Book: Эпизод V: Империя наносит ответный удар



Эпизод V: Империя наносит ответный удар

Дональд Глут

Эпизод V: Империя наносит ответный удар


(Звездные войны)

* * *

Ну и холодина! — Голос Люка Скайуокера взломал белую тишину, окутавшую его с того самого мгновения, как он покинул базу.

Люк ехал верхом на таунтауне. И казалось, что они с таунтауном — единственные живые существа на всем огромном заснеженном пространстве, окаймленном линией горизонта. Люк устал и чувствовал себя одиноким и заброшенным. И даже собственный голос казался ему странно громким и неуместным в белом безмолвии.

Как и его коллеги пилоты, Люк регулярно, в одиночку или в составе разведотрядов, совершал вылазки в белые пустоши Хота. На базу все разведчики возвращались, как правило, со смешанным чувством спокойствия и одиночества. Во время своих одиноких вылазок Люк видел вокруг лишь бесплодные заснеженные равнины и далекие хребты, покрытые голубыми ледниками, тонущие в дымке у далекого горизонта.

Вчера вечером сенсоры этой части контрольного периметра несколько раз фиксировали неотождествленное движение. Охрана забила тревогу: активных диких жизненных форм в районах дислокации повстанцы не встречали, и возникло опасение, что это могут быть имперские дроиды-разведчики.

От пронизывающего ветра лицо Люка защищала меховая повязка — сдвинутая сейчас на подбородок — а глаза оберегали большие очки-консервы. Люк поглубже натянул на уши подбитую мехом шапку.

Изогнув в улыбке краешек рта, он попытался предположить, каково отношение к планете официальных исследователей, состоящих на службе у Империи.

«В Галактике полным-полно уголков, где колонистам до далекой звезды и дела Империи, и дела Альянса, — подумал он. — Но вряд ли найдется сумасшедший колонист, который захочет заявить права на Хот. На этой планете нет ничего и никого — кроме нас».

На ледяном мире Альянс установил аванпост немногим более месяца назад. На базе Люка знали хорошо, и хотя ему едва исполнилось двадцать три года, другие повстанцы обращались к нему «командор Скайуокер». Это несколько смущало юношу, хотя и не мешало отдавать приказы бывалым, много чего повидавшим солдатам.

За несколько лет Люк очень сильно изменился. Сам Люк с трудом верил, что всего три года назад он был наивным фермерским мальчишкой с захолустной планеты Татуин.

— Ну, крошка, поехали, — сказал командор Люк, пришпоривая таунтауна.

Снежный ящер взял с места в галоп. Мускулистые задние ноги легко несли серое тело, покрытое густым шерстяным покровом; трехпалые лапы большими загнутыми когтями взметали снежные фонтанчики. Таунтаун бежал по заледеневшему склону, вытянув вперед крупную губастую голову с острыми ушками, позади покачивался длинный хвост. На норовящие ударить в косматую морду порывы ветра животное особого внимания не обращало.

Люк жалел, что еще не закончил обход. Тело заледенело, несмотря на меховую одежду с электроподогревом: очень сильно донимал ветер. Но служба есть служба, и его место — здесь. Хотя выросшему в пустыне — здесь холодно просто на голой психологии.

Взглянув на блеклое солнце в молоке туч, Люк поежился.

«Ветер усиливается, — подумал он. — А к ночи станет совсем невыносимо…»

Хотя искушение вернуться на базу немножко пораньше его не оставляло, Люк продолжал движение по периметру, поглядывая на монитор наручного пеленгатора.

Таунтаун резко свернул направо, и Люк едва не свалился. Он плоховато ездил на этих угловатых животинах.

— Только не обижайся, — сказал он своенравному зверю, — но куда увереннее я чувствую себя в кабине своего старого доброго флаера.

Но для полученного задания таунтаун подходил лучше всего, да и был, пожалуй, самым практичным из всех имеющихся на Хоте средств передвижения.

Когда животное взобралось на очередной ледяной гребень, Люк, натянув ременный повод, остановил его. Он сдвинул на лоб защитные очки с фотохромными линзами и прищурился, ожидая, пока глаза привыкнут к слепящему сверканию снегов.

Вдруг что-то, оставляя за собой медленно тающий дымный шлейф, прочертило небосклон на пути к туманному горизонту. Рука Люка метнулась к поясу, нашаривая электронный бинокль. От недоброго предчувствия по спине пробежал холодок, рядом с которым морозный воздух Хота казался жарким дуновением. Замеченный предмет вполне мог быть сделан руками человека, а то и «долгожданным» Имперским зондом. Люк отследил огненный след. Нарушитель снежного спокойствия упал на занесенную белым покровом землю и исчез в поглотившем его ослепительном высверке.

От грохота взрыва таунтаун Люка вздрогнул. Задрав косматую морду, он испустил жуткий вой и принялся возбужденно скрести когтем снежный наст. Люк, успокаивая зверя, похлопал его по голове.

— Тише, детка! — крикнул Люк.

Он обнаружил, что не слышит своего голоса в яростных порывах ветра. Животное подуспокои-лось, и юноша, стряхнув снег с наручного коммуникатора, нажал на нем несколько кнопок и поднес передатчик ко рту.

— Эхо-3 вызывает Эхо-7. Хэн, старина, ты меня слышишь?

В приемнике затрещали помехи. Затем сквозь шорох статических зарядов прорезался знакомый голос:

— Это ты, малыш? Что у тебя стряслось?

Голос в комлинке звучал резко, отрывисто. В голове у Люка промелькнуло мимолетное воспоминание о первой встрече с кореллианским кос-моконтрабандистом в татуинском космопорту — в той сумрачной кантине, битком забитой чужаками с разных планет… Из друзей Люка Хэн оставался единственным, кто не примкнул к мятежному Альянсу. Хотя и был не прочь подзаработать на заказах повстанцев.

— Я завершил обход. Никаких признаков жизни не обнаружил, — сказал Люк в комлинк, вплотную придвинув передатчик к губам.

— Всю живность с этой льдины можно запросто согнать на космическую яхту, и на яхте останется еше уйма места, — отозвался Хэн Соло, явно старавшийся перекричать посвист ветра. — Реперы и сенсоры я расставил. Возвращаюсь на базу.

— До скорого, — ответил Люк, не отрывая взгляда от узкой спирали дыма, поднимавшейся от темного пятна невдалеке. — Тут недалеко упал метеорит. Хочу проверить. Это ненадолго.

Выключив комлинк, Люк обратил внимание на поведение своего таунтауна. Рептилия нервно переминалась с ноги на ногу, а потом испустила глубокий горловой рев, который, по всей видимости, означал страх.

— Ну-ну, детка! Потише, — сказал юноша, поглаживая и похлопывая таунтауна по голове между ушами, — Что такое? Ты что-то унюхала? Тут же ничего нет.

Однако Люк тоже почувствовал смутное беспокойство — впервые с тех пор, как он выехал за порог тайной базы повстанцев. Он знал, что снежные ящеры крайне восприимчивы. Несомненно, животное пыталось подсказать седоку, что надвигается какая-то опасность.

Люк спешно выдернул из футляра на поясе термосенсор и, колдуя над кнопками, принялся настраивать. Но не успел.

Мимо промелькнула размытая фигура, раза в два больше его. Люк резко повернулся, и вдруг ему почудилось, что ожил, зашевелился лед под лапами таунтауна. И кинулся на него. Он успел разглядеть покрытую белым мехом громадную тушу.

— Что за!..

Бластер Люка так и остался в кобуре. Огромная лапа выбила Люка из седла, пропахав когтями по лицу. Юноша грохнулся в плотный снег.

Он быстро провалился в беспамятство. Так быстро, что уже не слышал ни жалобных криков таунтауна, ни оборвавшего их хруста ломаемой шеи, ни наступившей потом тишины. И Люк не почувствовал, как гигантская мохнатая лапа напавшей твари грубо схватила его за лодыжку, и как его тело тряпичной куклой поволокли по заметенной снегом равнине.


***


Тонкий жгутик черного дыма еще поднимался со склона снежного холма, в который врезался небесный гость, но ледяное дыхание Хота уже остудило края небольшого кратера.

И внутри кратера что-то шевелилось.

Сначала был только звук — механическое гудение, постукивание и позвякивание, почти неслышное за воем ветра.

Затем из кратера на поверхность вылез гость из космоса; низкое солнце отразилось от металлической полусферы, оснащенной линзами объективов, звуковыми и термическими сенсорами, маломощными лазерными пушками и даже пучком суставчатых манипуляторов.

Робот-разведчик, а это был именно он, завис над краем ямы, словно выбирал, в какую сторону ему двинуться. Затем внутри него что-то тихо щелкнуло, и Он поплыл на восток, время от времени касаясь снежной поверхности кончиками чувствительных манипуляторов.


***


Еще один всадник, закутанный в теплую одежду, верхом на крапчатом таунтауне пересекал заснеженный равнины Хота. И тоже держал путь в сторону базы повстанцев.

Он без интереса глянул на серые башни орудий и погребенные под снегом купола энергостанции — единственные признаки цивилизации на полумертвой от холода планете. Потом натянул поводья, придерживая таунтауна: зверь почуял близкое тепло и кормежку и рвался вперед.

Всадник въехал в огромную ледяную пещеру и спешился. Он привык считать, что побывал практически на всех задворках галактики, но его новый дом поражал даже его довольно безудержное кореллианское воображение. Временный дом, поправил он сам себя. Его тут ничего особенно не держит. Если не считать недочиненного космического корабля и вздорной девчонки.

Он кинул поводья одному из встречающих. Таунтауна увели, чтобы накормить и почистить. Кто-то кивнул вновь прибывшему, кто-то протянул руку для приветствия, но ничего не изменилось в кипении жизни внутри холодной пещеры. Куда ни посмотри, повсюду ребята в оранжевой и белой униформе что-то куда-то тащат, чтото к чему-то привинчивают, что-то зачем-то отлаживают. Трудятся, одним словом. Хэн Соло стряхнул с себя снег и пошел проведать свой многострадальный корабль.

Среди хрупких на вид истребителей «Тысячелетний сокол» выделялся по всем параметрам. Вместительный объемистый фрахтовик занимал самое большое место в ангаре. Только мало кому из зубоскалистых молодых пилотов приходило в голову пошутить в его адрес. Во-первых, почти всем было известно, какую роль сыграл неказистый грузовичок в уничтожении Звезды Смерти, и почти все видели «Сокол» в действии — по маневренности и скорости он так же оставлял истребители далеко позади. Во-вторых, его капитан мог всегда полюбопытствовать: над чем это смеется неумный малек. А в-третьих, рядом с капитаном мог оказаться его первый помощник.

Сейчас этот помощник сидел наверху и, закрыв физиономию защитной маской, латал расползшиеся швы обшивки. Он единственный в ангаре не кутался в теплое, обходясь собственной шерстью — длинной, рыжей и очень теплой. Правда, на холод он все равно пожаловался: из его зубастого рта раздалось сложно модулированное рычание, которое во всей Галактике понимали немногие.

Хэн Соло входил в число тех немногих.

— Не то слово, Чуй, — согласился он. — Уж лучше хорошая потасовка, чем прятаться и замерзать. Как наши дела?

Чубакка отозвался типичным для вуки ворчанием. Если бы кто-то не гулял по окрестностям, а помог бы, то… ну и так далее.

— Ну ладно, ладно, — Хэн разделял горячее желание своего друга побыстрее убраться в космос, на любую планету, даже на Нал Хутта, только подальше отсюда. — Не злись. Пойду доложусь и помогу тебе. Скорее починимся, скорее улетим.

— Грррхх-агх ррр раф… — ответил Чубакка.

Тот, с кем хотел поговорить Хэн Соло, не носил на белой куртке знаков отличия, но к нему все обращались «генерал». Повстанцы, вознамерившись сокрушить Империю, не гнушались перенимать у нее различные мелочи. Генерал так генерал, Хэну было без разницы. Главное — оторвать Риеекана от созерцания разноцветных огоньков на картах. Получилось.

— Генерал, — отрапортовал Хэн, — во вверенном районе не замечено никаких намеков на разумную и не очень разумную жизнь. Но периметр я проверил, сенсоры расставил, так что если кто и объявится, есть шанс, что вы об этом узнаете сразу.

Как обычно, Риеекан никак не отреагировал на неуставную манеру хэновского доклада — ни улыбнулся, ни нахмурился. Карлист Риеекан служил в армии всю свою сознательную жизнь и умел отличать своих коллег, даже если те тщательно скрывались. К тому же, ему нравилосй, что корёллианин охотно взялся помогать им, хотя и не присоединялся к повстанцам. Он даже подумывал: не предложить ли Соло офицерский чин, раз уж не удалось соблазнить деньгами. Хотя подозревал, что и это — глухой номер.

— Командор Скайуокер еще не вернулся? — спросил генерал.

— Никак нет. Командор Скайуокер решили полюбоваться на метеорит, упавший неподалеку, — проинформировал его Хэн. — Скоро будут.

Риеекан быстро глянул на недавно установленный экран — гордость местных техников — и покачал головой.

— В этом районе большая метеоритная активность, — сказал он. — Трудно будет заметить приближающиеся корабли.

— Генерал, я… — Хэн вдруг смутился и здорово удивился этому обстоятельству, — это… кажется, мне пора.

Генерал сделал вид, что не замечает, куда смотрит корёллианин. А смотрел Соло, естественно, на приближающуюся фигурку. Фигурка была утеплена несколькими куртками и напоминала шарик на тонких ножках, но эти ножки ступали весьма грациозно и привлекательно. Зато обладательница этих ножек была расстроена — Хэн заметил выражение ее лица даже отсюда.

— Мне так не хочется терять вас, — тем временем говорил генерал Риеекан. — Вы — хороший боец, Соло.

— Спасибо, генерал, — не отводя взгляда от Лейи, откликнулся Хэн, — но если Джабба не получит денег, я — покойник.

— Я понимаю, нелегко жить, если отмечен смертью… — выспренно начал генерал, но Хэн уже повернулся к принцессе.

Генерал понятливо хмыкнул и отошел в сторону.

Хэн не замечал в себе склонности к сантиментам, поэтому не совсем понимал, что же с ним такое творится.

— Ну вот, твое высочество, — он попытался улыбнуться. — Вроде как все, получается.

— Верно, — холодно подтвердила Лейя.

— Лады, — сказал он, — тогда не скучай. Услышав быстрый легкий топот за спиной, он даже не сбавил шага. Когда-то очень давно он установил, что все без исключения существа женского пола — млекопитающие, рептилии или еще какого другого вида — находятся вне пределов его понимания. Он не собирался сторониться их — вот уж, упаси его Великий космос — но пусть живут себе в своей тайне, а он будет жить поблизости. Недавно он заподозрил, что в Галактике обнаружилась по крайней мере одна (прописью: «одна») женская особь, которую, он, кажется, начал понимать. Ошибочка вышла.

— Хэн!

А ведь не отстанет, так и будет бежать до ангара. Соло остановился и развернулся к запыхавшейся принцессе:

— Да, твое высочество?

— А я-то думала: ты решил остаться.

В голосе ее, конечно, звучало беспокойство, вот только Хэн не был уверен, что именно тревожило Лейю.

— Боба Фетт. Тот охотник за головами, которого мы встретили на Орд Мантелл, он заставил меня передумать, — отозвался он.

— А Люк знает?

— Узнает, когда вернется, — сердито сказал он. Так, сейчас девушка прищурится и начнет обливать презрением. На мгновение он почувствовал себя одной из ледяных глыб с поверхности планеты.

— Я собираюсь заплатить Джаббе до того, как он пустит по моему следу еще кого-нибудь, — упрямо сказал Хэн прежде, чем Лейя успела открыть рот. — Я хочу сам отдать деньги за свою голову, пока у меня еще есть голова.

— Но ты нам нужен, Хэн, — запротестовала Лейя.

— Нам? — переспросил он. — Да.

— А тебе?

— Мне? — изумилась она.

Во-во… самое время объясниться. А то, понимаешь, мы тут немножко воюем, на разговоры и времени не осталось. Или храбрости, добавил про себя Хэн. Или глупости.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — ее высочество невинно захлопало глазками.

Он щелкнул пальцами в подтверждение своей мысли: все женщины — существа не от мира сего. И не от того мира — тоже. И вообще ни от какого мира.

— В том-то и дело, — сказал он, — что не понимаешь.

— И что я, по твоему мнению, должна понимать?

— Ты хочешь, чтобы я остался, потому что я тебе нравлюсь, — заявил Хэн.

Принцесса разинула было рот от изумления, но тут же вспомнила, что ругаются они при всем честном народе, а она все-таки королевских кровей и должна соответственно себя вести. Хотя по молниям, которые уже начинали сыпаться в разные стороны, можно было заключить, что Лейя практически готова послать королевское достоинство к ситхам и вот-вот погонится за мятежным капитаном, вооруженная любым увесистым предметом.

— Ну… да, — она привела в порядок и без того туго заплетенные в косички волосы. — Ты здорово помог… нам, — быстро закончила она фразу. — Хэн, ты прирожденный лидер…

Не-не-не! Эти песни мы уже слышали. «Кадет Соло, вы прирожденный лидер, почему у вас прекрасные отметки по пилотажу и полное отставание по общественным предметам и, наконец, что ты сделал для своей Империи?» Хватит, накушались.

— Не-а, твоя возвышенность, — немедленно отперся он, — не катит.

Лейя расхохоталась:

— У тебя воображение разыгралось от холода!

— Да ну? А по-моему, ты боишься, что я смоюсь отсюда, даже не чмокнув тебя на прощание.



Она даже икать начала от восторга:

— Да я лучше поцелую вуки!

Заметано. Девочка хочет — девочка получит. А уж как Чуй обрадуется…

— Это я тебе организую, — пообещал он. Им пришлось прижаться к стенам коридора, чтобы пропустить механика, деловито прокатившего мимо тележку с очередным агрегатом, требующим доводки или ремонта.

— Поверь мне, спящая красавица, поцелуй тебе пойдет только на пользу. Ты так увлеклась, отдавая приказы, что забыла, как это: быть женщиной. Если бы ты не так спешила победить Империю, я бы смог тебе помочь. А теперь слишком поздно, лапочка. Твой единственный в мире шанс скоро со свистом улетит отсюда.

— Переживу, — буркнуло ее высочество злобно.

— Удачи!

— И тебе все равно, что слу…

Ему до смерти хотелось приложить палец к ее губам, но Хэн посчитал, что лучше останется с целыми руками — принцесса была готова укусить его и без повода. А сейчас… Поэтому пришлось просто перебивать.

— Пожалей меня, милая, — сказал он. — Давай не будем говорить о повстанцах. Ты совсем на них помешалась. Ты холодная, как эта планета.

— А ты решил, что можешь согреть?

— Мог бы, — согласился Хэн. — Если бы заинтересовался. Но не думаю, что мне будет весело. Ладно, еще увидимся. Может быть, после, когда чуть-чуть оттаешь, мы…

Он встречал убийц и с более добрыми глазами.

Температура на поверхности планеты быстро понижалась, но робот-разведик без устали продолжал свой путь по заснеженным равнинам и холмам Хота, посылая во все стороны сигналы, должные подсказать ему местонахождение любых форм жизни. Сенсоры его вдруг оживились, нащупав где-то в снегу источник тепла. Небольшой очаг. Но тем не менее тепло — один из лучших признаков наличия жизни. Робот остановился, определяя параметры, потом набрал скорость и не останавливался до тех пор, пока не добрался до большого сугроба, несколько отличавшегося по форме от прочих. Робот автоматически прикинул размеры: приблизительно два метра в ширину и все шесть в длину. Если бы робот-разведчик умел изумляться, то несомненно, так бы и поступил, так как его датчики говорили, что этот сугроб и есть источник тепла. Но разведчик был всего лишь машиной. Сложной, но ограниченной. Он отметил только, что, видимо, под снегом находится существо, хорошо защищенное от холода.

Тонкий красный луч сорвался с «макушки» робота и вонзился в сугроб. Во все стороны полетели белые хлопья, но запахло не водой, а паленой шерстью. Сугроб содрогнулся, поднялся на дыбы, и в верхней его части обнаружились два яркожелтых, пылающих яростью глаза.

Робот-разведчик никогда раньше не встречался с вампой, снежным монстром. Но именно вампа на всех парах рванул на обидчика, распахнув зубастую пасть. Тем не менее, робот решил, что с помехой лучше всего справиться побыстрее. Он отрегулировал мощность лазерного луча. Угрожающий вопль оборвался жалобным визгом. Через пару секунд непрекращающийся ветер унес пепел, а разведчик, занеся данные о вампе в базу данных, двинулся дальше.


***


В конце концов крепко помятый юный командор все-таки очнулся — от неприятного рева.

Голова у Люка кружилась и немилосердно болела — наверняка разбита после падения. С усилием, от которого боль пробила виски, он сфокусировал взгляд и увидел, что находится в тесной ледяной пещере, сквозь иззубренные стены которой просвечивали гаснущие сумерки.

Вдруг до Люка дошло, что он висит вверх ногами. Руки болтаются, не доставая до умятого снега чуть меньше, чем на полметра. Вывернув шею, юноша рассмотрел, что щиколотки его вморожены в ледяные наросты на потолке пещеры, а лед уже образовал вокруг ног нечто вроде сталактитов. На лице, там, где его полоснул коготь хищника, стылой коркой замерзла кровь.

До слуха Люка вновь донесся звериный взрык, он звучал теперь громче и эхом отдавался в узкой ледяной теснине. Ревела зверюга просто оглушающе. Люк задумался, что убьет его скорее: холод или клыки и когти твари, что облюбовала себе логово в этой пещере.

Выручать тебя некому, подумал Люк, так что выпутывайся сам.

Силы к нему еще не вернулись, но, собрав волю в кулак, он согнулся и дотянулся до ледяных оков. Но разбить лед не сумел и, обессиленный, вновь повис вниз головой.

«Расслабься, — приказал он себе. — Расслабься».

От нарастающего рева приближающейся твари по ледяным стенам пробежали трещины. Скрип мерзлого снега под ее лапами раздавался все ближе. Ждать недолго — скоро белый ужас вернется и, очень может быть, отогреет отваж^ ного воина во мраке своего брюха. Люк еле по-давкл смертоносное желание улыбнуться.

Он обшарил взглядом пещеру и наконец увидел свое снаряжение — оно бесполезной грудой валялось в углу, почти в метре, непреодолимом метре от кончиков его пальцев. И в этой куче одна вещь всецело завладела его вниманием — короткий, в две ладони длиной, цилиндр с парой маленьких переключателей, увенчанный кольцеобразным ободом. Когда-то эта вещь принадлежала его отцу, рыцарю-джедаю, которого предал и убил молодой Дарт Вейдер.

В отчаянии, несмотря на горячую волну боли, Люк потянулся к лазерному мечу. Но холод держал его, вытягивая оставшиеся силы. Люк едва не примирился с судьбой, когда услышал фырканье снежного чудища. Последняя надежда была готова покинуть юного командора, как вдруг юноша ощутил чье-то присутствие.

Нет, это был не белый гигант, хозяин снежной пещеры.

Такое бесплотное присутствие он изредка ощущал в моменты опасности или стресса. Впервые это случилось с ним сразу после гибели старого Бена, когда тот исчез, едва клинок Дарта Вейдера коснулся его. Иногда присутствие воплощалось в знакомый голос, еле слышным шепотом звучавший в ушах Люка.

«Люк! — вновь раздался тот настойчивый шепот. — Будь уверен, что в руке у тебя — лазерный меч».

Юноша ощутил внезапный прилив сил, уверенность. Взглядом он вновь отыскал лазерный меч. Люк протянул руку к оружию. Суставы немели — холод уже брал свое. Сосредотачиваясь, он зажмурил глаза. Но оружие по-прежнему оставалось вне досягаемости. Он знал, что мало просто упрямо тянуться к мечу.

— Так. Расслабимся, — сказал себе Люк, — расслабимся…

Голова кружилась. Но снова пришли слова невидимого хранителя: «Сила, Люк. Дай ей течь так, как ей хочется».

Сила?

В поле зрения Люка замаячила перевернутая фигура снежного монстра, ею чудовищные лапы оканчивались странно мерцающими в неверном свете пещеры когтями. Сейчас впервые Люк разглядел морду монстра, плоскую, слюнявую, с подрагивающей выпяченной челюстью, с торчащими клыками. Тяжелую башку венчали витые, как у банты, рога.

Люк выбросил из мыслей снежную тварь. Он прекратил ловить оружие и последовал совету учителя: расслабил тело и свободно опустил руки, вслушиваясь в мир. И вдруг почувствовал, как его поглощает Сила всех живущих, что связует воедино саму Вселенную.

Как и учил Кеноби, Сила была в Люке, и он мог воспользоваться ею.

Снежный монстр обнажил черные загнутые когти и повернулся к висящему юноше. Юный командор почувствовал легкое движение в Силе, и лазерный меч прыгнул Люку в ладонь. Тот сдавил цветную кнопку, и вспыхнувший луч-клинок срубил ледяные оковы.

Люк рухнул на пол пещеры. Чудовище отшатнулось. Оно недоверчиво прижмурило зеленовато-желтые глаза, глядя на тихо гудящий луч. Ему явно не понравилось такое своеволие ужина.

Любое движение причиняло боль, но Люк вскочил на ноги и взмахнул лазерным мечом перед носом бестии. Он заставил ее отступить на шаг, потом еще на шаг. Резко бросив огненный клинок вниз, Люк вспорол шкуру твари. Чудовище заревело, вопль боли и ярости забился под ледовыми сводами. Монстр ринулся прочь из пещеры. Его белая туша почти мгновенно пропала в сером сумраке над сугробами.

Небо заметно потемнело, а с подкрадывающейся тьмой усиливался и холодный ветер. Сила была с Люком, но она не могла согреть его. Каждый новый неловкий шаг из ледяной пещеры давался ему тяжелее предыдущего. Люк споткнулся на снежном наносе и кубарем покатился под гору. Сознание он не потерял, но навалилась апатия. Ему было холодно, и страшно тянуло в сон.


***


В подземном (подснежном?) ангаре Чубакка продолжал методично трудиться над конвертором «Сокола». Вуки был так увлечен, что ему не всегда удавалось вставить неодобрительное «агх» в паузы, которые его друг был вынужден делать в своей пламенной речи — дышать-то Хэну все-таки надо было. Правда, кореллианин этого не замечал. В число вещей, не интересовавших его в данный момент, так же входили: общая организованная суета в ангаре, пара механиков, которые приволокли запасной блок, да так и остались. стоять, зачарованные словоизвержением капитана, приближающаяся и давно ожидаемая метель снаружи, штормовое предупреждение и ненавистная дисциплина внутри, а так же два дроида — один человекообразный, болтливый и назойливый, второй низкорослый, пузатенький и упрямый, — которые, не прекращая беседы, топали через ангар в направлении «Сокола»,

— … не виноват, плохо функционирующая жестянка, — говорил первый дроид тоном абсолютного превосходства, — я не просил тебя включать обогреватель. Я всего лишь заметил, что в ее комнате ледяной холод. Я предположил, что там холодно. А теперь как мы будем сушить ее одежду?

— Би-бип! — сердито ответил астродроид Р2Д2.

— Ох, заглуши динамик…

— Би-гшиип!!!

— Ты зачем это все разобрал? — тем временем рычал Хэн на Чубакку. Вуки тоже рычал, но менее внятно. — Я стараюсь вытащить нас из этой…

— Прошу прощения, сэр, — воззвал Ц-ЗПО к Хэну Соло (тот как раз сделал очередную паузу, чтобы набрать порцию воздуха в легкие).

— Чуй! Я с кем разговариваю! Немедленно собери все обратно!

— Могу ли я переговорить с вами?

Хэн вынырнул из-под брюха «Сокола». Он был взъерошен больше обычного, распален и сердит. И к тому же, как тут же выяснилось, не в том настроении, чтобы общаться с дроидами.

— Тебе чего? — буркнул он.

— Госпожа Лейя пытается связаться с вами по коммуникатору, — сообщил Ц-ЗПО, делая вид, что не заметил грубости собеседника; он же был утонченным и воспитанным дроидом. — Должно быть, прибор не исправен…

Комлинк был исправен. Он даже чересчур хорошо работал, по мнению Хэна.

— Я его выключил, — отрезал он. — Не хочу с ней разговаривать.

Он вознамерился нырнуть обратно, но Ц-ЗПО остался на месте, а не бросился передавать ответ, поэтому Хэн тоже задержался.

— Что ее королевской занудливости угодно?

Пришлось переждать паузу, во время которой робот-секретарь идентифицировал раздражение в голосе Соло, потом пытался его осознать.

— О да! Принцесса Лейя ищет массу Люка. Он еще не вернулся, и она не знает. ..

— И я не знаю, где его носит!

— Никто не знает, — сокрушенно согласился Ц-ЗПО

Темные глаза кореллианина опасно сощурились:

— Как это, никто не знает?

Ц-ЗПО пустился в пространные объяснения, но его собеседник уже исчез. Только с той стороны, в которую его понесло, донесся зычный вопль:

— Дежурный офицер! Эй, на вахте!!! Ц-ЗПО с извинениями поспешил за Соло.

Он даже практически составил длинную фразу, наиболее полно выражавшую его сожаление и беспокойство, но… Хэн Соло, не глядя, протянул руку и зажал ладонью динамик вокодера.

— Да, сэр, — дежурный сержант, из личного опыта знавший, что лучше подсуетиться, уже шел навстречу.

— Где командор Скайуокер? — накинулся на него Хэн.

Сержант пожал плечами.

— Я его не видел… но, может быть, он прошел через южные ворота. Я не знаю…

— Может быть? Так иди и проверь! — рявкнул Хэн, как-то забыв, что не вправе отдавать здесь приказы.

Сержант, тоже не подумавший об этом, со всех ног бросился выполнять поручение.

Ц-ЗПО все-таки удалось освободить «ротовое отверстие».

— Простите меня, сэр, могу ли я поинтересоваться, что именно произошло?

Ответ Хэна Соло был на удивление лаконичен:

— Можешь.

Р2Д2 саркастически зачирикал. Лучше бы он молчал. Хэн круто затормозил, вернулся и грозью навис над маленьким астродроидом:

— Иди и скажи своей драгоценной принцес-сочке, что если Люк не появится в ближайшие полчаса, его смело можно записать в покойники.

Р2Д2 заверещал.

— Невозможный человек… — согласился с ним Ц-ЗПО.

Небо за входом в пешеру стремительно темнело, и не только потому, что близился вечер. По нему неслись низкие рваные тучи — собирался снегопад, плотный, густой ночной снегопад, но до тех пор, когда он начнется, температура успеет упасть настолько, что без специальной маски невозможно будет и носа высунуть наружу. Чубакка бросил сварочный аппарат и поднял голову. Потом понюхал воздух, чихнул, потер лапой нос. Ему очень не нравилось то, что придумал его друг.

Флаеры, конечно же, еще не были готовы. Механики изо дня в день клялись всеми известными им богами, жизнью мамы, великим Космосом и собственными головами, что не пройдет и часа, как флаеры будут готовы к полету. Но проходили недели, а машины стояли в ангаре. Хэн с мрачной кривой усмешкой, застывшей у него на лице, решительно прокладывал себе дорогу к стойлу таунтаунов. Народ перед ним расступался. Следом бежал дежурный сержант.

— Капитан Соло… Сэр! — закричал офицер, сообразив, наконец, что ему никогда в жизни не догнать разогнавшегося кореллианина.

Хэн, не сбавляя шага, повернул голову в его сторону.

— Командор Скайуокер не проходил через южный вход. Но, может быть, он забыл зарегистрировать свое прибытие?

Хэн отвернулся.

Двое ребят пытались урезонить разбуянившегося таунтауна; зверь чуял буран. Хэн покачал головой: парни, где вы воспитывались? Городские наверное, решил он, отбирая у них поводья. Через пару минут почесывания за ушами, похлопывания по холке, скармливания словно по волшебству появившихся сухариков и нашептывания на ухо разных слов таунтаун встал спокойно и позволил кореллианину сесть в седло. Ребята-повстанцы смотрели, синхронно разинув рты.

— Температура быстро падает! — крикнул издалека дежурный сержант.

— Можешь поставить на это, — кивнул ему Хэн. — И мой друг еще там, снаружи.

— Я проверю двенадцатый сектор, — вызвался один из мальчишек, подобрав отвисшую челюсть.

Второй кивнул и сказал, что проверит тринадцатый.

— Мы поставили там контрольные камеры, реагирующие на альфа-ритм.

Хэн хотел отказаться: нет времени настраивать аппаратуру. Но передумал и опять кивнул. Ребята наперегонки побежали в диспетчерскую.

— Буран начнется раньше, чем вы доберетесь до первой отметки! — крикнул сержант.

Хэн пришпорил таунтауна.

— Значит увидимся в преисподней, — сказал он на прощание.


***


Снег пошел раньше, чем он добрался до первой отметки. Гораздо раньше. Чутьчуть потеплело, а может быть, ему так казалось. Сухие колючие крошки мешали дышать; пришлось натянуть на лицо шарф, закрыв нос и рот. Ничего, говорил он сам себе, пряча лицо в заиндевевшей шерсти таунтауна. Немного похоже на песчаную бурю. Ты что, никогда не видел песчаной бури на Татуине? Все тоже самое. Только холоднее раз в сто. Стремительно наступала ночь, и яростные ветра были предвозвестниками ее. Таунтаун под Хэном натужно сопел и сбивался с шага. Хэн благодарно погладил его. Только не подведи меня, малыш, сказал он зверю. Нам еше нужно найти нашего парня.

Капитан Соло был не один на снежной равнине, хотя и не подозревал этого. Когда шквалистые порывы принесли первое снежное крошево, робот-разведчик завис, пожужжал, словно советовался сам с собой. Потом прочертил суставчатыми лапками снег. И медленно опустился на землю. Через миг над ним возникло ровное розовое свечение, прикрывшее его сверху полупрозрачным куполом. А спустя еше немного времени ветер намел поверх защитного поля полукруглый сугроб.


***


Таунтаун бежал быстро, очень быстро, учитывая значительное расстояние, которое ему уже пришлось покрыть за сегодняшний день по морозному воздуху. Он больше не хрипел, только постанывал на каждом шагу и спотыкался. Хэн чувствовал себя последним подонком по отношению к несчастному зверю. Причем, это чувство преследовало его от самого стойла. Все сложнее было разобрать хоть что-нибудь сквозь снегопад. Каждая тень, каждая темная точка на снежной равнине казалась ему человеком. Но, похоже, единственным живым человеком в мертвом холоде Хота был он сам.

Проклятье! Как жарко. Слепящие солнца ползли к зениту. Песок хрустел на зубах. Он лежал ничком и никак не мог поднять голову, чтобы лизнуть отпотевший бак влагоуловителя. Проклятье! Язык был сухой, как кожа банту… Люк открыл глаза. Вокруг царила темнота, и он понял: ко времени, когда вновь забрезжит свет дня, он станет трупом, нишей для падалыциков. Если, конечно, на этой планете есть падальщики. Скорее всего, его доест очередной снежный монстр. Или тот же самый.

Выныривая из пелены больного сна, Люк заставил себя встать и выпрямиться — только для того, чтобы рухнуть от пронизывающий до костей порыва ветра. Упав, он подумал, что есть во всем этом какая-то насмешка — фермерский мальчишка с жаркого Татуина замерзнет, уснет в ледяных полях…

Остаток сил ушел на то, чтобы проползти еще немного. Люк без сил рухнул лицом в снег. Поземка засуетилась вокруг него, наметая свежий сугроб.



— Я… не могу… — прошептал Люк, хотя вряд ли кто-нибудь мог услышать его слова.

Но ответ пришел.

— Ты должен выжить! — Слова вьюгой зашептали в ушах. — Люк, посмотри на меня!

Люк не мог сопротивляться зову — от него исходила волна Силы.

С невероятным напряжением Люк приподнял голову и увидел сон. Перед ним стоял Бен Кеноби — облаченный в поношенные одежды, в которых ходил по горячей пустыне Татуина.

Призрак заговорил мягко и уверенно — как обычно говаривал Бен.

— Ты должен жить, Люк!

Юный командор нашел в себе силы шевельнуть губами:

— Мне холодно… очень холодно…

— Ты должен отправиться в систему Даго-ба, — невозмутимо произнесла призрачная фигура Бена Кеноби. — Ты будешь учиться у Йоды, магистра джедаев, у того, кто наставлял меня.

Люк сонно слушал, и вдруг рванулся, пытаясь дотянуться, дотронуться до привидения.

— Бен… Бен… — простонал он. Сил не было.

Фигура оставалась неподвижной.

— Люк, — вновь заговорил Бен, — ты наша единственная надежда.

Наша единственная надежда.

Люк ничего не понял. Но не успел собраться с силами, чтобы спросить объяснений. Фигура начала таять. И когда она исчезла, то Люку показалось, что в снежном сумраке он видит приближающегося таунтауна с седоком на спине.

Да, снежный ящер приближался неуверенной поступью. Всадника было не разглядеть, слишком далеко, да и летящий снег мешал рассмотреть.

— Бен?!. — позвал Люк и рухнул без сознания.


***


Снег, снег — есть ли на этой планете еще что-нибудь, кроме снега и повстанцев? Ветер успел намести большой сугроб над скрюченным окоченевшим телом. Мальчишка, определенно, родился в рубашке. Не споткнись о него таунта-ун, Хэн проехал бы мимо…

— Не-не-не, приятель, — Хэн взывал к неподвижному телу, забыв о том, что сам вот-вот превратится в сосульку, — ты еще пока не умер, верно ведь? Ну дай мне знать, а?

Безнадежно, мальчишка был белый, как снег, и кто-то здорово поработал над его физиономией. Это были даже не царапины — рваные раны. Стараясь не задевать их, Хэн принялся растирать Люку лицо.

— Не делай этого, малыш… еще не время, поверь мне на слово.

Сначала он решил, что ему померещилось. Но Люк застонал, совсем негромко, но вполне достаточно, чтобы прибавить энтузиазма отчаявшемуся было кореллианину.

— Я знал, что ты не оставишь меня здесь одного, — ухмыльнулся Хэн и повернулся к таунта-уну. — Дружище, мы все здесь устали, но сейчас все будет зависеть от твоих быстрых ног.

Он не успел не то что закинуть мальчишку на спину зверя, даже подвести таунтауна поближе и то не получилось. Зверь грустно вздохнул и пошатнулся. Ноги его подкосились, и вот на руках у Соло оказались уже два тела: одно в полумертвом состоянии, второе — Хэн подергал за уздечку, таунтаун захрипел, дернулся и затих, — теперь, похоже, в мертвом.

— Малыш, — сказал Хэн Люку, хотя знал наверняка, что тот его не слышит, — тебе известно значение идиомы «полный абзац»? Именно в нем мы с тобой сейчас и находимся.

Люк опять застонал, почему-то обозвал кореллианина Беном. Бен… Бен Кеноби, старый джедай. Ну, конечно! Наверное то, что Хэн собрался совершить, можно было назвать святотатством, хотя кто их знает, этих лжедаев, для чего еще они могли использовать свое излюбленное оружие? Ну, в зубах они им точно не ковыряли, а… Хэн, заткнись, приказал кореллианин сам себе. Люк потом выскажет все свои «фи», а сейчас его меч — лучший инструмент, чтобы освежевать таунтауна. Простым ножом его можно пилить до утра, а к утру будет поздно… Так-так-так…

Ощущение было странное. Как будто он прикоснулся к проводам под слабым током: рукоять слегка вибрировала и покалывала ладонь. Но светящийся клинок исправно распластал неподвижную тушу; надо было только следить, чтобы не оттяпать себе самому что-нибудь пока еще нужное.

На снег повалила масса дымящихся бело-голубых внутренностей. Хэн сморщил нос. Не многое в Галактике воняет так же гадостно, как кишки и прочая требуха таунтаунов. О-ох, а он-то всегда считал, что таунтауны воняют только снаружи…

— Я знаю, малыш, отмываться мы с тобой будем долго, — Хэн деактивировал меч и принялся запихивать бесчувственного приятеля внутрь толстой, покрытой густым мехом шкуры. — Но у нас нет другого выхода. Уверен, наш старый добрый таунтаун не будет протестовать…

Упаковав Люка, Хэн еще раз вызвал базу. С тем же успехом можно было вызывать Корускант, Оса-риан или Набу. Буран есть буран, а особенно — на Хоте. Небо над головой было уже не просто темным, а чернильно-черным; ветер сбивал с ног, трудно было не то что стоять, дышать — невозможно.

Хэн сплюнул; плевок замерз на лету. Если сейчас же не спрятаться, Джабба сэкономит деньги на охотниках за головами.

Маленький астродроид топтался возле входа в ледяную пещеру, превращенную повстанцами в тайную базу. Ветер ему был не страшен, а на снег он не обращал внимания, лишь иногда крутил головой, чтобы стряхнуть хлопья, залеплявшие объектив. На куполе его головы искрился иней. Маленький астродроид, без устали посылавший сигналы радиомаяка сквозь ночной буран, знал значение слова «беспокоиться», но никогда не применял его к себе. Хотя сейчас его очень тревожило длительное отсутствие Хэна Соло и Люка Скайуокера.

— Ты им ничем не поможешь, — сказал ему Ц-ЗПО. — Пойдем внутрь.

Золотистый робот-секретарь «поежился» и суматошно замахал руками, когда порыв ветра чуть не сбил его с ног. Ему не было холодно, но с программой симуляции не поспоришь. Ц-ЗПО и не собирался. Сейчас соперник у него был гораздо более упрямый.

— Р2Д2, мои сочленения замерзают, — пожаловался он. — Может быть, пойдем внутрь… прошу тебя. Мы еще увидим массу Люка, ты же знаешь. С ним все будет в порядке… ты, глупое ходячее короткое замыкание, с ним все будет в порядке.

Внутри ангара, у ворот, было точно так же холодно, как и снаружи. Принцесса Лейя смотрела на мрачное небо Хота и вздрагивала, когда ветер осыпал ее снежной крупой. Но не уходила. И была на своем посту не одинока; гигант-вуки поднял косматую голову и посмотрел на вошедших в ангар дроидов.

— Р2 не сумел поймать сигнал, — доложил Ц-ЗПО, — но, возможно, его сенсоры имеют ограниченные возможности…

Лейя пыталась уговорить себя, что как будущая королева обязана беспокоиться о своих подданных, но коварный рассудок тут же подсказывал ей, что пропавшая парочка вовсе не ее подданные, а сама она — королева без королевства. Тогда Лейя придумала возражение: как хороший руководитель она должна… тогда почему же ее больше волнует, что может случиться с темноволосым кореллианином, чьи слова далеко не всегда следует понимать буквально?

— Ваше высочество? — сказал подошедший майор; в его голосе слышалось явное сопереживание.

Подбежал лейтенант с сообщением:

— Все патрули вернулись. Скайуокера и Соло все еще нет.

Майор промолчал. Лейя с трудом оторвалась от созерцания снежных вихрей; майор ждал, лейтенант нетерпеливо топтался на месте и едва заметно поводил плечами от холода.

— Ваше высочество, — сказал майор. — Температура быстро падает. Мы должны закрыть дверь. Мне очень жаль.

Лейя опять повернулась к распахнутым настежь воротам ангара, как будто надеялась разглядеть в снежном крошеве возвращающегося кореллианина. Она упрямо не называла его по имени, опасаясь… Она так и не сумела придумать причины. Потом она поняла, что майор все еще ждет распоряжений, и отрешенно кивнула.

— Закройте дверь, — майор передал приказание дальше, лейтенант убежал.

Рядом горестно заскулил вуки.

— К утру мы приготовим флаеры, — сказал майор Дерлин принцессе. — Искать будет легче.

С металлическим лязгом сошлись тяжелые створки, словно челюсти безжалостного божества, уже отделившие двух человек от остальных и этим звуком возвестившие об их смерти.

— Кого? — безнадежно спросила принцесса. — Разве у них есть шанс дожить до рассвета?

— Небольшой, — признался майор, решивший сначала быть честным, но не выдержал и солгал. — Шанс всегда есть, ваше высочество.

Неистово зачирикал Р2. Чубакка вдруг жалобно и горько завыл. Лейя подумала, что ей нужно сесть, потому что ноги у нее сейчас подогнутся, и она усядется прямо на пол пещеры. Она провела ладонью по лиц и удивилась: глаза были сухие.

— Р2 говорит, что шанс равен семистам двадцати пяти к одному, — сказал ЦЗПО.

Лейя смотрела на него, сквозь него, сквозь ледяную стену пещеры и металлическую плиту, до утра закрывшую вход, и не слышала его слов. Но Ц-ЗПО не сдавался.

— Вообще-то, Р2Д2 известен тем, что ошибается.

Он отошел на пару шагов, обернулся, добавил:

— Время от времени.

Потом приподнял плечи, словно вздохнул, и неуклюже засеменил к астродроиду.

Ночь прошла. Механикам, несколько смен курочившим и собиравшим флаеры, она показалась ненормально и безнадежно короткой. Казалось, они не успеют наладить капризные и своенравные аппараты. Для Чубакки, без цели бродившего по ангару, скулившего и путающегося у всех под ногами, ночь была длинной. Механики все же прогнали его, и тогда он уселся возле ворот и принялся скрести лед. Длинные острые когти оставляли глубокие сколы. Лейя заперлась у себя в комнатах и наконец-то расплакалась. Она думала: ночь не кончится никогда. Но ночь прошла.

Неяркое солнце медленно выползало из-за дымки, скрывающей горизонт, и упрямо лезло наверх, Едва ли оно сумело бы растопить вековые льды Хота, но оно очень старалось. Вот поэтому в небольшой тяжеловооруженный флаер с короткими скошенными крыльями был вмонтирован фотохромный колпак кабины. Флаер этого типа был приспособлен для боя на низких высотах, поддержки пехоты, диверсий, но сейчас эскадрилья таких кораблей с наспех намалеванны-ми эмблемами Альянса обшаривали пространство планеты, выполняя спасательную миссию.

Ночной буран давно закончился, но успел сделать свое мрачное дело, засыпав все возможные следы. Солнечный свет отражался от снега и слепил, глаза даже сквозь очки и затемненный колпак, но Зев Сенеска продолжал вглядываться в искрящуюся белизну под днищем корабля, надеясь отыскать пропавших, пока снежная слепота не начнет играть с ним в жмурки. Флаер был рассчитан на двух человек, но Зев летел в одиночку.

— Командор Скайуокер, вы меня слышите? — повторил он такое количество раз, что сбился со счета. — Капитан Соло, вы меня слышите? Командор

Скайуокер, это Проныра-2, вы меня слышите? Капитан Соло…

Зев Сенеска никогда не встречался с молодым командором, слышал, конечно, ну, может, видел пару раз, база маленькая, но знакомы они не были, ни хорошо, ни плохо. С кореллианином им довелось как-то раз набраться под такую завязку, что потом он выслушал от принцессы много-много интересных слов.

— Капитан Соло, вы слышите меня? Эфир молчал.

— Командор Скайуокер… Эфир молчал.

Зев добрался до границы выделенного квадрата, заложил вираж. Можно было возвращаться и докладывать, что в его секторе никого нет. Потом со спокойной совестью идти отогреваться. Со спокойной? Зев Сенеска спустился пониже и вновь начал облет территории. Темные слепые пятна с радужной каймой уже плавали у него перед глазами, когда из динамика вдруг раздался веселый голос с кореллианским акцентом. Зев даже решил поначалу, что бредит.

— Доброе утро! — услышал он. — Ты не прихватил мой завтрак?

Зев потом не признавался, но на его толстощекой физиономии цвела широчайшая улыбка, когда он переключал трансмиттер на частоту спрятанной подо льдом базы.

— Эхо-Центр, это Проныра-2, — его голос тоже был весел, хотя и немного охрип. — Я нашел их. Повторяю, я нашел их!

Он не смотрел на приборы; и так было видно — знакомая долговязая фигура в неуставной теплой куртке с поднятым капюшоном вытанцовывала у большого сугроба и махала ему руками. Что же, решил Зев Сенеска, по-прежнему ухмыляясь, по крайней мере, один из ребят был более чем жив.

Толстое стекло отделяло обмороженного и потрепанного Люка Скайуокера от четырех посетителей, которых медперсонал не сумел прогнать вместе с прочими теми, кто пришел лично убедиться в чуде. Собственно, посетителей было пятеро, но последний недавно сам был еше пациентом и только сейчас самовольно выписался. Медицинский дроид 2-1Б проиграл в изнурительном споре с Хэном Соло и махнул на него манипулятором, сочтя, что раз пациент может так яростно отбиваться от медицинской помощи, значит, жить будет.

Хэн был доволен. Во-первых, малек определенно находился вне опасности и в надежных, хоть и механических руках 2-1Б и его ассистента ФИкс-7, которые, конечно, были больше похоже на натюрморты из наспех свинченных блестя-ших цилиндров, решетчатых сфер и манипуляторов, но дело свое знали. Во-вторых, у принцессы, встретившей их на пороге, подозрительно блестели глаза. В-третьих, ему наконец-то стало тепло.

Когда они с Зевом выгрузили полумертвое тело из флаера, в ангар набежала такая толпа, что Хэн заподозрил делегации с баз внешнего периметра. Кореллианин не успел и глазом моргнуть, как его самого уже осматривал медик, а Люк в одних трусах и дыхательной маске плавал в ванне, по маковку погруженный в прозрачную вязкую жидкость неприятного розовато-оранжевого цвета. Им повезло, что у медиков нашлась бакта. Ее очень сложно достать, особенно сейчас, после того как Император наложил запрет на ее производство. Бакта может вылечить что угодно.

Лейя не сводила сухих блестящих глаз с Люка, и поэтому можно было без помех пересказать Чубайсе странный бред мальчишки там во льдах. Вуки выслушал и недоуменно рыкнул.

— Вот и я думаю, Чуй, это полная ерунда, — согласился Хэн Соло.

— Было бы нехорошо, — озабоченно встрял Ц-ЗПО, не слушавший их, — если бы у масса Люка случилось короткое замыкание.

— Мальчишка там с чем-то встретился, — кивнул ему Хэн, — и это был не только мороз.

Принцесса смерила его ледяным взглядом. Хэн приободрился.

— Это та тварь, о которой он все время твердит, — отрезало ее высочество непреклонно. — Мы удвоим охрану, и… — неприступность дала сбой, — Хэн, я… я не знаю, как сказать, только…

— Забудь, — получилось грубовато и, кажется, бесцеремонно, но Хэну сейчас не хотелось вступать в перепалку или дискуссии.

— Вару-у, — Чуй с гордостью похлопал ко-реллианина по плечу.

Хэн вдруг смутился и поспешил удалиться. Как немедленно выяснила принцесса у Ц-ЗПО, на языке вуки это слово означало «сын храбрости». Леия поразмышляла и согласилась с определением.

Медицинский-дроид 2-1Б алчно посмотрел вслед кореллианину и потер манипуляторы.


***


Люк представления не имел, сколько времени он провел в беспамятстве. Он даже не помнил, когда открыл глаза. Он щурился и промаргивался, пока, в конце концов, неясное светлое пятно над ним приобрело очертания девичьего лица. Бред, твердо подумал Скайуокер. Чья-то ладонь — удивительно теплая, а ему-то казалось, что он больше никогда в жизни не сможет испытывать тепло — откинула волосы, упавшие ему на лицо.

— Хорошая вещь — бакта, — сказала принцесса Лейя. — Раны уже затянулись, а шрамы исчезнут через неделю. Тебе еще больно?

Люк покачал головой и с удивлением сообразил, что это действительно так. Слабо кружилась голова, и видел он пока еще не очень четко, но принцесса сказала, что это последствия шока и купания в бакте, и скоро все будет в порядке.

Вторым посетителем оказался Ц-ЗПО.

— Как я рад, масса Люк, что вы опять полностью функционируете.

Маленький астродроид прочирикал приветственную речь

— И Р2Д2 кричит, насколько он счастлив, — перевел Ц-ЗПО.

— Привет, малыш, — в дверной проем сунулась взъерошенная голова кореллианина.

Хэн, похоже, отпихивал кого-то, напирающего из коридора. Долго гадать не пришлось; дверь распахнулась, Соло ввалился в медицинский отсек, а на его месте возник приветливо урчащий вуки.

— Выглядишь вполне прилично, — заключил Хэн, придирчиво осмотрев Скайуокера. — Пожалуй, тебе хватит сил побороться с гундарком.

Люк понятия не имел, кто такой гундарк, и стоит ли с ним бороться (как выяснилось много позже — лучше не стоит), но чувствовал себя именно так, поэтому радостно улыбнулся:

— Благодаря тебе.

— И уже во второй раз, — не преминул уточнить Соло.

Забытая всеми принцесса презрительно фыркнула. Надо было признать, что у нее неплохо получалось фыркать. Хэн стремительно повернулся к ней, присел на краешек люковой койки — это он считал, что на краешек, а Люк чуть было не вывалился с другой стороны койки на пол.

— А, твоя возвышенность! Похоже, тебе все-таки удалось задержать меня.

— Я тут не при чем, — Лейя сложила губки в кислую улыбку. — Генерал Риеекан думает, что пока работают генераторы поля, кораблю любого типа опасно покидать пределы планеты.

— Неплохо придумано, — согласился Хэн Соло. — Ну а я думаю, что ты просто не переживешь разлуки с таким шикарным парнем, как я.

— Тебе что, мозги лазером выпарило? — поинтересовалась принцесса. — Откуда ты только берешь эти дикие бредни?

Чубакка залился раскатистым лаем. Лейя ошеломленно попятилась, Хэн только добродушно рукой махнул:

— Смейся, смейся, свитер недовязанный, ты не видел нас, вчера в южном коридоре…

Люк, до этого мгновения пускавший мимо ушей привычную перепалку — его друзья упражнялись так каждый день, и персонал базы в полном составе скорее всполошился бы, увидев их мирно сидящими рядом, — мгновенно насторожился. Южный коридор, там обычно мало кто ходит… кореллиан-ский контрабандист и алдераанская принцесса вместе… наедине? Люк с любопытством и небольшой долей ревности посмотрел на Лейю, ожидая объяснений. Принцесса говорить не пожелала. Зато довольного донельзя Хэна упрашивать не пришлось.

— Она продемонстрировала свои истинные чувства ко мне, — сообщил Соло, любуясь ярко-розовым пламенем, окрасившим фарфоровые щечки ее высочества. — Да ладно тебе, твое святейшество, неужели забыла?

Лейя набрала в грудь побольше воздуха. Хэн и Люк приготовились слушать. Чубакка внимательно приподнял уши.

— Слушай, ты, — начала принцесса свою отповедь, понемногу набирая обороты, — низкопробный, самодовольный, заносчивый, тупоголовый, неряшливый…

Люк загибал пальцы. Но выйти на расчетную мощность Лейе не дали.

— Минуточку! — перебил ее Хэн. — Это кто здесь неряшливый? Вот что я тебе скажу, лапочка, должно быть, я определенно взял тебя за… хвост, раз ты так: подскакиваешь. Ты как считаешь, Люк?

— Ага, — кивнул захваченный врасплох Скай-уокер. Его всегда восхищала простота и легкость, с которой Соло менял собеседников, — да вроде… как будто.

Лейя посмотрела на него странно. Потом решительно отодвинула Хэна, нагнулась к Люку и крепко поцеловала в губы. Потом гордо прошествовала на выход, задрав подбородок так высоко, что чуть было не споткнулась о высокий порог. Жаль, что не удалось от души ахнуть дверью за собой, но эффект и без того получился неординарный: глупо ухмыляющийся во весь рот, обалделый от счастья Скайуокер и Хэн Соло, который впервые за всю сознательную жизнь не нашел подходящих слов. Тишину, повисшую в медицинском отсеке, нарушил далекий сигнал тревоги.


***


Будь его воля, он вернулся бы в ангар и попытался привести в чувство капризничающий конвертер «Сокола». Генераторы генераторами, поле полем, а ему пора улетать. Терпение Джаббы все-таки скоро лопнет. Орд Мантелл очень наглядно показал, на каком краю он балансирует. Хэну очень не хотелось завалиться за тот край.

Но генерал Риеекан настоятельно попросил капитана Соло зайти. Хэн зашел. Еще и Чубакку прихватил с собой, чтобы не так скучно было. Генерал, проводивший селекторное совещание, кивнул ему от пульта. Ее высочество — где же еще быть гордости и красе Альянса, как не в центре событий? — одарило вошедших ледяным взглядом и отвернулось.

— Господа, — церемонно возвестил Риеекан. — У нас гости.

Несмотря на торжественность момента, Лейя, Хэн и Чубакка чуть было не сшиблись лбами, одновременно нагнувшись к электронной карте. Принцесса тут же отскочила, предоставив Соло обозревать заснеженные пространства в одиночестве.

— Мы засекли неопознанный объект в квадрате Зоны-12, — старательно не замечая напряжения, заговорил Риеекан. — И этот объект движется на восток. То есть, к нам.

— Чем бы он ни был, — сказал кто-то из офицеров, — но он металлический.

— И значит, он не может быть одной из тех тварей, что напали на Люка, — сказала принцесса. Посмотрела на генерала, на Хэна. — Я хотела сказать, на командора Скайуокера.

— Кто-нибудь из наших? — спросил генерала Хэн Соло. — Флаер?

Риеекан промолчал. Дежурный офицер покачал головой:

— Едва ли… минуточку! — он поднял ладонь, призывая к молчанию. — Есть слабый сигнал.

Некоторое время все присутствующие в недоумении слушали попискивание странно модулированного сигнала. Потом подал голос Ц-ЗПО, который тоже сшивался невдалеке — вместе с Р2Д2, разумеется.

— Должен вам сказать, сэр, я знаком практически с шестидесятью миллионами способов коммуникации, но это что-то новенькое… Может быть, это код или…

По селектору прорезался офицер с одной из станций периметра:

— «Эхо-38» — базе, у нас на радарах неопознанный объект. Визуальный контакт приблизительно через… — они отчетливо услышали его судорожный вздох. — Что за. .. о нет!

Динамик захрипел и умолк, только негромко потрескивали и шипели помехи статического электричества.

Хэн Соло нахмурился.

— Я не знаю, что это за штуковина, — буркнул он, — но на приятеля с праздничными подарками она не похожа. Надо взглянуть на нее поближе. Пошли, Чуй.

Риеекан кивнул им вслед. Они как раз выходили, когда он стал вызывать все патрульные корабли в район бывшей станции «Эхо-38».


***


Какими бы маленькими не выглядели ДИ-истребители рядом со «звездными разрушителями», те казались не больше прогулочной яхты, когда мимо них проходил «Исполнитель» — линейный крейсер класса «супер», флагман флота и личный корабль Дарта Вейдера.

Предельная уверенность царила в сердце каждого члена экипажей этого Имперского эскадрона смерти, но не спасала от элементарного страха — необъяснимого, липкого страха, заставлявшего их содрогаться и стараться уйти из поля зрения офицерского состава, когда в коридорах огромного корабля раздавались знакомые тяжелые шаги. Казалось, даже эхо, обычно дробящее здесь любой звук, не осмеливалось откликнуться на эту поступь.

Старшим офицерам приходилось не легче, но — положение обязывает — им приходилось держаться.

Он вошел в командный отсек во главе их и возвышаясь над ними. Черный шлем был виден любому, обернувшемуся в их сторону — словно ледяной порыв ветра подул неизвестно откуда. Дарт Вейдер, ситх, Повелитель Тьмы. Как обычно, в просторном многолюдном отсеке мгновенно повисла мертвая тишина, было слышно лишь негромкое чириканье аппаратуры и мерное дыхание, доносящееся из-под металлической черной маски.

Как обычно, Дарт Вейдер не обратил никакого внимания на произведенный им эффект. Не задержавшись у пультов, он прошагал к обзорному экрану и стал разглядывать россыпи звезд. Офицеры переглянулись.

Положение спас, сам того не подозревая, капитан Пиетт. Он протолкался сквозь оцепеневшую толпу с донесением для адмирала Оз-зеля.

— Я думаю, мы кое-что обнаружили, — сообщил он, заметил неподвижную черную фигуру и потерял дар речи.

— Да, капитан? — похоже, адмирал был единственным, кто неплохо чувствовал себя в присутствии ситха.

— Это фрагмент донесения от робота-разведчика в системе Хот, — Пиетт покосился на Вей-дера, перевел дух и продолжил. — Только фрагмент, но это лучшее, что у нас есть.

— Тысячи разведчиков обыскивают Галактику, — неприязненно заметил Оззель. — Мне нужны доказательства, а не фрагменты. Я не буду ради вашей прихоти гонять эскадру по…

— Но сканеры показывают формы жизни, — заспорил Пиетт.

— Это может быть кто угодно. Если мы будем отвлекаться на…

— Вы что-то нашли? — переспросил низкий, чуть искаженный дыхательной маской голос.

— Да, сэр… — капитан Пиетт поперхнулся и быстро поправился, — мой повелитель. — Видеозапись. В системе, предположительно, нет гума-ноидной формы жизни…

— Покажите.

Пиетт бросился к голографическому проектору: над приемной решеткой замерцали изображения нескольких флаеров, человеческие фигурки, горбы генераторов.

— Вот оно, — громыхнул Дарт Вейдер без дальнейших обсуждений.

— Повелитель, — заспорил адмирал Оззель, — в Галактике много незарегистрированных поселений. Это могут быть контрабандисты, это могут быть…

— Вот оно! — Черная перчатка решительно сжала воздух. — И с ними Скайуокер. Курс на систему Хот, адмирал. Генерал Виерс, — не слушая возражений, Вейдер обратил маску к офицеру из своей свиты. — Готовьте людей.


***


Робот-разведчик выбрал один из снежных барханов бескрайней белой пустыни, забрался на него и распустил параболическую антенну. Пришло время для детального доклада. Но инфракрасные сенсоры его не дремали: за сугробами невдалеке укрывался кто-то живой и большой. За другой снежной кучей, с противоположной стороны, пряталась жизненная форма меньшего размера. Не прекращая передачи, робот выдвинул дуло лазерной пушки. Из-за сугроба послышалось грозное рычание, но несколько иное, непохожее на голос вампы. Потом высунулась косматая башка — спутанная шерсть была рыжевато-бурого цвета, хотя ее хозяин вампу несомненно напоминал.

Хэн Соло осторожно выглянул из-за своего холодного укрытия. Робот увлеченно палил по Чубакке, недооценивая подвижности вуки. Хэн проверил заряд в своем бластере и прицелился.

— Боюсь, тут не слишком много осталось, — закончил Хэн Соло доклад.

Принцесса Лейя и генерал Риеекан переглянулись.

— И что это такое? — спросила Лейя в микрофон.

— Лроид какого-то типа, — весело отозвался Хэн, — я не так сильно его задел, а он как жах-нет. Похоже, в него был встроен механизм саморазрушения.

Лейя в задумчивости покусала нижнюю губу.

— Имперский дроид, — без уверенности заключила она.

И посмотрела на Риеекана. Генерал пожал плечами: все возможно; в подобных ситуациях он предпочитал предполагать худшее и был еще жив.

— Если — так, — услышала принцесса голос Хэна, — то Империи абсолютно точно известно, что мы здесь.

Генерал Риеекан кивнул, соглашаясь.

— Лучше поскорее заняться эвакуацией базы, — сказал он.

Шесть кораблей неторопливо появились из гиперпространства, словно демоны разрушения, готовые спустить на врагов весь гнев Империи. Но они не спешили.

Внутри маленькой круглой камеры в одиночестве молча сидел Дарт Вейдер. Может быть, он медитировал, может быть, молился, может быть, думал, а может быть, просто спал, — никто и никогда не узнал бы этого, даже если бы он решился снять шлем и маску. Один-единственный блик отражался от блестящей поверхности шлема. Словно свет боялся касаться Повелителя Тьмы.

Когда генерал Виерс, подбадривая сам себя, приблизился к круглой камере, стены раскрылись, как странный механический цветок. На взгляд Виерса, ее обитатель казался неживым — так он был неподвижен. Если бы не ощущение страха — словно невидимые ледяные пальцы прикоснулись к сердцу — генерал, возможно, рискнул подойти и проверить. Но страх волнами истекал из круглой камеры, приникал к коже, лишал зрения и сбивал дыхание. Генерал сделал неуверенный шаг. Ему надо было передать Повелителю Тьмы послание, но он не знал, что больше не понравится ситху — задержка послания или вторжение в его уединение. Но Вейдер заговорил:

— В чем дело?

— Мой повелитель, — генерал тщательно подбирал каждое слово, — флот перешел на субсветовую скорость. Комскан показывает наличие энергетического поля, прикрывающего некоторые районы шестой планеты в системе Хота. Мощность поля высока. Стандартным бомбовым пакетом его не пробить.

— Итак, — заключил Дарт Вейдер, не меняя позы, — повстанцам известно о нашем присутствии. Адмирал Оззель вывел флот слишком близко к системе.

— Он считал…

— Он глуп, — отрезал Дарт Вейдер. Виерс не спорил: себе дороже. — Раз бомбардировка невозможна, приготовьте десант к наземной атаке.

Ситх не стал смотреть, как его генерал исполняет команду «кругом, шагом марш» — безупречнее, чем на плацу на имперском параде, — он протянул руку, затянутую в черную перчатку, и включил небольшой экран комлинка. Некоторое время он молча смотрел на изображение капитанского мостика флагманского корабля.

Адмирал Оззель шагнул вперед, его одутловатое лицо заполнило экран монитора:

— Мой повелитель, флот на…

Но Дарт Вейдер смотрел мимо него.

— Вы подвели меня в последний раз, адмирал. Капитан Пиетт, — негромко окликнул он офицера, стоявшего рядом с Оззелем.

Два события произошли одновременно: молодцеватый капитан поспешно повернулся к экрану, а адмирал вдруг ссутулился, захрипел, царапая ногтями горло в безуспешной попытке сбросить невидимую удавку.

— Да, мой повелитель, — сказал капитан, стараясь не смотреть в сторону адмирала.

— Приготовьтесь высадить штурмовые группы и десант вне энергетического поля, — распорядился Дарт Вейдер, тоже не интересуясь дальнейшей судьбой Оззеля. — Разверните флот так, чтобы никто и ничто не могло уйти с поверхности планеты. Принимайте командование, адмирал Пиетт.

Лицо Оззеля побагровело, глаза вылезли из орбит. Еще какое-то время он корчился на полу, но вскоре затих. Дарт Вейдер выключил переговорное устройство и уже не видел этого. Пиетт старательно смотрел в другую сторону.


***


Империя вошла в систему Хота. Ее прибытие возвестили аварийные сирены в ледяных туннелях. На всех внешних станциях и на центральной базе все вели себя одинаково. Дроиды всех мастей вместе с наземными командами спешно готовили к вылету корабли и боевые флаеры. Войска выдвигались на позиции. Пилоты собирались на инструктаж и нервно шутили. Все были взбудоражены и полны энтузиазма. То, что со времени крушения Звезды Смерти прошло практически три года по времени Корусканта, и с тех пор Альянс так и не сумел одержать хоть какую-нибудь крупную победу, никого не волновало. О базах Лаак-тен и Массасси старались не вспоминать.

Особо многочисленная и воодушевленная группа окружила принцессу Лейю. Ее высочество держала речь.

— Транспортные корабли будут взлетать по мере загрузки. На каждый транспорт выделяется только два истребителя сопровождения. Мы сможем открывать поле лишь на несколько секунд, так что держитесь поближе к транспортам.

Дерек Кливиан по прозвищу Хобби, известный в основном умением сломать любой летательный аппарат и тем, что чаще других оказывался в бактовой ванне, почесал в затылке.

— Два истребителя против ударного крейсера? — скептически поинтересовался он.

— Каждый раз мы будем давать залп из ионных пушек, — заверила его Лейя, — а их огонь может уничтожить любой корабль на вашем пути следования.. Когда пройдете поле, сразу же отправляйтесь в точку встречи. На бой не отвлекайтесь. Все понятно? Удачи.

Пилоты радостно взревели. Хэн, слушавший уверенный голос принцессы, стоя на крыле «Сокола», только качнул головой. Детишки, подумал он, вновь принимаясь за работу. Глупые восторженные детишки. Сопливцы. И их снежное высочество во главе игрушечной армии. Не нужно быть мудрецом из Затерянного города, чтобы сообразить: база на Хоте будет жить ровно столько, сколько понадобится имперским войскам, чтобы добраться сюда. И тогда все эти увлекательные игры в героев закончатся, а сами они, возможно, превратятся в куски хорошо промороженного мяса, плывущие по орбите вокруг планеты вместе с останками своих кораблей. Если, конечно, не сгорят при взрыве.

— Вроде, порядок, Чуй, — угрюмо сказал он в комлинк. — Запускай.

Мимо прошествовала принцесса, гордо задрав носик и одарив кореллианина презрительно-злобным взглядом. Хэн засмотрелся и не уследил: едва успел отдернуть руки от загоревшихся проводов. Лейя чеканно фыркнула.

Крейсер «Возмездие» навис над обледенелой планетой, словно механизированный ангел смерти.

Капитан имперского флота Лортт Нида рассматривал Хот через иллюминаторы, когда к нему обратился вахтенный.

— Сэр, в нашем секторе замечен транспорт повстанцев.

— Хорошо, — улыбнулся капитан, не разжимая тонких синеватых губ. — Начнем, господа.


***


— Первой мишенью станут генераторы, — сказал Карлист Риеекан, разглядывая карты.

— Первый транспорт приблизился к границе поля, — одновременно с ним объявили по громкой связи.

Генерал замолчал, слушая переговоры.

— Приготовиться открыть щит, — скомандовал оператор.

— Ионная батарея, внимание, — эхом откликнулась девушка у соседнего пульта.

Металлическая, выкрашенная в белый цвет сфера где-то на поверхности планеты развернулась открытым створом в направлении цели.

Принцесса Лейя украдкой скрестила пальцы, надеясь, что никто не заметит. Сделавший то же самое генерал Риеекан кивнул офицерам. Девушка за соседним пультом придвинула микрофон.

— Огонь! — сказала она.

В холодное небо планеты вонзились два ярких луча; они прошили атмосферу насквозь, скользнули Мимо пузатого транспортного корабля и двух истребителей сопровождения и ударили по броне имперского «разрушителя». Несмотря на безапелляционное заявление принцессы, крейсер и не думал взрываться. Пламя расплескалось по обшивке, корабль тряхнуло, и поэтому ответный залп прошел мимо повстанцев.


***


— Чуй, — окликнул Люк второго пилота и по совместительству главного (и единственного) механика «Тысячелетнего сокола».

Тот поднял голову.

Наладка систем фрахтовика шла в ударном режиме, даже Соло на время отложил обычную свою манеру отлынивать от работы и усердно копался в брюхе у «Сокола».

— Береги себя, — сказал Люк Чубакке и покосился на кореллианина.

Тот был занят дискуссией с ремонтным дроидом, одолженным у соседей. Спор был жаркий, и Хэн делал вид, что не замечает своего молодого приятеля.

— И присмотри за этим парнем, ладно?

Вуки вдруг облапил Скайуокера — тот временно перестал дышать, запутавшись в длинной рыжей шерсти — проскулил на прощание что-то очень жалостливое и опять вернулся к работе.

— Привет еще раз, малыш, — Хэн соизволил оторваться от диспута на пару мгновений. — Ничего не случается просто так. Должна быть веская причина. Проверь еще раз. Ты в порядке?

— Ага… — спустя пару секунд Люк догадался, что Соло, как обычно, говорит сразу с несколькими собеседниками, даже не делая пауз.

— Смотри за тылами.

— Ты тоже.

Они помолчали, стараясь не думать о том, что, может быть, видят друг друга в последний раз.

— Надеюсь ты помиришься с Джаббой, — в конце концов, сказал Люк.

— Задай им жару, малыш, — кореллианин беззаботно махнул рукой в сторону предполагаемого противника.

Опять помолчали, натужно пытаясь придумать, что бы еще сказать. Наконец, Хэн еще раз махнул рукой, на этот раз — на прощание. Люк улыбнулся, тоже помахал ему и побежал прочь, к эскадрильям. Пробежал он всего лишь пару-тройку шагов и оглянулся. Хэн смотрел ему вслед. Люк не помнил у него такого взгляда.

Их спасла девочка-диспетчер:

— Первый транспорт успешно покинул систему.

Разумеется, все от радости заорали. Люк тоже немножко покричал вместе со всеми, а когда еще раз оглянулся, Хэн уже исчез в недрах «Сокола».

Люка ждал его «снеголет» — приспособленный к холоду планеты и бою на малых высотах флаер — и его стрелок, розовощекий Дэк Ралтер с Калиста VI. Дэк был младше Люка лет на пять и с уважением смотрел на своего более «солидного» командира снизу вверх. Люка это смущало и немного — ну, совсем чуточку! — льстило. Сначала Скайуокер нещадно гонял малька, как и положено умудренному опытом ветерану, но потом кто-то из пилотов рассказал ему историю Дэка: как мальчишка спас пилота Альянса, подбитого над Калистом, и как они организовали побег группы заключенных… Люк сильно смутился и умерил свой пыл.

— Хорошо чувствуете себя, сэр? — с надеждой спросил Ралтер.

— Как новенький, Дэк. А ты как? Парнишка расцвел весенним цветком.

— Да я всю Империю одним махом побе… Ну, в общем, справлюсь,

— Да, — согласился Люк. — Я знаю, что ты имеешь в виду.

— Пилоты, внимание, — раздался из динамика голос принцессы. — При получении приказа отступать все собираются на Южном склоне. Истребители будут ждать вас. Код 1-5 будет означать, что эвакуация успешно завершена. Удачи.

В общую суматоху затесались и Ц-ЗПО с неизменным конвоем в лице Р2Д2. Маленький ас-тродроид отважно пищал успокоительные фразы своему взволнованному товарищу. Ц-ЗПО похлопывал его по головной полусфере и вздыхал.

— Почему только стоит делам наладиться, и все немедленно летит вверх тормашками? — риторически вопрошал он. — Позаботься о массе Люке. И о себе не забудь позаботиться…

Он печально потер фоторецепторы. Р2Д2 опять засвистел, что все будет в порядке.

Сначала было слишком далеко, звуки тонули в завываниях ветра. Кроме того, все были слишком заняты приготовлениями, чтобы прислушиваться. Да никто особенно и не старался — все пытались заняться делом, чтобы справиться с ожиданием и холодом.

Ветер усиливался. Офицерам в траншеях приходилось кричать во весь голос. Солдаты торопились выполнить команды, занимали места, устанавливали тяжелые базуки на брустверах окопов, окапывались.

Возле куполов вообще ничего не было слышно, даже ветра. Все заглушал могучий гул работающих генераторов. Поэтому первым был не звук, а ощущение — вздрогнула промерзшая земля под ногами. И еще раз. И еще. На горизонте поднялась снежная пыль, и это была не поземка. Завыла сирена.

Офицер поднял к глазам электронный бинокль.

Их было, должно быть, с десяток, может больше, пока было трудно судить, — решительно двигающихся сквозь ветер и снег, походивших на создания из какой-то забытой эпохи: громадные копытные с четырьмя ногами. Их спины блестели на солнце. Квадратные морды медленно поворачивались из стороны в сторону. Но они были машинами.

Офицер почувствовал, что ему жарко, несмотря на то, что стоял дикий холод.

Шагающие танки!

Он только слышал о них, но не признать их было невозможно — АТВ, автономный танк-вездеход. Тяжелые лазерные пушки, установленные на подвижной башне, напоминали бивни. Офицер схватил комлинк.

— Дозор 0-3 — Разбойному эскадрону. Они наступают, — он все-таки вытер пот со лба, даже не заметив этого движения. — Дозор 0-3 — базе. З-Т-8. Повторяю: ЗТ-8. — И, как будто кода было недостаточно, добавил. — «Топтуны» на северном гребне.

— Проныра-лидер — дозору, — донеслось из комлинка, — мы уже в пути.

Снег и лед вскипели и встали столбами пара. Танки приблизились на расстояние выстрела. Легко было получить задание: отвлекать внимание имперского десанта, давая возможность стартовать транспортным кораблям. Но никто из солдат не был готов к встрече шагающих танков. Они-то ждали обычный десант…

Долго ждать не пришлось. Незамеченные пока десантом, почти сшибая верхушки сугробов, над самой землей мчались снеголеты. Пилоты молчали, только Дэк вдруг завозился и сказал по внутренней связи:

— Люк, у меня плохой обзор. Я не вижу цели.

— Не беспокойся, не заржавеет, — откликнулся Люк и врубился в эфир. — Парни, атакуем дельтой. Взялись!

Динамик взорвался удалым посвистом — судя по всему, Антиллес не удержался. Ему вторили Хобби Кливиан и Сенеска. Разбойный эскадрон пошел в наступление.

Четыре из двенадцати снеголетов вырвались вперед, на форсаже атакуя врага. Один из АТВ открыл огонь, едва не сбив заложивший вираж кораблик. Орудийный залп второго отправил другой флаер в подсветившее небо огненное небытие. Люк видел взрыв — первая потеря его эскадрильи — и выстрелил в ответ по «топтуну», промазал и добился только того, что танки принялись стрелять по нему. Машину затрясло, как в лихорадке.

Люку удалось справиться с управлением в нужный момент — перед ним в опасной близости вырос «топтун». Положив снеголет на крыло, — горизонт накренился — Люк скользнул между ног танка, успев заметить, как его ведомый повторяет маневр. Только, в отличие от него, ведомый ухитрился обстрелять танк.

— Хобби, — осторожно сказал Люк в микрофон, — ты еще со мной?

— Так точно!

— Тогда держись ближе…

— Куда ближе? — обиделся Кливиан. — Я разве что в хвост тебя не целую. Не трусь, командир, у нас любовь на всю жизнь!

Оба флаера одновременно развернулись и атаковали танк, перед самым его носом выполнив маневр расхождения. Имперский стрелок не смог решить, в кого стрелять первым, и не попал ни в кого. На лобовой броне танка распустился цветок взрыва, огонь облизал башню и увял.

— Проныра-лидер — Проныре-3!

— Слышу тебя, — откликнулся Бедж Антил-лес, охотящийся за вторым «топтуном».

— Разбивай ребят по парам! Мы слишком хорошая цель для них…

«Топтуны» продолжали свой марш по заснеженному полю. Эскадрилья сдерживала их продвижение, но не слишком. Солдаты побежали из окопов. Отступление началось раньше, чем поступил приказ.

Экипаж одною из танков развернул машину к орудию повстанцев, когда командир заметил одинокий флаер, идущий в лобовую атаку. Из пушек кораблика било пламя. Танк изрядно тряхнуло, но и только. Флаер, взяв вверх, прошмыгнул над самой спиной «топтуна», а танк пошел дальше.

Уведя машину вверх и в сторону от «топтуна», Люк оглянулся. Их броня чересчур толста, бластерами не возьмешь. Ладно, забудем на время об огневой мощи, такой вот хилой… Должен же быть хоть какой-нибудь способ достать этих чудищ.

Хобби тут же предложил летать перед башней туда-сюда, пока у водителя не закружится голова… Оказывается, Люк рассуждал вслух, и все слышали.

Это же не машины, это банты какие-то, подумал Люк. Такие же неповоротливые и тупые. Даже размерчиком походят друг на друга. Банты… банты? Скайуокер, ты — гений!

— Проныра-лидер — всей группе, — сказал он в комлинк. — Цельте им в ноги.

— Ничего более умного не придумал? — поинтересовался кто-то, кажется, Свои. — Может быть, еще и на танец их пригласить?

— Забудьте про пушки! Стреляйте из гарпуна! — Люк переключился на внутреннюю связь. — Дэк, приготовься.

Взрывы швыряли машину из стороны в сторону, заградительный огонь сбивал с курса. Люк заметил еще один танк, флегматично бредущий следом за командиром — кажется, ему был нипочем залп из всех орудий повстанцев.

— Люк, у меня неполадки в системе наведения и контроля огня, — вновь подал голос Рал-тер. — Перехожу на ручное управление.

— Просто держись, Дэк, — посоветовал ему Скайуокер. — Просто держись. И приготовься стрелять из гарпунной пушки.

Еще один близкий взрыв сотряс флаер. Люк изо всех сил старался удержать машину в воздухе. Да, это не в космосе летать… Сколь бы отчаянно он ни старался удержать рыскающий корабль, горизонт по-прежнему мотало, как мотает весь мир после крепкой вечеринки.

— Мы почти у цели, приготовься, Дэк. Дэк не ответил.

— Дэк?

Люк повернул голову: снеголет Хобби Кливи-ана держал тот же курс, что и он. Вокруг них вспухали облачка взрывов. Вдали Ведж и еще четверо гонялись за самоходными установками — двуногими и более мелкими версиями шагающих танков.

— Дэк, с тобой все в порядке?

Люк змеей извернулся в прижимающих к креслу ремнях. Дэк лежал головой на дымящемся пульте. Из-под съехавшего на бок шлема ручьем лилась кровь.

— Дэк!

Орудия повстанцев яростно палили по приближающимся танкам без какого-либо видимого результата. Имперцы, в свою очередь, заливали огнем окопы и орудийные башни — единственную преграду между ними и куполами генераторов. Пар и дым затянули поле боя, заслонили цели, но шагающие танки продолжали бойню, ведя огонь почти вслепую.

Офицер — тот, кто первым заметил жуткие машины — сражался вместе со своими людьми и погиб в числе первых. Пара повстанцев бросилась ему на выручку, оттащили в сторону, но не сумели его спасти; он потерял слишком много крови. Они прислонили его к стенке окопа и снова открыли огонь по механическим монстрам.

Еще один флаер осмелился на пике — лишь для того, чтобы попасть под обстрел «топтунов» и превратиться в клубок пламени. Разбойный эскадрон продолжал терять людей. Наземные силы — тоже. Кровь пачкала снег ярко-алыми пятнами, но чистый цвет их быстро темнел, становился грязью. Снег таял. Сражение делало то, что никак не удавалось сделать на этой планете солнцу.

— Проныра-3, ответь лидеру… Проныра-3, чем ты там занят? Антиллес, ситх тебя побери!!!

Он ответил не сразу. Его снеголет упорно атаковал один и тот же танк, и в конце концов кореллианское упрямство Антиллеса было вознаграждено: башня танка разлетелась на куски. Ведж отдышался после победного клича и включил связь.

— Слушаю, Люк!

— Я только что потерял бортстрелка, — сказал Люк. — Проводи маневр, я прикрою тебя.

— Будет сделано… — Ведж закончил любоваться сотворенным им разрушением.

Он выровнял машину, выбрал из танков тот, который ему нравился меньше всех, и крикнул своему стрелку:

— Активируй гарпун!

На пульте вспыхнуло оповещение: стрелок нажал переключатель огня, и тогда Ведж, закрутив кораблик в заковыристую спираль, шмыгнул между ног «топтуна». Он даже пожалел, что его не видит Хэн Соло — только кореллианин поймет прелесть такого маневра.

— Гарпун пошел! — крикнул из-за его спины бортстрелок.

Гарпун клюнул одну из ног танка и застрял в сочленении. Ведж с боевым воплем повел флаер в облет. Он шел в мертвой зоне, танк не мог достать его огнем из пушек, единственное, что ему угрожало — другие танки. Плевать, с мрачной решимостью подумал Ведж. В крайнем случае, оба откинем копыта.

— Хороший выстрел, Йансон, — сказал он.

Кораблик продолжал навинчивать круги вокруг танка, с тихим шорохом разматывался трос гарпуна. План должен сработать… Должен…

— Еще один круг, — сказал сам себе Ведж Антиллес.

— Еще один, — эхом откликнулся Йансон, следя за приборами. — Давай для верности еще один!

Сделаем еще один… За папу… Еще один — за маму… И за их заправочную станцию добавим…

Краем глаза Ведж заметил снеголет Скайуо-кера, атакующий соседний танк.

— Трос кончается! — опять закричал бортстрелок.

Ведж для верности нырнул под брюхо танка, чтобы спутать его ноги наверняка.

— Отстрелить трос!

— Трос отстрелен.

Машина взмыла «свечой», и Ведж рассмеялся, глядя вниз на результат их усилий. Шагающий танк пытался продолжить движение, но нелепо накренился и рухнул бронированной мордой на землю, взметнув тучу льда и снега.

Антиллес развернул снеголет, сбросил пару метров и на бреющем зашел в атаку. Ахнул взрыв.

— Хороший выстрел, командир, — хмыкнул Йансон.

— Р-ро!!! — откликнулся Ведж. — Эй, Скай-уокер! Один готов.

— Да, Ведж, я видел. Отлично сработано.

— Знай наших!

Ведж выбрал следующую цель.

Ледяная глыба ухнула с потолка и рассыпалась в крошево.

— Я не уверен, что мы сумеем защитить сразу два транспорта, — сказал Карлист Риеекан, даже не повернув головы от экрана.

— Рискованно, — согласилась стоявшая рядом с ним принцесса, — но долго мы не продержимся. У нас нет выбора, генерал.

Она подозвала адъютанта.

— Начинайте эвакуацию наземного персонала.

По стенам ангара змеились трещины. Это было красиво, но ни Хэн, ни Чубакка не пошли посмотреть. Сварочные работы на борту фрахто-вика шли ударными темпами. Ссора тоже. Изнутри неслось:

— 0-ууу! Хррр… Нет, Чуй! Эту хреновину нужно было приварить к той, а не эту! А эту — туда! Хорошо? Гррр-аф! Раф! Протри глаза ты, блохас-тая немочь! Рррр-раф! — Как ты меня назвал?!!

Когда стало ясно, что многотонный свод пещеры вскоре обрушится им на головы, из фрах-товика выскочил, как ошпаренный, Соло.

— При первой же возможности, — сказал он, неодобрительно разглядывая потолок, — мы полностью и капитально отремонтируем это корыто.

Но он понимал: первое, что надо сделать. — вывести «Тысячелетний сокол» из ледяной преисподней.

Зев Сенеска видел взрыв имперского танка, а уж не услышать радостный клич Антиллеса было вообще невозможно.

— Проныра-2, — окликнули его с летящего рядом флаера, — как ты там?

— Пока на ходу, Люк, — Зев умело выровнял рыскнувшую было машину.

— Готовь гарпун, я прикрою…

Острый осколок располосовал ему щеку, он даже не заметил — когда. Времени не было даже на то, чтобы стереть кровь; она так и засохла коричневой коркой.

Снеголет трясло и заваливало на бок. Очевидно, один из выстрелов пришелся под левую плоскость.

— Цель прямо по курсу, — скомандовал он стрелку.

Но очередной выстрел разнес прозрачный колпак. Дымом заволокло кабину. Зев старался удержать машину, но новые выстрелы безжалостно рвали кораблик на части.

— Парни, следите за перекрестным огнем, — услышал он голос Скайуокера по комлинку.

Сквозь густой дым Зев едва разглядел массивную тушу другого имперского «топтуна». Боль была очень короткой. Зев успел вскрикнуть, но направить свой флаер в таран не успел.

Люк видел смерть Зева, но все чувства сгорели вместе с несколькими машинами его эскадрона. Только спокойствие, голова — в холоде. Мысли летели — он не мог понять: не его ли неумелое командование привело к гибели эскадрона

— Ведж, Ведж… Проныра-3, ты слышишь меня?

Он так и не узнал, слышал ли его Антиллес, потому что именно в это мгновение его корабль содрогнулся от взрыва. Из-под панели полезли черные жгуты дыма. Люк запаниковал, когда понял, что удержать в воздухе подбитый снего-лет нет никакой возможности. И — как будто нарочно — прямо по курсу нарисовалась темная туша имперского «топтуна».

Люк еще боролся со штурвалом, когда его флаер нырнул к земле, волоча за собой дымный шлейф, расшитый огненными языками. Жара в кабине стала почти невыносима: огонь начал прорываться внутрь. Неуправляемый снеголет ударился о снег в считанных метрах от имперских шагающих танков.

Собравшись с силами, Люк вывернулся из-под разбитого пульта. Ему даже удалось приоткрыть колпак — наполовину, потом он застрял. Пришлось просто разбить пластик. Земля вздрагивала с каждым шагом приближающегося тяжеловесного врага, встряхивало снеголет. Люк поймал себя на мысли, что не понимал, насколько чудовищно велики эти четырехногие уроды, пока не лишился защиты своего корабля и не увидел монстров вблизи.

Он вспомнил про Дэка и попытался вытащить безжизненное тело из покореженной кабины. Но пришлось сдаться. Дэка заклинило в кабине, а имперский танк был совсем рядом. Люк сорвал с турели гарпунную пушку, порылся в запасах Дэка — там всегда можно было найти чего-нибудь интересное. Под руку попались магнитные мины.

Едва Люк отскочил от снеголета, как имперская громадина подняла чудовищную ногу и, с хрустом впечатав в металл копыто, расплющила флаер.

Люк пригнулся под корпусом танка, двигаясь вместе с ним, уворачиваясь от медленно ступающих ног. Подняв голову, он почувствовал, как хлестнул по лицу холодный воздух, когда он рассматривал брюхо исполинской машины.

Забежав вперед, Люк нацелил гарпунное ружье и выстрелил. Мощный магнит, присоединенный к тонкому кабелю, вылетел из ружья и намертво припечатался к шагающему танку.

Не переставая бежать, Люк ухватился за трос, подергал, проверяя, выдержит ли тот его вес. Затем он присоединил катушку с кабелем к пряжке на поясе. Механизм тут же вознес его над землей. Теперь, болтаясь под брюхом машины, Люк видел оставшиеся имперские шагающие танки и два оставшихся снеголета, которые продолжали битву, пикируя сквозь яростные разрывы.

Он заметил небольшой люк и полез к нему. Быстро вскрыв замок лазерным мечом, Люк распахнул крышку, бросил внутрь фугас и торопливо соскользнул по тросу. Упав, он крепко приложился к снежному насту и на мгновение отключился от удара. Задняя нога «топтуна» рассекла воздух прямо над ним и пронеслась далеко вперед. Что ж, повезло.

Похоже, в танке никто не заметил диверсии. «Топтун» сделал еще шаг-другой, и вдруг взрыв вспорол его внутренности. Скорлупа механической бестии распалась по швам, части двигателя и обломки корпуса посыпалась во все стороны. Имперская штурмовая машина обрушилась вниз и замерла дымящейся неподвижной грудой, подмяв под себя обломки ног.

Стены командного зала содрогались в предсмертной агонии, по ним ползли трещины, расширялись, грозя обвалом, но командование базы все еще совершало попытки действовать среди хаоса и разрушения. В коридорах подземной базы было пусто и тихо, и поэтому особенно страшно. Особенно, когда пещера в очередной раз вздрагивала от взрыва — отголоски едва доносились сюда, под толщу льда. По стенам ползли трещины, расширялись, грозя обрушить потолок. Трубы, ранее укрытые в стенах, теперь были вырваны оттуда; из одной лилась горячая вода. Пол был засыпан обломками аппаратуры и ледяным крошевом. Искрил разбитый пульт, на который только что обвалилась секция потолка. Один оператор едва успел отскочить, второго накрыло; его быстро откопали и отправили с сопровождающим в северный ангар — грузиться на транспорт.

Но сейчас здесь было тихо. До тех пор, пока Хэн, поскользнувшись, не расшиб колено об угол поврежденного пульта.

Первой к нему обернулась принцесса. Лицо у нее было бледнее обычного, веки потемнели, губы — скорбно поджаты.

— Ты в порядке? — спросил ее Хэн, перелезая через свежий завал.

Лейя сердито кивнула, но в ее глазах промелькнула тень удивления.

— Ты почему еще здесь?

Хэн потер колено. Пожал плечами. Придумывать веселую ложь не было ни времени, ни желания.

— Услышал, что в командный центр попали прямой наводкой, — признался он.

Контрольный пульт генераторов защитного поля был цел, но возле него никого не было. За ненадобностью — шкалы приборов погасли. Вход был открыт.

— Можешь спокойно лететь, — сказала принцесса, проследив его взгляд.

— Улечу, не волнуйся, — откликнулся он. — Провожу тебя до твоего корабля и улечу.

Разумеется, она заупрямилась. Разумеется, ее пришлось уговаривать долго и нудно. Не слушая ничьих слов, принцесса повернулась к оператору.

— Перебросьте войска в двенадцатый сектор на южный склон, — приказала она.

Риеекан кивнул Хэну: забирай девицу и выкатывайся отсюда. Лейя приготовилась сопротивляться. Не пришлось, мощный взрыв встряхнул пещеру. Пол перекосило, Лейя свалилась на Хэна и Ц-ЗПО, случившемуся быть неподалеку. Соло, воспользовавшись ситуацией, просто схватил принцессу в охапку и поволок в коридор.

— Имперские войска вошли в базу, — холодно сообщил голос из оставшегося динамика.

Карлист Риеекан полез за оружием. Второй рукой он яростно махал Хэну: уходи.

— Дайте сигнал всем к отступлению! — успела выкрикнуть Лейя. — И уходите на транспорт!

Теперь взрывы следовали один за другим, так плотно, что идти стало практически невозможно. До спасительной двери оставалось не более трех шагов, когда глыба льда, отколовшаяся от потолка, обрушилась им на головы. Хэн успел выдернуть из-под хлынувшей снежной лавины Лейю и упал, увлекая принцессу за собой. Он даже сумел закрыть ее собой. По спине очередью пробарабанили осколки льда, особо увесистый чуть было не вышиб из кореллианина дух. Хэн вынырнул из снега, отплевываясь и ругаясь. Поставил на ноги Лейю. О транспорте можно было забыть — лавина погребла под собой вход в ангар.

Хэн нашел в кармане комлинк, забыв удивиться, что не потерял его в суматохе.

— Транспорт Ц-17, это Соло, — позвал он, не надеясь, что кто-то услышит. — Мне не пройти, здесь завал. Лучше валите отсюда. Если нам повезет, мы с принцессой улетим на моем «Соколе».

Он не стал ждать ответа. Принцесса послушно бежала за ним, отложив на какое-то время разногласия. На перекрестке они встретили Ц-ЗПО.

— Но… но… но… куда вы? Эй, вернитесь!

— Поднажми, золотник, — крикнул ему Хэн, поскальзываясь на вираже, — иначе тебе светит постоянное проживание на планете!

Ц-ЗПО покладисто развернулся, но они уже скрылись за дверью бокового коридора.

— Как это типично, — вздохнул робот-переводчик.

Дверь снова открылась, оттуда вынырнул Хэн и втащил дроида внутрь.

Полуоглохший от взрывов и выстрелов офицер прижимал к уху наушник, в котором что-то хрипело и хрюкало. Наконец, сквозь хруст помех он разобрал: «… од один-пять… код один-пять…» Офицер замахал рукой солдатам.

— Отступаем! — крикнул он, не уверенный, что его услышат.


***


Они знали, что им не успеть, не убежать от механического чудовища, неспешно шагавшего следом за ними, поводившего остроносым рылом и метко плюющего лазерными зарядами по отступающим людям. Они поняли, что останутся здесь, когда над их головами промелькнул сне-голет; густой черный шлейф тянулся за ним, корабль водило из стороны в сторону, но он упорно правил на цель.

В кабине было очень жарко и дымно. Дым ел глаза, но пилот не хотел отвлекаться, чтобы вытереть слезы. Все равно на пульте не на что было смотреть, разве что на большую дыру с оплавленными краями, погасший дисплей и мигающее желтым табло с призывом немедленно катапультироваться. Хобби Кливиан был бы рад послушаться, но автоматика отказала примерно за секунду до того, как сдох компьютер.

Если добраться до базы, то можно еще успеть на транспорт. Повезет — он сумеет достаточно быстро найти врача, и тогда не придется слишком уж долго купаться в ванне с бактой. Несмотря на вечные шутки, Хобби не очень любил этот процесс. Собственно, он возвращался на базу, когда заметил бегущих по снегу парней и преследовавший их шагающий танк.


***


Генерал танковых войск Максимиллиан Би-ере лично докладывал Дарту Вейдеру:

— Да, мой повелитель, я добрался до главного генератора. Через пару секунд поле будет убрано. Можете отдавать приказ о высадке основных сил.,.

— Расстояние до цели один-семь-точка-два-восемь, — подал голос наводчик.

В перекрестье прицела уже были видны горбы куполов генератора. Виерс улыбнулся и нажал на гашетку. Танк плюнул огнем. И в то же мгновение пылающий снеголет Дерека Кливиа-на, по прозвищу Хобби, вдребезги разнес командную рубку танка. Вспыхнуло топливо, и через несколько мгновений на месте танка остались только воронка, обломки, останки человеческих тел и огонь.

Может быть, грохот близкого взрыва привел его в чувство, может быть, еще что-нибудь; Люк не хотел разбираться. Но он с трудом оторвал тяжелую голову от колючего снега. Все тело болело и не хотело повиноваться. Люк сел и задрожал от холода. Нет-нет, решил он. Ванна с бак-той ему совсем не понравилась. Никакого желания возвращаться в нее снова.

Он попытался подняться и упал. Недалеко дымились горбы генераторов и догорал взорван-ный танк. Кругом вперемешку валялись обломки — невозможно разобрать, что раньше было чем.

В кармане комлинк жалобным писком требовал подзарядки.

Люк выбросил ею и захромал в сторону южного склона, надеясь, что не все корабли улетели.

Очередной взрыв сотряс ледяные стены базы повстанцев; сверху посыпался снег и осколки льда. Самое безопасное место в ангаре — под брюхом последнего оставшегося корабля — было занято; там сидел перепуганный и перенервничавший Чубакка, раздираемый противоречиями. Он хотел бежать искать Хэна. Если сорвиголова-корел-лианин сейчас не появится, потолок пещеры определенно рухнет и погребет под снежной лавиной и корабль, и несчастного вуки. Чуй очень хотелось забраться в тот самый корабль и убраться как можно дальше с негостеприимной планеты. Время от времени вуки поднимал лапу и успокаивающе похлопывал по броне свой возлюбленный «Сокол». Укушу, с облегчением подумал косматый гигант, увидев, как из. снежного хаоса вынырнули три фигуры (Хэн тащил за руку Лейю, сзади, стеная, семенил Ц-ЗПО). Когда-нибудь я его обязательно покусаю…


***


Если бы вуки знал, что происходит снаружи, он разволновался бы куда больше. Рухнула, не выдержав кумулятивного взрыва, дверь южного входа, коридоры заполнили штурмовики — белые, доспехи, практически не заметные на фоне белого снега. Но фигура их предводителя была видна сразу даже в общей толпе: черный плащ и черная, словно ночь, броня. Дарт Вейдер, не торопясь, осматривал ледяные руины, бывшие когда-то базой повстанцев. Пару раз ему пришлось сделать шаг в сторону — когда с грохотом обваливался потолок коридора или лопалась от взрывов стена — но ни разу Повелитель Тьмы не убавил ни ширины, ни скорости шага. Солдаты бежали за ним.

Корабль тонко и нудно стенал на одной ноте. Вуки периодически то рычал, то скулил. Ц-ЗПО с громкими нечленораздельными криками ломал себе руки. Принцессу мучил вопрос: не удариться ли ей в истерику или все же выдрать пару-тройку темно-рыжих кудрей из шевелюры Соло. Сам Хэн Соло тупо смотрел на цветную мозаику контрольной панели и чувствовал себя, как дома. То есть — вот-вот поймают и наломают бока.

— И как это понимать, Чуй? — спросил он с нервным интересом.

Чубакка тоже заметил, что часть приборов не удосужилась включиться в работу, но мог только пожимать плечами и рычать в свое оправдание.

— Может быть, мне выйти подтолкнуть? — язвительно поинтересовалась принцесса.

Похоже, решила, что истерика ей не к лицу. Еще Лейя начала подозревать, что корабль держится на честном слове кореллианииа. Сомнительная рекомендация.

— Сейчас выйдешь, — не замедлил откликнуться Соло, и принцесса прикусила язык.

Ц-ЗПО похлопал его по плечу, привлекая внимание:

— Капитан Соло… капитан Соло, не мог ли я предложить…

Хэн развернулся к ему. Оскал у кореллианина был почище, чем у Чубакки.

— Я подожду, — поспешно согласился с ним дроид.

Хэн глянул на обзорный экран. Потом — через колпак кабины. Что там, что там, все едино — белые «зольдатики» устанавливают на треногу базуку. Молодцы, догадались. Мощность будет достаточная, чтобы разворотить «Соколу» внутренности, но оставить экипаж и пассажиров в живых. Кто ж это среди них такой умный, хотелось бы знать?

— Это помойное ведро никогда не взлетит, — убежденно сказала принцесса.

Хэн сделал вид, что не слышал.

— Чуй, — сказал он напарнику. — Заводи. И давай надеяться, что ничего не перегорит.

Он стукнул кулаком по пульту. Огоньки на панелях подмигнули ему и погасли. Хэн замахнулся вторично. Корабль заурчал, как сытый маркот.

— У нашей малышки полно сюрпризов в кармашке…

— Для меня станет сюрпризом, если мы сдвинемся с места, — пробурчала принцесса.

Имперцы снаружи, наконец, закончили возиться с базукой и стали прицеливаться. — Чуй!!!

Вуки от неожиданности потянул штурвал на себя. «Сокол» грузно осел на корму. Что-то хрустнуло. Фрахтовик выплавил ионными двигателями потрясающего размера дыру в ледяном полу пещеры и — взлетел. Хэн сам себе не поверил, украдкой скрестил пальцы на удачу, но на Лейю посмотрел победоносно:

— Видела?

— Когда-нибудь, — с отвращением сказала принцесса, пряча в кармане руку с точно так же скрещенными пальцами, — когда-нибудь ты ошибешься. Я надеюсь, что смогу на это полюбоваться.

Хэн широко улыбнулся.

Вдаль уносилась ледяная пещера, разметанные по ней остатки базуки вместе с белыми скорлупками имперских доспехов (кто-то на «Соколе» включил автоматический пулемет, но там до сих пор спорили, кто это был), высыпавшая из бокового прохода новая порция «куколок», закованный в черный металл гигант, что шёл впереди, а потом вокруг была лишь сгущающаяся голубизна и манящие россыпи звезд.

Люк проводил взглядом улетевший фрахто-вик. Хэн гнал свою железку на ионных двигателях, словно забыв про антиграв. Люку даже думать не хотелось, во что кореллианин превратил пещеру. Он пошел к своему истребителю. От соседнего корабля ему помахал Ведж Антиллес. Люк тоже махнул ему. Если бы Ведж не заметил его посреди сугробов и не подобрал, он до сих пор тонул бы в снегу.

Р2Д2 приветствовал его со своего места радостной трелью.

— Привет! — сказал ему Люк. — Готовь птичку к вылету.

— Удачи, Скайуокер! — крикнул ему Антиллес. — Увмдимся в точке встречи!

Люк улыбнулся ему, задвинул колпак кабины. В своем гнезде взволнованно зачирикал Р2Д2, предвкушая полет.

— Все в порядке, Р2, — Люк подключил шлем к интеркому. — Мы уже улетаем…


***


Дарт Вейдер, как темный призрак, шагал по развалинам снежной крепости, привычно не обращая внимания на то, что его свите приходится бежать следом за ним. И адмирал Пиетт, вообще не любивший чувствовать под ногами бренную землю — не говоря о такой холодной земле, как эта — не был исключением из прочих офицеров. Адмиралу не нравился Хот: скользкая поверхность, норовящая уйти из-под ног, низкая температура, пар, вырывавшийся изо рта при каждом вдохе и наводящий на мрачные мысли о расколотом шлеме скафандра и безвоздушном пространстве.

— Уничтожено семнадцать кораблей, — доложил адмирал Пиетт, чтобы не думать. — Скольким удалось уйти, пока неизвестно.

Не поворачивая головы, ситх произнес лишь два слова;

— Кореллианский фрахтовик?

Пиетт запнулся. Он предпочел бы обойти именно этот вопрос. Он посмотрел на других офицеров; те смотрели в разные стороны с одинаковым выражением на разных лицах.

— Наши сканеры следят. за ним, — уклончиво ответил он.

Вейдер остановился так неожиданно, что его свите пришлось проявить чудеса изобретательности, чтобы сохранить видимость внешнего достоинства — иными словами, не устроить большую свалку посреди коридора.

Солдаты расступились, и стала видна огромная брешь в белой стене и светлый росчерк инверсионного следа на голубом холодном небе планеты. Подняв голову, Дарт Вейдер следил, как тает след.

— Мне нужен этот корабль, — наконец, сказал он.

Капелька ледяной планеты быстро таяла, превращаясь в блестящую точку, точно такую же, как миллиарды искр, рассыпанных в черной пустоте космоса. По различие скоро проявится; блестящая точка исчезнет, и вот уже солнце Хота само съежится в такого же светляка и затеряется в общем рое. Но до этого еще далеко. Солнце Хота пока еще обливает жестким бело-голубым светом и выписывающий немыслимые кренделя фрахтовик, и полдюжины ДИ-истребителей, упрямо висящих у него на хвосте, и имперский «разрушитель», неторопливо следующий за ними, как дородная мамаша за стайкой детей.

Ионные двигатели «Сокола» стонали на высокой ноте, периодами переходя на пронзительный визг. Им вторил Чубакка.

— Я знаю, знаю, — не отрываясь от управления крикнул ему Хэн. — Я тоже их вижу.

— Кого? — нервно спросила принцесса. Хэн все-таки отодрал одну руку от рычагов и ткнул пальцем в два ярких треугольных пятнышка далеко впереди.

— «Разрушители». В количестве двух штук, — пояснил он сквозь зубы. — Идут встречным курсом.

— Я рада, что ты сказал, будто проблем не возникнет, — сообщила принцесса его затылку. — Иначе я бы разволновалась.

У кого проблемы? У него проблемы? Да, есть одна, не очень крупная, зато постоянная. Интересно, пристегнута эта проблема к креслу или нет, потому что компенсаторы он сейчас выключит, иначе двигателям никакой мощности не достанет.. . «Сокол» раскрутился по широкой спирали. Где-то что-то с грохотом обрушилось на пол. Кажется, все-таки не принцесса. Один из «колесников» попытался повторить маневр. Решил, что крутой. Не удержался на курсе, и его отнесло куда-то в сторону неотвратимо надвигающегося крейсера. Хэн заложил вираж еще круче прежнего. Сзади опять что-то загрохотало, вызывая безудержное желание повернуться. Оказалось, Лейя сидит, сцепив зубы и борется с завтраком, а Ц-ЗПО — это он с лязгом врубился в переборку — разлегся на палубе. Переборка выдержала, дроид — нет.

— Сэр, — воззвал он к сумасшедшему капитану, — я хотел бы…

— Или заткнись, — не оборачиваясь, посоветовал тот, — или заглохни.

Ц-ЗПО возмутился, но сказать ничего не успел, потому что Лейя протянула руку и выключила его вокодер.

— Чуй, а как там поживают наши дефлекторы?

Вуки выразился в том смысле, что очень неплохо поживают. И даже работают. Что его, лично, весьма изумляет.

— Хорошо — сказал Хэн, — на досветовой эти красавцы, может, и побыстрее нас, зато мы ма-невренней…

Вуки негромко пролаял короткую фразу. Хэн только пожал плечами, тихо радуясь, что принцесса не понимает этого языка. Ясен свет, что «раф-раф». А когда, предполагается, он будет считать курс? Сейчас все бросит и начнет. И будет такой «раф-раф», что… Чубакка протянул лапу и ткнул когтем в клавиатуру навигационного компьютера.

— Агрррх… раф! — сказал он. Хэн кивнул.

— А ну-ка…

Если кто-нибудь предположил, будто Хэн Соло до этого демонстрировал чудеса пилотажа, тот теперь убедился, что происходившее было лишь легкой разминкой. Лейя так вцепилась руками в кресло, что потом долго удивлялись, как ей удалось разжать их вновь. Вид принцесса имела бледный и смотреть пыталась только в пол. Потому что когда она закрывала глаза, вестибулярный аппарат принимался играть сам с собой в чехарду и другие подвижные игры. А когда открывала, то видела на обзорном экране такое, что немедленно хотелось зажмуриться.

Там в стремительном вихре мелькали приближающиеся «разрушители», куски звездного неба, лазерные лучи и ДИ-истребители. Не хотелось даже думать, как все это выглядело со стороны.

Со стороны всем участникам «соколиной» охоты казалось, что кто бы ни сидел сейчас за пультом этого фрахтовика средней грузоподъемности, он, определенно, сошел с ума. Пилоты ДИ-ис-требителей прекратили стрельбу еще до того, как получили соответствующий приказ, самостоятельно сообразив, что палят друг по другу и крейсерам, а не по изумительно верткой цели. На обоих «разрушителях» сочли, что неизвестный безумец собрался таранить их, только никак не может выбрать, с кого первым начать. Крейсер «Возмездие» следовал прежним курсом, потому что никто из присутствовавших на мостике офицеров не рискнул сообщить Дарту Вейдеру, что что-то идет не по правилам. Что думал по этому поводу Повелитель Тьмы, никто так и не узнал.

Счет пошел на мгновения. На одном из крейсеров — «Устрашителе» — догадались начать маневр расхождения, но быстро развернуть увесистую махину не удалось. На «Возмездии» тоже, наконец, забеспокоились и принялись разворачиваться. Один из истребителей попал под выстрел лазерной пушки с «Возмездия» и перестал существовать. Хэн Соло просто закрыл глаза и стал ждать, чем все это закончится.

Два в минусе, заключил он, открывая глаза через пару секунд, показавшихся ему длиннее вечности. Эй, есть еще здесь хоть кто-то, кроме меня?!

Крейсерам было некогда. Все три корабля все еще пытались разойтись с минимальными для себя потерями. Более мощный «Возмездие» чуть было не снес кормовую надстройку «Законотворцу». Тот, уклоняясь, с хрустом воткнулся в борт «Устрашителя», сминая обшивку. «Возмездие» потерял ход. В эфире стоял такой гвалт и ругань, что даже Хэн покраснел и выключил динамик.

Правда, на ходу еще оставался квартет истребителей-перехватчиков, вновь открывших огонь. Но их уже можно было не брать в расчет. Хэн и Чуй переглянулись. Готов? — спросил один. Второй утвердительно гавкнул. Тогда рискнем и будем надеяться, что не совершаем «последний прыжок».

— Они уже близко, — тормошила его Лейя.

— Да? Ну, смотри.

Хэн вытер о колено взмокшую ладонь, протянул руку и толкнул рычажок. И — ничего не случилось. Только из-под одной из панелей высыпался сноп искр; запахло горелой изоляцией. Хэн повторно пощелкал тумблером, хотя уже знал, что ничего не получится.

— На что смотреть? — горько спросила принцесса.

— Если мне будет позволено высказаться, — подал голос опять включившийся ЦЗПО, — то со всем моим уважением, сэр, я еще раньше заметил, но вы не захотели.. .

— Я-то не захотел?! Я и сейчас ничего не хочу! Чубакка поднял морду к потолку и завыл.

— Что случилось? — не унималась принцесса. Хэн все-таки повернулся к ней.

— Ты будешь долго смеяться, — сказал он. — Но у нас проблемы.

— … что вся основная система гипердрайва повреждена, мы не можем уйти в прыжок, — победоносно закончил свою речь Ц-ЗПО и огляделся.

В рубке царила мертвая тишина. — Точно, проблемы, — не без удовлетворения повторил Хэн Соло.


***


Ледяная планета вновь опустела. На следующую ночь бурана не случилось, и на снежную-равнину выбрался снежный монстр вампа. Он залез на торос и долго нюхал морозный воздух. Ветер пах чем-то кисловатым, неприятным, щекочущим ноздри. Зато следом за чужеродным запахом чуткий нос вампы уловил восхитительный аромат.

Снежный монстр вампа запрокинул белую морду к черным, обсыпанным звездами небесам Хота, к щербатой луне, и над равниной раздался тоскливый жалобный плач, знаменитая ночная песня вамп. Снежный монстр созывал собратьев на пиршество.


***


Люк любил то мгновение, когда истребитель активирует крылья, выходя на боевой режим и обретая радующую пилота «инженерную гармонию», но сейчас его «крестокрыл» летел, сложив крылья в одну плоскость. Люк не торопился уходить в прыжок. Он хотел спокойно обдумать события нескольких последних дней. А удобнее места для отвлеченных размышлений, чем открытый космос, он едва ли мог отыскать. Позади таяла льдинка Хота. Впереди далеким костром пылал балдж галактики. Люк сверился с картами и сообразил, что двигается практически вдоль кореллианского торгового маршрута. Если так продолжать, то, миновав Беспин и Йаг'дхуль, он упрется прямо в Кореллию. Можно будет передать привет родне Хэна Соло… Беда только в том, что он понятия не имеет, есть ли у Хэна хоть какая-нибудь родня.

М-да… Что-то думает он совсем не о том, о чем собирался…

Думай — не думай, а результат-то будет один и тот же. Что бы он раньше ни делал, он все время ждал решения от кого-то другого. Даже с командованием справился, честно говоря, не слишком хорошо… Люк решительно ввел в компьютер новый курс. Конечно же, первым откликнулся Р2Д2 — негодующим свистом дал понять, что ему что-то не нравится. Люк как-то забыл, что именно астродроид был навигационным компьютером истребителя.

— Все в порядке, Р2, — успокоил его Скайуо-кер. — Прокладываю новый курс.

Новый взрыв электронных трелей и даже, кажется, хрюканье. У вуки он набрался новых слов, что ли?

— Нет, Р2, мы не пойдем в точку рекогносцировки, — последнее слово далось Люку с трудом.

Эта новость так изумила маленького астро-дроида, что он раскричался на всю Вселенную.

— Мы направляемся в систему Дагоба, — сказал ему Люк, прочитав на экране перевод художественного свиста.

Р2Д2 не успокоился, но деловито зажужжал, подсчитывая количество горючего.

— Нам хватит, — сказал Люк.

Р2Д2 был другого мнения, но Люк заподозрил, что астродроид слегка приврал. Они устроили диспут, в конце которого Р2 выдвинул неоспоримый довод.

— Нет, — возразил ему Люк. — Мы там не нужны.

— Бип! Чирик! Дат! Би-бип! Бип!

Люк пространно объяснил неуступчивому ас-тродроиду, что, в конце концов, из них двоих он, Люк Скайуокер, занимает пусть неофициальный, но признанный остальными пост командующего Альянса. Р2Д2 тут же поправил, что не пост, а звание, и не командующего, а командора.

— Пусть так, но отдавать приказы я могу. Сейчас я отдаю приказ сам себе — лететь на Дагоба. За принцессу не беспокойся, с ней, скорее всего, Хэн и Чубакка…

Зря он вспомнил об этом. Лейя нравилась и ему, но у Хэна лучше подвешен язык, и вообще, кореллианин знает, что делать с девушками, а он, к стыду своему, должен признаться, не очень…

Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Люк стал искать в картах Дагоба. Р2Д2 — тоже. Астродроид быстрее обнаружил, что системы там нет.

— Не беспокойся, — сказал ему Люк. — Она там.

— Фью?

— Доверься мне.

Астродроид ехидно чирикнул свое мнение о возможности человека читать навигационные карты и заткнулся. Возможно, задумался. Прошел час, прежде чем он вновь подал голос.

— Да, Р2?

На этот раз астродроид осторожнее подбирал выражения.

— Нет, — Люк рассмеялся. — голова у меня не болит. И не кружится. И в сон меня не тянет. Я себя хорошо чувствую. И вообще, помолчи немного, я хочу сам управлять кораблем.

Интересное складывалось положение. Сбежать от преследователей в обычном пространстве — нельзя, скорости примерно равны. Уйти в гиперпрыжок — нельзя, гипердрайв занимается чем угодно, только не работой. Стряхнуть, проявляя чудеса изобретательности в области высшего пилотажа — а что толку? Тем более, что проявлять некому, потому что за пультом оставлена принцесса Лейя со строгим наказом ничего не трогать, только громко кричать, если прямо по курсу окажется объект размером больше ее кулака. А экипаж в полном составе — Хэн и Чуй — устроил консилиум у скончавшегося гипердрайва. Ц-ЗПО предложил свои услуги и был изгнан в рубку к принцессе, чтобы та не слишком скучала.

— Горизонтальный бустер…

Чубакка повозился немного у дублирующего пульта, прорычал подтверждение. На его личный взгляд, бустер был в полном порядке. Что ж, за горизонтальную тягу можно не беспокоиться…

— Аллювиальный демпфер… Интересно, кому-нибудь еще приходилось чинить столь капризный агрегат, как гипердрайв, в условиях непрерывного обстрела? А настраивать?! Хэн чувствовал себя дантистом, вынужденным сверлить пациенту зубы с помощью отбойного молотка. — Чуй? — Гр-рр…

Здесь тоже порядок.

Хэн высунул голову из разваленного кожуха гипердрайва.

— Чуй, дай мне гаечные ключи.

Чубакка схватил инструменты. Мгновение Хэн смотрел на вуки, вуки преданно ел его взглядом. Соло вздохнул.

— Знаешь, Чуй, — честно сказал он, — я понятия не имею, как мы выкрутимся на этот раз.

Чубакка обнадеживающе гавкнул в ответ.

Во-во, разумеется… Конечно, он найдет выход. Как всегда. Наверное. Хэн протянул руку за ключами, и в это мгновение «Сокол» тряхнуло сильнее прежнего. Сначала внутрь гипердрайва свалился не удержавшийся Хэн. Потом Чубакка уронил сверху коробку с инструментами. Раздался протестующий вопль, и Хэн выскочил наружу взъерошеннее обычного. Вуки изобразил умильную улыбку, но кореллианину было не до того.

— Это не лазеры, Чуй, — сказал он приятелю. — Мы во что-то вписались.

— Хэн! — Лейя исправно следовала инструкциям. — Хэн, иди сюда!

Друзья бодрой рысью помчались по коридору. Хэн успел первым. УХ ты!!! Можно подумать, что имперского крейсера на хвосте ему было недостаточно для большого личного счастья…

— Астероиды, — мрачно сообщил он, как будто кроме него никто не видел кувыркающихся обломков.

Лейя без возражений уступила ему пилотское кресло.

— Чуй, — Хэн надеялся только, что его голос звучит достаточно спокойно. — курс 2-7-1.

Вуки посмотрел на него, как на сумасшедшего. Принцесса забеспокоилась.

— Ты куда это собрался? — настороженно спросила она.

Хэн показал вперед.

— Чтобы преследовать нас там, — весело сказал он, — имперцам нужно потерять последние капли разума.

— Позволю напомнить вам, капитан Соло, — ввязался Ц-ЗПО, — что шансы успешного полета через астероидное поле на нашей скорости равны приблизительно двум тысячам четыреста шестидесяти семи к одному.

Хэн только отмахнулся:

— Никогда не говори мне под руку о шансах!

— Не стоит лезть туда только для того, чтобы произвести на меня впечатление, — это опять Лейя не вытерпела.

Хэн подмигнул ей.

— Держись, лапочка, — посоветовал он. — Мы сейчас немножко полетаем!

У принцессы округлились глаза. Потом Лейя села в кресло и туго затянула привязной ремень.

Открыла рот. Закрыла. Насупилась. И стала смотреть только в пол.

Хэн ощутил, как на него накатывает волна странного чувства. Такое с ним было далеко не впервые, но обычно ему было некогда анализировать ощущения. Как сейчас. Он устроился поудобнее, штурвал лег в ладони. На приборы он не смотрел, не хотелось. Да в такие минуты ему не нужны были никакие приборы… Корабль был живой, они с ним были одной крови, одной плоти. Он летел, потому что ему так хотелось. Хэн рассмеялся.

На обманном маневре ему удалось пропустить один из обломков так близко, что преследовавший его ДИ-истребитель заметил опасность только тогда, когда астероид разнес его в клочья. Что ж, по крайней мере, у парня были имперские похороны, решил Хэн, краем глаза заметивший вспышку.

Крейсер сбросил ход, пробираясь по полю и выстрелами расчищая себе дорогу. Хэн опять радостно засмеялся, волна веселья уже перехлестывала через край. Пилоты на истребителях были потрясающе хороши. Давно он не встречался с подобным противником. Хороши, но не достаточно безумны, сказал Хэн сам себе, закладывая очередной вираж.


***


«Исполнитель», чудовищное порождение верфей Фондора, сошел с орбиты вокруг Хота. С флангов к нему пристроились два «разрушителя»; вокруг вился рой ДИистребителей — эскадрильи охраны. Адмирал Пиетт, еще не привыкший к высокому званию, но быстро усвоивший, как легко можно его потерять, довольно давно ушел с мостика и теперь в нерешительности бродил возле дверей в каюту Дарта Вейдера. Двери были открыты нараспашку — как правило, Вейдер пренебрегал даже малейшими мерами безопасности.

Черный шар с блестящей поверхностью был единственным предметом в каюте, который с натяжкой можно было назвать мебелью или деталью обстановки. Вейдер никого не подпускал к нему, только дроидов, которых привез с собой. Да никому бы и в голову не пришло туда сунуться по доброй воле.

Когда ожидание стало бессмысленным, шар раскрылся. Повелитель Тьмы сидел в его центре, спиной к адмиралу. Пиетт посмотрел на него и подумал, что сейчас потеряет сознание. Он вздрогнул при мысли, что, возможно, он — единственный, кому довелось увидеть подобное зрелище. Сначала он даже не понял, в чем дело. Силуэт Повелителя был неправильный, не такой. И лишь миг спустя адмирал догадался: шлема йе было. Были мощные плечи, покрытые черным плащом. Горловина доспехов, с трудом вмещавшая могучую шею. Не было только шлема. Адмирал возблагодарил всех известных ему богов, что видит Вейдера со спины. Он не был уверен, что переживет встречу лицом к лицу. Голый безволосый затылок покрывала уродливая паутина давних шрамов. Белая, как у трупа, кожа лоснилась. Вокруг Повелителя Тьмы беззвучно порхало металлическое черно-красное насекомое, время от времени аккуратно касаясь суставчатой лапкой стыков дыхательной маски.

… Ветер гнал над пустыней тучи песка. Два тусклых пятна отмечали места на небе, где должны были быть оба солнца. Было душно, и город был пуст, но не так, как обычно во время бури. Он знал наверняка, что, в какой бы дом он ни вошел, там никого нет — только пыль на полу. Не будет даже вещей. На краю площади ветер рвал в клочья полосатый навес над лотком с фруктами. Он нагнулся, взял один палли — они давно высохли. Он пошел вдоль по улице, с трудом выдирая из сухого песка увязающие по щиколотку ноги. По сторонам он не смотрел, он и так знал, куда придет…

… Они ждали его — как обычно, на террасе, что вела во внутренний двор. Они всегда были там, стоило ему захотеть, и он возвращался к ним. Он знал: его ждут. Высокий сухопарый мужчина — ветер треплет длинные волосы и играет поношенным темным плащом — и смуглая крепко сбитая женщина с усталым лицом и встревоженными глазами…

Робот принес черный шлем и осторожно, почти ласково опустил на голову ситха. Щелкнули застежки.

— Да, адмирал? — прокатился по помещению гулкий бас.

Пиетт сглотнул горький ком тошноты.

— Обнаружили кореллианский фрахтовик, повелитель, — торопливо сказал он, надеясь, что на его липе не написано никаких эмоций, кроме положенных по уставу. — Корабль только что вошел в астероидное поле. Слишком опасно преследовать его там…

— Астероиды не волнуют меня, адмирал, — перебил его Вейдер. — Мне нужен этот корабль, не извинения. Сколько вам нужно времени?

— Немного, — сказал Пиетт, чувствуя, как подгибаются колени. — Скоро вы получите его, повелитель.

— Да, адмирал, — медленно согласился Дарт Вейдер, закрывая глаза и желая сейчас одного из двух: пусть кошмар либо отпустит его, либо вернется совсем, -. .. скоро.


***


— Ну, — весело заметил Хэн Соло, — кто-то здесь говорил, что жаждет быть неподалеку, когда я ошибусь, или мне послышалось?

Принцесса не удостоила его взглядом.

— Беру свои слова назад, — неохотно признала она.

— Крейсера сбавляют ход, — сказал ей Хэн, потому что на экраны ее высочество тоже не смотрела.

— Хорошо, — сухо ответила Лейя. Интересно, в чем он на этот раз провинился?

Хэн полюбовался на астероидный суп, кипящий вокруг них.

— Если мы задержимся здесь подольше, то нас размелет в муку, — сказал он.

— Я против, — еще суше отозвалась принцесса.

Можно подумать, он только об этом грезил всю свою жизнь! Хэн посмотрел на Чуй; вуки не отводил взгляда от кошмара за колпаком рубки и тихонечко ныл.

— Нам надо бы вылезти из-под этого душа…

— В этом есть смысл, — согласилась принцесса.

— В муку?! — запоздало испугался Ц-ЗПО и закрыл фоторецепторы металлическими ладонями.

— Вот поэтому я собираюсь подобраться поближе к камешку покрупнее…

Вот тут-то они и подскочили.

— Ближе?! — вскрикнул Ц-ЗПО, чей искусственный мозг не справлялся с кульбитами мыслей кореллианина.

— Ближе?! — взвизгнула принцесса.

У Лейи, голова была вполне естественного происхождения, но тоже отказывалась переваривать услышанное.

— Рррууй? — в переводе получалось все то же самое, что у предыдущих ораторов, только гораздо громче.

Чубакка тоже не понимал, с чего это их капитан, спокойно рисковавший собственной шкурой, чтобы спасти их жизни, теперь, кажется, вознамерился пришибить всех собственноручно.

Хэн полюбовался произведенным эффектом, потом облюбовал астероид побольше и с загадочной ухмылкой направил к нему корабль. На настойчивые вопросы он с завидным упорством отвечал только, чтобы его не отвлекали, иначе он точно ни за что отвечать не будет.

Жизнь была бы хороша и удивительна, если бы не истребители на хвосте. Ну почему всегда кому-нибудь необходимо испортить тебе настроение? Хэн из-под опушенных ресниц следил за мешаниной астероидов: изумительной красоты скопления скал выстраивались в причудливые скульптуры. Истребители не отставали, но огонь прекратили, так что он почти что забыл о противнике — до того мгновения, когда заметил внизу гигантских размеров каньон. Стены рассекали узкие щели, дно каскадом спускалось к ровной площадке.

Пилоты «колесников» слишком поздно оценили опасность. Увлеченные погоней и уверенные в здравом смысле жертвы, они не заметили слишком быстро приближающегося обломка — тот вылетел из тени большого астероида в самый последний миг. Обманчиво неуклюжий фрахто-вик задрал нос и свечой ушел вверх, едва не царапнув обшивкой по камню.

Чубакка восторженно взвыл. Если бы он не был так занят приборами, обязательно похлопал бы по спине своего друга, только что подтвердившего репутацию самого безбашенного и умелого пилота в Галактике. Хэн криво ухмыльнулся сам себе и выровнял машину.

— Чуй, — позвал он косматого второго пилота, — смотри, как там сладко. Хочу туда.

Принцесса немедленно всполошилась:

— Где сладко? Что сладко? Ей вторил Ц-ЗПО:

— Простите, госпожа Лейя, но, может быть, вы знаете, куда мы летим?

— По-моему, подойдет, — пробормотал ко-реллианин, не слушая общий щебет.

Вуки гавкнул на тему, что если капитан еще не заметил, так не вся погоня отстала. Какие мелочи, право слово. Ухмылка Соло стала еще шире.

«Тысячелетний сокол» завалился на правое крыло — горизонт вильнул в бок, принцесса звонко икнула — и нырнул в одну из трещин, расколовших изогнутую стену каньона.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — сказала принцесса.

— Я тоже надеюсь, — пробормотал он в ответ.

Истребители сгоряча рванули за ним. Первый ободрал броню о каменный выступ, но не отстал. Жаль, подумал Хэн Соло. Хороший пилот. Он расслабился и запустил корабль в корел-лианскую карусель. Ждать пришлось недолго. Позади полыхнули взрывы: один истребитель протаранил коллегу, и их пилоты отправились в небытие. Мир праху…

Хэн сбросил скорость и вывел фрахтовик на открытое пространство. Самое время выяснить, правильно ли он прикинул размеры замеченной раньше пещеры. Впрочем, если неправильно, они быстро узнают об этом.

Фрахтовик описал медленную широкую петлю над входом в пещеру. Хэн затаил дыхание, но туннель, уводящий внутрь астероида, оказался достаточно широк.

Малый истребитель Т-65 по прозвищу «крес-токрыл» входил в атмосферу планеты Дагоба.

Приблизившись к планете, Люк Скайуокер сквозь густую пелену плотных облаков пытался разглядеть хоть что-то на ее поверхности — планета не входила в число картографированных. Люк привел свой корабль сюда по зову призрака, голоса из снежного сна. Так что, может и прав Р2Д2, задававший вежливые вопросы о состоянии психического здоровья командора.

Р2Д2 в кормовой кабине истребителя ожил, просканировал звездное поле и через компьютер связался с Люком. Тот прочитал сообщения робота на экране переводчика.

— Да, Р2, это Дагоба, — ответил он дроиду, бросив взгляд через фонарь кабины, и истребитель пошел на снижение. — Вид у нее невеселый, верно?

Р2Д2 забибикал, в последний раз пытаясь убедить хозяина сменить курс на более разумный.

— Нет, — отозвался Люк, — я не передумал. Хотя, обежав взглядом приборную доску, он чувствовал себя не так уж уверенно.

— Я не замечаю ни городов, ни признаков технологической цивилизации. Впрочем, отмечены крупные формы жизни. Что-то живое там есть. Р2 тоже беспокоился, и его тревога вылилась в полный опасений запрос.

— Нет, я уверен, для дроидов тут совершенно безопасно. Не волнуйся, ладно? — Люка уже начинали немного раздражать страхи робота. — Поживем — увидим.

Сзади он услышал несчастное электронное хныканье.

— Да не волнуйся ты!

Истребитель медленно вплыл в сумеречную зону стратосферы, отделяющую смоляную черноту космоса от тропосферной плотной облачной массы. Люк глубоко вздохнул, и корабль нырнул в белую перину.

Люк ничего не видел. Взор тонул в густой, вязкой белизне, будто облепившей кабину. Он правил кораблем, полагаясь лишь на показания приборов. Люк начал спуск. Внешние сенсоры вдруг отключились. Корабль лишился органов чувств. В испуге Люк вцепился в рычаги управления. Сейчас он не мог оценить даже расстояние до поверхности.

Загудел тревожный сигнал, и в его бьющие по нервам подвывания вплелись панические пересвисты и бибиканья Р2Д2.

— Знаю, знаю! — закричал Люк, не прекращая борьбы с непослушным кораблем. — Все приборы сдохли! Ничего не видно! Держись, попытаюсь приземлиться. Будем надеяться, под нами хоть что-то есть.

Р2Д2 вновь чирикнул, но его ответ утонул в ударившем по ушам визге тормозных двигателей. Двигатели отработали и заглохли. Люк почувствовал, как куда-то вниз ухнул желудок, а корабль начал стремительно падать. Юный командор вжался в пилотское кресло, группируясь в ожидании возможного удара о землю. Затем корабль рванулся вперед, раздался громкий продолжительный треск, будто несущийся с огромной скоростью истребитель рубил корпусом и плоскостями ветви деревьев. Потом выяснилось, что так оно и было.

Оставив за собой очень приличную просеку, «крестокрыл» со скрежетом остановился, напоследок сильно взбрыкнув, отчего пилот чуть не вылетел из кабины. Ну вот, вроде приземлились. Как ни странно. Люк откинулся в кресле и с облегчением вздохнул. Затем щелкнул тумблером, открывая колпак кабины. Высунув голову наружу и впервые увидев чужой мир, Люк Скайуо-кер ахнул.

Истребитель целиком утопал в тумане, посадочные прожекторы пробивали молочную пелену едва ли на несколько метров вперед. Понемногу глаза Люка начали привыкать к полумраку вокруг, и он разглядел, что страшные монстры, обступавшие их со всех сторон — всего лишь изогнутые стволы и узловатые корни деревьев. Юноша приподнялся, опираясь руками о края кабины. Загудели сервомоторы лебедки — это Р2Д2 начал вылезать из своего крошечного отсека.

— Оставайся на месте, Р2, — сказал Люк. — Я пока осмотрюсь.

Кривые, перекрученные корни громадных серых деревьев уходили вверх, высоко над головой сливаясь в колоссальные стволы. Люк запрокинул голову и далеко вверху разглядел ветви, которые, вместе с низко висящими облаками, словно бы сплетались в плотный полог. Он осторожно выбрался из кабины на длинный нос истребителя, на пару метров ушедший воду, и увидел, что его кораблик сел прямиком в небольшое, затянутое туманом озерцо.

Р2Д2 издал короткое бибиканье — а потом, вслед за громким всплеском, наступила тишина. Повернувшись, Люк успел заметить, как под туманной гладью воды исчезает куполообразная «голова» дроида.

— Р2! Р2! — закричал Люк. Он опустился на колени на гладкий корпус истребителя и наклонился вперед, с тревогой высматривая своего механического приятеля. — Р2, где ты?

Но черная гладь воды оставалась неподвижной, а от маленького дроида не было и следа. Люк понятия не имел, насколько глубок этот стоячий мутный пруд, но судя по виду — очень и очень глубок. Его вдруг охватило чувство, что ему больше никогда не суждено увидеть своего друга. И в это миг над водой показался перископ, и Люк услышал слабое булькающее бибиканье.

С огромным облегчением юноша наблюдал, как перископ, пару раз крутанувшись, целеустремленно направился к берегу. Люк зашагал по носу истребителя и, когда до берега оставалось менее трех метров, спрыгнул в воду. Выбравшись на сушу, он оглянулся на Р2 — корпус его еще скрывался под водой.

— В следующий раз будь осторожнее, ладно? — предложил ему Люк.

Позади робота вскипел туман. Хотя отчетливо разглядеть ничего не удалось, Люк сумел различить очертания чего-то крупного. Тварь на миг возникла из воды и вновь канула в пучину — лишь громко лязгнул металлический корпус дроида. Люк еще расслышал панический электронный вопль о помощи, и все… Ни звуков, ни движения.

Холодея от ужаса, Люк замер на месте и смотрел на черную воду — спокойную и равнодушную, словно сама смерть. Пока он смотрел, на поверхность начали выскакивать мелкие пузырьки, наводящие не на самые приятные мысли. — Сердце Люка гулко забилось: он понял, что стоит слишком близко к пруду. Но едва он успел сдвинуться с места, как из взбурлившей воды ракетой вылетел робот-коротышка — похоже, тварь из черной глубины сплюнула не понравившуюся добычу. С верещанием описав в воздухе элегантную дугу, Р2Д2 шлепнулся на мягкий серый мох.

— Р2, с тобой все в порядке? Ничего не сломал? — закричал Люк, подбегая к нему.

Обитатель болота, судя по всему, решил, что астродроиды ему в пишу не пригодны. Видать, на вкус не те, да и жестковаты…

Перемазанный в тине и слизи, робот печально отозвался чередой слабых посвистываний и бип-бипов.

— Если ты считаешь, что мысль о полете сюда весьма сомнительна, то я начинаю признавать твою правоту, — согласился Люк, окидывая взглядом окружающий их лес.

Пейзаж весьма унылый и не внушающий радости. С грустью он подумал, что на ледяной планете у него хоть друзья-товарищи были. Здесь же, не считая Р2Д2, он один — сидит у мрачного болота, а в надвигающейся темноте могут таиться невесть какие твари.

Быстро наползали сумерки. От густеющего тумана, обнимавшего его холодными влажными лапами, Люка начал пронимать озноб. Юноша помог Р2Д2 подняться на ноги. Обтирая круглые бока дроида от болотной тины, он услышал доносящиеся из отдаленных джунглей зловещие крики. Да, неуютно здесь.

К тому времени, как Люк вычистил Р2Д2, небо заметно потемнело. Тени вокруг налились мраком. Вдоволь пооглядывавшись на полнящиеся призрачными тенями болотистые джунгли, они с Р2Д2 невольно придвинулись друг к дружке. Вдруг Люк заметил, что из сумрака на пришельцев смотрит пара глазок — крохотных, но злобно посверкивающих. Они поморгали, потом, с топотком маленьких лапок, исчезли.

Ему не хотелось сомневаться в советах Бена Кеноби, но Люк начал уже подумывать, не ошибся ли призрак, направив его на эту планету в поисках загадочного наставника джедаев.

Взглянув на истребитель, юноша огорченно застонал: вся нижняя часть корпуса полностью погрузилась в темную воду.

— И как, интересно знать, он вновь взлетит? — Вот ведь влип! Ситуация казалась Люку достаточно дурацкой. — И еще интересно, Р2, что мы тут делаем?

Ни на один из этих вопросов у бедного Р2 ответов не нашлось — это было за пределами его банка данных, но он все равно попытался утешить хозяина негромким электронным мурлыканьем.

— Это просто сон какой-то, — промолвил Люк. Чувствуя холод и смутный страх, он помотал головой. — А может, я сошел с ума?

По крайней мере, Люк знал наверняка: в более идиотской ситуации он по собственней инициативе еще не оказывался.

Отдыхал «Тысячелетний сокол» в глубине узкой пещеры, прорезавшей астероид. Забавно, но там даже обнаружилось какое-то подобие атмосферы. Лейя, разумеется, немедленно начала приставать ко всем с расспросами. Хэн только пожал плечами: в Галактике и не такое встречается. И выключил всю электронику.

— Так романтичнее, верно? — ухмыльнулся он. Чуй тоже оценил интимный полумрак, воцарившийся внутри корабля, и недовольно заворчал. На его личный взгляд, капитану следовало бы встать и помочь в починке двигателя, а не распушать шерсть перед самочкой. Хотя вуки и не отрицал, что его друг положил глаз на очень симпатичную особу.

— Ну, и чем ты недоволен на этот раз? — поинтересовался у него Хэн, и не думая подниматься из кресла. — Пойди выключи все системы, кроме аварийных.

Прежде чем вуки успел ответить, вмешался Ц-ЗПО:

— Капитан Соло, я почти боюсь спрашивать, но вы имели в виду и меня тоже?

Чубакка восторженно взвыл и протянул к нему лапы, но Хэн не разделял его энтузиазма.

— Нет, — с сожалением сказал он. — Кто-то должен поговорить с «Соколом» и выяснить, как он поживает.

Корабль резко накренился, как будто у него подломилась одна из стоек шасси. Все, что не было закреплено, весело запрыгало по помеще-нию, даже рослого вуки вытряхнуло из кресла.

— Берегись! — запоздало заорал Хэн. Экипаж вцепился кто во что смог, только Ц ЗПО снова бросило в стену.

— Позволю себе заметить, сэр, — с достоинством провозгласил он, поднимаясь на ноги, — вполне возможно, что астероид не совсем стабилен.

— Не стабилен? Я рад, что у нас есть ты, — отозвался Хэн, — Кто бы нас предупредил об этом? Чуй, отведи профессора в машинное отделение, пусть чинит гипердрайв.

У робота-секретаря был вид оскорбленной невинности.

— Должен признать, — сообщил он, под конвоем выходя из кабины, — но временами я не понимаю человеческого поведения.

Вуки гавкнул. Он тоже не понимал.

— В конце концов, я только стараюсь делать свою работу как можно лучше…

Дверь за ними закрылась, и в этот миг корабль перекосило вторично. Из коридора донесся лязг, стенания и жалобный вой, а привставшая со своего места принцесса кубарем покатилась по рубке прямо в гостеприимно распахнутые объятия Хэна Соло.

— Ух ты! — радостно сказал кореллианин, принимая ценный груз. — Какой приятный сюрприз!

Лейя попыталась вырваться, но не преуспела.

— Пусти, — приказала она.

— Ш-шш…

Принцесса прислушалась. Ничего, только затихающая возня в коридоре.

— Пусти меня, я начинаю сердиться.

— Ты не выглядишь сердитой, — соврал Хэн. Он мог видеть только затылок сидящей у него на коленях принцессы.

— А как, по-твоему, я выгляжу?

— Великолепно, — с чувством сказал он и сам себе удивился.

Лейя зарумянилась. По крайней мере, краешек нежного ушка в завитках волос стал совсем розовым. Хэну очень хотелось развернуть принцессу и полюбоваться видом спереди, но он боялся спугнуть добычу. Пока что ее высочество не стремилось сорваться с его колен.

— И возбужденно, — добавил он.

Щелк! В девочке сработал переключатель: она вновь вспомнила, что она — сенатор, принцесса, повстанец, и так далее, и тому подобное.

— Прошу прощения, капитан, — ледяным тоном сказала она, — но ваших объятий мне недостаточно для возбуждения.

— Прости, конфетка. Но времени ни на что другое не остается… У нас столько дел на благо Галактики!

Деревенеть она начала с затылка. Потом шея, плечи, спина. Хэну показалось, что у него на коленях сидит не живое существо, а каменная статуя. Еще немного, и он начнет ощущать себя троном.

— Я хочу, — так же холодно сообщила принцесса, — чтобы меня оставили в покое.

— Раз плюнуть, — кивнул он. — Как только ты дашь мне встать с кресла.

Краешек уха порозовел опять. Стало быть, до Лейи дошло, что она по-прежнему сидит, где сидела. Принцесса величественно, хотя и немного поспешно, поднялась и указала ему на дверь. Хэн с трудом удержался, чтобы не отвесить поклон.

В коридоре он наткнулся на вуки. Рядом стоял Ц-ЗПО. Веселая парочка притаилась и явно подслушивала, хотя при его появлении тут же сделала вид, что изучает кабель: цела ли изоляция. Изоляция была в полном порядке.

Какое-то время в коридоре стояла мертвая тишина, если, конечно, не считать негромкого гудения генератора за переборкой. И Чубакка, и дроид пытались не смотреть на капитана. Хэн тоже изучал изоляцию, потом медленно произнес:

— Пошли Чуй, давай-ка разберемся с этим летающим недоразумением.

Вуки поныл сочувственно. Хэн отмахнулся.

Свет прожекторов звездного истребителя тонул в сумраке болота. Корабль еще глубже ушел в мутную воду, но над поверхностью пока торчало полкорпуса, и Люк сумел выгрузить из грузовых отсеков снаряжение и припасы. Он знал: пройдет еще не слишком много времени, и машина погрузится еще больше, может, и совсем уйдет под воду. Поэтому вполне разумно считал, что чем больше вещей удастся спасти, тем выше его шансы на выживание.

Сумрак сгустился настолько, что Люк едва видел предметы на расстоянии вытянутой руки. Из-за плотной стены джунглей раздался резкий хруст, и юноша почувствовал пробежавший по спине холодок. Схватившись за пистолет, он готов был разнести в клочья любого непрошеного гостя из джунглей, вздумавшего наброситься на него. Но никого не было. Он убрал оружие обратно в кобуру и продолжил сортировать пожитки. Это — сюда, а это — туда. Ну вот, с истребителя снято все, что может пригодиться.

Р2Д2, замерший у груды контейнеров и ящиков, терпеливо ждал, когда наступит время и ему поднабраться энергии, но потом не утерпел и тихонько пискнул.

— Подзарядиться желаешь? — спросил Люк у маленького дроида.

Юноша достал из инструментального ящика портативный реактор и включил его. Глядя, как разгорается свет на крохотной контрольной панели, он ощутил эхо какой-то нелепой радости. Затем вытянул силовой кабель и подсоединил его к Р2Д2, воткнув в чем-то смахивающий на нос выступ. Когда энергия полилась в аккумуляторы дроида, робот благодарно засвистел.

Люк сел и вскрыл контейнер с сухим пайком. Принявшись за еду, он заговорил с роботом:

— Ну а теперь, все что мне нужно сделать, — вздохнул Люк, оглядываясь по сторонам, — найти этого Йоду… если, конечно, он вообще существует.

Джунгли вокруг по-прежнему тонули в густом тумане. Люк попытался сделать вид, что ему все нипочем. В полумгле что-то звучно причмокнуло. Люк икнул. Он уже не так был уверен в своей неприкосновенности. Почему-то ему казалось, что поиск будет коротким.:

— Очень странное место, — признался Люк маленькому астродроиду. — У меня даже мурашки бегают по спине. Думаешь, наставники всегда выбирают для обитания подобные планеты?

Судя по интонации Р2Д2, по его корпусу тоже бегали жестяные мурашки.

— И все-таки… — Люк вновь принялся за еду, — мне почему-то кажутся знакомыми эти места. У меня такое чувство, будто… я не знаю…

— Какое чувство, м-мм?

Люк подскочил, от неожиданности не зная, за что хвататься — за пистолет или лазерный меч. Меч попал под руку первым. Люк настороженно всматривался в клубы тумана, чувствуя, как пресловутые мурашки разрастаются до размеров банты. Р2Д2 испуганно запищал, Люк обернулся и обомлел. Какое-то время он не мог решить — смеяться ему или плакать.

— Похоже за нами подглядывают, — сказал он.

Прямо перед ним стояло небольшое существо и с любопытством разглядывало его щелочками глаз. Гость едва доставал головой Скайуоке-ру до колена, ну, может, был чуть повыше, но бесстрашно смотрел на нею, запрокинув ушастую голову.

Лет ему могло быть сколько угодно. Зеленая морщинистая мордочка с носомкнопкой и забавной улыбкой. Заостренные длинные уши, подрагивающие от любопытства. Старые лохмотья, такие же серые, как туман над болотом. Существо махнуло трехпалой лапкой на меч.

— Отойди с оружием! — проскрипело оно. — Не будет вреда.

После некоторого замешательства Люк убрал меч, а про себя подумал, что не понимает, зачем это сделал. Словно чувствовал, что обязан повиноваться приказам странного гостя. Хотя — если разобраться — зеленый морщинистый гном был здесь хозяином.

— Вот мне интересно: почему ты здесь? — вновь проскрипел старичок, не спуская с него ярких веселых глаз.

— Ищу кое-кого, — неохотно отозвался Люк, в свою очередь разглядывая малыша.

— Ищешь? — с любопытством переспросил тот. — Ищешь? Нашел кое-кого, сказал бы я, м-мм? Да!

— Верно, — согласился Люк, с трудом удерживаясь от улыбки.

— Помочь тебе я могу. Да, да.

Люк все-таки улыбнулся. Смешной недомерок, пожалуй, был единственным, кто не пугал его на этой планете. Люк прислушался к ощущениям. Планета казалась ему живым существом, сгустком темной энергии, пугающим, грозным, а малыш был похож на небольшой костер, разож-женный ночью в пустыне. Кто бы не развел его, ты всегда знаешь, что тебя там не обидят.

Люк мотнул головой. Надо же, не обидят…

— Не думаю, — сказал он. — Я ищу великого воина.

— Великого воина, — заостренные уши неодобрительно затряслись. — Войны не делают никого великим.

Пока Люк размышлял над странным высказыванием, старичок проковылял к ящику с припасами и инструментами и поворошил в нем своим игрушечным посохом. Возмущенный визг Р2Д2 вывел Люка из транса.

— Эй, отойди…

Недомерок мгновенно оставил свое занятие, но лишь потому, что наткнулся на контейнер с едой. Не задумываясь, старый гном цапнул большой кусок и сунул в рот.

— Положи. Эй! Это мой обед.

— Пфуй!!! — существо тут же выплюнуло еду и скорчило рожицу. — Нет, спасибо. Как это ты стал таким большим на такой еде?

И он запустил в Люка остатками еды. Следующим пострадал рундук — старый гном просто опрокинул его и залез внутрь прежде, чем его успели остановить.

— Слушай, дружок, — Люку до смерти хотелось извлечь разбойника из своих вещей и, может быть, даже отшлепать, но его учили быть вежливыми со старшими, — мы не собирались приземляться в эту лужу, и если бы мы могли вытащить наш корабль, то мы бы убрались отсюда, но мы не можем, так что почему бы тебе не…

— А-а, корабль не можешь вытащить? — из рундука вынырнула лысая зеленая голова, украшенная пушком седых волос. — А ты пробовал? Пробовал?

Острые ушки даже подрагивали от возбуждения и любопытства.

Люку пришлось признать, что он не сделал даже попытки… Но с другой стороны, возразил он себе, не голыми же руками выуживать из болота истребитель. Если бы у него было подходящее оборудование…

Разбой тем временем продолжался: не успевал Люк отобрать одну похищенную вещь, как старый гном присваивал следующую. В конце концов, ценой разбросанных инструментов и рассыпанных пожитков — он даже удивился мельком, сколько, оказывается, набралось барахла, — Люк вернул себе рундучок. Зато и недомерок не остался без наживы, он завладел небольшим фонариком и теперь с детским удовольствием на сморщенной зеленой мордочке щелкал кнопкой.

— Отдай! — со всей строгостью, на какую только был способен, сказал ему Люк, пытаясь не улыбнуться: с включенным фонариком в цепкой лапке малыш был карикатурной копией Бена Кеноби.

Р2Д2 подкрался сзади и тоже принял участие в спасательной операции. Старый гном прижал только что обретенное богатство к груди:

— Мое! Мое! — пронзительно пропищал он. — Или помогать не буду!

В подтверждение своих слов он заколотил палкой по корпусу астродроида. Люк развел драчунов.

— Мне не нужна твоя помощь, — с досадой сказал он. — Мне нужен фонарик. А еще мне нужно поскорее выбраться с этой помойки.

— Помойки? — взвизгнул недомерок.

Люк охнул и схватился за колено. Для скромных размеров у этого существа оказалась на редкость тяжелая рука.

— Помойка? Мой дом это!

Р2Д2 осторожно протянул манипулятор и вцепился в фонарик. Два миниатюрных бойца вновь сошлись в жаркой схватке.

— Мое! — верещал старый гном. — Мое!!!

— Би-бип!!! — вторил ему Р2Д2. — Бип!!! Би-ип!!!

Миротворцу Скайуокеру отдавили ногу и опять заехали палкой, поэтому он решил больше не вмешиваться и надеяться на астродроида. И напрасно. Недомерок ткнул Р2Д2 пальцем в бок. Маленький дроид удивленно чирикнул и втянул манипулятор.

— Мое, — наставительно сказал напоследок малыш, отдуваясь и пряча фонарик. — Мое.

— Ладно, Р2, — сказал Люк. — Он победил. Зеленый грабитель широко улыбнулся.

— А теперь, дружок, — обратился к нему Скай-уокер, — забирай добычу и вали отсюда. У нас много дел.

— Би-иип, — поддакнул Р2.

— Нет! Нет! — недомерок даже лапками замахал. — Останусь и помогу тебе я. — Он вдруг захихикал. — Помогу найти друга, м-мм?

— Я не ишу друга, — терпеливо поправил его Люк. — Я ишу учителя джедаев.

— О-ооо…

Щелки умных глаз удивленно раскрылись.

— Учителя, — уважительно протянул старичок. — Другое дело, — он опять засмеялся. — Йода… Ты ищешь Йоду.

Люк изумился; откуда он знает величайшего из магистров? Но Бен сказал лететь на Дагоба и не уточнил, куда именно. Может быть, великий учитель известен тут всем и каждому…

— Так ты знаешь его? — уточнил Люк на всякий случай.

— Конечно же, да, — старый гном гордо кивнул и постучал себя кулачком в грудь. — Отведу к нему я. Но сначала еда. Много доброй еды. Идем со мной!

И не дожидаясь согласия, старичок заковылял прочь в туман. Он быстро исчез, и только тусклое пятно света, мелькавшее в полутьме, отмечало невообразимые прыжки с кочки на кочку.

Не пойду, решил Люк. Вот еще. И неизвестно еше, соврал ли недомерок про учителя или сказал правду. А может быть, просто подслушал их разговор. Заведет в трясину, и — привет, Скайуокер! Плавать-то он не умеет. Три года назад Бен объяснил ему, что означает и как выглядит этот процесс, а однажды ему пришлось окунуться в воду, но потренироваться в новом для него искусстве у Люка не было ни времени, ни возможности.

Люк с удивлением заметил, что сделал шаг к болоту. В ту сторону, где мотался в клубах густого тумана светлячок фонарика. И еше один шаг. И еше…

Р2Д2 посвистел ему вслед. Люк опомнился, потряс головой. Наверное, он сошел с ума. Лезть в пугающую трясину — квакающую, чавкающую, рычащую… Пятнышко света почти растворилось во мгле, но манило, манило…

— Знаешь, Р2, — задумчиво сказал Люк. — Постереги наш лагерь, ладно?

Астродроид выругался так, что Люк понял без переводчика.

— Успокойся, Р2. Со мной все будет в порядке. Я могу позаботиться о себе.

Астродроид еще бушевал, но Люк не слушал его. Он ломился сквозь заросли, поскальзываясь на мокрой траве, проваливаясь по колено в бурую жижу, — лишь бы не потерять из виду неверный желтый отсвет.

Туман вдруг знакомо хихикнул над самым ухом. Люк шарахнулся в сторону, чуть не упал, неистово размахивая руками. Откуда-то вынырнул старый гном, уверенно схватил его за пояс и выдернул из трясины. И вновь запрыгал по кочкам. Хе-хех… в порядке!., хе!.. в полном порядке… в полном, м-мм?


***


Два имперских крейсера медленно прочесывали астероидное поле в поисках фрахтовика. Ко-реллианин прятался где-то здесь, это им было известно, — только вот где? Кто-то из офицеров предложил сбросить несколько бомб. Может быть, взрывы спугнут беглеца… Треугольная тень «звездного разрушителя» легла на планетоид, скользнула по каньону с изогнутой стеной, по узкой щели в дне каньона. Крейсер прошел мимо.

Ц-ЗПО свистел и чирикал не хуже, чем аст-родроид. К удивлению консилиума, контрольная панель гипердрайва свистела и чирикала в ответ.

— О, где же Р2Д2, когда он действительно нужен, — посетовал Ц-ЗПО в перерыве и вновь защелкал и засвистел.

Хэн подобрал отвисшую челюсть и покосился на вуки. Чубакка пялился на протокольного дро-ида с тем же изумленным выражением. Хэн пнул приятеля. Тот заныл, но полез в открытый люк.

— Не знаю уж, где ваш корабль учился говорить, капитан Соло, — вздохнул ЦЗПО.

А уж мне-то как интересно это узнать, подумал кореллианин, надеясь, что уже пришел в себя, хотя бы внешне.

— Но его лексика оставляет желать лучшего, — возвестил Ц-ЗПО. — И забавный акцент. — Он внимательно посмотрел на капитана. Хэн сделал вид, что не знает, в чем дело. — Мне кажется, он говорит, что один из блоков в генераторе установлен вверх ногами. Боюсь, вам придется поставить его правильно.

— Конечно, придется поставить его правильно, — фыркнул Хэн. — Чуй!

Чубакка высунул недовольную морду из люка. Хэн вручил ему моток провода.

— И еще… — Соло через плечо посмотрел на Ц-ЗПО, тот опять углубился в беседу с кораблем. — Переверни тот блок.

Принцесса нашлась возле поврежденного клапана. Она уже все починила и теперь висела всей тяжестью на рычаге, вцепившись в него обеими руками. Рычаг не сдавался. Ее высочество — тоже. Ничего удивительного: там давно что-то сломалось, и повернуть этот рычаг у Хэна получалось только при помощи вуки.

Коридор был такой узкий, что ему при всем желании не удалось бы подойти, не коснувшись ее. Принцесса оставила в покое рычаг, развернулась и изо всех сил оттолкнула его.

— Легче, твоя преподобность, — сказал Хэн. — Я хотел только помочь.

— Можно тебя попросить? — Лейя снова взялась за рычаг. — Пожалуйста, прекрати называть меня так.

Если честно: он удивился. Он ожидал в ответ ледяное молчание, на худой конец — пару колкостей. Но в голосе принцессы явно не доставало насмешки. Хэн даже заподозрил какой-то подвох.

— Хорошо, — согласился он и добавил на пробу. — Лейя.

— Знаешь, — сказала принцесса. Сказала сквозь зубы, но лишь потому, что воевала с: упрямым рычагом, — временами ты так все усложняешь.

Хэн вздохнул: это уж точно…

— Знаешь, — в ответ сказал он, — ты тоже могла бы себя вести… поприветливей, э? Ну не жмись, признайся. Ты же иногда думаешь, что я прав.

Она улыбнулась, выпустила намертво застрявший рычаг и сунула в рот ушибленный палец.

— Иногда, — кивнула она. — Может быть… когда ты не ведешь себя, как негодяй.

— Негодяй… — повторил он и нашел, что мог бы полюбить ее за один лишь подбор слов. — Негодяй? Мне нравится, как ты это произносишь…

Как-то так само собой получилось: вот они стоят в разных углах помещения (не то, чтобы совсем далеко друг от друга, но…), а вот — уже рядом друг с другом, и хрупкая ручка принцессы тонет в его ладонях. Какая же она все-таки маленькая…

— Перестань, — сердито сказала принцесса.

— Что перестать? — спросил Хэн, не прекращая массировать ей больную ладошку.

— Перестань!

Но не сделала и попытки вырвать руку. На ее бледном лице было написано смятение, удовольствие, стыд и волнение. Потом появилось чувство собственного достоинства: ее высочество опять вспомнило о королевском величии.

— У меня руки грязные, — сказала она. Хэн улыбнулся.

— У меня тоже. Чего ты боишься?

— Боюсь?

Принцесса смотрела на него твердым и непреклонным взглядом. Смешное растрепанное существо вновь превращалось в правительницу народов и вершительницу судеб.

— Тогда почему ты дрожишь? — спросил Хэн, чтобы не дать ей опомниться.

— Я не дрожу, — неуверенно возразила принцесса и задрожала, неуклюже пытаясь сделать вид, что замерзла.

— По-моему, я нравлюсь тебе, потому что я негодяй, — шепнул Хэн, наклоняясь к ее уху. — По-моему, в твоей жизни было недостаточно негодяев…

Он легонько потянул ее к себе. Лейя не сопротивлялась, и от неожиданности его движение оказалось более сильным, чем он намерен был сделать. Они стояли так близко, что ей пришлось запрокинуть голову. У нее на лице читалось, что ей както не приходило в голову… что он не казался ей таким… красивым, таким… Но она оставалась принцессой.

— Как-то так сложилось, что мне больше нравятся хорошие люди, — слабо запротестовала она.

— Я — хороший, — с готовностью сказал он, не дав ей закончить.

У нее оказались очень мягкие и очень теплые, почти горячие губы. И она ответила на поцелуй. Не слишком умело, стесненно. Поцелуй длился вечность. По крайней мере, так показалось им обоим. И похоже, что он никогда не прервется…

— Нет, ты совсем не хороший, — выдохнула принцесса, — ты…

На этот раз она сама не закончила фразу. Поднялась на цыпочки. Второй поцелуй у нее вышел лучше.

За спиной Хэна Соло кто-то кашлянул.

— Капитан Соло, — сказал Ц-ЗПО. — Я уже промыл соединения. И протестировал систему.

Лейя стартовала прочь на третьей космической, только пятки засверкали по коридору.

Хэн медленно развернулся. Сосчитал до трех. Потом до пяти. Робот-секретарь преданно пялился на него круглыми фоторецепторами. На всякий случай Хэн посчитал еще раз до тридцати и сбился.

— Спасибо, — медленно сказал он, выталкивая Ц-ЗПО из отсека. — Благодарю тебя от всей души.

— Не стоит благодарностей, капитан, — услужливо откликнулся дроид.

Если кому-нибудь понадобилось бы изваять статую божества, не знающего ни сомнений, ни жалости, то вместо модели он мог спокойно использовать Дарта Вейдера, в молчании наблюдавшего через иллюминатор за кипением астероидов вокруг корабля. Конечно, если бы у неизвестного скульптора хватило бы духа потревожить Повелителя Тьмы. У свежеиспеченного адмирала Пиетта, время от времени посматривающего на неподвижную рослую фигуру в черных доспехах, не хватило бы. Адмирал надеялся, что его взгляды останутся незамеченными. Он был мухой, бившейся в паутине великой Силы, мухой, которой паук даже не интересовался.

Один из мелких истребителей-перехватчиков не увернулся от шального обломка и исчез в яркой вспышке, а то, что осталось, сожрало защитное поле линейного крейсера. Дарт Вейдер обратил черный шлем к голографическому проектору, вокруг которого суетился персонал. Объемные изображения двадцати летчиков переговаривались друг с другом. Нет, уже девятнадцать. Двадцатое изображение исчезло раньше, чем догорели останки его корабля.

В спину Вейдеру дышал адмирал Пиетг и второй офицер. Изнывают от любопытства, решил Вейдер, глядя на новую голограмму, чьи первые слова потонули в треске помех.

— … в последний раз они появлялись на всех наших экранах. Исходя из количества повреждений, они могут считаться уничтоженными.

Вейдер едва не покачал головой. Он уже ознакомился с мощностью и возможностями беглого фрахтовика и более, чем достаточно, был осведомлен о талантах его ненормального капитана.

— Нет, — сказал он, как всегда, неторопливо, — они еще живы. Обыскать астероидное поле. Ищите, пока не найдете корабль.

Ему захотелось закрыть глаза, он закрыл и чуть было не рассмеялся над юмором ситуации. Забавно… Что бы случилось с присутствующими, если бы ему действительно вздумалось бы когда-нибудь засмеяться, без любопытства подумал Дарт Вейдер и забыл об этой мысли в следующую секунду.

— В чем дело? — спросил он у Пиетта, когда голограммы внезапно исчезли.

Землистое остроносое лицо адмирала стало белым, как снег; у Пиетта задрожали и голос, и колени.

— Т-там… им… Император.

— Император? — эхом откликнулся Дарт Вейдер.

— Д-да, — кивнул адмирал, — он… он п-приказывает…

— Да?

— … в-вам немедленно выйти на связь, — с облегчением протараторил Пиетт.

Ситх отвернулся. Вечно одно и то же. Скучно. Он еще раз быстро перебрал светящуюся паутину Силы. Мальчишка тоже был жив, но находился далеко и двигался странным курсом через сектор Элроод. Сигнал от него затухал. Забавно…

— Вывести корабль из астероидного поля, — распорядился он.

— Да, повелитель…

— Туда, откуда можно послать сообщение без помех.

— Да, повелитель…

— Перевести сигнал в мою каюту.

— Да…


***


Старый сморщенный гном активно шуровал ложкой в котле. Энергия из недомерка так и била.

Люк, поджав ноги, примостился в углу тесного жилища под корнями огромного дерева и смотрел, как хозяин хватает с полок горшочки, щедро сыпет их содержимое в котел и вновь принимается орудовать ложкой, да так азартно, что брызги летят во все стороны. Если не считать того, что пол и стены здесь были из глины и веток, жилище напоминало Люку пещеру Кеноби дома, на Татуине. Только в миниатюре.

— Я уже говорил, — когда малыш застыл с закрытыми глазами, опробовав варево, Люк решил подать голос, — я не голоден.

— Терпение! — хозяин сунул ему ложку и миску. — Время есть.

Люк кое-как протиснулся к очагу, стараясь не разбить по дороге скудную мебель. Что бы ни булькало в котелке, варево воняло так, что у Люка потекло из носа. Он вытер лицо рукавом и отважно плюхнул в миску щедрую порцию супа.

— Слушай, — отчаянно соврал он, — пахнет чудно. Я уверен, еда очень вкусная. Но я не понимаю, почему мы не можем пойти к Йоде прямо сейчас?

— Джедайское время есть, — возвестил старый гном, вырвал миску у Люка из рук и метнул ее на стол.

Потом вручил Скайуокеру другую плошку, а сам уселся за стол и с завидным аппетитом взялся хлебать свое варево.

Люк отважился облизать ложку. Из носа потекло, как из крана. Люк шмыгнул и отвернулся.

Чтобы не обижать хозяина, он положил еды и себе.

— Ешь, ешь! — подбодрил его недомерок. — Горячо. Вкусно. М-мм? Вкусно?

— Вкусно, — согласился Скайуокер. — Туда долго идти? Далеко он живет?

— Не далеко, Йода совсем близко, — с набитым ртом пробубнил старичок и даже умудрился хихикнуть. — Терпение. Скоро с ним будешь. Вкусно готовлю, м-мм? Почему хочешь быть джедаем, м-мм?

Люк задумался. Честно говоря, он вовсе не был уверен, что ему это нужно. Сумбурные романтические речи Кеноби, рассказ об отце, лазерный меч… Люк машинально положил ладонь на рукоять, висящую на поясе. Конечно, здорово, когда народ с уважением смотрит, но, если признаться, то владеет он этой штукой далеко не так:, как хотел бы. В памяти встала высокая черная фигура, поднятый над головой ярко-красный клинок… События захватили его и несли, как бурный поток, не давая ни времени на размышления, ни передышки.

— Наверное… из-за отца, — неуверенно сказал он. — В основном.

В узких глазках старого гнома сверкнул интерес. — Твой отец, — скрипнул старичок и отодвинул миску. — Великим джедаем был он. Великим, м-мм.

— Не смеши! — сердито перебил его Люк. — Откуда ты знаешь моего отца? Ты даже не знаешь, кто я такой! А я не знаю, зачем я теряю здесь время

Хозяин вздохнул. Выбрался из-за стола и печально проковылял в угол комнаты. Теперь он собрался беседовать с пустым воздухом, очевидно. Или со стенкой. Люк решительно повернулся к нему, собираясь сказать: спасибо за угощение, за приют, но я пошел…

— Ничего не получится, — грустно сказал старичок, обращаясь к пустому углу, как будто там кто-то сидел.

Люк протер глаза. В углу по-прежнему было пусто, лишь танцевали пылинки в луче света от лампы.

— Не получится, — покачал ушастой головой старичок, отвечая на чье-то возражение. И голос его больше не был ни пронзительным, ни скрипучим, только усталым. — Не могу ничему учить его. В мальчике нет терпения.

Люк задохнулся. Выронил плошку. Не могу учить?! — Йода? — осторожно спросил он.

Старичок даже не оглянулся. Нахохлился.

Люк протянул к нему руку, да так и застыл. Одно дело: бред или горячка боя. Но сейчас… сейчас он не бредил! Он даже это жуткое варево не успел как следует распробовать.

— Он научится терпению, — сказал из пустого угла голос Бена Кеноби.

— Много гнева в нем, — возразил низкорослый магистр. — Как в отце.

— А я был другим, когда меня начали учить? Йода фыркнул.

— Он не готов.

— Я готов! — Люк подскочил, крепко приложился макушкой о низкий потолок и с размаху уселся обратно. — Я хочу… я могу быть джедаем! Я… Бен! Я могу… Бен, скажи ему: я готов… Я готов, — жалобно повторил он.

В углу все так же танцевали пылинки. Только Йода сидел у стола, опустив тяжелые веки.

— Готов ты? — скептически спросил он, в обманчиво сонных глазах скакали искры веселья. — Что знаешь ты о готовности?

Это мог быть шорох дождя за стеной, это мог быть сквозняк, но Люк был уверен: в пустом углу кто-то весело рассмеялся.

Йода строго посмотрел туда. Смех увял.

— Я учил джедаев восемьсот лет. Сам я решаю, кого можно учить. Кого — нет.

— Почему меня — нет? — беспомощно спросил Люк.

— Сосредоточенность иметь должен джедай, думать должен, — отрезал Йода и ткнул в него трехпалой лапой.

— Он сможет, — встрял невидимый Бен и вновь заработал свирепый косой взгляд.

— За ним следил я долгое время, — с отвращением сказал Йода, вновь тыча в Скайуокера паль-нем. — Всю жизнь он смотрел куда угодно… но не в себя. В горизонт, в небо, в будущее. Не в себя! Никогда не мыслил, где он, что делает. Х-мм? Пфуй!

Приключения. Хе! Забавы. Хе! Джедай не жаждет таких вещей.

— Но я следовал своим чувствам, — осторожно сказал Люк в защиту.

— Ты беспечен!

— И я был таким, если помните, — примирительно прошелестел голос Бена.

— Он слишком старый, — упрямо возразил Йода. — Слишком старый, слишком думает о себе, нельзя учить его!

— Я…

Йода оборвал его взмахом ладошки. Потом долго рассматривал ерзающего по полу парня, как будто хотел определить: что в нем хорошего. Потом отвернулся.

— Закончит он то, что начнет? — спросил он у пустого угла.

— Уже поздно поворачивать назад, — отозвался оттуда Оби-Ван.

— Я не подведу, — сказал Люк им обоим. — Я не боюсь.

Йода с сомнением хмыкнул.

— Еще будешь, молодой Скайуокер, — его сморщенное лицо исказила улыбка. — Еще будешь.

Только одно существо в Галактике, а, может быть, и во Вселенной, могло бы вселить страх в мрачный сумрак души Дарта Вейдера. И только его одного Повелителю Тьмы приходилось ждать, чтобы потом опуститься пред ним на колени.

Он ждал, а линейный крейсер «Исполнитель» медленно плыл в океане далеких огней, крошечный — несмотря на размеры — живой клочок, отделенный от пустоты только хрупкой броней. На всех палубах своим ходом шла жизнь, но никому из экипажа даже в голову не пришло бы побеспо-коить Дарта Вейдера в его личном покое — пустой, отгороженной от всего мира спальне. Но что бы они увидели, осмелившись заглянуть туда? Заметили бы они колыхание тяжелого черного плаща или дрожащий на поверхности маски отблеск страха? Едва ли. Дарт Вейдер мог бы бояться своего повелителя, но — не чувствовал ничего.

Ему даже почти захотелось, чтобы кто-то пришел, но никто не входил, и он ждал, сохраняя одинокое, терпеливое бодрствование. Он умел долго ждать. Очень долго. Наконец, хрипение динамика нарушило мертвую тишину пустой спальни. Дарт Вейдер ступил на плиту гологра-фического проектора и грузно опустился на одно колено, склоняя голову и не глядя на мерцающий голубоватый свет, конденсирующийся в укутанную широким простым плащом сухую фигуру. Низкий капюшон почти закрывал старческое изможденное лицо. Голограмма была огромна; в последнее время Император склонялся к демонстрации величия даже наедине с собственным учеником и доверенным лицом.

— Можешь встать, мой верный слуга, — приказал тихий голос.

Вейдер даже не пошевелился, по-прежнему не отрывая взгляда от пола.

— Каким будет твое повеление, учитель? — спросил он, умеряя мощь голоса, как будто мог им разбить хрупкое полупрозрачное изображение.

— В Силе произошли серьезные изменения, — буднично сказал Император.

— Я почувствовал, — лаконично отозвался Дарт Вейдер.

— У нас появился новый враг, Люк Скайуо-кер, — шепнул Император, и звук его голоса заполнил все помещение.

— Да, учитель, — Дарт Вейдер по-прежнему был предельно краток.

— Он может нас уничтожить.

Скайуокер? Имя отозвалось в мыслях странным эхом из прошлого. Или снов. Захотелось уйти, погрузиться в сверкающую паутину переплетающихся линий Силы. Туда, где он был предельно свободен… И досада, что старая немочь произносит это имя…

— Он только мальчик, — он заставил себя говорить. — Оби-Ван не успел обучить его…

— Уровень его Силы высок! — перебил его Император. — Сын Скайуокера не должен стать джедаем.

— Если его можно обратить… начал Дарт Вейдер.

Император коротко улыбнулся, не дав завершить фразу.

— Да, — сказал он и опять улыбнулся. — Да. Он стал бы хорошим помощником. Сделай так.

Дарт Вейдер поднял голову. Мгновение они смотрели друг на друга, учитель и ученик. Глаза одного прятались в тени широкого капюшона, глаза второго смотрели на мир через сенсоры маски.

— Он присоединится к нам, — холодно воз-вестил Дарт Вейдер, склоняясь в низком поклоне, — или умрет.

Сила вновь пошла рябью; Император перебирал ее тонкие нити, пытаясь нащупать брешь, но невидимый обычному глазу, сотканный из ручейков Силы доспех Повелителя Тьмы был так же непроницаем, как и черная защитная броня.

Император простер сухую, пеструю от старческих пятен ладонь над вновь опущенной головой своего покорного слуги. Оба готовились нарушить древний закон.


***


Индикаторы контрольной панели весело подмигивали в темноте рубки, как будто пытались подбодрить, но их разноцветный отсвет превращал обычное, не блистающее особой чистотой помещение в жутковатую декорацию. Лейя знала, что долго не выдержит, и поэтому включила верхний свет — разогнать наваждение — даже рискуя привлечь внимание своих спутников. Она сбежала от них, чтобы немного подумать. Поводов для размышлений было более чем достаточно, но думалось лишь об одном.

Свет был тусклый, работали аварийные лампы. Значит парни все же решили чинить генераторы. Лейя меланхолично перебирала пальцами истертые клавиши мертвого пульта, старательно прикасаясь к следам совсем других пальцев. Покой не наступал, образы уплывали, подхваченные водоворотом рваных мыслей, но Лейя не была уверена, хочет ли она признаваться даже себе. Но с другой стороны — хочет ли она отрицать? Ты так увлеклась, отдавая приказы, что забыла, как это: быть женщиной.

Лейя с трудом оторвала потусторонний взор от обшарпанной панели. Краем глаза она зацепилась за неверное передвижение за колпаком кабины; нечто слишком темное и проворное метнулось из глубины странной пещеры, на время ставшей им укрытием. И — вот оно скребет по пластику колпака, непонятное и отвратительное настолько, что можно забыть о том, что этот пластик выдержал не один космический перелет. А потом это нечто уставилось на принцессу блеклыми сизыми глазками, и — Лейя даже не представляла, что может так верещать. Результат не замедлил сказаться; сизоглазое нечто мгновенно исчезло, но Лейя об этом не узнала, потому что со всех ног летела по коридору в сторону трюма. Экипаж «Тысячелетнего сокола» в полном составе плюс примкнувший к ним доброволец заканчивал ремонт силовых систем. То и дело моргали лампы, но все-таки загорелись в конце концов ровно и ярко. Хэн присоединил последний кабель и привинчивал на место панель, тем временем вуки недоверчиво наблюдал, как трудится Ц-ЗПО.

— Тут все в беспорядке, — доложил дроид. — Если вас интересует мое мнение, я рекомендовал бы капитальный ремонт.

— Не интересует, — буркнул Хэн, и эту секунду в трюм ворвалась принцесса и с диким воплем повисла у кореллианина на шее.

Соло от неожиданности уронил панель на ногу вуки.

— Хэн! — Лейя спряталась в надежных объятиях. — Там кто-то есть!

— Где? — полюбопытствовал Соло, не делая ни малейшей попытки двинуться с места.

Лейя отдышалась.

— Снаружи. В пещере.

И в подтверждение ее слов что-то тяжело ударилось о корабль. Чубакка встревоженно гавкнул. Ему ответил пронзительный скрежет.

— Кто бы не производил этот звук, он хочет войти сюда, — забеспокоился ЦЗПО.

Хэн с сожалением отлепил от себя ее высочество. Расстегнул кобуру.

— Пойду проверю, — он выбрался из трюма и полез за дыхательной маской.

— Ты сошел с ума? — почему-то с надеждой спросила принцесса.

Гулкие удары и скрежет возобновились. Хэн покачал головой.

— Мы только что починили это корыто, — пояснил он, — и я не могу позволить какому-то местному шалуну разнести его на кусочки. Кроме того, «Сокол» мне дорог как память.

Чубакка тоже достал маску — собственного образца, подогнанную под вуки. Чубакка бурчал: он ненавидел намордники. Делать нечего: Лейя нашла и себе аппарат. Как член экипажа, она просто обязана пойти вместе со всеми, придумала Лейя удобное объяснение.

— Если гостей больше одного, — сказала она, прилаживая на лицо маску и вооружаясь, — тебе может понадобиться моя помощь.


***


Тьма вокруг корабля была густой и влажной. Странная тьма, насыщенная странными запахами, похожая на чье-то дыхание. Словно болотный туман, темнота липла к коже. И внутри темноты что-то шуршало и хлюпало.

Первым вниз по трапу скатился, разумеется, Хэн, наспех опробовав почву ногой. Потом вышла Лейя, оттершая в сторону Чубакку еще в шлюзе. Двигаться приходилось почти что на ощупь. Было жарко. Как странно, подумала Лейя. Впрочем, если астероид и впрямь нестабилен, этим можно объяснить и высокую температуру. Большие запасы воды, геотермальная активность, вот вам и влажность, вот вам и жара. Она поделилась соображениями с кореллианином.

— Геотермальная активность на астероиде? — ядовито полюбопытствовал тот.

Лейя обиделась. Захотела даже топнуть ногой, но передумала — почва заметно пружинила. Может, болото?

— Очень странное место, — убежденно ска-зала принцесса, забыв про обиду. — Совсем непохоже на камень…

Чубайса пролаял согласие и пошел в обход корабля: он лучше всех видел в темноте. Хэн, не слишком удалившись от люка, присел на корточки, потрогал землю рукой. Слишком податливая, решил он, согласившись с принцессой. На камень, действительно, не похоже. Правда, и на почву не похоже…

— Влаги, как в кастрюле с супом, — неуверенно сказал он.

— Ну, не знаю, — со сходным с сомнением в голосе отозвалась принцесса. — Что-то у меня дурное предчувствие…

— Ага, — вновь согласился с ней Хэн. Редкое единодушие, хотел он сказать, но неподалеку гавкнул вуки, и Хэн закричал, — берегись!

Лейя зажмурилась. Яркая вспышка выстрела напугала ее даже больше, чем кожистая тварь, которая плюхнулась ей прямо под ноги. Соло пошевелил дохлого зверя ногой и крикнул во тьму в сторону тревожного рычания:

— Порядок!

Он еще раз пхнул носком сапога оплавленные останки.

— Все в порядке, — сообщил он подбежавшему вуки. — Это я стрелял.

Лейя воздержалась от разглядывания тошнотворной зверюги. Хэн был не настолько брезглив.

— Похоже на минокки, — сказал он, выпрямляясь. — Чуй, проверь днище, вдруг еще где-нибудь присосались. А я-то голову ломаю, почему у меня утечка энергии. Размножаться решили, з-за-разы… делением, — Хэн сплюнул. — Я бы им показал деление, но они охотятся стаями.

Он прислушался. Шорох как будто стал громче.

— Вот этого я и боялся, — сумрачно объявил Хэн Соло.

Им, можно сказать, еще повезло. Это были лишь передовые отряды силиконовых тварей, а, может быть, просто разведка. Одна попыталась вцепиться в силовой кабель и погибла в когтях Чубакки. Еще две спикировали на принцессу. Лейя вновь завизжала и присела, прикрыв руками голову. Но до нее долетели только ошметки их крыльев. В воздухе, перебивая все остальные, повис едкий запах. За прозрачным колпаком кабины махал руками Ц-ЗПО и с криками «кыш, проклятые» пытался прогнать повисшего перед самым его лицом минокка.

Астероид вновь содрогнулся. Оставшиеся в живых минокки с писком свалили вглубь пещеры: докладывать результаты разведки, надо полагать. Следом за ними чуть было не укатилось потерявшее равновесие ее высочество, но во время вцепилось за стойку трапа.

Хэн огляделся. Разумеется, ничего в темноте не увидел. Подозрительный всетаки астероид. Влажный, дергается и… рычит? Галлюцинация. Или это Чуй орал? Вуки отрицательно помотал косматой тяжелой башкой; он не орал. Хотя мог бы. Потому как хотелось. А самое неприятное — и сложившейся ситуации это то, что здесь гадостно пахнет, решил Хэн. Либо мы сели на местном кладбище, либо… Он задумчиво опустил руку и разрядил бластер в землю у себя под ногами.

Астероид перекосило. Никогда еще землетрясение не начиналось по такой необычной причине, как заряд из личного оружия системы Блас

Тек ДЛ-44. Лейю оторвало от стойки, потащило куда-то, Хэн поймал ее.

— Чуй, в корабль! — крикнул он, запихивая принцессу внутрь. — Валим отсюда!

Пока он закрывал шлюз, мимо с грозным ревом — видимо, чтобы распугать, возможно, проникших на его территорию минокк — протопал Чубакка. Курс вуки держал на рубку. Хэн помчался следом, невзирая на качку под ногами и балласт в виде приклеившейся к нему принцессы.

— Ты в своем уме?! — верещала Лейя. — Да нас засекут раньше, чем мы наберем скорость!

А здесь сожрут. Переварят. И косточек выплевывать в космос не будут. Хэн стряхнул принцессу — очередной толчок очень этому поспособствовал — проверил приборы и вновь устремился в рубку.

— Сейчас не время обсуждать этот вопрос на общем собрании, — бросил он по пути.

Его уже не было в коридоре, он уже сидел рядом с вуки, когда Лейя прорычала ему вслед:

— Я — не общее собрание!

Хэн и Чуй переглянулись; Соло пожал плечами. Земля продолжала причудливо выплясывать под ними. Корабль то и дело подпрыгивал.

— Ты не сможешь уйти в гиперпрыжок в астероидном поле…

Оказывается, ее высочество тоже добралось до рубки и пристроилось в третьем кресле. Ей приходилось кричать, чтобы ее было слышно за ревом двигателей, соревновавшихся в громкости с самим астероидом. Лейя успешно перекрывала всех конкурсантов. Принцесса им досталась на редкость громкоговорящая.

— Привяжись, моя сладкая, — посоветовал Хэн, — мы взлетаем.

— Толчки прекращаются…

Возможно. Но Хэн и пальцем о палец не ударил, чтобы остановить разгоняющийся корабль. Была б ею воля, он даже прибавил бы ему скорости, но мешали плохая видимость и поросшие сталактитами стены извивающегося туннеля. Правда, возможно, это были сталагмиты; Хэну как-то недосуг было уточнять терминологию. Он хотел сейчас лишь одного: быть отсюда как можно дальше и оказаться там как можно быстрее. Да он любому имперскому кораблю бы сейчас больше обрадовался, чем хозяину этой пещеры. Даже таможенной службе.

Принцесса опять забубнила и вдруг замолчала. Чуй испуганно заскулил.

— Я вижу, — сказал Хэн. — Я вижу. Держитесь.

— Но пещера! — вскрикнула Лейя почти ему в самое ухо. — Пещера закрывается. ..

— Это не пещера, — сказал он. — Что?!!!

— О нет, мы обречены, — причитал Ц-ЗПО, — прощайте, принцесса Лейя! Прощайте, капитан…

Лейя, не отрываясь, смотрела на стремительно приближавшийся выход из пещеры, и рот ее медленно приоткрывался.

Хэн был прав. Это была не пещера.

Белые блестящие скалы, слишком гладкие, как теперь стало ясно, чтобы быть камнем, смыкались. Не успеем, думал Хэн, выжимавший из фрахтовика последние силы. Не-а, не успеем…

Чубакка выл, он был того же мнения.

Зубы почти совсем сошлись, оставалась крохотная щелка, но все познается в масштабе. Хэн не выдержал, врубил ионные двигатели.


***


Люк без движения лежал в жидкой грязи, а над ним парила пара небольших светящихся шаров. Рядом верным часовым замер Р2Д2, озабоченно следя за своими летучими собратьями. Он даже пытался отогнать их, но механические светляки только уворачивались.

Р2Д2 посмотрел на безжизненное тело, посвистел, но Люк не отозвался. Астродроид повернулся к Йоде. Тот тихо сидел на пенечке, жмурился и сосредоточенно жевал. Астродроид бибикнул. Миниатюрный воин дернул остроконечным зеленым ухом. Р2Д2 бибикнул еще раз — сердито.

Не дождавшись иной реакции, чем пренебрежительное пфуй!, астродроид вернулся к хозяину. Он уже догадался, что разговоры на Люка не действуют, поэтому подал на манипулятор некоторое напряжение и ткнул бесчувственное тело электродом.

Люк подскочил, как ошпаренный.

Ошеломленно крутя и тряся головой, Скайуокер потер больное плечо, охнул и сморщился. Укоризненно глянул на учителя. Посмотрел вверх и оскалился, заметив порхающие шары. Йода хихикнул.

— Концентрация, хе? — весело спросил он. — Концентрация!

У Люка не было сил улыбнуться в ответ.

— Я думал, — сердито сказал он, — что зонды могут только оглушить.

— Так оно, — подтвердил Йода, жмурясь.

— Меня не оглушило. Я потерял сознание. У них мощность больше обычного.

— Так оно. Нет разницы там, где течет Сила, — резонно откликнулся Йода.

Люк снова потер садняшее плечо.

— Выше прыгай! — Йода ткнул в него своей палкой. — Быстрее бегай! Открыться Силе должен джедай.

Люк разозлился. Он устал от уклончивых туманных объяснении, которые по большому счету даже не были объяснениями. До Силы было рукой подать, но каждый раз он оступался, и она ускользала из рук. Скайуокер вскочил на ноги. Он устал ждать — когда же придет обещанная; власть. Устал, что ему ничего не удается. Устал от дурацкого хихиканья учителя.

Он выхватил из грязи свой меч.

Бесстрашный Р2Д2 поспешно откатился в безопасное место.

— Вот теперь я открыт ей! — крикнул Люк, поднимая меч и делая шаг вперед. — Я ее чувствую! Ну, где вы там, маленькие летающие ублюдки?!

Он чувствовал небывалую легкость; казалось, вот-вот взлетит, опираясь на воздух, точно на крылья. К его изумлению, шарики умчались прочь.

— Нет! Нет! — миниатюрный магистр сварливо тряс головой. — Не то. Гнев ты чувствуешь. Гнев.

— Я чувствую Силу! — неистово возразил Люк.

— Гнев, страх, ярость! — Йода хлопал ладошкой по маленькому колену. — Темная сторона. Легко текут… быстро схватываешь, быстро пользуешься в бою. Берегись их. — Йода поднял свою клюку из дерева гимер и ткнул ею в Люка. — Берегись, берегись, берегись. Большую цену платят за власть, что дают они.

Люк опустил меч и в смятении посмотрел на учителя.

— Цену? — переспросил он. — Какую цену?

— Манит темная сторона, — Йода нахохлился и с отвращением покачал головой. — Но раз пошел ты по темной тропе, назад не вернешься. Станет твоей судьбой-она. Пожрет, как сделала с учеником Оби-Вана…

Люк кивнул.

— Дарт Вейдер, — выдохнул он.

Они помолчали. Йода не мешал ему думать. — То есть темная сторона сильнее? — наконец спросил Люк.

— Нет, — Йода вдруг погрустнел. — Нет. Легче, быстрее. Соблазнительнее.

— Но как я тогда отличу хорошую сторону от плохой?

Иода тихонько рассмеялся. Пятьдесят один падаван был у него, не считая прочих учеников, этот пятьдесят второй, и все они задавали один и тот же вопрос. Все, кроме одного. Пятьдесят первого. Того не интересовали отличия.

— Узнаешь, — сказал магистр. — Когда будешь в покое… в мире, в спокойствии. Джедай пользуется Силой для знания. Не для нападения.

Они сами разрушили Орден, подумал Йода. Так должно было быть. Но мальчишке об этом знать не обязательно.

— Но почему?

Любознательный. Похож на отца. Йода поежился, надеясь, что Люк не заметит.

— Нет! — сказал он. — Никаких почему. Ничего больше не скажу. Очисть свою голову от вопросов. В ней должно быть спокойно… и мирно…

Люк сонно прикрыл веки; голос Йоды гипнотизировал.

— Да, — пробормотал учитель, — спокойно… Глаза Люка закрылись совсем.

— И мирно… Люк тонул во мраке собственных мыслей, но это был теплый и безопасный мрак. Слова учителя звучали, как будто издалека, куда-то звали, и он шел на голос, не думая, куда ступает. Открыв глаза, он с изумлением увидел две половинки разрубленного шарика-зонда. Второй прятался за ветвями и не хотел выходить. Люк с торжествующей улыбкой оглянулся на Йоду. Тот дремал, уютно устроившись на изогнутом корне раскидистого дерева.

— Успехи делаешь, молодой человек, — пробормотал он, не открывая глаз, и поплотнее запахнулся в лохмотья.

И в тот же миг еще два шарика вынырнули из-за листвы; третий приободрился и тоже занял позицию у головы Люка.

Улыбка Скайуокера исчезла.

Он снова бежал через джунгли — с Йодой на закорках. Бег давался легко, несмотря на сегодняшние тренировки. Люк оступился всего один раз — когда сообразил, что они забирают слишком далеко в сторону от дома учителя. Нога тут же сорвалась со скользкого корня; они на пару с Йодой полетели бы кубарем в болото, если бы в последний миг Люк не схватился за ветки ближайшего дерева. И тут же отдернул руки, ладони обожгло, как будто огнем, но это был холодный огонь. Так что искупался он только до пояса, а учитель, тот и вовсе не замочил ног, Люк даже заметить не успел, когда тот спрыгнул на кочку.

Скайуокер вылез из воды, отряхнулся. Внимательно осмотрел ладони. Ни волдырей, ни порезов. Странно. Йода протянул ему рубашку, он оделся, с подозрением оглядываясь на дерево.

Оно единственное в этом зеленом влажном аду было сухим и черным, как уголь, будто каким-то образом ухитрилось сгореть и в то же время остаться стоять. Листьев на ветвях не было. Люк потрогал кору — такой же обжигающий кожу холод.

— Что-то не так, — сказал он.

Корни мертвого гиганта уходили в маленькое озерко, как раз в то, куда ухнул Люк. Над самой водой они переплетались, образуя проход. Люк заглянул туда, присев на корточки. Из темноты веяло прежним холодом.

— Я чувствую… смерть.

Йода не отвечал, он присел на корень и ковырял своей палкой грязь. Потом вынул из торбочки полоски коры, сунул в рот и принялся жевать.

— Ты меня сюда специально привел… — Люк поежился. — Мне холодно.

— Это дерево, — вдруг сказал Иода. — Сильна тут Темная сторона. Там царство ее. Туда тебе идти.

— И что там, внутри?

— Только то, что принесешь с собой, — Йода выплюнул жвачку и вновь набил рот корой.

Люк покосился на вход в пещеру. Тьма — ждала. Идти не хотелось. Люк поправил пояс с оружием, проверил, легко ли вынимается меч.

— Твое оружие… — сонно пробормотал Йода, глядя в воду у черных корней, — не нужно оно.

Люк оглянулся, покачал головой: «нет». Безоружным он не пойдет. Йода пожал плечами: «как хочешь».

Мрак в пещере прилипал к коже, Люк чувствовал, как он стекает черными каплями, оставляя влажные дорожки. Мрак был такой густой, что свет от клинка пропадал в нем. Люку даже казалось, что клинок потускнел. Но Скай-уокер шел вперед, касаясь стены самыми кончиками пальцев. Он не был уверен, что найдет выход, так как стоило ему сделать несколько шагов, и светлое пятно неба растворилось во тьме. Притрагиваться к стене — склизкой, покрытой плесенью — было противно, но Люк боялся убрать руку, чтобы не потерять единственный ориентир.

Со временем глаза привыкли, и Люк обнаружил, что кое-как различает очертание коридора, путаницу корней. Над головой его кто-то шуршал; Люк поднял меч, оказалось, что у потолка притаилась болотная змея, с холодной неподвижной улыбкой наблюдавшая за незваным гостем. Змея утекла куда-то во тьму.

Интересно, далеко ли его уведет коридор? Ощущения, что он спускался, не было: пол под ногами был ровный, без уклонов. Но снаружи дерево казалось меньше. Он шел так долго. Или он уже потерял чувство времени? А выхода все не видно. Или предполагается, что выходить надо там, где вошел?

Коридор вдруг расширился, Люк оступился, взмахнул руками, чтобы не упасть. И, разумеется, потерял стену. Скайуокер завертелся на месте, выставив перед собой меч.

Страх накатил удушливой черной волной, и он захлебнулся в нем.

Вот тогда он и услышал негромкое сипение.

Он знал этот звук.

Люк замер на месте, прислушиваясь, надеясь, что он ошибся, что это очередная змея или еще какая-нибудь местная живность, только не то, о чем он подумал. Сипение повторялось — размеренное, механическое, однообразное. Он помнил его по ночным кошмарам: дыхание существа, бывшего когда-то человеком.

Люк бросился к светло-голубому пятну, промелькнувшему в паутине, и вновь остановился. Это был не выход. Это было сияние лазерного меча в опущенной руке. Тусклый отблеск ложился на черные металлические доспехи, очерчивал складки плаща. Перчатка на руке, сжимающей меч, тоже была черной.

Дарт Вейдер шагнул вперед.

И вдруг светлая волна прокатилась по телу Люка. Весь мир в сердце этой пещеры, откуда не было выхода… Одним точным безукоризненным движением Люк отвел меч врага и ударил. Клинок попал в основание шеи. Почему-то Люк ожидал фонтана крови, хруст разрубаемой кости, но клинок прошел, как будто не встретив преграды. Голова отделилась от тела, подкатилась к его ногам. Потом земля вздрогнула: тело Повелителя Тьмы рухнуло навзничь.

Люк решил, что теперь-то страх должен пройти, и ошибся. Он нагнулся к трофею. Шлем и маска от удара о землю раскололись. Может быть, удастся вернуть равновесие, если он заглянет в лицо Дарта Вейдера?

Лицо под маской оказалось странно знакомым. И оно не принадлежало взрослому человеку. Загорелая кожа, облупленный нос, струйка крови на детских губах. Светлая прядка волос выбилась из-под шлема. Уже остекленевшие голубые глаза уставились в темноту, не отражая света. Люк судорожно, со всхлипом втянул в себя воздух. Он чуть было не наподдал по шлему ногой, только бы не смотреть на себя самого…

Он не скоро вылез из-под корней необычного дерева, но когда выбрался, взъерошенный, перепачканный в паутине и слизи, миниатюрный магистр все так же сидел, задумчиво пережевывая кору дерева гимер.


***


Никогда еще в истории линейного крейсера Его Императорского Величества «Исполнитель» его экипаж не видел такого — на капитанском мостике выстроились охотники за головами. Охотники, отвратительная профессия для отвратительных тварей. Таково было общее мнение, и тем не менее, в их гильдию входили представители практически всех рас и планет.

Адмирал Пиетт с неудовольствием разглядывал охотников, осквернивших своим присутствием военный корабль, и радовался, что Повелителю Тьмы не взбрело в голову пригласить сюда всех известных охотников. Зато ситх изловчился собрать самых причудливых внешне. Адмирал даже не считал нужным скрывать свое отношение.

Первым в ряду стоял трандошан Босск, сын Крадосска, браконьер и преступник; он поворачивал голову, чтобы не выпускать из виду прохаживающегося вдоль строя Вейдера, и его мягкая колыхающаяся физиономия выглядела на редкость глупо. Рядом с ним стоял ганд Зукусс, не снимавший дыхательной маски; его раса не могла выжить в кислородной атмосфере. Гуманоид Денгар по кличке Расплата с Кореллии, напичканный имплантами и кибернетикой. Империя выдала ордер на его арест за дезертирство, тем не менее он рискнул явиться на зов, услышав, за чью именно голову назначена награда. Сверкающий зеркальной обшивкой терминатор ИГ-88. И, наконец, Боба Фетт.

Дарт Вейдер подолгу задерживался возле Фет-та. Может быть, из-за схожести характеров, предположил адмирал Пиетт. Если, конечно, у Повелителя Тьмы есть то, что принято называть характером. Пиетту нередко казалось, что под черным шлемом, за дыхательной маской, под блестящей броней нет никого, кроме абсолютной непроницаемой тьмы. И тогда адмирал заставлял себя вспомнить круглую камеру и обезображенный шрамами череп, обтянутый белой лоснящейся кожей.

Чтобы отвлечься, адмирал стал разглядывать необычные доспехи Бобы Фетта. Говорили, что ему повезло отыскать его во время бесчисленных путешествий. Говорили, что так были одеты воины, которые проивостояли самим рыцарям Ордена. Говорили, что это — боевые доспехи ман-далоров.

— Охотники, — негромко проговорил адмирал, заметив, что его помощник смотрит на него. — Зачем они ему понадобились? Мы справимся собственными силами.

Офицер не ответил, лишь молча кивнул, дав понять, что полностью разделяет мнение командира. Адмиралу передали записку. Зачем мы здесь, удивился Пиетт, поднимаясь к Вейдеру и охотникам. Мы всего лишь незначительные фигуры в игре, правила которой определяет Дарт Вейдер.

Ему пришлось подождать. Дарт Вейдер заканчивал инструктаж.

— … и дополнительная награда тому, кто найдет «Тысячелетний сокол». Вы вольны использовать любые методы, какие сочтете необходимыми, но мне нужны доказательства. Никакой дезинтеграции.

Ситх замолчал и «посмотрел» на адмирала.

— Мой повелитель, — сказал тот. — мы нашли их.

С таким везением только в сабакк играть, и то — против новичка, думал Хэн Соло, выскакивая из зубов космического червя перед самым носом имперского крейсера. Естественно, заметили их мгновенно. И тут же открыли огонь. Хорошо еще, что «разрушителю» приходилось то и дело расстреливать крупные астероиды, так что не вся его огневая мощь была направлена на «Тысячелетний сокол». Зато «Соколу» приходилось те же самые астероиды облетать, а «Возмездие» шел ровно, не сбавляя хода.

Хэн выбрал астероид покрупнее и рванул прямо на него. От традиционного визга принцессы заложило уши. В последнее мгновение Хэн ловко вильнул в сторону, и крейсер «поймал» камешек на уровне средних палуб. Одним астероидом меньше, а крейсер по-прежнему прет следом.

— Щас, — ответил Хэн на немой вопрос принцессы, буравящей ему спину злобным взором. Похоже, он опять в чем-то провинился. Между лопатками нестерпимо зачесалось. — Дай выскочить из астероидов, сразу врубим нашей малышке гипердрайв по полной программе.

Здорово будет единым махом сигануть на пару световых лет, оставив далеко позади имперский крейсер со всеми проблемами вместе. А уж как спокойно ему станет — нечего и говорить.

Чубакка тяфкнул, предупреждая, что просветов между астероидами стало побольше; поле редело. Вот если бы каким-нибудь чудом убрать с хвоста «разрушитель» (чтоб у него взорвалось что-нибудь в трюме!), лазерные пушки которого лупят «Соколу» в то самое место и заставляют его лететь, перекосившись на один бок, жизнь, определенно, все-таки стала бы прекрасна и удивительна. Хэн выровнял корабль. Астероидное поле закончилось — как всегда, неожиданно; просто вылетаешь ошалелой пробкой из бутылки и некоторое время не можешь поверить, что вокруг чистое пространство.

— Согласен, Чуй, — ухмыльнулся Хэн Соло в ответ на негромкий скулеж из соседнего кресла. — Давай освобождать это место. Ну, на этот раз они все-таки удивятся…

Прогноз не оправдался. Если кто и удивился, так экипаж и пассажиры «Тысячелетнего сокола», а больше всех — капитан собственной персоной. Еще одна попытка…

… и опять ничего.

Ничего!!!

Хэн от всей души врезал кулаком по пульту. Обычно это помогало, но на этот раз не удалось даже успокоиться. А «Сокол» тот как летел на субсветовой, так и продолжал заниматься тем же самым.

— Это не честно! — убежденно сказал Хэн Соло.

Басовитое рычание Чуй не предвещало ничего приятного. Вуки редко сердился на своего друга и капитана, но на этот раз длинная фраза, составленная из угрожающих «рррр», предназначалась именно ему.

— Не может такого быть. Я проверял. Очередная порция грозного рыка в его адрес.

— Говорю тебе, я проверял трансмиссию! Наверное.

— Скорости света не будет? — спросил сзади сладкий голосок невинной девочки.

— Я не виноват! — огрызнулся Хэн.

— Сэр, — вмешался Ц-ЗПО, — мы потеряли кормовой дефлектор. Еще одно прямое попадание, и наше бренное существование прекратится. К сожалению.

На корабле явно назревал бунт.

— Чего? — заинтересованно переспросил Хэн.

— Ну? — вновь поинтересовался тоненький голосок пай-девочки. — И что теперь?

Теперь? Теперь уже нет времени строить планы и читать показания бортового компьютера. Имперский крейсер почти прошел границу астероидного поля и вскоре будет иметь роскошный простор для маневра.

— Разворачивай корыто, Чуй, — сказал Соло вмиг онемевшему вуки.

Канониры «Возмездия» отвлеклись на пару-тройку залетных астероидов покрупнее, на несколько мгновений оставив «Сокол» в покое. За эти мгновения Чубакка успел проскулить осторожный вопрос: правильно ли он понял приказ? Хэн успел кивнуть.

— Ты меня слышал, — сказал он. — Мы поворачиваем. И дай полную мощность на носовой дефлектор.

За их спинами пассажиры устроили галдеж. Принцесса, удостоверившись в безнадежном сумасшествии капитана, требовала ответа: не собирается ли он атаковать крейсер, рискуя их драгоценными жизнями. Ц-ЗПО вслух высчитывал вероятность успешного исхода; математическими способностями он не страдал и постоянно сбивался. Чубакка время от времени рявкал через плечо.

Хэн отрешился от общего гвалта. Компьютер он отключил еще раньше, переводя «Сокол» на ручное управление. По красивой широкой дуге фрахтовик совершил разворот, и никто на нем не имел ни малейшего понятия, что же задумал их капитан.

— Слишком близко! — крикнул кто-то. — Он идет слишком…

Крик захлебнулся. И одновременно взвыли сирены. Капитан Нида знал, что обязан что-нибудь сделать, отдать какой-то приказ, но не мог придумать, как же именно ему поступить. Он вообще не мог думать. Только стоять и смотреть, как приближается «Сокол». Броня крейсера выдержала бы и не такое столкновение, но пилот небольшого фрахтовика летел прямо на иллюминаторы капитанского мостика. Ничего не останется, всплыла внезапная мысль. Даже трупов.

— Сейчас столкнемся! — взвизгнул вахтенный.

— Защитное поле, — слова застревали в пересохшей глотке, но голос капитана прозвучал на удивление спокойно, почти безучастно. — Он, должно быть, сошел с ума.

— Берегись!!!

Нет, безумен был тот, кто решил отказаться от обычных обзорных экранов в пользу иллюминаторов, промелькнуло в голове у капитана за мгновение до удара. Экипаж и офицеры попадали на пол; кто-то потянул за собой и застывшею посреди мостика капитана.

Удара не было. Время шло, а удара все не было. Капитан Нида осознал, что лежит, прижимаясь щекой к холодной решетке палубы, и считает секунды. Тогда он поднял голову.

За нетронутым иллюминатором рассыпались пригоршни звезд. «Сокол» исчез, как мираж.

— Проследите его, — приказал капитан, понимая, что в вакууме миражей не бывает. — Он может пойти на вторую попытку.

Не такой уж и сумасшедший — капитан Нида решил смягчить диагноз, вынесенный неизвестному летчику. Но — из тех ненормальных, кто ест, спит, живет в кокпите своего корабля. В Академии ему приходилось встречать подобных ребят. Вопреки широко распространенному мнению продолжительность их жизни была значительна.

Экипаж отлипал от палубы, возвращался к обязанностям, но как-то нервно и дергано.

— Странно, — сказал оператор радарной установки. — Так не бывает.

— Чего не бывает? — неприязненно переспросил капитан.

— Корабль не наблюдается ни на одном из наших экранов, — пояснил оператор. — Радары не видят его, сэр.

В вакууме все-таки появился один мираж. И довольно большой грузоподъемности.

— Так действительно не бывает, — сказал капитан, поворачиваясь к первому помощнику. — Может ли корабль такого размера нести маскирующее устройство?

— Никак нет, сэр! — бодро откликнулся первый, уже успевший привести себя в полный порядок. — Сэр, он мог перейти на скорость света, сэр!

Капитан Нида подавил нарастающее желание отправить помощника чистить гальюн. Недомерок, выскочка, ситх его раздери, с дипломом… Капитан в лучших традициях Имперской Академии занялся мысленным счетом.

— Тогда зачем же он атаковал? — спросил Нида. — Летчик мог прыгнуть в гиперпространство, как только вышел из астероидного поля. Не слишком ли сложный маневр у него получился?

— Со всем уважением, сэр… — первый помощник, действительно, был слишком молод для своего положения, поэтому оператор, не задумываясь, перебил его.

— Капитан, сэр, — сказал он, — раз нет следов корабля, то какая нам разница, каким образом он исчез? — он посмотрел на зардевшегося первого помощника и добавил. — Логично было бы предположить, что летчик перешел на скорость света. Прочие объяснения логике не поддаются, сэр.

Логично было бы предположить, что действия пилота фрахтовика не поддаются ни логике, ни здравому смыслу, решил про себя капитан Нида, не догадываясь, насколько близок он был к истине.

Подбежал кто-то из младших чинов.

— Капитан, сэр, — коротко козырнул он. — Дарт Вейдер требует новых данных о преследовании фрахтовика. Что ему передать?

Чтобы шел прямиком в преисподнюю… Капитан Нида выпрямился так резко, что хрустнули позвонки. Первый помощник смотрел на него, младший чин не спускал с него глаз, даже оператор радарной установки ждал, что будет дальше.

Нида взял себя в руки. Мальчишки, подумал он с сожалением. Сплошные мальчишки. Год за годом Академия присылает необученный молодняк.

— Приготовьте «челнок», — сказал он. — Я отвечаю за неудачу. Я лично принесу извинения повелителю Вейдеру. Тем временем разверните корабль и еще раз просканируйте этот сектор.

Ударный крейсер «Возмездие» медленно совершал поворот за поворотом. Но в пространстве не было и следа небольшого фрахтовика.


***


Люк громко пыхтел, он уже выдыхался от последнего теста на выносливость. Наставник джедаев велел ему пробежать марафон — напрямую через густые заросли. А планета-то — сплошные джунгли. Причем Иода не только отправил Люка в изматывающий кросс, но и решил составить ему компанию. Пока взмокший от пота претендент на звание джедая бежал по пересеченной местности и боролся с собственным дыханием, маленький магистр джедаев наблюдал за тренировкой ученика из-за его спины, сидя в за-плечной котомке.

То и дело Йода качал головой и недовольно ворчал под нос, сетуя на недостаточную выносливость юноши.

В конце концов, они вернулись к поляне, где их терпеливо ожидал Р2Д2. Люк к этому времени от усталости едва с ног не валился. Но когда он, спотыкаясь, ступил на поляну, оказалось, что у Йоды наготове еще один тест.

Не успел Люк отдышаться, как наставник швырнул из-за его спины сверкнувший перед глазами юноши кусок металла. Люк мгновенно активировал лазерный меч и лихорадочно замахал им. Но он оказался недостаточно проворен, и железка — целехонькой — с глухим стуком упала наземь. В полном изнеможении Люк рухнул на влажную землю.

— Я не могу… — простонал он. — Слишком устал.

Йода, не проявляя ни малейшего сочувствия, ответил:

— Если б ты сделал из одного куска семь, тогда бы ты был джедаем.

Но Люк знал, что он не джедай — пока еще не джедай. И разработанная Йодой весьма насыщенная программа обучения отнимала у юноши все силы — их едва хватало, чтобы дышать.

— Мне казалось, я был в хорошей форме, — прохрипел он.

— Да, только вот по каким стандартам? — озадачил его учитель. — Забудь о прежних мерках! Отучись от них! Забудь насовсем!

Люк с готовностью забыл бы обо всем, чтобы с готовностью принять то, чему его научит магистр джедаев. Подготовка была суровой, время шло, и сила Люка росла, способности развивались. Даже его скептичный маленький учитель считал, что не все так безнадежно. Но приходилось ему несладко.

Долгие часы Йода проводил, объясняя своему ученику, кто и что такое джедай. Они сидели под сенью деревьев возле домика Йоды, и Люк внимательно слушал рассказы и наставления учителя. И пока Люк слушал, Йода время от времени покусывал свои посох из дерева гимер — короткий кривой сук с тремя маленькими веточками на конце. Должно быть, в торбочке у учителя опять закончились запасы коры.

И было еще множество разнообразных физических упражнений. Особенно напряженно Люк работал над совершенствованием прыгучести. И вот однажды он почувствовал, что готов продемонстрировать Йоде свои успехи.

Когда учитель устроился на бревнышке возле широкого пруда, он услышал громкий шелест и треск — кто-то ломился через подлесок. И вот на том берегу пруда появился бегущий из леса Люк. Приблизившись к воде, он с разбегу прыгнул к Йоде. Взлетев высоко в воздух, Люк перекувырнулся на лету, но вместо того, чтобы ловко приземлиться на ноги, он, не долетев до противоположного бережка, шумно шлепнулся в пруд, обдав Йоду водой с головы до ног.

Насквозь промокший наставник неодобрительно поджал синеватые губы. Вот, показал, — уныло подумал Люк.

Но сдаваться он не собирался. Люк твердо вознамерился стать джедаем, пройти все проверки щедрого на выдумки Йоды. А то, что порой он чувствовал себя глупым. .. Это неважно. Главное — цель…

Так что Люк не ныл и не хныкал, когда Йода велел ему встать на руки. Поначалу было несколько неудобно, но Люк нагнулся, поднял ноги вверх и, пошатавшись недолго, наконец утвердился на руках. Он словно бы стоял в этой позе несколько часов, но сейчас это давалось куда легче, чем могло бы оказаться до начала обучения. Концентрация внимания достигла такого уровня, что Люк прекрасно держал равновесие — даже когда Иода запрыгнул ему на ноги и уселся там как на насесте.

Однако это была всего лишь часть испытания. Йода подал знак, постучав Люка по ноге своим посохом. Тот медленно, осторожно, сосредоточенно оторвал от земли одну руку. Тело его чуть качнулось от изменившегося распределения веса — но Люк удержал равновесие и потом, сосредоточившись на ровном потоке Силы, приподнял перед собой несколько небольших валунов и попытался выложить из них знак в воздухе.

Но тут к своему хозяину примчался вовсю свистевший и бибикающий Р2Д2.

Люк свалился, учитель Иода успел спрыгнуть с падающего тела. Недовольным тоном юный ученик поинтересовался у робота:

— Ну что такое, Р2? Что стряслось?

Р2Д2 лихорадочно закружился, пытаясь выдать сообщение чередой электронного чириканья. Люк смотрел, как робот устремился к болотцу. Юноша заторопился следом и наконец понял, о чем ему пытался рассказать бдительный дроид.

Стоя у кромки воды, Люк увидел, что его истребитель почти целиком скрылся под темной гладью, торчит лишь последний кусок кормы.

— О нет! — простонал Люк. — Нам же его никогда не вытащить!

К нему подошел Иода и, услышав восклицание Люка, в досаде топнул ногой.

— Так уверен ты? — ворчливо поинтересовался он. — Уже пытался? Вечно твердишь ты: не могу да не могу. Совсем меня не слушаешь, м-мм? — Его маленькое морщинистое лице сложилось в маску строгости.

Люк взглянул на рассердившегося учителя, потом с сомнением покосился на затонувший космический корабль.

— Учитель, — скептически промолвил он, — одно дело камни поднимать, но тутто…

Похоже, Йода осерчал не на шутку.

— Нет! Не другое! — вскричал он, яростно дергая большими ушами. — В голове у тебя другое! Выбрось! Больше не нужно тебе!

Своему наставнику Люк верил. Если Йода говорит, что это возможно сделать, значит, он должен попытаться. Он посмотрел на погрузившийся в воду истребитель и постарался максимально сосредоточиться.

— Ладно, — наконец вымолвил Люк. — Все-таки я попробую.

Ну вот, опять он брякнул что-то не то.

— Нет! — с нетерпением в голосе сказал недовольный Йода. — Нет, пробовать не надо. Делай. Делай! Или не делай. Пытаться не надо.

Люк закрыл глаза. Он постарался мысленно увидеть очертания истребителя, представить себе его форму, ощутить его вес. И он сконцентрировался на том, как движется корабль, поднимаясь из плена сумрачных вод.

Сосредоточившись на этой картине, Люк услышал бульканье и хлюпанье, а потом зажурчавшая вода потекла с корпуса истребителя. Нос корабля медленно выполз на поверхность, замер на миг, а потом с громким всплеском вновь исчез под водой.

Люк обессиленно опустил руки и глубоко вздохнул.

— Не могу, — уныло сказал он. — Он слишком велик.

— Размеры значения не имеют, — настойчиво втолковывал ему Йода. — Не имеют! Посмотри на меня! Можешь судить обо мне по моим размерам, хм? М-мм?

Люк только головой помотал.

— И правильно сделаешь, — заметил наставник джедаев. — Сила на моей стороне. Могучий союзник. Жизнь — ее основа, ее исток. Ее энергия окружает нас, связывает. Не только грубая материя мы, джедай светиться должен, должен видеть свечение остальных.

Иода сделал рукой широкий жест, показывая бесконечность Вселенной вокруг него.

— Почувствуй ее! Почувствуй поток Силы. Почувствуй Силу, которая тебя окружает. Почувствуй ее, — сказал он, указывая сухой лапкой, — между тобой и мной, между тем деревом и камнем.

Пока Йода объяснял сущность Силы, Р2Д2 крутил куполообразной головой, безуспешно стараясь обнаружить своими сканерами и приборами упомянутую «Силу». Потом он разочарованно свистнул, обиженно бибикнул.

— Да, повсюду она, — продолжал Иода, не обращая внимания на роботаестествоиспытателя, — почувствовать нужно ее и воспользоваться ею. Есть она между этой землей и тем кораблем!

— Нет, вы требуете невозможного, — сокрушенно промолвил Люк, отошел в сторону и уселся на землю.

Йода вздохнул, проводив юношу взглядом, и опустил голову.

Затем он повернулся и взглянул на болотце. Устроился поудобнее, сонно прикрыл глаза, вытянув вперед лапу. Вода забурлила, и из нее с приглушенным бульканьем и журчанием вновь показался нос истребителя.

Люк изумленно охнул, когда из водной гробницы неторопливо восстал его корабль и величаво двинулся к берегу. И тогда юноша поклялся себе больше никогда не говорить «невозможно»: стоя на кривом корневище, будто на пьедестале, низенький Йода без всяких усилий вытащил корабль из болота и направил его к берегу. Застыв на месте, Люк едва верил своим глазам. Но он понимал, что ему дан наглядный и убедительный пример того, как владеет Силой подлинный мастер-джедай.

Не меньше был изумлен и Р2Д2, но он, замигав красным и синим индикаторами и издав серию не слишком философских громких вы-свис-тов, кинулся прятаться за гигантскими корнями.

Истребитель медленно поплыл по воздуху к берегу, затем мягко опустился на землю и замер.

Люк опять почувствовал себя глупым. Он робко приблизился к Иоде.

— Я… — потрясение начал он, — я просто не могу поверить!..

— Вот почему, — заявил Иода, — у тебя ничего не получается.

Люк смущенно покачал головой. Сможет ли он хоть когда-нибудь назвать себя джедаем?


***


Капитан Нида знал, что наиболее вероятным последствием его неудачи может оказаться смерть. Также он знал, что, тем не менее, ему придется найти убедительное объяснение неудачи. И что Повелитель Тьмы может и не сдержаться…

И это предварительное знание вовсе не утешало его, когда он растянулся на решетчатом^олу коридора, хватаясь за горло и тычась лицом в черный сапог.

— Извинения приняты, капитан Нида, — прогудел сверху предельно вежливый низкий голос.

Пала тьма.

Дарт Вейдер перешагнул через бездыханное тело, и двое солдат уволокли экскапитана. Вейдер повернулся к Пиетту и двум его офицерам, замершим возле пульта в причудливых позах. Как будто кто-то, игравший с ними в детскую игру, крикнул: «замри!» Все ждали, кто начнет первым. Пиетт сглотнул застрявший в горле ком, осторожно потрогал воротничок. Нет, кажется, пока еще все в порядке.

— Мой повелитель, — сказал он осипшим голосом, — мы просканировали пространство системы и ничего… гхм, ничего не нашли. Определенно, «Тысячелетний сокол» перешел на скорость света. Сейчас он может, гхм, оказаться уже на другом краю Галактики.

Он снова потрогал воротничок и горло под ним. Вопросительно посмотрел на Вейдера. Ситх ждал, и только размеренное шипение воздуха в маске нарушало гнетущую тишину. Какое-то эхо в Силе подсказывало ему, что адмирал ошибается. Наконец:

— Всем экипажам — состояние боевой готовности, — изрек Вейдер. — Рассчитать возможные системы по последнему известному курсу следования.

— Мы найдем их, мой повелитель, — заверил Пиетт, стараясь гнать мысли о только что унесенном отсюда теле капитана Ниды и бесповоротном увольнении своего предшественника.

— Только не подведите меня, — предупредил его Дарт Вейдер, как будто читая мысли, — адмирал.

«Возмездие», имперский крейсер класса «звездный разрушитель», величественно плыл в пространстве, замыкая растянувшийся длинной цепочкой шестой звездный флот. Дарт Вейдер не спешил покидать опустевшую и уже никому не нужную систему бело-голубой звезды.

Никто на «Возмездии» и на всей армаде, даже сам Повелитель Тьмы, не догадывались, насколько близка была от них вожделенная добыча. Пока «Возмездие» патрулировал пространство в поисках фрахтовика, он тащил его на себе — сзади, на кормовой надстройке, подальше от радаров и сканеров.

Внутри рубки «Сокола» царили непривычная тишина и спокойствие. После «посадки» Хэн ухитрился вырубить всю аппаратуру за пару секунд — включая словоохотливого Ц-ЗПО, застывшего посреди помещения с выражением крайнего удивления на золотистом лице.

— Мог бы, по крайней мере, предупредить его, — неодобрительно прошептала принцесса, разглядывая новое бронзовое украшение рубки.

— Ошибочка вышла, — охотно признал свою вину Соло. — Я не собирался оскорблять достоинство твоего дроида. Думаешь, легко было все тут выключить за такое короткое время? А почему ты шепчешь?

Ее высочество задумчиво почесало нос, спохватилось и спрятало обе ладони под себя: в такой позе достаточно легко получалось всего лишь одно движение. Лейя его и сделала, с сомнением пожав плечами.

— Не понимаю, что ты затеял, — сказала она. Хэн тоже пожал плечами. Спорить на эту тему ему не хотелось. Вскоре девочка сама все поймет; пусть потерпит немного. Он посмотрел на второго пилота. Чубакка радостно оскалил зубы.

— Капитан Соло, на этот раз вы зашли чересчур далеко.

Вуки опять оскалился, но на этот раз — угрожающе.

— Нет, Чубакка, я не буду молчать! Почему никто меня не слушает?

Оказывается, принцесса воспользовалась паузой и вновь включила Ц-ЗПО. Лучше бы она этого не делала. У Чубакки просто когти чесались повыдрать из дроида проводки. Хэн остановил его:

— Проверил бы ты ручное управление на «когтях»…

Вуки выбрался из своего кресла. Хэн проводил его взглядом, потом под бормотание дрои-да-секретаря еще минут десять объяснял любопытной принцессе, что такое «когти» и зачем им ручное управление, потом они немного поспорили — просто так, для разминки — потом Лейя захотела что-то спросить, но Ц-ЗПО перебил ее:

— Я действительно не понимаю, как это нам поможет. В экстремальных обстоятельствах самой приемлемой альтернативой будет сдаться на милость врага. Может быть, Империя будет достаточно милосердна…

Лейя протянула руку и выключила робота.

— Спасибо, — сказал ей Хэн.

— Ну, и как же ты представляешь себе свой следующий шаг?

До чего любознательно ее высочество. Хэн тут же признался себе, что у него не очень обширный опыт общения с особами королевских кровей; едва ли он может считаться авторитетом в этой области. Может быть, они все такие?

— Когда-нибудь им надоест, и они улетят, — сказал он, имея в виду имперский флот. — А если они будут следовать стандартным имперским правилам перехода на скорость света, то сначала они сбросят мусор…

Лейя, с явным отвращением на симпатичной мордашке, обдумывала предложенную стратегию. То ли ей не нравилось лететь вместе с отходами, то ли сомневалась в успехе всего предприятия, то ли слово «мусор» навевало неприятные воспоминания. То ли хотела поинтересоваться, откуда ему известны стандартные имперские правила… Хэн тщательно спрятал ноги в офицерских сапогах (привычка ходить в них так и осталась при нем, куда ж денешься) под кресло и стал надеяться, что принцесса не заметит ударения на слове «если».

И тут принцесса одобрительно похлопала его по плечу. Хэн от изумления даже забыл огрызнуться.

— Здорово, сорвиголова, — улыбнулась Лейя. — Неплохо придумано. Должна признать, что иногда тебе в голову приходят светлые мысли. А потом что?

— А потом нам нужно найти безопасное место и починить конвертер. Есть какие-нибудь идеи?

— Где мы находимся?

— Здесь, — Хэн ткнул пальцем в конфигурацию ярких точек на световой карте. — Рядом с системой Аноат.

Лейя выскользнула из кресла, чтобы получше разглядеть карту. В результате как-то так получилось, что она дышит Хэну в затылок. Было щекотно, но очень приятно.

— У меня такое чувство… — начал кореллианин. Лейя немедленно пересела к кресло второго пилота и заледенела.

— … что я здесь уже был, — закончил Хэн фразу. — Надо проверить бортовой журнал.

— Ты ведешь бортовой журнал? — неподдельно изумилась принцесса.

— Иногда, — Хэн копался в компьютерной памяти. — Ага, я так и знал. Ландо.. . Это будет забавно.

— Никогда не слышала о такой системе, — заявила принцесса.

Хэн засмеялся.

— Ландо — не система. Ландо — человек. Ландо Калриссиан. Игрок, «катала», жулик, подлец, пробы ставить негде… тебе понравится. Он как раз в твоем духе. Система Беспин. Расстояние приличное, но долететь можно.

Протянув руку, Лейя пробежала пальчиками по клавиатуре, изучая записи. Между ее бровей опять легла маленькая складочка.

— Рудники…

— Добывают газ тибанна, — пояснил Хэн. — Ландо выиграл эти рудники в сабакк. По крайней мере, он так утверждает. Мы с ним когда-то дружили…

— Ему можно доверять?

— Я бы не стал, — покачал головой Соло. — Но особой любви к Империи он не питает, в этом я могу поклясться.

Из интеркома донеслось приглушенное «грр-рхаф», и Хэн привстал, чтобы через колпак кабины посмотреть, что делается снаружи. Через секунду он плюхнулся обратно в кресло и подмигнул принцессе.

— Ну, вот и все, конфетка, полетели чиниться.

Крейсер распахнул свое чрево, и, прежде чем он канул в гиперпространстве, в обычное пространство высыпался новый метеорный поток — искусственного происхождения. Мусор, отходы, детали не поддающихся ремонту или восстановлению механизмов. «Тысячелетний сокол» тихо снялся со своего насеста и затерялся среди этого хлама.

Вот и все, подумал сидящий в рубке фрахто-вика Хэн Соло. Хоть в относительной, но безопасности.

Когда исчез последний имперский корабль, «Сокол» раскочегарил ионные двигатели и похромал по своим делам. Но он был не одинок.

Среди обломков и мусора прятался еще один корабль.

Он назывался «Раб-1», а его капитан и единственный член команды был известен на всю Галактику как Боба Фетт, один из самых удачливых «охотников за головами» и счастливый обладатель мандалорских доспехов. Боба Фетт не имел ни малейшего желания как терять из поля зрения вожделенный «Сокол», так и допускать, чтобы пилот «Сокола» заметил преследование. За бедовую голову этого пилота давали слишком много денег. Если сложить то, что он получит от имперцев, с тем, что заплатит ему Джабба Хатт, получится столько…

Но дело было даже не в крупной сумме, ухмыльнулся внутри зеленоватосеребристого ман-далорского шлема Боба Фетт. Дело в том, что получить голову пилота «Тысячелетнего сокола» было для него, Фетта, долгом чести.


***


Люк сохранял абсолютное спокойствие. Даже поза, в которой он находился, не доставляла ему неудобств, он не чувствовал ни напряжения, ни неуверенности, ничего похожего на то, что он испытывал, впервые попытавшись исполнить это упражнение. Он стоял на одной руке, с легко-стью сохраняя равновесие. Он знал, что с ним — Сила.

Его терпеливый наставник, Йода, сидел неподвижно на ступнях стоящего вверх ногами Люка. Юноша сосредоточился на поставленной перед ним задаче и оторвал от земли разом четыре пальца. Он ни на миллиметр не пошатнулся, удерживая равновесие и опираясь на землю всего лишь одним пальцем руки.

Желание и целеустремленность Люка стали хорошим подспорьем в занятиях, и учился он быстро. Его нисколько не устрашали придумываемые для него Иодой упражнения и испытания. И сейчас он был уверен, что покинет планету рыцаремджедаем, обученным всему и готовым сражаться во имя наиблагороднейших дел.

Люк быстро делал успехи в овладении Силой, совершая то, что раньше казалось бы чудом. Йода был доволен прогрессом в его обучении. Однажды стоявший неподалеку Йода с удовлетворением наблюдал, как Люк, используя Силу, поднял в воздух два больших контейнера с оборудованием, а потом он заметил Р2Д2. Маленький дроид взирал на совершенно невозможную с его сугубо рациональной точки зрения картину и недоверчиво побиби-кивал. Магистр-джедай поднял сухонькую лапку и посредством Силы оторвал робота от земли.

Повиснув в воздухе, озадаченный Р2Д2 тщетно напрягал свои внутренние цепи и ощупывал пространство вокруг себя своими сенсорами, пытаясь обнаружить невидимую силу, которая держала его над землей. А невидимая рука вдруг сыграла с ним еще одну шутку: болтавшегося в воздухе маленького робота внезапно перевернуло вверх тормашками. Он отчаянно задергал всеми тремя ногами, с беспомощным гудением вращая куполообразной «головой». Когда Иода, наконец, опустил руку, дроид, в компании с контейнерами, начал падать. Однако на землю шлепнулись только контейнеры. Р2Д2 остался висеть в воздухе.

Повернув «голову», дроид обратил свой электронный «глазок» на хозяина — тот стоял, вытянув руку и удерживая робота от опасного падения.

Йода покачал головой. Наверное, был доволен. По крайней мере, Люк так надеялся.

Йода привычно запрыгнул Люку на закорки, и они вдвоем направились обратно к дому. Правда, кое о чем они забыли: бедный Р2Д2 так и болтался над землей, обиженным бибиканьем и испуганным посвистыванием стараясь напомнить о себе. И Йода сыграл с расстроенным роботом еще одну шутку: когда Люк с наставником двинулись прочь, дроида медленно опустило на землю. Р2Д2 услышал веселый смех учителя джеда-ев — точно колокольчики зазвенели.

Позже этим вечером, когда сквозь густую болотную растительность наползали сумерки, Р2Д2 занимался тем, что чистил корпус космического истребителя. В пруд был опушен шланг, наконечник его вставлен в кронштейн на боку дрои-да, и робот мошной струей воды поливал корабль, смывая грязь и тину. Он работал, а Люк и Йода продолжали занятия: оба сидели на поляне, юноша — с сосредоточенным лицом и с закрытыми глазами.

— Спокоен будь, — говорил Йода Люку. — Посредством Силы ты увидишь: другие миры, другие мысли, будущее, прошлое, давно ушедших старых друзей.

Люк, внимая словам Йоды, погружался в себя. Он уже не чувствовал своего тела и позволил сознанию скользить свободно, течь, повинуясь словам учителя.

— Так много образов..,

— Контроль! Контролировать ты должен научиться то, что видишь, — наставлял его магистр-джедай. — Не так просто, не так быстро.

Люк зажмурил глаза, расслабился, освобождая разум, стараясь управлять возникающими образами. Наконец, что-то проявилось, поначалу смутно, но нечто белое, аморфное. Со временем видение прояснилось. Вроде бы город, почему-то плывущий в бурном белом море. Нет, не в море…

— Я вижу город в облаках, — наконец, произнес Люк.

— Беспин, — определил Йода. — Я вижу его тоже. Друзья твои там, да? Сосредоточься, и их ты увидишь.

Люк последовал совету учителя. Картина города в облаках стала отчетливей. А потом он увидел фигуры, знакомые фигуры людей, которых он знал.

— Хэн! Лейя! Я вижу их! — воскликнул Люк, по-прежнему не открывая глаз. Затем его, и тело, и дух, вдруг охватила мучительная боль. — Им плохо. Они страдают.

— Будущее ты видишь, — объяснил ему голос Йоды.

Будущее, подумал Люк. Значит, боль, которую он испытывает, еще не обрушилась на его друзей. Так что, наверное, будущее не неизменно.

— Они умрут? — спросил он у своего учителя. Йода покачал головой, едва пожал плечами.

— Трудно понять. Всегда в движении будущее. Люк снова открыл глаза. Потом он встал и принялся быстро собирать свои вещи.

— Они — мои друзья, — упрямо сказал он, опережая уговоры.

— И следовательно, — добавил Йода, не двигаясь с места, — решать должен ты, как лучше им послужить. Если улетишь сейчас, то им поможешь. Но погубишь все, за что они боролись и страдали.

Слова учителя остановили Люка. Юноша застыл на месте, чувствуя, как на него накатывает мрачное уныние. Погубит все? Но как он может не попытаться их спасти?

Р2Д2 почувствовал отчаяние своего хозяина и, подкатившись к нему, загудел, стараясь утешить. Как мог.


***


Корабль «Тысячелетний сокол» скользнул мимо пяти из многочисленных спутников Беспина и погрузился в золотисто-оранжевое сияние атмосферы планеты. Далекая поверхность тонула в розоватой дымке, в которой угадывались причудливые нагромождения: то ли горы, то ли низкие плотные облака.

Лейя восхишенно вздохнула. Хэн усмехнулся. То ли еще будет, когда принцесса увидит Облачный город.

По облакам скользнула легкай тень; Хэн распознал воздушный катамаран, но, к его изумлению по ним открыли огонь. Вот так-так, и что бы это значило, э? Динамик просипел короткую фразу.

— Нет, — рявкнул Хэн в ответ, уводя свой фрахтовик из-под следующего залпа, — нет у меня разрешения на посадку. Я хочу видеть Ландо Калриссиана…

Но и его слова сожрал треск статического электричества.

Пилот катамарана тоже, кажется, не был счастлив. «Сокол» опять затрясло. Хэн раздраженно утопил клавишу в пульт: броню фрахтовика облило защитное поле. Чуй лихорадочно настраивал рацию.

— Внимание, — прозвучало отчетливо и чисто. — Любой агрессивный шаг с вашей стороны приведет к уничтожению.

Соло начал закипать.

— Чьему? — ядовито поинтересовался он.

— Повторите, не понял, — услышали они недоуменный голос пилота. — Прием.

— Сейчас объясню…

Чуй утробным ворчанием напомнил, что Бес-пин — единственная возможность в тишине и спокойствии отремонтировать хромающий «Сокол». — Как трогательно, верно? — хмыкнул в ответ Хэн Соло.

— Мне казалось, ты знаешь этих людей, — заметила в пространство принцесса; в ее голосе звучало подозрение.

— Н-ну… — какой же кореллианин не оставит себе лазейку на случай экстренного побега? — было когда-то…

Ворчание вуки стало еще напряженнее.

— Столько времени прошло, — Хэн надеялся, что говорит по-прежнему беспечно, но, судя по все усиливающемуся подозрению принцессы, не преуспел. — Я уверен, он все забыл.

Сам он в этом слегка сомневался.

— Фрахтовйк ИТ-1300, — вновь раздалось из динамика, — вам дается разрешение на посадку на платформе 327. Любое изменение курса приведет…

Хэн выключил рацию. Кажется, Ландо-таки решил накинуть уздечку. Интересно, зачем? Они прилетели достаточно мирно, даже слепому ясно, что у них неполадки… То ли Калриссиан все же свихнулся на почве жадности, то ли — все то же самое, но на почве власти…

Чубакка саркастически гавкнул.

— Он поможет нам, — твердо сказал Хэн. Вуки гавкнул вторично.

— Мы действительно когда-то дружили… правда. Не беспокойтесь.

— А кто беспокоится? — отозвалась принцесса голосом, свидетельствующим об обратном.

В следующую секунду до него донесся ее восторженный всхлип — из-за облаков показался город. Он казался белым цветком, распустившимся на длинном тонком стебле. Мошкарой над ним вился рой небольших летающих лодок.

При облете — пока Хэн выяснял, где, ситх раздери, находится посадочная площадка под нужным номером, — оказалось, что город покоится на огромной платформе, плывущей по низкой орбите. Лейя была вынуждена признать, что несмотря на то, что едва ли ее, столичную жительницу, можно было изумить подобным зрелищем, вид открывался грандиозный. Она видела орбитальные дворцы Корусканта, многие из них были роскошнее и богаче, но каноническая лаконичная красота Облачного города, тем не менее, завораживала.

Наконец, после долгой перебранки с суровым молодым человеком на катамаране и еще более суровым молодым человеком в диспетчерской, платформа была обнаружена, и Хэн аккуратно посадил «Тысячелетний сокол». Потом все вышли наружу.

— О! Никто не встречает нас, — всполошился Ц-ЗПО.

— Мне это не нравится, — хмуро заметила Лейя.

— А что тебе нравится? — поинтересовался кореллианин и заработал тычок под ребра. — Прекрати беспокоиться. Все будет прекрасно. Поверь мне.

Принцесса еще обдумывала, стоит ли он доверия, когда прибыла группа встречающих. Для дружественной делегации их было что-то многовато, решил Хэн и, не переставая улыбаться, наклонился к принцессе:

— Видишь? Вот он, мой приятель… Не спускай с него глаз.

Лейя недоуменно покосилась на него, но, оказывается, он говорил уже с вуки. Принцесса решила пока остаться на трапе, делая вид, что охраняет корабль. Хэн и Чуй отправились навстречу разношерстной маленькой армии, во главе которой стоял Ландо Калриссиан.

Ландо был верен себе. Обходительный, щеголеватый, полностью осознающий, как красиво оттеняет его темную кожу ослепительно синяя рубашка, и какое неизгладимое впечатление производят на женщин безукоризненно выглаженные брюки и вычищенные до зеркального блеска ботинки.

Ландо начал издалека:

— Ах ты, скользкий, мерзкий, хитрый мошенник! И у тебя еще хватило наглости являться сюда после всего, что ты натворил?

Хэн в невиннейшем изумлении округлил глаза: «я?» Интересно, Ландо сразу примется начищать ему физиономию или сначала удосужится выслушать объяснения? Пальцы Хэна как-то сами собой принялись выстукивать легкую дробь в непосредственной близости от рукояти бластера. Ландо без улыбки шел на него, перечисляя все мыслимые и немыслимые недостатки кореллиа-нина. Оставалась пара шагов, когда Калриссиан распахнул объятия:

— Рад видеть тебя, старый пират! Как поживаешь? — вопросы посыпались из Ландо, как из мешка. — Где ты был? Вот уж не думал когда-нибудь снова увидеть тебя…

Чуй досталась его доля приветственных похлопываний по загривку и рукопожатий.

— Как у тебя дела, Чубакка? Все еще тратишь время на этого шута?

Чубакка рыкнул. На гладком темном лице Ландо, украшенном тонкой ниткой усов, проявилось выражение легкого беспокойства; Калриссиан не был уверен, что абсолютно точно понял, что вуки хочет сказать. Хэн — чисто из вредности — переводить не стал.

Но тут быстрые глаза Калриссиана углядели принцессу:

— Привет, — Ландо даже заблестел, словно в городе и без того было мало света. — Что это у нас тут такое? Добро пожаловать. Я — Ландо Калриссиан, управляющий здешней колонией, а кем бы вы могли быть?

— Лейя, — буркнуло ее высочество.

— Добро пожаловать, Лейя!

Несмотря на протесты, Ландо завладел ее ручкой и запечатлел на ней поцелуй, согнувшись в низком поклоне. Пришлось его оттащить.

— Ладно, ладно, старый развратник… Настала очередь Ландо делать большие глаза: кто развратник? Он — развратник?.. Сошлись на «угоднике».

— Здравствуйте, сэр, — встрял андроид. — Я — Ц-ЗПО, осуществляю связь между людьми и киборгами. Мои способности к ва…

Ландо взял Хэна и Лейю под руки и повел прочь.

— Она со мной, — кореллианину наконец удалось оттеснить старого друга от принцессы. — И играть на нее мы не будем. Так что можешь забыть о ее существовании.

Ландо бросил на девушку разочарованный взгляд.

— Это будет сложно, мой друг, — вздохнул он. — Рассказывай, что привело тебя к нам?

— Ремонт… Я подумал, ты сможешь помочь.

— Что ты сделал с моим кораблем?! — запаниковал Ландо.

— С твоим? — взвился Хэн.

Лейя подергала обоих за руки, напоминая о своем существовании. Ландо опять расцвел в сладкой улыбке.

— Он когда-то владел «Соколом», — пояснил Хэн. — И время от времени забывает, что проиграл корабль в честной игре.

Ландо только пожал плечами.

— Эта птичка не раз спасала мне жизнь, — сказал он, разглядывая корабль с полупрофессиональным интересом. — Это самая быстрая куча металлолома во всей Галактике. Что на этот раз?

— Гипердрайв. — Хэн не стал вдаваться в подробности.

— Я распоряжусь, чтобы работы начали прямо сейчас, — кивнул Ландо. — Мысль о том, что «Сокол» остался без сердца, убивает меня.

— Хорошо, — кивнул кореллианин.

Узкий мостик над бездной увел их от посадочной площадки к городским платформам: каскады парящих в воздухе площадей поднимались все выше и выше, ослепительно белые круглые башни казались слепленными из облаков.

— Как дела? — поинтересовался Хэн Соло, поворачиваясь спиной к красотам.

— Не так хорошо, как хотелось бы, — в том же тоне откликнулся Ландо. — Мы — маленький город, и пока еще не можем обеспечить себя всем необходимым. Приходится делать закупки. У меня проблемы с обеспечением и… Что смешного?

— Ничего, — Хэн боролся с собой, но не выдержал и снова хихикнул. — Просто никак не могу привыкнуть к мысли, что под шкурой старого интригана скрывался ответственный руководитель и бизнесмен, — Хэн вновь хихикнул и серьезно добавил. — Но тебе идет.

Ландо задумчиво разглядывал старого друга. Хэн предпочел не оценивать мысли Калриссиана — тот слишком хорошо умел блефовать. Угадать, что на руках у Ландо дело почти невозможное.

— Навевает воспоминания, — туманно сообщил Ландо. — Да, я ответственный человек. Цена успеха, приятель. И знаешь что, Хэн? Ты все время был прав.

Их дружный хохот заставил нескольких прохожих испуганно оглянуться.


***


Дождь барабанил по металлическому куполу Р2Д2, но маленький астродроид целеустремленно шлепал по мутным лужам и через бочажины, направляясь к домику Йоды. Вскоре его оптические сенсоры нащупали льющееся в окошки золотистое свечение. Приблизившись к желанному убежищу, робот по-своему почувствовал облегчение: наконец-то укроется от надоедливого, беспрестанного дождя.

Но когда Р2Д2 попытался войти, то обнаружил, что его жесткий корпус не проходит в проем; он пробовал протиснуться то под одним углом, то под другим, но ничего не получалось. В его электронных мозгах понемногу начало выкристаллизовываться понимание, что он просто не той формы и в дверь не пролезает.

Дроид едва мог поверить своим сенсорам. Заглянув в домик, он видел, как внутри, на кухне, деловито снует затененная фигура — помешивает в кастрюльке, что-то нарезает, шинкует, бегает туда-сюда. Но на крохотной кухоньке Йоды хозяйничал вовсе не наставник джедаев — а его ученик.

Иода, как казалось сканерам Р2Д2, просто сидел, прислонившись спиной к стене в смежной комнате, и с улыбкой молча наблюдал за учеником. Потом вдруг, прервав свою бурную деятельность на кухне, Люк замер, словно бы перед его глазами появилось болезненное видение.

Йода заметил, что Люк встревожился. Он продолжал наблюдать за учеником, и из-за его спины появились три светящих шара и бесшумно устремились к Люку, атакуя юношу сзади. В тот же миг Люк развернулся к ним лицом, с крышкой от кастрюльки в одной руке и ложкой в другой.

Шары один за другим в упор выстреливали в Люка огненные стрелы. Но, с поразительной ловкостью, он отражал их крышкой. Один шар юноша отбросил за дверь, где на пороге, глядя на хозяина, стоял Р2Д2. Но преданный дроид слишком поздно заметил сверкающий шар и не успел увернуться от заряда, которым тот его угостил. С громким лязгом удар опрокинул заверещавшего робота наземь — тот едва не получил сотрясение упомянутого электронного мозга.

Несколько позже, этим вечером, после того, как прилежный ученик успешно выполнил немало заданий учителя, ему удалось наконец-то уснуть на земле возле домика Йоды. Сон его был тревожен, он метался, тихо стонал. Стоявший рядом озабоченный дроид, протянув манипулятор, накрыл Люка сползшим было одеялом. Но когда Р2Д2 собрался откатиться в сторонку, Люк застонал и задрожал, словно бы попав в черные лапы кошмара.

У себя в домике Йода услышал стоны Люка и поспешил к выходу.

Вздрогнув, Люк проснулся. С потрясенным видом он огляделся вокруг, увидел, что с порога на него обеспокоенно смотрит наставник.

— Мне никак не выбросить из головы то видение, — сказал Люк Йоде. — Мои друзья… Они в беде… и я чувствую, что…

— Люк, уходить нельзя тебе, — предостерег его Йода.

— Но тогда Хэн и Лейя погибнут!

— Этого ты не знаешь, — раздался голос Бена. Облаченная в темный балахон фигура встала в дрожащем мерцании. — Даже Иода не в состоянии предвидеть их судьбу.

Но Люк так тревожился, что даже не удивился призрачному гостю.

— Я могу им помочь! — настаивал он.

— Ты еще не готов, — мягко сказал Бен. — Тебе еще надо многому научиться.

— Я чувствую Силу, — ответил Люк.

— Но не можешь ее контролировать. Для тебя, Люк, это опасный этап. Сейчас ты наиболее восприимчив к искушениям темной стороны.

— Да-да, — подтвердил Иода. — Оби-Вана слушай, юноша. Дерево помнишь? Свою оплошку, а?

— С тех пор я уже мною чему научился. И я вернусь и доучусь. Обещаю, учитель!

— Император, — мрачно изрек Бен. — Он хочет заполучить тебя. Поэтому и страдают твои друзья.

— И поэтому-то, — откликнулся Люк, — я и должен лететь к ним.

Кеноби оставался тверд и непреклонен:

— Я не хочу потерять тебя, как уже потерял Вейдера.

— Этого не будет.

— Только полностью подготовленный рыцарь-джедай, в союзниках которого — Сила, способен одолеть Вейдера и его Императора, — подчеркнул Бен. — Если ты прекратишь сейчас обучение, если изберешь простой и легкий путь — как сделал Вейдер, — то обратишься в посланца зла, и Галактика еще глубже погрузится в пучину ненависти и отчаяния.

— Остановить их нужно, — вставил Йода. — Слышишь ты? От этого зависит все.

— Люк, — продолжал увещевать старый Бен, — ты — последний джедай. Ты — наша единственная надежда. Наберись терпения.

— И пожертвовать Хэном и Лейей? — не веря своим ушам воскликнул юноша.

— Если ты ценишь то, за что они сражаются, — Иода сделал долгую паузу, -.. . да!

Люка стоял, раздираемый чувствами. Он не был уверен, что сможет примирить совет этих двух великих учителей с собственными чувствами. Его друзьям грозит громадная опасность и, конечно же, он должен спасти их. Но его наставники считают, что он не готов, что он будет уязвим перед могучим Вейдером и Императором, что он может повредить и своим друзьям, и себе самому — и возможно, потерять все, встав на путь зла.

Но разве испугают его какие-то абстракции, когда в беде реальные, из плоти и крови, Хэн и Лейя? Когда они страдают? Разве может он позволить себе бояться каких-то будущих опасностей, когда его друзьям уже сейчас угрожает смерть?

Для него больше не было вопросов, как нужно поступить.


***


На болотистой планете наступало утро, полночи ушло на погрузку, и теперь в густых еще сумерках Р2Д2 занял свое место в отсеке позади кабины Люка.

На грузовом контейнере стоял Иода, глядя, как Люк, один за другим, укладывает в трюм корабля последние свертки. Неярко светились прожекторы «крестокрыла».

— Люк, я не смогу защитить тебя, — раздался голос Бена Кеноби, когда его фигура обрела плотность перед юношей. — Если ты встретишься с Вейдером, то будешь биться с ним в одиночку. Я вмешаться не смогу.

— Понятно, — спокойно ответил Люк. Потом он повернулся к дроиду и сказал: — Р2, запускай конвертеры.

Р2Д2, который уже отсоединил энергокабели корабля, счастливо свистнул, радуясь, что покидает унылый болотный мир, где астродроиду совсем не место.

— Люк, используй Силу только для знаний, а не в качестве оружия, — напутствовал юношу советом Бен. — Не поддавайся ни ненависти, ни гневу. Они ведут на темную сторону.

Люк, слушавший в пол-уха, кивнул. Его всецело занимало предстоящее долгое путешествие и трудности стоящих перед ним задач. Он должен спасти своих друзей, чьи жизни оказались в опасности из-за него. Он забрался по лесенке в кабину, потом посмотрел на своего маленького учителя.

— Силен Вейдер, — предостерег Йода. — Туманна твоя судьба. Запомни, чему я учил тебя. Замечай все, все! Это тебя может спасти.

— Хорошо, учитель, — заверил наставника Люк. — Обязательно. И я непременно вернусь и закончу начатое. Даю вам слово!

Р2Д2 закрыл колпак кабины, Люк запустил двигатели. Иода и Оби-Ван Кеноби смотрели, как под нарастающий свист двигателя «крестокрыл» начинает взлет.

— Говорил тебе я, говорил, — с тяжелым сердцем промолвил Йода, когда изящный легкий корабль устремился к затянутым дымкой небесам. — Безрассуден он. Теперь дела, пойдут хуже.

— Этот мальчик — наша последняя надежда, — сказал Бен Кеноби, голос его был печален.

— Нет, — поправил Кеноби его старый учитель. Его большие глаза блеснули. — Есть еще одна. Йода поднял голову к темнеющему небу.


***


Чубакка не был уверен, что именно скажет его самый близкий друг, когда узнает, что вуки удрал без спроса. Собственно, он мог вообще ничего не сказать. А мог до вечера пилить вуки по этому поводу. Чубакка ни разу не смог угадать, как поступит кореллианин. Временами Чуй подозревал, что сам Хэн тоже не может.

Как бы то ни было, вуки самовольно отправился на охоту. Он давно никого не выслеживал, и сначала было довольно забавно бродить по пустым коридорам с блестящими белыми стенами и пугать случайных прохожих. Но в коридорах пахло кондиционированным пресным воздухом, от которого чесалось в носу и хотелось чихать, а на открытых площадках сильный ветер уносил запахи прочь, в пушистые, похожие на волокна облака. Вуки решил, что ему здесь не нравится.

Он немного погулял по внешним переходам, заглянул, перегнувшись через перила туда, где поверхность планеты терялась в оранжевой дымке. Боязнью высоты он не страдал, но внизу все равно ничего не было видно. Кроме того, прохожих здесь было больше, и они совсем неоднозначно реагировали на покрытого рыжеватобурой шерстью гиганта. Особенно, когда он им улыбался в знак дружбы и мирных намерений.

В конце концов он разыскал вход в помещение, из которого слышался характерный металлический лязг, незнакомое хрюканье и сопение. Пахло раскаленным металлом. Чубакка аккуратно подцепил длинными когтями дверь, потянул. В стене что-то хрустнуло, дверная панель отошла. Чуй понюхал хлынувший в щель воздух.

Распугав покрытых белой щетиной коротышек, вуки протиснулся в дверь. Коротышки сбились в углу, перехрюкивались, наблюдая, как вуки роется в грудах металлического хлама. Самых отважных Чубакка отгонял грозным рыком.

Им отвели большую круглую комнату, почти целый зал, на последнем этаже самой высокой башни. Лейю это смутило, и принцесса выпросила у Ландо огромную ширму. Калриссиан сначала изумился, потом почему-то развеселился, но ширму принес. А после выяснилось, что спальни раздельные, просто расположены этажом ниже.

Теплый ветер продувал комнату насквозь, играя легкими занавесками. Было жарко. Хэн высунулся из окна, насколько позволяла ему осторожность, засмотревшись на паутину подвесных улиц внизу. Он успел забыть, как здесь спокойно. Он не был уверен, что через пару секунд еще будет завидовать Ландо, а через пару лет не умрет со скуки, но в умиротворении Облачного города была своя прелесть.

За его спиной открылась и закрылась дверь. Хэн оглянулся. И с большим трудом заставил себя сохранить на лице невозмутимое выражение. Челюсть сама собой просилась вниз — повисеть немного. На пороге стояла… стояло… На ней было что-то такое прозрачное, невообразимо легкое, кажется, даже розовое. Темные волосы распущены, и лицо по контрасту с ними кажется белым, как чистый снег, и.. .

— На что это ты уставился? — поинтересовалось нежное создание знакомым сварливым голосом.

— — Кто уставился? — возразил он, не отводя глаз.

— У тебя глупый вид, — сообщило видение.

— А у тебя — обалденный…

Белоснежные щеки стали подозрительно быстро наливаться розовым цветом. На это тоже было очень приятно смотреть.

— Ц-ЗПО еще не вернулся, не знаешь? Хэн оторвался от созерцания ее груди.

— Да. То есть нет. Не знаю. Кажется, за ним пошел Чуй. Надеюсь, он будет долго его искать.

Лейя поспешно отвернулась. Вид сзади, особенно то, что удалось разглядеть сквозь прозрачную-ткань, был восхитительный. Хэн сел на кушетку и вытер взмокшие ладони о ее обивку.

— Что с кораблем? — спросила принцесса.

— Скоро будет готов… пару-тройку вещей доделать, и все будет в порядке… Иди сюда.

— Чем раньше, тем лучше.

Хэн восторженно закивал. Лейя прикусила губу.

— Иди сюда. — повторил Хэн. — Я хочу все детально исследовать.

Принцесса подозрительно покосилась через плечо, обдумала предложение и уселась'; в самый дальний угол кушетки — на краешек.

— Надеюсь, Люку удалось добраться до нашею флота, — вздохнула она.

Лучше бы принесла пару упаковок льда и вывалила ему на голову. Хэн поежился. Девочке опять вздумалось поиграть в недотрогу. Что ж, это ее игра и ее правила, но она выбрала в партнеры именно его, а он в правилах этой игры не разбирался. И не собирался. Но даже не думал протестовать.

— С ним все в порядке, — сказал Хэн. — Сидит сейчас и думает: чем же это мы с тобой заняты?

Ему удалось подобраться поближе и даже положить руку в опасной близости от ее плеча. Лейя не сопротивлялась.

— Расслабься, — попросил Хэн, наклоняясь к ней для поцелуя.

Вновь хлопнула дверь. Принцесса одним гигантским прыжком оказалась у окна и теперь равнодушно смотрела на город. Хэн развернулся ко входу. Если Чубакка и почувствовал себя в чем-то виноватым, то удачно скрыл. Вуки вывалил на низкий столик ворох странно знакомых деталей золотистого цвета, укоризненно посмотрел на засмущавшуюся парочку и прорычал витиеватую фразу.

— Что случилось?

— Он нашел дроида на свалке, — перевел Хэн Соло.

Лейя вздохнула:

— Ну и месиво… Чуй, ты сможешь его починить?

Вуки еще раз поворошил груду металлолома, в которую превратился Ц-ЗПО и горестно завыл.

— Сомневается, — перевел Хэн, на время взявший на себя обязанности роботапереводчика.

Чубакка грустно пожал плечами. По его мнению, собрать все эти чипы и сервоблоки вместе — работа из разряда невозможных.

— Подсунем этот хлам Ландо, — предложил Хэн. — Он сломал. Пусть чинит.

— Нет, спасибо, — у принцессы опять был ледяной взгляд. — Что-то здесь не так. Я не доверяю Ландо.

— Можно подумать, я доверяю, — бодро откликнулся Хэн. — Но он мой друг. Кроме того, скоро мы уберемся отсюда.

— Прошу прощения, я во что-то вмешался? И как это у них всех получается вваливаться в самый неподходящий момент? Сговорились, не иначе. Калриссиан показался Хэну еще более напомаженным, чем при первой встрече. От сладкой улыбки Ландо свербило в зубах.

— Не совсем, — ледяным тоном сообщила принцесса.

— Моя дорогая, — Ландо как будто не слышал ее, — ваша красота не сравнима ни с чем. Воистину, лучшего места для вас не найти, чем среди облаков.

Улыбка принцессы навевала воспоминания о сугробах и ночных вьюгах Хота:

— Благодарю.

— Позволено ли будет мне пригласить вас освежиться и подкрепить силы?

Что-то царапало в его беспредельном радушии. Хэн был вынужден признать, что не помнит, чтобы Калриссиан настолько был обходителен. Особенно — учитывая обстоятельства. Нужно быть совсем слепым, чтобы не заметить, как Ландо смотрит на «Сокол», ну, и на принцессу, конечно. Но больше — на «Сокол». Интересно, поднимет ли он на этот раз вопрос о жульничестве в игре?

Чубакка радостно гавкнул: услышал, что можно поесть. Вот проглот… Ландо позволил себе заметить, что они с Лейей в комнате не одни.

— Конечно, приглашаются все, — сказал он. То есть «вы» изначально означало только принцессу. Как мило…

Лейя после недолгих сомнений все же вложила ладонь в гостеприимно протянутую руку Калриссиана. Все двинулись было на выход, но тут Ландо обратил, наконец, внимание на некоторый беспорядок.

— Проблемы с дроидом? — спросил он, на миг становясь прежним: внимательным, хищным, сообразительным игроком.

Лейя взглянула на Хэна, Хэн — на Лейю.

— Не-а, — беззаботно соврал Хэн Соло. — Никаких проблем. С чего ты взял?

Тем временем, все вышли «наружу». В этом городе все — наоборот, думал Хэн, озираясь. Дома — открытые ветру и солнцу платформы, а улицы — крытые переходы и туннели.

К их компании незаметно пристроился помощник Ландо, долговязый унылый мужчина в серой форме администратора. Электронный им-плант охватывал голый затылок и закрывал оба уха. Помощник шел, полуприкрыв глаза, и к чему-то прислушивался. Казалось, он спал на ходу.

Зато Ландо пел почище пернатой змеи с Дибал Проксимы.

Очередная паутина госпитально-белых коридоров без единой соринки. Лейя шла между Хэ-ном и Ландо, поочередно обращаясь то к тому, то к другому. Но больше — к Калриссиану, потому что Хэн не был склонен к светским беседам. Соло не был уверен, кто из них двоих возьмет верх. Он даже не знал, хочет ли он устраивать соревнование. Ландо был сама вежливость, из всех его пор сочились забота и добросердечие. Принцесса светилась, как праздничный фонарик.

В конце концов, думал Хэн, сейчас все зависит от настроения Ландо, а насколько он помнил, обычно оно скакало, как мячик. Если Калриссиану позарез надо заставить его ревновать, хорошо, будем сверкать глазами и скалиться, точно вуки. Кстати, о Чуй, куда опять он исчез? А нет, вот он, просто пошел посмотреть, нельзя ли пожевать этот кустик в горшке. Опять проголодался…

— Как вы можете видеть, — Ландо с таким наслаждением вел экскурсию, что хотелось ему подыграть, — мы — свободная станция, и не попадаем под юрисдикцию Империи.

Хоть одна хорошая новость.

— Значит, вы входите в горняцкую гильдию? — принцессе, в отличие от кореллианина, было не занимать опыта по части светских бесед.

— Не совсем так, — Ландо расцвел. — Слишком маленький оборот. Как бы так объяснить… наши торговые сделки не совсем… м-м, официальны.

— Черный рынок, короче, — фыркнул Хэн. Ландо ожег его взглядом.

Принцесса примирительно положила ладошку на его смуглую руку.

— Очаровательное местечко, — мурлыкнула она, улыбаясь.

Хэн был вынужден согласиться. Они вышли на открытую площадку: солнечный свет играл на остриях тонких шпилей.

— Да, мы гордимся городом, — церемонно сказал Калриссиан, испортив очарование. — Вы еще поймете, какой особенный здесь воздух… очень стимулирует, — они с Лейей обменялись понимающими взглядами. — Вам понравится.

Воздух как воздух, чуть было не буркнул Хэн. Большой процент газа тибанна, вот и весь «бодрящий» эффект. Просто Калриссиан решил устроить токовище.

— Мы не планируем сидеть здесь так долго, — буркнул Хэн.

Принцесса же, наоборот, оценила мгновенно замаслившийся взгляд Ландо. Хэн решил плюнуть. Сначала — буквально. Но вокруг царила такая стерильность и белизна, что он передумал. Ладно, знал, на что шел, когда вспомнил о Беспине. Теперь тащись с Чуй на пару за весело воркующими пташками.

Вуки вдруг поднял голову и с подозрением понюхал воздух. И тихонечко зарычал. На него не обратили внимания. Тогда он аккуратно подцепил когтем рукав Хэна и потянул. Ткань затрещала.

— Не сейчас, — отмахнулся кореллианин. — Эй, Ландо, а ты не боишься, что Империи со временем станет известно о твоих махинациях, и тебе перекроют кислород?

На и без того темное лицо Ландо набежала тень.

— Боюсь, — отрывисто признал он и вновь заговорил как по писаному. — Тень лежит на всем, что мы здесь построили. Но обстоятельства таковы, что наше безмятежное существование кое-чем гарантировано. Видишь ли, я заключил одну сделку…

Хэн перестал слушать. У него появилось неприятное ощущение: как будто на пульте замигал огонек, возвещающий о неполадках. Слишком уж гладко шпарит друг Ландо. И зачем-то прячет взгляд. Либо на руках у Калриссиана выигрышная комбинация, либо Ландо неумело блефует. Во второе Хэн верить отказывался.

Массивная дверь скользнула в сторону, открывая банкетный зал. Стол, впрочем, не был накрыт. Зато в углу стоял Боба Фетт собственной персоной, надо полагать, часть упомянутой сделки. Боба стоял тихо, не прыгая от восторга, это слегка удивляло. Потом Хэн перестал удивляться. Во главе стола было поставлено кресло, которое занимал сам Дарт Вейдер. Повелитель Тьмы повернул к ним закрытое маской лицо и медленно поднялся во весь свой немалый рост.

Лазерный пистолет как будто сам прыгнул в руку; Хэн, не думая, выстрелил несколько раз в черный фантом. Ситх поднял ладонь, произошло невозможное — заряды ушли в стены безопасным, хотя и эффектным снопом искр. Хэн выстрелил снова, но прежде чем он успел разрядить обойму, невидимый некто вырвал бластер из его руки. Пистолет пролетел по воздуху прямо в подставленную ладонь, защищенную черным металлом перчатки. Ситх неторопливо положил оружие на стол.

В голосе Повелителя Тьмы прозвучал намек на уважение:

— Вы окажете честь, если присоединитесь к нам. Хэн бросил взгляд на Калриссиана.

— Мне очень жаль, дружище, — кисло сказал тот. — У меня не было выбора. Они прилетели как раз перед вами.

— Мне тоже жаль, — кивнул Хэн.


***


Чубакка думал, что сходит с ума! Камеру, в которую его впихнули объединенными усилиями имперских гвардейцев и местной охраны, заливал горячий, следящий свет. Глаза вуки, привыкшие к полумраку родной планеты вуки, слезились. Чубакка отворачивался, прятал морду между волосатых лап, жмурился, но свет все равно проникал через все преграды. Вуки выл от нестерпимой боли, но голос его тонул в пронзительном, не прекращающемся свисте динамиков/

Вскоре Чубакка уже метался по камере и колотил по толстым равнодушным стенам. Он хотел лишь одного: чтобы кто-нибудь, кто угодно, пришел и выпустил его. Но никто — даже кореллианин! — не приходил на помощь. Вуки не знал, сколько времени он провел, пробивая кулаком стену, но сначала он даже не заметил, как свет мигнул. Потом ему показалось, что стало темно. Проморгавшись и протерев глаза лапой, вуки выяснил, что ошибся: свет в камере чуть пригас и стало тихо.

Чубакка уселся прямо на пол и тихонечко заскулил, жалуясь мирозданию на неизвестность. Он уже понял, что самому ему отсюда не выбраться. Значит, нужно просто немного подождать, сейчас придет Хэн и освободит его. Затем его внимание привлек ящик возле двери. Ящик пах перегретым металлом и изоляцией, но вуки все равно сунулся туда — не найдется ли чего поесть? — потом пошуровал в ящике лапой, извлек металлическую голову и глубоко задумался над ней. Потом вопросительно гавкнул.

Робот-секретарь ничего не ответил, пялясь погасшими фоторецепторами в потолок.

Вуки вздохнул. Его талантов и знаний обычно хватало только на то, чтобы починить механические повреждения «Тысячелетнего сокола». Однажды он в порядке самообразования сунул нос в разобранный пульт: почти две недели после этого вуки казалось, что кореллианин вот-вот навешает ему пинков и оплеух. И костерил Хэн его на чем свет стоит. Так что Чубакка вовсе не был уверен, что сумеет все сделать, как надо. Но он просто обязан чем-то заняться! Иначе на самом деле сойдет с ума, безнадежно размышляя, что случилось с кореллианином и его взбалмошной самкой. Хорошая самка, боевая, одобрительно подумал Чубакка. Лучше той, что была в прошлый раз. Немною крикливая и капризная, но и кореллианин — далеко не подарок…

Чубакка вновь загрустил и, чтобы отвлечься, приладил голову робота на помятый, поцарапанный корпус. Он долго копался, путаясь в сочленениях и проводах, но дроид все-таки ожил. В его груди что-то хлюпнуло, зажужжало.

— Ииимммпеерррсккх… кх.. кх-соолда… Чубакка яростно поскреб в затылке. Потом отсоединил один провод и вставил в другой разъем. Дело пошло веселее.

— М-ммм, — сообщил Ц-ЗПО. — Ой-ей! Я, это… я… уберите эту штуку, пожалуйста! Я вовсе не хотел вторгаться. Я не… нет-нет-нет! Прошу вас, не надо! Нет!

Чубакка с сомнением посмотрел на него, покрутил еще.

— Чубакка! — рыдающим голосом вскричал Ц-ЗПО. — Я должен сказать остальным, здесь имперские солдаты… о нет! Кажется, в меня стреляли?

Чубакка покачал головой.

Вполне возможно, что капитан Соло кричал впервые в жизни. По крайней мере, Ландо Кал-риссиан впервые слышал, чтобы Хэн кричал от боли. По крайней мере, так. Ландо отвернулся, надеясь, что если не будет смотреть на то, что делают с его другом, то и слушать ему будет легче.

Не спасло. Очень хотелось зажать уши ладонями, но рядом стоял Боба Фетт и сквозь узкий визор шлема внимательно наблюдал за управляющим Облачного города.

В проеме открытой двери был виден Дарт Вейдер, наблюдающий за «процедурой». Невозможно было понять, доволен он, или наоборот, чем-то удручен. Ландо вновь отвернулся. Что я делаю? Обида на Хэна, какие-то давние счеты казались теперь даже не детскими, просто — нелепыми и дурацкими. Только обернулось все совсем не смешно.

— Охотник, — раздался от дверей густой голос.

Ландо вздрогнул. Фетт, кажется, тоже. И тут же предостерегающе приподнял ладонь, давая понять, что Ландо не стоит смеяться. Калрисси-ану смеяться совсем не хотелось. В частности, потому что Боба не убирал из рук оружия с тех самых пор, как приземлился в Облачном городе. — Ты сможешь забрать капитана Соло после того, как сюда прибудет Скайуокер, — продолжил Дарт Вейдер.

Дискутировать на эту тему он не пожелал и прошагал прямо к выходу. Зато Фетт — пожелал. Охотник легко догнал ситха.

— Мертвый он мне не нужен, — лениво сообщил он.

У Ландо шевельнулась шальная надежда, что Дарт Вейдер все же придушит Фетта, но — не повезло.

— Ничего с ним не случится, — с легким сожалением успокоил охотника Вейдер.

Фетт шагнул в сторону. Он узнал, что хотел. Поверил или нет, он никому не сказал.

— А Лейя и вуки? — встрял Калриссиан, Ему померещилось, или в голосе ситха действительно прозвучало веселье?

— Вы найдете их в добром здравии, управляющий. Что-то еще?

— Мне никто не сказал, что Хэна… что капитана Соло отдадут охотникам, — страх душил Ландо; он сам не мог понять, как еще выговаривает какие-то осмысленные слова. — Так мы не договаривались!

— Вы считаете, что с вами поступили нечестно, управляющий? — удивился Дарт Вейдер.

— Нет, — буркнул Калриссиан.

Он уже ничего не считал. Просто проклинал как тот час, когда в небе Беспина появился «Тысячелетний сокол», так и день, когда они с Хэ-ном впервые встретились.

— Хорошо, — кивнул Вейдер. — Для вас было бы большим несчастьем, если бы мне пришлось разместить в вашем городе гарнизон.

Ландо предпочел согнуть спину в поклоне. Так он и ждал, пока Вейдер не вышел, Фетт, ни на кого не обращая внимания, вернулся на свой пост у дверей. Так и будет там ждать, подумал Ландо Калриссиан и с хрустом выпрямился: позвонки, как несмазанные шестеренки, цеплялись друг за друга. Потом тоже ушел, чтобы не оставаться наедине с криками Хэна.

— Это соглашение с каждым разом мне все меньше нравится, — пожаловался Ландо своему помощнику.

— Может быть, не следовало его заключать? — резонно спросил тот.

Если бы Ландо не был так расстроен, он, наверное, удивился бы — обычно Лобот ограничивал свою речь тремя фразами «да», «нет» и «я думаю».


***


Ц-ЗПО начал жаловаться, как только в его электронных мозгах что-то щелкнуло, и вот уже какое-то время Чубакка копался в его проводах и схемах — он уже сообразил, каким образом можно заставить работать конечности, но пока не добрался до вокодера. По крайней мере, одну руку он уже приделал. Хотя и не сразу. Он справился бы гораздо быстрее, но постоянный скулеж Ц-ЗПО сбивал с мыслей. Чубакка не понимал, сколько можно ныть. Даже маленькие щенки в его деревне не скулили так долго и нудно, как это ухитрялся делать андроид.

— Ну вот! — раздраженно сказал Ц-ЗПО. — Теперь я почему-то ничего не вижу!

Терпеливый вуки покладисто рыкнул и подцепил когтем нужный провод.

— Так-то лучше, — удовлетворенно заметил Ц-ЗПО. — О нет! Что ты наделал? Даже щетка для мытья пола не настолько глупа, чтобы прикрутить мне голову задом наперед…

Чубакка подумал, что был достаточно глуп, когда вообще прикручивал голову этому нытику. В конце концов, он всего лишь механик, а никак не роботехник. Какое-то время он размышлял: не отвинтить ли голову обратно. Будет тише. Но нет гарантии, что потом он сумеет все настоить Поэтому вуки просто выключил вокодер дроида.

Действительно, стало тихо. И очень тревожно. Он совсем не знал, где находится Хэн. Вуки это не нравилось. Он поработал еще немного, а потом из коридора донеслись шаги и звук, как будто волокли что-то тяжелое. И знакомо запахло. Вуки понюхал воздух, чтобы знать наверняка, и заторопился к дверям.

Два имперских солдата втащили в камеру Хэна. Чубакка порычал на них, чтобы не расслаблялись, и имперцы поспешно ретировались, захлопнув за собой дверь. Теперь без помех можно было заняться кореллианином. Лицо Хэна было совсем белое, только вокруг глаз расплывались темные круги. Вуки это совсем-совсем не нравилось. Как и то, что его друг определенно балансировал на грани беспамятства. Вуки сгреб его в охапку и покачал, как детеныша, негромко ворча утешения.

— В порядке, — в конце концов, устало соврал Соло, не открывая глаз. — Я в порядке…

Чубакка недоверчиво порычал, призывая ко-реллианина все-таки сначала посмотреть на него, а потом уже сочинять. Хэн послушался.

— Ужасно себя чувствую, — признался он.

Вуки едва успел уложить друга на лежанку, как дверь открылась снова, солдаты втолкнули принцессу. Лейя когда-то успела переодеться в прежний комбинезон. Девчонку мутило, но от помощи она отказалась. Она присела на пол возле Хэна и погладила кореллианина по растрепанным волосам. Потом осторожно поцеловала.

— Почему они так поступают с нами? жалобно спросила принцесса. — Я не понимаю, чего они добиваются…

Если кто и мог объяснить ей, то только не Хэн. Соло с трудом разлепил глаза.

— Они не задали ни одного вопроса… — пробормотал он.

Лейя подсела поближе.

И снова открылась дверь. На этот раз явился управляющий Облачного города собственной персоной. Управляющий не забыл прихватить с собой охрану. Очевидно, не слишком верил, что ему что-нибудь не оторвут. Он был недалек от истины.

— Вон отсюда, — приказал ему Хэн, не без помощи принцессы поднимаясь с лежанки.

— Заткнись на миг и послушай меня, — сказал Ландо. — Я все делаю, чтобы вы обошлись малой кровью.

— Это здорово, — скептически согласился Хэн. — Спасибо тебе огромное.

— Вейдер согласился оставить Лейю и Чуй у меня, — пояснил Ландо, стараясь не слушать.

— У тебя? — недоверчиво фыркнул Соло.

— … им придется остаться здесь, но по крайней мере они будут в безопасности.

— А что будет с Хэном? — быстро спросила принцесса.

Ландо с мрачной торжественностью воззрился на кореллианина, мгновенно напомнив ему гробовщика.

— Я не знал, что за твою голову назначена награда, — сообщил Ландо.

А если бы знал? Первым помчался бы получать ее, вероятно. Хэн сплюнул себе под ноги.

— Вейдер отдал тебя охотнику. Принцесса быстро оглянулась на Соло.

— Ты многого не знаешь, — сказала она, — если хоть на секунду готов предположить, что Вейдер оставит нас в живых.

— Вы им вообще не нужны, — возразил Ландо. — Ему нужен некто по имени Скайуокер.

— Люк? — нахмурился Хэн. — Не врубаюсь.

Лейя в задумчивости покусывала губу. Несколько лет назад Вейдер был готов перевернуть всю Галактику, только бы разыскать ее, Лейю Органу, а теперь даже головы не повернул в ее сторону. Даже не пришел навестить и, сообщить очередную гадость…

— Он расставил на него ловушку, — добавил Ландо, — и…

— И мы приманка, — закончила за него принцесса.

— И вся эта беготня только для того, чтобы поймать мальчишку? — не поверил Хэн. — Он что, особенный?

— Не спрашивай меня, — покачал головой Ландо, — спроси Вейдера. Как бы то ни было, но он летит сюда.

— Люк? — зачем-то уточнил Соло. Ландо кивнул.

— Да, здорово ты нам помог, — Хэн сплюнул, — дружище.

Никто и опомнится не успел, как он двинул Ландо по лицу. Калриссиан, кажется, не удивился, а охрана, не ожидавшая такой прыти от Соло, — очень, поэтому прежде, чем они успели вмешаться, Хэн подмял управляющего под себя и несколько раз крепко приложил Ландо головой об пол — на правах старого друга. Потом охранники все же опомнились и утихомирили кореллианина прикладами по загривку. Хэн ткнулся лицом в пол. Зато из угла с ревом поднялся Чубакка.

— Хватит! — рявкнул Ландо.

Солдаты неохотно отошли в сторону. Чуй сел. Принцесса злобно сверкнула глазами и стала поднимать Хэна с пола. Соло морщился и боролся с желанием потрогать саднящий затылок.

— Я сделал все, что мог, — отдышавшись, сказал Калриссиан, не глядя на Хэна. — Прости, что не смог сделать ничего лучше, но у меня полно собственных забот.

— Да, — подтвердил Хэн, снова сплевывая. Рыдать от сочувствия к Калриссиану он не собирался. — Ты у нас настоящий герой.

И вытер кровь с лица.

Ландо ушел и забрал с собой охрану. Лейя смотрела, как он уходит, выпятив нижнюю губу, потом повернулась к Соло. Помогла ему вернуться на лежанку и принялась вытирать разбитое лицо кореллианина. Хэн шипел и отплевывался, но не сопротивлялся.

— Мда, — с сомнением сказала принцесса, — умеешь ты выбирать себе друзей.

Потом ей вдруг позарез понадобилось узнать все про Кореллию. Пришлось поднапрячь память. Хэн даже удивился, что так легко вспомнил покрытые густыми кустарниками пологие холмы, небольшие города, спокойное море, обширный подземный лабиринт, в котором обитает одна из древних рас, селониане. Он так увлекся, что даже не заметил, как подгоняемый вопросами принцессы, уже рассказывал, что по традиции невесты на Кореллии носят платья зеленого цвета и… Он замолчал и с интересом посмотрел на слушателей. Лейя смутилась и почесала нос, как будто собиралась чихнуть, и передумала.

— Что он с тобой сделает? — спросила она.

— Фетт? — Хэн с трудом пожал плечами. — Понятия не имею. Смотря, кто ему заплатил…

— Мне он не нравится.

— Мне тоже, — заверил ее Соло. — Но, может быть, с его точки зрения, я — тоже не идеал. Сама посуди, я не слишком разборчив в средствах, самонадеян, люблю прихвастнуть, не в ладах с законом…

Чубакка весело фыркнул, принцесса тоже. Спелись, гады…

— А вообще, это даже лестно, — приступ самобичевания кончился так же быстро и внезапно, как и начался. — Фетта не так легко уговорить взяться за работу, если он сам того не хочет. Я бы назвал его даже щепетильным… в своем роде, кончено.


***


Ландо Калриссиан стоял рядом с Дартом Бей-дером на гидравлической платформе, парившей практически под потолком морозильного зала. Под ногами у них, в клубах пара, копошились угнауты, единственные существа, кто спокойно и без возражений переносили вонючие ядовитые испарения и прочие тяготы жизни. Впрочем, угнауты все в этой жизни переносили спокойно и без лишних эмоций.

В центре зала черной дырой уходила вниз шахта карбонитовой установки. Чтобы Ландо вдруг не поддался соблазнам, на той же платформе неподалеку расположилась четверка имперских солдат в одинаковых белых доспехах. Солдаты не убирали рук далеко от оружия и не спускали глаз с управляющего.

В конце концов Дарт Вейдер насладился видом и соизволил обратить внимание на Калриссиана.

— Оборудование примитивно, — равнодушно сообщил ситх, — но подходит.

Рядом возник офицер. Ландо старательно не замечал имперцев, но истинного спокойствия не получалось, сплошная видимость.

— Мой повелитель, — доложил офицер, — в систему входит корабль. Истребитель Т-65.

— Хорошо, — равнодушно отметил Дарт Вей-дер, как будто не из-за этого корабля было нарушено безмятежное существование целого города. — Разрешите Скайуокеру посадку. Вскоре нам понадобится ваше оборудование, управляющий.

Вздрогнув, Ландо сам чуть было не ухнул с высоты в чрево камеры. Он так тщательно пытался отвлечься,. что даже не сразу сообразил, что к нему обращаются.

— Мы используем карбонит только для заморозки газа, — нервно сказал Ландо Калриссиан. — Если вы засунете туда человека, он может и умереть.

Дарт Вейдер кивнул головой — почти с благодарностью за подсказку.

— Мне не хотелось бы, — прозвучал искаженный маской неторопливый голос, явно не совпадающий со звуком дыхания, — чтобы ваш подарок Императору был поврежден. Сначала проведем опыт.

Он повернулся к своей свите.

— Приведите капитана Соло, — приказал ситх.


***


Шесть угнаутов, хрюкая друг другу ценные указания, возились с аппаратурой на центральной платформе, разве что не засовывали внутрь щетинистые сопливые пятачки, чтобы удостовериться, что все в порядке.

Хэн пересчитал по головам присутствующих: надо полагать, все главные действующие лица уже в сборе. Даже болтливый дроид, хотя и не совсем в собранном состоянии; привязан к широкой спине вуки. Поэтому смотрит он в другую сторону, но яростно вертит головой, сгорая от любопытства. И, конечно же, протестует. Корел-лианин прислушался:

— … то я не был бы в столь смешном положении. И запомни, Чубакка, ты теперь отвечаешь за меня, так что постарайся не делать ничего…

Огромная черная фигура меряет шагами край решетчатой платформы. Возле сшивается Боба Фетт. Да, из всех охотников за головами нужно было выбрать именно Фетта. Интересно, это так изысканно работает его обычное везение или Галактика все-таки за что-то обиделась на него? Хэн усмехнулся.

Ландо имеет бледный вид. Прячет взгляд и вообще старается не приближаться.

— Что происходит… дружище? — спросил его Хэн.

Ландо дернулся, как от удара. Хэн продемонстрировал ему скованные наручниками запястья: мол, не беспокойся, старый приятель, драться не буду, разве что горло перегрызу, когда доберусь до тебя. Если доберусь…

— Тебя поместят в карбонизационную камеру, — ровным голосом ответил Калриссиан.

Больше он ничего не пожелал объяснить и отошел.

На краю решетчатой платформы Боба Фетт решал собственные проблемы. Его лицо тоже было закрыто маской, только не черной и не блестящей, а матовой и серозеленой. Поэтому сложно было сказать, что именно чувствовал охотник, но голос его не дрожал, когда он взялся спорить с Повелителем Тьмы.

— Что, если он не выживет? — спросил Боба Фетт. — Он мне слишком дорог.

— Империя возместит убыток, — коротко и равнодушно откликнулся ситх, уже сожалея, что связался с настырным охотником.

Говорил Боба мало, зато последнее слово, как правило, оставалось за ним.

Крик Лейи и могучий рев Чубакки прозвучали одновременно. Хэн не знал, к кому кинуться первому: хотелось разорваться надвое, но не получалось. Лейя билась в руках у охранника, Чуй, расшвыривал имперских солдат, как игрушечных, и рвался туда, где стоял его друг, Ц-ЗПО верещал на высокой ноте. Дарт Вейдер повернул голову. Кажется, ему было почти интересно. Фетт мгновенно вскинул бластер, Вейдер, положив ладонь на оружие, заставил охотника опустить его.

— Чуй, не надо! — крикнул Хэн Соло. — Ты слышишь меня? Прекрати!

Солдаты схватили его, но Вейдер кивнул, их хватка разжалась, и Хэн, оттолкнув плечом стоявшего на пути солдата, бросился в водоворот потасовки, центром которой был косматый гигант.

— Чубакка, не надо!

Наверное, из всех обитателей Галактики один лишь Хэн Соло был способен утихомирить обезумевшего от горя вуки. Разве что сам никогда не задумывался об этом.

— Прекрати, Чуй, ты мне так не поможешь! Эй! — он сгреб тяжелую лапу Чубакки.

Они смотрели друг другу в глаза. Потом вуки, тоненько заскулив, прижал Хэна к себе.

— Побереги силы, — сказал Соло. Ему даже удалось безмятежно подмигнуть другу и отодвинуться, хотя больше всего на свете не хотелось освобождаться из надежных объятий вуки. — Принцесса… позаботься о ней, хорошо? Слышишь меня? А?

Чуй слышал.

— Да, — сказал ему Хэн. — Я знаю, знаю. — Он посмотрел на солдат. — Вы бы лучше связали его, иначе я ни за что не ручаюсь.

Солдат оглянулся на ситха. Вейдер кивнул. Отыскали еще одни наручники, и пока шла возня, Хэн шагнул к Лейе. Он успел поцеловать ее до того, как солдаты оттащили его и подтолкнули к камере.

— Я люблю тебя! — крикнула ему вслед Лейя.

Хэн едва заметно кивнул:

— Я знаю.

Платформа, на которой он стоял, опустилась вниз. Теперь, чтобы еще раз посмотреть на друзей, ему пришлось поднять голову. Лейя плакала, прижавшись к мохнатому боку Чубакки, Чуй выл, Ландо морщился словно от боли, но на Ландо смотреть не хотелось.

Свет погас. В камеру хлынул расплавленный карбонит.


***


Не может быть, твердил про себя Ландо. Ему все время казалось, что все это происходит не на самом деле. Реальность становилась похожа на фильм ужасов.

Металлические пальцы захватов вцепились в добычу, потащили наверх. Опять закопошились угнау-ты. Их хрюканье достигло предельного возбуждения.

Карбонитовый гроб с грохотом опрокинулся на тележку.

Всхлипнула Лейя.

Ландо опустился рядом с плитой на одно колено, проверил показания датчиков — огоньки весело перемигивались на шкале. Калриссиан кивнул сам себе; его всегда восхищало везение этого бродяги.

За спиной громыхнул голос ситха:

— Ну, Калриссиан, он выжил?

Ландо еще раз кивнул.

— Да, он жив, — сообщил он больше Лейе и вуки, чем Дарту Вейдеру. — И находится в состоянии глубокого сна.

Вейдера не интересовали подробности. Самое главное он узнал. Повелитель Тьмы повернулся к изнывающему рядом Фетту.

— Он — в твоем распоряжении, охотник, — пророкотал ситх.

Фетт кивнул, а Вейдер опять посмотрел на Калриссиана:

— Подготовьте камеру для Скайуокера. Рядом снова возник офицер:

— Скайуокер только что приземлился.

— Хорошо. Проследите, чтобы он добрался сюда. Вейдер двинулся было на выход и остановился, как будто вспомнив о чем-то.

— Калриссиан!

Ландо стоял к нему спиной. Он хотел взять Лейю за руку, но та вырвалась, не отводя глаз от плиты карбонита, которую угнауты сноровисто грузили на антигравитационные салазки.

— Отведите принцессу и вуки на мой корабль, — сказал ситх.

Ландо, развернулся к нему, рассерженно потряс головой:

— Вы сказали, что они останутся в городе под моим присмотром!

— Я меняю условия сделки, — усмехнулся под маской ситх. — Молитесь, чтобы я не стал менять их дальше.

Рядом с Ландо негромко фыркнул Боба Фетт, оттер Калриссиана плечом от ценного груза. Ландо приготовился было сообщить охотнику свое мнение, но в горле неприятно защекотало. Вместо слов, Ландо сумел издать лишь сипение — Дарт Вейдер на выходе еще раз напомнил упрямому управляющему, что может произойти.


***


Люк и Р2Д2 осторожно пробирались по безлюдному коридору.

Люка тревожило то, что их до сих. пор никто не остановил, ни о чем не спросил. Никто не запрашивал их при подлете к парящему в небесах городу, не давал разрешения на посадку, не требовал документов, не интересовался целью прилета. Казалось, в Облачном городе никого не интересовал юноша в компании с маленьким дроидом, никто не любопытствовал, что они тут делают. Это обстоятельство скорее внушало опасения, и Люк, склонный видеть во всем зловещие знаки, начал ощущать беспокойство.

Вдруг в дальнем конце коридора он услышал какой-то звук. Люк замер, плотно прижался к стене коридора. Р2Д2, которого приводила в ужас мысль, что они могут нарваться на знакомых роботов или гуманоидов, возбужденно зачирикал и засвистел. Люк взглядом велел ему затихнуть, и маленький дроид полузадушенно слабо пискнул. Потом Люк выглянул за угол и увидел, что из бокового коридора приближается несколько человек. Во главе шагала крепкая фигура в закрытом шлеме и потрепанных серо-зеленых доспехах. Позади него два стражника Облачного города толкали по коридору антигравитационные сани с увесистой плитой. С того места, где прятался Люк, можно было разобрать, что в эту плиту как будто бы вплавлена человеческая фигура. Люк высунулся посмотреть.

Процессия скрылась за поворотом. Его не заметили. Люк высунулся дальше.

Из-за угла выскользнул человек в видавших виды доспехах и выстрелил навскидку. Люк поспешно нырнул обратно в укрытие. Стрелок, не в пример остальным, был получше имперских — заряды расплавили стену на уровне головы Скай-уокера, а отколовший кусок стены осыпал его облаком мелкой пыли. Когда пыль развеялась, Люк вновь выглянул за угол и заметил, что неизвестный стрелок, стражники и контейнер исчезли за толстой металлической дверью.

Заслышав позади себя шум, Люк обернулся и увидел идущих по другому коридору Лейю, Чу-бакку, Ц-ЗПО и неизвестного темнокожего мужчину в плаще. Их окружал небольшой отряд имперских штурмовиков в белых доспехах.

Люк взмахнул рукой, привлекая к себе внимание принцессы.

— Лейя! — окликнул он.

— Люк, нет! — воскликнула она, в голосе ее явственно слышался страх. — Это ловушка!

Имперцы заторопились, офицер схватил девушку и, закрывшись ею, как шитом, стал отступать к дверям. Оставив Р2Д2 догонять, Люк кинулся за отрядом. Но когда он добежал до маленького круглого зала, Лейи и остальных там не было. Позади он услышал лихорадочный посвист спешащего следом дроида. И в тот миг, когда он быстро повернулся к Р2Д2, то увидел, как перед «носом» оторопевшего робота с оглушительным грохотом опустилась огромная металлическая дверь.

Захлопнувшийся люк отрезал Люка от главного коридора. И когда он повернулся, высматривая, куда двинуться дальше, то увидел, как одна за другой с лязгом закрываются металлические двери, отсекая его и от прочих коридоров.

Свободен был только один проход. Делать было нечего, не сидеть же на месте неподвижной мишенью. Люк пошел вперед по коридору.

Р2Д2 остолбенело замер перед захлопнувшейся дверью. Прокатись он еще чутьчутывперед, и эта тяжелая дверь, превратившись в чудовищную гильотину, расплющила бы его в лепешку. Возможная перспектива превращения в металлический лом и электронный хлам потрясла беднягу-робота. Потом он приложил к двери «нос», облегченно свистнул и с еле слышным жужжанием отправился в обратную сторону.


***


Сжимая в потной ладони рукоять бластера, Люк вошел в зал — здесь царила мертвая тишина, разве что негромко шипел воздух. Люк нервно дернулся, разворачиваясь — звук ударил по нервам — но это всего лишь пар вырывался из неплотно закрученного вентиля. Люк был единственным живым существом в просторном зале, полном незнакомой аппаратуры, решетчатых платформ и контейнеров с химикатами. По крайней мере, так казалось сначала…

— Вейдер… — пробормотал Люк, озираясь, — Дарт Вей дер…

Некоторое время ничего не происходило, только пара становилось все больше: клубы горячего влажного воздуха, как туман, заволакивали зал. И… Наконец, из них шагнула рослая широкоплечая фигура, заключенная в черные доспехи. Тяжелый плотный плащ раздуло внезапным порывом сквозняка из открытых дверей. Не обращая внимания на обжигающий пар, Повелитель Тьмы прошагал по узкой площадке над камерой.

Люк сглотнул, сунул бластер в кобуру и вытер ладонь о штанину. Почему-то он не боялся. Он даже на всякий случай прошелся по собственным ощущениям: абсолютная уверенность в своих силах, решительная готовность встретиться с ситхом лицом к лицу — один рыцарь джедай против другого. Бластер ему был не нужен. Сила переполняла его, он, наконец, был готов к неминуемой схватке.

— Сила с тобой, молодой Скайуокер, — хмыкнул сверху Дарт Вейдер. — Но ты пока еще не джедай.

Люк замешкался было: его словно обдало холодной водой. Но снял с пояса меч. Голубоватый клинок в полутьме казался практически белым.

И в то же мгновение Вейдер активировал собственный меч, но не стал нападать. Он просто стоял на верхней ступени лестницы, держа меч в опушенной руке, и ждал. Самым кончиком он задумчиво водил по решетке у своей правой ноги, как будто рисовал на ней что-то, известное только ему. С решетки огненными бусинами капал расплавленный металл.


***


Ландо, Лейю и Чубакку охраняли шесть имперских штурмовиков. Эскорт вел пленников по внутреннему коридору Облачного города, когда вышедшие из бокового перехода двенадцать стражников в синем, во главе с помощником Ландо преградили имперцам путь.

— Код «фокус-семь», — негромко скомандовал Ландо, остановившись перед своим помощником.

И в то же мгновение двенадцать стражников, выхватив бластеры, взяли обалдевших им-перцев на мушку. Лобот хладнокровно с привычной ловкостью обезоружил шестерку солдат в белых доспехах. Один из отобранных у солдат ручных бластеров он вручил Лейе, другой отдал Ландо, а потом замер в ожидании следующего приказа.

— Отведите их в башню охраны, — сказал управляющий Облачного города. — И тихо! Чтобы никто не знал.

Стражники и помощник, прихватив оставшееся оружие, увели плененных штурмовиков.

Лейю столь стремительный поворот событий застал врасплох. Но ее смятение превратилось в изумление, когда Ландо, человек, предавший Хэна, принялся снимать оковы с Чубакки.

— Нужно уходить отсюда, — сказал он. — И поскорее.

— Чем это ты занимаешься? — с интересом спросила принцесса.

— Вывожу вас отсюда… а на что это еще похоже, по-твоему?

Зато у Чубакки не было никаких сомнений, и изумляться он был не намерен. Как только мощные лапы оказались свободны, вуки, не дожидаясь объяснений, с рыком, от которого кровь стыла в жилах, набросился на своего освободителя и принялся его душить. И вовсе не в радостных объятиях.

— После того, как ты поступил с Хэном, — заметила Лейя, — я бы не стала тебе доверять…

— Лучше поверь ему! — вмешался из-за спи-ны вуки андроид. — Я так и знал, что здесь произошла большая ошибка!

Ландо, отчаянно пытавшийся вырваться из стальной хватки рассвирепевшего Чубакки, пустился было в объяснения:

— У меня не было выбора… — успел вымолвить он, но вуки перебил Ландо яростным рычанием.

— Ах, у тебя выбора не было!.. — протянула принцесса. — Слышишь, Чуй, оказывается, у него не было выбора.

— Я хочу помочь вам… — придушенно просипел Ландо.

— Не нужна нам твоя помощь!

Ландо силился что-то сказать, но не мог — хватка вуки не давала ему даже вздохнуть.

— Х-х-х-х-э…

— Что? — поинтересовалась принцесса.

— Похоже на «Хэн», — услужливо подсказал Ц-ЗПО

Чубакка чуть-чуть ослабил захват.

— Еще есть шанс спасти Хэна, — прохрипел Ландо. — Они на Восточной платформе.

— Чуй, — наконец вмешалась Лейя, — отпусти его!

По-прежнему кипя от гнева, Чубакка все же выпустил Ландо из могучих лап, но по-прежнему не спускал зло сверкавших глаз с Калриссиа-на. А тот упал на колени и явно старался надышаться на год вперед.

Когда принцесса и Чубакка повернулись и двинулись по коридору, Ц-ЗПО решил как-то сгладить ситуацию:

— Вы уж извините его, он же не человек, а вуки! — сказал он Ландо со спины Чубакки.

— Не спускай с него глаз, Чубакка, — посоветовала Лейя вуки, и тот угрожающе зарычал.

— У меня такое чувство, — тихо сказал сам себе наконец отдышавшийся Ландо, — что я делаю еще одну бо-ольшую ошибку.


***


Невысокий Р2Д2 потерянно слонялся по коридору, шаря сенсорами вокруг и стараясь обнаружить хоть какой-то след своего хозяина — или хоть кого-то живого. Он понял, что заблудился и даже потерял отсчет, сколько же он прошел.

Свернув за угол, Р2Д2 засек несколько движущихся по коридору объектов. Бибикая и высвистывая дроидские приветствия, он устремился к ним, надеясь, что замеченные им формы жизни не окажутся враждебными к маленькому ас-тродроиду.

Свист и гудки заметило какое-то создание, которое и закричало в ответ:

— Р2! Р2!

Это оказался Ц-ЗПО!

Чубакка, по-прежнему тащивший Ц-ЗПО на спине в полусобранном виде, быстро повернулся и увидел, как к нему катит упрямый Р2Д2. Но стоило вуки развернуться, как Ц-ЗПО, естественно, своего приятеля из виду потерял.

— Э-эй, погоди! — раздраженно потребовал андроид. — Ну-ка, повернись обратно,/ты, лохматое… Р2, торопись! Мы хотим спасти Хэна. Его захватил охотник за головами!

Р2Д2 устремился вперед, беспрестанно биби-кая и гудя, и Ц-ЗПО терпеливо отвечал на сбивчивый поток его лихорадочных вопросов.

— Да, знаю. Ладно хоть ты еще работаешь. Ладно, масса Люк сам о себе позаботится способен. — тараторил Ц-ЗПО, пока отряд бежал выручать Хэна.


***


На Восточной посадочной платформе стоял корабль под названием «Раб-1», и два городских стражника через распахнутый боковой люк заталкивали в трюм раму с замороженным телом Хэна Соло. Боба Фетт приказал: как только он окажется в пилотской кабине, сразу задраить люки. А сам быстро взобрался в свой корабль по лесенке трапа, опущенной из люка рядом с грузовым.

Потом, не мешкая, Фетт запустил корабельные двигатели, и «Раб-1» медленно покатился через платформу на взлет.

Ландо с Лейей и Чубаккой, выскочив на платформу, только и успели увидеть, как корабль Фетта, похожий на летающий череп, взмыл в оранжево-пурпурное закатное сияние Облачного города. Чубакка завыл и, подняв бластер, выпустил длинную огненную очередь вслед взлетевшему звездолету.

— Бесполезно, — вздохнул Ландо. — Слишком далеко.

Все, исключая Ц-ЗПО, смотрели, как удаляется уносящий Хэна Соло корабль. Но андроид, по-прежнему притороченный за спиной Чубак-ки, увидел то, чего остальные еще не замечали.

— О нет! Нет! Чуй, сзади! — вскричал он.

Появившееся отделение имперских штурмовиков уже выхватило бластеры и открыло огонь. Первый выстрел едва не задел принцессу Лейю. На вражеский огонь немедленно ответил Ландо, через миг завязалась перестрелка, и над платформой впыхнули ослепительные ало-зеленые росчерки энергетических зарядов.

Р2Д2 целеустремленно бросился к лифту и спрятался'внутри, с безопасного расстояния поглядывая на бой.

Перекрикивая шипение лазерных лучей и шум и звон боя, Ландо проорал:

— Давайте туда, внутрь! Живее!

И сразу же устремился к открытой кабине лифта, на бегу отстреливаясь от штурмовиков.

Но Лейя и Чубакка не двинулись с места. С решительным видом они вели непрерывный огонь по атакующим имперцам. Под меткими и смертоносными выстрелами одной женщины и одного вуки штурмовики падали навзничь, белая броня на руках, на груди и животах лопалась дымящимися пробоинами.

Высунувшись из лифта, Ландо старался привлечь внимание одиноких стрелков, жестами подзывая их к себе. Но этих двоих словно охватило яростное исступление, они будто намеревались сполна воздать за свое пленение, за потерю того, кого оба любили. И, обуреваемые жаждой мести, они явно хотели перебить всех прислужников Галактической Империи.

А Ц-ЗПО хотелось лишь одного — оказаться где угодно, только не здесь. Не имея возможности убраться с поля боя куда подальше, бедняга мог только отчаянно взывать о помощи.

— Р2, помоги же мне! — во весь свой механический голос кричал андроид. — И как меня угораздило попасть в такое? Горше смерти судьба — висеть на спине у вуки!

— Уходите! — орал Ландо. — Быстрей же! Быстрей!

Лейя и Чубакка, похоже, очнулись и, прикрывая друг друга, побежали к нему, уклоняясь от бьющих совсем рядом вражеских лучей. В конце концов они вскочили в поджидавший лифт и в щель между закрывающихся створок еще успели разглядеть кинувшихся к ним уцелевших штурмовиков.


***


Клинки встретились. Скайуокер чувствовал, как при каждом ударе вздрагивает массивная платформа. Легкость, с которой он вел бой в их прошлую встречу, растворилась, как будто тогда Вейдер играл с ним, не воспринимая всерьез, и только сейчас решил показать, на что он способен. И то — в половину силы. Если бы Люк сохранил способность размышлять здраво, он, наверняка, задумался бы: а зачем? Но он нападал, преисполненный гневом и яростью, и теснил, все дальше теснил медленно отступающего ситха к краю платформы. Он легко отвоевал еще один шаг. Обрадовался — и вновь ошибся.

Пот лил с него градом, в груди горело; дыхание же Повелителя Тьмы оставалось по-прежнему ровным.

— Страх не действует на тебя, мальчик — одобрительно прогудел Вейдер, спокойно и твердо парируя яростные удары Скайуокера. — Ты выучил больше уроков, чем я ожидал.

— Увидишь, я полон сюрпризов, — пообещал Люк, обрушивая на противника очередной мощный удар.

— Я тоже, — последовал равнодушный ответ. В два легких, почти ласковых касания Вейдер выбил оружие из его ладони. Рукоять весело запрыгала вниз по лестнице. Люк дернулся следом, но сверкающий алый клинок скользнул вниз, целя в ноги. Люк подпрыгнул. Он знал, что приземлится у подножия лестницы, но воздух внезапно стал плотным, жестким на ощупь и больно ударил его на верхней точке прыжка. Люк обрушился вниз и скатился по лестнице следом за своим мечом.

Он тряхнул головой в надежде, что в ней прояснится, и все встанет на место. Стало. И платформа, и лестница, и стены камеры, и рослая фигура в черных доспехах, возвышающаяся на платформе. Люк оглядывался в поисках меча и чуть было не упустил мгновение, когда его противник одним прыжком, идеальным по точности движений и потрясающим по скорости, — для такой тяжелой фигуры — очутился рядом с ним. Плащ взметнулся, как крылья у хищной птицы.

Скайуокер едва успел откатиться. Меч искать было поздно. Люк ждал, что зал содрогнется, но ноги Вей-дера коснулись земли абсолютно бесшумно.

— Твое будущее — быть рядом со мной, — раскаты могучего голоса доносились как будто из-под небес. — Оби-Ван это знал.

— Нет! — крикнул Люк, стараясь прогнать волны мрака, в которых тонули мысли.

— Оби-Ван многого не сказал тебе, — продолжал ситх, не обращая внимания на его крик. — Идем.

Не слушай его, приказал сам себе Люк. Не слушай… Бен предупреждал, что Вейдер постарается обмануть, сбить с толку, заманить в ловушку темной стороны… Но что-то подсказывало: Вейдер не лжет. И это было самое страшное. Люк отползал от приближающегося ситха, пока не уперся лопатками в гидравлический лифт.

— Я лучше покончу с собой, — храбро заявил Скайуокер.

Дарт Вейдер коротко покачал головой.

— Это необязательно, — сказал он.

Алый клинок так стремительно оказался у самого лица Люка, что тот потерял равновесие и ухнул во внезапно открывшуюся шахту карбо-нитовой камеры.

Слишком просто, — с неудовольствием отметил Дарт Вейдер, отворачиваясь и деактивируя меч. — Может быть, Император несколько переоценил тебя, мальчик.

Карбонит потек в камеру. Вейдер ждал. Матрица мира слегка исказилась: мальчишка спасался бегством. Действительно, через пару секунд раздался запальчивый голос:

— Время покажет!

Чтобы доставить пареньку удовольствие, Вейдер не сразу развернулся в том направлении, куда стремилась укрыться жертва. Потом поднял маску к потолку, где за шланги цеплялся Скаиуокер. Прикинул расстояние. Недурно, но можно лучше.

— Впечатляюще, — одобрил он. — Почти впечатляюще. Хорошо прыгаешь.

Люк спланировал вниз, на платформу, по другую сторону ямы. Протянул ладонь, и его меч послушно прыгнул к нему. Неплохо. Ситх широко улыбнулся под металлической маской; от непривычного движения свело губы.

— Оби-Ван постарался, — сказал Дарт Вейдер, активируя собственный меч. — Страх контролировать ты умеешь.

Мальчишка кивнул, облизав пересохшие губы.

Что ж, продолжим урок.

— Дай волю гневу, — предложил ситх. — Я уничтожил твою семью. Всех. Отомсти.

Борьбу, происходившую в мыслях мальчишки, можно было не только почувствовать — просто увидеть. На веснушчатом круглом лице все было написано: и внезапно вспыхнувшее желание, и воспоминание о том, как опасно злиться в бою, и решительное утверждение в собственной правоте…

Мальчишка пошел вперед, тесня Повелителя Тьмы.

— Только ненависть позволит тебе уничтожить меня, — Вейдер шутя качнул установившееся было равновесие в мыслях мальчишки. — Воспользуйся ей.

— Ни за что! — выдохнул тот. — Я не стану рабом темной стороны…

Вейдер чуть было не расхохотался. Какая экспрессия. Великолепно. Ситх медленно отступал к краю карбонитовой камеры. Мальчишка был так предсказуем… Сейчас он ударит сбоку, и очень сильно, надеясь уронить противника в расплавленный карбонит. Как же однообразно…


***


Люк нанес удар ситху в бок, Вейдер вовремя блокировал клинок, но потерял равновесие, и неловко свалился в зев камеры. Люк опустил меч. Колени его дрожали. Да что там колени! Ныл каждый мускул. Темный прилив в мыслях медленно ослабевал. Люк огляделся, осторожно заглянул за край камеры. Вейдера внутри не было.

Что за…

Вейдера не было ни на платформе, ни в зале, нигде. Люк деактивировал меч и повесил его на пояс. Еще раз осмотрелся. Никого. Сила тоже молчала. Где бы ни пребывал Вейдер, по ту сторону мира было пусто.

Люк пошел вдоль стены, с любопытством разглядывая погасшие пульты. Похоже, отсюда можно было управлять не только морозильной камерой. Еще одни двери, еще один зал. Диспетчерская. Насколько он мог судить, отсюда шел мониторинг реактора — одного из тех, что давали энергию городу и почти сорока тысячам антигравитационных двигателей, поддерживающих город в воздухе. Тут же было большое окно, за ним — светлое небо. И на этом золотисто-розовом фоне черный силуэт огромной фигуры казался плоским, двумерным… Люк схватился за меч.

К его удивлению, Вейдер даже не пошевелился. Даже не потянулся за оружием. Его ладони были пусты. Руки висели безвольно.

— Нападай, — сказал ситх. Мягкий настойчивый голос слой за слоем снимал все преграды, какие мог выставить Люк. — Убей меня.

Люк сделал шаг вперед. И остановился.

— Отомсти, — искушал его голос, — и спасешься…

Люк остался на месте. Нет, так неправильно, думал он. Вейдер был безоружен. Ну да, самого Повелителя Тьмы подобное обстоятельство едва ли смутило… Значит, нужно уклониться от битвы в надежде на другой шанс? Шанса может ведь и не быть. Сейчас он может избавить Галактику от последнего повелителя ситхов… Нельзя медлить!

Другого случая не подвернется!

Один из приборов сорвался со стены и врезал Люку между лопаток. Скайуокер с трудом удержался на ногах, развернулся и аккуратно разрезал на две половинки летящий в него монитор. Ожившая машинерия и электроника словно взбесились. Аппаратура кидалась на Люка как отдельными приборами, так и большими узлами. Провода взяли на себя роль силков и стремились опутать юного воина по рукам и ногам. Мелкий инструмент просто вообразил себя роем кусак и вился вокруг, норовя ткнуть или вцепиться исподтишка. В довершение всего сверху обрушилась труба воздухообменника; Люк отскочил в сторону в самый последний момент. Вейдер попрежнему не шевелился.

В конце концов, какой-то особо громоздкий предмет — кажется, один из пультов — пролетел мимо, едва не лишив Скайуокера головы, и проломил пластик окна. Воздух взвизгнул и устремился в дыру, прихватив с собой все, что было в диспетчерской.

Посреди хаоса возвышалась неподвижная, черная, как ночь, фигура. Дарт Вейдер даже пальцем не пошевелил.

— Ты побежден, — сумрачно пророкотал ситх. — Либо ты пойдешь со мной, либо с Оби-Ваном. Во втором случае, ты умрешь.

В его голосе ясно слышалось сожаление.

Что-то ударило его меж лопаток, Люк упал. Ветер сбил с ног, закрутил, поволок за собой. Люк прикрыл голову, острые зубья пластика ободрали плечо и спину. Когда стремительное вращение прекратилось, он сообразил, что висит над шахтой, крепко вцепившись в раму окна. Под ногами разверзлась бездна. Люк зажмурился.

Он удивился, как никогда в жизни, когда сумел прикрепить меч на пояс, и только после этого ухватился за раму и второй рукой. Подтянулся. В диспетчерской никого не было — до тех пор, пока густые тени в одном из проемов не превратились в хорошо знакомый силуэт.

Люк едва успел выхватить клинок. На этот Вейдер взялся за него всерьез. Каждый удар был настолько силен, что Люк тратил практически все свои силы, чтобы просто устоять на ногах. Плечи давно онемели, рук он не чувствовал. Он не знал, сколько времени пройдет до того мгновения, когда он выпустит меч, но чувствовал — осталось недолго. Явно не хватало обычной выносливости.

«Недоучка…» — отчаянно подумал Люк.

Они уже выбрались на узкие мостки, нависающие над пропастью шахты. Вейдер повел раскрытой ладонью — Люка бросило навзничь. Острие темно-красного клинка вновь выписывало вензеля перед самым его лицом.

Ожил один из динамиков, спрятанных в стенах. Слова, отражавшиеся от стен гигантской рукотворной пещеры, разобрать было сложно. Ветер выл и уносил прочь обрывки фраз.

— … правляются на… площадку три-два-семь. Все… безопасности привести. ..

— Им не сбежать, — качнул шлемом Вейдер. — как и тебе. Бежать некуда.

Еще один шаг. Люк, угрожая ему, поднял меч. Вейдер вновь покачал головой.

— Ты побежден. Бесполезно сопротивляться. И тут Люк в волне Силы почувствовал брешь: изо всех сил ткнул мечом в сторону черной фигуры. Голубоватый клинок с шипением скользнул вдоль защиты, вонзился в доспехи — туда же, куда Люк попал в прошлый раз. Ситх пошатнулся, застонал. На миг Люк захлебнулся волной чужой боли, его скрючило, бросило на мостки. Ситх продолжал приближаться.

Люк опять наугад ткнул клинком. На этот раз Вейдер не промахнулся, легко, без напряжения, он отвел меч противника в сторону. Люк закричал от резкой боли в запястье. Что-то мягко ударилось о мостки, упало за край и исчезло.

Мальчишка зажал правую руку левой, как раз над отрубленной кистью. Вейдер молча смотрел, как Скайуокер сделал неверный шаг назад и чуть было сорвался с мостков. На его счастье мостки продолжались узкой металлической балкой.

Шаги эхом разносились по коридору. Позади дробно топотала погоня. Поворот, еще поворот. Ворота, ведущие к докам, распахнуты настежь. Сквозь них виден «Тысячелетний сокол» — стоит на площадке, и охраны вокруг него нет. До спасения просто рукой подать…


***


Ворота закрылись.

Белую стену испачкали безобразные подпалины; солдаты открыли огонь. Лейя ударила кулаком по коробке замка. Ничего не случилось, только руку отбила. Чубакка пытался сдержать погоню, открыв стрельбу в ответ. Ландо прижал принцессу к стене, стараясь не думать, что его тело — не слишком надежная преграда для лазерного луча.

— Они сменили код замка, — пробормотал он.

— Р2! — верещал робот-секретарь. — Контрольная панель! Отключи систему!

Астродроид и без подсказок уже копался в замке. Во все стороны сыпались искры.

— Внимание! Говорит Ландо Калриссиан! — кричал Ландо в коммуникатор. — Империя осуществляет вторжение в город! Объявляю всеобщую эвакуацию… Советую всем покинуть город до того, как подойдут основные силы Империи…

Астродроид истошно завизжал, из-под колпака головы показался тонкий жгут черного дыма. Едко пахнуло сгоревшей изоляцией. Вуки чихнул и, не прекращая стрелять, потер нос одной лапой. Потом оттащил Р2Д2 от панели. Астродроид злобно мигал и ругался.

— У кого есть идеи получше? — яростно спросила принцесса, пытаясь вырваться из объятий Калриссиана.

— У меня, — выдохнул Ландо, отпуская ее. — Поищем другой путь на площадку.

Он отключил коммуникатор. В этом городе он уже сделал все, что положено (и что не положено — тоже), теперь осталось исправить то, что напортачил. Калриссиану было жаль терять Облачный город, но другого выхода он не видел.

— Меня не вини! Я всего лишь переводчик. Считается, что я не должен отличать сетевой разъем от розетки! — Ц-ЗПО, кажется, не замечал, что творилось вокруг.

А вокруг царил хаос.

Такой паники здесь давно не было. Кто-то выскакивал из помещений, волоча те пожитки, которые успел собрать; кто-то просто мчался по улицам и переходам, надеясь укрыться или найти корабль и улететь подальше отсюда; кто-то успел даже упаковать чемоданы. Люди и не-лю-ди толкались, сбивали друг друга с ног, кричали. В нескольких местах завязались яростные перестрелки.

В одной из них участвовали и беглецы. Р2Д2 снимал панель с замка на дверях, остальные отстреливались от имперских солдат. Астродроид пищал и свистел.

— О чем ты говоришь? — отозвался Ц-ЗПО из сетки со спины вуки; он единственный, кто смотрел в сторону Р2Д2. — Нас не интересует гипердрайв на «Тысячелетнем соколе»! Его починили! Просто открой эту дверь и перестань отвлекаться, ты, глупый ленивец!

Астродроид триумфально чирикнул — дверь открылась.

— Я никогда в тебе не сомневался! — возликовал Ц-ЗПО. — Ни на секунду!.

— Вперед! — крикнул Ландо. — Или мы никогда отсюда не уберемся…

Упрашивать не пришлось. Беглецы нырнули в проем, а доблестный астродроид окатил подбежавших солдат пеной из огнетушителя. Прежде, чем развеялось облако, Р2Д2 покатил следом за остальными на посадочную площадку 327.

Он как раз вкатывался на трап, когда из шлюза донесся истошный вопль робота-секретаря:

— Ой! Аи! Ой-ей!

Что-то звонко ударилось о верхний комингс. — Пригнись, ты, безмозглое существо! Больно ведь! Мама!!!.

Астродроид удовлетворенно хрюкнул: с его большим другом все было в порядке. Ц-ЗПО он нашел на полу в коридоре. Р2Д2 подцепил манипулятором сетку, в которую был упакован его товарищ, и поволок в трюм. Голова робота-секретаря звонко билась о палубу.

Лейя решительно заняла кресло Хэна; она даже мысли не допускала, что кто-то другой — особенно, Ландо! — сядет в него. Калриссиан не стал спорить. Он следил за ее действиями через ее плечо и иногда подсказывал, когда Лейя ошибалась тумблером. «Тысячелетний сокол» готовился к экстренному взлету.

— Сбежать едва ли получится, — Повелитель Тьмы, последний из ситхов, возвышался над

Люком, как ангел смерти. — Не заставляй меня. Ты пока не понимаешь, насколько много ты значишь для всех нас… Ты только попробовал на вкус Силу. Пойдем со мной, вместе мы сможем положить конец никому не нужному конфликту и принести порядок в Галактику…

Привычные фразы не срабатывали, но ситх продолжал увешевать, предлагать приманки, уламывать.

— Если бы ты только знал власть темной стороны…

— Я никогда не пойду с тобой! — выкрикнул Люк, стараясь заглушить мягко рокочущий голос.

— Оби-Ван не рассказывал, что случилось с твоим отцом? — вдруг спросил ситх.

— Он рассказал достаточно! — хрипло крикнул Люк, отползая дальше по балке. — Он сказал, что ты убил его…

— Нет, — перебил его мягкий вкрадчивый голос. — Люк… Я — твой отец.

Наверное, в это мгновение Вейдер мог его убить, взять голыми руками, с ним вообще можно было делать все, что угодно. Люк ошеломленно смотрел на черную фигуру перед собой, пытаясь отвернуться, закрыться, но стены, выстроенные из потоков Силы, опадали, словно сухая шелуха. Отец, повторил Люк про себя.

— Нет! Нет, это не правда. Так не может быть… — его голос сорвался.

— Не доверяй глазам, — посоветовал Вейдер. — Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

Он убрал меч и протянул сильную крепкую руку, чтобы помочь юноше подняться. Люк отшатнулся.

— Нет! — крикнул он. — Нет! Нет! Нет! Кошмар никак не кончался. Можно было закрыть глаза, зажать уши, но и по ту сторону мира линии складывались в знакомый рисунок.

— Люк. Ты можешь уничтожить Императора. Он предвидел это, и такова твоя судьба. Пойдем со мной, и мы вместе будем править Галактикой. Как отец и сын. Пойдем со мной. Это — единственный путь.

Нет, решил Люк. Всегда есть еще один выход. Должен быть… Он оглянулся — где-то далеко под ногами дно шахты тонуло в розовой дымке. Люк отпустил руки и шагнул в пустоту.

Дарт Вейдер нагнулся над поручнями, провожая взглядом стремительно удаляющуюся фигурку. Мальчишка кувыркался в потоке ветра, как тряпичная кукла. Потом его швырнуло на стену и затянуло в вентиляционное отверстие. Ситх хмыкнул.

Мир, сузившийся до размеров трубы, вращался вокруг него. Скайуокер бился о стены, обдирал уцелевшие пальцы, стараясь уцепиться хоть за что-нибудь, чтобы замедлить падение. Но стены были гладкие, словно лед. Потом все внезапно кончилось. Он лежал ничком на дне шахты, прижимаясь щекой к прохладной поверхности и с наслаждением думая, что все кончилось.

Как выяснилось, не все. Створки под ним разошлись, и Люк ухнул вниз, задохнувшись от свежего ветра, ударившего в лицо. Он висел под плоским, серым днищем летающего города, внизу были только оранжевые и золотистые облака клубящегося газа, и единственной опорой для разбитого тела оказалась тонкая и непрочная, даже на вид, антенна.

Люк сумел закинуть одну ногу на поперечину. Какое-то время он провисит здесь, потом либо воздух из вентиляционного отверстия смоет его в оранжевую бездну, либо он потеряет сознание от боли… итог будет тот же самый. Пальцы сорвались со скользкого штыря антенны.

— Бен… — простонал Люк. — Бен… прошу тебя… Лейя…

— Похоже на три истребителя, — сказал Ландо Чубакке, разглядывая изображение на мониторе. — Их мы быстро стряхнем.

Лейя без выражения смотрела на оранжевые и розовые облака, мелькавшие вокруг корабля. Ландо даже захотелось провести ладонью у нее перед лицом — удостовериться, что принцесса в сознании. Он бы так и поступил, если бы не Чубакка. От Лейи он в лучшем случае заработает по физиономии, вуки может и голову оторвать. Учитывая, как разворачивались события.

— Жаль, — вздохнул Калриссиан, вспомнив об Облачном городе. — Расклад был хорош. Даже слишком хорош, чтобы выиграть.

— Люк, — пробормотала принцесса.

— Что? — не понял Калриссиан.

— Нам надо вернуться, — принцесса все так же смотрела прямо перед собой немигающими глазами. — Я знаю, где Люк.

Чуи недоверчиво взвыл. Ландо был с ним согласен.

— Девушка, ты ничего не забыла? — спросил он, — Л истребители?

Вой превратился в рычание.. — Чуи, не спорь и возьми курс на мачту реактора.

— А Дарт Вейдер? — не сдавался бывший управляющий Беспина.

Вуки замахнулся на него кулаком. Ландо проворно отскочил.

— Хорошо, хорошо, хорошо! Не волнуйся ты так…

«Тысячелетний сокол» заложил мертвую петлю вокруг одного из веретенообразных облаков.


***


Сильный ветер раздул его плащ, когда Вейдер шатнул на посадочную площадку 327. В оранжевом небе таял след фрахтовика, потерявшегося среди облаков. Зрелище позабавило ситха. Сколько еще раз ему придется наблюдать улетающего кореллианина? Наша встреча не была случайностью, всплыла в памяти давно забытая фраза. Ничто не происходит просто так. Кто это сказал?

Мальчишка… Мальчишка все еше здесь, под городом, висит на одной из антенн. Отчаянный человечек цепляется за свою жизнь. Он еще не готов умереть. Хорошо. Но придется спасать непутевого отпрыска…

— Приготовьте челнок, — приказал Дарт Вейдер офицерам.

Лейя старалась сохранять спокойствие. Получалось с трудом. Тогда она попыталась хотя бы казаться спокойной, но когда Ландо ткнул пальцем в иллюминатор, вздрогнула.

— Смотрите, там кто-то есть…

— Это он, — сказала она. — Чуи сбавь скорость. Еще… Зависни под ним. Ландо, открой верхний люк.

Ландо выскочил из кокпита, как будто за ним гналась дюжина имперских штурмовиков. Лейя не оглянулась.


***


Люк не заметил приближающийся фрахто-вик. И старался не думать, что сейчас будет.

Онемевшие пальцы опять соскользнули. Пару секунд он болтался на поперечине антенны, зацепившись ногами, потом поперечина обломилась. Полет будет долгим, подумал он…

И ошибся.

Он пролетел всего ничего, а потом с размаху врезался во что-то очень большое и очень твердое. От удара из Люка вышибло остатки сознания, поэтому он уже не видел, как незнакомый темнокожий мужчина в синей рубашке, высунувшийся из небольшого круглого люка в верхней броне «Тысячелетнего сокола», крепко схватил его за руки и втянул внутрь в корабля.

Потом аккуратно прислонил к переборке и от души залепил пару оплеух. Люк дернул головой, заморгал, приходя в себя. Шлюз закрылся, зашипел воздух, выравнивая давление.

— Ландо? — спросил по интеркому встревоженный девичий голос.

Темнокожий усмехнулся, тонкая нитка усов причудливо изогнулась.

— Все в порядке, — сказал он. — Полетели отсюда.

Адмирал Пиетт осторожно приблизился к Дарту Вейдеру, стоящему у иллюминатора самого крупного из имперских «разрушителей». «Исполнитель», линейный крейсер Его Императорского величества величественно плыл в нейтральном пространстве у границы системы Беспина.

— Через несколько минут они окажутся в радиусе действия наших орудий.

Вейдер, не оборачиваясь, кивнул. Пиетт потоптался немного, не зная, можно ли отойти, не уверенный, что еще нужен.

— Гипердрайв корабля?

— Деактивирован сразу после того, как экипаж был взят в плен, повелитель.

— Хорошо, — пророкотал ситх без эмоций. — Приготовьтесь к абордажу. Не убивать.

На фрахтовике тем временем шла словесная перепалка. Как будто ничего и не изменилось, горько думала Лейя. Совсем ничего…

— Ладно, Чуй, — Ландо торопливо читал показания приборов, сбивался и шипел сквозь зубы от досады.

Давно он не занимался этим делом… У Хэна вышло бы лучше, подумал он.

— Готов перейти на скорость света?

— Если твои люди починили гипердрайв, — холодно сказала вместо вуки стоявшая сзади принцесса.

— Если мои люди сказали, что починили корабль, — заверил ее Калриссиан, — то они его починили.

Даже говорили они одинаково…

— Как знакомо звучит, — пробормотала принцесса, удерживаясь от слез.

Не время. И не место.

На контрольной панели замигал зеленый сигнал.

— Координаты введены, — произнесла Леия. — Сейчас или никогда.

Вуки гавкнул.

— Давай! — заорал, не выдержав, Ландо. Чубакка пожал плечами. Не глядя на остальных, замерших в ожидании, он толкнул рычаг. Ионные двигатели застонали и.. . захлебнулись.

Чуй и Леия одновременно повернулись к Кал-риссиану. В горле вуки заклокотало. Леия села в кресло — сил не хватило даже заплакать.

— Мне сказали, что корабль починили! И я им поверил! — выкрикнул Ландо. — Это не моя вина!

Он кинулся к приборам. Оттолкнув его, вуки выскочил в коридор.


***


С мостика «Исполнителя» за погоней наблюдал Дарт Вейдер. По крайней мере, стёял, повернув маску к карусели в пространстве. Глаза ситха под маской были закрыты.

Люк, — позвал он, зная, что мальчишка услышит.

Он услышал. Он лежал, завернутый в одеяла в капитанской каюте — конуре метр на три, заваленной самым невообразимым хламом, — не в силах сопротивляться. Ты побежден, сказал ему Вейдер, теперь Люк был согласен. Причин сопротивляться больше не было и верить больше было не во что.

Люк застонал, пошевелился, не открывая глаз. Как ни крути, как ни складывай события и слова, но выходит, что только Вейдер сказал ему правду, а все остальное — наставления Йоды, разговоры старого Бена, его собственное желание быть хорошим и отвращение к злу — только ложь, и не больше.

Верить Вейдеру не хотелось. Люк твердил снова и снова, что ситх солгал, и с каждым разом верил ему все сильней. Но, значит, лгал Бен? Почему? Ответ был очевиден…

Люк… — Отец, — откликнулся он.

Пойдем со мной, сын…

— Бен, — пробормотал Люк, стараясь не слушать, — Бен, почему ты мне не сказал?

Такова твоя судьба, Люк…

Корабль вздрогнул.

Чубакка нырнул в трюм. Он обеими лапами взялся за панель и попытался выдернуть ее из креплений. Ничего не получилось. Тогда вуки схватил торцевой ключ и изо всех своих немалых сил ударил им по панели, словно палицей, вложив в удар всю досаду и злость на Хэна, не позволившего вуки выполнить долг. Он колотил и колотил по панели, не догадываясь, что в рубке основной пульт осыпает Ландо и принцессу Лейю фонтанами искр.

Закутанный в одеяло, Люк добрался до рубки «Сокола»; он был еще очень слаб, но лежать и слушать он больше не мог. В кокпите, по крайней мере, можно будет смотреть… на висящий прямо по курсу фрахтовика «разрушитель», готовый пустить в ход луч захвата.

— Это Вейдер, — прошептал Люк, почти теряя сознание от боли и отчаянья.

Лейя толкнула его в кресло.

— Какой шумный грубиян. Почему мы не переходим на скорость света? Я бы сказал, что мы все обречены, — сообщил Ц-ЗПО астродрои-ду, даже не скрывая паники в голосе.

Паявший собрата-дроида Р2 бибикнул. — Откуда тебе знать, что топердрайв отключен? — саркастически поинтересовался Ц-ЗПО. — Тебе сказал городской компьютер? Р2, сколько тебе говорить, нельзя верить незнакомым компьютерам! Ой! Лучше думай о моей ноге! И перестань выражаться.

Р2Д2 с бесшабашным посвистом ринулся на помощь Чубакке, который, бормоча себе под нос, все еще разносил ненавистный двигатель, не желавший работать нормально. Позади голосил робот-секретарь:

— Р2, сейчас же вернись! Ты еще не закончил со мной! Ты не знаешь, как чинить гипердрайв. Пусть Чубакка чинит. Я здесь лежу, разобранный на части, а все — из-за твоей мании величия!


***


В рубке Люк не замечал царящей вокруг отчаянной суматохи, он скрючился в кресле, подтянув колени к подбородку, и, не отрываясь, смотрел на приближающийся крейсер.

— Я не выдержу, — пожаловался он. — Я не могу ему больше сопротивляться…

Корабль потряхивало время от времени, поэтому Р2Д2 осторожно объехал секцию со снятой панелью, откуда доносился рев Чубакки и размеренные удары. Астродроид нашел нужный разъем и подключился в систему. Долго ждать не пришлось; красный свет сменился на бледно-зеленый. Корабль вдруг накренился. С пронзительным визгом Р2Д2 покатился по палубе — прямо в открытую секцию. Приземлился он на что-то покрытое густой шерстью, рычащее и ругающееся.


***


Ландо стоял возле пульта, переключая все, что попадалось под руку, когда услышал нарастающий победный рев. Перегрузка сбила его с ног, но он успел заметить, как побледневшие звезды превратились в тонкие полосы света.

Дарт Вейдер молча смотрел в иллюминатор. В бездонную пропасть пространства, где мгновение назад находился корабль. Адмирал Пиетт и новый капитан «Возмездия» замерли в неуверенном ожидании, когда ледяные невидимые когти сомкнутся у них на гортанях. Время шло, когти все не сжимались, но офицеры имперского флота не шевелились, боясь напомнить Повелителю Тьмы о своем присутствии даже вздохом.

Дарт Вейдер не думал о них. Точнее — думал не о них. Но посвящать кого бы то ни было в свои мысли не собирался.

В конце концов он повернулся и по-прежнему молча ушел с мостика; черный плащ тяжело колыхался в такт грузным усталым шагам.


***


Корабль Альянса и «Тысячелетний сокол» были соединены рукавом шлюза. Вместе с остальным флотом они находились на орбите около небольшой тусклой звезды — красный карлик раскрашивал потрепанную броню фрахтовика в причудливый и немного жутковатый оттенок. Ландо Калрис-сиан молча сидел за пультом. Он даже забыл, как соскучился по кораблю. Ландо погладил поцарапанную консоль. Ну вот, подумал он. Ты опять владеешь «Соколом», ты опять его капитан, надо бы радоваться… Ландо чувствовал себя неуютно в этом кресле.

— Люк, — он связался по интеркому с крейсером Альянса, — Люк, мы готовы отстыковаться.

— Удачи, — отозвался динамик голосом Скай-уокера. — Встретимся на Татуине.

— Как только найдем Джаббу Хатта или того охотника, сразу дадим тебе знать. ..


***


В медицинском отсеке крейсера робот 2-1 Б трудился над раненой рукой Люка. Он уже соединил мышцы и сухожилия и теперь проверял рефлексы. Люк с любопытством смотрел. Сначала он решил, что лучше будет отвернуться, но крови не было, бледнеть было не с чего, а процесс был увлекательный. Только иголка, которой дроид колол ему пальцы — ужасно острая…

Пришла Лейя в сопровождении дроидов. Люк тут же принял героический вид — принцесса улыбалась. Она была вновь одета в белое платье, почти такое же, как тогда, когда он впервые увидел ее. Вариант в полный рост был еще более прекрасен, чем обрывок голографического изображения, которым его — сколько же лет назад? — угостил Р2Д2.

Он даже на какое-то время забыл о Калрис-сиане, но тот сам напомнил о себе по комлинку: — Лейя там? Скажи ей, пусть не беспокоится. Мы найдем Хэна, даю слово.

Динамик гавкнул голосом вуки.

— Чуй, — Люк улыбнулся, — я буду ждать вашего сигнала.

Динамик снова загавкал. Люк улыбнулся. Принцесса напряглась и слегка зарумянилась. Если бы Хэн услышал, как выражается его первый помощник… Люк не понял ни слова, но с интонациями у вуки было все в порядке.

— Берегите себя, вы оба, — сказал он в ком-линк. — Да пребудет с вами великая Сила. Ой!

2-1Б напоследок уколол посильнее и удовлетворенно защелкал, напыляя на рану слой бакты. Работой электронного импланта робот-врач остался доволен. Люк покрутил рукой — действительно, здорово! Ни боли, ни каких-то других ощущений, хотя будет сложно привыкнуть. Он мотнул головой, отгоняя видение: темно-красный клинок, отрубающий ему кисть… Придется признать, что у Вейдера есть чувство юмора. Своеобразное, но все же… Люк опять помотал головой. Он не будет думать о ситхе. И о том, что сказал ему ситх. Он вернется на Дагоба и завершит обучение. А потом найдет Хэна.

Он обнял принцессу за плечи возрожденной рукой. Лейя смотрела сквозь затемненный иллюминатор на тусклую, в багровых пятнах, звезду. На миг пространство прочертил «Тысячелетний сокол», лихо развернулся и исчез, провалился в гиперпространство, полыхнув на прощание ионными двигателями.

На нижнем краю иллюминатора пылала звездная спираль Галактики, прекрасно видимая из нового убежища Альянса — шарового скопления, расположенного далеко за пределами галактической плоскости.

Принцесса повернулась к Люку Скайуокеру.

— Как ты думаешь, — спросила она, — мне пойдет зеленое платье?

Энциклопедия Звездных войн Империя наносит ответный удар

Энциклопедия составлена по материалам, любезно предоставленным Бобом Витасом


Академия — элитная школа, изначально (во времена Старой Республики и в первых годах правления императора Палпатина) предназначавшаяся для обучения персонала космических кораблей всех уровней и направлений (как военных, так и торговых). Позднее превратилась в Имперский тренировочный армейский центр. Единого местонахождения не имеет, самое крупное отделение находится на Райттале. Основная программа занимает тридцать стандартных месяцев.

Аккуалиш — раса с планеты Андо, их общество разделено на две касты — куара и аккуала, отличающиеся друг от друга тем, что у первых руки с пальцами, а у вторых — ласты. Касты враждуют друг с другом, даже уничтожили соседнюю планету в своей системе. Они долго противостояли Империи, но все же были побеждены.

Алдераан — планета в центральном секторе. Люди, жившие на Алдераане, считались одними из самых миролюбивых обитателей галактики. Живя в гармонии с окружающим миром, они строили свои города на вершинах обрывистых утесов или на сваях на морском мелководье — чтобы их города не мяли траву и не уничтожали моря. Алдераан непоколебимо поддерживал Старую Республику, и многие из его уроженцев служили в вооруженных силах. Родная планета семьи Органа играла немаловажную роль в галактической политике; и в последние годы Старой Республики семья Органа оказывала сопротивление стремлению верховного канцлера Палпати-на сосредоточить в своих руках все рычаги власти. После установления Нового Порядка Алде-раан в числе первых поддержал созданный Альянс за восстановление Республики. Скрытое недовольство правлением Палпатина привело к уничтожению планеты. Гранд Мофф Таркин, захватив в системе Татуина корабль семьи Органа «Быстроходный IV», устроил принцессе Лейе допрос с пристрастием, но не сломил ее. Когда же он попытался под угрозой уничтожения планеты узнать о местонахождении базы Альянса, принцесса солгала ему. Таркин тем не менее отдал приказ на уничтожение. Новое оружие Звезды Смерти превратило Алдераан в бесчисленные обломки незадолго до битвы при Иавине.

Альянс за восстановление Республики — группа планет, объединившаяся в борьбе с Новым Порядком Палпатина. Обычно его именуют просто — Альянс, а имперцы называют народы, входящие в него, повстанцами. На начальных этапах движение сопротивления Новому Порядку было поддержано Мои Мотма и Бэйлом Органа. После нападения имперцев на Мантуин и Гор-ман Альянс стал быстро расти. Лидеры Альянса ясно понимали, что за Империей преимущество в силах и средствах, а потому вначале больше полагались на скрытность и хитрость, одерживая малые победы и подтачивая Империю идейно. После уничтожения Звезды Смерти Альянс превратился в признанную угрозу существования Империи, что ясно понимал Палпатин. Поэтому он бросил почти всю мощь своей военной машины на поиски баз Альянса.

Анкорхад — большой по меркам Татуина город, в котором сосредоточено большое количество ремонтных мастерских, лавок, торгующих сельскохозяйственными принадлежностями, факторий. Расположен в нескольких сотнях километров югозападнее Мос Айсли. Население составляет около семиста жителей.

Аноат — система звезды Аноат, в которой имперский флот преследовал «Тысячелетний сокол» после битвы на Хоте. В систему входят планеты Аноат, Гентес и Дейер.

Антигравитационный двигатель — планетарная установка космического корабля, которая позволяет преодолеть гравитацию, благодаря чему корабль способен взлетать и осуществлять полеты в атмосфере. Они также называются репульсионными двигателями и используются при внутрисистемных полетах, чтобы воздействие гипердрайва не сказывалось на обитателях планет.

Антиллес Ведж — уроженец планеты Ко-реллия, Ведж Антиллес провел детство, работая на одной из планет в системе Гус Трета. Его родители Джаггед и Зена владели там заправочной станцией. Ведж, получив, кроме большой суммы денег, хорошую тренировку по пилотированию кораблей различных типов, готовился к поступлению в Академию. Именно тогда заправлявшийся пиратский корабль «Бузззер», под командованием Локи Хаска, стал взлетать, спасаясь от прибывших кораблей Службы безопасности Кореллии. К несчастью, заправочные шланги не были отключены, вылившееся топливо загорелось, и родители Веджа были вынуждены катапультировать заправочный комплекс, чтобы спасти основную станцию. Родители Веджа погибли, сам Ведж вместе с Бустером Терриком отправился за пиратами на корабле 3-95 «Охотник за головами». Им удалось уничтожить пиратский корабль. До присоединения к Альянсу Ведж занимался различными работами, вплоть до перевозки контрабанды. У повстанцев он продемонстрировал отличные качества летчика-истребителя, и выполнял различные задания, такие как эскортирование транспортов и разведочные полеты, позднее был зачислен в звено Т-65 во время битвы на Иавине.

Антиллес Раймус Колтон — капитан космического флота на службе у семьи Органа, командовал кораблем «Быстроходный IV». Поддерживал Альянс. По словам ЦЗПО, сам робот-переводчик и Р2Д2 принадлежали капитану Антиллесу до тех пор, пока принцесса Лейя Органа во время захвата Империей «Быстроходного» не заложила в память Р2Д2 украденные планы Звезды Смерти. Капитан Антиллес был убит (задушен) Дартом Вейдером на борту «Быстроходного».

Аркона — двуногие рептилии без чешуи с приплюснутой головой, цвет кожи меняется от темно-коричневого до черного. Живут семьями, которые называются Великие Гнезда, на планете Кона. Излюбленным наркотиком для аркона является обычная соль, пристрастившихся к ней аркона легко узнать по желтым мерцающим глазам.

Асгромеханический дроид — маленькие дро-иды, созданные для использования на небольших грузовых космических кораблях. Они представляют собой независимый навигационный компьютер, запрограммированный также для ремонта космических кораблей. Лучшие астромеханические дроиды производит компания «Промышленные автоматы», в том числе серии Р2, Р5 и Р7.

«Аспид» — дроид-разведчик, созданный компанией «Аракид» по разработке Дарта Вейдера. Оснащены системой самоуничтожения, различными сенсорами, высокочастотным кодированным передатчиком и бластером.

АСТ — легкая самоходная установка, разработанная как двуногая версия танка АТВ. Высота корпуса — 8,8 м. Экипаж — 2 человека. Может нести до 400 кг груза. Вооружена спаренной лазерной пушкой и гранатометом. Используется для разведки и огневой поддержки пехоты.

АТВ — тяжелый имперский «шагающий» танк, сконструированный и построенный компанией «Куат Драйв». Высота корпуса — 15 м. Экипаж — 3 человека. Может нести до сорока человек десанта и 4000 кг груза. Вооружен тяжелой спаренной лазерной пушкой и четырьмя легкими бластерами. Несмотря на многие просчеты в конструкции, танк, более известный под прозвищем «топтун», широко использовался Империей для устрашения мирного населения.

Бакта — гелеобразная жидкость, культивирующая оригинальные микроорганизмы, подстегивающие процесс регенерации. Была создана на Ттайферре. Когда Палпатин стал императором, он наложил запрет на производство бакты другими лабораториями, за исключением двух корпораций.

Банты — громадные, похожие на земных слонов животные с изогнутыми бивнями. Их можно обнаружить на множестве планет со значительно отличающимися климатическими условиями. Песчаные люди на Татуине используют бант в качестве транспортных средств, причем как на травянистых равнинах, так и в зоне тундры. На большинстве миров банты одомашнены и служат тягловыми животными и даже в качестве боевых. Мясо и шкуры бант высоко ценятся. Происхождение бант неизвестно, каждая планета, на которой они обитают, считает себя их родиной. В неволе большинство бант приучают возить тяжести и выводят для жизни в пустынях.

Банты — громадные, похожие на земных слонов животные с изогнутыми бивнями. Их можно обнаружить на множестве планет со значительно отличающимися климатическими условиями. Песчаные люди на Татуине используют бант в качестве транспортных средств, причем как на травянистых равнинах, так и в зоне тундры. На большинстве миров банты одомашнены и служат тягловыми животными и даже в качестве боевых. Мясо и шкуры бант высоко ценятся. Происхождение бант неизвестно, каждая планета, на которой они обитают, считает себя их родиной. В неволе большинство бант приучают возить тяжести и выводят для жизни в пустынях.

Беспин — планета, известная в основном экспортом газа тибанна и игорными домами, в которых, как правило, играют в различные версии сабакка. Расположена вблизи системы Аноат, имеет множество спутников естественного происхождения. Газовый гигант с очень коротким перидом вращения вокруг своей оси — 12 стандартных часов. Год на Беспине тем не менее очень длинный — около 14 стандартных лет.

Бестин — небольшой город на планете Татуин — первое поселение людей на этой планете. Находится примерно в двухстах километрах от Мос Айсли и считается столицей.

Бин Эссада — Имперский Мофф, управляющий системой Циркарпус.

Битхи — раса, отличающаяся укрупненным круглым черепом, бледной кожей, большими глазами, лишенными век, и длинными ловкими пальцами. Происхождение их неизвестно. Считается, что битхи не знают таких эмоций, как страх или страсть, и что им не требуется сон. Детей они производят в лабораториях, взяв генетический материал у родителей.

Битхи — раса, отличающаяся укрупненным круглым черепом, бледной кожей, большими глазами, лишенными век, и длинными ловкими пальцами. Происхождение их неизвестно. Считается, что битхи не знают таких эмоций, как страх или страсть, и что им не требуется сон. Детей они производят в лабораториях, взяв генетический материал у родителей.

Босск — трандошан, сын Крадосска, главы гильдии «охотников за головами». Был известен с юных лет как непревзойденный охотник на вуки. Тем не менее, он никак не мог выдвинуться в семейном бизнесе, как из-за махинаций собственного отца, так и из-за свободного охотника Бобы Фетта. Отец и сын долго злоумышляли друг против друга, пока, наконец, Босск не убил собственноручно своего родителя. Босск создал собственную гильдию охотников, развязав настоящую войну, с приверженцами старой лиги. Затем он присоединился к группе, нанятой Империей для того, чтобы выследить вуки на Гандоло IV. Босск выследил там Чубакку и других вуки, но вмешательство Хэна Соло помогло вуки бежать.

Бот — подручный Граммеля, принадлежащий к неизвестной расе. Постоянно носит плащ с капюшоном и, по слухам, немой.

«Быстроходный IV» — кореллианский корвет, принадлежащий семейству Органа, под командованием капитана Раймуса Колтона Антил-леса. Использовался в качестве дипломатического корабля и личной яхты. Дипломатическая неприкосновенность корабля не помешала Дар-ту Вейдеру преследовать «Быстроходный IV» и взять его на абордаж.

Вампа, снежный монстр — легендарный хищник, обитающий на Хоте. Белый мех позволяет вампе беспрепятственно подкрадываться к своей основной добыче — таунтаунам. Вампы обитают по одиночке в ледяных пещерах. Яростно защищают свои охотничьи участки. Ценный мех вампы и его характер привлекают многих охотников, но чаще всего именно вампа остается в выигрыше. Из-за ограниченной численности вамп охота на них строго запрещена.

Вандрелла — огромный всеядный червь розоватого цвета с коричневыми полосами. На голове расположены множество «глаз» и рот. Вандрелла мало изучена, как впрочем и остальной мир Мимбана (Циркарпуса V), поэтому неизвестно, пользуется ли вандрелла зрением как таковым или находит свои жертвы с помощью других органов чувств.

Вет Беру — приемная тетя Люка, жена Оуэна Ларса. Они с Оуэном прилетели на Татуин, чтобы жить «обычной» жизнью, но идиллию прервал Оби-Ван Кеноби, обратившийся к ним с просьбой взять на воспитание Люка. Оби-Ван воззвал к материнскому началу в ее душе, и она, сочувствуя положению Люка, уговорила Оуэна принять мальчика в их семью. Ее убили имперские гвардейцы, которые шли по следу Ц-ЗПО и Р2Д2 и в поисках дроидов уничтожили ферму.

Виерс Максимиллиан — генерал танковых войск, практически всю свою жизнь посвятивший армии. Под командованием генерала Ирр-ва он принимал участие в подавлении сопротивления на Кулрооне III и чуть было не попал под трибунал за заявление, что мирные переговоры могли бы оказаться эффективнее, чем нападение. Когда время подтвердило правоту Виерса, командующий Гратт присвоил ему чин майора. В чине полковника Виерс командовал гарнизоном, расположенным на Кореллии в первые годы Нового Порядка. Позднее Великий адмирал Траун рассказал о талантах Виерса Дарту Вейдеру, и тот продвинул Виерса в генералы. Виерс командовал танковой атакой во время битвы на Хоте. Погиб, когда Дерек Кливиан направил горящий флаер в кабину танка, в котором находился Виерс.

Внешние территории — часть Галактики, в состав которой входят системы Татуина и Рилот-та. Этот сектор издавна счи-тается самым отдаленным уголком галактической экспансии. Внешние территории находились под управлением Гранд Моффа Таркина с его Звездой Смерти, пока Мофф и его космическая станция не были уничтожены в Битве при Иавине.

«Возмездие» — крейсер «звездный истребитель» класса Империал-1 под командованием капитана Ниды. После битвы при Иавине перед экипажем была поставлена задача — найти и уничтожить все базы Альянса. Крейсер участвовал в установлении Нового Порядка императора Палпатина более чем на четырехста тридцати шести планетах, как правило, расположенных во Внешних территориях, и до подхода «Исполнителя» возглавлял атаку на систему Хот. После битвы на Хоте, был отправлен в погоню за «Тысячелетним соколом».

Войны клонов — воина в последние годы Старой Республики, в которой рыцариджедаи сотрудничали с вооруженными силами Республики по отражению угрозы Галактике.

Волша-песчанка — довольно крупный грызун с планеты Татуин, напоминает очень большого тушканчика.

Вуки — рослые, покрытый шерстью антропоиды с планеты Кашиийк. Известны на всю Галактику своим неистовством в бою. Обитают высоко на деревьях, подальше от хищных растений нижних уровней своих лесов. Лапы их оснащены острыми длинными когтями, с помощью которых вуки лазают. Живородящие млекопитающие, вуки-самки имеют шесть сосцов, которыми выкармливают детенышей. Раса вуки была порабощена Империей, и поэтому вуки не очень расположены к людям. Оби-Ван Кеноби когда-то выдвинул предположение, что вуки имеют мощную связь с Силой, но доказать этого никому не удалось.

Вуки живут в больших городах, расположенных на деревьях, это уберегает их от хищников, обитающих в нижнем ярусе леса. Вуки считают, что их леса делятся на семь уровней, и жизнь на каждом зависит от количества света, проникающего сквозь листву. На нижних уровнях — соответственно первом, втором и третьем — растут фосфоресцирующие растения, обеспечивающие эти уровни собственным светом. Вуки никогда не спускались ниже четвертого уровня.

Вухер — бармен в кантине в Мос Айсли. Когда-то его бросили на улице родители и он вырос, лелея только одну мечту — убраться подальше от Татуина. Дроидов всех видов ненавидит лютой яростью и не упускает случая продемонстрировать свое к ним отношение. У себя в заведении Вухер установил оборудование для химической лаборатории и активно экспериментирует с новыми коктейлями и напитками.

Гадерффай — традиционное оружие туске-нов. Топор с двумя лезвиями, короткой рукоятью и крюком.

Гимер — растение с планеты Дагоба. Его кору можно жевать. Учитель Иода обожал свой посох из гимера и верил, что сок этого растения помогает при медитации.

Гипердрайв — двигатель космического ко-рабля и все его модули, позволяющие кораблю развивать сверхсветовую скорость и производить прыжок через гиперпространство. Большинству гипердрайвов требуется фузионный генератор. По слухам, гипердрайв изобрела неизвестная раса откуда из-за пределов Галактики. Впервые пришельцы появились в системе Кореллии. Корел-лиане изучили секрет гипердрайва и построили собственный двигатель. Спустя некоторое время они продали идею путешествия через пространство другим планетам. Сообщение между мирами стало неизмеримо проще, что и породило огромное сообщество, известное как Старая Республика.

Граммелъ — капитан-интендант Имперской армии на Циркарпусе V, известный своими садистскими наклонностями и безжалостностью. Именно он предупредил Эссаду о кристалле кай-бурр и присутствии Лейи Органы на планете. Эссада передал эти сведения Дарту Вейдеру, который приказал арестовать принцессу. Нападение на Лейю провалилось, Граммель попытался объяснить все Вейдеру лично, за что и поплатился.

Гранд Мофф — имперский губернатор, представитель Императора в определенном секторе Галактики, как правило считающемся районом повышенного интереса Императора. Под юрисдикцией Гранд Моффа может находиться как один, так и множество секторов.

Гридо — родианец из клана Тетсус, эмигрировавший со своей родной планеты вместе с матерью Ниелой и братом Пкуиедуком. Они долго переезжали, сначала на один малоизвестный планетоид, затем на Нар Шаддаа, затем на Татуин, где Гридо вырос, а позже поступил на службу к Джаббе Хатту в качестве наемного убийцы. Гридо взял заказ на Хэна Соло. Он нашел Соло в кантине в Мос Айсли, но после долгого разговора Хэн пристрелил неудачника-родианца на месте. В Эпизоде I «Призрачная угроза» действует маленький родианец по имени Гридо — именно с ним подрался Анакин Скайуокер, когда родиа-ней сказал, что Анакин обманом выиграл гонки на праздник Боонта.

Гундарк — четырехрукий антропоид, известный своей невероятной силой. Обитает на Ка-шиийке.

Дагоба — основная планета в системе Даго-ба, практически вся покрытая болотами. Очень давно один из так называемых темных джедаев прятался там. Никому неизвестно, что с ним в конце концов случилось, но предполагается, что он умер на Дагоба. Тем не менее, Сила настолько была настолько велика в нем, что буквально «пропитала» планету и окружающее пространство. Именно поэтому, когда император Палпатин уничтожил Орден джедаев, магистр Йода укрылся там, и никто не мог его обнаружить. День на Дагоба продолжается 23 стандартных часа, год — 341 местный день.

Дантуин — эта планета сыграла заметную роль в долгой истории Республик и Альянса. В древности на ней находился центр обучения джедаев, которым руководил магистр Ордена Водо Сидск-Баас. При имперском Новом Порядке здесь располагалась база повстанцев, но ее покинули раньше, чем Империя сумела обнаружить местонахождение базы. Планета представляет собой засушливую саванну. У нее два спутника. Средняя продолжительность суток на Дантуине — 25 стандартных часов, а год состоит из 378 местных дней.

Дарклайтер Бштс — друг детства Люка Скайуокера. Он родился на Татуине, семья его была зажиточной, торговала продуктами питания. Отец был готов дать ему все, что тому хотелось, а Биггс старался во всем походить на других парней в Анкорхаде. Однако это не помешало ему подружиться с Люком Скайуокером, когда тот сумел разглядеть в богатеньком мальчике подлинную суть Биггса. Когда положение и богатство отца открыли Биггсу дорогу в Академию, он не смог отказаться. Он попрощался с друзьями и отправился в Академию, которую с отличием окончил. Потом Биггс получил назначение на «Ранд Эклиптик», где служил под командованием капитана Хелиеска в эскадрилье «Уклонисты» вместе с Хобби Кливианом. Оба они наладили контакт с Альянсом и раскрыли Биггсу глаза на злодеяния Империи. После краткой остановки на Татуине, чтобы проститься с Люком и остальными друзьями, Биггс вместе с Хобби и несколькими товарищами при поддержке капитана Хелиеска поднял у Бестина мятеж и ушел в гиперпрыжок, чтобы присоединиться к Альянсу. Перед началом битвы у Йавина Биггс — получил назначение пилотом в «красное» звено истребителей Т-65, и на Йавине-IV он перед самым сражением вновь встретился с Люком. При атаке на Звезду Смерти Биггс погиб, прикрывая Люка Скайуокера от имперских ДИ-перехватчиков.

Дарт Вейдер — ближайший помощник и ученик Императора, последний повелитель сит-хов. Черные доспехи и дыхательная маска, сконструированные ситхами, выполняют у него роль не только защитной брони, но и системы поддержки жизни, без которой он не может существовать. Дарт Вейдер весьма искушен в древнем искусстве владения Силой и считается одним из величайших воинов в Галактике.

Денгар — «охотник за головами», один из тех, кому Дарт Вейдер поручил найти «Тысячелетний сокол». Ему не удалось обнаружить Хэна Соло, хотя он очень старался, так как имел к Хэну собственный счет. Денгар был гонщиком на Кореллии и членом команды «Феррини» до того, как в одной из гонок был побежден Хэном Соло. Во время аварии на этой гонке Денгар очень сильно пострадал. В Имперская медицинской лаборатории ему вживили кибер-импланты, и Денгар стал одним из терминаторов, но в конце концов сбежал и решил работать только на себя. Услышав, что за голову Хэна Соло объявлена награда, Денгар осмелился явиться к Дарту Вейде-ру, хотя ему было хорошо известно, что сам Денгар разыскивается Империей как дезертир. Вейдер предложил Денгару прощение в обмен на поимку Соло.

Десантная винтовка Е-11 — лазерная винтовка калибра 9 мм, состоящая на вооружении имперской армии. Позволяет вести огонь очередями, но лишь на малой мощности. Этот тип оружия так широко выпускался, что у Альянса таких винтовок так же много, как у Империи.

Дефлекторное поле — силовое поле, поглощающее или отражающее любые виды энергии. Ставится на кораблях для защиты от выстрелов. Иногда используются термины «дефлек-торный щит» и «дефлектор».

Дерлин Брен — офицер Альянса, во время службы на Хоте в звании майора. Был начальником службы безопасности на базе «Эхо» на Хоте. Присоединился к Альянсу после того, как Император убил его отца — Галена Дерлина.

Джабба Десилийк Тиуре — один из самых известных королей преступного мира в Галактике из расы хаттов. Шестьсот лет назад он улетел с родной планеты Нал Хутта и обосновался на Татуине. Как у прочих его соплеменников, у Джаббы массивное, обрюзгшее тело, что делало бы Джаббу относительно легкой мишенью для наемных убийц, если бы не толстая шкура, практически не пробиваемая никаким оружием. Начинал Джабба как вор и контрабандист. Позднее, после смуты в клане Десилийк, он перебрался на Татуин. Джабба нанял Хэна Соло для перевозки груза спайса с Кесселя, но Хэн был вынужден сбросить груз и спасаться бегством от имперских кораблей. Хэн не смог оплатить неустойку, поэтому Джабба назначил цену за его голову.

Джедаи — рыцарский орден хранителей мира и справедливости, основанный во времена создания Старой Республики. Они защищали Республику от любой угрозы, включая Войну Клонов. Их посылали регулировать споры между правительствами планет, так как они всегда поддерживали нейтралитет и были способны обнаружить истину благодаря своей легендарной Силе. Джедаи — хорошо обученные воины, пользующиеся своеобразным оружием — лазерными мечами. Когда сенатор Палпатин решил провозгласить себя императором Галактики, он понял, что джедаи — единственная реальная сила, стоящая между ним и его целью. В результате был уничтожен практически весь орден.

Дианога — змееподобное создание с семью щупальцами и единственным стебельчатым глазом. Происхождение ее прослеживается от планеты Водран, большей частью покрытой болотами. Дианога обладает интересной особенностью, помогающей ей скрываться от крупных хищников. Она умеет становиться практически прозрачной. При отсутствии пищи тело диалоги тоже приобретает прозрачность. Также они обладают свойством принимать цвет только что съеденной добычи. Привлеченная запахом отбросов, диано-га, также называемая мусорным кальмаром, проникла на космический корабль и, таким образом, мигрировала на другие планеты. Средняя длина дианоги — 5-6 метров, хотя экземпляры в 10 метров не являются чем-то из ряда вон выходящим.

ДИ-истребителъ — один из первых кораблей этой серии, разработанный компанией «Сей-нар Системе». Длина корпуса 6,3 метра, досве — товая максимальная скорость 100 НГСС, скорость в атмосфере до 1200 км/ч.

Системы, используемые в конструкции корабля:

— система наведения «Сейнар Системе Т-з8»

— ионный генератор «Сейнар Системе 1-а2Ь»

— навигационный модуль «Сейнар Системе N-§6»

— двойные ионные двигатели «Сейнар Системе Р-$4»

— контрольная система «Сейнар Системе Р-зЗ.2»

— два ионных маневровочных двигателя «Сейнар Системе Р-лН:01»

— две лазерные пушки «Сейнар Системе Ь-з1»

— армированные солнечные панели

ДИ-опережающий — небольшой истребитель, разработанный Дартом Вейдером перед битвой при Йавине. Во время сражения Вейдер летал на прототипе этого корабля, что спасло ему жизнь, когда была уничтожена Звезда Смерти. Этот прототип именовался «Реванш» В последствии Вейдер улучшил корабль. ДИ-опрежающий имеет десять метров в длину и развивает скорость до 145 НГСС.

Системы, используемые в конструкции корабля:

— ионный реактор «Сейнар Системе 1-$За»

— двойные ионные двигатели «Сейнар Системе Р-зх7.4» Р-$5х»

— навигационный компьютер «Сейнар Системе N-$6»

— активатор гипердрайва «Сейнар Системе N09»

— четыре лазерные пушки «Сейнар Системе 1-59.3»

— две торпедные установки «Сеинар Системе М-§-2»

— проектор защитного поля «Новалдекс»

— армированные солнечные панели

ДИ-перехватчик — одноместный корабль с несколько модифицированными крыльями-батареями. Их сегменты расположены под углом, чтобы повысить маневренность корабля и уменьшить риск попадания в него вражеских выстрелов. Длина корпуса 9,6 метров. Максимальная досветовая скорость 110 НГСС. Скорость в атмосфере до 1250 км/ч

Системы, используемые в конструкции корабля:

— армированные солнечные панели

— ионный реактор «Сеинар Системе 1-аЗЪ»

— контрольная система «Сеинар Системе Р-$4»

— система наведения «Сеинар Системе Т-59а»

— двойные ионные двигатели «Сеинар Системе Р-55.6»

— навигационный модуль «Сеинар Системе N-5 6»

— четыре лазерные пушки «Сеинар Системе 1-59.3»

Дипилл — распространенное лекарство для снятия стресса.

Долг жизни — одно из самых серьезных обязательств у вуки. Если кто-то спасает жизнь вуки, то вуки считает, что он должен выплачивать так называемыи «долг жизни», даже если спаситель — непосредственный кровный родственник. Вуки считают, что с момента спасения жизнь вуки принадлежит его спасителю, и, что бы тот ни думал или как бы себя ни вел, вуки обязан охранять и помогать ему. Чубакка имеет такой «долг жизни» Хэну Соло.

Дроиды — любая разновидность автоматов самых различных целей и назначений. Существует пять основных классов:

Первый класс — дроиды, запрограммированные на решение физических и математических задач, а также для медицинских целей.

Второй класс — инженеры, техники и механики.

Третий класс — дипломаты, воспитатели, обучающие машины, переводчики, социальные работники (в частности, Ц-ЗПО является дроидом третьего класса).

Четвертый класс — силовые структуры.

Пятый класс — слуги и прочие занятия, не требующие интеллектуальной деятельности (работа в шахтах, на заводах, санитария и прочее).

Дроиды серии Р2 — серия астромеханичес-ких дроидов, самая популярная из всех выпущенных, поскольку дроиды указанной серии могли сопрягаться с большинством выпускаемых космических кораблей. Серия была запущена приблизительно за пять лет до начала Галактической гражданской войны.

Дуга Кесселя — маршрут длиной в восемнадцать парсеков, которым пользуются контрабандисты, чтобы обойти имперские корабли, охраняющие подходы к Кесселю. Маршрут пролегает возле релятивистского объекта Мау. Успешные проход по этому маршруту является предметом гордости и зависти среди контрабандистов, которые постоянно устраивают там своеобразные соревнования. Трудность заключается в том, что, приближаясь к черной дыре Мау, пилот уменьшает расстояние, но увеличивает сложность полета. Официальный рекорд принадлежит Хэну Соло и Чубакке на «Тысячелетнем соколе», которые сократили дугу Кесселя до 11,5 парсеков. БоШек заявляет, что побил рекорд, но он шел без полной загрузки.

Записывающий стержень — небольшой пластиковый стержень, предназначенный для записи и хранения информации. Способен записывать и видео информацию, но с низким качеством.

Затерянный город джедаев — спрятанный под землей город на Йавине IV, был создан столетия назад рыцарями Ордена. Вход в него представлял из себя двухметровую цилиндрическую глыбу зеленого мрамора, спрятанную в ливневых лесах Иавина. Если раскрыть мраморный круг, то обнаружится транспортный узел, позволяющий добраться до города. Точное место входа хранилось джедаями в абсолютном секрете, хотя о существовании самого города было известно многим. В городе расположена Библиотека джедаев, хранилище их преданий и знаний. Чтобы сохранить тайну Города, древние джедаи создали и запрограммировали дроидов — охранять и защищать город.

Звезда Смерти — боевая станция Империи диаметром в 120 километров, разработанная Толом Сивроном и построенная на верфях «Империал Инженирию» Бевелом Лемелиском. Звезда Смерти стала результатом на запрос Гранд Моф-фа Таркина о суперкорабле, с помощью которого можно было бы держать в страхе Внешние территории. Основным оружием Звезды Смерти является лазерная пушка, мощности которой хватает, чтобы взорвать целую планету. Изначально проект предназначался для уничтожения мертвых планет с целью облегчения добычи полезных ископаемых. Станция была построена на орбите планеты-тюрьмы Деспейр; по окончанию полного монтажа оружие Звезды Смерти было опробовано на самой планете. Изначальный проект имел некоторые недостатки — в частности, шахты вентиляции реактора выходили прямо в открытый космос, что позволило повстанцам взорвать станцию протонной торпедой.

Звездные корабли — любой корабль, способный передвигаться в открытом космосе и совершать перелеты от одной планетарной системы к другой. Различают пять классов кораблей: — Основной класс: большие, хорошо вооруженные, используемые как командные пункты во время боевых операций. Самым хорошим примером кораблей основного класса являются «звездные разрушители» и крейсеры «Мон Каламари».

— Корабли огневой поддержки: крупные, маневренные корабли, чье вооружение позволяет им защищать корабли основного класса и выполнять прочие боевые операции. Примером может служить фреат типа «Небьюлон-Би».

— Транспортники: корабли различных размеров, отличающиеся неплохим ходом и грузоподъемностью. Например, кореллианские корветы ЦР90.

— Боевые корабли: небольшие, высокоманевренные, первая линия обороны и нападения. Пилотируются одним или двумя пилотами и для своего размера неплохо вооружены. Примерами могут служить все корабли класса ЛИ и истребители «Инком Т65» «крестокрыл».

— Вспомогательные корабли: заправочные, контейнеровозы, грузовики и прочие не военные корабли.

Интерьер станции составляют 84 уникальных уровня, каждый в 1428 метров в высоту. Каждый уровень в свою очередь разделен на 357 вспомогательных этажа. Вся станция разделена на два полушария по двенадцать зон в каждой. Экипаж станции насчитывает 27048 офицеров, 774576 солдат, пилотов и механиков, 378576 человек обслуживающего персонала, около 400000 лрои-дов различных систем, 25000 имперских гвардейцев. Средний срок службы на станции — около шести лет без отпуска, поэтому станция оборудована всеми возможными увеселительными заведениями.

«Звездный разрушитель» класса «Импе-риал-1» — крейсер, построенный на верфях Куат, является основным кораблем имперского флота. Он насчитывает 1600 метров в длину и несет на себе 36 810 членов экипажа и 275 канониров. Может перевозить до 1200 солдат. Предельная досветовая скорость — 60 НГСС.

Системы, используемые в конструкции корабля:

— генератор защитного поля

— 60 легких ионных батарей «Борстель МК-7»

— 10 установок луча захвата «Пилон-7»

— ионный реактор и двигатели «Сейнар Системе 1-а2Ь»

— 50 тяжелых лазерных батарей «Тэйм amp;Бак ХХ9»

— система наведения «ЛеГранд»

— сканнеры дальнего радиуса действия «Сейнар системе 5-53»

Десантные единицы:

— 12 десантных барж

— 20 танков АТВ

— 30 самоходных орудий АСТ

Летная палуба:

— 3 эскадрильи Д И-истребителей — 2 эскадрильи ДИ-перехватчиков

— 1 эскадрилья ДИ — бомбардировщиков

Посадочная палуба:

— 5 шлюпок

— 8 челноков эль-класса

— 15 штурмовых транспортов

«Звездный разрушитель» класса «Импери-ал-П» — модификация крейсера класса Импери-ал-1, несет на себе всего лишь 36755 членов экипажа, зато до 300 канониров и почти 10 000 солдат. Длина крейсера 1600 метра. Вооружение практически такое же, как и у его предшественника, отличается только меньшим количеством тяжелых лазерных батарей (50 единиц вместо 60) и легких ионных батарей (20 вместо 60), но и наличием пятидесяти тяжелых лазерных пушек.

Зукусс — ганд, потомственный «охотник за головами», вошел в Гильдию охотников вскоре после битвы при Иавине и долгое время работал в паре с Босском. Им обоим пришлось постоянно соревноваться с Бобой Феттом, и каждый раз первенство оставалось не за ними. Позднее Зукусс ввязался в сложную игру между Босском и его отцом, главой Гильдии; оба трандошана пытались уничтожить друг друга. Накопив достаточно денег, Зукусс приобрел собственный корабль — «Туманный охотник» — и взял в партнеры дроида 4-ЛОМ. Во время одной из охот жертва повредила дыхательную маску Зукусса, партнерам понадобились деньги на лечение обо, — жженных легких охотника, поэтому они стали соглашаться на любые контракты. В результате оба партнера попали в список лиц, разыскиваемых Империей. Не взирая на это, Джабба Хатт послал их с тайной миссией к Дарту Вейдеру. Зукусс и дроид прибыли в систему Хот в самый разгар сражения. Тем не менее, в последствии генерал Риеекан предложил обоим охотникам спасти Хэна Соло. Зукусс, 4-ЛОМ и еще несколько охотников сумели разыскать Бобу Фетта, но во время попытки забрать у Фетта тело капитана Соло партнеры сами оказались в плену. При прибытии на Татуин Фетт приказал Зукуссу надеть мандалорские доспехи, а дроида отключил и уложил на антигравитационные сани вместо Хэна Соло. Подручные Джаббы, обманувшись маскарадом, напали на псевдо-Фетта, что позволило Бобе получить с Джаббы большее вознаграждение, чем Хатт намеревался выплатить.

Империя — название, которое получил режим, установленный сенатором Палпатином, когда он узурпировал власть правителя галактики и ввел свой Новый Порядок. В основу Империи был положен принцип: «Править не силой, а страхом перед силой». Палпатин стал Императором и, чтобы вселить страх, создал громадную военную машину. Для укрепления своего контроля над галактикой Палпатин часто применял Темную сторону Силы.

«Инком Т-б5с А2» «крестокрыл» — одноместный истребитель с двумя крыльями, которые, раскрываясь при активации, образуют косой крест. Считается, что это увеличивает маневренность и точность огня. Каждое крыло несет на себе лазерную пушку (то есть общее количество пушек — 4). Вместо навигационного компьютера Т-65 имеет гнездо для подключения ас-тродроида серии Р2. Максимальная досветовая скорость 110 НГСС. Скорость полета в атмосфере — до 1050 км/ч.

«Крестокрыл» был сконструирован компанией «Инком» как раз до того, как Император разорвал с ней контракт, посчитав, что фирма работает по заказам Альянса. Неизвестно, было ли так на самом деле, но после потери государственных заказов компания действительно предложила свои услуги Альянсу, одновременно уничтожив сведения о своих машинах в системных базах Империи. Позднее в конструкцию «крестокрыла» были внесены кое-какие изменения, в частности — замена Р2 встроенным компьютером. В результате получилась модификация Т-65д А1.

Системы, используемые в конструкции корабля:

— мотиватор гипердрайва «Инком СВ1с-585»

— ускоритель «Инком МК1»

— 4 фузионных двигателя «Инком 4].4» (некоторые модели оборудованы двигателями 414)

— голографическая система наведения 1п-344-В

— 4 лазерные пушки «Тэйм amp;Вак 1X4» (некоторые модели вооружены пушками КХ9)

— система слежения «Фабритек АN^ 3.6»

— сенсорная система «Фабритек АЫз-5л»

— минисенсоры «Фабритек к-блакан»

— активатор крыльев

— система жизнеобеспечения «Гаке Ревайвл»

— катапультирующееся кресло «Гай денхаузер»

— ионный реактор «Новалдекс О-42»

— проектор защитного поля

— криогенные батареи

— система контроля «Торплекс Яц8.1»

— фоторецепторы «Тана Ире»

— 2x3 установки для запуска протонных торпед «Крупке МС7»

— астродроид Р2

«Крестокрыл» был сконструирован компанией «Инком» как раз до того, как Император разорвал с ней контракт, посчитав, что фирма работает по заказам Альянса. Неизвестно, было ли так на самом деле, но после потери государственных заказов компания действительно предложила свои услуги Альянсу, одновременно уничтожив сведения о своих машинах в системных базах Империи.

«Исполнитель» — крейсер «звездный разрушитель» класса Супер, флагманский корабль Дар-та Вейдера. Появление этого корабля окружает множество слухов. Многие заявляли, что крейсер был построен на верфях Фондора, другие предпочитали считать, что он — произведение компании «Куат Драйв». Тем не менее, «Исполнитель» действительно был заложен на Фондоре. Дарт Вей-дер дал крейсеру имя «Исполнитель» во время его первого пробного полета, когда была успешно уничтоена база Альянса на Лаактиене. Вейдер передал командование крейсером адмиралу Оззелю, но перед битвой на Хоте Оззель провинился. Вей-дер по личному почину казнил Оззеля, произвел капитана Пиетта в адмиралы и отдал крейсер ему под начало.

Источники трелла — глубокие скважины, ведущие с поверхности Циркарпуса V к разветвленной сети пещер. Считается, что их прорыли трелла много столетий назад.

Иавин — самая крупная планета в системе Иавин — практически непригодный для обитания газовый гигант со множеством спутников. Три из его спутников обитаемы.

Иавин IV — обитаемый спутник планеты Иавин с бурной тропической природой. Когда-то ее населяла раса массасси, которая за четыре тысячи лет до битвы на Эндоре была порабощена Экзаром Куном. По приказу Куна массасси построили огромные храмы в джунглях, чтобы сфокусировать энергию Темной стороны. Во время Великой войны ситхов, Экзар Кун сделал Иавин IV своим последним оплотом, вытянув из массасси жизненную энергию, чтобы сохранить свою душу, несмотря на смерть его тела. В результате выброс Великой Силы спровоцировал гигантский лесной пожар. Когда Улик Кель-Дро-ма через несколько лет после войны вернулся на Иавин IV, джунгли все еще не могли возродиться. Жизнь вернулась на луну спустя тысячелетие. Когда Альянс стал строить свою первую главную базу, повстанцы выбрали Иавин IV, так как система расположена вдалеке от основных населенных районов галактики. После уничтожения Ал-дераана и спасения принцессы Лейи с первой Звезды Смерти, Империя обнаружила месторасположение базы и сделала попытку уничтожить ее. Звено истребителей под командованием Люка Скайуокера сумела взорвать Звезду Смерти до того, как станция выстрелила по луне. Тем не менее, обломки Звезды Смерти обрушились на

Иавин IV метеоритным дождем, подожгли леса и опустошили большие пространства луны. Разрушения, конечно, были несколько меньше, чем в предыдущий раз, и практически всем базам удалось уцелеть. Продолжительность дня на Иа-вине IV равна 24 стандартным часам, продолжительность года — 13,2 стандартным годам.

Иавы — низкорослые, живущие в пустыне торговцы-старьевщики на планете Татуин. Эти маленькие создания имеют большие светящиеся глаза. Речь йавов трудно понять, так как язык их меняется случайным образом. Известны йавы своей врожденной трусостью. Очень немногие видели, как выглядят йавы без своих плащей цвета глины. Они — коллективные существа: небольшими группами собирают все и вся, что можно перепродать хоть кому-нибудь. Некоторые ксе-нологи полагают, что йавы имеют неорганическое происхождение. Обычно температура тела у йавов — 46,7 градусов по Цельсию.

Йансон УЭС — уроженец планеты Таанаб. Присоединился к Альянсу и быстро продемонстрировал свои способности летчика и стрелка во время службы на Тиерфоне в эскадрилье «Желтые асы». Перед битвой при Йавине заболел лихорадкой Хескена и не смог лететь. Его заменил его лучший друг Йек Поркинс, погибший в том бою, и воспоминание об этом преследовало Уэса всю жизнь. Во время битвы на Хоте служил стрелком у Веджа Антиллеса в Разбойном эскадроне.

Иода — джедай и учитель джедаев, один из самых уважаемых членов Совета Ордена. Именно Иода отказал своему ученику Куай-Гон Джинну, когда тот привел в Храм Анакина Скайуоке-ра и потребовал, чтобы мальчика начали обучать обращению с Силой. Во время уничтожения Ордена Йода скрылся на Дагоба, надеясь затеряться среди «естественного» фона планеты. Долгий период его уединения был нарушен, когда на Дагоба прилетел Люк Скайуокер.

Йюззем — раса гуманоидов с неустановленной планеты; покрыты шерстью, с очень длинными руками, обладают неустойчивым темпераментом, подвержены вспышкам ярости, не очень умны, зато сообразительны. Империя использует их в качестве грубой рабочей силы. Многие антропологи считают июзземов родственниками вуки с Кашиийка, хотя сами вуки придерживаются иного мнения.

Кал Нкай — аркона, который оставил свое Великое Гнездо после того, как другой клан разорил его. Был отловлен имперскими войсками и отправлен работать на солевые копи, где при» страстился к соли. Зная, что его увлечение обусловлено огромными запасами «наркотика», сбежал и поселился на Татуине. Работает на ферме и довольно часто посещает кантину в Мос Айсли в надежде раздобыть соли. Известен там под прозвищем Золотой глаз — из-за необычного для аркона цвета глаз.

Калриссиан Ландо — шулер, предпочитавший не задерживаться надолго в какойлибо определенной системе, хотя каким-то образом наживший себе больше друзей, чем врагов. Однажды удачная игра в сабакк принесла ему выигрыш в виде легкого кореллианского грузовика, известного как «Тысячелетний сокол». Примерно в то же самое время на планете Нар Шаддаа Ландо спас от «охотника за головами» Бобы Фетта молодого человека по имени Хэн Соло. Так как Ландо никогда не был хорошим пилотом и в качестве своеобразной платы за спасение он попросил Хэна научить его основам пилотажа. После множества опасных приключений Ландо решил, что гораздо спокойнее для него будет заняться бизнесом. Судьба снова свела его с Хэном Соло, и юный контрабандист обыграл Ландо в сабакк. На последний кон Ландо поставил любой корабль из своего небольшого торгового флота в надежде, что Соло выберет один из самых новых. Но чутье Хэна указало ему на потрепанный «Сокол». Позднее в руки Ландо попала горняцкая колония — Облачный город — на Беспине, и он стал ее администратором.

Ками — подружка Люка из Анкорхаде на Татуине. Ее семья управляла на Татуине подземным гидропонным садом и большую часть воды получала с фермы Оуэна Ларса.

Кану — божество, которому поклоняются ковей на Циркарпусе V. Отвечает, в основном, за правосудие. Кану выносит решение, основываясь на результате битвы между двумя воинами, выставленными каждой из сторон. Считается, что побеждает тот, кто представляет правую сторону, так как Кану помог ему.

Карбонит — вещество, позволяющее сжижать и надолго сохранять природные газы. В некоторых случаях его можно даже использовать как топливо. В специальных морозильных камерах карбонит смешивается с газом, а полученные бруски транспортируются как обычный груз. Дарт Вейдер первым использовал подобную морозильную камеру для заморозки живого существа.

Касс — адьютант Гранд Моффа Таркина на Звезде Смерти.

Касс — адьютант Гранд Моффа Таркина на Звезде Смерти.

Кашиийк — планета, расположенная в сек-, торе Сумитра, практически полностью покрытая джунглями, известная своей смертоносной флорой и фауной. Родной дом расы вуки, хотя некоторые легенды утверждают, что вуки переселились на Кашиийк с другой планеты. На планете четыре основных континента, разделенные океанами, и множество архипелагов. На экваторе — небольшой район пустынь. Вуки живут в больших городах, расположенных на деревьях, это уберегает их от хищников, обитающих в нижнем ярусе леса. Вуки считают, что их леса делятся на семь уровней, и жизнь на каждом зависит от количества света, проникающего сквозь листву. На нижних уровнях — соответственно первом, втором и третьем — растут фосфоресцирующие растения, обеспечивающие эти уровни собственным светом. Вуки никогда не спускались ниже четвертого уровня.

Период обращения Кашиийка вокруг своей оси составляет 26 стандартных часов, период обращения вокруг солнца — 381 стандартный день. У Кашиийка три спутника.

Кеноби Оби Ван (Бен) — родители его были среднего достатка и поэтому достаточно спокойно согласились, чтобы их сын обучался в Ордене джедаев. Несмотря на то, что учение давалось ему легко, его чуть было не отчислили, так как никто из магистров не хотел брать его учеником. Наконец, после долгих уговоров один из самых известных рыцарей Куай-Гон Джинн согласился сделать его своим падаваном. После того, как Куай-Гон привел на Совет Ордена юного Анаки-на Скайуокера, между учителем и учеником отношения резко обострились, так как КуайГон объявил, что ему больше нечему учить Кеноби. После гибели Куай-Гон Джинна на Набу, Оби-Ван, выполняя волю магистра, стал учителем Ана-кина. Через тридцать два года после этих событий Оби-Ван, сменив имя, жил отшельником на Татуине до тех пор, пока Р2Д2 не принес ему просьбу о помощи от принцессы Лейи. Оби-Ван заручился поддержкой сына Анакина, Люка Скайуокера, но во время спасения принцессы погиб на борту Звезды Смерти от рук Дарта Вейдера.

Кессель — вторая и единственная пригодная для заселения планета в одноименной системе, расположенная далеко на Внешних Территориях. Имеет один спутник. Время обращения вокруг звезды 322 дня. Длительность суток — около 26 стандартных часов. Естественной атмосферы на Кесселе нет, ее пришлось создавать и поддерживать искусственно. В ближайшем тысячелетии Кессель должен быть захвачен и поглощен расположенной неподалеку черной дырой Мау. На Кесселе имеются огромные запасы спайса. Империя использует Кессель как каторжную колонию, заключенные которой работают на копях. Им приходится добывать спайс практически в абсолютной тьме, чтобы не активировать его. Имперский гарнизон расположен на спутнике Кес-селя.

Кии — йюззем, по глупости подписавший кабальный контракт на работу в имперских копях на Циркарпусе V. Вместе со своим соплеменником Хином устроил беспорядки, был заключен в тюрьму, но сбежал оттуда и отвправйлся в храм Помойемы с Люком и Лейей. Был убит в храме, попробовав померяться силами с Дартом Вейдером.

Кливиан Дерек — пилот Альянса с планеты Раллтийр, известный среди друзей под прозвищем Хобби. Дерек служил вместе с Биггсом Дарклайтером под началом капитана Хелиеска на борту «Ранд Эклиптик», откуда дезертировал вместе с другими офицерами и присоединился к повстанцам. Позже Дерек был приписан на базу «Эхо» на Хоте и летал вместе с Разбойным эскадроном Веджа Антиллеса. Долгое время считалось, что он погиб во время битвы на Хоте, но к изумлению своих товарищей обнаружился на одной из баз Альянса через некоторое время после событий на Хоте.

Ковей — раса незкорослых, покрытых мехом гуманоидов с Циркарпуса V. Считается, что они дальние родственники мимбанитов, но в отличие от тех у ковей мех серый, а не зеленый. Живут под землей в колодцах трелла. Примитивны, но легко обучаются новшествам.

Комменор — планета, расположенная практически на границе Центральных миров вблизи системы Корелл. Торговый пост и космопорт.

Коммеркан — животное, выращиваемое на мясо.

Кореллия — планета расположена в системе звезды Корелл. Кроме нее в системе есть еще четыре обитаемые планеты, иногда называемые Пятью братьями. Кореллия часто упоминается как Старший брат. Кореллия — весьма привлекательный мир, фермы и небольшие юрода расположены среди пологих холмов, полей и лугов. Стоит взглянуть на Золотые пляжи, город Бела Вистал, столицу Коронет, расположенную на берегу моря. В отличие от других больших городов в Коронете много открытых пространств; небольшие здания и торговые залы разделены парками и площадями. Правительство располагается в двенадцатиэтажном Доме Короны, когда-то бывшем резиденцией генерал-губернатора сектора Микамбер-лекто.

Несмотря на то что три кореллианские расы (люди, селониане и дроллы) свободно перемешаны в Коронете, сосредоточивание основной власти Империи привело к сепаратистским настроениям и возникновению прочеловеческих партий вроде Лиги Человека. Под поверхностью планеты находятся обширные сети туннелей, выстроенных тысячи лет назад; к них обитают многие селониане. В нескольких подземных пещерах, датированных дореспубликанской эпохой, недавно начались археологические раскопки. Внутри древнего комплекса обнаружен огромный планетарный пульсатор, с помощью которого планету можно было передвинуть с нынешней орбиты в неизвестном направлении. Когда-то Кореллия управлялась королевской семьей, но через три столетия после того, как Беретон-э-Соло принес демократические идеи, стала республикой.

Космопорт Мос Айсли — функционирующий по всем стандартам космопорт, состоящий из не слишком большого числа забитых песком посадочных доков. В космопорте также имеется своя кантина.

«Коэнсайр БТЛ-А4» — практически все корабли БТЛ компании «Коэнсайр» носят не слишком романтичное название «кос-тыль» из-за конфигурации фюзеляжа: двойной пульсаци-онный двигатель расположен позади кокпита. Самые известные разработки — это БТЛ-А4, шестнадцатиметровый одноместный истребитель-бомбардировщик дальнего действия, и БТЛ-СЗ, двухместный истребитель. Оба развивают досве-товую скорость до 80 НГСС и до 1000 км/ч в атмосфере.

Системы, используемые на корабле:

— система жизнеобеспечения «Гаке Ревайвл»

— астродроид Р2

— ионный реактор «Тиодин О-ЗЯ»

— 2 лазерные пушки «АрМек 5У4»

— 2 лазерные пушки «Тэйм amp;Вак КХ5»

— система наведения «31 557 Куикскан»

— мотиватор гипердрайва «Коэнсайр ЯЗОО-С»

— 2 ионных двигателя «Коэнсайр Я200»

— криогенные батареи

— генератор «Новалдекс»

— сенсорная система «Фабритек А№-5д»

— следящий компьютер «Фабритек АЫс-2.7»

— 2x4 установки для запуска фотонных торпед «Аракид Флекс»

Крайт-драконы — крупные рептилии, обитающие на Татуине, желтоватокоричневые по окрасу. Голова крайта увенчана короной из пяти рогов, на хвосте растут длинные шипы. Передвигаются крайты на четырех массивных лапах. Единственный способ убить крайта — это пронзить центральный нервный узел. Убийство крайта входит в ритуал инициации у тускенов.

Кристалл Кайбурр — камень красного цвета, способный усиливать восприимчивость к Великой Силе. Как правило, он помогает вылечивать болезни и даже смертельные ранения. Предполагают, что именно с его помощью жрецы По-мойемы производили чудеса с исцелением. В легендах Ордена джедаев можно найти упоминание о том, что лучше всего при создании лазерного меча использовать именно кристаллы кайбурр.

Лазерный меч — традиционное оружие ры-царей-джедаев. Состоит из цилиндрической рукояти, в которой спрятан механизм клинка. Собственно, название «лазерный меч» не совсем точное — клинок меча представляет из себя короткий луч чистой энергии. Считалось, что каждый падаван должен сам сделать себе оружие, что доказывало его готовность. Механизм меча достаточно прост, гораздо сложнее подготовить его детали, хотя говорят, что любой магистр Ордена может создать меч дня за два.

Ларc Оуэн — приемный дядя Люка. Оуэн был младшим братом Оби-Ван Кеноби, и поэтому от него ожидали, что он будет достоен величия своего брата. Такое давление не пришлось Ларсу по вкусу, поэтому он с молодой женой, Беру Вет, отправился на Татуин, где обзавелся влагодобываюшей фермой. Когда несколько лет спустя появился Оби-Ван, с просьбой взять на воспитание младенца Люка Скайуокера, Оуэн отказался, но Беру удалось убедить его, что все будет хорошо. Оуэн вырастил Люка как собственного сына, привив мальчику честность и привычку к тяжелой работе. Он сумел удержать Люка в неведении относительно того, кто он на самом деле, потому что чувствовал, что Империя лишь испортит юношу. Оуэн был человеком угрюмым и строгим хозяином, вечно упрекавшим Люка, что тот отлынивает от работы, чтобы повалять дурака с приятелями. Когда Люк на сэкономленные кредиты решил купить флаер, Оуэн отправился с ним, дабы того не обманули. Он также купил Люку «прыгун» Т-16 и вместе с юношей поддерживал его в исправном состоянии. Оуэн был убит отрядом штурмовиков, выслеживавших дроидов Р2Д2 и ЦЗПО: не найдя на ферме роботов, имперцы уничтожили ее и убили хозяев.

Лобот — киборг, помощник управляющего в Облачном городе на Беспине. Первую половину жизни бурно прожил среди низших слоев общества, пока не был пойман на воровстве баронессой Эллисой Шалленс. Баронесса, занимавшая в те времена пост управляющего колонией, предложила Лоботу выбор между длительным тюремным заключением и пожизненной службой в Облачном городе. Баронесса понимала, что только дроид или киборг может осуществлять успешное управление городом, поэтому Лоботу пришлось стать киборгом. Специальная аппаратура усиливает его умственные способности и позволяет подключаться напрямую к центральному компьютеру города. Тем не менее, операция затронула речевые центры головного мозга, поэтому обычно Лобот ограничивается односложными фразами. Он начал работать в Облачном городе за пятнадцать лет до падения Старой Республики. Когда Ландо Калриссиан вызвал администратора Рай-нора на игру в сабакк, предложив поставить на кон колонию, Лобот негласно помог Калриссиа-ну выиграть, так как предыдущий администратор его не устраивал.

Массасси — народ, обитавший когда-то на Иавине IV. У них была сероватозеленая гладкая кожа и крупные светящиеся глаза. Когда Экзар Кун прибыл на Иавин в поисках предметов, обладающих Темной Силой, массасси находились на примитивной стадии развития (ситхи описывали массасси как дикий народ, происходящий от самих ситхов). Кун поработил их и заставил выстроить храмы — точки средоточения Силы. Во время попытки Куна победить рыцарей-дже-даев массасси были уничтожены.

Механик — один из друзей Люка в Анкор-хаде на Татуине, он работал наладчиком на Станции Тоше. На Татуине ему принадлежала энергостанция. Позднее Ками вышла за него замуж, и они жили в старом поместье Дарклайтера.

Мимбан — местное название Циркарпуса V.

Минокки — крылатые паразиты, силиконовая форма жизни. Минокки живут стаями в открытом космосе, прилепляются к пролетающим кораблям и питаются энергией их генераторов. Затем они находят астероид для того, чтобы вывести потомство. Размножаются минокки делением. Происхождение их точно не известно.

Моc Айсли — один из главных городов на Татуине, здесь также находится один из основных космопортов планеты. Росту Мос Айсли способствовала близость Татуина к существующим космическим маршрутам, чем не преминули воспользоваться компании космических перевозок и отдельные личности, понявшие выгоды подобного расположения планеты. Во время Галактической гражданской войны Джабба Хатт использовал Мос Айсли в качестве базы своих операций. Однажды Бен Кеноби охарактеризовал Мос Айсли как «… гнусное логово мерзавцев и преступников».

Мотти — имперский адмирал из штаба Тар-кина. Неприятель Таркина.

Мофф — имперский губернатор, представитель власти в одном из секторов Галактики. Наместники на планетах ответственны перед Моф-фом. Каждый Мофф содержит небольшую армию для поддержания порядка в секторе.

НГСС — Новая Галактическая Световая единица Скорости — современный стандарт измерения досветовой скорости космических кораблей. 1 НГСС составляет приблизительно 0,85 км/с.

Нетт Терон — контрабандист с Орд Ман-телл, присоединился к Альянсу незадолго до битвы при Йавине. Стал одним из лучших летчиков-истребителей Альянса. Ведомый у командира «красного» звена Гарвена Дрейса. Погиб в бою, прикрывая Дрейса.

Нида Лортт — капитан Имперского космического флота, ближайший помощник адмирала Оззеля. Во время событий в системе звезды Хот капитан Нида, командовавший крейсером «Возмездие», преследовал «Тысячелетний сокол» в астероидном поле. Погиб от руки Дарта Вейдера.

Ночной ползун — 1. Насекомое на Татуине; 2. Согласно легендам вуки, тварь, обитающая на самом нижнем уровне леса на Кашиийке, высасывающая кровь и душу своих жертв.

Ночной ползун — 1. Насекомое на Татуине; 2. Согласно легендам вуки, тварь, обитающая на самом нижнем уровне леса на Кашиийке, высасывающая кровь и душу своих жертв.

Облачный город — колония по добыче газа тибанна на Беспине, выстроенная Экклессисом Фиггом. Довольно большой город, плавающий в верхних слоях атмосферы Беспина, примерно в 60 км над поверхностью планеты. Платформа города — 16 км в диаметре — поддерживается в воздухе кольцом антигравитационных двигателей. В городе 392 уровня, общая высота юрода 17 км. Ландо Калриссиан стал администратором Облачного города вскоре после битвы при Иави-не. Дарт Вейдер после неудачной попытки захватить там Люка Скайуокера оставил в Облачном городе имперский гарнизон.

Оззель — адмирал Имперского военного флота. Оззель был председателем трибунала, решением которого кадет Хэн Соло был с позором изгнан из армии после того как нарушил приказ офицера и освободил раба-вуки. Позднее командовал крейсером «Исполнитель», что позволило имперскому командованию приглядывать за действиями Вейдера. Неизвестно, узнал ли об этом Вейдер, но во время рейда в систему Хот он воспользовался ошибкой Оззеля и собственноручно убил шпиона.

Озерный дух — бесформенное, светящееся существо, живущее в подземных озерах на Цир-карпусе V. Передвигается при помощи псевдоподий. Достоверно о нем известно лишь то, что оно, находясь под водой, выделяет воздух, так как Люк и Лейя видели пузырьки на поверхности воды, когда Озерный дух проплывал под их импровизированной лодкой.

«Опустошитель» — ударный крейсер серии «звездный разрушитель» класса «Империал-1», долгое время был флагманом флота и личным кораблем Дарта Вейдера до битвы на Иа-вине. Именно «Опустошитель» взял на абордаж, а затем уничтожил королев-скую яхту семьи Органа, на которой принцесса Лейя перевозила чертежи Звезды Смерти. До Вейдера крейсером командовал Тион, уничтоживший на нем базы Альянса на Раллтиире.

Орд Мантелл — планета, на которой Хэн Соло незадолго до битвы на Хоте имел незабываемую встречу с несколькими «охотниками за головами», в том числе и с Бобой Феттом. Цивилизация на Орд Мантелл известна своими гибкими и снисходительными законами.

Отуверг — овощ, из которого часто готовят гарнир к бифштексу из коммеркана.

Падаван — название, принятое в Ордене джедаев, для обозначения молодых людей, обучающихся Силе при одном из магистров. Во времена Старой Республики все существа, у которых при рождении была обнаружена связь с Силой, отвозились в Храм на Корусканте, где они росли и учились. Они оставались там до тех пор, пока кто-нибудь из магистров не брал их своим падаваном или им не исполнялось тринадцать лет, после чего, если Совет решал, что у ученика не хватает сил и таланта стать рыцарем, их отсылали обратно. Падаванов отличали по коротко остриженным волосам и пряди волос, заплетенной в косичку. Длина косички отмечала время обучения.

Песчаный краулер — громадное неуклюжее сооружение, передвигающееся на четырех гусеницах, песчаный краулер использовался йа-вами как транспортное средство и склад. Изначально они были кореллианскими грузовиками-рудовозами, привезенными на Татуин первопоселенцами. Колонисты предполагали отыскать под песками пустыни полезные ископаемые, которые должны были обеспечить их как рудой для промышленности, так и будущим благосостоянием. Но Татуин оказался весьма беден рудными ископаемыми, вдобавок обладавшими необычными магнитными характеристиками. Поэтому после разрушения космической станции «Тату-III», рудовозы были брошены на произвол судьбы. Они были захвачены различными кланами йавов, которые использовали их для передвижения через пустыню.

Пиетт — офицер имперского флота, которому удалось сделать короткую, но безупречную карьеру. Из капитанов он был переведен сразу в адмиралы лично Дартом Вейдером, который отдал ему под командование флагман «Исполнитель» после «смещения» предыдущего командира корабля.

Повелитель Тьмы — самые талантливые и обученные из ситхов становятся Повелителями Тьмы; этот титул является неким эквивалентом магистра у рыцарейджедаев. Закон ситхов гласит, что может быть лишь один Повелитель Тьмы. Ранее ритуал посвящения проводился так — кандидата помещали вместе с ядовитыми насекомыми, и он должен был выжить, используя магию ситхов. Шрамы от укусов насекомых оставались как метка на всю жизнь. Впервые ритуал был нарушен Нага Садоу, который самолично провозгласил себя Повелителем после смерти Марки Рагноса. Последним и истинным Повелителем Тьмы считается Дарт Вейдер.

Помойема — божество, представляемое в виде крылатого гуманоида с когтями на руках и ногах; у него раскосые глаза, но нет ни рта, ни носа. Практически неизвестна сфера деятельности Помойемы, но считается, что жрецы с его помощью могли врачевать даже самые серьезные ранения и болезни.

Понда Баба — аккуалиш, напавший на Люка Скайуокера в кантине Мос Айсли. Был известен как средней руки контрабандист, так и не поднявшийся до высших слоев в их сообществе. Какое-то время работал на Иоттеля Мерритта. На планете Труузданн повстречался с доктором Эва-заном. Эти двое решили, что самое время оттягать у Хэна Соло его обычные маршруты для контрабанды, перекупили его права у Джаббы Хатта (о чем Хэн так и не узнал), — и явились в кантину поставить в известность Соло. То ли они не знали Хэна в лицо и перепутали с ним Люка, то ли по иной причине, но вместо ссоры с Хэном, они затеяли драку с Люком. На помощь тому пришел Оби-Ван Кеноби, и поле битвы осталось за ним.

Поркинс Йок — уроженец Бестина IV, свободный торговец, настолько рассердившийся на Империю за то, что она захватила его родную планету, что немедленно вступил в Альянс. Он не собирался вылетать в битве при Йавине, но УЭС Янсон слег с лихорадкой, и Поркинс заменил его. Погиб в бою.

«Раб-1» — личный корабль «охотника за головами» Бобы Фетта, модифицированный пат-рульно-исследовательский корабль, построенный на верфях «Куат Драйв». От изначального дизайна корабля мало что осталось, так как изменения по просьбе Фетта вносил сам Куат. Внешняя оболочка корабля была усилена дополнительной броней и силовой защитной установкой. К тому же броня сделана из специального сплава, в результате чего «Раб-1» практически не заметен на радарах. Корабль вооружен мощным лучом захвата, торпедной установкой и парой сдвоенных лазерных пушек; правда среди определенного круга людей и существ ходят упорные слухи о скрытых ионных пушках. Субсветовые двигатели позволяют развить с места высокую скорость, что снижает маневренность корабля, зато увеличивает вероятность поимки жертвы. О внутреннем устройстве корабля сведения скудные. Известно только, что его довольно большой трюм разделен на камеры. По заказу Фетта было построено несколько точных ко-пий корабля.

Системы, используемые на корабле:

— субсветовый двигатели «Инженерные Системы Куата» модель Р-31

— генераторы К5Е Х-Р-16

— мотиватор гипердрайва

Разбойный эскадрон — изначально неофициальное прозвище эскадрильи «крестокрылов» Т-65, которые участвовали в атаке на Звезду Смерти. После битвы на Хоте так стал называться группа из двенадцати пилотов под командованием Веджа Антиллеса. За годы Галактической гражданской войны Разбойный эскадрон заслужил репутацию элитного.

Риеекан Карлист — командующий базой «Эхо» на Хоте. Родом с Алдераана, Риеекан вступил в республиканскую армию в семнадцать лет. Позже присоединился к Альянсу. Ему посчастливилось улететь с инспекцией на спутник Де-лайя, когда Звезда Смерти разрушила Алдераан. Риеекану было известно о существовании боевой станции, но он не мог передать сообщение о ее передвижении к планете, так как считал, что этим раскроет агентурную сеть повстанцев. Этот эпизод оказал сильное психологическое воздействие на генерала Риеекана.

Рилотт — планета, расположенная во внешних территориях, населенная расой тви'лекков. Планета обращается вокруг своей звезды таким образом, что одна ее сторона все время освещена, а на второй царит ночь. Это сухой, каменистый мир с очень разреженной атмосферой. Залежи рилла, разновидности спайса, известны на всю Галактику.

Родиа — когда-то богатая лесами и живностью планета в системе Тириус, но практически полностью опустошенная своими жителями. На планете построено высокотехнологическое общество.

Родианцы — жители планеты Родиа, гуманоиды с фасеточными глазами, хоботком и подвижными остроконечными ушами. Кожа роди-анцев обычно зеленая. Они мало отличаются друг от друга, поэтому у остальных народов возникают трудности в общении с ними. Когда разведчики Старой Республики впервые появились на их планете, родианцы встретили их, вооруженные до зубов.

Ромоди — самый старший имперский офицер, служивший на Звезде Смерти под началом Уиллхуфа Таркина. Поддерживал план Вейдера найти и уничтожить основную базу Альянса.

Рососпинники — крупные ящеры, живущие в пустынях Татуина и Бриека, получили свое название из-за пота, который выступает на их шкурах во время отдыха. Похожий на росу пот собирается в чешуйках на их спинах. Большую часть времени рососпинники проводят в одиночестве, но каждый год они собираются на пустошах Юя-дланда для того, чтобы спариться и отложить яйца. Более проворные и поворотливые, чем банты, рососпинники используются как ездовые животные. Они легко приручаются, но в брачный сезон их все равно надо выпускать на волю. Днем рососпинники весьма активны, но холодными ночами они становятся вялыми и малоподвижными.

Сабакк — карточная игра, распространенная по всей Галактике. Колода карт для сабакка состоит из сорока четырех стандартных карт четырех мастей (монеты, фляги, мечи и шесты), четырех старших карт каждой масти (Командующий, Госпожа, Повелитель и Туз) и восьми карт старшего аркана. Стандартные карты имеют достоинство от одного до одиннадцати. Старшие карты от двенадцати до пятнадцати соответственно. Карты старшего аркана имеют собственный подсчет очков и называются Идиот (0), Королева Воздуха и Тьмы (+/-2), Выносливость (+/-6), Равновесие (+/-8), Кончина (+/-11), Сдержанность (+/-13), Злоба (+/-15), Звезда (+/-17).

Существуют неклассичесмкие колоды, куда входят Случай, Риск, Спутник, Колесо, Поврежденный космический корабль. Смысл игры в том, чтобы набрать двадцать три очка с плюсом или минусом. При количестве очков больше двадцати трех, ноль или больше минус двадцати трех игрок считается «разбомбленным». Игра идет в несколько кругов, ставки делаются на каждом круге.

Саен — бранное слово на языке ковей, изве-стное Халле; относится к табуированной лексике. Халла посоветовала Люку Скайуокеру воспользоваться им во время ритуального боя с ковей, но солгала, сообщив, что оно означает что-то вроде «сдаюсь».

Светлая сторона Силы — упрощенно говорят, что Сила имеет две стороны, уравновешива — ющие друг друга, темную и светлую. Изучение светлой стороны требует больше времени и сил, но она не высасывает жизненную энергию из тех, кто учится управлять ей, как это делает темная сторона.

Сенат — орган управления Старой Республики, сохранившийся в Империи. Представлял собой собрание сенаторов с главных планет Старой Республики. Сенат принял большинство законов, укреплявших и сохранявших Республику. В числе его самых видных деятелей — сенаторы Гарм Бел Иблис, Мои Мотма и Бэйл Органа (основатели Альянса за восстановление Республики), Лейя Органа, Палпатин. Когда различные фракции, желавшие низвергнуть Старую Республику, обратились с предложениями к Палпатину, он воспользовался их поддержкой, чтобы воплотить мечту об установлении своего Нового Порядка. Когда Палпатин почувствовал, что Сенат становится помехой его планам, он распустил его. Произошло это незадолго до Битвы при Иавине.

Сенеска Зев — вырос на станции Кестик возле Бестина. Как и его родители, он симпатизировал Альянсу и снабжал повстанцев оружием. Когда Империи стало известно, откуда поступает вооружение, крейсер «Беспощадный» уничтожил станцию. Зеву удалось спастись, и он вскоре присоединился к Альянсу в качестве пилота. Во время эвакуации базы на точке Алис пилот Сенеска в одиночку справился с тремя ДИ-истребителями. Погиб во время битвы на Хоте.

Сила — класс энергетических взаимодействий, существующая во всех формах жизни в галактике. Обычно считается, что есть две стороны Силы — светлая и темная, но это редкостное упрощение. Сила имеет множество «сторон», она связывает все существующее в огромную паутину. Считается, что Сила обусловлена наличием в клетках симбиотических существ — миди-хлориал: чем больше, тем лучше контакт с Силой. Тем не менее, одно лишь присутствие мидихлориан не означает полный контроль над Силой, этому нужно напряженно и долго учиться. Совет Ордена дже-даев счел, что лучше всего начинать учение в самом раннем возрасте — до полутора лет — и выработал систему для обнаружения детей с высоким содержанием мидихлориана во время их рождения. С разрешения родителей Орден забирает таких детей для обучения. Все, кто старше полутора лет, уже обладают установившемся взглядом на жизнь, определенными физическими способностями, поэтому считаются неспособными завершить обучение и пустой тратой времени. Исторически сложилось, что самыми умелыми в использовании силы являются рыцари-джедаи. Как правило, они пользуются тремя базовыми техни-ками: контролем (манипуляция внутренней силой субъекта), ощущением (определением проявления Силы во внешнем мире), изменением (воздействием на объекты с помощью Силы). Использование одной из трех техник или любых комбинаций позволяет производить множество действий с помощью Силы.

Система Циркарпус — система, состоящая из четырнадцати планет, пять из которых обитаемы. На Циркапусе V (или Мимбане) расположена секретная база Империи. На Циркапусе XIV — база повстанцев. Поэтому население остальных планет старается не выказывать симпатий ни Альянсу, ни Империи.

Ситхи — древняя раса насекомовидных гуманоидов с черно-красной кожей и венчиком небольших рожек, жившая в удаленном секторе древней галактики. Их общество было разделено на кланы: рабы, воины и маги. Они знали понятие Силы, но склонялись к темной ее стороне и почитали Темных джедаев как богов. Когда Орден обнаружил их, многие из их учений были записаны и вместе с книгами переданы в Библиотеку для изучения. Орден надеялся найти в них разгадку, как избежать темной стороны. Тем не менее многие джедаи увлеклись этими учениями, найдя в темной стороне свою прелесть. Они восстали против своих учителей, но были еще недостаточно сильны, чтобы победить их. Темные джедаи были изгнаны из Старой Республики и решили скрыться в землях ситхов. В течение тысячелетий они жили среди ситхов, пока настоящих ситхов не осталось совсем мало. Одним из первых Повелителей Тьмы стал Марка Рагнос, его сменил Нага Садоу. Последним из истинных считается Фридон Надд — Ры-цари-джедаи захватили его на Ондероне и заключили там в темницу. Душа Надда переселилась в Экзара Куна, который со временем сам стал Повелителем. С тех пор слово ситх стало обозначать члена Темного братства. Всего ситхов было около пятидесяти, но в междоусобицах они практически уничтожили друг друга. Остался лишь один повелитель ситхов — Дарт Бэйн. Он дал клятву, что ситхи больше никогда не исчезнут из Галактики, но установил правило, по которому может существовать только один повелитель и один его ученик. Когда учитель уходит, ученик становится повелителем и выбирает собственного ученика. Так было до тех пор, пока Дарт Сидиус не потерял Дарта Маула, убитого Оби-Ван Кеноби в битве на Набу. Десятилетия спустя Император Палпатин провозгласил последним Повелителем ситхов Дарта Вейдера, хотя потомки древних ситхов считают Вейдера своим повелителем и без указов Императора. Многие древние амулеты, оружие и книги, созданные ситхами, хранятся на различных мирах Галактики, хотя Орден джедаев сделал все возможное, чтобы уничтожить само упоминание о ситхах.

Скайуокер Люк — сын Анакина Скайуоке-ра, усыновленный Оуэном Ларсом и Беру Бет;

Снеголет — модифицированный под зимние условия двухместный флаер «Инком Т47». Стандартный кокпит был заменен кокпитом от «Ко-энсайр БТЛ-А4». Вооружен тяжелыми лазерными пушками (по одной на каждое крыло). Оснащен крепежным гарпуном. Внесенные изменения в конструкцию снизили потолок Т-47 до 175 км.

Соло Хэн — ранние годы жизни Хэна покрыты тайной, хотя почти все источники соглашаются, что он был сиротой. Согласно одному из них, в детстве Хэн стал без своего согласия членом криминального картеля, где впервые встретился с вуки и выучил их язык. Хэн сбежал из картеля и записался в Имперскую Академию. Там он считался одним из лучших и даже обратил на себя внимание сенатора Гарма Бел Ибли-са, так как, поспорив с друзьями, написал ему письмо, в котором поднимал вопрос о растущей ксенофобии в Сенате и коррумпированности Старой Республики. С отличием окончив Академию, Хэн начал карьеру офицера Имперского флота и неплохо продвигался вверх по служебной лестнице вплоть до инцидента, когда во время одной из миссий он спас жизнь рабу-вуки по имени Чубакка. Вуки поклялся, что его жизнь отныне принадлежит Хэну и что он всегда будет рядом с ним. Хэна же с позором выставили из армии (сам он предпочитает говорить о дезертирстве). Как бы то ни было, и ему, и вуки пришлось бежать от эмиссаров Империи. Несколько лет Хэн пытался избавиться всяческими способами от Чубакки, который постоянно следовал за ним и поддерживал в любом начинании, даже если считал, что его спаситель поступает неправильно и берется за худшую из работ, какую только мог придумать. В конце концов, Хэн осознал, что вуки выплачивает ему «долг жизни» и что с этим теперь уже ничего не поделать. Поэтому он просто решил считать Чубакку частью своей жизни. Кстати, Хэна наградили вторым кореллианским знаком отличия — за храбрость и спасение вуки. Неизвестно, когда, где и за что он заработал первый орден. Вскоре после знакомства с Чуй, Соло начал карьеру контрабандиста. Он выиграл в сабакк (по некоторым источникам украл) легкий корелли-анский грузовой корабль у своего друга и иногда нанимателя Ландо Калриссиана. Хэн и Чуй модифицировали корабль, превратив его в один из самых мощных и быстрых в Галактике. Когда Империя начала набирать силу, Хэн и Чуй перебрались в так называемых Корпоративный сектор, обширную область Галактики, пока еще не тронутую Империей. Хэн был одним из многих пилотов, решившихся на пролет по Дуге Кессе-ля. Хэн летал по этому маршруту еще много раз, один раз даже с рекордными показателями, хотя этот полет чуть было не стоил ему жизни. В одном из полетов по Дуге Хэн нарвался на имперские корабли и был вынужден бросить груз, принадлежащий Джаббе Хатту. В надежде заработать денег, чтобы выплатить долг Джаббе, Хэн пришел в кантину в Мос Айсли, где познакомился с ОбиВан Кеноби и Люком Скайуокером. Он подрядился отвезти их на Алдераан, но путешествие вылилось в спасение принцессы Лейи Органы и участие в налете на Звезду Смерти, во время последнего Хэн расстрелял ведомого Дарта Вейдера и подбил корабль самого Вейдера, когда те преследовали истребитель Люка. Некоторое время после битвы при Йавине Хэн провел в Альянсе и даже получил звание генерала, хотя относился к нему с юмором и предпочитал, чтобы к нему обращались «капитан Соло». После событий на Орд Мантелл, Хэн вновь вспомнил о своем долге Джаббе, но в результате попал в Облачный город, где встретился со своим старым другом Ландо и был сдан им Дарту Вейдеру. Вейдер распорядился опробовать на Хэне карбонитовую камеру. После чего отдал его «охотнику за головами» Бобе Фетту, который увез Соло на Татуин.

Спайс — вещество, настолько редко встречающееся в Галактике и настолько высоко ценящееся, что его запасы и добыча строго контролируются.

Основной источник спайса — копи на Кессе-ле. Спайс, добываемый там, называется глиттер-стим. Вторая разновидность спайса — рилл — добывают на Рилотте. Обе разновидности используются в медицине.

Спасательная капсула — любой небольшой космический челнок одноразового использования, используемый для эвакуации с корабля в случае необходимости. Могут быть от трех до пятнадцати метров длиной и могут вмещать в себя от одного до пятидесяти человек. Могут развивать досветовую скорость до 80 НГСС, что позволяет им обогнать корабли преследования. Капсулы Фаберштейн-Лаго, используемые на кореллианских корветах экипированы следующим образом:

Системы, используемые в конструкции корабля:

— сенсоры широкого радиуса действия Паке Хустана и маяк;

— 4 пиропатрона;

— ферро-магниевая керамическая броня.

Стандартное времяисчисление — для унификации времяисчисления на различных планетах используются так называемые «стандартный час» и «стандартный год», равные соответственно часу и году на Корусканте, центральной планете Галактики. То есть в стандартном часе шестьдесят минут и двадцать четыре часа в стандартном дне. Стандартная неделя насчитывает пять дней, а в стандартном месяце семь недель. Плюс три праздничные недели и три праздничных дня, что в сумме дает год из десяти месяцев — 368 дней.

Стилкрет — сверхтвердый и сверхпрочный строительный материал.

Т-16 «небесный прыгун» — трехкрылый треугольный корабль пяти метров в длину, построенный фирмой «Инком» для планетарных перевозок. По управлению сходен с Т-65 «крес-токрылом». Оборудован ионным двигателем Е-16/х и двумя пульсационными двигателями ОС]-45, что позволяет ему развивать крейсерскую скорость в 1200 км/час. Потолок полета 300 км. «Прыгун» вооружен только парализаторами, которые тем не менее можно легко заменить на лазерные и пневматические пушки, защитного поля у него нет.

Тагге — имперский командующий, служил у Таркина на Звезде Смерти штабофицером. Тагге был обеспокоен ростом Альянса и исчезновением чертежей станции, так как был осведомлен о некоторых изъянах конструкции. Тем не менее, ему не хватило смелости доложить об этом начальству. Прочие офицеры считали Тагге выскочкой. Тагге погиб вместе с экипажем Звезды Смерти.

Таркин Уиллхуф — несмотря на то что сведения о происхождении и ранних годах службы Таркина крайне скудны, известно, что Уиллхуф Таркин сделал блестящую карьеру в Имперском флоте, прежде чем предложил вниманию Императора Палпатина печально известную доктрину «Править страхом». Его продвижение по служебной лестнице происходило без особых взлетов, но и без падений; будучи капитаном, взял на себя инициативу и командовал Бойней на Гормане, за что получил должность Моффа. Вскоре был назначен Гранд Моффом Внешних территорий. Хитрость и коварство Таркина ярко проявились при работе на комплексе Мау, секретной военной лаборатории, где была сконструирована Звезда Смерти. Палпатин отдал Звезду под его командование в надежде подавить волнения на Внешних территориях. Под влиянием своих амбиций Таркин отказался эвакуировать станцию во время битвы при Йавине и погиб при взрыве Звезды Смерти. В официальном имперском некрологе извещалось о смерти Таркина при катастрофе космического челнока на таллаанских верфях.

Татуин — планета-пустыня, вращающаяся вокруг двойной звезды Внешнего края возле миров Рилотт и Пирокет. Татуин расположен вдалеке от основных галактических маршрутов. Зато он занимает удачное место для контрабандистов и гангстеров всех мастей. Желтые звезды, входящие в состав системы, называются соответственно Тату! и Тату2. Планета имеет два спутника. Столетиями Татуин был местом орбитальных разборок различных бандитских группировок, так что поверхность планеты буквально завалена обломками древних космических кораблей, погребенных под песками пустыни. Официально Татуин колонизирован несколько сотен лет, зато может похвастаться двумя различными расами аборигенов: надоедливыми, суетливыми йавами и яростными кочевниками тускенами, обычно называемыми Песчаными людьми. Животная жизнь Татуина крайне скудна. Банты, рососпинники, вомпы, песочные мушки, ко-стежорки, каменные пиявки, дюнные ящеры, песочные змеи, скалмиты, пернатые ящерицы, песочные прыгуны, мивйты, а также сарлакк, которому по слухам, требуется тысяча лет, чтобы переварить свою добычу. Также на Татуине водятся крайт-драконы. Многие охотятся на них, чтобы получить бесценные камни гиззард, известные как драконий жемчуг. Многие колонисты работают на фермах по добыче влаги (конденсируют воду из воздуха при помощи влагоуловителей), а также разводят фрукты деб-деб и пика.

Таунтаун — уникальное животное с планеты Хот, сочетающее признаки рептилий и млекопитающих теплокровных. Живут стадами, питаясь мхом, мелкими грызунами и ледяными червями. Могут покрывать большие расстояния, очень выносливы и хорошо защищены от холода. На ночь укрываются в пещерах.

Темная сторона Силы — принято считать, что у великой Силы существуют две стороны, обычно уравновешивающие друг друга — светлая и темная. Темная сторона более привлекательна, так как обучающийся легко достигает высот в познании ее. Но темная сторона — жестокий учитель, поскольку взамен легкости обучения она требует отказа от прежней личности ученика. Знания и навыки здесь так же передаются от учителя к ученику, но темная сторона требует, чтобы ученик полностью уничтожил своего учителя в доказательство своих способностей.

Терминатор — тип дроидов, запрограммированных на поиск и уничтожение определенной цели, как отдельной личности, так и целой популяции. Специальная разновидность этих дро-идов используются в качестве телохранителей и солдат. Лучшими среди них считается серия ИГ.

Тибанна — газ, присутствующий в атмосферах многих газообразных планет, необходимое сырье для военной промышленности. Кроме того его используют в охладительных системах гипердрайва.

Токнепил — контрабандист, когда-то работавший вместе с Хэном Соло. Они вдвоем ухитрились однажды заблудиться в двух шагах от собственного корабля. В ответ на традиционную похвальбу Хэна, что кореллиане не могут заблудиться, Чубакка постоянно напоминает ему об этом инциденте.

Трелла — раса разумных существ, когда-то существовавшая на Циркарпусе V, они обладали хорошо развитыми технологиями. Треллы широко пользовались запасами подземных источников, поэтому свои города строили вблизи них или на берегах пещерных озер.

Тускены (Песчаные люди, или народ Песка) — живущие в пустынях Татуина кочевники-мутанты, которые бродят по Юндландским Пустошам. Название тускены, или тускенские разбойники, произошло от поселения Тускен, где впервые произошла стычка между ними и людьми-переселенцами.. Песчаные люди питают глубокую ненависть к человечеству с тех пор, как пустынный бандит Алкхара перебил группу тус-кенов, которые по-дружески отнеслись к нему. Облачаются они в тяжелые глухие одежды, головы обматывают тряпичными полосами, закрепляя дыхательную маску и защитные очки. Они используют бант как верховых животных, и отряды тускенов едут на них цепочкой, чтобы нельзя было догадаться об их численности по следам. У каждого всадника может быть только один банта. Если животное погибает или умирает, то всадник уходит в пустыню в одиночку. Если духу банты это будет угодно, то всадник подружится с другим бантой. Иначе всаднику суждено погибнут в песках. С другой стороны, если тускен убит или умер, его банту отпускают в пустыню. Хотя по природе песчаные люди агрессивны и склонны к насилию, они твердо придерживаются глубоко укоренившихся обычаев. От юных всадников требуется доказать зрелость, пройдя через различные испытания. Самое суровое испытание на звание мужчины требует выследить и убить крайт-дракона. Поскольку письменности у песчаных людей нет, то наибольшим уважением в тускен-ском клане пользуется сказитель. Ему известна история жизни каждого члена клана, он знает историю всего клана. От сказителя требуется дословное запоминание, что ликвидирует всякую возможность неверной интерпретации истории или ее искажения. Ученикам сказителей порой приходится куда тяжелее, чем воинам, потому что единственная ошибка в изложении может стоить жизни. От влагоуловительных ферм песчаные люди держатся в стороне, лишь иногда случаются их нападения на самые отдаленные поселения. Отдельные ученые заявляют об органическом происхождении тускенов, но проведенные вскрытия немногих мертвых тел не подтвердили подобную гипотезу — так, в частности, были обнаружены имплантированные, как у киборгов, глаза.

«Тысячелетний сокол» — корабль ИТ-1300, принадлежащий Хэну Соло. По одним источникам Хэн выиграл его у прежнего владельца в сабакк, по другим (в основном по словам этого владельца) — украл, а если и выиграл, то нечестно. Прежний владелец, Ландо Калриссиан, сам выигравший его в карты, понятия не имел, как пилотировать этот корабль, хотя и распознал скрытые в нем возможности. Он нанял Хэна Соло, считавшегося лучшим пилотом среди контрабандистов. После одного совместного рейса на Кессель Ландо пребывал в настроении немного сыграть в сабакк. Но в тот вечер ему не повезло он проиграл практически все свои деньги и на последний кон поставил любой корабль по выбору Хэна. Хэн выбрал «Сокол» — к большому неудовольствию Ландо. Легкий кореллианский грузовик, модифицированный Хэном и Чубаккой на свой вкус. В частности, они добавили двигатели от списанных имперских кораблей и вооружение. Длина корабля 26,7 метров. Грузоподъемность — до 100 тонн. Изначально его досветовая скорость была до 65 НГСС, теперь гораздо выше, хотя у Хэна так и не дошли руки сертифицировать все изменения в конструкции. Б гиперпространстве «Сокол» летает гораздо быстрее как кораблей своего класса, так и быстроходных кореллианских корветов.

Системы, используемые в конструкции корабля:

— генератор защитного поля стасисного типа «Новалдекс»

— генератор заднего защитного поля дефлек-торного типа КОУ

— генератор переднего защитного поля деф-лекторного типа «Торплекс»

— конвертер «Коэнсайр ТЬВ»

— конвертер «Инком N21-4»

— сенсорный контроль «Фабритек»

— сенсорная установка «Фабритек АЫу-20»

— аварийный генератор «Кореллиан Инже-ниринг Корпорэйшн»

— автоматическая пушка «Тэйм amp;Бак»

— 2 спасательные капсулы

— бортовой компьютер «Ханкс-Варгель 5ирег-Р1ол^ IV»

— навигационный компьютер. «Торплекс Тандем»

— гипердрайв «Кореллиан Инжиниринг Корпорэйшн»

— генератор «Сейнар Системе»

— крионные резервные батареи

— пассивная антенна «51ер-1го1»

— постановщик помех «Карбанти»

— установка электромагнитных помех «Кар-бан-ти29Ь»

— генератор компенсирующего поля «Нордок-сикон-38»

— система жизнеобеспечения «Кореллстанд С-8»

— 2x4 ракетные установки «Аракид»

— стабилизатор с аллювиальными демпферами «Ион Флкжс»

— компенсатор «КаприКорп»

— навигационный модуль «Микроаксиал НуП)»

— прожекторы

— 2 пушки Ах-108

Угнауты — низкорослые, напоминающие свиней существа с планеты Гентес, известные своими способностями к технике и приспосаблива-емостью к любым неблагоприятным условиям. Распространились по всей Галактике после того, как многие племена были проданы в рабство. Большая часть их обосновалась на Беспине и других планетах, где производятся работы по добыче полезных ископаемых.

Фетт Боба — один из самых знаменитых в Галактике «охотников за головами», настоящее имя Джастер Мериел. О прошлом Фетта ходят самые разнообразные слухи: например, что когда-то он служил имперским штурмовиком и что однажды — по причинам известным лишь ему одному — он застрелил командира своего подразделения. Сам Фетт никогда не подтверждал, но и не опровергал этого. Точно известно лишь то, что, находясь на планете Конкорд Доун, Джастер Мериел был арестован за убийство высокопоставленного коррумпированного чиновника и в последствии изгнан с планеты. Мериел стал свободным «охотником за головами», приняв имя Боба Фетт. В одном из путешествий ему повезло найти полный мандалорский боевой доспех в. рабочем состоянии. Уникальные системы доспеха не только увеличили арсенал Фетта, но и добавили мистического тумана к его репутации. Накопив достаточно денег, Фетт нанял лучшего микрохирурга в Галактике, чтобы тот «переориентировал» большую часть болевых центров организма охотника. Репутация Фетта быстро росла. Принц

Ксизор через Куд'ар Муб'ата нанял Фетта, чтобы реализовать свой план уничтожения Гильдии охотников. План удался, а Гильдия раскололась на две враждующие фракции. Позднее Фетта пригласил Дарт Вейдер для охоты за «Тысячелетним соколом». Примерно в это же время Джабба Хатт предложил Фетту деньги за поимку Хэна Соло. Боба Фетт принял оба предложения, получив в результате двойную оплату.

Фигрин Д'ан — битх, руководитель оркестра в кантине Мос Айсли, известный под именем Огненный Фигрин. Играет на рожке-клоо. По слухам владеет большими запасами кореллиан-ского спайса, и его легче легкого обыграть в са-бакк.

Форнакс — планета, расположенная очень близко к своему солнцу и известная окружающими ее солнечными протуберанцами, так называемыми Пятью огненными кольцами Форнакса.

Халла — жительница Циркарпуса V, способная чувствовать Силу и пользоваться ей. Она часто хвастается, что является чуть ли не магистром, но на самом деле способности ее не велики. Она передала Люку осколки кристалла Кайбурр и втянула его в авантюру по поискам самого кристалла.

Хин — йюззем, со своим приятелем и соплеменником Кии работавший на рудниках на Цир-карпусе V. После учиненных ими беспорядков попал в тюрьму, но сбежал оттуда вместе с Люком Скайуокером и Лейей Органой. Помог им добраться до храма Помойемы. Был смертельно ранен Дартом Вейдером, но успел спасти люка перед смертью.

Хот — шестая планета в отдаленной системе бело-голубой звезды Хот, имеет три спутника. Как раз за орбитой Хота расположен обширный пояс астероидов, появившийся в результате столкновения двух планет. Астероиды затрудняют подход кораблей к планете, поэтому Альянс расположил на ней одну из своих основных баз. Средняя дневная температура на планете — около тридцати градусов ниже нуля. Животный мир крайне скуден, обычно отмечают только двух крупных животных — вампу и таунтауна.

Храм Помойемы — святилише на Циркар-пусе V, в котором хранится кристалл Кайбурр. Большая черная пирамида, сложенная из камней вулканического происхождения. В центре его расположена фигура бога Помойемы, ё грудь которой вложен кристалл.

Ц-ЗПО — этот протокольный робот был собран из разрозненных частей девятилетним Ана-кином Скайуокером. Существование дроида хранилось в тайне, так как Анакин не хотел, чтобы его хозяин, УОТТО, отобрал робота. Цифрой «3» в названии дроида Анакин пытался показать, что он третий член их семьи, кроме его самого и его матери. К тому времени, когда Куай-Гон Джинн вызволил Анакина из рабства, Ц-ЗПО был почти закончен, недоставало только обшивки и требовались небольшие доделки. После ряда приключений андроид был привлечен к работе в Имперском сенате в качестве переводчика при послах-инопланетянах. В это же время он подружился с астромеханическим дроидом по имени Р2Д2, хотя оба весьма отличались по своим функциям и заложенным программам. Когда сенатор Палпатин начал свой путь к власти, андроид был использован Альянсом для посредничества в заключении различных договоренностей между Альянсом и представителями многочисленных рас. В ходе одной из таких миссий Ц-ЗПО оказался на борту «Быстроходного IV», где они с Р2Д2 стали не разлей вода. Когда астродроид бежал на спасательной капсуле, Ц-ЗПО последовал за ним, из опасения, что имперцы его попросту переплавят. На Татуине дроиды были захвачены одним из бродячих кланов Йавов и проданы Люку Скайуокеру, который стал сорок третьим хозяином Ц-ЗПО, до того принадлежавшему дипломатам и строителям космических кораблей. По мере своих сил андроид помогал Люку, а дружба Ц-ЗПО с Р2Д2 не претерпела изменений, несмотря на постоянные перебранки, что подчас бывает между старыми друзьями.

Чубакка (уменьшительное имя — Чуй) — вуки родился на Кашиийке примерно в 183 году Республиканской эпохи и вырос, не встречаясь с людьми. Он великолепно владеет навыками рукопашной схватки, которой так славится его раса, также Чуй — талантливый механик. Б возрасте восьмидесяти стандартных лет (источники расходятся; одни считают, что ему было пятьдесят, другие — восемьдесят) он покинул родную планету, решив стать пилотом. В течение шестидесяти лет он не отвечал ни перед кем, кроме себя самого, до тех пор, пока Империя не объявила вуки рабами. Чуй был пойман как бродяга и заключен под стражу. Следующие тридцать лет (данные неточны) он провел на различных каторгах и в конце концов за какую-то провинность был приговорен к смертной казни, но был спасен имперским офицером по имени Хэн Соло. Чуй объявил, что отныне его жизнь принадлежит Хэну. Хэн и Чуй сбежали от имперских солдат и занялись контрабандой. Примерно через пятнадцать (данные неточны) лет веселой жизни, Чуй встретил в баре на Татуине двух людей — Оби-Вана Кенноби и Люка Скайуокера, которых отвел к Хэну для заключения контракта на фрахт до Ал-дераана.

Шиставанены — раса волкоподобных создании с планеты Увена. Охотники по природе, обычно они великолепны в качестве разведчиков и «охотников за головами». Империя не раз пользовалась услугами шиставаненов, исследуя отдаленные уголки Галактики.

Юндланд — пустоши на границе Дюнного моря на планете Татуин. Б переводе с тускенско-го название означает «Человек-сюда-ходить-нет».


home | my bookshelf | | Эпизод V: Империя наносит ответный удар |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу