала: она медленно, но верно едет обратно в подземелье. Попытки остановиться окончились неудачей - в гладком камне воздуховода не оказалось ни единой щели, за которую удалось бы уцепиться, а редкие сталактиты, чудом наросшие на своде, просто оставались у девушки в руках.


***


Через пару минут журчание воды превратилось в зловещий гул, а воды в тоннеле стало столько, что Снеже пришлось скинуть винтовку с плеча и держать поближе к потолку, надеясь: оружие переживет этот день без последствий.

Наконец, потоку надоело мотать девушку по вентиляции. Он выплюнул Снежу в какой-то зал, на три четверти затопленный водой. Впрочем, как выяснилось по приземлении с трехсаженной высоты, под самой поверхностью воды тянулись какие-то корни - именно благодаря им Снежа не утонула, как утюг.

- Приплыли, - девушка старательно отплевалась от воды с четким привкусом гнилья.

Голос девушки едва слышался из-за десятка водопадов, сливавших "сверхлимитную" воду. Впрочем, тут же выяснилось: в зале оказался еще кое- кто, кому шум ничуть не помешал услышать девушку.

В темноте раздался недоуменный рык. Снежа почувствовала, как корни под ногами заходили ходуном. Рыкнуло еще раз, девушка снова почувствовала тот самый теплый и влажный запах, который первый раз ощутила в "транспортном колодце". Вся масса корней под ногами тряслась, как в лихорадке, а Снежа с трудом стояла на ногах, негнущимися руками передергивая затвор винтовки.

Патрон с масляным щелчком стал на место. Снежа, разом успокоившись, поводила вправо-влево стволом оружия. Монстр, такое ощущение, тоже почувствовал настроение жертвы, притих - даже корни под ногами девушки перестали колыхаться.

Выждав пару минут, Снежа выстрелила вверх, стараясь за долю секунды разглядеть все, что получится. Поучилось отменно: прямо над девушкой нависала пасть какой-то ящероподобной твари, решившей без особых церемоний откусить голову нечаянной добыче, и дело с концом.

Ящер взвыл, мотая простреленной головой, но Снежа не особо рассчитывала на фатальность попадания. Перекатившись в сторону, она сорвала с пояса последнего светляка и запустила им в сторону.

Маневр удался - разъяренный монстр стремглав кинулся за плюющейся светом штукой, а девушка наконец сумела разглядеть ближайший выход из зала - буквально в паре сажен от того места, где она стояла. Проем почти целиком зарос корнями, но Снежа, раздирая в клочья форму, все же сумела протиснуться, и изо всех сил припустила по коридору, молясь лишь об одном: "Только бы нога не провалилась, а то ведь поломаю нафиг!" Тоннель потихоньку забирал кверху. Скоро Снежа ощутила под сапогами привычный камень. Решив передохнуть, она расслаблено присела у стены. Тусклый свет камешков над головой умиротворял, успокаивал, расслаблял, и девушку против воли потянуло в сон.


***


Проснулась Снежа от боли во всем теле. Мышцы ломило так, будто бы девушку до полусмерти избили палкой, а руки-ноги просто отказывались двигаться. Придя в себя окончательно, Снежа поняла: дело не только в усталости - ее с пяток до головы оплело корнями, точь-в-точь как те, что были в затопленном зале.

Девушка пошевелилась уже сильнее - но растение как будто уловило стремление жертвы освободиться, потому только усилило хватку. Скрипя зубами от бессилия, Снежа перекатилась на бок - это ей удалось неожиданно просто. С трудом согнувшись пополам, она поняла, почему: корни опутали ее, превратив в гигантскую почку, уже начавшую понемногу затягиваться корой, но "черенок" еще оставался мягким.

Снежа принялась кататься по полу, старясь не замечать, как "веревки" только стягиваются плотнее, пытаясь успокоить непокорную добычу. Наконец, измочаленный черенок лопнул, оросив пол белесой жидкостью, а хватка тут же ослабла. Еще минута - путы развалились на липкие волокна - как будто сгнив.

- Мерзость, - прошипела девушка, счищая остатки корней с измочаленной формы.

Вдруг ее внимание привлек отдаленный рокот выстрела. Девушка, бросившись на звук, в недоумении остановилась, вылетев в ротонду, где сходился добрый десяток туннелей. Выстрел раздался снова - уже громче. Теперь Снежа с огромным облегчением заметила: непроглядная тьма одного из коридоров расползается под натиском доброго десятка светляков у уже знакомой спиральной колонны.

- Снежа! - девушка ощутила непривычную дрожь в ногах - это оказалась Кантелла. - Снежа, отзовись!

- Я тут! - Снежа попыталась крикнуть в ответ, но не смогла - горло перехватили непрошенные слезы. Она, откашлявшись, попробовала снова. - Я тут, слышите?!


***


Интермедия. Полученному - верить Мухабаратчик попался на редкость крепкий - пару раз ему удалось даже прокусить кожаный мешок, куда его предусмотрительно упаковали. Антон с Ярославом к моменту прибытия на "базу" искренне хотели прибить негодяя - но пришлось потерпеть, Леди-Босс, она же Искра, она же Анна Полянская требовала доставить пленника живым.

- Уу, гад, - Антон Лысенко, прозванный друзьями за излишнюю худобу просто "Тире", с чувством врезал сапогом по извивающемуся на полу мешку.

- Отставить, - донеслось из глубины подземелья. - Держи себя в руках, Антон.

- Да он мне все плечи искусал! - возмутился Тире. - Имею я право?

- Нет, - донесся короткий смешок. - Но если заразишься, обещаю лично тебя придушить. Чтоб не мучился.

- Успокоила, называется, - парень повернулся к стоявшему рядом Ярославу Шалашову. - Ну, Дикий, потащили мерзавца!


***


С первого взгляда компания, собравшаяся в недрах руин древней столицы Свиренки, напоминала обычных бандитов. Впрочем, только на первый взгляд - человек более внимательный сразу бы отметил практически полное отсутствие спиртного и необычно ухоженное оружие.

Пленника посадили на собранный из дубовых балок "трон",крепко стянутый болтами, со встроенными кандалами. Мухабаратчик старательно имитировал обморок, надеясь ослабить внимание стражей, потому рванулся как раз в тот момент, когда держал его один Орешкин, он же "Агриппа".

- Куда! -Кирилл возмущенно взревел, но успел накинуть пленнику на горло цепь. - Держи!

- Да держим, держим, - просипел Тараканов, изо всех сил стараясь пригнуть правую руку мухабаратчика к гостеприимно распахнутым оковам. - Сам не отпускай, блин!

Впрочем, силы оказались неравны - через пару минут все закончилось: мокрые и злые диверсанты разошлись по углам, оставив надежно прикованного пленника в центре зала.

- Молодцы, ребята, - донеслось из темноты. - Ну, здравствуй, Фазиль.

Пленник, все это время пробовавший путы на прочность, замер.

- А ты думал, я не узнаю? - смех раскатился по древнему залу серебряными шариками. - Наивный.


***


- Долго она сегодня возится, - вздохнул Антон, глянув на медленно ползущий по полу солнечный зайчик от провала в крыше. - Прошлые-то даже получаса не выдерживали.

Диверсанты лежали на спальниках на ступенях амфитеатра, в котором когда-то, больше тысячи лет назад, заседал Совет древней Свиры. Время с захватчиками не пощадило ничего - что, сгнив, рассыпалось само собой, что разбили или забрали мародеры. Но даже сейчас местами - под залежами грязи - виднелся полированный гранит и резной мрамор.

- А тебе-то какая разница, - лениво поинтересовался Саша Тараканов, он же "Радиус". - тепло, светло, мухи не кусают… Всяко лучше рейда.

- Да кто бы спорил, - хмыкнул Тире. - Валяться в теплой койке лучше, чем в мороз тупой лопатой расчищать замковый ров, это экспериментально доказано.

Он отбросил камешек, тот, звонко прыгая по ступенькам, скатился вниз.

- Меня мучает другое, - вдруг подал голос Дикий. - Кто-нибудь думал - а на кого мы, собственно, работаем?

- Фигня вопрос, - отмахнулся Агриппа. Он, пользуясь передышкой, распалил в сторонке небольшой костерок, из котелка над которым уже тянуло чем-то едким. - На сванцев, разумеется. Тебе слова Искры мало?

- А чего тогда оружие муроминское? - язвительно поинтересовался Антон. - Даже клейма не затерты! Свитки, зелья, карты?

- Я ж говорю, фигня вопрос, - пожал плечами Кирилл. - Так, минута молчания.

Все послушно замерли, а Агриппа осторожно разлил буро- зеленое варево по флакончикам.

- Порядок. Отстоится недельку - отличная заживлялка будет, - с удовлетворением произнес парень, прибирая бутылочки в сумку. - Так о чем это мы? Ах, да, о Больших Боссах. Тут главный вопрос - кому это выгодно?


***


- Фазиль, Фазиль, - мурлыкнула Анна, поигрывая бебутом. - Ты ж все равно заговоришь.

Пленник еще крепче стиснул зубы, но ничего не ответил, искоса бросив опасливый взгляд на валявшийся неподалеку макинтош. Впрочем, девушка заметила этот взгляд.

- Неужели я что-то пропустила?

Она направилась к белоснежному плащу, но в последний момент рванулась к мухабаратчику, ловким ударом кинжала снеся с правого сапога каблук. Тот, сверкнув металлической начинкой в свете факела, отлетел в сторону, мгновенно расплавившись. В воздухе повис резкий запах герани.

- Остроумно, - подтвердила Анна. - Я чуть не купилась. Видать, с тобой спектакль будет посложнее.

Она, подобрав макинтош, тщательно его ощупала - ничего, кроме пуговиц, ткани и золоченого шитья.

- Жаль, документов нет. - Фазиль, скривившись, попытался плюнуть в девушку, но неудачно. - Придется просить убедительнее.


***


- Ну почему именно Сван? - расслабленный отдых исчез, как не бывало, и диверсанты напряженно спорили. - Ну на кой им Дарганата - у них же Серпице под боком!

- Который покрыт льдом с ноября по апрель, - хмыкнул Агриппа.

- Тогда почему не Муромин?

Кирилл язвительно расхохотался.

- Эх, если бы Муромин… Ни тебе геморроя с фальшивыми документами, ни с карабинерами… Твое счастье: ты спецназ того же Алатара не видел - там пара бойцов нас вмиг положат. Нет, родной, это выглядит слишком здорово. Да, ответь мне - зачем баловаться диверсиями и разведкой на своей же территории?

- Тогда халифат, - Ярослав, подперев голову рукой, выжидательно глянул на собеседника.

- Чтобы мы тырили их же работников посольства, - покивал Агриппа. - Конечно.

Прикинь, сколько стоило подготовить птичку типа той, что сейчас у Искры чирикает. Если кому понадобилось Фазиля тихо прирезать - почему не дома? Там преступность покруче местной раза в три. Еще вопросы?


***


- Дроу? - Анна не поверила своим ушам.

- Да… - выдохнул Фазиль. Глаза его закатились, а остатки изящного костюма промокли от пота насквозь. Девушка недоверчиво покосилась на пленника - не притворяется ли, для надежности вколоа ему еще дозу торитума.

- Дроу, значит. Откуда они взялись? Отвечай!

- Всегда были, - медленно ответил мухабаратчик. - Они сами нас нашли, еще полвека назад. Хотят реванша. Могучая Ралиаль хочет солнца, хочет моря, хочет Пустошь. Я видел ее эмиссаров, их глаза горят адским пламенем и ненавистью.

- Давно это произошло?

- Неделю назад. Я лично видел, как фургон с пятью дроу в личинах ушел в сторону Волгая. Остальные скрылись, мы не знаем, где они.

- Проклятье, - Анна застыла, как изваяние, обдумывая последнюю реплику. - Как вы рассчитывали их найти?

- Личины излучают, - пробормотал Фазиль. - Красный, зеленый, черный. Смотри - и увидишь. Они не знают, - добавил он, явно имея в виду дроу, - никто не знает, все забыли! - он расхохотался.

Девушка почувствовала, как по спине пробежал холодок. Анна впервые в жизни услышала про "личины", потому понятия не имела, что значит - "излучают", но догадывалась: с этого момента работы у ее группы прибавилось.

- Надеюсь, нас не заставят штурмовать посольство, - девушка с каким-то сожалением глянула на пленника. Действие лекарств заканчивалось, а ментоблокада, ослабленная торитумом, снова набирала силу, выжигая мозг пленника. - Прощай, Фазиль.


***


Спор оборвался на полуслове, диверсанты укрылись за обломками, услышав шаги в коридоре. Через секунду в дверях зала появилась Анна.

- Тире, Дикий, Агриппа, Радиус - быстро сюда, - раздался приказ. - Есть работа.


***


Тщательные поиски не дали ничего - доцент словно бы испарился. Впрочем, все его вещи также оказались на месте, потому Кантелла решила:

- Оставим засаду. Вряд ли он рванет куда-нибудь чуть ли не нагишом.

Некромант, узнав новости, лишь хмыкнул.

- Я на мелочи не размениваюсь. Будет что серьезное - позовете.


***


- Не думаю, что он тут появится, - вздохнула Кантелла, когда они со Снежей остались наедине. - Похоже, этот пройдоха знает эти руины, как свои пять пальцев. Я бы на его месте давным-давно все важное запрятала именно там.

- Тогда мы его в жизни не отыщем, - подвела итог девушка.

- Точно, - тоскливо подтвердила собеседница. - Если только нам не повезет.

Кстати, чего это он так тебя невзлюбил?

- Думаю, это как-то связано с ножками Исиль, - усмехнулась Снежа. - Думаю, именно он стенку-то на нее обрушил.

Девушка рассказала Кантелле и про следы у завала, и про странное расстройство желудка, и про постоянно проскальзывающую тему денег в речи доцента.

- Такое ощущение: этот Сапегин отыскал тут себе отличную кормушку, - подвела итог Снежа. - Одно непонятно - что же он тут такое отыскал?

Кантелла задумалась.

- С суточных-полевых, я так думаю - вряд ли, - наконец ответила она. - Денежки в их институте считать умеют. Остается одно - Сапегин отыскал нечто исключительно ценное, но решил втихую толкнуть это ценное на сторону, а Исиль пронюхала. По- моему, так. Кстати, забыла сказать - нам все-таки чертовски с тобой повезло!

- То есть? - смущенно поинтересовалась девушка, чувствуя, как ее лицо загорается алым, а губы против воли расползаются в улыбке. - Не понимаю.

- Я так думаю: доцент траванул тебя в первый же день, - пояснила Кантелла. - Видать, перепугался до холодного пота. Повезло, что ты эльф - меня, боюсь, уже бы похоронили.


***


Ночь прошла без происшествий - ни один колокольчик на сторожках, раскинутых Гедимином вокруг домика доцента, так и не звякнул. Впрочем, результат все-таки был - уже под утро Людвиг заметил в утренней дымке странную фигуру, которая бродила между палаток археологов. Приглядевшись, ефрейтор понял: это человек, закутанный в некое подобие савана. Разбудив Снежу, парень, незаметно выскользнув из домика через окошко, скрылся в тумане.

Вскоре со стороны палаточного городка послышались матерные вопли, фигура, нелепо взмахнув руками, бросилась наутек, но, видимо, зацепившись за колышек, растянулась на земле.

Пойманный, к немалому удивлению перебуженных ученых, оказался им совершенно незнаком. Впрочем, отмыв пленнику перемазанное сажей лицо и приглядевшись, некоторые припомнили: именно он пару раз доставлял в лагерь продукты, а особенно радовался этому пропавший доцент.

Объяснять что-либо лжепризрак не пожелал, упорно притворяясь глухонемым, потому Кантелла наконец решила привлечь некроманта.

Решение оказалось верным - едва завидев злобное лицо сонного колдуна, пленник тут же заговорил, а Снежа для себя отметила: оказывается, некроманты иногда бывают невероятно полезными.


***


- Я был о нем лучшего мнения, - мрачно протянул профессор, стоя перед грудой мелких ящичков, аккуратно сложенных в одном из подземелий. - Это просто… просто…

Вольдемар развернулся и, не говоря более ни слова, вышел из зала.

- Как приятно поработать по специальности, - Кантелла кровожадно потерла руки. - Людвиг, что там полагается за незаконные раскопки?

- Не пойдет, - тут же отозвался парень. - Формально разрешение имелось. Максимум кража.

- Плохо, - скривилась Кантелла. - На первый раз отделается общественными работами. За такое даже в розыск вне Негрода не объявишь. Кстати, - она тряхнула пленника, - зачем вам сдались эти побрякушки?

- Мигель их продавал как древние драконьи артефакты, - испуганно забормотал тот.

- От болезней.

- Мошенничество, - вздохнула женщина. - Елки, ну и день! Нормальнее преступники - даже те перевелись.

- Так это наоборот, хорошо, - хмыкнул ефрейтор. - Снова хочешь за бандой Конхобара побегать?

- Типун тебе на язык! - махнула рукой на подчиненного Кантелла. - Он мне до сих пор в кошмарах снится. Эх, поймать бы этого Сапегина…

- Он говорил: завтра будет у пещер Тюбеляха, - с готовностью сказал бандит. - Мигель хотел непременно с ним поболтать.

- Это уже лучше, - ухмыльнулась женщина. - Похоже, нам придется отлучиться.

Снежа, справишься одна?

- Постараюсь, - девушку не радовала перспектива остаться наедине с некромантом, но ей отчаянно хотелось снова повидать доцента. - Удачи.


***


Узнав, что Кантелла с бойцами отбывает к Тюбеляху, некромант деловито потер руки, моментально выставив Снежу из ангара.

- Нечего тут, - проворчал он, позволив девушке только переодеться и забрать комплект для чистки винтовки. - Только мешать будешь.

Снежа не решилась спорить. Впрочем, заметив у клетушки с ведьмой какое-то странное сооружение, тщательно укрытое брезентом, девушка поняла: колдун попросту не хотел выдавать профессиональные секреты.


***


Алан уже отошел от визита в Ллогор, но вид у него был до предела кислый.

- Привет, - пробормотал он, когда Снежа уселась за стол напротив.

- Какие-то проблемы?

- Никаких, - все так же вяло отозвался парень. - Скучно.

- Ну, пойдем, развеселю, - хмыкнула девушка.


***


- На кой ляд нам сдались эти руины? - Алан лениво тащился за Снежей, явно прикидывая, как бы понезаметнее свалить. - Круглый день в них копаюсь, аж снятся.

- Пойдем, будет весело! - засмеялась девушка, ее веселый смех раскатился по пустым коридорам. - Оп- па…

Они стояли перед комнатой, где еще пару часов назад возвышался штабель шкатулок с "драконьими лечилками". Теперь комната нехорошо поражала своей пустотой - лишь в дальнем углу стоял полупустой ящик - похоже, его просто не успели вынести.

- Алан, ты умеешь быть невидимым? - тихо спросила Снежа, оттягивая парня в тень.

Вовремя - в коридоре уже слышались шаги и неспешная беседа.


***


В комнату вошли двое. Снежа, сжавшись в комочек у стены, вознесла хвалу строителям комплекса, именно в этом помещении не поставившим кристаллы-самосветки. Алан рядом попытался устроиться поудобнее, девушка чувствительно двинула ему в бок локтем, не забыв зажать рот.

- Последний, - незнакомец, сплюнув, повернулся к товарищу. - Чертовы погранцы.

Все было так тихо, спокойно.

- Никогда не бывает слишком спокойно, - прошипел другой, а Снежа удивленно замерла - незнакомец оказался ррауром! - Такова судьба этого места - здесь всегда что-то случается. Я говорил тебе это, Мигель. Но ты слишком тороплив, как все ваше племя.

- Хорошо, хоть Мецгер сообразил, - проворчал собеседник. - Пусть пошляются по горам, а мы тихо спакуемся. Потом его тоже, глядишь, отмажем.

- Ошибаешься, - рраур прищелкнул когтистой лапой. Комнату тут же залил ослепительный свет. - Даже тут мы не одни.


***


Мигель соображал быстро - бросив ящик, он кинулся к выходу, понимая - стоит ему выбежать за порог, как настичь его станет невозможно. Впрочем, недостаточно быстро: грянул выстрел, а бандит с воем пополз к выходу, схватившись за простреленное колено.

Снежа отчаянно рванула затвор, понимая: перезарядить оружие ей никак не успеть, а штык остался в ножнах. Рраур, скинув плащ, остался в черненой кольчуге, и пошел на девушку, лениво помахивая ятаганом.

От первого удара девушка просто увернулась - лезвие со свистом разрубило воздух.

На втором ударе Снежа почувствовала спиной полированный камень, и подставила под ятаган винтовку. Та, жалобно звякнув, развалилась на две половинки, но задачу выполнила - оружие рраура, пройдя в паре вершков от плеча девушки, с хрустом врубилось в стену.

Снежа от души впечатала кулак в грудь ящера, проминая чешуйчатую кожу. Тварь, злобно зашипев, отошла на пару шагов, а девушка стремглав бросилась в щель, выбираясь из угла. Сейчас она встала в центре комнаты, вытащив наконец штык из ножен.

- Эльфийская дрянь, - выругался рраур, вытащив ятаган из стены. - На ленточки порежу!

Снежа, мрачно сплюнув, метнула клинок в ответ. Она уже знала: ящеры только кажутся медлительными и неуклюжими, потому ничуть не удивилась, когда рраур легко отбил штык в сторону.

- Ничтожество, - рыкнул он. - У тебя нет шансов.

Девушка не ответила. Ящер приоткрыл пасть, полную мелких, но острых зубов, вдруг с невероятной скоростью ринувшись вперед. Снежа прыгнула в сторону, одновременно выхватывая сайсы. Перед глазами девушки мелькнула вороненая чешуя кольчуги, которую Снежа рубанула обоими клинками изо всех сил.

- Тва-а-арь, - провыл рраур, остановившись поодаль. Он отряхнулся, как собака, только что вышедшая из воды - по полу зазвенели колечки. Снежа глянула на сайсы - зубцы левой оказались измазаны в чем- то черном. Девушка усмехнулась, а клинки со свистом разрубили воздух.

Рраур начал осторожно обходить девушку по кругу, бросая по сторонам осторожные взгляды. Ятаган выписывал в воздухе причудливые фигуры, наполняя комнату монотонным гулом. Снежа вдруг словила себя на том, что глаза у нее слезятся, словно в них насыпали песка, да и вообще, девушке безумно хотелось спать. Она помотала головой, отгоняя наваждение. В этот миг рраур прыгнул снова.

Сайсы, к великому облегчению Снежи, оказались прочнее оружейной стали.

Противники застыли друг напротив друга: ящер старался продавить блок, а девушка - удержать. Сверкающее лезвие ятагана казалось стрелкой неведомых весов, на которых качались жизнь со смертью.

Снежа постепенно отступала под натиском рраура, пытаясь оттянуть неизбежное, когда вдруг левая нога нащупала какую-то коробочку. Девушка осторожно довернула сайсу, и в отражении увидела - они пришли как раз к брошенному Мигелем ящику.

Девушка, в очередной раз мысленно обругав ящера, осторожно переступила через пару шкатулочек, вывалившихся из ящикаю. Вдруг она, вскрикнув, пошатнулась.

Рраур утроил нажим, но тут уже сам поскользнулся на "драконьих лечилках", а Снежа выскользнула из-под карающего пера ятагана.

Восстановив равновесие, она резко прыгнула в сторону, заходя ррауру за спину.

Тот развернулся, но теперь мусор на полу играл на руку Снеже - сайсы взвыли, рассекая воздух, зубцы их лезвий алчно раскрылись - ящер захлебнулся болью.

Сайсы ударили еще раз - уже остриями, и все стихло.


***


- Сайсы, - парень завороженно смотрел на измазанные в черном клинки. - Никогда не думал, что увижу.

- Теперь видел. - Снежа вдруг рявкнула, выплескивая напряжение, - В глаза смотреть! Не врать! Говори правду про Исиль!

- Лю… - парень всмотрелся в побелевшее от ярости лицо девушки и, понурившись, ответил, - Она меня не любит.

- Токсикология в палатке зачем? В глаза смотреть! - кончик сайсы уткнулся Алану в подбородок.

- А я не человек? - парень тоже не выдержал. - Как в институте, так "Алан-Алан!", а тут даже не смотрела! Каждый вечер куда-то бегала, тварь, моими цветами пол подметала. А в больнице… Я последние деньги потратил, - в глазах Алана блестели слезы, яблок ей купил, творогу, чтоб поскорее выздоравливала, а она все санитарке отдала: "Спустите-ка в сортир эту отраву!" - Токсикология зачем? - повторила вопрос девушка.

- Так я ж не насмерть хотел! Пусть бы просто побегала, а потом бы я все поправил.

- Оригинальные методы, - хмыкнула Снежа. - Что в "ту самую" ночь случилось?

- Ничего, я просто спал… Ай! - на кончике сайсы проступила алая капля. - "Эликсир кратколетия" варил, его надо строго в новолуние. А сейчас луна в третьей чатверти, я как раз хотел - чтоб не такой убойный получился. В загородке у Северных врат, я покажу! Я даже обвала не слышал.

- Алхимик… - девушка бесцеремонно вытерла клинки об одежду парня. - Елки-палки.


***


Дверь в ангар оказалась гостеприимно распахнута, так что Снежа заволокла громко причитающего Мигеля прямо внутрь. Некромант, читавший какой-то гримуар, удивленно поднял голову.

- Еще пришелец? А ругается по- нашему.

- Бандит, - устало выдохнула Снежа. - Хочу обратно на заставу.

- Устала в тишине и покое? - колдун, хмыкнув, подошел к Мигелю.

- Похоже, невзначай разворошила змеиное гнездо, - фыркнула девушка. - Интрига на секрете, еще сверху тайной погоняет.

- Это хорошая практика, - некромант протянул Снеже сине- лиловый кубик. Девушка опасливо взяла подарок - на ощупь точь-в-точь желе. - Глотай. Поможешь мне с пришельцами.

- А бандиты? - попыталась возразить Снежа, но тут же сникла под раздраженным взглядом чародея. Впрочем, тот, подумав пару секунд, несильно ткнул Мигелю в висок носком сапога. Бандит затих.

- Кантелла займется, - отчеканил чернокнижник. - А этого положи в углу, пусть спит.


***


На вкус препарат оказался ужасен: горечь полыни и жгучесть чеснока, приторность патоки и кислота лимона - Снежа с трудом заставила себя проглотить разжеванный кубик.

- Гадость, да, - подтвердил некромант. - Я ж не кулинар.

Девушка отдышалась - взбесившийся желудок наконец внял голосу разума. В ушах раздался уже знакомый противный звон, девушка машинально вытянула из ягдташа аптечку.

- Не поможет, - хмыкнул чародей. - Учтено.

Снежа сжалась, но вместо приступа на нее накатило странное одурение: голова словно бы стала прозрачной, как лед, огромной, словно купол неба. Вдруг она сжалась до сияющей точки, в следующий миг взорвавшись, заполнив голову девушки странными образами: река, одетая в полированный гранит, громадные корабли совсем без парусов, карабкающиеся против течения, странные железные птицы, которые не машут крыльями - это девушка поняла сразу, высокие - до облаков здания из стекла, металла и странного пористого камня… Тут Снежа очнулась.

- Пробирает, - чародей заметил невысказанный вопрос в глазах девушки. - Понимать ты их будешь минимум два месяца. А там посмотрим.


***


Уже под утро Снежу разбудил бешеный грохот кулаков в двери ангара.

- Или кто-то выйдет разбираться, или сейчас не станет двери, - сонно пообещал чародей. Снежа подхватилась, привычно нашаривая винтовку, но тут же тихо выругалась, нащупав обломки. Настроение из просто плохого стало "хуже некуда", и она вышла наружу, готовая растерзать любого.

Незваным гостем оказался Алан. Он был так напуган, что даже зверская физиономия Снежи не повергла его в бегство.

- П-п-пойдем, - он, наконец, вышел из ступора. - Там такое!

"Таким" оказался искомый доцент. Он лежал на кровати Алана безнадежно мертвый, с характерным запахом миндаля изо рта.


***


Злая, голодная и промерзшая до самых костей Кантелла, вернувшись ближе к обеду, устала так, что даже оказалась не в силах ругаться. Людвиг, напротив, тайком показал Снеже большой палец, а Гедимин пожал руку - но все равно, девушка с трепетом ждала того момента, когда грозная пограничница, отоспавшись, сможет выражать мысли цензурно.

Некромант, привлеченный нездоровым оживлением снаружи, а еще чрезмерным - для мирной экспедиции - количеством трупов, наконец оторвался от клетушки с ведьмой и соизволил выбраться из ангара.

- Терпеть не могу суету, - раздраженно пояснил он, натягивая плащ. - А ее становится слишком много.


***


Археологи с трепетом провожали взглядами некроманта, а некоторые даже тайком крестились. Колдун явно наслаждался положением, купаясь в лучах этой своеобразной славы.

Наконец, примерно в сотне сажен от лагеря чародей ткнул пальцем прямо себе под ноги.

- Костер будет здесь. Тащите колоды, угольку пудов пяток и светильного масла пару канистр.

- Зачем? - Снежа с любопытством оглядела будущее кострище. Некромант вздохнул.

- Поднятый труп - когда он уже не нужен, лучше всего сжечь. Чем быстрее - тем меньше шансов на возвращение духа покойного в виде призрака. Ясно?

- Вполне, - девушку передернуло. Когда чернокнижник согласился "разговорить" покойного Сапегина, Снежа ожидала чего угодно: спиритического сеанса, опытов с хрустальной сферой, карандаша, самостоятельно черкающего признания, но никак не беседы с трупом.

Ученые, похоже, такого не ожидали: по сути, прямо в их лагере будет проводиться один из самых мрачных ритуалов. Костер был сложен в течение часа - им тоже очень хотелось поскорее покончить с допросом.

- Итак, приступим, - некромант, ловко собрав складной жезл, принялся прямо на земле чертить зловещие черточки и загогулины.


***


Снежа сидела у ангара, задумчиво поглядывая на жирный черный дым, неспешно ползущий к сизому небу.

- Жутко было? - поинтересовалась Кантелла, подсаживаясь рядом. Девушка кивнула.

- До сих пор перед глазами стоит.

- Потому я сама не пошла, - грустно усмехнулась женщина, потрепав Снежу по голове. - Терпи, прапор, генералом будешь!

До них донеслось шуршание травы и уже знакомое поскрипывание сапог.

- Греетесь? - осведомился некромант, останавливаясь в дверях. - Ну-ну. Снежа, жду тебя через пять минут.

- Пойду, - девушка, вздохнув, скрылась в ангаре.

День без солнца Караван пробирался по извилистой тропе на другую сторону Зиватара. Туда, где, по мнению шахтеров, начиналась настоящая пустошь: версты дюн с редкими родниками, где ни человеку, ни нечисти просто нечего делать. Впрочем, уже сто лет как муроминцы перестали считаться с мнением природы - пустыня оказалась настоящей сокровищницей, где золото соседствовало с алмазами, а медь - с никелем.

Собственно, весь Маскон с портом и горно-обогатительным комбинатом существовал ради одной цели - обеспечить непрерывный поток металла в кузни Теменграда, Люшинина, Мариенграда.

Потому, когда выпал шанс заполучить заброшенную шахту недалеко от Мизюнина - поселка в восточных предгорьях Зиватара, Гуннар не упустил его. А теперь девушки вместе с Лойтом Маличем должны были выяснить - отчего это вдруг шахта стала заброшенной, и в какие деньги встанет ее восстановление.


***


Девушек разбудил глухой скрип и рывки. Нита, сонно потирая глаза, выглянула из-под полога - фургон лениво заворачивал в необъятных размеров ангар, в глубине которого едва заметно притулился десяток пустых волокуш.

- Приехали, - девушка осторожно потрясла за плечо Сийри. - Просыпайся, ну!

- Еще полчасика… - подруга попыталась поплотнее закутаться в походное одеяло, но Нита оказалась неумолима.

- Никаких! Вставай.

К тому времени, как девушки выбрались из повозки, Лойт Малич, уже рассчитавшись с караванщиком, терпеливо ждал подруг у монументальных ворот ангара.

- Засони, - недовольно пробормотал он при виде характерных полос на заспанном лице Сийри. - Хоть умойтесь, - он ткнул в сторону колодца неподалеку.

Холодная вода шустро прогнала остатки сна, так что к начальнику подруги вернулись готовыми к новым свершениям.

- Значит, так, - Лойт Малич на секунду задумался. - Нита идет в ратушу, узнает, как нам получше добраться до хутора Мгливец. Сийри идет на рынок, - в руки девушке упал бумажный свиток. - Цены тщательно запишешь, торговаться - обязательно. Встретимся через пару часов у ратуши. Не опаздывать.

- Понятно, - Нита дернула подругу за рукав. - Пошли, время не ждет.


***


Небольшой рыночек раскинулся как раз напротив ратуши - но это оказалось единственным утешением Сийри. Цены, казалось, просто сошли с ума - за крохотную горстку ежевики, которая в Масконе не стоила даже пятачка, кряжистый гном с тщательно завитой бородой бессовестно ломил две серебрушки, ничуть не поддаваясь на попытки торга.

Впрочем, с прочими торговцами договориться оказалось не в пример проще - к существенно полегчавшему кошельку прибавились почти неподъемные пакеты.


***


- Не проторговалась? - со смехом поинтересовался Лойт Малич, оглядывая взором наваленную на скамейке груду пакетов.

- Тридцать две марки, - со вздохом сообщила Сийри. - По-моему, меня ободрали, как липку.

- Вполне нормально, я считаю, - возразил начальник. - Для новичка, конечно.

Впрочем, если дела пойдут, этим будет заниматься Нита.

Хлопнула дверь, на крыльце ратуши появилась Нита.

- Я все выяснила, - заявила она. - Все оказалось намного проще, чем я думала.

- Да? - начальник, иронично приподняв бровь, выразительно глянул на башенные часы. Те, откашлявшись, пробили шесть. - Тогда, осмелюсь уточнить, почему так долго?

- Я еще решила узнать, что в местных архивах есть о "Грозовом оке", - пояснила девушка, чуть покраснев. - Ну и… засиделась.

- Результат есть? - поинтересовался Лойт Малич.

- Немного, - Нита вздохнула. - Слухи полувековой давности, пара отчетов того же времени, да еще проект постройки санатория.

- Санатория? - начальник, казалось, не верил своим ушам.

- Да, - кивнула девушка. - Я в этом совершенно уверена.


***


Лихая бричка с гиканьем и свистом вылетела за околицу Мизюнина, но за первым же холмом перешла на шаг.

- Лошадь устала, хозяин, - пояснил возница.

- Ты говорил: свежая, только из конюшни, - нахмурился Лойт Малич.

- Жарко, хозяин, - возразил возница. - Нельзя бегом.

Начальник, глянув на солнце, неторопливо зарывающееся в белесые дюны, едва слышно выругался. Возница поцокал языком.

- Зачем ругаешься, хозяин? Нехорошо.


***


Как потом выяснил Лойт Малич, несчастных десять верст они одолели всего за каких-то пять часов.

- Быстрее пешком оказалось бы, - выругался он, когда бричка скрылась в темноте.

- А ведь знал же, все он знал - плату-то авансом потребовал.

- Зато не в руках тащить, - хмыкнула Сийри, перетаскивая багаж к ближайшим воротам.

- Да, и то хлеб, - рассеянно согласился начальник. - Только теперь - другой вопрос: куда нам деваться? Думаю, если мы будем заполночь ломиться в дом, нас поймут неправильно.

- Я скамейку нашла, - сообщила Нита, водружая на нее один из свертков. Подпорки тут же громко хрустнули, скамья завалилась, протяжным скрипом оповестив хутор о своей кончине. - Точнее, она тут была.

- Я вижу, - Лойт Малич принялся шарить по карманам. - Сийри, ты помнишь, в каком из баулов наши робы?

В ответ яростно забрехала собака. Разумеется, она бесновалась за забором, но из-за темноты, да еще того, что забор оказался весьма реденьким - только-только чтоб скотина не разбежалась - казалось: заходящийся в яростном лае бобик - где-то тут, прямо под ногами.

В окне домика мелькнул огонек.

- Цыц, кабыздох! - собака моментально умолкла. - А вы чего тут шляетесь? Оглобли захотели?

- А ты рискни, - мрачно посоветовал Лойт Малич. - Хоть бы фонарь повесил, хоть глаз выколи же. А еще санаторий строите.

- Да какой санаторий, - в темноте грустно выругались. - Баре понаехали, шуму навели, горы золотые наобещали… А вы чего тут забыли?

- Да вот, рудничок посмотреть охота, - отозвался начальник. - Пустили бы на постой, а?

В темноте крепко задумались. Наконец, послышался неуверенный голос:

- Марку в день.

- Нас трое, - хмыкнув, добавил Лойт Малич.

- С каждого! - оживился хозяин.

- Две, а кормежка твоя.

В темноте что-то зашипело. Вдруг тускло вспыхнула закопченная лампа.

- Ладно, - хозяин, высокий худой человек с морщинистым лицом приглашающе помахал рукой. - Заходите. Верень, фу!


***


За полвека густые кусты напрочь скрыли под собой все признаки шахты. Местами травы сплелись очень густо - никак не получалось разобрать, где отвалы породы, где просто скалы, а где - ямы и шурфы.

- Много водицы-то, - хмыкнул начальник, глядя на буйство растительности. - А через полверсты - настоящая пустыня, ни кустика.

- Гора поит, - важно заметил Грутор, хозяин хутора. - Поит, кормит. Пустынники хорошую цену за овощи дают.

- Большой урожай? - рассеянно поинтересовался Лойт Малич. Он, с кряхтением выдрав из травяных пут массивный булыжник, с размаху кинул его в центр симпатичной лужайки. Травяной ковер промялся, вытянулся, а буквально секундой позже камень рухнул в горловину шахты, оставив после себя угольно-черное отверстие.

Сийри, уже прикидывавшая, как бы получше обогнуть росистые кусты, испуганно попятилась. Нита покрепче схватила подругу за рукав куртки.

- Да не очень, - хуторянин озабоченно почесал затылок. - Не растет, зараза.

Торфу бы прикупить - так не возят!

- Плохо, - Лойт Малич, выудив из ножен тесак, принялся осторожно распарывать травяной ковер. - Если дела пойдут - откуда ж еду брать?

- Да… - Грутор задумался. Ему явно не хотелось терять возможную прибыль, но ссориться с пустынниками хотелось еще меньше. - А сколько народу-то будет?

- Узнаем, стоит ли возиться - скажем, - травяной ковер с шелестом улетел вниз, открыв ствол шахты. Распорки выглядели на удивление крепкими - даже мха почти не было. - Девчата, готовы?


***


Спускаться по веревке оказалось весело всего минуты три. Потом выяснилось: бревна хоть крепкие, но скользкие, камни острые, но тоже скользкие, снизу неприятно тянет сыростью, а сама веревка постоянно норовит приложить "спелеолога" о стену. Когда, наконец, под сапогами заскрипел песок, Сийри была счастлива.

- Ну, куда пойдем? - деловито осведомился Лойт Малич, обводя рукой три галереи.

Девушка задумалась: проверка на магию не дала ничего - никаких заклятий, нежити, ловушек - ничего из того, что призвано отпугнуть незваных гостей. Впрочем, странное дело - сама шахта не создавала впечатление заброшенной - скорее, тщательно замаскированной, чтоб любые незваные гости думали именно так.

- Тут кто-то есть, - вдруг сказала Нита, опустив свой фонарь к самой земле.

Начальник присвистнул - на песке четко виднелись ошметки горелой ткани, словно пару дней назад тут жгли факел. Лойт Малич посветил на железный крюк, вбитый в столб, куда полагалось вешать лампы, тут же присвистнув - крюк оказался заменен на кольцо. Причем, судя по блестящему ободку внутри кольца, его использовали очень часто.

- Согласен, - коротко отозвался начальник. - Сийри, давно хотел спросить - как у тебя с боевой магией?

- В общем, никак, - ответила девушка. - Не положено нам.

- Разве что считать чары "зажечь костер" ограниченно боевыми, - поправила подругу Нита. - Что-то вроде этого, - она выбросила вперед ладони, с них с треском сорвался крохотный огненный шарик. Пролетев с пару сажен, он наткнулся на обломки вагонетки, раздулся в бледно-желтый пузырь и исчез, оставив на железном боку тележки темно-оранжевый след.

- Это уже неплохо, - одобрительно хмыкнул начальник.

- Только оно затратное очень, - пожаловалась Нита, потирая виски. - Я всего пару раз так могу.

- Нда, - Лойт Малич помрачнел. - Впрочем, ладно. Это же лучше, чем ничего, я думаю. В общем, так: не болтать, вперед не бежать, на рожон не лезть. Понятно?


***


Галерейка, пару раз вильнув, вывела "разведчиков" в заросли сталагмитов. Лойт Малич задумчиво прошелся по опустевшему руслу ручейка, оглядел свежие изломы на вековых сталагмитах, но выбрался на тропу, ничего не сказав.

- Пошли, - коротко ответил он, игнорируя невысказанный вопрос в глазах девушек.

Идти оказалось недалеко - еще через десяток сажен тропинка влилась в настоящую подземную дорогу: с фонарями на поворотах, колеями - даже небольшим тротуарчиком. Начальник присмотрелся к щербинам на стенах, подобрал с пола комок буро- зеленой глины и окончательно помрачнел.

- Гномы, - вздохнул он. - Грубо говоря, нас грабят.


***


Так и оказалось - трасса брала свое начало из вычищенной до голой скалы выработки, где в тонкой гранитной перемычке зиял пролом.

- Соседняя шахта, - голос Лойта Малича сочился горечью. - Видать, свое все выбрали уже, решили нашу пограбить, пока хозяева отсутствуют.

- А чем это нам грозит? - поинтересовалась Нита.

- Уймой недополученной прибыли - с одной стороны, долгими разбирательствами - с другой, - ответил начальник. - Судя по сколам, пролому лет десять. Я думаю, стоит наведаться на ту сторону, посмотреть, разведать.

- Может, сперва вернуться в город, а уже там разузнать? - возразила девушка. - Неразумно соваться на чужую территорию, не зная, что там.

- В этом случае преимущество будет на их стороне, - с кривой усмешкой возразил Лойт Малич. - Потому… Ложись!

Начальник, отскочив к стене пещеры, спрятался за зарослями сталагмитов. Девушки сиганули следом, а Нита задула фонарь.

- Тихо! - прошипел Лойт Малич. Свою лампу он не погасил, а просто сунул ее под брезентовый плащ.

Теперь и девушки заметили: из пролома слышатся голоса.


***


Мимо груды камней неспешно проскрипела измазанная в буро- зеленой глине тележка, влекомая чахлой пегой лошадью.

- Начальник вконец охамел, - раздраженно шипел возчик пассажиру. - Я ему - да поимей ты совесть, все равно, как пчелки, вкалываем.

- А он что? - равнодушно поинтересовался другой, зевая.

- А он - не хочешь работать, как все - пшел вон. Где он видел этих "как все?!" Поубивал бы.

- Остынь, - сонно посоветовал возчику пассажир. - Было бы куда - давно бы свалили.

- А то я не знаю, - раздраженно отозвался первый.

- Вот потому не кипиши, - судя по звукам, пассажир решил вздремнуть. - Толкнешь, как приедем.

Когда телега проехала, Лойт Малич еще минут пять прислушивался, не осмеливаясь высунуться.

- Гномы, - наконец прошептал он, вытягивая фонарь из-под плаща. В воздухе тут же повис запах гари. Лицо начальника скривилось. - Новенький плащ, - пробормотал он, разглядывая подпалину. - Гляди ж ты.

- Зато они нас не заметили, - успокаивающе прошептала Сийри.

- Да, тоже верно, - лицо Лойта Малича немного разгладилось. - Гномы. Обычные гномы. Похоже, их немного… А если еще им работу предложить, - начальник погрузился в подсчеты. Судя по всему результат его обрадовал. - Так вообще замечательно. Все, пошли.

- Куда? - поинтересовалась Сийри.

- К начальству, куда же еще? - недоуменно пожал плечами Лойт Малич.


***


Интермедия. Ultima ratio regis На улице моросил дождь. Граф медленно прошелся по тронному залу, кутаясь в пушистый плед. Нога, сломанная еще в юности, нестерпимо болела - даже мази не помогали. Впрочем, старый Элкмар знал: эту боль так просто не унять.

- Хорошо хоть, не голова, - он подошел к окну, забранному причудливым витражом, где какой-то его предок отважно тыкал копьем в издыхающего дракона. Щелкнули запоры, в зал ворвался холодный мокрый ветер с Серпице. Старик с наслаждением вытер вмиг посвежевшее лицо. За спиной кашлянули.

- Ваше сиятельство, - вошедший поклонился, а полы расшитого серебром кафтана прошуршали по полу.

- Здравствуй, Коэль, - граф, прикрыв окно, подошел к гостю. - Рад тебя видеть, мой мальчик. Какие новости?

- У соседей неспокойно, - Коэль принялся копаться в поясной сумке. - Мое мнение - у них грядут большие перемены.

- Ты тоже считаешь: пришло время снова половить рыбку в мутной воде? - Элкмар пристально глянул на капитана. Тот не выдержал взгляда.

- Да, - ответил он, понурившись. - Совет не упустил возможности взять реванш.

- Совет - сборище старых маразматиков, которые не видят дальше крепостного вала! - рявкнул граф, а доспехи на стойке в углу отозвались едва слышным дребезжанием.

- Все их заслуги - то, что отцы зачали их до похода на Муромин.

- Их слово - закон, - напомнил капитан.

- Знаю, - граф, снова вернувшись к окну, глянул на Хольштадт. С высоты донжона столица выглядела игрушечной, а люди - муравьями, которых высыпали на макет. - Оставь свои записи на столе.


***


- …А поэтому я прошу и требую, от имени Совета - начать подготовку к вторжению, - самый молодой советник - на днях ему стукнуло сто десять - пригладив шикарную русую бороду, снова взгромоздился на стульчик.

- Напомню Совету: бюджет графства на будущий год уже сверстан и утвержден вами же, - сжатые добела кулаки уперлись в полированный дуб стола.

- Совету это все известно, - холодно ответил Билин Аг-Норт. - Мы предлагаем организовать подготовку в рамках учений "Серпице-76". Изменения минимальны.

Граф взвесил в руке пухлую папку.

- Да уж, в пяти фунтах бумаги наверняка найдется место хоть одной мудрой мысли.

Например, вовсе не ввязываться в авантюру.

- Ваше мнение нам известно, многоуважаемый Элкмар, - процедил глава Совета, престарелый Риндель От- Калин - политик с внешностью эльфа, но характером гнома.

- Совет сказал свое слово.

- Хорошо, - Элкмар с натугой поднялся из кресла - слишком мягкого, слишком уютного, чтобы спорить, - Я изучу вашу… вашу записку.


***


Сперва - вон отсюда мягкие кресла, тахту, паласы. Пусть голые стены, пусть деревянный стол с лавками, вытертыми до блеска - сейчас не до уюта. На стену - громадную, в три сажени высотой карту Свана и Муромина, стремянку, новый набор карандашей. На стол - пачку бумаги, десяток очиненных перьев, пару шкаликов чернил. Из прихожей - всех вон, двери заколотить крест-накрест, а еду пусть суют в кошачий лаз.

Вот теперь - приступим. Надо же, сколько понаписали…


***


Через пару недель Элкмар прервал добровольное отшельничество, тут же созвав Совет.

- Обойдемся без церемоний, - буркнул он, стоило только последнему советнику переступить порог зала. Гвардейцы у дверей, до того походившие на стальные статуи, ожив, молниеносно заперли резные створки.

- Граф? - обеспокоено поинтересовался Риндель От- Калин.

- Займите свое место, советник, - Элкмар ощерился, а на стол шлепнулась уже знакомая папка. - Бездари.

- Измена! - закричал Билин Аг-Норт. - Стража!

- Нас не слышат, - осклабился граф. - За две недели я очень полюбил тишину, потому - ведите себя тихо.

- Что вы хотите? - лица вельмож были белее снега.

- Содействия, - граф, поднявшись из-за стола, принялся медленно расхаживать взад-вперед по Залу Совета. - А также - взаимопонимания, которое мы утеряли.


***


Риндель От-Калин, поплотнее запахнув меховую мантию, прищурился: сквозь пелену дождя уже проступали гранитные глыбы мыса Иннс.

- Приготовиться! - голос советника тонул в реве шторма.

"Вряд ли линейный флот сунется в пролив в такую погоду", - метнулась мысль. - "Прав оказался Элкмар, трижды прав - мы бездари: элементарно не учесть погоду!" Снова свистнул ветер, шебека со вздохом приняла тяжелый удар волны в правую скулу. Береговые скалы как будто рванулись вперед, перекрывая путь кораблю.

- Рифы взять, право руля! - капитан казался невозмутимым, но советник видел, как крепко тот сжимает леер. - Крепче держи, скотина! - последние слова предназначались бедняге рулевому, который уже отчаялся удержать штурвал. Ноги матроса скользили по мокрым доскам, корабль упорно несло на обрамленные белым камни.

- Доворачивай, идиот! - рявкнул Риндель, со всей силы налегая на упрямый штурвал. Механизм сдался, почувствовав: с двумя рулевыми ему не справиться.

- Благодарю, советник! - крикнул капитан, убедившись, что ревущие клыки Иннса остались позади.

- Моя жизнь - служение, - хотел ответить Риндель, но в боку вдруг резко закололо, левая рука утонула в тягучей боли, а советник со всей отчетливостью понял: вряд ли ему суждено вернуться в Хольштадт живым. Впрочем, полугном не жалел: наконец ему выпал случай сделать то, о чем мечтал с самого своего сиротского детства - отомстить тем, кого так и не смог победить покойный отец.

Капитан, впрочем, заметил состояние советника.

- Господина Ринделя в каюту! - распорядился он. Заметив сверкнувшие вдали огни, капитан добавил. - Пушки расчехлить.


***


Шебеку заметили, когда она была уже всего в ста саженях. Предпринимать что-то оказалось уже поздно. Канониры "Единорога" всего лишь успели выстрелить в сторону атакующего корабля из сигнальной пушки - но в следующий миг левый борт шебеки окутался густым дымом, а на несчастный фрегат ВМФ Муромина обрушился град картечи. Прием, в обычном бою самоубийственный, но в момент, когда большая часть экипажа на палубе, а сам корабль заякорен на бочке - вполне эффективный.

Настолько эффективный, что капитан шебеки позволил себе очевидную наглость: без лишней спешки развернувшись, угостить несчастный фрегат залпом с другого борта.

Зажигательными, практически в упор.

Прилетевший через полчаса на место стычки корвет застал только догорающий фрегат и уйму трупов на поверхности воды.


***


- Вдоводелу, прими достойного сына своего, Ринделя От- Калина, - слова капитана падали увесисто и неторопливо, - ибо отдал он Богу душу, как воин. Прощай.

Матросы погребальной команды согласно накренили трап - увязанный в парусину мешок без всплеска канул в море.

- Хорошо пошел, - послышался шепоток, - вода ему пухом.


***


Соседняя шахта оказалась крошечной, чуть ли не карманной.

- Понятно, - ухмыльнулся Лойт Малич. - Бедные хозяева.

- То есть? - поинтересовалась Сийри, внимательно вслушиваясь в тишину.

- Породы, считай, с гулькин нос, - охотно пояснил начальник. - А та, что есть - бедная донельзя. Видать, за пару лет все жилы вскрыли, а деньги вложены немалые - вот потому решили чуток сжульничать.

- Вы думаете: разумно придя к ним вот так сразу, потребовать "Прекратите, а то засудим"? - удивилась Нита.

- Нет, разумеется, - вздохнул Лойт Малич. - В общем, сейчас идем по колее - посмотрим, куда она выведет, а там разберемся.

Вдруг Сийри услышала глухое "шшш", в воздухе резко запахло серой, и почти тут же раздались взволнованные голоса.

- За мной, - пронзительно прошипел начальник. Он быстро отступил в тень, сорвав с одного из столбов лампу. Ломаные тени заскакали по стенам тоннеля в бешеной пляске, но скоро фонарь погас, а люди затаились в выемке как раз напротив столба, где висела лампа.

- О, лампу опять сперли, - растерянно пробормотал возчик. - Задолбали уже.

- Это Иледир, зараза, - отозвался пассижир. - Он грозился "лишние" фонари снять - мол, трасса знакомая, никто не заблудится…

- Из-за копейки удавится, - подхватил возчик. - Было бы, куда уйти - набил бы ему морду и ушел, честное слово.

- Все эльфы - сволочи, - буркнул пассажир. - Ну, почти. Ярвен не в счет.

Когда телега скрылась за поворотом, Лойт Малич уже улыбался. Правда, эта улыбка могла вполне напугать случайного прохожего, но девушек она, напротив, радовала.

- Возможно, дело будет даже проще, - начальник довольно потер руки. - Пошли-ка, повидаем этого Иледира.


***


Искать загадочного эльфа не пришлось - пройдя пещеру с булькавшим ручьем, от которого несло тухлыми яйцами ручей, и который оказался благоразумно отделен от остальной шахты плотными полупрозрачными мембранами, девушки услышали истеричные вопли откуда-то снизу.

Буквально через пару сажен дорога превратилась в широкий пандус, который по длинной спирали спускался на дно гигантской пещеры. Сийри посмотрела вверх - где-то далеко сквозь путаницу корней пробивался чахлый свет.

- Ты вниз смотри, - Лойт Малич со смешком ткнул в толпу внизу.

Сийри присмотрелась: гномы, с ног до головы перемазанные в чем-то рыжем, мрачно слушали облаченного в белоснежный кафтан эльфа. Тот вопил что есть мочи, потрясая руками.

- Бездари! Идиоты! Дистрофики! - донеслось до девушек. - Выгоню, до трусов раздену!

- Местный босс чем-то определенно недоволен, - хихикнула Нита.

- Я догадываюсь, чем, - покивал Лойт Малич на сваленные поодаль тележки. - Работают меньше, чем хотелось бы.

- Двадцать тонн за смену! Где это видано?! Это после того, как я построил вам душ?!?! Где благодарность?


***


- Кто тут главный?

Шум моментально стих, и брезгливо лавируя между горняками, к Лойту Маличу подошел эльф. Только он открыл рот, как Лойт Малич, поцокав языком, огорченно покачал головой:

- Что ж это вы, многоуважаемый Иледир, правила нарушаете? Вот, на чужой участок залезли, рабочим даже фонарей не выдаете, трассы добычи по опасным местам прокладываете?

- Э-э-э… - эльф ошарашено почесал затылок. - Я, собственно… У меня есть все документы!

- В таком случае, пройдемте в контору, - Лойт Малич прямо таки лучился скорбью, но в уголках его глаз прятались смешинки.

- Да-да, прошу, - Иледир растерянно огляделся, явно ожидая подсказки от шахтеров, но ее не последовало, а пауза стала чересчур затягиваться. - Вот, сюда!

Сийри показалось: проход был выбран наугад, но она пока решила не встревать.

Лойт Малич пропустил эльфа вперед, после чего, обернувшись, погрозил подругам пальцем, напоследок показав: "ни слова!". Девушки, согласно кивнув, поспешили следом.


***


Тоннель плавно изгибался кверху. Сийри уже решила: Иледиру на сей раз повезло.

Но буквально следующий поворот показал: эльф ошибся - тропинка вывела всех на скользкую скалу, нависшую над шустрой речкой.

- Ой, ошибочка, не сюда, - эльф попытался спрятать растерянность под маской невозмутимости, но получалось у него это плоховато. - Тут масса коридоров, такие похожие - всех как-то не упомнишь! Прошу за мной.

Сийри вздохнула - ей уже смертельно надоело шляться по бесконечным тоннелям.

Она, подойдя к обрыву, поежилась - подземелья были просто холодными, но речка выглядела просто ледяной. Вдруг она заметила в глубине странный отблеск.

- Нита, посвети, - попросила она. Подруга, осторожно ступая по раскисшей грязи, подошла поближе и подняла фонарь повыше. - Сильнее!

Девушка, подойдя совсем близко к краю скалы, наклонилась над ней так, что смогла различить свое лицо на воде.

- Говорят, тут водятся русалки, - брезгливо дернув плечами, сказал Иледир.

- Да? - поинтересовался Лойт Малич от входа в тоннель.

- Ага что-то светится! Но не разберу, - Сийри, став на коленки, оперлась руками на бортик. Тот отчего- то оказался весь в слизи, гранит выскользнул из-под пальцев, как кусок студня, и девушка с визгом полетела в воду.


***


Грудь будто перехватило стальными обручами, руки бешено пенили воду, и в первые пару секунд Сийри не обратила внимания, что кто- то ее крепко держит за ремень.

- Не дергайся, - вдруг услышала она голос Ниты. - Мы еще не тонем.

Обручи мало-помалу исчезали. Вскоре Сийри поняла: они вместе с Нитой куда-то плывут. Течение оказалось плавным - шум воды практически не мешал разговаривать.

- Я лампу утопила, - вдруг сказала Нита. - Надеюсь, твоя не вывалится, пока мы будем искать какой-нибудь пляж.

- Я не доставала, - прохрипела девушка. - Только как мы… А, елки!

Насквозь мокрый брезент сковывал движения не хуже кандалов, но девушке удалось перевернуться на спину. Мигом позже над головами подруг засияла ослепительная искорка.

- Пляж! - закричала Нита. Она зверски рванула подругу за шиворот - но поздно, узкая полоска песка пронеслась мимо.

- Чуть не утопила, - закашлялась Сийри. - Дай, на живот перевернусь.

Следующая попытка оказалась удачнее. Минутой спустя девушки, стуча зубами, прижимались друг к другу и жадно оглядывались - чем бы согреться.


***


- Я каюсь, - пробормотала Сийри, крепче прижимаясь к подруге. - Я-то думала: это в руднике холодно.

- А тут не холоднее, - возразила Нита. - Вставай, встряхнись! Снова заболеть хочешь?

- Не хочу, - помотала головой девушка.

- Тогда вставай, - Нита дернула подругу за рукав. - Для начала - десять приседаний!


***


Девушки в задумчивости остановились перед перекрестком. От развилки в разные стороны уходили три тоннеля - одинаково пыльные, одинаково безмолвные.

- Сюда, - Сийри решительно тряхнула головой, отчего капли воды разлетелись с волос веером. - Мне так кажется.

- Я думаю, что ты ошибаешься, - хмыкнула Нита, когда, пройдя десяток шагов, подруги замерли перед зеркалом угольно-черной воды. - По-моему, мы сегодня уже наплавались.

- Ну, есть еще два, - беспечно махнула рукой Сийри.


***


Второй коридор оказался тупиком - просто слишком глубокая выемка в скальном монолите. Третий уперся в завал.

- Блин! - Сийри хотелось завыть в голос. - Снова в реку? Не хочу!

- Прекрати, - тихо попросила Нита. Она, взобравшись повыше на кучу колотого камня, принялась расшатывать один из валунов. - Лучше помоги.

- А толку, - горько усмехнулась подруга.

- Есть толк, - Нита соскочила с завала, сгребла с пола горсть пыли и снова взобралась на груду щебня. - Посвети.

Звездочка послушно подлетела ближе. Нита принялась осторожно высыпать пыль из сжатого кулачка. Сийри ахнула - часть пыли откровенно пыталась улететь внутрь завала.

- Есть тяга, понимаешь? - с усмешкой сказала подруга и, выбросив пыль, вытерла о штаны грязную ладонь. - Значит, завал небольшой.

Через пять минут валун провалился внутрь завала, а на девушек пахнуло плесенью.


***


Галерея за завалом почти сплошь заросла подземными грибами - они влажно чавкали под сапогами, расползаясь лужицами слизи - девушкам едва удавалось держаться на ногах.

- Похоже, эта же гадость была на той скале, - с отвращением пробормотала Сийри.

- У, мерзость!

Нита только сочувственно покивала головой.

Впрочем, идти пришлось недолго - уже через минуту девушки выбрались в просторную пещеру с добрым десятком выходов.

- Опять, - простонала Сийри.

Тут искорка, щелкнув, погасла.

- Блин.


***


Из крайней галереи донесся странный скрип и шипение, словно по гравию тащили сверток брезента. Сийри недоуменно прислушалась - скрип повторился.

- Может, разведаем?

- Как будто у нас есть другие варианты, - хмыкнула та, поднимаясь с валуна. - Призывай светлячок.

Девушка послушно щелкнула пальцами, над головами подруг засияла искорка, бросив на пол изломанные тени. Нита тут же извлекла из сумки подруги лампу и горестно вздохнула - стекло на той оказалось разбито вдребезги.

- Я впереди пойду, - Сийри, переплетя пальцы, приготовившись встретить неведомых тварей "зажигалкой", осторожно нырнула в тоннель.


***


Через пару сажен коридор круто вильнул. Девушки оторопело уставились на странную стену в конце тупика, которая как раз издавала загадочное шуршание.

- Она движется, - прошептала Сийри, приглядевшись. Преграда на самом деле не походила на камень - покрытая мириадами крошечных чешуек, сверкающая в свете искорки, она чрезвычайно походила на шкуру змеи, вымахавшей до невероятных размеров.

- Вот это змейка, - Нита наклонилась к шкуре поближе, чтобы получше рассмотреть узор. - На полоза похоже. Рядом с домом в лесу их невероятное количество водилось.

- Знать бы, отчего он вымахал, - задумчиво пробормотала Сийри и, не удержавшись, погладила шкуру. - Ой, теплая!

Действительно, в отличие от обычной змеи, шкура неведомой подземной твари оказалась не только теплой - она еще ласкала пальцы, как хорошо выделанная кожа, а чешуйки - даже когда девушка провела рукой "против хода" - даже не думали вставать торчком.

Полоз, впрочем, мгновенно замер, шкура дернулась - как будто ее владелец хотел сбросить руку. Сийри испуганно подалась назад, но существо снова начало двигаться, выворачивая булыжники, наполняя коридор грохотом и пылью - полозу явно хотелось взглянуть на незваных гостей.


***


Наконец, грохот в тоннеле стих, а в воздухе снова повисло уже знакомое шуршание.

- Может, оно увидело: никого нет, потому поползло своей дорогой? - шепотом поинтересовалась Сийри.

- Не думаю, - пожала плечами Нита. - Я бы на его месте проверила, куда могут подеваться незваные гости. Да, ты бы искорку погасила, а?

Сийри тут же прищелкнула пальцами, погружая зал во тьму. Она чувствовала себя идиоткой: что может быть глупее, чем сперва гладить неведомого монстра, а потом еще прятаться, не гася свет?

Впрочем, абсолютной тьмы не наступило - в тоннеле, откуда доносился шорох, тускло сияло что-то лиловое. Оно приближалось.


***


Гигантская гадючья морда, с извивающимися усами, на кончиках которых трещали фиолетовые сполохи, вплыла в пещеру, нависнув над девушками.

В головах у девушек зашумело, до них донеслось:

- Новые люди… Не эльфы. Не гномы. Боятся. Странно…

Сийри заткнула уши, чтобы не слышать этого нечеловеческого шепотка, но тщетно - голос раздавался внутри ее головы.

- Оно, оно…

- Я слышу, - подтвердила Нита. Ее лицо мучительно подергивалось. - Расслабься.

Сийри глубоко вздохнула, закусила губу и постаралась представить себя прозрачным сосудом, на который падает яркий свет. Прозрачнее, еще прозрачнее… Голос тут же стих. Он не ушел полностью, нет - он остался в виде едва слышного шепотка, который уже ничуть не пугал.

- Ментальный контроль? - в голосе прорезалось удивление. - Вы маги?

- Немного, - Сийри нашла в себе силы улыбнуться. - А вы можете говорить… словами?

- А, вот оно - причина диссонанса, - побормотал голос. - Пожелание принято.

Гадючья морда приоткрыла пасть, откуда немедля показался нежно- розовый язык, а девушки вдруг услышали:

- Такое средство общения вас устраивает?


***


- Что вам нужно? - речь дракона изобиловала шипящими, временами становясь вовсе неразборчивой. Впрочем, к удивлению Сийри, ящер никогда не отказывался повторить сказанное.

- Наверно, выбраться отсюда, - девушка поежилась. Она чувствовала себя готовой расстаться с чем угодно, только бы снова увидеть солнце, синее небо и зеленую траву.

- Тогда интересно, зачем вы сюда забрались, - прошипел древний ящер. - Или это ваш способ развлечения?

- Да какие развлечения, - махнула рукой девушка.

- Можно сказать, мы заблудились, - сказала Нита. - Если бы вы вывели нас наружу, мы были бы чрезвычайно признательны.

- Наружу? - глаза дракона исчезли под непрозрачной белой пленкой. - В принципе, не вижу тут ничего сложного. Но есть одна проблема. Помогите мне - я помогу вам.

По-моему, именно это вы называете сделкой.

- Идет! - Сийри решительно махнула рукой. Нита лишь, закатив глаза, беззвучно пробормотала что-то явно нелестное.

- Очень глупо, - в голосе ящера прорезался опасный холодок. - Или вы хотите, чтобы я сперва исполнил свою часть сделки, освободив вас от необходимости исполнять вашу?

- Нет, почему? - девушка непонимающе уставилась на дракона. - Зачем нам это?

- Например, вы можете оказаться наживкой, - заявил собеседник. - Либо просто склонны к обману - это так обычно для двуногих. Даже ррауры не избежали этой участи. Нда. Я могу выдвинуть тысячу причин, почему вы сюда попали, но ни одна из них мне не нравится.

- Но мы не обманываем, честно! - Нита почувствовала: пора вмешаться.

- Я бы так сказал: вы искренне верите в сказанное, - поправил дракон. - А это не имеет никакого отношения к правде.

- Мы хотим просто выбраться отсюда, - Сийри хлюпнула носом. Так обидно - вот оно, спасение, стоит только руку протянуть… как его так жестоко отбирают.

- Выбраться, - ящер о чем-то задумался. - Впрочем, почему бы нет. Итак, смертные, вы готовы на Сделку?


***


- Отлично, - теперь голос дракона лучился довольством. - Теперь слушайте внимательно. Есть подобные вам смертные двуногие - недалеко отсюда. Среди них есть изрядный колдун - как раз он-то, собственно, мешает. Я хочу, чтобы он больше мне не мешал.

- Если вы с ним не можете справиться, что ж-то с нас требовать? - возмутилась Нита.

- Вы не поняли, - ящер разочарованно выдохнул, девушек окутало облако пыли. - Скажите, вам мешают комары?

- Еще бы, - хмыкнула Сийри, с завистью глядя на шкуру дракона.

- Я думаю, прибить каждого отдельно взятого комара вы вполне в состоянии. В состоянии даже избавиться от целой стаи, если уж очень припечет, так?

- Ну, допустим, - Нита пристально глянула на ящера - тот совершенно неожиданно ей подмигнул.

- Вот он для меня - как для вас комар. Разобраться я с ним могу, даже не сходя с места - но его гибель или, допустим, исчезновение будут чрезвычайно огорчительны для прочих людей, против которых я ничего не имею. А так как человеку свойственно любопытство - более, чем любой другой расе, обязательно найдется некто, чья любознательность снова меня потревожит. А это оказалось бы прискорбно - мои занятия требуют уединения.

- Если не секрет, чем он вам мешает? - поинтересовалась девушка.

- Собственно, мешает не столько он, сколько его опыты, - признал дракон. - Мое занятие не терпит сильной посторонней магии поблизости, а я совсем не желаю по- новой начинать дело, которому уже тысячи лет.

- То есть вас устроит любой исход дела, только бы вам перестали мешать? -Нита облегченно выдохнула. - Хорошо.

- Не любишь отнимать жизнь? - дракон прищурился. - Похоже, даже смертные научились ценить краткий миг бытия. Впрочем, пора.

С последними словами из пасти дракона вылетело радужное облако. Оно переливалось, как гигантский мыльный пузырь, почему-то непрозрачный - девушкам даже удалось разглядеть в отражении свои вытянутые физиономии. Сийри осторожно коснулась зеркальной поверхности - по ней кольцами побежали волны, а кисть как будто онемела. Девушка, охнув, потянула руку обратно - пальцы обволокла странная, похожая на ртуть субстанция. Пузырь тем временем подплывал все ближе.

Наконец, когда ему надоело играть в кошки-мышки, просто прыгнул вперед, поглотив девушек.


***


Через пару секунд разноцветное мерцание перед глазами стихло. Девушки поняли: дракона рядом с ними больше нет, а сама пещера выглядела совершенно по-другому: просторный зал, в центре которого лениво булькало озерцо, наполненное чем-то вроде жидкой глины.

- Телепорт? - Сийри, не удержавшись на ногах, села на пол - ее мутило.

- Наверно, - отозвалась Нита, присаживаясь рядом. - Только, думаю, нам не стоит тут рассиживаться.

Подруга согласно кивнула - от озера здорово несло нефтью. Девушки огляделись - из пещеры оказался всего один выход, рядом с которым их выбросило из телепорта.

- Хоть сомнений нет, куда идти, - хмыкнула Сийри, с трудом поднимаясь на ноги.


***


Здешние подземелья оказались куда красивее рудников: ажурные каменные мостики через ручьи, тщательно стилизованные под природный камень, отлично вписанные в интерьер пещер световые колодцы, удобные тропинки.

- Я уверена: тут не обошлось без гномов, - сказала Нита, внимательно осмотрев мост через третий ручей. - Люди даже близко так не сделают.

- А на первый взгляд - никак не подумаешь, - согласно покивала головой Сийри.

Прищурившись, она разглядела, что за сияющим в потоке света "кустом" горного хрусталя ловко спрятались обычные носилки с парой ватников. - Похоже, нас доставили по адресу.

- Я тоже так думаю, - отозвалась подруга, но вдруг, услышав что-то, потянула Сийри в тень. - Тссс, сюда кто-то идет!

Подруги нырнули в тень - как раз вовремя, чтобы их не заметила парочка гномов, сразу направившихся к носилкам.

- А я говорил, - бубнил первый, - давай сразу на склад занесем! А ты - потом будем чистить Хрустальный Грот, зачем?

- Ну, кто ж знал, - уныло ответил другой. - Мне Уфур по секрету сказал.

- Да тебе любую чушь под видом "секрета" подсунь, а ты поверишь, - первый гном подхватил свой ватник, обернулся и замер, заметив скорчившихся в углу девушек. - Оп-ла… Доли, гляди, туристы!


***


- Вот, Кевер. - гном вытолкнул вперед девушек. - В Солнцевороте ошивались.

Наверно, снова за сувенирами приперлись.

- В карманах шарил? - мрачно поинтересовался шеф - кряжистый гном необычайных габаритов - он казался выше любого из подчиненных на голову.

- Ага, - отозвался Доли. - Разбитый фонарь, пара корок, веревка и все. Только, шеф…

- Ну чего? - шеф нетерпеливо развернулся, с раздражением кинув карандаш на карту подземелий. - Выведи к воротам да дай пинка, чтоб на всю жизнь запомнили.

- Они маги, босс.


***


Интермедия. Главное в любом деле Канделябр просвистел рядом с ухом, и Фородир испуганно пригнулся.

- Не дрейфь, - холодно ухмыльнулся Реван, сплетая пальцы - массивная плевательница, ударившись о ледяную стену, рассыпалась на мелкие кусочки.

- Пора сваливать, - полуэльф затравленно оглянулся. Выход уже задвинули роялем, а прочие игроки, не надеясь на свою точность, уже подбирались к друзьям со стульями в руках.

- Какой ты нервный, - вздохнул Реван. - А как же - "повеселиться"?

Он крутнулся вокруг своей оси, шепча заклинание, воздух вокруг друзей чуть потемнел. Послышалось шипение, словно на пол вывернули корзину с тысячью разъяренных змей, нападающие в нерешительности замерли у стены бешено крутящегося воздуха.

- Давай выбираться, а? - простонал Фородир, испуганно оглядываясь.

- Сей момент, - парень, не торопясь, подошел к игральному столику и проверил брошенные карты. - Замечательно. Чистый блеф, - хмыкнул он, ссыпая в карман серебро.

- Шулер! - взвыл один из противников и в отчаянии запустил в Ревана стулом, не в силах смотреть, как деньги исчезают в кармане жулика. Стена ветра взвыла, стул затрещал, моментально рассыпавшись на тысячи мелких щепочек.

- Недоказуемо, господа, - засмеялся Реван. - Впрочем, нам пора. Фородир!

Полуэльф, горестно вздыхая, крепко схватился за портупею друга и закрыл глаза.

- Прощайте! - Реван прищелкнул пальцами. Свист ветра резко усилился, в комнате резко потемнело, а через секунду крышу дома с грохотом сорвало. Картежники попадали на пол, и когда осмелились открыть глаза - вокруг них возвышались одни руины, к которым опасливо приближались полицейские.


***


- Влетит тебе когда-нибудь, - озабоченно сказал Фородир, взирая на все это с высоты пары сотен сажен - прямо изнутри совершенно обычного снаружи клока тумана. - Ой, влетит. Лицензию отберут, Проклятие магов наложат.

- Сплюнь, - Реван плавно спикировал на чей-то огород, выходивший прямо на бережок реки.

Друзья, скользя по золотистому песку, спустились до самой воды, спрятавшись от нескромных взглядов.

- А ведь хотели просто перекусить, - посетовал полуэльф, разуваясь. Реван не ответил - он, тяжело опустившись на песок, прикрыл глаза. - Эй, слышишь меня?

Эй…

- Помолчи, - полуприказал, полупопросил парень. - Не до тебя сейчас.

- Ладно, - Фородир пожал плечами, присел рядом и принялся швырять плоские камешки в речную гладь.

Через минут десять Реван, открыв глаза, пристально глянул на друга.

- Опять ерундой страдаешь?

- Зато за мои шуточки нам еще никто не пытался набить морду, - ворчливо отозвался полуэльф.

- Значит, тебе мое поведение не нравится? - холодно поинтересовался собеседник.

- Когда я говорю - давай зайдем в корчму перекусить, я хочу именно перекусить, а не разрушать ее!

- Отлично, - отозвался Реван. - Тогда своей доли от игры не получишь.

- Эй, - вскочил Фородир, - это как? Мы ж договаривались!

- Мы договаривались - ты не будешь ныть, - отчеканил парень.

- Ладно, виноват, погорячился, прости, больше не буду, - затараторил полуэльф. - Отсыпь серебрушек уже, а?

Реван пристально глянул на собеседника, и тот невольно втянул голову в плечи.

- Ну, что ты, в самом деле, - буркнул Фородир. - Я ж сказал: больше не буду.

- Как в прошлый раз.

- Ну сейчас точно не буду, - стукнул себя в грудь полуэльф. - А еще - пошли поедим, может? Там-то не успели…


***


- Фородир, ты непроходимый болван и неизлечимый болтун, - Реван после миски гуляша подобрел, даже отсыпав другу половину выигрыша. - Мне плевать, если это погубит тебя. Но не плевать - если за это придется рассчитываться моей шкурой, понял?

Полуэльф хотел ответить, но собеседник вдруг прищелкнул пальцами, а Фородир онемел.

В дымный зал корчмы ввалилась веселая компания докеров.

- А матушка-царица молодец, - вещал коренастый мужичок с внешностью запойного пьяницы. - Лотерейку-то устроила, а призы-то! - он выудил из кармана что-то блестящее. - Вот, жетон купил, - с нежностью сказал докер.

- Сколько отдал? - моментально поинтересовался кто- то.

- Марку всего! - с готовностью пояснил оратор. - А призы-то, призы, - мужичок в предвкушении причмокнул губами, - тут и четверка рысаков, и личный дом аж в самой Тибессе, и даже яхта!

- Яхта? - компания ахнула. - Всего марка за жетон? Где взял?!

- Где взял, там уж нет, - посмеиваясь, ответил мужик. - Неча тут клювом щелкать.

- Елки… - работяги издали слаженный завистливый вздох. - Повезет же кому-то.

- А то, - оратор, подкинув жетон на ладони, сунул его поглубже в карман. - А все - матушка- царица!

Реван усмехнулся - он видел такое уже не в первый раз. Еще в самом начале своей "вольной" жизни он озаботился узнать - как же на самом деле обстоят дела с лотереями… но едва унес ноги. С тех пор он не питал ни малейшей приязни ни к устроителям, ни к участникам. Впрочем, хотя бы то, что негатива о лотереях практически не слышалось, а в качестве покровителя всей этой затеи неизменно выступала вдовствующая императрица - могло оказаться весьма интересным. Над этим стоило подумать.


***


- Елки, опять! - просипел Фородир, когда заклятье развеялось. - Вот скажи, зачем понадобилось сейчас меня затыкать?

- Чтобы ты не отвлекал меня разговорами, - ухмыльнувшись, пояснил Реван. - А теперь вопрос: тебе тут нравится?

- Вроде, неплохой городишко, - озадаченно протянул полуэльф. - Неужто ты, наконец, решил остепениться и осесть именно тут?

- Пока не решил, - задумчиво отозвался парень. - Гуляй пока до вечера, я тут комнату сниму.

- О, живем! - глаза Фородира алчно блеснули. - Гуляш на тебя отменно действует, дружище!

- До вечера! -Реван, погрозив пальцем другу, пошел к стойке.


***


Реван лежал на продавленной кровати, глядя в беленый потолок и думал. Картинка складывалась весьма презабавная.

Императрица, похоже, взялась за дело серьезно - начав пару лет назад с банального: "императрица - хорошая, а регент - гад!", сейчас ее сторонники весьма изощренно промывали мозги обывателям, не гнушаясь любыми способами, включая саботаж. Парень отлично понимал, зачем это делается - от перспектив просто захватывало дух. Если суметь словить в накатывающем потопе рыбку достойных размеров - можно послать подальше службу, через пару лет действительно остепениться - только не в городке вроде этого, а в собственном поместье.

Реван скривился - только вряд ли оба его "хозяина" будут безучастно смотреть на его "рыбалку". Скорее, напротив - всеми силами попытаются перехватить улов. Но это поправимо - всегда можно найти и другого хозяина. Например, императрицу.

Замечательно. Реван потер руки в предвкушении веселых времен. Ах, госпожа императрица, как вы заботитесь о том, чтоб наша жизнь не стала скучной и безрадостной. Парень был уверен: несравненная Магда уже давно обхаживает Орин с Лигитоном. А если ей помочь - наверняка это не останется незамеченным.

Скрипнула дверь - это вернулся Фородир. Он тихо прокрался в комнату, пряча лицо от света лампы на столике.

- На меня смотреть, - тут же распорядился Реван, почувствовав неладное. Полуэльф с ворчанием подчинился, парень с трудом сдержал хохот: всю левую половину лица Фородира украшал громадный синяк. - Это где тебя так?

- В зале, - буркнул полуэльф. - Картежники подцепили. Елки, я считал себя неплохим игроком.

- Если противники - не шулеры, - хмыкнул Реван. - Сколько раз говорить. Ладно, держи.

Он выудил из сумки тускло блеснувший охрой пузырек.

- Намажь тряпку и приложи. К утру пройдет.

- Что-то ты расщедрился! - удивился Фородир, выполняя рекомендации. - Гуляш, что ли, еще действует?

- Может быть, - засмеялся Реван. - Давай уже спать - у нас наклевывается масса работы.


***


- Вы думаете - я вам поверю? - хмыкнул Кевер, почесывая бороду. - Драконы, колдуны… По мне, так вы это все выдумали, а в мои пещеры приперлись, чтобы сувениров понабрать.

- Каких еще сувениров? - удивилась Сийри. - Не брали мы ничего.

- А чего тогда по углам прятались? - поинтересовался гном. - Нормальные люди по углам не шарятся. Видать, присмотрели чего спереть, да ребята спугнули.

- Да что тут брать? - возмутилась девушка. - Одни камни.

- Хе! - Кевер закашлялся. - Похоже, вы вправду не "туристы", - последнее слово он произнес так, словно оно было ругательством.

- Может, вы объясните нам, в чем затруднения? А то мы ни чуточки не понимаем, - произнесла Нита извиняющимся тоном.

- Да, пожалуй, стоит, - Кевер почесал затылок.


***


Выяснилось: девушки попали в пещеры Азгор-Ашнну-Эдда. В молодости Кевер работал в геологоразведке от Масконского горно- обогатительного комбината, и в одной из экспедиций набрел на эти пещеры. Ни золота, ни камней в них сыскать не удалось, но навсегда гном навсегда прикипел сердцем к строгой красоте здешних подземелий.

Выйдя в отставку, гном решил: неплохо бы остальным тоже увидеть эдакое чудо - а деньги у него водились. Вскоре нашлись единомышленники - вот уже с пару лет "Каменный Цветок" готовил пещеры для широкой публики.

- Проблема только, - жаловался Кевер, а борода его страдальчески подергивалась.

- Туристы. А точнее - вандалы. Только-только нормальную дорогу проложили, как потянулись. - Гном презрительно сплюнул. - Копотью стены мажут, экспонаты - к хлам, а осколки - на сувениры. Вот вас за таких же приняли.

- Замечательно, раз все так разрешилось, - с облегчением отозвалась Нита. - Может, тогда вы нам поможете?

- Колдуна сыскать? - хмыкнул гном. - Это вряд ли. Не водится у нас таких, уж больно дорого берут, заразы.

- Это уж точно,- вздохнула Сийри, припомнив счет, выставленный профессором. - Полтыщи марок за визит, елки!

- Сколько? - ошеломленно спросил Кевер. - Ну надо же… Вы уже богатейки, небось, - с нескрываемой завистью произнес он.

- Куда там, - махнула рукой девушка. - Только вот в начале лета на подготовительное отделение поступили.

- На зарплате мы, - вздохнула Нита. - Фиксированный оклад плюс премиальные. Если дадут, конечно.

- А, - зависть в глазах гнома чуть поутихла. - Впрочем, все равно - нет у нас колдунов. Не держим.

- Ладно, - вздохнула Сийри. - Что ж поделать. Может, тогда хоть наружу выведете?

- Это запросто, - пожал плечами Кевер и крикнул одному из давешних гномов, стоящих поодаль. - Дори, проводи к выходу. Только вежливо!


***


Выйдя на площадку перед пещерой, Сийри была готова расцеловать провожатого.

Опершись о невысокий барьерчик над ущельем, девушка с восторгом всматривалась в бездонное синее небо с редкими пятнами облачков, серые скалы в обрамлении пышной зелени, но вдруг оторопела. Буквально в десятке верст в закатной дымке тонул подозрительно знакомый город. Маскон.


***


Когда девушки наконец добрались до "Крысы в котелке", уже давным-давно стемнело.

- Какие планы на завтра? - поинтересовалась Нита, ежась от холода: вода в бочке давным-давно остыла.

- Пойдем в контору, Гуннару сдаваться, - вздохнула Сийри. - Представляю, что он скажет…

- Очень многое как раз придержит при себе, - фыркнула подруга. - Как раз самое интересное. Меня сейчас намного больше интересует другое - как сейчас там Лойт Малич?

- Наверно, потрошит несчастного эльфа, - пожала плечами девушка. - Бедняга.


***


Гуннар выслушал сбивчивый рассказ Сийри молча. Потом он, откинувшись на спинку стула, задумался минут на пять.

- Дракон, говорите? - наконец спросил он.

- Скорее всего, да, - отозвалась Нита. - Насколько я в курсе, в бестиарии не описано иных существ подобных размеров.

- Узнать бы, чем он занимается, - задумчиво протянул начальник. - Хотя вряд ли выйдет. Ладно, допустим, все именно так, как вы говорите. Тогда, выходит, никаких чар и проклятий в "Грозовом оке" нет?

- Гномы, похоже, больше боялись этого Иделира, чем каких-то заклятий, - ответила Сийри. - Да и я при спуске в шахту ничего не засекла.

- Потом, по мере продвижения, проверяла наличие?

- Нет, - девушка виновато потупилась. - Как-то совсем из головы вылетело.

- Плохо, - Гуннар, встав из-за стола, принялся расхаживать по кабинету. - Тебя, собственно, посылали туда, чтобы разобраться. Очень плохо.

- Но гномы там ходили безо всякого страха, - девушка залилась краской.

- Это, конечно, аргумент, - согласился хозяин. - Ладно. Будем считать: там на самом деле все чисто. А значит - вам там делать нечего.

- Почему? - удивилась Сийри. - Я исправлюсь, честно!

Гуннар, остановившись, внимательно посмотрел на девушку.

- Допустим. Но суть не в этом. Сейчас там нужен хороший аудитор. Эна, есть дело.


***


Нита со вздохом переложила на соседний стол гору бумаг. Глаза неумолимо слезились, прозрачно намекая на желанность отдыха.

- А если ты не твое неуемное любопытство - то сидели бы сейчас на хуторе, даже в ус не дули.

- У нас нет усов, - рассеянно отозвалась Сийри. Она сейчас придерживала плечом стопку дел полувековой давности, которые им поручили отсортировать, переписать и по-новой увязать. - Но там точно что-то было, я уверена.

- Любопытство твое, ничего другого, - подруга в негодовании уставилась на опустевший стол. - Так, верни счеты.

- Не брала, - Сийри, доплетя бантик, закинула тяжеленную пачку бумаг на антресоль. - Ты, случаем, на них бумаги не клала?

- А, точно! - девушка, кряхтя, вытащила счеты из-под груды документов, чудом их не рассыпав. - Когда же это кончится?

Сийри не ответила. Нита удивленно обернулась: у дальней стены висела знакомая драконья голова, словно сотканная из тумана - только глаза казались настоящими, живыми.

- Время идет, - прошипела голова. - Торопитесь.

- Ты это видела? - напряженно спросила подруга.

- Своими глазами - подтвердила Нита. - По-моему, это достаточно ясный намек.

- Да уж, - вздохнула девушка. - Где же искать этого чертова колдуна?

- Логично рассудить: где колдун - там колдовство. А искать колдовство ты умеешь.

- Ты тоже, - ворчливо возразила Сийри. - Если б не ленилась, давно бы меня нагнала. Как экзамены сдавать будешь, а?

- Увидим, - беспечно махнула рукой подруга. - Не уверена, что колдовство мне так уж надо.


***


Всяких чар в Масконе оказалось на удивление много. Намного больше, чем Сийри считала возможным в самой маленькой провинции Муромина, где, по словам Лойта Малича, вовсе не было колдунов.

- А как его искать? - озадаченно поинтересовалась девушка у Ниты. Та пожала плечами.

- Дракон говорил о "колдуне в шахте", а не в городе. Думаю, нам стоит снова наведаться к Кеверу.

- Так он сам ничего не знает, - махнула рукой Сийри. - Толку-то?

- У тебя есть другие предложения? - с усмешкой поинтересовалась подруга. - Даже если я освою этот фокус, двоих нас на целый город не хватит.

- Логично, - вздохнула девушка. - Только ж туда три часа пешком!

- Рабочие как-то ездят, - возразила Нита. - Пусть заодно нас подбросят. А если кто будет спрашивать - скажем: хотим, мол, полюбоваться пещерными красотами, а то прошлый раз не получилось.

- Да кто будет-то? - махнула рукой Сийри.

- Да хотя бы сам колдун, - усмехнулась девушка. - Думаешь, он жаждет огласки?


***


Пролетка к логову "Каменного цветка" оказалась всего одна, а пассажиры облепили ее весьма плотно - нечего было даже думать проехаться до пещер с ветерком.

- А ты говорила - будут спрашивать, - хмыкнула Сийри, глядя на то, как возница уговаривает потесниться троих гномов, нагло рассевшихся на козлах.

- Ну, ошиблась, с кем не бывает, - улыбнулась Нита. - Заодно хоть видами полюбуемся - а то ведь тогда по темноте ничего не разглядели.

Виды оказались на самом деле чудесными. По крайней мере, первые десять верст.


***


Впрочем, время в дороге пролетело незаметно: Нита, по крайнему настоянию Сийри, все-таки попыталась освоить чары обнаружения магии.

- Да глупая это затея, - ворчала девушка, с тоской наблюдая, из пальцев сыплются фиолетовые искры, а мир остается прежним. - Ну какой из меня маг?

- Самый настоящий, - хихикнула Сийри. - Не робей, практика - критерий истины.

Еще десяток раз колданешь - все получится.

- Скорее, у меня резерв кончится, - ворчливо отозвалась Нита. Вдруг что-то негромко щелкнуло, мир окрасился в зеленые тона - только пара курганов неподалеку светились бордовым. - Ой…

- Что такое? - озабоченно поинтересовалась Сийри, но тут же ойкнула сама. - У тебя получилось!

- Да? Тогда поясни, почему эти курганы такие… необычные?

- По-моему, на них чары, - подруга решительно полезла в придорожные кусты. - Пошли, проверим.


***


Вблизи курганы оказались банальными терриконами, за давностью лет поросшими густой травой - явным признаком заброшенных шахт по соседству.

- Опять шахты, - застонала Сийри. - Опять лезть под землю!

- Можно подумать, ты не знала, куда идешь, - пожала плечами Нита. - Или ты рассчитывала: вот придешь сюда, а тут на лужайке сидит искомый колдун с плакатиком на шее: "Я тот, кого вы ищете"?

- Нет, конечно, - девушка помотала головой, прогоняя хандру, и пристально огляделась. Увиденное порадовало: на месте входа в шахту громоздилась гора скальных обломков, сверкавшая на солнце свежими изломами. - Кстати, лезть некуда.

- Есть куда, - подруга, хмыкнув в тон девушке, ткнула в скособоченную дверь в склоне одного из курганов, тщательно прикрытую разросшейся травой.


***


- Заперто, - озадаченно отозвалась Сийри, подергав блестящую ручку. Нита, демонстративно вздохнув, закатила глаза.

- Ты бы, для начала проверила дверь на чары, а?

Сийри, виновато пожав плечами, прищелкнула пальцами.

- Есть чары, - она вгляделась в переплетения магии на запорах. - Только не ловушка. Скорее… - девушка еще раз прищелкнула пальцами, - сторожок, чтоб хозяин знал, кто приходил.

- А ты уже записана.

Сийри, язвительно усмехнувшись, вытянула из кармана шпаргалку.

- Скорее, нет. Сейчас мы его… - сухо зашипело, от пальцев девушки потянулся зеленоватый дымок. Сгустившись, он превратился в изумрудную змею, застывшую в атакующей стойке. Девушка поднесла тварь к запору, змея повела вправо- влево треугольной головой и вдруг ударила ей в замок - только щепки полетели.

Нита прищелкнула пальцами вызывая магическое зрение - бордовое сияние вокруг этого террикона исчезло, как не бывало, вместе с большей частью зелени.

- Здорово, - сказала девушка. - Теперь колдун точно будет знать: тут были мы.


***


За дверью оказался извилистый ход, уходящий под землю широкой спиралью. Сперва девушки спускались в полной темноте - даже светоносная искорка Сийри отказывалась проявляться, но через десяток сажен в стенах коридора затеплились магосветки, и идти стало полегче.

- Что за чары? - осведомилась Нита.

- Разбивания запоров,- растеряно отозвалась Сийри. - В учебнике было.

- В какой главе?

- Противодействие магии…

- Понятно, - вздохнула девушка. - Проверь-ка искорку.

Сийри повиновалась. Лицо ее просветлело - заклятие снова работало.

- Я магию, выходит, погасила? - удивленно пробормотала она.

- Именно, - Нита, подойдя к подруге, развернула ее лицом к себе. - Знаешь, пообещай мне одну вещь, а? Для всеобщего блага и спокойствия.

- Какую?

- В следующий раз, если будешь проверять какие-нибудь чары, сперва скажи мне. А то вдруг окажется: лучшим способом борьбы с пожаром автор учебника считает небольшое наводнение?


***


Пройдя, по прикидкам Сийри, еще версту, девушки решили сделать привал.

- Мы опять лезем невесть куда, - заметила Нита, с наслаждением вытягивая ноги. - Мы сегодня просто хотели прогуляться по "Каменному цветку", ты не забыла?

- Успеем еще туда сходить, - отмахнулась Сийри. - Ведь зачарованные курганы - это же не просто так?

- Не просто, - согласилась подруга. - Но лезть в них с наскоку - тоже не самое лучшее решение.

- Ой, да что с нами может случиться, - отмахнулась девушка. - А увидим кого - так убежим.

- Меня больше всего беспокоит вторая часть, - хмыкнула Нита.


***


Еще пара верст - и тоннель вывел девушек в просторный коридор со стрельчатым сводом, в дальнем конце которого что-то тускло мерцало.

- Ого, - выдохнула Сийри. - Вряд ли это накопали простые шахтеры.

- Накопали - вряд ли, - усмехнулась Нита. - Скорее - нашли. - Она ткнула в боковой проход, наглухо заваленный щебнем, из которого торчали обломки бревен. - Кстати, не хочешь вернуться?

- Пропустить самое интересное? - возмущенно возразила подруга. - Ну уж нет!

Кроме того, интересно, что там такое мерцает?

- Прошлый раз, когда ты хотела это выяснить, это закончилось купанием в подземно речке, - пробормотала Нита, но поспешила вслед за подругой.


***


Коридор окончился небольшим балкончиком. Слева балюстрада оказалась разломана, а обломки каменных столбиков обвивала прочная веревочная лестница, исчезавшая в лазоревом сиянии. Сийри, осторожно подойдя к краю балкона, глянула вниз. Нита, покачав головой, покрепче ухватила подругу за ремень.

Сперва переливы синего внизу ослепили девушку, но уже через минут пять глаза привыкли. Свет шел от гигантских чанов, заполненных светящейся жидкостью. Над ее поверхностью клубился негустой туман, смазывавший образы - девушка не сразу разглядела, что в жидкости плавает что-то темное. Еще через пять минут Сийри поняла: "это" весьма похоже на огромные чешуйчатые яйца, а еще через минуту снизу раздался вопль ярости. Девушек заметили.

Сийри испуганно оттолкнулась от ветхой балюстрады, та, хрустнув, свалилась вниз.

Снизу снова закричали, веревочная лестница задергалась - по ней карабкались.

- Нож, скорее, - девушка в панике повернулась к подруге, но та лишь растеряно похлопала себя по карманам куртки - мол, не держим. - Бежим?

Лицо Ниты вдруг просветлело. Она сплела пальцы в знаке "зажигалки", едва слышно зашипел расплавленный камень, пенька вспыхнула, когтистая лапа, едва не ухватившая девушку за лодыжку, исчезла за краем балкончика вместе с полыхающей лестницей.

- Теперь бежим, - кивнула Нита, и девушки задали стрекача.


***


Выбравшись из кургана, девушки сели отдышаться.

- Думаю, мы нашли и колдуна, и всю его шайку, - со смешком сказала Нита. - Теперь желательно, чтобы они не нашли нас.

Сийри, прищелкнув пальцами, убедилась: действие "разбивания запоров" прошло, а терриконы снова выглядят, как ничем не примечательные курганы.

- Может, не найдут, - девушка со стоном поднялась на ноги. - Чары восстановились.

- Надеюсь, так, - Нита тоже встала.

- Практиковаться надо, - ворчливо заметила Сийри. - Тогда ничто страшно не будет.

- Убедила. Завтра же начнем.

- Сегодня!

- Посмотрим, что ты скажешь, когда домой вернемся! Если тренироваться - то надо хотя бы учебники взять.

- Домой… Ладно, завтра!


***


Из разбитой двери выглянул рраур и внимательно осмотрел поляну.

- Ну? - донеслось из тоннеля.

- Никого. Но были двое. Маги. А маги - твоя забота.

- Развелось любопытных, - выругался колдун, выбираясь наружу. Он, улыбаясь, подставил испещренное морщинами лицо полуденному солнышку. - Хорошо…

- Геррке! - в голсе рраура явственно проступило нетерпение.

- Я подумаю над этим. - Колдун беспечно махнул рукой. - Да вообще, что они видели?

- Геррке!

- Ладно, ладно. Займусь.

Волки в клетке Луна выскользнула из-за крепостной стены, расчертив ковер у постели некроманта в крупную клетку. Почти тотчас же дверь бесшумно отворилась, легкий сквозняк с шуршанием прошелся по занавескам, и пара фигур в черном скользнули внутрь.

Богдысь не пошевелился. Его дыхание оставалось таким же размеренным, как минуту назад.

Гости, осторожно ступая, пробрались к стеклянному шкафчику, где тускло поблескивал посох Верховного некроманта.

- Заперто! - прошипел первый сквозь зубы. - И ключ не подходит.

Дверь вдруг с грохотом захлопнулась, одеяло взлетело в воздух, в прыжке обращаясь гигантским мохнатым пауком.

- Ловушка! - крикнул второй, кидаясь к окну. Тщетно - паук, недовольно забурчав, выплюнул из пасти ярко-желтую клейкую нить. Визитер откатился в сторону, прячась за столом, но нить с шелестом рассекла дерево, как раскаленный нож - бумагу, и обвилась вокруг незваного гостя. Тот почувствовал, будто его окунули в кипящее масло, тут же потеряв сознание.

Первый гость, пользуясь короткой отсрочкой, нырнул за шкаф - туда, где, как он помнил, пряталась потайная дверь. Пальцы привычно нащупали едва заметные выемки на стене, замок щелкнул, но стена не поддалась. Не веря своим глазам, визитер еще крепче вдавил в стену захрустевшие от напряжения пальцы, но тщетно - потайная дверь никак не желала проявляться.

В щели между шкафом и стеной появился некромант. Его лицо озаряла скупая улыбка.

- Не трудись, голубок. Видишь ли, я чары сменил.

Раздался сухой треск, запахло озоном, а незваный гость захлебнулся болью.


***


Документов у "посетителей", разумеется, не оказалось - только бебуты, смазанные какой-то зеленой гадостью, да пара мешков с завязками. Богдысь, принюхавшись, скривился - денакрутрин, чтобы собаки не могли взять след. Хорошо подготовились, ничего не скажешь - даже с комбинезонов все бирки спороли.

В дверь вежливо постучали.

- Входите, - некромант отошел от спеленатых диверсантов. Паук же, выбравшись из дальнего угла, улегся между хозяином и дверью.

На породе стоял Финген.

- О, новые подопытные! - он радостно потер костлявые руки в кислотных ожогах.

Его пронзительно зеленая мантия, казалось, светилась сама по себе. - Давно пора.

- Ты мой секретарь или кто? - устало поинтересовался Богдысь. - Почему мне приходится отвлекаться на такую мелюзгу?

- Не согласен, шеф, - Финген пригладил короткий седой ежик на голове. - Элита Лигитона, - он извлек из-под мантии пухлую папочку. - Тут их биографии, обзор карьеры, стенограмма вчерашнего инструктажа, оригиналы приказов. Так я могу их забрать?

- Шустро, - похвалил секретаря некромант. - Надеюсь, когда ты попытаешься меня убить, ты сделаешь это быстро.

- Пока я не встречал достойных рассмотрения предложений, - обиженно поджал губы секретарь. - Даже эти, - он пнул носком сапога неподвижное тело диверсанта, - торговались, как на базаре.

- Сколько сулили?

- Полугодовой оклад и должность антейра в Орине, - хмыкнул Финген. - Они, видите ли, пытались делать вид, что из боевых магов.

- Наивные, - протянул чародей.

- Вот-вот. Потому я дал им фальшивый ключ.


***


Фонарь коптил. Впрочем, тут он всегда коптил - чем больше грязи, тем сильнее.

Богдысь, подобрав полы мантии, медленно спускался по крутой винтовой лестнице.

Уже давно не слышалось ни звука с поверхности, уже давно исчезла плесень, буйно разросшаяся на стенах. Остался только камень, много мокрого камня.

За спиной чародея натужно пыхтел сторожевой паук: ему, привыкшему к стремительным танцам, после которых выживает только один, оказалось трудно, непривычно, неприятно тащить с собой вчерашних гостей - пусть те были без сознания и не сопротивлялись.

- Ближе, Корбо, - негромко сказал колдун. - К ноге. Паук повиновался, пусть с великой неохотой.

Богдысь усмехнулся - он еще при погрузке пленников на паука понял: тому крайне неохота тащить на себе эдакую тяжесть, потому колдун легко раскусил простенькую мысль Корбо: попытаться избавиться от ноши при первом удобном случае. Чем не случай - отстать, а потом сообщить хозяину: "Мол, пленники проснулись, развязались, напали - пришлось их… того!" Для паука - весьма изощренная выдумка.

К сожалению, Корбо не догадывался: случись ему отстать, обедом станут не только пленники, но и он сам.


***


На полу шуршали кости. Море костей, старые, новые - местами они доставали чародею до колена, тогда Богдысь шипел сквозь зубы проклятья, возвращаясь на безумно петляющую тропинку. Корбо же не испытывал никаких неудобств - его длинные суставчатые лапы легко находили опору в костяном крошеве, а пузатое тело без проблем перемахивало через завалы.

Наконец некромант выбрался в соседний зал, где мусора на полу оказалось поменьше. Низкий неровный потолок, казалось, готовился сию минуту сорваться и раздавить пришельца, черные стены, забрызганные алым, могли вогнать в депрессию любого из смертных - но простые люди здесь не ходили. Колдун поежился: призраки прежних владельцев подземелья - ныне проклятого и забытого ордена Дагона - уже давно не тревожили никого на поверхности, но здесь иногда они обретали прежнюю силу.

От стены отделился грязный клок тумана, который через пару секунд обратился косматым старцем в изъеденных ржавчиной доспехах и символом Великого Магистра на груди.

- Победитель, - его шепот еле слышно разнесся по залу, - ты пришел поглумиться над павшими, победитель?

- Возможно, - усмехнулся Богдысь. - А ты все еще лелеешь надежду вернуться, Лекай?

- Еще да, - задумчиво ответил мертвый магистр. - Я умер до срока, Пустота не взяла меня.

- Смерть прибирает всех, - отозвался чародей, а ритуальные шрамы на лице налились кровью. - Вот ты не сбежал.

- У нас был свой путь, - прошептал Лекай. - Те, кто прошел его до конца, обманули Безносую.

- Так уж обманули? - насмешливо поинтересовался колдун.

- Они прошли Врата, - отозвался мертвый магистр. - Серебро, Ртуть, и далее, до самого Свинца. Запоминай, победитель, это пригодится тебе.

- В жизни не поверю, чтобы ты так бескорыстно помогал мне, Лекай, - хмыкнул некромант.

- У меня в этом есть свой интерес. Но я устал, - и призрак исчез.

- Бывай, - сказал Богдысь в пустоту.


***


Длинная анфилада залов наконец подошла к концу, и Богдысь принялся пробираться по извилистому тоннелю. С потолка капало, глина на полу разлезлась в густую кашу, старые балки поросли мхом, но это радовало некроманта - тут фонарь не коптил. Корбо, чуя свежий воздух, уже не отставал, чуть ли не подпихивая хвалами чародея в спину.

Тоннель круто забирал кверху, с каждой сотней саженей мха на балках становилось все больше, а воды - меньше, а под конец колдун просто- напросто сжег несколько особо плотных завес: пройти иначе просто не получилось. Последний раз, когда дым рассеялся, некромант с облегчением увидел светлое пятно впереди - это светила луна.

Младший князь сидел на бережку озера, безучастно глядя вдаль, и кидал в волны камешки.

- Ты задержался, - сказал он равнодушно, но Богдысь уловил в тоне вампира нотки нетерпения.

- Да, - некромант прищелкнул пальцами, Корбо наконец сбросил на траву опостылевший груз, легко перекусив жвалами пеньковые веревки. - У меня для тебя подарок.

Ялмари танцующей походкой подошел к пленным.

- Неплохо, - наконец сказал он после пристального осмотра. - Весьма неплохо. Ну, я готов слушать, Бональд. Чего ты хочешь?

- Все того же, - медленно произнес некромант. - Я хочу нейтралитета.


***


- То есть вы просите от нас не выдавать уже оплаченные заказы вашим же агентам? - вампир не верил своим ушам.

- Более того, я хочу полной деактивации переданных нам артефактов, - добавил колдун.

- В другой стране это назвали бы "изменой родине", - Младший князь улыбнулся.

- Я в курсе.

- Вы считаете - регент подпишет это? - Ялмари ткнул пальцем в сторону пергамента с договором.

- По-моему, дорогой посол, вы начинаете заботиться о нашем благе больше, чем о своем, - хмыкнул Богдысь, - а я начинаю думать, что мне удалось подкупить Младшего князя.

- Действительно, - вампир крепко задумался, откинувшись на спинку скамьи. - Хорошо, я подпишу. Если Вы, - тонкий палец ткнулся в мантию некроманта, и колдун ощутил острый, как игла коготь, - обеспечите соблюдение всех пунктов договора.

- Обеспечу, - кивнул колдун. Вампир еще раз смерил собеседника подозрительным взглядом и, поджав губы, чирканул пером по пергаменту.


***


Вендзей осторожно крался по пыльной лестнице. Повсюду валялся мусор, резко пахло нечистотами, но это даже радовало колдуна - меньше шансов нарваться на любопытные глаза. Единственное, что его беспокоило - задание: "разогнать толпу перед Монаршей переправой". За те три года, которые аколит провел в дворцовой охране, он накрепко усвоил: любой бунт в столице подавить легче легкого: достаточно всего лишь подумать простенькую кодовую фразу, и все бунтовщики мигом превратятся в безвольных трусов. А теперь - такое задание…

Скрипнул чердачный люк, тишина взорвалась хлопаньем тысяч крыльев. Огромная стая голубей в панике носилась по помещению, пытаясь вырваться наружу. Чародей поморщился - это может его раскрыть. Укрывшись от галдящей оравы в выемке слухового окна, он принялся плести заклинание. Через пару секунд все было кончено - сотни птиц валялись по всему чердаку, в агонии дрыгая лапками.


***


На площади уже собралось с десяток человек. Вендзей глянул на них "третьим глазом", тут же заметив еще полсотни: человек двадцать тщательно имитировали расслабленную прогулку, смешавшись с прохожими, а прочие укрылись в подворотнях.

Объединяло их только одно - полыхающая в сердцах ярость, видная "третьим глазом" как алый факел. Некромант, присмотревшись, протяжно присвистнул - практически все хулиганы на площади оказались вооружены - кто тесаком, кто кортиком, а в проулках собравшиеся шустро разбирали из ящиков стеклянные бутылки, чьи горлышки оказались тщательно замотаны тряпьем.

Вендзей, глубоко вздохнув, сосредоточился. Перед глазами медленно проявился образ площади, украшенной алыми факелами. Горячо, слишком горячо - но вот уже один огонек притух под ледяным ветром неуверенности пополам с робостью, который низвергался из слухового окна, повинуясь пассам некроманта. Вот другой факел изменил цвет на зеленый, цвет ревности, а его носитель, отмахиваясь от недоумевающих товарищей, припустил прочь от площади. Вот недоумение и страх овладели всеми заговорщиками - а значит, настала пора попугать их по- взрослому.

Чародей хлопнул в ладоши. Этот звук заметался по площади, с каждым разом все усиливаясь, впиваясь раскаленными гвоздями в уши хулиганов. Вендзей не знал, что каждый из них видит сейчас - но видения, судя по внешнему виду собравшихся, оказались исключительно неприятны всем.

Еще хлопок - заговорщики побежали, не в силах противиться безотчетному страху, разбившему на осколки все, что еще оставалось от их разума. Колдун, сложив руки на груди, тихо засмеялся - ему нравилась такая работа.


***


Регент мрачно листал отчеты. Судя по всему, выходило: за последние полгода число военных заказов утроилось, причем три четверти из них ушли не в армию, а в Лигитон с Алатаром. Судя по всему, в армии императрица популярностью не пользовалась… или там просто менее гибко относились к понятию чести.

Впрочем, переброска войск из Селая и Солеглота тоже беспокоила - как нарочно, в каждую из дивизий недавно пришло пополнение, прямиком из Высшей военной академии.

- С бумажками разбираешься? - раздался от двери знакомый голос.

- Приходится, - хмыкнул Бональд. - Проходи.

Верховный некромант тщательно запер дверь, задернул шторы, пристроил среди бумаг на столе мутно-серый шарик на подставке, только потом усевшись.

- Эльфы нам помогут.

- Приятно слышать, - регент с облегчением откинулся на спинку кресла. - Уломал все-таки?

- Разумеется, - пожал плечами некромант, и под мантией что-то подозрительно звякнуло. - Вампиры, к слову, сказали: будут соблюдать строгий нейтралитет, а еще попутно деактивировали все свои артефакты.

- Но это… - Бональд в возмущении приподнялся с кресла, - это…

- Это лучшее, что мы можем от них получить, - жестко пояснил чародей. - К слову, ты в курсе - позавчера меня снова пытались убить?

- Ничего не слышал, - помотал головой Бональд.

- Разумеется, - хмыкнул некромант. - Лигитонские диверсанты, "Тени мрака".

Похоже, меня начинают убирать, не считаясь со средствами.

- Охрану усилить? - предложил регент.

- Только зря людей под удар подставим, - хмыкнул некромант и вдруг впился взглядом в глаза Бональду. - Люди никогда не понимают, на что на самом деле способны некроманты. Ты, мой друг, этого тоже не понимаешь.

Паладин поежился - от клубящейся бездны в зрачках собеседника ему стало неуютно.

- Их заданием, в частности, - продолжал чародей, - было: "уничтожить охранные системы дворца". Те самые, на вампирьих артефактах.

- То есть ты сделал их работу? - хмыкнул регент, с трудом приходя в себя.

- Да, - усмехнулся некромант. - Кроме того, сторонний наблюдатель решит: диверсантов убили сразу, а от трупов тут же избавились.

- Так… - медленно сказал Бональд. В его голове вертелись отдельные фактики, постепенно выстраиваясь в стройные линии. - Без допросов, значит. А как мы можем проверить, действительно ли артефакты работают?

- Никак, - ухмыльнулся колдун. - Пока не возникнет нужда их использовать.

Он бесцеремонно вытянул из стопки на столе регента лист бумаги, забрал из рук Бональда карандаш и принялся набрасывать схему.

- По расчетам, взрывы тут и тут, - свинцовое жало прыгало по бумаге, - разрывают связи между блоками, а проклятые камни через три-четыре дня выжгут сами артефакты. Все - по расчетам Лигитона, нас можно брать голыми руками.

- Разве не так? - паладин нахмурился.

- Нет, - некромант плотоядно улыбнулся. - Мы хоть волки в клетке - но если охотник полезет к волку голый…


***


В приемной Богдыся уже ждали. Грузный Кессиг, отдуваясь, выбрался из кресла и поплыл навстречу колдуну.

- Пришел, как только смог. Я правильно понял: дело не терпит отлагательств?

- Да, - чародей распахнул дверь в свой кабинет. - Прошу.

- О, тут я в первый раз, - удивленно пробасил Кессиг, проходя в комнату, и вдруг остолбенел.

- Не обращайте внимания, - некромант, обойдя застывшего гостя, накинул на окровавленный алтарь заляпанную простыню. - Просто эксперимент. Присаживайтесь, Людвиг.

- Да, да, - отозвался гость слабым голосом, сглотнул и осторожно присел на скамью.

- Так вот, - некромант, оседлав стул, пристально глянул на промышленника. - Прошу прощения, Людвиг, что мы вынуждены разговаривать в столь непривычной обстановке, но вы же понимаете - мы не располагаем излишним временем. Мне известно про заказ императрицы.

- Да, он почти готов, - отозвался Людвиг. - Со дня на день мы должны начать выдачу. Но… вы хотите, чтобы мы этого не делали?

- Вовсе нет, - некромант усмехнулся. - Я не хочу рисковать вашей репутацией - как-никак, века безупречной работы в самой сложной обстановке. Я хочу лишь немного уточнить параметры заказа.

- Послушайте, - Людвиг снова сглотнул, - Богдысь… Я всего лишь оружейник. Я не хочу влезать в ваши династические игры…

- Вы живете в Муромине, потому уже в них влезли, - жестко оборвал промышленника некромант. - Мне крайне необходимо ваше содействие.

Гость, искоса глянув на покрытый тканью алтарь, вытер обильный пот со лба.

- Вероятно, я предпочту отказаться, - сказал он неожиданно твердо.

Колдун, ухмыльнувшись, неожиданно впился в зрачки собеседника пристальным взглядом. Тот, слабо охнув, обмяк.


***


Людвиг падал в пропасть. Точнее, он чувствовал падение - каким- то внутренним чувством, а глаза никак не могли подтвердить это: вокруг клубился туман. Туман стелился слоями, изредка его озаряли разноцветные вспышки и слышались голоса.

Именно голоса беспокоили Кессига больше всего - уж очень они были знакомыми.

Мгла вдруг на миг расступилась, он увидел Люси. Та, тоже увидев его, закричала:

"Папочка!", но почти сразу же ей, заткнув рот, уволокли прочь. Уволокли два типа с военной выправкой, в мышиных сюртуках, точь-в-точь похожие на ту парочку, которая посетила Кессига две недели назад, когда он отдыхал на веранде после воскресной службы. Один из похитителей вдруг повернулся к Людвигу.

- Помни, Кессиг, - сказало крысиное лицо. - Твоя семья живет, пока ты служишь нам.

Горло Людвига снова перехватила бессильная ярость, как две недели назад.

"Помни!" Дорого он бы дал, чтобы разделаться с наглецами.

Тело вдруг обрело тяжесть, Кессиг очнулся. Над ним нависло изшрамленное лицо некроманта.

- Теперь все понятно, - задумчиво сказал колдун. - Думаю, Людвиг, мы столкуемся.

Невзирая на все твое нежелание.


***


Жизнь в конторе патронной фабрики "Овод Љ1" не затихала даже ночью. Людвиг медленно поднялся к двери своего кабинета по отчаянно скрипящей лестнице, в который раз напомнив себе сменить ее на железную, пока не дошло до беды.

Внутри кабинета его уже ждали. Знакомое крысоподобное лицо над воротом мышиного сюртука расползлось в злобной ухмылке.

- Срок истек, Кессиг. Мы ждем.

- Товар готов к отправке, - твердо ответил фабрикант. - Я лично провожу вас.

- Пойдем, - незваный гость вскочил, и Людвиг заметил в его руке ключ с биркой "Склад Љ93".


***


У склада уже выстроилась вереница повозок. Человек с крысиным лицом приглашающе повел рукой, протягивая Людвигу ключ.

- Вы тут так все славно разведали, господин шпик! Лучше сами, - буркнул Кессиг, закладывая руки за спину. Человечек, пожав плечами, навалился на створку.

- Вторая партия через две недели, - напомнил Людвигу шпик, потирая руки при виде штабелей ящиков с патронами. - Грузите!


***


Особняк Людвига Кессига тускло сиял занавешенными окнами через ивовые заросли.

Диверсионная группа "Лунный Ястреб" осторожно выдвигалась на позиции. Охрана, вычисленная за пару дней до того, уже спала вечным сном - кого упокили духовой стрелкой в ухо, кого - тихо придушили рояльной струной, кого - зарезали спящим.

- Готовность пять минут, - прошептал командир, бросив короткий взгляд на часы.

Зачарованный циферблат тускло мерцал, видимый только хозяину. - Сейчас она выйдет прогуляться через сном.

Диверсанты разделились: трое метнулись к заднему крыльцу, парочка застыла клочьями мрака у парадного входа, а остальная пятерка рассыпалась по парку, прячась в жасминовых зарослях.

Хенвас, замерев в гуще ветвей, быстро натянул арбалет. Парадная дверь, освещенная фонарями на крыльце, казалось, светится изнутри. Один точный выстрел - гувернантке, потом Сирин с Аскидитом сунут девчонку в мешок - готово! Рыцарь был уверен в успехе - хоть он служил в "Лунных Ястребах" всего полгода, до того он с честью доказал свое право зваться паладином Лигитона - ни разу не провалив порученное дело.

Вдруг до его ушей донесся тихий скрип. Рыцарь осторожно повернул голову, не теряя из виду дверь, тут же вздрогнув - из-за куста, за которым прятался Клист, торчала подозрительно знакомая рука. Полоска кожи между перчаткой и рукавом комбинезона на глазах наливалась синевой.

Засада! Хенвас мысленно выругался. Неужели разведка ошиблась, и охрана успела поднять тревогу? Свистнуло еще раз, а Сирин, который старательно прятался слева от крыльца, обмяк. Еще зловещий посвист - Аскидит замер на земле свертком черной ткани.

На сей раз паладин увидел все - стреляли отравленным дротиком. Похожими лигитонцы сами полчаса назад упокоили половину охранников, но эти оказались в полтора раза больше. И жертвами сейчас стали сами диверсанты.

Скрипнула дверь - как не вовремя! Хенвас понял: неизвестный снайпер пока не заметил его, а это давало шанс довести дело до конца. Краем глаза рыцарь заметил шевеление на раскидистом вязе, что навис над оградой парка. Хорошее место - он бы сам устроился в кроне вяза с величайшим удовольствием, но, к сожалению, не позволила прицельная дальность арбалета. А у неведомых противников, напротив, с дальнобойностью все оказалось намного лучше. Еще пара секунд - девочка тем временем величаво шла по аллейке, желая "спокойной ночи" чуть ли не каждому кусту - арбалетный болт с жужжанием ушел в цель. Хенвас, с удовлетворением услышав сдавленный крик, метнулся к гувернантке, в панике прижавшей к себе девочку.

Снова свистнуло, рыцарь рухнул на дорожку - правая рука взорвалась болью. Хенвас попытался встать, оперевшись на руки, но снова чуть не упал - правая рука превратилась в обгорелую культю. "Слезы дракона" - секретное оружие спецназа ордена Алатар.

Похоже, ставки в игре оказались намного выше, чем сообщил куратор. Зарычав от нестерпимой боли, Хенвас все-таки поднялся на ноги, уцелевшей левой вытягивая из-за спины мешок. Еще пара шагов, еще…

Мир в глазах рыцаря раскололся на огненные искры, канув во тьму.


***


- Идиоты. - Императрица,схватив со стола соусник, с размаху запустила его в антейра ордена Алатар. - Вам ничего, слышите - ничего нельзя поручить! Девка мне нужна была живой - гарантия, что Кессиг сыграет свою роль до конца. Кто знает, о чем они шептались с Богдысем в понедельник? Но вы - вы передрались с лигитонцами, подняли тревогу и в итоге приволокли труп!

Антейр мрачно смотрел на беснующуюся Магду, а лицо его медленно наливалось багрянцем. Императрица же, скользнув к столу, схватила с него пухлую папку.

- Видите? - пропела она. - Это уже пятый год ищет бедняга Гарвиц. Пожалуй, я сделаю ему одолжение. Согласитесь, как все дивно складывается: ко мне приходит маньяк, я, радея за отчизну, придерживаю его при себе - из жалости, оклеветать-то каждого могут! Но факты постепенно подтверждаются, а после вчерашнего - у меня просто не остается другого выбора!

- Вы сделаете это? - не веря своим глазам, просипел Витольд. Он мог поклясться чем угодно: документы уничтожены. А они - целехонькие - на столе у проклятой истерички.

- О, и с удовольствием, - императрица вперила взгляд в антейра. - Я сдам вас Великому магистру Гарвицу. Он будет просто счастлив принести вашу голову Богдысю на блюде - притом даже лично это блюдо вызолотит!

- Чертов Лигитон полез не в свое дело, - пробасил антейр. - Мои говорят - именно их головорезы пристрелили заложницу, когда увидели свою слабость. Ни нашим, ни вашим.

- Ладно, - императрица уже выпустила пар. На нее накатилась невероятная сонливость, и дело с трупом сейчас казалось ей досадной мелочью. - С ними я тоже разберусь. Но помни, Витольд! - перед глазами антейра возник изящный женский кулачок, - еще один просчет…


***


- Чертова баба! - Витольд со вздохом опустился на кожаные подушки кареты.

Возница, подтянутый парень с оловянными глазами в алом мундире послушника, захлопнув дверь, взобрался на козлы.

- Неприятности? - адъютант антейра, сидевший напротив, сочувственно покивал головой.

- Она уже сейчас считает себя выше всех, - проворчал Витольд. - Она на меня кричала. Ты понимаешь, кричала! Да со мной даже Богдысь так не разговаривает.

- Некроманты никогда не кричат, - адъютант поежился, опасливо выглянув в окошко, словно боялся, что лично Верховный некромант притаился на подножке кареты.

- Да даже Бональд, - с раздражением сказал антейр. - Вот от него я бы это снес без обиды. Если бы не Гарвиц - разве ж я бы дернулся…

- Магистру пора на покой, - покивал адъютант.

- А еще Лигитон чертов, - Витольд с раздражением ударил по подлокотнику диванчика. - Десять "Соколов" положили. Десять! Ну, они за это ответят…

- Разработать контрмеры? - адъютант всем телом выразил готовность приняться за работу немедленно.

- А у тебя еще не готово? - рявкнул антейр. - Бездельник. Как приедем - сразу доложи сображения.


***


Интермедия. Шут - Туп, как пень, - гулко разнеслось по тронному залу, а придворные осторожно захихикали. Король подождал, пока веселье уляжется, и ласково потрепал по лысине щуплого мужичка справа. - Не обижайся, друг Алатай. На правду же не обижаются - а ты мне приносишь исключительно дурные вести. Это глупо, друг мой.

Канцлер еле сдержался, чтобы не отбросить жирную липкую ладонь.

- Мой долг - сообщать вам правду, Ваше Величество, - Алатай постарался придать голосу хоть какое- то подобие верноподданичества.

- Да знаю я, - король, отхлебнув вина из бокала, развалился на троне. - Но разве нельзя это сделать как-нибудь… поделикатнее, что ли? Бери пример с графа Аразгелде - с ним всегда интересно! А ты? - король насупился. - Налоги, пошлины, бюджет, расходы, расходы, расходы! - Король в ярости швырнул кубок, и маркиз Поголти едва сумел увернуться от пяти фунтов литого золота. - Ты же знаешь, я запретил упоминать это слово.

- Я во всем следую распоряжениям Вашего Величества, - напомнил канцлер.

- Да, словоблуд ты изрядный, - король мрачно побарабанил пальцами по подлокотнику. - А собутыльник никакой. Брысь с моих глаз - тут сейчас мужчины развлекаться будут!


***


- Двери запереть, никого, кроме посыльных, не пускать, - канцлер с наслаждением опустился в мягкое кожаное кресло. Взгляд пробежался по стеллажам с книгами и документами, на миг задержался на паре натюрмортов на дальней стене, наконец возвратившись к идеально чистому столу.

- Простокваши сюда.

Белая ледяная жидкость успокаивала, а жжение в желудке от переперченной куропатки постепенно стихало. Теперь можно подумать.

Итак, славный король Урса за последние полгода стал весьма строптив и непослушен. Он вдруг полюбил охоту, хотя раньше трясся от любого выстрела, на столе у него частенько появляются проекты указов, напрочь незнакомые канцлеру, а временами он вообще никого не пускает в свои покои. Кроме графа Аразгелде.

Алатай усмехнулся: вся конспирация не стоила даже ломаного фартинга - если заговорщики не придают значения деньгам. Граф, в силу его колоссального состояния, устойчивого даже к многодневным попойкам с многотысячными картежными долгами, как раз о деньгах не думал.

С одной стороны, благотворительность Аразгелде оказалась канцлеру весьма на руку - те же выезды Урсы на природу вставали казне в изрядную копеечку, а ныне за них рассчитывался граф. Но с другой стороны…

На стол шлепнулась пухлая папка. На первый взгляд, листы в ней были совершенно чистыми, но - только на первый взгляд. Алатай, воровато оглянувшись, приложил правую ладонь к столешнице, прошептал заклинание и надавил. Придержав отскочившую крышку тайника, канцлер извлек из углубления небольшую медную лупу, завернутую в фланель.

Уже пятое донесение заставило канцлера протяжно присвистнуть. В последнее время граф весьма успешно рассчитался со всеми своими долгами - даже умудрился прикупить небольшую крепостцу ближе к муроминской границе. Не просто прикупить - восстановить до боеспособного состояния. Алатай нахмурился - "древние охотничьи угодья" Аразгелде оказались совсем неподалеку, а канцлер не верил в подобные случайности.

Он вдруг вспомнил, как с пару недель назад король заявил ему: "Дорогой друг, ты слишком хорошо разбираешься, куда потратить деньги, но ни грана не понимаешь в экономии. Пойми: моя опора - старое, веками проверенное дворянство. Лучшие из лучших хотят защитить меня и королевство - притом, заметь, не прося ни фартинга!" Теперь понятно, кого именно имел в виду король. Значит, Урса собирается сменить фаворита… Интересно, что же его останавливает?


***


- Мой старый глупый друг, - король был уже слегка пьян, а потому - весел и добродушен. - Тыже наверняка не в курсе: у наших соседей намечаются значительные перемены.

- До меня доходили такие слухи, - осторожно заметил Алатай.

- О! - Урса довольно хлопнул ладонями по подлокотникам трона. - Ведь можешь же, когда хочешь. Так вот, я решил: мой монарший долг - поддержать моего царственного брата в тяжкий час. Мы выступаем немедля. Думаю, сотня кавалергардов будут достаточным эскортом.

- А… - ошарашенный канцлер едва отрыл рот, чтобы выяснить подробности, как король его тут же прервал.

- Ты остаешься здесь. Старый друг - ты слишком стар и нелеп для этого похода.

Мне в дороге не нужен шут.


***


- Рад приветствовать, - клок тьмы в углу кабинета рассеялся, и перед канцлером появилась высокая фигура, закутанная в шелковый узорчатый плащ.

"Эффектно", - согласился Алатай, с интересом рассматривая угольно-черные руны на шелке цвета воронова крыла.

- А у вас неплохая реакция, - похвалил канцлера гость, осторожно отводя от своей груди ствол револьвера. - Не беспокойтесь, я не причиню вам вреда. Наоборот, вы извлечете из нашей встречи огромную пользу.

- Неужели? - хмыкнул хозяин. Грубые шрамы на кистях визитера буквально кричали:

"Перед тобой некромант!". - Как дела в Муромине?

- Ни шатко, ни валко, - гость откинул назад капюшон. Против ожидания, на гладко выбритом черепе гостя виднелись только татуировки. - Собственно, потому я прибыл.


***


- Позволю себе откланяться. Приятно иметь с вами дело, - рукопожатие некроманта оказалось крепким, но сама рука - ледяной.

- Передавайте мое почтение императору, регенту и Верховному некроманту.

Визитер отошел в дальний угол, бросил что-то перед собой на пол, тут же пропав в ярко-зеленой вспышке. Канцлер вытер холодный пот - хоть переговоры действительно оказались весьма полезными, он бы многое отдал, лишь бы не встречаться с некромантом еще раз.

Впрочем, это, скорее всего, невозможно - слишком высоки ставки в игре.


***


Факты постепенно сплетались в единую мозаику. Граф, действительно, полез в политику не от великого ума - похоже, его банально используют. Используют, чтобы оторвать Урсу от канцлера - а потом вертеть королем по своему усмотрению. Вот как сейчас - заразить его идеей "неотложной помощи брату- венценосцу" и отправить подальше. Или поближе?

Алатай хмыкнул - благо, своего короля он знал получше многих, отлично представляя его деструктивную мощь. Постоянные пьянки с утра до вечера,

"развлечения", содранные под копирку с рыцарских романов тысячелетней давности, потравы с поджогами - вытерпеть это сможет не каждый. Канцлер небезосновательно сомневался, что дело не дойдет до скандала - Бональд, конечно, паладин в лучшем смысле этого слова, но он Урсе и не подданный. Выбить дурь из соседствующего монарха регент вряд ли сможет - с этим не справился даже Улем III, дед нынешнего короля. Но что Бональд сделает почти наверняка - это заронит в пропитую голову Урсы мысль о войне - немедленной и беспощадной. А разгребать это - опять же, Алатаю.

Выходит, некромант прав - Урсу надо вернуть. Причем - немедленно.


***


Граф Аразгелде умиленно окинул взором готовую к выезду кавалькаду. Да, король будет доволен - а если они еще свернут в Броккен… Граф прищелкнул языком. Да, Броккен! Там уже заготовлена сотня бочек белого - такого, как любит Урса. Будет весело - а восточный друг как раз просил: "Сделай так, чтоб королю было весело!" - По коням! - зычно гаркнул Аразгелде, ставя ногу в стремя. Конь вдруг рванулся в сторону, конюшие всем телом повисли на поводу, стараясь удержать животное, и граф, остервенело бранясь, попытался вскочить в седло. Жеребец встал на дыбы, слуги с воплями разбежались - кому охота свалиться с проломленным черепом?

Аразгелде схватился за луку - аж пальцы затрещали, но наконец закинул ногу на круп.

- А, скотина, - прошипел он. Конь как будто услышал наездника - мигом сорвался в галоп, граф рухнул на булыжники двора, нога с хрустом вывернулась.

- Держи, держи! - раздались вопли. Аркан оплел гибкую шею коня, затем другой и третий. Жеребец снова стал на дыбы, пытаясь освободиться от пут, но лишь добился того, что передние ноги тоже оказались связаны. Наконец, опутанное веревками животное рухнуло, едва не придавив уже потерявшего сознание Аразгелде.


***


Урса, облаченный в фамильный золоченый панцирь, ехал впереди процессии, горделиво посматривая на вмиг пустеющие поля - стоило только подданным завидеть пыль от королевской процессии. Король, величаво поправив корону, дивно шедшую его рыжим с легкой проседью волосам, постарался усесться поудобнее.

- Я уже забыл, какие эти седла жесткие, - пробормотал он. Романтика похода "во спасение монархии и традиций", так ласкавшая слух во дворце, уже начала ему приедаться. Вдруг из хвоста колонны послышались истошные вопли "Ваше Величество!

Ваше Величество, срочное донесение!" - Ну, что у тебя? - раздраженно буркнул Урса, забирая пергаментный свиток у мальчишки- посыльного на взмыленной лошади.

- Срочное донесение, - ответил курьер, облизывая обветренные губы.

Урса поморщился.

- Опять от Алатая, - кинжал с треском вспорол пергамент. - Ну, я же говорил!

"Королю Урсе, лично, срочно.

Верный вам граф Аразгелде, решивший двинуться к вам на подмогу, несчастным образом упал с лошади. Состояние тяжелое. Настоятельно молю государя возвратиться, во исполнение нижайшей просьбы умирающего.

Верный вам, А." - Я же говорил, - трагическим голосом повторил король. - Какое несчастье.

Кругом, в столицу, гони!


***


Некромант устало опустился в кресло напротив регента, потирая виски.

- Устал? - сочувственно спросил Бональд, подвигая к руке колдуна стакан с чем-то прозрачным.

- Вымотался, - чародей, принюхавшись, криво усмехнулся. - Не люблю этих алхимических штучек, ну да ладно.

Богдысь, осушив стакан залпом, закашлялся.

- Мерзость, знаю, - вздохнул регент. - Но к делу. С учетом наших последних действий баланс сил медленно изменяется в нашу пользу. Впрочем, плохо, что это видит и императрица.

- Да, - некромант с интересом глянул на паладина. - А ты постепенно начинаешь разбираться в интригах, мой друг!

- Жизнь заставила, - с неожиданной злобой отозвался регент. - Век бы не знал.

Богдысь расхохотался.

- Ничего, старина. По моим прикидкам, еще пара лет - и все закончится.

- Дожить бы, - с тоской пробормотал регент. - Ладно. Вернемся к делу. Я так думаю, императрица в этом случае может нанести удар даже раньше полной готовности.

- Определенно, - кивнул чародей. - Значит, надо ей подыграть. Помочь ей, так сказать, "потерпеть ряд крупных побед"..

- Потерпеть, значит, - ухмыльнулся паладин. Он, покопавшись в столе, извлек пухлую потертую папку. На обложке крупными буквами синело: "Заклятые друзья".


***


- Ненадежен… - карточка тут же полетела в ярко полыхающий камин. - Жаден…

Просто туп, как пень… Слушай, Бональд, - некромант оторвался от перебирания картотеки с краткими отзывами обо всех, кто за последние пять лет более-менее регулярно наведывался к императрице, - а чем тебе руководство родного Ордена не угодило? Ты их всех знаешь, а оба антейра с Великим магистром - можно сказать, завсегдатаи у нашей Магды.

- У них на это есть две причины, - неохотно отозвался Бональд. - Это ты и я.

- Так, а теперь поподробнее, - чародей пристально глянул на регента. - Когда же это мы успели им так сильно насолить?

- Когда зарезали планы интервенции в Сван.

- Так замечательно, - чародей всплеснул руками. - Думаю, тебе срочно с ними нужно поговорить. Хотя нет, - Богдысь задумался. - Лучше я с ними сам завтра поговорю. Наведаюсь в замок Витгерн - в одиночку.


***


Беленые камни башен Витгерна казались сотканными из тумана и облаков, но Богдысь Салецкий знал: на самом деле - это весьма дорогостоящая элементальная защита.

Трехсотлетний замок, специально выстроенный как главная резиденция ордена Вагат, что называется, в огне не горел, в воде не тонул.

- К Великому магистру, - процедил некромант подбежавшему стражнику. - Шевелись.

Паладин, скривившись, неспешно пошел в караулку, всем своим видом выражая презрение к посетителю. Впрочем, у парадного входа чародея уже встречали.

- Добро пожаловать в резиденцию, - бесстрастно сказал дворецкий. - Верховный магистр Эдулай Альгини готов принять вас. Прошу за мной.


***


Пробираясь по темным коридорам замка, некромант пытался разобраться, что же не так с проводником. Пару раз он даже специально споткнулся, упав на проводника - но под шелковым камзолом обнаружилось вполне материальное тело. Впрочем, подозрения не рассеивались, и наконец колдун понял причину тревоги - от дворецкого ничем не пахло.

Он, не веря своим ощущениям, принюхался тщательнее - но обоняние говорило ему: в коридоре никого, кроме некроманта, не было.

Наконец, коридор вывел чародея в просторный овальный зал, на стенах которого сверкали тысячи свечей. У дальней стены стоял стол, за которым перебирал бумажки Эдулай Альгини. Услышав шаги, он поднял голову, внимательно оглядел гостя и удовлетворенно потер руки.

- Попался!

Секундой позже стол вместе с самим Великим магистром исчезли без следа.


***


Богдысю вдруг стало весело, и огонь тысяч свечек панически заморгал. В совершенно пустом зале смех некроманта, больше напоминавший сухой кашель, звучал весьма неприветливо, но совсем не походил на панический.

- Надо же, угадал, - чародей опустился прямо на чисто выметенный пол. - Ловушка.

Двери не стоило даже проверять: вряд ли тот, кто планировал эту западню, упустил из вида такую мелочь - их наверняка уже накрепко заперли, а теперь спешно замуровывали парой сажен кирпича. Стены же этой "усыпальницы" лучились уже знакомой элементальной защитой - наверняка обошедшейся в цену всего замка, за срочность и секретность.

Впрочем, был в защите крошечный недостаток - совершенно незамеченный строителями. Но нельзя их винить - еще неделю назад никто даже подумать не мог, что откажут защитные артефакты - абсолютно надежные, безотказные и эффективные вампирские артефакты, любимая игрушка некромантов, а также наилучшее средство борьбы с ними.


***


- В одиночку Бональд не продержится даже недели. - Эдулай Альгини задумчиво вертел в руках перо.

- Это так, - согласился седой рыцарь с медальоном антейра на груди. - Только… все равно, мне как-то не по себе.

- Да, Эдулай, - коренастый гном легонько ударил по столу пудовыми кулаками, но полированный дуб загудел, как барабан. - Назови меня старомодным идеалистом - но мы сейчас обсуждаем, почем продать нашу честь. По мне, раз дело дошло до продажи, ни черта она не стоит.

- Бональд предал нас еще раньше, - высокомерно возразил магистр. - Не так, Дрори? Раньше он откликался на любой наш зов, а теперь - "я занят". Не так? Не думаю, что пусть трижды регенту трудно выкроить денек для родного Ордена.

- Не только в Салецком тут дело, - с сомнением отозвался гном. - Ты сам знаешь, какая на нем защита - получше твоей, ты уж извини.

- Тем хуже, - буркнул Альгини. - Значит, продал он нас вполне сознательно.


***


Ночью Дрори Эр-Далину приснился странный сон: словно он вдруг очутился в зачарованном зале глубоко в подземелье замка - именно там, где сейчас заточили некроманта. Богдысь Салецкий сидел напротив гнома на обломке скалы, улыбаясь.

Странно, но чародей вовсе не выглядел побежденным - наоборот, он выглядел откровенно обрадованным собеседнику.

- Ну, здравствуй, паладин. Спасибо, что зашел.

Дрори оглянулся - массивные двери из осины оказались крепко заперты снаружи, как и наяву.

- Думаете, сколько Магда даст за мою голову?

- Не только, - гном уселся на такой же скальный обломок, как у некроманта.

- Не продешевите, - хмыкнул Богдысь. - Она сейчас зла.

- А кто тебя любит, скажи? - в тон собеседнику отозвался Дрори.

- Никто, - пожал плечами некромант. - Мне, собственно, это не нужно. Мне нужно, чтобы все делалось по-моему, а чувства прочих меня не трогают.

- А как же друзья? - осторожно спросил гном. Он вдруг поверил: ему действительно ничего не грозит, а потому наконец можно задать все те вопросы, которые давно его жгли.

- У меня есть временные союзники, - отчеканил Богдысь. - Единственное существо, которое меня никогда не предаст - я сам. Ну, еще Бональд.

- Околдовал? - губы Дрори скривились от отвращения.

- Нет, - усмехнулся чародей. - Просто он делает нужное мне. Не поверишь - у меня тоже есть принципы.

- И что же тебе нужно?

- Власть, - просто ответил некромант. - А так как она у меня уже есть - я не хочу с ней расставаться.

- То есть, тебя устраивает текущее положение дел? - гном недоверчиво покачал головой.

- Нет, - колдун засмеялся. - Текущее - как раз нет.

Дрори, окинув взглядом темницу, понимающе хмыкнул.

- Ты понимаешь, о чем я.

- В широком смысле - тоже нет, - Богдысь вздохнул. - Бональд, увы, очутился в положении капитана корабля, где толпа мечется с борта на борт, надеясь: когда корабль перевернется, а старая команда потонет, новый капитан устроит всех.

- Многие потонут с кораблем, - задумчиво ответил гном.

- Именно, - кивнул некромант. - А я помогаю капитану удержать судно на плаву. А ты тоже давал клятву капитану, Дрори.


***


В полдень следующего дня в замок прикатила лично императрица. Она, полюбовавшись через перископ неподвижно лежащим на полу зала Богдысем, коротко приказала:

- Утопить мерзавца.

- Невозможно, - развел руками Альгини. - Там не должно оказаться неэкранированных предметов - их можно использовать, как оружие.

- Он так еще неделю будет умирать!

- Медленный путь надежнее, - развел руками магистр.

- Ладно, - Магда кинула последний взгляд на некроманта и отошла.

- Мы выполнили ваши условия, - Альгини вперил взгляд в спину императрицы.

- Я ценю это, - отсутствующим голосом сказала женщина. - Проводи меня, Эдулай.


***


Богдысь уже потерял счет дням, но каким-то звериным чутьем чувствовал: с момента его заточения прошло меньше недели. Неожиданно он услышал резкие удары, а магическая защита, замерцав, пропала.

- Давно пора, - ворчливо буркнул некромант, легко поднимаясь на ноги.


***


Перед чародеем дымилась миска бульона, а напротив сидел Совет ордена Вагат в полном составе.

- Вы могли уничтожить нас в тот же день? - боязливо переспросил Альгини.

- Без особого труда, - хмыкнул некромант. - Защита у вас, извините, никакая от некромантов. Сперва вас - в кисель, потом десяток крепких послушников - в зомби.

Через неделю от Ордена останется только Бональд.

- Почему тогда вы это не сделали?

Некромант усмехнулся своей фирменной улыбкой, от которой советников бросило в жар.

- Вы можете быть полезны. А я не люблю избавляться от полезных людей. В отличие от Магды.


***


Интермедия. Сон в руку Титанические платаны шелестели кронами в лазоревом небе. Они снисходительно поглядывали вниз, на нелепый, даже как-то съежившийся от такого соседства губернаторский дворец, выстроенный в любимой людской манере - камень, мертвое дерево, обожженная глина. Наверно, если смотреть на все это безобразие глазами кратковечных, город можно даже назвать красивым. Для квенди он стал компромиссом.

- Куда смотришь, а? - Айвендиль, приподнявшись на кушетке, сунул хрустальный бокал в нишу в стене. Коротко зашипело, емкость окуталась морозным паром и через секунду снова наполнилась рубиновой влагой. Мириэль, зябко обняв себя за плечи, подошла к овальному окну. Ковер-трава, почувствовав настроение хозяйки, с шуршанием обвилась вокруг ее голых ступней и едва заметно засветилась, отдавая тепло.

- Так, - рассеянно сказала она. - Думаю…

- Тебе опять снились эти сны? - мрачно поинтересовался эльф, пригубив вино. - Думаю, с этим надо что-то делать.

- Знаю, - с раздражением отозвалась Мириэль. - Только ничего с ними не сделаешь.

Как сбудется, так и прекратится.

- Иногда мне хочется, чтобы ты была провидцем-бездарью, а не оракулом-недоучкой, - пробормотал парень. - Не представляю - как можно жить, когда все известно наперед?

- Не все, - девушка отвернулась от города, залитого утренним солнцем. - Только важное.

- Например, что будет с нами через год?

- Нет, - Мириэль с улыбкой покачала головой. - Это не считается важным. Вот переворот Эстебана Салуцкого я видела.


***


Мириэль, разумеется, кривила душой. Их совместное с Айвендилем бытие через год, и два, и двадцать лет она видела до неприличия четко - но, увы, к пророчествам это не имело никакого отношения. Так уж повелось: она, как любой эльф с даром провидения, видела одни кошмары. Иногда девушка даже жалела, что ей не довелось родиться гномом или человеком - говорят, их предсказатели большей частью видят именно приятные вещи. Впрочем, преподаватели Великого Затмения напрочь отрицали прорицательские таланты кратковечных.

Вот и на сей раз видения Мириэль тянули на нормальные сны только с огромной натяжкой. Едва сомкнув глаза, девушка, облаченная в парадную форму, очутилась на развалинах какого-то города. Из окон зданий вырывалось пламя, а брусчатка под ногами скрылась под пеплом вперемешку с обломкам.,Кроме девушки, во всем поселении не осталось ни единой живой души - почему-то она знала это наверняка.

Мириэль пошла по улочке, круто спускавшейся к берегу озера. Над головой клубились густые тучи цвета сажи, изредка озаряемые изнутри багровыми вспышками.

Наверное, именно из-за этого вода в озере казалась алого цвета.

Дойдя до набережной, эльфийка увидела: прямо на каменных ступенях спуска к воде сидит человек. Мантия его оказалась изорваной в клочья, а сквозь прорехи виднелось изможденное тело в узорах ритуальных шрамов. Услышав за спиной шаги, он обернулся, и на девушку глянуло бесстрастное лицо Великого некроманта.

- Как легко убить человека, - он сплюнул в сторону. - Столько сил угроблено, - некромант засмеялся. - Действительно, угроблено! Никакой благодарности в итоге.

Мириэль поняла: он имеет в виду не только город, но и страну в целом.

- Все умерли. Жертвы, палачи, все - хоть какая-то справедливость.

Вдруг его лицо наполнилось былой энергией, и он со скоростью молнии прыгнул к девушке, схватив ее за ворот кителя - аж пуговицы затрещали:

- Ты должна все исправить. Ты можешь. Скажи мне, чего я не знаю. Скажи! - последние слова колдун провыл басом, и Мириэль проснулась.


***


- Сны, говоришь? - Гаэдир озабоченно побарабанил пальцами по столу. Мириэль, вздохнув, искоса глянула на миниатюру на полке в шкафу: Гаэдир Тинголлин, в мундире старшего лейтенанта, на борту галеона "Рассекающий", 1475 год.

- Понятно, - начальник Управления "С" откинулся в кресле, задумавшись. - Как ты думаешь, что именно от тебя хотели услышать?

- Не знаю, - девушка в который раз пожала плечами. - Насколько я помню, ничем существенным в последние полгода я не занималась.

- Да, бумажки не в счет, - хмыкнул Гаэдир. - Впрочем, теперь займешься существенным.

Он, открыв сейф, извлек из него желтоватый лист пергамента с болтающимися печатями - серебряной императорской и буковой - Службы Внутреннего Покоя.

- Старший лейтенант Нимелькин! - Мириэль встала по стойке "смирно". - Указом императора и Верховного некроманта вам присвоено очередное звание "капитен- лейтенант". Поздравляю, капитан- лейтенант.

- Служу Тройственному союзу! - отчеканила девушка.

- Так, это была торжественная часть, - из сейфа появилась пухлая папка. - Вот тебе "дело Љ643". Разбирайся. В помощь тебе выделят парочку головорезов - но с ними познакомишься позже. Вопросы есть?


***


Дельце при ближайшем рассмотрении оказалось премерзким: глухой звон через седьмые руки. Пролистав изжеванные странички протоколов и заключений, Мириэль вообще уверилась: под новую "звездочку" ей подсунули обычную пустышку - проверить, оправдает ли доверие.

Впрочем, ближе к донышку папки обнаружилось кое-что поинтереснее - стопка слипшихся пергаментных листочков, резко отдающих тиной, с весьма интересными записями:

"12 января. Пустота - место, где есть все, но оно незримо. Потому нам так сложно. Ввести новое, потом извлечь - будет проход. Но наших сил слишком мало. 18 января. Идея Ауни оказалась весьма продуктивной. Нас, конечно, чуть не прибило бомбой, но проход был! Я видел - ослепительно голубое пятно на фоне лавы. Еще это видел Глоттар, а значит - надо ждать следующего извержения. Пока в дыру даже воробей не пролетит - если бы они, конечно, тут водились. 23 мая. Проход стабилен, мы можем удерживать его час. К сожалению, передвигать можно только вход - выход всегда приводит нас в одно и то же место. Магнезит - вот чего не хватало. Вероятно, Врата можно выковать - но этим займемся позже.

Магнезит с кровью, надо же! 10 июня. Завтра прибывает караван. В городе удивляются, почему мы перестали закупать у них воду. Надо будет подсказать магистру возобновить закупки - пока Врата не готовы, не стоит вызывать подозрений. 12 июня. Сегодня - черный день для всех нас. Брат Аносим допустил ошибку, открывая Врата, и разверзся ад! Неведомая тварь пробралась в обитель, попутно уничтожив треть братьев. Она поселилась в дальних склепах, а изгнать или истребить ее не удается - тварь с легкостью отражает наши чары. 4 июля. Наши силы на исходе. Нам придется покинуть обитель, дабы труды наши не пропали втуне. Тварь сосет из нас жизнь - каждый день по капле, но этого достаточно. Память начинает отказывать, но я сохраню здесь чары открытия Врат." Следом шел странный символ в виде круга, в который оказались вписаны несколько строк иероглифов совершенно незнакомого вида.

На этом дневник обрывался. Коротенькая записка, приклеенная к последней странице, сообщала: "сей документ найден в обломках куттера на острове Шалка, озеро Ильмар".


***


Теперь становились понятными слухи о сумасшедших колдунах, исчезавших из запертых камер, о "Темном ужасе" горы Тридеть, а также все остальное. Похоже, в руки Мириэль попали записи об одной из немногих удачных попыток создания людьми телепорта - а потому следовало сделать все, чтобы и этот секрет утонул в недрах архива Службы Внутреннего Покоя.

Впрочем… Мириэль задумалась. Возможно, именно это жаждал услышать Верховный некромант? Возможно. А, может, он имел в виду совсем другое?

В общем, время покажет.


***


- Жив! - Бональд крепко обнял некроманта, и тот ободряюще похлопал регента по спине. - А я уж думал…

- Знаю, что ты думал, - хмыкнул чародей, но заметив вытянувшееся лицо соратника, поправился, - точнее, догадываюсь. Какие новости?

- Пропаж много, - паладин, озабоченно почесав затылок, уселся напротив колдуна.

- Но все - сторонники Магды, что интересно.

- Разумеется, - ухмыльнулся некромант. - Я уже говорил, Бональд - тебя она всерьез не воспринимает. Вот потому решила почистить ряды. Превентивно.

- Мерзость, - рыцаря передернуло.

- Зато Вагат теперь наш, - наставительно произнес Богдысь. - А императрица думает - ее. Ну разве не замечательно?

- Так ты это имел в виду, когда говорил: "потерпеть победу"? - смекнул регент. - Ну, хитро, хитро!

- Риск, конечно, имелся, - вздохнул чародей. - Немалый, честно скажу. Но удалось. Удалось. Теперь к делу. Я пока останусь здесь: ни к чему Магдочку разочаровывать - она, небось, меня уже отпела. Связываться будем или во снах, или через курьеров - смотря, что ситуация потребует. Ты же не забывай - Вагат тебя предал. Сумеешь сыграть?

- Не уверен, - Бональд озадаченно повертел головой.

- Я думал также, - вздохнул чародей. - Тогда с неделю не показывайся на люди - а там что- нибудь придумаем.


***


Все три газеты уже пару дней выходили с некрологами во всю первую полосу. Риогал Миетц, антейр Алатар… Кестиг Донников, губернатор Нижних Липок… Ослам Иенуби, министр иностранных дел…

- Странная какая-то чума, - хмыкнул некромант, просмотрев осторожные предположения журналистов. - Избирательная какая.

Похоже, императрица, окончательно уверившись в победе, решительно прорежала ряды сторонников. Разумная мера для того, кто намерен не только захватить власть, но и удержать ее. Впрочем, это еще означало: фигур, которые можно перевербовать, в стане Магды практически не осталось.

Некромант мысленно поаплодировал императрице: теперь ее лагерь выглядел как дружная команда, понимающая друг друга с полуслова. Конечно, это могла оказаться лишь видимость - по крайней мере, насчет Вагата чародей был уверен, но что, если нет?

Конечно, немедленный удар отсрочить удалось - но не предотвратить.


***


Еще одна вещь беспокоила чародея: среди сановных жертв мелькнула парочка знакомых имен: Фредерик Троенци и Иддиг Красто - банкиры из первой десятки.

Богдысь отдал бы многое, только бы заполучить их учетные книги - настоящие учетные книги, разумеется.

Конечно, любой переворот требует уймы денег. Они, по сути, смазка - чтоб все колесики вертелись именно так и тогда, как нужно оператору. Но в любом случае - надо ждать от Магды серию дерзких финансовых афер, или… у нее есть свой, весьма прибыльный источник.

Неизвестный источник… Чародей улегся на кушетку, постаравшись расслабиться.

Перед мысленным взором возникла политическая карта Старого Света. Ррауров с мау можно отмести сразу: первые уже тысячи лет сидят за Стежару, а потому максимум, что себе позволяют - умеренную контрабанду. Мау же никак не горят желанием лезть на запад - болота Трагрима, пески Солеглота и каменный хаос хребта Косимча всегда пользовались у разумных кошачьих заслуженной нелюбовью.

Кому выгодно? Очевидно, богатого поклонника Магды стоит искать среди ближайших соседей: Илукан, Тинтагель, Иоринен, Сван.

Впрочем, Иоринен стоит исключить: пока на троне будет сидеть Урса, а за троном - стоять Алатай, никаких неприятностей от них ждать не стоит. Алатай для этого слишком умен, чересчур занят королевством, а Урса - слишком глуп, чем создает уйму проблем своему канцлеру.

Тинтагель… Вполне возможно - хоть он слывет союзником, да только союзником не Муромина, а ордена Алатар. Некромант скривился: магистр Гарвиц в последнее время превзошел сам себя - столько кляуз, доносов и жалоб на собственный орден чародей никогда еще не видел. Возможно, в этом же кроется корень измены ордена - такое издевательство никакой нормальный человек не потерпит. Это стоило обдумать, обдумать тщательно - Гарвиц вполне вписывался в череду "жертв чумы", если только отступники согласятся забыть измену.

Сван… Вряд ли. Граф Элкмар всегда ценил каждую полушку, которая попадала в его мозолистые руки. Он лучше организует прямую интервенцию или поможет войсками - но не даст ни копейки.

Значит, Илукан. Жемчужина Юга - они до сих пор не простили Муромину своего поражения в Морских войнах. Но, скорее всего, это означает не просто помощь - это означает и тайную войну, которая уже ведется. А любое тайное станет явным.

- Вряд ли это будет приятный сюрприз, - буркнул некромант. Похоже, и Красто, и Троенци связались с илуканскими шпионами - за немалый процент, разумеется.

Возможно… Нет, даже наверняка захотели его увеличить. За что, разумеется поплатились.

К сожалению, вряд ли "предложение, от которого невозможно отказаться" было сделано им одним.


***


Кернан Кехалл гордился своим делом. "Учетное предприятие Кехаллов" бесперебойно работало с 693 года, не взирая ни на какие войны, осады, перевороты и беспорядки. Конечно, этому немало способствовало то, что Кехалл всегда держал слово - вкладчик в любой момент мог получить деньги обратно, потому немало буржуа становились панцирной стеной на пути беснующейся толпы - чтобы сберечь свое.

Впрочем, сейчас Кернан больше боялся, чем гордился. Незаметным людям в мышиных сюртуках, заглянувшим к нему ближе к закрытию, оказалось наплевать на традиции, порядок, да вообще - на все. Их интересовали только наличные муроминские марки - здесь и сейчас. Странные гости, не моргнув глазом, согласились на зверские двадцать процентов "за риск" при обмене илуканских динаров на марки, хоть золотые монеты оказались самыми что ни на есть настоящими.


***


Порадовавшись нежданному барышу, уже через пару часов банкир затосковал. Честно говоря, он надеялся, что визитеры обругают его по-черному за жадность, и уйдут навсегда, но они согласились. Проклятое золото жгло руки - пусть оно уже час лежало в потаенном сундучке. Кернан почувствовал, как по позвоночнику ползет ледяная струйка пота.

Коготок увяз - всей птичке пропасть. Банкир машинально перекрестился на распятие в углу - вряд ли ему уже позволят отказаться. Вряд ли бы позволили даже в первый раз. Кехалл рванул накрахмаленный воротник - тот словно душил его. Как хочется жить…

На следующий день загадочные гости пришли опять. На сей раз - сразу с десятью тысячами динаров.


***


- Сегодня нам нужно пятьдесят тысяч, - серый человечек поставил на конторку вместительный саквояж.

- Нет.

- Что? - в первый раз в речи вымогателя прорезались хоть какие-то эмоции.

- Я сказал - нет, - Кернан медленно поднялся из-за конторки, одним щелчком пальца сбросив на пол саквояж. - Забирай чемодан и убирайся. Я все сказал.

- Ладно, - покладисто отозвался серый человечек, но банкира пробила дрожь - такую невероятную злобу в глазах ему никогда не доводилась видеть. - До свидания.


***


Сивер, остановившись на крыльце, огляделся. Зачарованная стрелка, глубоко засевшая в шее, жгла тело огнем. Руки агента, сейчас послушные чужой воле, вогнали шип поглубже - чтобы не вывалился. Сиверу хотелось закричать, затопать ногами, сделать все, что угодно - но только чтобы движения эти были своими, а не какого-то безвестного кукловода, чье сознание сейчас управляло телом агента.

- Ты быстро, - Сивера всегда удивляла способность Нера сливаться с пейзажем. Вот и сейчас агент вполне натурально вздрогнул, но тут же овладел собой. - Я думал, он тебя пошлет.

- Кишка тонка, - парень сплюнул в траву. - Шелестелки на месте, возвращаемся.

Нер, кивнув, нырнул в проулок, насвистывая что-то на ходу. В голове Сивера вдруг всплыла чужая мысль: "слишком мало народу, плохо!".

- Пошли по проспекту, - остановил он напарника. - Я хочу в оружейную заскочить.

- Снял сливки с банкира? - понимающе хмыкнул Нер. - Гляди, еще попадемся!

- Не трясись, - фыркнул Сивер.

Конечно, ни в какую оружейную агент не собирался. Он незаметно сунул в карман руку, нащупав там отличное шило - в полтора вершка длиной, трижды закаленное. К чему шум, если можно все сделать тихо?


***


На Осином проспекте было полным-полно народу - как, впрочем, полагалось в вечер пятницы. Сивер выждал, пока Нер поравняется с пузатым карабинером, и только тогда ударил. Стальное жало вошло точно в середину спины напарника, что-то отчетливо хрустнуло, и Нер медленно, как будто не веря в свершившееся, стал оседать.

Сивер тут же кинулся в переулок, темная пасть которого светилась развешанным бельем буквально в сажени, железная лестница дробно загрохотала под ногами, потом захрустела сухая дранка - а через пять минут агент уже спускался по парадной лестнице в добром десятке кварталов от места убийства. "Хорошо сработал!" - пронеслась в голове парня мысль кукловода. - "Еще полчасика - тогда гуляй".

Ноги тем временем несли Сивера на юг - подальше от порта, подальше от людей.

Выбравшись за городскую стену, агент бодро отмахал еще с десяток верст по лесной дороге… и тут его отпустило. Дрянная иголка, укравшая у парня час жизни, растворилась бесследно - даже шрама не осталось. Сивер громко выругался, не стесняясь в выражениях: помянув и кукловода, и его начальство, и свое начальство, и даже покойного Нера - сперва всех в месте, а потом каждого в отдельности, за то, что обычное на первый взгляд вымогательство обернулось такой западней.

Наконец, излив душу равнодушным елкам, агент схватился за саквояж, похолодев.

Проклятая иголка напрочь выбила из его памяти момент, когда скупердяй-банкир выдавал деньги, а под управлением кукловода вес чемоданчика совершенно не ощущался. Но теперь…

Не веря своим ощущениям, Сивер вырвал с мясом пряжку, откинул кожаную крышку и страшно завыл от ужаса пополам с безысходностью - саквояж был пуст.


***


- Люди ненадежны, моя госпожа, - Водимер Мариенич замер у кресла императрицы в почтительном полупоклоне. - Если мне будет позволено заметить, подбор кадров у вас…

- Не позволено, - оборвала князя императрица и глубоко задумалась. - Мне нужны деньги, Водимер. Нам нужны деньги. Срочно. Достань их. Любыми средствами. Даю две недели.

- Это непросто, - мягко заметил князь.

- Я знаю, - так же мягко отозвалась Магда. - Награда стоит того, поверь. Я не обманываю тебя, Водимер. В мире так мало тех, кому можно довериться…

- Я понимаю, моя госпожа, - усмехнулся князь. - Что ж. Будет по- вашему.

- Удачи, Водимер, - прошептала императрица в закрывшуюся дверь. - Удачи нам.


***


Неприметный кристалл в углу деньгохранилища вдруг щелкнул, развернувшись дюжиной блестящих лепестков. Раздался сухой треск - сапфировый цветок выплюнул из себя облако сизого дыма. Он постепенно стал подниматься к потолку, вскоре закрыв собой уже половину стены. Наконец в нем прорезалась щель, через пару секунд обратившаяся обычными дощатыми воротцами в сажень высотой и в пару саженей шириной.

- Все тихо? - воротца бесшумно отворились, а в деньгохранилище проскользнул князь Мариенич, облаченный в спецовку грузчика.

- До утра ничего не заметят, - пробасили с другой стороны портала. - Всю магию порталом повырубало. Да мы сами колдовать сутки не сможем.

- Ну, потерплю, - Водимер для пробы прищелкнул пальцами, но огонек "зажигалки" даже не вздумал появиться. - Тележки сюда!

Глухо зарокотало, и из портала показалась череда тележек.

- У нас час, если, конечно, глубокоуважаемый специалист не врет, - князь щелкнул крышкой часов, спрятал их под спецовку и схватился за ближайший мешок с монетами. - Грузим!


***


В караулке у входа в шахту, которая вела к многотонной двери деньгохранилища, включение маяка заметили сразу: замигав, погасли магосветки, дежурный планшет разом стал бесполезным куском дерева, а новенькие карты, на которых все номиналы двигались и даже корчили рожу игроку, просто рассыпались в пыль.

- Лорк, - Тирин схватил из шкафа арбалет, - заводи сирену! Что за чертовщина…

- Все штатно, - ответил напарник, а в бок гному впился срезень. Охотничья стрела - но пущенная из арбалета с расстояния в сажень, она с легкостью пробила тело навылет, застряв только в кожаном поддоспешнике с другой стороны. - Все штатно, дружок.


***


Ценности шли нескончаемым потоком: монеты всех сортов, слитки с фабричными клеймами, самородки, бочки алмазов, изумрудов и рубинов, пачки купюр. Сперва это поражало воображение, но уже через полчаса невиданные богатства воспринимались просто как тяжелая ноша, которую следует переволочь с одной стороны портала на другую.

- Скорее, ребятушки, - пыхтел князь. Сперва он очень гордился тем, что таскает грузы наравне с остальными: "Мы делаем общее дело!", но вскоре каждая монетка, впивающаяся в натертые плечи, как будто вопила: "Ты же князь, твое дело - руководить!".

На двадцать второй ходке, когда оттикала уже сороковая минута работы портала, специалист из отдена Орин, "одолженный" в Институте проблем разума вместе с аппаратурой, несмело подал голос:

- Господин князь… На минуточку!

- Что у тебя? - Мариенич с радостью воспользовался поводом побездельничать.

- Напряжение… - аколит ткнул пальцем в один из индикаторов. Водимер недоуменно оглядел пульт с бесчисленными стрелками и лампочками, мысленно обругал конструкторов, которые не могли сделать все понятнее, и пожал плечами.

- Вижу.

- Перегрев, - пояснил специалист. - Надо срочно выключать!

- Не боись. - князь пренебрежительно махнул рукой. - Всего чуток осталось. Эй, ребята, поднажми!

Впрочем, минут через пять комнату заполнил желтый удушливый дым, гул оборудования стал просто невыносим. Князь понял - скорее всего, первый пуск телепорта "в полевых условиях" окажется последним.

- Сколько собрали? - Водимер крикнул на ухо казначею, который меланхолично отмечал в тетрадочке каждый мешок, бочонок и пачку.

- Около пяти миллионов! - крикнул он в ответ.

- Сворачиваемся! - князь махнул руками грузчикам. - Хватит!


***


Буквально через десять секунд князь убедился, что его талант - "все делать вовремя" - пригодился и тут. Оборудование портала взвизгнуло совсем уж неприличным образом, а из- под кожухов на каменный пол закапали оранжево-красные струйки расплавленного металла.

Аколит сидел, в ужасе глядя на умерший пульт.

- Двадцать лет работы, - все повторял он. - Тридцать миллионов марок…

- Не грусти, друже, - князь ободряюще похлопал специалиста по плечу. - Ты все правильно сделал.

Оринит глянул на Мариенича полными муки глазами, и князь невольно попятился.

- Двадцать лет работы…


***


Аварийное выключение портала напрочь замкнуло хрупкие "лепестки" маяка, и тот, лишившись получателя, отдал всю накопленную энергию одним импульсом.

Земля вздрогнула и пошла трещинами, сквозь которые полился невыносимый ярко-фиолетовый свет. Многотонная дверь хранилища, плавясь, удерживала ад внутри всего двадцать секунд - после чего просто растаяла, став частью потока лавы.

Жидкий камень ринулся по шахте, испепеляя все на своем пути - включая караулку с предателем. Огненный поток замер всего в полусажени от полыхающего здания "Безопасного хранилища Казначейства Љ37" - одного из многих, которые хранили сокровища Муромина в тиши Траянских гор. Хранилища, которое до сего момента считалось абсолютно безопасным.


***


- Семь миллионов с небольшими копейками, - Мариенич удовлетворенно потер руки. - Ну, копейки оставим себе за работу, - грузчики с казначеем понимающе хмыкнули, - а остальное - Магде. Пусть порадуется.

Дрожь земли - Ку… - петух опасливо выглянул из сарая. - Ку-у-ка-ре- ку…

Нита прыснула - предыдущий хозяин курятника отличался слишком вспыльчивым нравом и чересчур громкими криками, за что был накануне сварен. Молоденький петух, похоже, сделал выводы из валявшихся на помойке перьев, потому голосил как по часам, притом - очень тихо.

Впрочем, постояльцы все равно остались недовольны - привыкнув просыпаться от оглушительного кукареканья, многим из них пришлось раскошелиться на покупку будильников.

Нита распахнула пошире форточку, и сизый дымок от жаровни, служившей по совместительству будильником, устремился наружу. Буквально через пару секунд фитилек догорел, оба грузика с лязгом упали в бронзовую чашу, а Сийри подскочила на своей койке, пребольно ударившись головой о полку с книгами.

- Блин! - пробормотала она. - По крайней мере, с Фрицем-Младшим я не сажала себе шишки каждое утро.

- Зато ты полночи изводила всех криками: "Когда же мы получим на завтрак этого мерзавца - спать же невозможно!" - хихикнула подруга, натягивая ботинки. - Я еще помню, с каким ты наслаждением наворачивала бульончик!

- Теперь я об этом уже жалею, - буркнула девушка.


***


Сийри поднатужилась и осторожно вывернула бадейку с мыльной водой в яму, тут же отскочив, чтобы не забрызгаться. Вовремя - мутный ручей вдруг с шипением обратился бледно-голубым языком пламени, а в тени навеса медленно проявилась голова дракона, как бы сотканная из огненных нитей.

- Как успехи? - призрачная пасть не двигалась, но голос в голове девушки звучал весьма отчетливо. - Работайте побыстрее. Я настаиваю.

- Там были какие-то чудовища. - девушка нервно оглянулась, словно бы подземные монстры стояли за ее спиной. - Чешуйчатые.

- Сомневаюсь, - прозвучал ответ дракона. В нем отчетливо слышалось нетерпение. - Прибрежье - на редкость чистое место. Впрочем, я не чувствую в твоем голосе подвоха, а потому…

Тазик упал за землю, девушка рухнула на колени, схватилась за голову и застонала: ту как будто сжимали раскаленными клещами. В ушах ревел странный голос, ежесекундно повторявший странную фразу, глаза слезились, кровь в жилах, казалось, превратилась в кислоту.

Вдруг все кончилось, как не бывало. Что-то аккуратно приподняло Сийри и поставило на ноги, попутно высушив пот. Впрочем, девушка бы все равно не отказалась бы прилечь - ноги ее едва держали.

- Это пройдет, - прошептал тот же голос. - А ты не врешь. Молодец - только подумай обмануть меня…

Девушка вздрогнула, ожидая новой пытки, но дракон успокаивающе пробасил:

- Не сейчас. Может, вовсе никогда. Но ррауры… - это прозвучало с явным недоумением, - плохо. Очень плохо.

- Так что нам делать? - неуверенно поинтересовалась Сийри. - Нас же порвут!

- Вы все равно должны исполнить уговор, - отозвался дракон. - Впрочем, я понимаю ваши опасения. Я буду думать. - И огненная голова исчезла бесследно.


***


- Наш заказчик являлся, - Сийри со вздохом опустилась на стул.

- Судя по твоему лицу, он настаивает на выполнении уговора, - хмыкнула Нита. - Я говорила тебе - ты слишком быстро соглашаешься.

- А что делать-то сейчас? - горестно всплеснула руками подруга.

- На работу бежать, а то опоздаем. - девушка важно ткнула пальцем в потолок, и кухонные ходики тут же отозвались надтреснутым звоном. - Ешь быстрее, пять минут до выхода.


***


Сийри сидела за столиком в кафешке, задумчиво тасуя стопочку свежезаклеенных конвертов. Прохладный ветерок с залива весело трепал листочки письма от Снежи, но, увы, не мог разогнать мрачные мысли.

- О, Сийри! - стул напротив скрипнул, и на письмо шлепнулся букетик васильков. - Я думал, ты за горами еще неделю будешь.

- Ой, лучше не напоминай, - девушка вздрогнула, как от ледяного душа - слишком свежими были воспоминания о подгорных приключениях.

- Смурная ты какая-то, - озабоченно пробормотал Энгус. - Бумажной работой в конторе завалили? - он кивнул на чернильницу.

- Это тоже, - вздохнула девушка. - Родным отписать некогда.

- Тяжелые, - парень осторожно подкинул на ладони увесистую стопку. - На марки полторы потянут.

- Что ж поделать, - грустно улыбнулась Сийри. - Когда жила поближе, так съездить в гости - никаких проблем.

- Ага, в Ллогор, - хохотнул парень. - Прямо рукой подать.

- Подруга там, - девушка забрала у парня письма. - Так вот, Энгус: проводи-ка ты меня на почту, а потом погуляем!

- Да ради такого я даже письма оплачу, - Энгус горделиво выпятил грудь.

- Заметь - не я это предложила! - Сийри расхохоталась.


***


Парочка сидела на пригорке над розовеющей в закатном свете Окшей. Двуколка, нанятая парнем в честь неожиданного возвращения Сийри, послушно замерла на обочине, а сивая кобылка, пользуясь передышкой, принялась ощипывать выгоревшую траву.

Девушка запрокинула голову: небо накрыло их гигантским лазоревым с оранжевым куполом, по краям которого клубились едва заметные облачка.

- Ты же местный, Энгус? - спросила она. Тот засмеялся.

- Ну, относительно. До шести лет жил на Лиете с теткой, а потом она сказала, мол, не нанималась меня кормить, потому сдала в интернат. В семь я оттуда сбежал - нанялся на галеон "Радость моря".

- Бедный, - ахнула Сийри. - Так ты сирота?

- Получается так, - согласился парень, а в уголках глаз очертились жесткие морщинки. - Тетка говорила - родителей в пустыне призраки сожрали. - Он вздохнул. - На всю жизнь напугала, интернатские добавили - хотелось куда угодно, хоть к русалкам - только подальше отсюда.

- А сейчас что? - девушка пристально посмотрела парню в глаза. Тот минуту держал взгляд, но потом опустил голову.

- Сейчас не знаю, - помолчав, ответил Энгус. - Все равно боязно как- то. Слушай, а ты, часом, какого-нибудь заклятья не знаешь - ну, на храбрость?

- Неа, - помотала головой Сийри. - У нас же бытовые чары, в основном. Я даже не знаю, есть ли вообще такое!

- Жаль, - Энгус почему-то развеселился. - Значит, придется справляться самому.

Вдруг он посерьезнел и осторожно обернулся, пристально вглядываясь в заросли дрока. Сийри тоже прислушалась, но ничего, кроме свиста ветра, не разобрала.

- Ушел, - наконец сказал парень. - Интересно, кто это был?

- Кто ушел? - обеспокоено спросила девушка.

- Какая-то мелкая тварь - то ли змея, то ли ящерица, - Энгус расслабился. - Наверно, мы ему показались более страшными, чем он - нам.


***


- Энгус, - Сийри решила вернуться к теме разговора, расскажи еще про пустыню, а?

- Да нечего рассказывать - слышал разное, но одинаково неприятное, - Энгус улыбнулся. - Впрочем, все на уровне местечковых слухов - мы университетов не кончали!

- Рассказывай давай, - засмеялась Сийри.

- С чего бы начать, - парень сделал вид, что задумался. - Ну, про Лиета наверняка слышала, про драконов наверняка байки, про… - Энгус запнулся, увидев застывшее лицо подруги. - Эй, ты чего?

- Расскажи про драконов, - попросила девушка.


***


На следующее утро подружек бесцеремонно разбудила дымная голова дракона - глухой рокот заполнил каморку, мебель мелко задрожала, а стекла отозвались противным дребезжанием.

- Дело не терпит отлагательств, - дракон явно был чем-то озабочен. - Я предвижу - если не принять мер, все дело мое пойдет прахом, а это недопустимо. Вы решите проблему в течение трех дней - или вся тяжесть нарушения Договора падет на вас.

- С учетом увиденного в подземелье, - с горечью ответила Нита, - что исполнение Договора, что неисполнение для нас безразличны.

- Я так не думаю, - возвестил дракон. К Сийри метнулась белоснежная прядка тумана и, коснувшись подставленной ладони, обратилась свернутым в трубочку листком. - Это план Фабрики. На уровне… - он запнулся, - ладно, назову его просто "Третьим", - листок дернулся, - есть Очиститель. Он жив, пока работает Фабрика. Запустите его. Думаю, без Фабрики колдун уйдет.

- Фабрика? - недоверчиво переспросила Нита. - Очиститель?

Но ответа не последовало - дымная голова уже растаяла без следа.


***


- А ведь местные в курсе насчет дракона, - Сийри оторвалась от квартального отчета: циферки уже начали свою безумную сарабанду, а это значило - нужен перерыв.

- Да? - рассеянно поинтересовалась Нита, старательно подводя итог по очередному счету - Мне Энгус рассказал вчера. Впрочем, он сам предупредил - его этими байками старательно пугали, так что их смело можно делить на десять.

- Минутку… - перо каллиграфически выписало итог, и девушка позволила себе отвлечься. - А с этого места - попрошу поподробней.

- В общем, слухи идут еще от первых поселенцев. Зовут его "Великим Спящим", а имени его никто не знает. К слову, говорят - если дракону назвать его имя, он окаменеет.

- Байки, - махнула рукой подруга.

- Наверно, - пожала плечами Сийри. - Еще говорят - он умеет делать сны явью, всегда держит слово и никогда не сдается. А еще ему приписывают привычку вынуждать людей заключать с ним договора, а за неисполнение - жестоко карать.


***


Дорога, казалось, за неделю превратилась в яму, доверху засыпанную пылью. Она взлетала целыми клубами от каждого шага, недвижно зависая в воздухе. Двуколка, неторопливо прошуршавшая мимо девушек, вовсе затянула все вокруг пыльной пеленой, и девушки несказанно обрадовались, выбравшись на обочину.

- По травке пойдем, - решительно сказала Сийри. - Пусть по колдобинам, зато видно, куда.

- Согласна, - Нита с трудом откашлялась.

Вдруг девушка заметила новые клубы пыли - очевидно, по дороге во весь опор мчался какой-то экипаж.

- Кто так гоняет? - Сийри недоуменно покачала головой. - Вот слетят в канаву - будут знать.

Облака пыли на миг рассеялись, и девушки, оцепенев, увидели блестящие пластины чешуи - громадная змея, свернувшись в колесо, катилась по дороге, помогая себе ударами хвоста.

- Здорово, - пробормотала Сийри побелевшими губами. - Интересно, чья зверушка-то?


***


Курганчики нашлись с трудом - необычайно разросшаяся крапива отбивала всякую охоту соваться ближе. Приглядевшись внимательнее, Сийри заметила иссиня-черные нити в зарослях, паутиной опутывавшие всю полянку.

- Либо ловушка, либо сторожки, - Нита подтвердила опасения подруги. - Будем искать обход?

- Лениво, - девушка окинула взглядом тающие в мареве скалы. - Попробуем пролезть так.

Это оказалось как раз выполнимо - похоже, колдун не рассчитывал, что сквозь его силки будут лезть изящные девушки. Даже в самом узком месте между нитями оказалось не меньше аршина.

- Я сейчас утону, - возвестила Сийри, выбравшись на полянку за курганами. - С меня просто льет.

- Сейчас охладишься, - хихикнула Нита, присаживаясь рядом. - Ну, куда пойдем?

- Давай во вторую, - девушка кивнула на дверь во втором кургане, просто-таки вросшую в землю от старости. - Там нас точно не ждут.

- Думаешь, мы ее откроем? - Нита недоверчиво глянула на вход. - Ее ж лет сто не трогали. Не меньше.

Сийри довольно усмехнулась. С пальцев слетала зыбко дрожащая радуга, раздался сухой щелчок, и грязь просто осыпалась с двери на землю.

- "Разомкнуть старое", - пояснила девушка. - Хорошая вещь.


***


Петли, похоже, проржавели насквозь, а после заклятия вовсе рассыпались в пыль, и дверь просто повалилась на девушек, стоило тем потянуть за ручку.

- А пыли-то, - вздохнула Нита. - Действительно, тут никто не ходил лет сто.

Доставай платок, намочим - а то наглотаемся пыли сверх меры.

На сей раз спираль тоннеля закручивалась вправо, с ощутимым смещением на запад.

- Интересно, куда это нас несет? - задумчиво сказала Нита. - У меня такое ощущение, что мы не просто спускаемся, а идем все глубже под Зиватар.

- Куда-нибудь, да выйдем, - отмахнулась Сийри. - Вообще - кончай панику наводить. Архитектура-то одна и та же, нет?


***


Однако тоннель вывел девушек не в зал с загадочными чанами, а в неширокую пещеру вполне дикого вида. На полу громоздились груды сталагмитов, намертво спаянных новыми отложениями, по своду змеилась старая трещина, а с ее краев свисала бахрома корней.

- Нда, - Сийри пристроилась на обломке сталагмита. - Приплыли. Нит, давай привал, а? Пять минуточек хотя бы!

- Ладно, - вздохнула Нита. - Действительно, это ничего не решит.

Девушка закрыла глаза и повела рукой, старательно нашептывая слова заклинания.

На сей раз оно сработало безупречно: выход на лестницу перегородила тускло-фиолетовая паутина. Как обещалось в учебнике, "страж-паук доведет до хозяина информацию о вторжении любым способом".

Подруга ободряюще кивнула.

- У тебя хорошо получается, - довольно заметила она. - Практика - всему голова.

Нита, улыбнувшись, хотела ответить, но вдруг услышала тихое пение из-за завала - там, где трещина в своде кидала на землю яркое пятно света.

- Ты тоже это слышишь? - свистящим шепотом поинтересовалась Сийри.

- Т-с-с-с! - прошипела девушка. - Дай послушать.

Песенка оказалась совершенно незнакомой, но пел ее ребенок - пел так беззаботно, как поют дети, занимаясь своими, безусловно важными делами.

Сийри бесшумно соскользнула с валуна и крадущимся шагом принялась пробираться по завалу, сгорая от нетерпения. Осторожно выглянув из-за обломка, она тут же спряталась обратно.

- Там… девочка! - прошептала она, едва сдерживая изумление.


***


Соломенная копна волос закрывала ребенка до талии, так что девушки, кроме них, разглядели только чумазые ножки. Девочка сидела на коленках прямо в центре солнечного пятна и, напевая, покачивалась в такт.

Вдруг пение прекратилось. В воздухе запахло грозой, а девочка громко сказала:

- Вы, наружники. Выходите, я вас вижу.

Подруги, озадаченно переглянувшись, пригнули головы.

- Выходите, вам говорят, - в голосе девочки явственно проскользнуло нетерпение.

- Ну!

Сийри приподняла голову, сразу же уткнувшись взглядом в пепельное лицо с рубиновыми зрачками.

- Фу, какие пугливые, - обиженно сказала девочка. - Ну вылезайте уже, знакомиться пора. Я - Алесса.


***


- Я сюда бегаю - тут нет наших, - пояснила девочка, снова усаживаясь на прогретый пятачок. - Почти каждый день - солнышко ласковое такое! Мама говорит - наземники хорошие, у них много еды. А потому - с ними надо дружить, тогда у нас снова будет много еды. У вас много еды?

- Да как-то не особо, - растеряно отозвалась Сийри. - Мы не рассчитывали тут долго гулять.

Нита выудила из сумки краснобокое яблоко.

- На.

- Отравленное, небось? - опасливо поинтересовалась Алесса. - Меня учили - Мать никогда не должна принимать пищу из рук чужих.

- Могу сама откусить, - пожала плечами девушка и в подтверждение вгрызлась в спелый плод.

- А в кармане антидот… - продолжила девочка, но совсем неуверенно. - А ну, дай!

Нита с улыбкой дала Алессе надкушенное яблоко, которое та заглотила меньше, чем за минуту.

- А у вас еще есть такие, - девочка на секунду запнулась, - такие…

- Яблоки, - подсказала Нита. - Еще одно - мы же не знали, что встретим тебя.


***


Яблоки Алессе понравились. В ответ она вывалила на подруг кучу разнообразных сведений. Девушки не верили своим ушам: полулегендарные дроу оказались вполне живыми существами - совсем не чудовищами, как говорилось в легендах. Впрочем, похоже, схожие мифы были и у дроу - Сийри заметила, как девочка пару раз как бы невзначай потыкала Ниту пальцем, а потом украдкой вызвала заклятие обнаружения магии.

- Мы не кусаемся, - с улыбкой пояснила девушка, когда Алесса уже почти в открытую принялась плести еще какие-то чары.

- Мало ли, - неожиданно неприязненно буркнула девочка. - Сами-то колдуньи, а!

Может, вы шпионы - чего тогда за мной подглядывали?

- Мы просто… - запнулась Нита. - Просто у нас тут одно дело.

- Дело? - девочка пристально уставилась в глаза собеседнице, и зрачки Алессы полыхнули алым. - Расскажи! Расскажи, расскажи!

Нита тряхнула головой, стараясь отогнать странное оцепенение, но ничего не помогало. Сийри приподнялась с песка, но девочка лениво повела рукой в ее сторону, так что девушка шлепнулась обратно, мгновенно заснув.

- Расскажи! - громом раздавался в голове Ниты шепот Алессы. - Я так хочу.


***


- Так-так-так… - Нита, очнувшись, ошалело посмотрела вперед. Солнце уже ушло, но в пещере все еще царило сухое тепло. Девочка неторопливо прогуливалась неподалеку, задумчиво вытаптывая на песке причудливые следы. - Дракон, надо же.

Лицо Алессы выглядело не по годам серьезным. Услышав за спиной шорох, она обернулась.

- Уж вот такая я, - в ушах девушки зазвенел хрустальный смех, на миг Алесса снова стала беспечным ребенком. - Везучая, правда? - смех разом оборвался, Алесса снова стала взрослой в детском обличье.

- Он вряд ли стал с вами сотрудничать, - пробормотала Нита. Шум в голове уже исчез, и колени не исходили предательской дрожью. - Нам пора.

- Обиделась? - огорчилась девочка. - Ну не обижайся - никак не могу утерпеть, когда вижу, что мне хочется. А твои мысли оказались такими вкусными, - Алесса облизнулась. - Но мне стыдно, честно. Пусть только капельку.

Нита, не отвечая принялась отряхивать куртку от налипшего песка.

- Ну прости, - губы Алессы задрожали, но в уголках глаз уже начала копиться ярость. - Больше не буду.

- Ладно, - девушки махнула рукой. Сийри уже тоже очнулась и недоуменно оглядывалась по сторонам.

- Ура! - девочка в восторге подпрыгнула на месте.


***


- Все Хасседай видят, - с важным видом пояснила девочка, перебирая разномастные прутики. - Я - будущая Мать, потому вижу лучше всех.

Алесса тщательно разровняла песок перед собой и осторожно провела над ним прутиком. В какой-то момент тот изогнулся дугой, оставив на песке кривую отметину. Девочка поджала губы.

- Что такое? - обеспокоено поинтересовалась Сийри.

- Ничего, - коротко ответила Алесса, всем своим видом показывая - время вопросов еще не пришло. Следующий прутик нырнул вниз уже дважды, крест-накрест перечеркнув первую кривулю. Следующая веточка добавила в картину новый мазок, и еще раз, и еще.

Наконец, когда все прутики оставили свой след, Алесса устало распрямилась, потирая глаза.

- Кошмар как устала, - зевнула она. - Ладно, слушайте: будет вам достаток, но будет и беспокойство. Трое вас без четвертой - но пятый правит, шестой слушает, а седьмой вовсе не здесь. Ищите путь Серебряной Доли - тогда придет к вам счастье. Все.

Девушки переглянулись.

- А… Что это значит? - недоуменно протянула Сийри.

- Откуда я знаю, - отозвалась Алесса. Она уже собрала прутики и принялась увязывать их в холстинку. - Вы умные, разберетесь.

- Понятно, - вздохнула Нита. - Ладно, нам пора.

- Задание, - понимающе протянула девочка. - Ну, идите. Если только… - она замолчала на полуслове, хитро поглядывая из-под нечесаных волос.

- Если только что? - осторожно уточнила девушка, жестом призывая Сийри помолчать.

- Если только вы не хотите, чтобы я вам помогла.


***


Интермедия. Огонь и дым Дежурство оказалось скучным. Три попытки нарушения периметра, все три - лисами, возомнившими себя чересчур хитрыми. А до смены караула оставалось еще полчаса.

Гонзо вздохнул и, вскинув ружье к груди, снова осмотрел шуршащий малинник. Там копошилось что-то огромное, постепенно приближаясь к посту.

- Стой, кто идет? - Неуверенно поинтересовался парень, стягивая чехол с замка ружья.

В кустах зарычали.

- Стрелять буду! - приободрившись, заявил ефрейтор и прицелился. Кусты зашевелились, грянул выстрел. Оглушительно громко.

- Громковато что-то, - парень покрутил пальцем в ухе, оглянулся и в ужасе осел на землю - с того места, где еще минуту назад стояли краснокирпичные казармы, уползал в низкие тучи столб густого черного дыма.


***


Денник особого штурмового авиаполка кипел жизнью. Прикатившие еще позавчера эмиссары Лигитона в первую же ночь вырезали большую часть командования - при полной поддержке пилотов, и теперь выводили из стойл нервно взбрыкивающих грифонов.

- Четыре бака, четыре бака грузи, - Клед, старший грифонщик погрозил кулаком крайнему пилоту. - что тут лететь - всего сорок верст!

- На пассажира глянь, - буркнул пилот, кивая на тучного элементалиста, обливающегося потом. - Для него двух грифонов надо!

Клед расхохотался, но тут же оборвал смех - маги все, как один, приняли шуточку на свой счет, а с ними никто ссориться не хотел.

- Долетишь, - хмыкнул грифонщик, похлопав по мохнатому крупу. - На взлет!

Пилот вздохнул и, не говоря ни слова, запрыгнул в седло. Грифон, почувствовав привычный груз, послушно затрусил к тихо перешептывающимся элементалистам.

- Зоран Сабати? - пилот аккуратно опустил на глаза летные очки. - Прошу в седло.

Не забудьте пристегнуться.


***


- Хорошо идем, - крикнул Гастет. - Скоро на месте будем.

Грифон ответил восторженным клекотом. В крыльях свистел ветер, а облака, величаво проплывающие под брюхом зверя, казались башнями диковинного города.

"Сплошные тучки", - удовлетворенно подумал пилот. - "Люблю тучки".

Сзади скромно кашлянули, и дребезжащий голос поинтересовался:

- Э-э-э… Ка… капитан, - элементалист цветом лица напоминал свежий салатный лист. - По… Ох, почему так трясет?

- Разве? - Гастет недоуменно прислушался к себе: ничего подозрительного, грифон идет ровно - даже ровнее, чем можно было ожидать.

- Издеваетесь, - пробормотал элементалист. - Чтоб я снова связался с этими тва… Ох!

Кристалл связи в шлемофоне ожил:

- Перо-Браво - эскадрилье. Повторяю, слушать всем. Цель наземная, расстояние две версты, на три часа. Снижаться с доворотом группой на раз: десять, девять…


***


Грифонья стайка проколола низкие облака, и почти сразу же пилоты заметили цель - длинные приземистые склады, серебристые цилиндры цистерн, горы угля, рыжие призмочки арсеналов, ярко-желтые кубики казарм.

Гастет хмыкнул, ослабляя пряжки на баках со светильным маслом.

- Наша цель к северу, - прохрипели сзади.

- Вижу, - пряжки расстегнулись окончательно, баки c треском проломили крышу бесконечно длинного склада, а вслед ему полыхнула молния.

- С почином! - шифер с грохотом разлетелся в стороны, выбросив к небу клуб ало-оранжевого пламени.


***


Через полчаса все было кончено. Аэродром в сорока верстах от разгромленного гарнизона торопливо принимал усталых грифонов, чье белоснежное оперение посерело от тонн копоти.

Как только все животные оказались на земле, а пассажиры спешились, от здания штаба отделилась группка людей в синих мундирах.

- Доклад, - коротко потребовал антейр.

- Уничтожено порядка девяноста процентов складов и построек. Предположительно никто не выжил.

- Повторный вылет делать не будем, - старший коротко усмехнулся, кинув короткий взгляд на лоснящихся от пота грифонов. - Собственно, уже нечем.

- Пора уходить, - комиссар полка опасливо глянул на проселок, где ему уже чудились все силы Муромина, вместе взятые.

- Зачем? - усмехнулся антейр. - Даже если остались выжившие - что они видели?


***


- Что ты видел? - лигитонец со знаками различия майора бережно раздул огонек лампы, задвинул на место стекло и плеснул лучом света в лицо Гонзо. - Говори быстро!

- М-м-медведя, - пробормотал ефрейтор, - кажется.

- Казармы тоже медведь спалил? - иронично поинтересовался майор. - Мне кажется, ты пытаешься сделать из меня дурака, друг- солдат.

- Вспомнил! - обрадовался Гонзо. - Там еще грифоны были. Белые такие.

- Грифоны, говоришь? - хмыкнул лигитонец. - Как интересно.

- Да, грифоны, - затараторил ефрейтор. - Точно помню.

Майор, секунду помолчав, вдруг с размаху ударил солдата в челюсть. Гонзо без слов свалился со стула, обеими руками схватившись за сломанную челюсть.

- Ничего ты не видел, - тихо, но отчетливо сказал лигитонец. - Понял? Ничего.


***


- Порох, бомбы, снаряды, патроны, пушки… - Губернатор в отчаянии схватился за голову. - Две дивизии - в пепел! Не знал бы наверняка, что драконы вымерли - точно бы на них подумал.

- Два полка штурмовиков, - подсказал паладин с шевроном ордена Вагат на рукаве.

- Эскадрилья воздушной разведки.

- Не трави душу, - попросил губернатор. Ящик стола сухо щелкнул, выпуская наружу пузырек успокоительного. - Некромант за гарнизон меня мехом внутрь вывернет. Да и тебя заодно.

- А, ты об этом? - вагатовец тут же повеселел. - Газеты стоит читать хотя бы изредка, Ардан.

- Ты о чем? - поинтересовался губернатор слегка заплетающимся голосом - успокоительное начало действовать.

- Не знаю, в какую область ада попадают некроманты после смерти, - хохотнул паладин, - но для покойного Богдыся, несомненно, сделали персональную пыточную.

Перед Арданом шлепнулся "Голос Императора". Первая страница была целиком залита чернотой, отчего буквы казались светящимися изнутри. "Тяжелая утрата…

Скорбим… Достойный сын своего народа…" - Это еще хуже, - вздохнул губернатор, откладывая газету в сторонку. - Придется все разгребать самим.


***


Тоннель круто уходил вниз, но древесные корни добрались даже сюда - девушкам постоянно приходилось прикрывать глаза от сыплющегося с потолка мусора. За очередным поворотом Алесса вдруг замерла.

- Молчите! - приказала она шепотом, не терпящим возражений. Еще пару секунд в коридоре стоял едва слышный шелест осыпающейся с корней земли, но вскоре он стих , а девочка все еще чего-то выжидала.

Вдруг она без единого звука прыгнула в сторону, чудом не потревожив ни одного из корней, и вытащила из-за угла притаившегося там мальчишку-дроу.

- Опять шпионишь, Изимар? - презрительно спросила Алесса, придерживая парня за шиворот широкой рубахи, явно перешитой из взрослой блузы. - Не надоело до сих пор, а?

- Аллеима нно ррата Онодил, - отозвался мальчик, не делая ни единой попытки вырваться. - Иита аскол неимана.

- Отвечай по-наземному. Я так хочу.

- Онодил приказал, - мальчик скривился. - Ты привела чужих.

- Это мое дело, - девочка, отпустив парня, насупилась.

- А Онодилу вовсе не стоит лезть в мои дела.

- Дела туаша - наши дела, - упрямо отозвался парень. - А ты привела чужих.

- Так уж привела, - пренебрежительно махнула рукой Алесса. - Подумаешь, полверсты по Туманному Блику.

- Это наша земля, - мальчик упрямо посмотрел на Алессу. Так невинно глянула прямо ему в глаза, но парень, поджав губы, отвернулся. - Ты еще не Мать.

- Ты обязан мне подчиняться, - отчеканила девочка. - Не смей отворачиваться!

Сийри буквально кожей чувствовала сгустившееся в воздухе напряжение.

- Хватит! - девушка тронула Алессу за плечо, но тут же ее тело свела судорога, и Сийри упала на колени.

- Я злая, - сухо отозвалась девочка. - Могу сделать много плохого. Да, Изимар?

Лицо парня бледнело на глазах.

- Да, - с трудом ответил он. - Прекрати!

- Ты ослушался, - тем же сухим голосом продолжила Алесса. - Потому ты пойдешь с нами. А Онодилу скажешь, что просто заснул в коридоре, потому ничего не помнишь.

Да, Изимар?

- Он выпорет меня, - мальчик хлюпнул носом.

- Слабак, - издевательски протянула девочка. - Ты со мной - или против.

- С тобой, - мальчик опасливо огляделся, бережно поправляя на плечах сползшую блузу. Нита понимающе усмехнулась - точно так же вел себя ее брат после очередной порки.

- Тогда идем, - девочка поднырнула под очередную занавесь из корней, считая разговор законченным.


***


- Ты как? - Нита пристально глянула на подругу. Та еще выглядела чересчур бледно для человека, но походка уже обрела былую твердость.

- Нормально, - отмахнулась Сийри. - Елки, ну меня приложило…

- Да, хорошо их тут обучают, - Нита с опаской глянула на вышагивающую впереди Алессу. - Интересно, каковы же взрослые дроу?


***


Казалось - чем ближе неведомая Фабрика, тем быстрее идет Алесса.

- У меня сложилось мнение: она не просто так нам помогает, - шепнула Нита подруге.

- Похоже на то, - отозвалась Сийри.

Действительно, девочка шла вперед, не обращая внимания ни на что - ни на завалы, ни на промоины, ни на корни, шла вперед, одержимая только ей ведомой целью.

Впрочем, еще полчаса - и безумная гонка кончилась.

- Пришли, - Алесса осторожно выглянула из-за поворота, но тут же спряталась обратно. - Только там ящеры. Пойдете?

- Должны, - Сийри криво усмехнулась, вызывая на ладони шарик "зажигалки".

- Тогда удачи, - серьезно кивнула Алесса, но в уголках ее глаз девушка заметила странное выражение. Это Сийри не понравилось, но сейчас у нее не было охоты выяснять подробнее.

- Спасибо, - девушка осторожно выглянула: точно, ррауры. Целых трое. Только…

Сийри пригляделась - действительно, шкурки троицы сияли однотонной чешуей без малейшего признака клановых рисунков.

- Глянь, - девушка толкнула под бок подругу, - бездомные ррауры!

- Быть того не может, - Нита бесшумно поменялась с Сийри местами. - действительно… Ничего не понимаю: их же узоры - врожденные? Сий, как там в учебнике?

- Как в учебнике, я уже не помню, - задумчиво отозвалась подруга. - Но это весьма странно.

- У них даже браслетов нет, - Нита глазела на ящеров почти в открытую. - И сонные они какие-то. Ну, что делать будем?

- Запустить бы в них чем-то… - Взгляд Сийри рассеянно бродил по пещере, но как назло, на глаза не попадалось ни единого булыжника. - "Зажигалкой", разве что.

- Эй, не смей! - Нита протестующе подняла руку, но поздно - огненный шарик уже сорвался с ладони и канул во тьму, прошипев перед носом крайнего ящера.

Рраур на нежданную иллюминацию не отреагировал.

- По-моему, он в спячке, - Сийри, совсем осмелев, вылезла из-за поворота целиком - впрочем, готовая сию же секунду задать стрекача. Троица не издала ни звука.

Девушка присмотрелась "магическим зрением": все три тела окутывала плотная ярко- желтая сеть, которая медленно пульсировала. - Точно. Нит, вылазь - их кто-то уже до нас заколдовал. Не проснутся.

- Будем надеяться, ты не ошиблась, - нервно хихикнула Нита. - Только, умоляю - прежде чем колдовать - предупреди меня. Договорились?


***


Потайной лаз вывел девушек на хлипкий решетчатый мостик, шедший вдоль стены пещеры с чанами. Впрочем, присмотревшись, Нита поняла: "непрочность" сооружения оказалась обманчивой - причудливо переплетенные балки основания, похоже, вполне могли выдержать вес дракона.

- Направо, налево? - осведомилась Сийри. Пещеру наполнял жиденький алый туман, скрадывавший все буквально за полсотни сажен.

- Дай карту, - Нита пристально вгляделась в белоснежный пергамент, испещренный причудливой вязью линий. - Направо. Нам - вглубь.

- Точно. Приличным девушкам не пристало ходить налево, - подхватила подруга, и девушки дружно прыснули.


***


Пещера изгибалась гигантской спиралью, уводя подруг куда-то вглубь хребта Мелиен. Под мостками курились чаны, источая влажный аромат свежескошенной травы.

Странные чешуйчатые "яйца" в мутно-серой жидкости медленно пульсировали.

- Никогда таких штук не видела, - Сийри вгляделась в недра ближайшего чана. - Елк, они как желе - все время меняются.

- Да, - Нита зачарованно взирала на крайнее яйцо: в нем ежесекундно прорезалась то клыкастая морда, словно нарисованная карандашом, то лапы и поджатый хвост, то крылья. - Неужели эта Фабрика - родильня ррауров?

- Это вариант, - подругу передернуло. - Интересно, кому может понадобиться столько ящеров?

- Колдуну, - Нита хихикнула, но смех в этом огромном зале зучал вовсе неуместно.

- Да уж, - Сийри с неприязнью оглянулась по сторонам. - Скорее бы домой! Может, мы уже вовсе за границей. С этими подземельями не поймешь.

- Возможно, - задумавшись, отозвалась Нита. - Впрочем, пусть тебя это не беспокоит. Меня волнует другое - как мы будем отсюда выбираться.

- Надеюсь, как пришли, - отозвалась подруга, но тут же добавила, - Очень надеюсь.

- Вот я о том же, - вздохнула девушка. - Ладно. Будем решать проблемы по мере поступления. Кстати, сверься с картой - долго ли топать- то?


***


Очиститель оказался уже рядом - еще сотня шагов, и в алом тумане проступили багровые тени. Одна из них метнулась к девушкам, те прижались к стене - уже не каменной, а странно бугристой, теплой - словно бы живой. Тень мокро прошлепала мимо девушек - те, онемев, с безмерным удивлением уставились… на рраура.

Такого же, как зачарованная троица у тайного лаза - с гладкой, без рисунков, шкурой, остекленевшим взглядом. Он оказался столь же нелюбопытен: увидев девушек, он просто прошел мимо, толкая перед собой бадью на колесиках, откуда свисали странные измочаленные веревки.

- Точно пришли, - кивнула Сийри, вслушиваясь в приглушенную туманом ругань: слово "Очиститель" звучало вполне ясно.


***


Пандус упирался в низенькую платформу, на которой возвышалось странное сооружение. Присмотревшись, Сийри решила, что больше всего оно похоже на устрицу, вместо раковины заросшую плотной серой чешуей. Между полураскрытых створок стоял рраур - на сей раз с клановыми рисунками на шкуре, и некто, с ног до головы закутанный в истрепанный желтый плащ. На правой руке ящера белели свежие бинты с редкими пятнами сукровицы.

- Заставь ее работать, - коротко приказал колдун, плотнее кутаясь в плащ. - Помету пора вылупляться.

- Очиститель шалит, - рраур сплюнул. - Кроме того, я должен контролировать Дилайт - а это отвлекает.

- Так брось ее, - махнул рукой собеседник. - Потом снова обуздаешь свою гадюку-переростка.

- Тебе легко говорить, Стас, - прошипел ящер. - По-моему, кое-кто стал забывать о чем-то важном.

- Наглеешь, Сирреш, - протянул чародей. - Хочешь ссоры, друг- партнер?

- Нет, - подумав, ответил рраур. - Я спрячу Дилайт в старом тоннеле.

- Вот, - чародей удовлетворенно потер руки. - Умеешь, когда хочешь.

- Еще минуту, - потребовал Сирреш. - Всего минуту - тогда я займусь Очистителем.


***


- Похоже, это центр всей Фабрики, - прошептала Нита. - Интересно, как же тогда с этим, - она ткнула рукой в сторону "устрицы", которая медленно принялась пульсировать, встопорщив чешую, - управляться-то? Я ж надеялась какой- нибудь рычаг найти.

- Придется как-нибудь, - вздохнула Сийри и, присев на пол, прикрыла глаза. В чародейском зрении Фабрика выглядела еще причудливее, чем наяву - свисающие с потолка сияющие потеки какой-то зеленой слизи, пульсирующие жгутики, пронизывающие все вокруг, жемчужные искры, лениво плавающие в воздухе. Девушка попыталась осторожно прикоснуться к жгутику, который выбивался из стены как раз над ее правым плечом, и непроизвольно вздрогнула - она отчетливо ощутила под пальцами нежную, даже бархатистую поверхность. Сийри осторожно погладила жгутик - тот пошел волнами удовольствия, изменив цвет с изумрудного на бирюзовый.

- Нита, посмотри, - в восторге выдохнула девушка. - Нет, не глазами посмотри!

Нита послушно зажмурилась.

- Оно действительно живое, - ошеломленно сказала она. - Значит, Очиститель тоже!


Сийри беспокойно глянула на колдующую у "устрицы" парочку. Сирреш, похоже, что-то заподозрил, поскольку вытянул руку из Очистителя и решительно направился в сторону девушек.

- По-моему, нас заметили.

- Вот так мы провалили наше задание, - с горькой усмешкой сказала Нита.


***


- Странно, - пробормотал Сирреш. Черный узкий язык выстрелил из пасти ящера и попробовал воздух. - Даже запах остался. А никого нет.

Девушки с трудом сдержались от нервных смешков - сразу после того, как Сирреш отправился на поиски, из стены выросла тонкая упругая мембрана, прикрывшая подруг наподобие капюшона. Снаружи, наверно, она выглядела точь-в-точь, как обычный нарост, каких тут были тысячи, так что рраур никак не мог понять, куда же делись незваные гости.

- Мы ему точно понравились, - прошептала Сийри, дождавшись ухода ящера.

- Ей, - поправила Нита. Липкий тягучий страх уходил под давлением беспричинной уверенности - с девушками ничего не случится. - Очиститель - это она.

- Никого нет, - посетовал Сирреш, вернувшись на платформу. - Но недавно тут стояли двое, я знаю. Их запах мне незнаком - Так поищи, раз стояли, - рассеянно ответил колдун. Его правая рука уже вовсю шуровала в недрах Очистителя. Ящер вдруг оскалился.

- Ты не смеешь! Очиститель мой!

- Меня он, во всяком случае, слушается, - чародей, почувствовав опасность, резко развернулся на месте, и на растопыренных пальцах рук засверкали иссиня-черные молнии. - Не переоценивай свою нужность, друг- партнер. Найди чужаков. Быстро.

- Хорошо, друг-партнер, - рраур сник, но тут же снова воспрянул духом. - Дилайт говорит: они - в Темном Лазе!

- Давно надо замуровать эту дыру, - буркнул чародей. - Придержи зверюшку - я хочу видеть финал.


***


- Темный лаз? - поинтересовалась Сийри, когда парочка скрылась за поворотом, а спасительная пленка растаяла без следа.

- Боюсь, это как раз там, где мы простились с Алессой, - с горечью отозвалась Нита. - Давай, Сий - запускай Очиститель. Только, умоляю, побыстрее!


***


Казалось, Очиститель ждал именно Сийри. Едва под сапогами девушки звякнула причудливая решетка помоста, на котором стояла "устрица", как та раскрылась полностью, и на подруг взглянуло безмятежное чешуйчатое лицо с бездонными провалами глаз.

- Рада приветствовать дорогих друзей. Чего вы желаете?

- Чтобы… - Сийри хотела выпалить "чтобы Фабрика перестала работать", но Нита ее опередила:

- Чтобы опыты колдуна прекратились!

- Исполняю. Держитесь крепче, - из створа вылетела пара гибких щупалец, которые крепко обвили девушек за талии.


***


По пещере прокатился заунывный скрежет вперемешку с грохотом. Колдун замер, в изумлении глядя на разом очистившуюся от алого тумана пещеру. Чаны, еще пару минут яростно бурлившие, затихали один за другим, а чешуйчатые яйца расплывались по поверхности хлопьями рыжей пены.

- Ты все еще считаешь себя самым умным? - язвительно осведомился Сирреш.

- Пять лет… - прошептал колдун в отчаянии и вдруг крикнул во весь голос. - Пять лет!!!

- Ну, еще пять лет - но теперь ты не будешь совать свои руки куда не след, друг-партнер, - прошипел ящер. - А теперь пошли - Дилайт не хочет ждать. Она очень, очень голодна.


***


Ажурный пол пружинил под сапогами. Сийри впервые заметила, насколько металлические прутья моста похожи на старые корни. Чаны снова принялись бурлить, извергаясь на пол потоками бурой слизи. В воздухе резко запахло тухлятиной.

- Ничего себе, "Очистка"! - девушка закашлялась.

- Через платок дыши, - посоветовала Нита, щедро поливая ткань из фляжки. - Тебе разве шахтеры не показывали это фокус?

- Наверно, я в тот момент выходила, - отозвалась Сийри. - Слушай, на самом деле легче!

Слизь в чанах таяла на глазах, обращаясь легким серым пеплом. Сийри почувствовала дуновение холодного ветра и приспустила платок.

- Все, уже не воняет. Можно снимать.

- Рано, - Нита беспокойно оглянулась и вдруг вцепилась в ближайшую стойку ограждения. - Держись крепче!

Подруга уже поняла, что означает этот "ветерок" - буквально через полминуты все округ потонуло в ревущей пепельной буре. Сийри крепко зажмурила глаза, чувствуя, как по коже скользят частички пепла, словно мириады букашек. Нестерпимо хотелось смахнуть эдакую дрянь - девушка даже на миг задумалась: может хватит одной руки, чтоб удержаться? Впрочем, со следующим порывом ветра Сийри почувствовала, как ее сапоги скользят по рифленому металлу, потому мигом выбросила из головы эту идею.


***


Буря продолжалась не больше минуты. Открыв глаза Нита ахнула - вся застарелая грязь, весь мусор, скопившийся в пещере за долгие годы, вымелся ветром подчистую - можно было даже разглядеть причудливый узор на ажурном полу.

- Действительно, ветки… - Сийри ошеломленно потрогала металлический листик. - Эльфийская работа, похоже.

- Думаешь, Фабрика - тоже их работа? - с сомнением протянула Нита. - А бесклановые ррауры тогда при чем?

- Без понятия, - девушка пожала плечами. - Эх, забило наш коридорчик мусором-то!

Неспроста прочие люки заперты - при такой-то "очистке".

- Алесса! - вспомнила Нита. - Бежим!


***


Коридорчик действительно оказался забит пылью. Впрочем, в пепельной пробке уже темнел ход - судя по следам когтей, проделанный Сиррешем. Сийри осторожно подобралась поближе к отверстию и заглянула внутрь.

- Вроде чисто, - неуверенно ответила она вопросительно глядящей Ните. - Полезем?

- Не думаю, что у нас есть иной вариант, - махнула рукой та.

В вящему облегчению девушек, Дилайт пряталась где-то глубже. По пушистой пыли змеилась пара строчек следов - обе от грубых горняцких ботинок. Нита вздохнула с облегчением - может, все еще обойдется?

Девушки настигли колдуна с ррауром буквально через сотню сажен. Парочка не утруждала себя сохранением маскировки, буквально устилая свой путь срезанными корнями.

- Хоть за это спасибо, - хихикнула Сийри, проходя совершенно незаметную развилку - на саженном отрезке сходилась вместе дюжина коридорчиков, ловко прикрытых завесами из корней. - А то бы блуждали тут невесть сколько.

- Вряд ли Алесса будет довольна, - вздохнула Нита. - Она тут очень аккуратно шла - практически не наследив.

- Я ж не знала, что эта тварь за нами попрется, - виновато развела руками девушка, имея в виду гигантскую гадюку, которая потеряла их на дороге. - Вообще про нее забыла.

- Она, похоже, помнит, - хмыкнула подруга.


***


Пыль полностью глушила шаги. Это было здорово - Сийри бежала, сломя голову. Еще пара поворотов - и девушка замерла, будто врезавшись в стену. Из очередного коридорчика отчетливо донеслось:

- Дилайт! Ты ответишь, тварь! - последнее слово утонуло в утробном рычании.

- Тихо, Сирреш, - раздался знакомый голос. - Какая милая девочка… Как тебя зовут, а?

В ответ послышалось нечто непонятное, но явно нецензурное. Сийри осторожно раздвинула занавеси: Алесса забилась в уголок, яростно зыркая глазами на колдуна, прислонившегося к стене напротив. У ног девочки лежал обезглавленный труп гадюки, а на нем в позе победителя стоял Изимар, тщательно протирающий полой рубахи причудливый кинжал-пилу. Лезвие казалось непрочным - настолько легко оно гнулось, но присмотревшись, Сийри поняла, почему: кинжал был собран из множества стальных треугольников, насаженных вершинами друг на друга и стянутых вместе тросиком. Видимо, когда тросик еще пружинил, треугольнички прижимались очень плотно - так, что лезвие становилось гладким, как у ножа. Но стоило лишь хорошенько размахнуться… Девушка вздрогнула: срез шеи Дилайт выглядел очень ровным - настолько ровным, будто голову гадюке снесли с одного удара.


***


- Фу, как некультурно, - поморщился чародей. - Отвечай-ка пошустрее, а то мигом станешь прелестной мертвой девочкой.

- А ты попробуй! - воинственно отозвался Изимар.

Колдун прищелкнул пальцами - парня опутала бледно-розовая сеть, мигом свернув его в позу эмбриона.

- Что тут пробовать? - пожал плечами маг. - Сопляк. Сирреш, разговори-ка девчонку.

- С радостью, - выдохнул ящер, танцующей походкой направляясь к девочке. Алесса лишь презрительно сплюнула.

- Сдавайся, - она в упор глянула на колдуна. - Пока можешь.

Чародей было расхохотался, но тут же осекся. Рраур потер лапы в предвкушении.

- Ну, по… - с ладони Алессы сорвалась белая молния. Ящера подкинуло к потолку пещеры, и через секунду Сирреш с грохотом упал на пол. Колдун остолбенело уставился на девочку, торопливо прикрывшись радужной пленочкой "щита".

- Вот как, - пробормотал он. - Ну, придется смириться с тьмой невежества. - Чародей вскинул руку.

С ладони Алессы снова сорвалась белая молния. Колдун пошатнулся - но "щит" выдержал.

- Это будет даже забавно, - в ладони закопошился мохнатый лиловый шарик.

Когда заклятье уже готовилось сорваться с пальцев, в спину чародея с треском врезались две "зажигалки".


***


Сийри склонилась над спеленатым Изимаром, стараясь выкинуть из головы образ живого факела, с воем убегающего по тоннелю. В пещере гадостно воняло горелым мясом, так что девушка желала лишь одного - выбраться на свежий воздух как можно скорее.

- Сможете его освободить? - озабоченно поинтересовалась Алесса, присаживаясь на гадюку.

- Попробую, - задумчиво отозвалась девушка. - Надеюсь, чары несложные.

- Снова развеять колдовство задумала? - хмыкнула Нита. - Погоди минутку.

Она прикрыла глаза, оглядевшись вокруг "чародейским зрением". Магии в тоннелях оказалось много - добрая половина корней оказалась искусно наведенной иллюзией, а на стенах, вдобавок, желтели какие-то надписи. Впрочем, свод со стенами, похоже, были натуральными, и девушкам не грозило похоронить себя заживо.

Из сложенных лодочкой ладоней девушки снова пошел зеленоватый дымок.

- Здорово! - Алесса с завистью уставилась на злобно шипящую изумрудную змейку. - Научишь?

- Поста… Стой! - змейка метнулась к пареньку, но в последний миг отпрянула.

Сийи в который раз пожалела, что у нее нет еще одной руки - вытереть пот. Нита понимающе вздохнула.

- Сюда бей, - она ткнула в ближнюю иллюзию.

Змейка, уже светившаяся бирюзовым, прошила "бороду" из корней и утонула в скале.

Секундой позже тоннель залило изумрудное сияние, а когда оно рассеялось, девушки с удовлетворением отметили: Изимар уже стоит на ногах с крайне насупленным видом.

- Спасибо, - буркнул он. Алесса едва заметно усмехнулась.

- Пошли, выведу вас. А то заблудитесь - ищи вас потом.


***


Обратный путь оказался не в пример легче - буквально через час девушки уже стояли на окраине Маскона, с наслаждением вдыхая свежий ветер.

- Хорошо тут, - вздохнула Сийри. - Обожаю это место.

Сзади раздалось негромкое шипение, и девушки с трепетом обернулись.

- Отчет, - потребовала голова дракона. На сей раз она казалась вырезанной из какого-то кристалла, очень прозрачного - очертания скорее угадывались. Сийри передернуло - она снова вспомнила воющий факел. "Наверно, месяц мяса есть не буду," - подумала она.

- Все выполнено, - ответила девушка, сдержав дрожь. - Очиститель заработал, колдун… - она замялась, - убежал.

Ее тело снова свела знакомая судорога - дракон решил не полагаться на слова.

- Да… - отозвался он, наконец. - Все выполнено в точности. Ну, что ж - Договор выполнен в точности. А так как я этого не ожидал - вам полагается премия.

- Не ожидали? - удивилась Нита. - Тогда зачем все это было затевать?

- Мне так хотелось, - в голосе дракона проскользнуло недоумение. - Кроме того, намного интереснее добиться своего малым, нежели большим.

- Большим? - переспросила Сийри. - То есть, выбраться наружу самому и выжечь фабрику, да?

- Зачем самому? - отозвался собеседник. Девушки почувствовали странное оцепенение. Вдруг подруги поняли: они висели высоко в небе - точно над Масконом.

Вернее, там, где недавно стоял город - на месте форта плевалось серой озеро лавы, а остальные постройки едва виднелись из-под слоя пепла. - Природные явления также могут принести немало пользы. С вашей, человеческой точки зрения, вы - герои.

- А если бы мы вам тогда не встретились? - Сийри ошеломленно глядела на развалины.

- Случайностей не бывает, - невозмутимо отозвался дракон. - Прощайте.


***


Интермедия. Подранок Вода падала с неба, хлюпала в сапогах, заливала глаза. Тогда приходилось останавливаться и протирать их - болото, особо вслепую не побегаешь. Одежду словно превратили в свинец - ледяная тяжелая ткань, плотно облепившая тело, норовящая поставить подножку. Впрочем, схрон манил, как манит голодного пса миска мясного бульона. Осталась всего пара верст, так что Хоквуд припустил во весь дух. Дубовая гать, устроенная чуть пониже уровня воды, приятно пружинила под ногами, а радость от выполненного дела веселила душу.

Стрела прилетела неожиданно: свистнула над плечом, нырнула в кривую елочку, рассыпавшись на десяток щепок. Вторая глухо шлепнула по зеркалу омута чуть поодаль, а третья… Третья вгрызлась чуть пониже лопатки, распустив по телу паутину боли..

Хоквуд выругался - надо же, какие доставучие эти сванцы. Гать круто заворачивала, и парень позволил себе оглянуться: у самого края болота маячили знакомые фигуры в островерхих шляпах, едва заметные за пеленой дождя. Графская пограничная стража.

Снова свистнуло. Хоквуд не смог сдержать вопля - из икры чуть пониже колена торчал зазубренный наконечник с рисунком гадюки. Нога подломилась, парень кубарем полетел в грязь, а та без всплеска приняла его в свои объятья, начав мало-помалу затягивать поглубже.

Еще пара стрел просвистела над головой парня, но они бесследно исчезли в камышах. Хоквуд позволил себе усмехнуться - сейчас им придется палить вслепую, а за трату боеприпасов никого по головке не гладят.


***


Расслабившись, парень постарался успокоиться. Вскоре грохот крови в ушах постепенно стих, а хрип воздуха в измученных легких уже не оглушал Хоквуда.

Парень задержал дыхание, представив: тело его вдруг обернулось темным стеклом, по которому скользят блики света - это и была боль. Стекло бледнело, грань между ним и воздухом истончалась, все больше света проходило насквозь - вместе с этим уходила боль. Наконец, Хоквуд решил, что чувствует себя достаточно хорошо.

Шелест дождя глушил все звуки, но тонкий слух постепенно выделял в общем фоне новые ноты: вот жабы-удоды вопят от радости, вот шелестит камыш, вот булькает болотный газ, вот…

Тело вдруг дернулось - ногу Хоквуда кто-то явно пытался попробовать на зуб.

Почти тут же парень услышал поскрипывание гати - пограничники не собирались так быстро сдаваться.


***


- Капитан хочет башку лишенца, - донеслось издали.

- А сам он попрыгать по кочкам не хочет? - завопили в ответ. - Черта с два я туда полезу. Да вообще - куда он денется?

- Отлежится и уползет. На третьем участке Сильва давеча шел по тропке, вдруг видит - из омута рука торчит. Да еще с кольцом на пальце!

- С кольцом? - заинтересовался пограничник. Судя по хлюпанью сапог, он подбирался все ближе. Теперь Хоквуд даже слышал шорох шестка, которым сванец проверял дорогу. - Да ну!

- Сам видел, - возразил собеседник. - Солидный такой перстень, еще с гербом. А еще на покойнике документики оказались - купец третьей гильдии Варош Мухродин.

- Ого! - уважительно присвистнул пограничник. - Только не верится. Что, кроме печатки, ничего не случилось? В жизни не поверю.

- Сильва сказал так, - в голосе собеседника явственно пробился скепсис. - Впрочем, если тебе так охота проверить - попроси бочажок показать. Думаю, он с радостью удружит.

- Нашел дурака, -Трясина сыто рыгнула, и солдат с воплем провалился в бурую жижу. Хоквуд едва сдержал смешок: еще месяц назад в мостках тут сделали дыру длиной в сажень - чтобы незваные гости не добрались.

- Что случилось? - обеспокоено спросил парень, оставшийся на берегу болота. - Гать кончилась, нет?

- Помоги, идиот! - трясина с алчным бульканьем заглатывала барахтающееся тело. - Быстрей!

- Сейчас, - отозвался собеседник и, выдернув с корнем чахлую березку, принялся пробираться по тропинке.

- Ты там уснул, что ли? - от вопля солдата у Хоквуда заложило уши. - Да шпарь быстрее, идиот! Я ж тону!

- Иду-иду… - отозвался пограничник, осторожно тыкая перед собой деревцем.

- Наконец-то, - на поверхности торфяной лужи торчали уже только лицо с парой рук. Спасатель, недолго думая, сунул лохматый корень прямо в ладони. - Тяни!


***


Через минуту оба пограничника сидели на краю болота, задумчиво разглядывая буро-зеленую равнину с камышовыми островками. Наконец, спасатель решился.

- Да ну его, - он поднялся на ноги и подхватил мокрые сапоги, связанные за ушки.

- Наверняка сам утонет. Вон, уже полчаса не шевелится.

- Пусть капитан сам ныряет, коли охота, - подхватил второй. - У него персональная прачка есть.


***


Когда шаги стихли, Хоквуд позволил себе пошевелиться. Выбравшись на гать, он внимательно оглядел себя. Увиденное ему совсем не понравилось - обе раны, похоже, подхватили антонов огонь, а изгрызенный камышовой щукой сапог сочился красным.

- Дойду, - парень упрямо помотал головой. Болото перед глазами противно задрожало, картинка пошла волнами, а в ушах повис противный звон. Парень мучительно скривился, снова помотал головой и с размаху врезал себе по уху. - Должен дойти.


***


Последняя пара верст превратилась для Хоквуда в натуральную муку - колено, попервости при каждом шаге отдававшее острой болью, через десяток шагов стало просто ныть, путая мысли. Боль в груди накатывала волнами - парень, изредка закрывая глаза, пытался представить ее цвет, но каждый раз получал оттенки черного. Одно радовало - кожаный пенал с графскими печатями остался невредим.


***


Шаг, еще шаг… Грязная вода. под которой прячутся гати, снова встала дыбом: не падать!

Хоквуд со стоном присел на корточки: с последнего привала он прошел уже сто шагов. Осталось меньше тысячи.

Выглянуло солнце, с трудом пробившись сквозь низкие облака. Болото тут же отозвалось гудением - с каждой кочки, стоило той попасть под солнечный луч, взлетали тысячи комаров: от крупных, с марку величиной, до мелочи с маковое зернышко.

Парень уперся ладонями в колени и выпрямился. Еще сто шагов - старый форт уже рядом. Он должен дойти.

Девяносто девять. Девяносто восемь…


***


Регау, паладин Алатар прильнул к окуляру подзорной трубы. Болота, повсюду эти чертовы болота! Он усмехнулся - ничего, до смены осталось всего три недели.

Снова нормальная еда, сон с десяти до шести, никаких тревог, комаров, жаб-удодов и прочей живности!

Паладин с размаху шлепнул себя по щеке: по ладони расплылось кровавое пятно.

Репелленты не помогали - мошка буквально жрала заживо. Конечно, чертовы алхимики обещали: "никаких насекомых в течение месяца" - да когда им верить можно было…

- Вернусь - обязательно набью морду гадам, - мрачно пообещал Регау. - Даже нельзя дымокур устроить!

Он снова прильнул к окуляру. Вдруг его лицо расплылось в улыбке, а рука рванула шнурок звонка, чуть его не оборвав. По секретной гати ковыляла смутно знакомая фигурка


***


- Как ты, мальчик? - Либерхем склонился над носилками, куда уложили измученного Хоквуда.

- Вот, - тот протянул перемазанный футляр. - Первые копии, за подписью самого графа.

- Я передам, - паладин кивнул. - Ты все сделал правильно. Теперь отдыхай.

Парень кивнул, а на его измученном лице впервые заиграла улыбка.

- Подлатай, насколько сможешь, - бросил паладин медику.


***


Капеллан закончил молитву, и трое дюжих рыцарей с размаху швырнули тело в трясину. Артарелит снова принялся бубнить, но его уже никто не слушал: Либерхем уже шептал что-то на ухо квартирмейстеру, а Регау снова предался мечтам "Что я сделаю по возвращении".

- Взвод, смирно! - вдруг раздался голос Либерхама. Паладины глянули на капитана, с явно видимым нетерпением ожидая следующей команды. - Разойтись. Регау, ко мне.


***


Сийри проснулась от едва слышного шороха. С трудом разлепив глаза, она увидела Ниту, озабоченно заглядывающую в ящик с серо- пепельным яйцом - "премией" дракона.

- Подрастает! - прошептала девушка, почувствовав сонный взгляд подруги.

- Я рада, - буркнула Сийри, зарываясь в подушку. - Нит, три часа утра, спи! Или мне поспать дай. Опять завтра вареные будем.

- Да я всего на минуточку, - девушка снова юркнула под одеяло. - Интересно, что же, все-таки вылупится?

- Не интересно, - отозвалась подруга. - Мне сейчас поспать интересно.


***


За ночь яйцо еще чуть подросло, и теперь крышка корзины, куда девушки пристроили подарок, уже не закрывалось.

- Оно не замерзнет? - беспокойно осведомилась Нита, бросая прощальный взгляд на корзинку.

- Плюс тридцать! - подруга взвыла. - Идем уже.

У крыльца конторы Нита заметила незнакомый экипаж - холеные кобылки, запряженные в щегольскую двуколку, сверкающую хромированными спицами, лениво щипали пыльную травку. Из приоткрытых ворот выглядывали любопытные лица возчиков.

- Интересно, когда уже руду комбинат примет? - вздохнула Нита. - чай, третья неделя уже пошла, как закрылись.

- Ну, не могут же они простаивать вечно, - пожала плечами Сийри. - Может, они решили на своем сырье работать?

- Не могут, - убежденно махнула рукой подруга. - Я видела проект комбината - если его загружать менее, чем наполовину, через год его просто обанкротят. Вряд ли хозяева так поступят - такое предприятие, в случае чего, с руками оторвут.

- Может, потому так и делают?

- Он же в перечне "стратегических", - неуверенно протянула Нита. - Кто ж позволит?

- Губернатор, к примеру, - Сийри потопталась по половичку, стряхивая песок с босоножек. - Мало ли.


***


За столом Лойта Малича вольготно расселся странный тип, больше всего походивший на воблу, засунутую в парадный сюртук. Перед ним громоздились горы бумаг.

- Где договор на поставки хромоникеля? - голос у чиновника оказался так же тягуч и неприятен, как разговор о долгах.

- Все у вас, - сухо отозвался начальник, примостившийся за столом девушек. - Расписки в получении тоже у вас - на все двести двадцать четыре тонны.

- Да, - лицо чиновника скривилось, словно он съел пучок черемши. - Все верно.

- Скажите сразу, что вы ищете, а я с радостью вам помогу, - буркнул Лойт Малич.

- Я провожу общую проверку, - отозвался чиновник. - Меня интересует все.


***


Девушки сидели на бочонках в кладовке, временно переделанной в рабочий кабинет.

Широкая доска, прибитая к паре пустых бочек, играла роль стола.

- Гадость, - Сийри закашлялась. - Тут селедка была?

- Ворвань, - отозвалась подруга. - Чтоб этой вобле икалось - никакой же работы!

Я чиновника имею в виду, - пояснила девушка.

- Устроились? - в комнату заглянул Лойт Малич, но тут же скривился от резкого запаха. - Ну и вонь! Слушайте, вы бы переоделись, а? Насквозь же провоняете!

- Да, хорошая идея, - кивнула Нита. - Пошли, Сий, а то всех клиентов Вельме распугаем.


***


Солнце плавно клонилось к невысоким башенкам фортов на Лиете, намереваясь нырнуть в море до завтрашнего дня. Бледная луна, выглядывавшая из-за подсвеченных розовым пиков Зиватара, казалась скромной падчерицей, пришедшей тайком поглазеть на королевский бал, где солнце - суровая мачеха - играла главную роль.

- Первый раз вижу луну с солнцем разом, - восторженно выдохнула Сийри, переводя взгляд с ночного на дневное светило и обратно. Нита вздохнула.

- Все равно воняет, - она принюхалась к рукаву кофточки, печально кивнув, - да, точно. Елки, с такой проверкой нам одежды хватит дня на три, не больше. Слушай, Сий - а нельзя ли как-нибудь этого хлыща спровадить?

- Как? - подруга вздохнула. - Хоть бы знать, что он ищет! Так ведь не скажет…

- А если его заклинанием? - задумчиво отозвалась девушка. - Сий, ну сама посуди - у нас квартальный отчет сдавать послезавтра, а я от этой ворвани даже думать не могу.

- Что я слышу? - всплеснула руками подруга. - Ты, такая законница, толкаешь меня на преступление?

- Ну… - Нита потупилась. - Но ты учти - мы все будем тебе очень благодарны!

- А сама? - хмыкнула девушка, но взгляд ее уже рассеянно устремился в небо - верный признак задуманной каверзы. - Ты ж тоже умеешь.

- Мне с тобой не сравниться, - рассмеялась Нита.

- Да, - вздохнула Сийри. Ее глаза вспыхнули. - Слушай, может, в какую- нибудь шахту сводить? На экскурсию. Сама знаешь, куда меня обычно зовут.


***


В комнате их ждал сюрприз - уже не странное пепельно-серое яйцо, а крошечная, в ладонь, ящерица с нежными полупрозрачными крыльями. Увидев девушек, она растопырила гребень на шейке, зашипев так, что у девушек заныли зубы.

- Какая прелесть! - Нита в восторге присела перед ящерицей на корточки. - Я буду звать тебя Кай.

Ящерка прыгнула на подставленную ладонь.

- Она горячая, - удивленно воскликнула девушка. - Интересно, чем его кормят?

- В памятке не сказано, - озадаченно откликнулась Сийри. Впрочем, вопрос тут же разрешился - треща крыльями, дракончик перелетел на тумбочку и вгрызся в оловянный стаканчик.

К полуночи Кай доел стаканчик, приучившись откликаться на собственное имя. Спать в корзине он категорически отказался, пристроившись на подушке Ниты.


***


- Ух ты, - Лойт Малич опасливо покосился на Кая, обвившегося вокруг лампы. - Это ж откуда такое чудо?

- В комнате нашли, - отозвалась Сийри, скромно умолчав об истинном происхождении ящерки. - Зверек забавный, не кусается, вот - решили оставить.

- Не кусается? - начальник с недоверием покосился на дракончика, пристально изучавшего палец Лойта Малича. Что-то подсказывало начальнику, что Кая он в первую очередь интересует с гастрономической точки зрения. - Я так не думаю.

Острые, как иглы, зубы щелкнули, смыкаясь там, где еще секунду назад пребывал начальственный палец.

- Кай, фу! - воскликнула Нита. Ящерка растопырила чешуйчатый гребень, недовольно зашипев. Из общего зала раздался полный боли вопль.

- Ты построже с ним, - буркнул начальник, пряча руки за спиной. Кай снова зашипел, и снова раздался вопль.

- Еще раз, - потребовал Лойт Малич. Дракончик недоуменно моргнул, но подчинился.

Вопль раздался еще отчетливее. - Еще!

- Это… ревизор? - осторожно предположила Нита.

- Он, родимый, - хмыкнул начальник. - Видать, с зубами плохо.

- Кстати, я тут подумала… - смущенно начала Сийри. - Может, выгулять его куда-нибудь?

- Еще полчаса назад я бы сказал, что выпихнуть ревизора из-за моего стола просто нереально, - Лойт Малич широко улыбнулся. - Теперь я говорю: это будет сложновато. Собирайся. Заявок, к слову, уже десяток.

- Нечисть активизировалась? - понимающе протянула девушка.

- Нет - просто, чтоб эту протокольную морду не видеть, все попрятались подальше да поглубже. Вы, наверно, думаете - он только бумажками ограничился?


***


Судя по сочащимся ржавчиной трубам водозабора с неряшливо налепленными там-сям латками, эта часть шахты простояла заброшенной лет двадцать. Сийри только недоуменно пожала плечами - им то и дело приходилось давать дорогу вагонеткам, доверху груженым сидеритом.

- Интересно, почему эту ветку забросили? - шепотом поинтересовалась она у мастера. - Руда- то богатая.

- Ну, выше побогаче горизонты имеются, - отозвался тот, тоже шепотом. - Только не в этом дело. Нехорошо тут. Сама увидишь.

- Долго еще идти? - недовольно осведомился чиновник. Несмотря на то, что на нем был обычный шахтерский комбинезон, даже сейчас ревизор ухитрялся выглядеть графом среди крестьян. Впрочем, слухи его опередили, и Сийри надеялась лишь на одно - на достаточную точность и адресность горняцких проделок.

Первая из каверз не заставила себя долго ждать - очередная вагонетка вжала инспекцию в стену тоннеля, едва не отдавив ноги ревизору.

- Стой, фамилия! - чиновник рванулся за стремительно исчезнувшей за поворотом фигурой, но что-то дернуло его обратно. - А ну, стой! - Он рванулся снова.

Труба водозабора, за латку которой зацепился шиворотом комбинезона проверяющий, не выдержала, шов лопнул, и поток ледяной воды - только-только из штрека - хлынул ревизору за шиворот.

Мастер выдержал паузу, с удовлетворением наблюдая, как комбинезон, принимая внутрь ведра воды, быстро становится похожим на брезентовый колобок.

- Эй, в штреке! Гаси машину! Инспектора залило.


***


- Я ва-вас, - ревизор икнул, - вас насквозь вижу!

Зубы инспектора отплясывали тарантеллу, но лицо, еще пару минут назад бывшее мертвенно синюшного цвета, уже порозовело. Комбинезон с распоротыми штанинами висел над печкой, и от него поднимался пар.

Сийри поежилась. Она отлично представляла, каково человеку под землей - особенно когда его только что искупали. Тут даже три одеяла не помогут. Хорошо хоть кубрик у самого входа в забой оказался оборудован по всем правилам: с лежаками, одеялами и печкой.

Инспектор, допив чай, принялся решительно выпутываться из одеяльного кокона.

- Идем дальше, - решительно просипел он. - Ой…

- Может, не стоит? - осторожно подал голос мастер. - Чахотку подхватите, помрете - а нам отвечай.

- Я вас всех переживу, - буркнул ревизор, придирчиво щупая сохнущий комбинезон.

- А вы быстренько найдите мне сухой комплект. Я жду.


***


Добравшись, наконец, до забоя, чиновник развил бешеную активность.

- Вы тут определенно что-то прячете, - бурчал он, заглядывая в каждую щель. - Определенно. Я вас выведу на чистую воду.

Сийри прыснула в рукав.

- Обычная шахта, - пожала она плечами. - Что тут можно прятать?

- Левак, - прогудел инспектор. - Есть у меня основания подозревать… Ага!

Свежие следы!

- Еще бы, - отозвался какой-то горняк, предусмотрительно выглядывающий из-за угла. - Только работать кончили.

Мастер, едва заметно усмехнувшись в усы, вдруг подкрался к стенке, оперся на нее спиной и, заведя руки за спину, начал совершать какие- то таинственные манипуляции. Сийри взглянула на выработку магическим зрением: ничего подозрительного, кроме едва заметных синеватых жилок в стене, на которую оперся мастер. Девушка осторожно прикоснулась к жилкам - но тут же отдернула "мыслеруку": жилки вспыхнули зеленым, отозвавшись чистым колокольным звоном.

Инспектор заметил странные манипуляции мастера.

- Ага! - торжествующе воскликнул он. - Ну-ка, быстро от стенки отошел.

Мастер состроил испуганную мину.

- Ничего тут нет.

- Вот сейчас проверю, - зловеще сказал ревизор. Кирка с размаху стукнула в камень.

- Помочь? - осведомился мастер.

- Обойдусь, - чиновник, с натугой вознеся кирку над головой, снова обрушил ее на стену. Инструмент отозвался издевательским лязгом, а на стене добавилась крошечная белесая отметинка.

Сийри с трудом сдержала крик: жилки разом вспыхнули алым и вдруг выстрелили из стены щупальцами, мигом опутав чиновника. Девушка услышала изумленные крики рабочих: похоже, подземного монстра было уже видно невооруженным глазом.


***


- Факел, факел давай, - услышала Сийри крик мастера: судя по всему, он видел эту тварь не в первый раз. - Ножом бесполезно.

Девушка с содроганием посмотрела на сине-багровые щупальца, которые, конвульсивно сжимаясь, уже опутали незадачливого ревизора целиком.

Присмотревшись, она поняла, что, похоже, они не просто опутывают жертву, а еще и закусывают ей.

Молоденький рабочий с размаху плеснул на инспектора из канистры - в штреке резко запахло светильным маслом. Впрочем, тварь не собиралась так быстро сдаваться - отцепив от жертвы пару щупалец, она ловко отбросила мастера с факелом прямо в лужу у насоса.

- Вот гадость, - еще один рабочий вылетел в коридор.

- Да запалите ее! Она ж, как нажрется, добавки захочет, - выкрикнул мастер. Он уже выполз из лужи и, отбросив в сторону обгорелую палку, ощупывал грудь. - Елки, точно. Ребро напополам.

- Пытаемся, - буркнул горняк. Факел с шипением ударился в стену рядом с жутким коконом, но без толку - тварь и не подумала вспыхнуть. - Блин!

- Каюк инспектору, - буркнул мастер. - Еще раз облить себя она не позволит. Все, уходим. Завтра вернемся за скелетом. Эй, что застыла?

Сийри вдруг поняла: все это время она простояла посреди забоя, безучастно взирая на суету. Пальцы будто сами собой сплелись в знак "зажигалки", а мигом позже огненный шарик обратил в пепел оба "атакующих" щупальца.


***


- Славно сработано, - мастер потрепал Сийри по плечу. Они снова сидели в кубрике отдыха.

- Спасибо, - та слабо улыбнулась. После семи "зажигалок" подряд голова шла кругом. Хотелось только одного - лечь и не вставать до утра. Впрочем, стоило подуть сквозняку, как вся сонливость тут же рассеивалась - горелые щупальца воняли похуже ворвани.

- Сейчас тележку подгоним, отвезем вас с комфортом, - в проеме появилась голова горняка. - Сейчас будет.

- Твари, - послышался слабый шепот с соседней койки. Инспектор цветом лица походил на простыню. - Всех, всех…

Шепот утих - чиновник снова потерял сознание.


***


- Да, шутка несомненно удалась, - Нита помогла Сийри приподняться. Молоко с медом заполнило рот, и девушка с наслаждением принялась пить, чувствуя, как леденящий холод внутри рвется в клочья под натиском горячего напитка. - Ревизора сейчас в гарнизонной лечебнице отпаивают - как он выразился, "штафиркам доверия нет". Под военного рядится, надо же!

- Да не похож он на военного, - девушка, промакнув губы, снова откинулась на подушки. - Даже на благородного не похож.

- Из разночинцев, - Нита пренебрежительно махнула рукой. - Гуннар нас уже просветил. А гонору-то! Ведь даже не скажешь - просто мальчик на побегушках.

- Ничего себе мальчик! - подруга, как наяву, снова услышала тягучий голос, полный неописуемого презрения. - А ведет себя, как барин.

- Рад бы в баре, да заслуг маловато, - засмеялась Нита. - Отдыхай. Лойт Малич сказал, что ты молодец. Кай, побудь с ней.

Ящерка недовольно зашипела, но подчинилась, свернувшись колечком на подушке.

Крошечное тело источало приятный жар, и Сийри почти сразу заснула под мелкий стук крошечного сердечка.


***


На следующее утро Сийри проснулась раньше всех. Кай, почувствовав шевеление, едва слышно зашипел, но даже не подумал просыпаться. Девушка потянулась - от вчерашнего недомогания не осталось следа.

- Хо-ро-шо! - пропела она.


***


Лойт Малич уже сидел за своим столом, сумрачно перекладывая папочки с места на место. Увидев девушек, он едва заметно кивнул в ответ на приветствие, снова принявшись возиться с бумагами.

- Что случилось? - поинтересовалась Нита у Эны.

- Халифатовцы шалят, - отозвалась та. - Конфисковали два рудовоза - те, якобы, залезли в их воды. А нет руды - нет и денег.

- Ничего не понимаю, - помотала головой Нита. - До их земли от Маскона верст сто, наверно.

- По прямой - девяносто две. В любом случае такое бывало только осенью, когда штормит так, аж прямо наизнанку выворачиваешься. А тут… - Эна махнула рукой.

- А флот?

- Флот, - собеседница горестно усмехнулась. - Вот, пошли просить эскорт.

Жалоба-то, само собой, уже ушла - но пока дойдет, пока ее проверят, пока то, се… А поставки стоят.

- Хватит обсуждений. - Лойт Малич, судя по всему, прекрасно слышал беседу. - Работать.


***


Сийри застонала, прикинув на глаз толщину папочки с заявками "Об изведении нечисти". Даже если потратить на каждую полдня, разделаться со всеми раньше середины октября не получалось.

- Практика - критерий истины, - со смешком отозвался Лойт Малич. От него не укрылась паника на лице девушки. - Тем более ты со вчерашнего дня официально - маготехник. Сдавай дела подружке. Время тебе до обеда, а потом вперед - бороться с монстрами.

- А, может… - заныла Сийри. Не то, чтобы она была против колдовства - но каждый день лазать по темным мокрым шахтам ее ничуть не вдохновляло. По сравнению с этим сидеть в теплой комнате и сводить разнообразные циферки выглядело намного симпатичнее - хотя порядком скучнее.

- Никаких! - начальник, нахмурившись, подтолкнул папочку поближе к Сийри. - Да, теперь ты будешь принимать заявки. Думаю, самой виднее, о чем жалобщиков расспрашивать.


***


- Я сдохну, - мрачно посетовала Сийри. Заявки лежали перед ней тремя аккуратными стопочками: "Понятно - наверно, серьезно", "Понятно - наверно, ерунда" и "Ничего не понятно". - У меня столько колдовать здоровья не хватит.

- Ты недооцениваешь себя, - возразила Нита, расписываясь на последней странице свежееоформленного дела. - Так, с "Серебрянкой" покончено. "Новослободская!" Со стула у входа подорвался плюгавый мужичок со стопкой потрепанных листочков.

- Да, я тут. Вот табели.

- Вижу, - Нита со вздохом перелистала перемазанные невесть чем листочки с неразборчивыми каракулями. - Присаживайтесь. …И оказывать всяческое содействие - Опять? - Снежа скривилась: на ладони некроманта снова лежал памятный "кубик памяти" - только на сей раз иссиня-черного цвета.

- С черникой, - хмыкнул Бриммен. - На сей раз я превзошел себя - настолько редкостная гадость, аж самому тошно. Зато выучишь этот "русский" навсегда.

- А… - девушка покосилась в сторону обеденного стола, на котором стопкой громоздились миски с ложками.

- Не закусывая! - помахал пальцем чародей. - Иначе придется варить повторно.

Снежу передернуло - если уж Бриммен счел нужным предупредить, то лучше приготовиться к худшему.


***


- Снежа! А я тебя ищу! - Алан, скользя по сухой траве и, взобравшись на пригорок, устало опустился на землю. - Проф тебя ищет!

Девушка, отхлебнув из баклажки, рыгнула.

- Извини. Что ему от меня понадобилось?

- Не сказал, - парень пожал плечами. - Слушай, у тебя такой вид, словно ты отравилась.

- Почти, - вздохнула девушка. Сейчас, выхлебав уже штоф воды, она чувствовала себя бочонком, набитым жидкой грязью - отвратный вкус глины во рту, казалось, становился только сильнее с каждым глотком.

- Трудно ему, - посетовал собеседник. - Снежа иронично глянула на парня - минимум половины проблем можно было избежать, просто не взяв Алана в экспедицию.

Парень, заметив взгляд, потупился. - Ну, из-за меня тоже, конечно.

- Вот-вот, - девушка с трудом поднялась на ноги. Желудок тут же прыгнул к горлу, пытаясь выплеснуть содержимое, но Снеже с трудом удалось сдержаться. - Ладно, иду. Только не торопись.


***


Профессор ждал Снежу в одном из самых дальних уголков "Драконограда". Как пояснил Алан, этот уровень по каким-то причинам оказался герметично заперт, и только на днях удалось найти дверь.

Впрочем, судя по трагически вытянувшемуся лицу Вольдемара Карловича, археологи снова оказались вторыми.

- Дело обстояло так, - начал Троенци. - Сегодня мы с коллегами решили наметить план работ - не столько изыскательских, как вы понимаете, сколько разведочных.

Увы, мы разбираемся с этим поселением уже несколько лет, а прогресс… - профессор задумался, - прогресс несколько ниже желаемого. Поговаривают, что эта тема вовсе будет свернута - как ни грустно это сознавать! Впрочем, с открытием сего уровня, - Вольдемар Карлович обвел рукой зал, - есть надежда уже за пару лет получить достаточный объем материала. Вы только посмотрите на эти барельефы! - свет лампы заиграл на полированных базальтовых гранях, - сколько труда, сколько таланта сюда вложено. Хотя бы взять ту миниатюру, - Вольдемар Карлович подошел к стеле у входа.

Девушка хмыкнула - каменный куб в сажень высотой с трудом тянул на "миниатюру".

Впрочем, по сравнению с остальным он действительно казался чуть ли не карманным.

- Все это замечательно, - вежливо сказала Снежа, с трудом сдерживая раздражение.

- Но нельзя ли поближе к делу?

Профессор, уже набравший в грудь воздуха для очередной тирады, удивленно икнул.

- Да-да, конечно. Прошу за мной. Тут недалеко.


***


"Недалеко" на сей раз оказалось правдой. Буквально за следующим поворотом обнаружился округлый люк, створка которого валялась рядом, расколотая мощным взрывом. Снежа усмехнулась: похоже, у этих гостей не нашлось универсальных отмычек, как у покойного рраура.

- Вот, - профессор ткнул в десяток тщательно протертых квадратов на полу. - А… тут были матрасы!


***


Снежа бежала по коридору, опустив лампу к самому полу. На пыльном полу вились только три строчки следов - все - в мягких офицерских ботинках. Если они утащили все десять матрасов, бежать им тяжело. А это значит - у Снежи есть шанс.

Через полчаса петляний по запыленным галереям девушка с удовлетворением услышала невнятную ругань пополам с загнанным пыхтение. Вскоре коридор вильнул, выведя Снежу в длинную анфиладу пустых залов, и наконец девушка увидела свет.

Видимо, преследуемые тоже заметили свет лампы, поскольку огонек вдали вдруг, мигнув, погас - сразу, как будто его прикрыли чем-то.

"Ждут", - Снежа, вытянув руку с лампой в сторону, бесшумно пошла вперед, напряженно вслушиваясь в тиши