Book: Против света



Против света

Кеннет Грант

Против света

Потустороннее повествование

Памяти Финеаса Марша Блэка

У каждого есть собственный миф, и когда мы его узнаём, все поступки и мысли этого человека становятся нам ясны.

У.Б. Йетс.

ПРОЛОГ

Когда человек становится старым, очень старым, как брат моего деда Финеас Блэк, он погружается в благостные раздумья о минувшем. Но доктора Блэка занимало совсем другое.

Одним из самых противоречивых его свершений был цикл статей, который он в юности опубликовал в научном журнале. Они были напечатаны в 1881 году, затем вошли в книгу «Клинические исследования процессов старения и болезней памяти» (Эдинбург, 1886), а четыре года спустя в Перпиньяне вышли во французском переводе.

Доктора медицины Блэка интересовали не столько телесные недуги, сколько болезни ума, поэтому он довольно рано отказался от успешной врачебной практики. Он скончался в возрасте 103 лет в 1957 году.

Его «Исследования» вызвали переполох в академических кругах восьмидесятых годов девятнадцатого столетия; думаю, отчасти из-за этого дядя и закрыл практику. Он стал объектом нежеланного внимания, и коллега, — возможно, завидовавший его известности, — начал проявлять излишнее любопытство к его личной жизни, и — это тоже гипотеза — узнал нечто постыдное. Разразился скандал. К счастью для семьи, подробности не просочились в печать, но я помню тяжелое молчание, возникавшее всякий раз, когда в разговоре всплывало имя дяди Фина.

С тех пор минуло много лет, и можно лишь гадать о связи того инцидента с событиями, описанными в этой книге.

Моя история охватывает довольно длительный промежуток времени. Она слегка запутана, и факты могут показаться весьма необычными. Для начала я хотел бы сказать пару слов о себе и моем родственнике Грегоре Гранте, которому в рассказе отведена значительная роль. Кузен дяди Фина Грегор состоял в родстве с оккультистом Алистером Кроули. Хотя мы с Грегором принадлежали к одной и той же ветви клана Грантов, я понятия не имел о нашем родстве с Кроули, пока сам Кроули не предположил такую связь. По материнской линии я принадлежу к французскому семейству Вайрдов, которое в шестнадцатом веке поселилось в Брандише близ Вудбриджа в графстве Суффолк. В церкви Святого Лаврентия и находящемся неподалеку поместье «Брандиш» есть погребения Вайрдов, самое раннее восходит к 1669 году.

Согласно оккультным преданиям клана Грантов, с незапамятных времен мои предки из века в век собирали магические заклинания. Есть свидетельства, что каждое поколение добавляло свои отчеты о контактах с потусторонними сущностями. Собрание это в обиходе именовалось «Гримуар Грантов». Говорят, в семейной библиотеке

флорентийской ветви клана до сих пор хранится его итальянский перевод — «Grimoirv Gmntiano». Я слышал также, что английская версия этой книги находилась одно время у сэра Фрэнсиса Гранта, художника-портретиста, но пропала после его кончины в 1878 году. В прошлом веке легенды, связанные с Гримуаром, потускнели. За исключением двух-трех человек, родственники мои высмеивали их, считая наивными фантазиями о призраках и гоблинах.

После примечательных происшествий, которые я собираюсь описать, одним жарким летним вечером в валлийских руинах я обнаружил копию Гримуара. До той поры я считал его одним из тех преданий, которые нередко украшают истории древних кланов.

Следует отметить, что не все мои современники относились к категории скептиков. Алистер Кроули, например, неколебимо верил в существование пресловутой книги Тайных Ключей к иным мирам. Отыскав манускрипт, я вскоре узнал, что не только Кроули жаждал завладеть этой реликвией. Помню, что дядя Финеас, симпатизировавший Грегору и чуравшийся Кроули, тоже рассказывал мрачные истории о темных чарах Гримуара. Его откровения укоренились в моем впечатлительном юношеском сознании, убедив меня, что дядя Фин, возможно, в самом деле обладал сводом заклинаний, старательно собранных и записанных нашими далекими предками. Финеас и Грегор и были людьми, у которых Кроули пытался узнать местонахождение магической книги, — а поиски он вел без устали. Похоже, мой великий родственник верил, что именно ему предначертано судьбой быть хранителем Гримуара.

В ответ на его непрестанные домогательства, Грегор, в свою очередь, надоедал дяде Фину, считая (так же, как и я), что Финеас знает о книге больше, чем кто-либо иной. О том, как найденный мною манускрипт очутился в гламорганширских руинах, мне суждено было узнать значительно позже.

Необходимо упомянуть еще одно важное обстоятельство. По соседству с Брандишем в Суффолке находится Рэндлшемский лес. Не так давно о нем упоминали в прессе в связи с предполагаемым приземлением НЛО возле американской базы военно-воздушных сил. Брандиш располагается в десяти милях к северо-востоку от Ипсвича и неподалеку от Данвича — морского порта, который Г. Ф. Лавкрафт перенес в своих страшных рассказах в Новую Англию (примерно так же его соотечественники поступили с развалинами поместья «Брандиш», которые после Второй мировой войны были перенесены в Соединенные Штаты).

Итак, утверждают, что 1982 году в Рэндлшемском лесу среди ослепительно-белых сполохов и разноцветных пучков света произошла встреча с инопланетянами. Это событие описано в книге «Небесная катастрофа». Однако мой интерес к этим местам объяснялся иными причинами. В одной из книг о колдовстве я наткнулся на фамилию Вайрд. А надо заметить, что все члены моего семейства, которых ныне осталось немного, были убеждены, что когда бы и где бы ни возникла фамилия Вайрд, она непременно принадлежит кому-то из наших родственников. В данном случае речь шла о некоей Маргарет Вайрд, которую в шестнадцатом веке казнили за колдовство. Меня удивила эта информация, поскольку архивы Брандиша свидетельствовали о том, что другие Вайрды считались весьма почтенными обывателями. Я был изрядно потрясен, ибо выяснилось, что мой неувядающий интерес к оккультному разделял, по меньшей мере, один из предков моей матери. Заинтригованный открытием, я приступил к изучению архивов и вскоре выяснил, что Маргарет Вайрд обвинялась в сношениях с дьяволом в образе зверя. Местом их совокуплений был Рэндлшемский лес! По словам местного фермера, которые приводятся в Небесной катастрофе, даже сегодня «лес используется для недобрых целей, в том числе сатанинских ритуалов». На фоне обыденного тона, присущего авторам книги, замечание это выглядит весьма необычно.

Меня буквально окрылила связь моего предка с этим местом. Я вышел из материнского чрева ногами вперед, с двумя макушками на голове, не был крещен из-за родительских разногласий; поскольку у меня были все характерные приметы колдуна, я считал, что вполне способен заняться дальнейшими изысканиями. Разве не струилась в моих венах кровь Магистра Магии, не говоря уж о крови ведьмы, признавшейся в своих деяниях? Я обратился за помощью к ясновидящей, точнее — медиуму, услугами которой уже пользовался прежде, и предложил ей несколько капель своей дважды проклятой крови для исследования оккультной истории Маргарет Вайрд. Результаты превзошли все ожидания: они пролили свет на причастность клана Грантов к древнему колдовскому культу. Я подчеркиваю слово «древнему», ибо моя история не связана с фиглярством «современных» или «популярных» представлений о колдовском мастерстве. Я также получил возможность определить источник, из которого Алистер Кроули черпал сведения о самых темных магических таинствах.

Поскольку формат вопросов и ответов, используемый на спиритических сеансах, может показаться утомительным, я переработал материал, представив его в виде последовательного повествования. Не будучи историком или генеалогом, я заранее признаю, что, возможно, допустил какие-то ошибки. Но, как оккультист, я знаком с той угрозой, что в будущем может нависнуть над нашей планетой, а также делами, которыми занималась Маргарет Вайрд. Их связь с «космическим заговором», о котором говорится в «Небесной катастрофе» и других книгах, становится, полагаю, все более очевидной.

Прежде чем приступить к описанию событий, я хотел бы представить вам медиума Маргарет Лизинг, благодаря которой был получен этот материал. Маргарет была трансмедиумом, контролирующим различные «ритуалы вызывания» в тайной Ложе, которой я руководил с 1955 по 1962 год. Она была не только ясновидящей, но и профессиональной танцовщицей, и нам время от времени выпадала возможность насладиться искусством ее труппы. Маргарет пребывала en rapport1 с целями и принципами Ложи, наши личные отношения были неизменно добрыми, и, могу добавить, исключительно дружескими. После ряда неудачных попыток, опыт общения с земными сущностями позволил ей покорить их и подхватить жизненный поток, некогда воплощенный в Маргарет Вайрд. Я опустил подробности фальстартов (некоторые из них увели нас далеко от цели) и, если расшифровки теперь читаются легко, — это заслуга беспощадной редактуры. Я всегда старался быть корректным и благоразумным в вопросах, связанных с живущими людьми и ныне действующими организациями.

Часть 1. ГРИМУАР

Если будешь держать ее против света, — объяснил он, — появится совершенно другая картина.

Часть II, глава 4

1

О жизни Маргарет Вайрд не сохранилось письменных свидетельств, за исключением того факта, что в 1588 году она была казнена по обвинению в колдовстве. Обстоятельства ее рождения и детства не оставили следов, но эмоциональная травма, полученная девочкой при посвящении в колдовской культ, прожгла в астральном свете ощутимую энграмму.

Один из ранних сеансов ясновидения выявил, что примерно в двенадцать лет Маргарет получила новое имя — Аврид (очевидная анаграмма фамилии Вайрд). Лицо испуганной и все же ликующей девочки отразило опыт, слишком сложный для ее возраста. Обряд инициации проходил в туманах темного леса, окруженного зыбкими топями. Ее наставник явился из прибрежных болот Данвича. Это был ближайший вход в наш мир для тех, кто вынужден скрываться, принимая человеческий облик. В кульминационный момент ритуала девочку частично вывели из тела, и она погрузилась в сон. Она вступила в лес ребенком, но появившееся затем существо медиуму описать не удалось. В своем хрустальном шаре Маргарет Лизинг увидела множество подобных ей созданий. Они заполнили лес беловатой стелющейся дымкой, в которой их лица искажались безмолвными жуткими гримасами, а затем слились с болотом. Но Аврид осталась. Туманный водоворот не поглотил девочку; о том, что произошло с ее не столь бренными останками, я не ведал до тех пор, пока не отыскал Гримуар.

Просторная комната, полная книг, картин и изваяний. Дядя Фин беседует с сухопарым мужчиной, сидящим возле пылающего камина. В западном окне усталое солнце опускается за спеленатые дымкой купола холмов. На восьмиугольном столике лежит книга в кожаном переплете цвета морской волны.

Хрустальный шар оставался незамутненным. Я отметил, что Маргарет Лизинг довольна «приемом». Взгляд мой погрузился в глубины шара и задержался на большом полотне в черной раме, изображавшем жуткий мир Сайма или Маккалмонта. Окно на картине открывало зрителю сцену посвящения — в мрачном лесу, озаренном зловещими отблесками пламени. На переднем плане смутно вырисовывалась призрачная фигура, из ее глаз струился зеленый пар, окруживший Финеаса Блэка. Контуры его собеседника расплывались и дрожали, словно под слоем воды его влекло мощное течение. Приглушенному разговору вторило эхо: звук, казалось, исходил из далеких глубин…

Когда я снова взглянул на шар, комната и двое мужчин выглядели вполне нормально.

— Уверяю тебя, Фин, Алистер напал на след! Грегор указал на полотно, висевшее за его креслом, и возбужденно добавил:

— Окажись она здесь, она сказала бы тебе, куда ее спрятала.

Я сосредоточил внимание на собеседниках, стараясь не смотреть на картину. Меня удивляло безразличие дяди к ее необычному виду. Даже клубящийся туман оставил его равнодушным. На его губах появилась безумная ухмылка, знакомая мне с детства. Мне пришлось напомнить себе, что оба они давно умерли, и что Алистер Кроули, на которого ссылался Грегор, скончался сорок лет назад.

Дядя Фин взял книгу. В комнате внезапно потемнело. Он принялся читать вслух:

«Нисколько не сомневаюсь, что во мраке старости сокрыт ключ крайним этапам жизни. Простой смертный может уловить намек в образах детства, но эти образы лишь маскируют действительность. За ними кроется тайна, связанная с будущим, а не прошлым…»

Он остановился, и Грегор произнес:

— Меня всегда интересовала загадка детства. Его невинность сродни слепоте. В детстве мы владеем тайным миром, который затем возвращается в воспоминаниях. Но мир этот можно почувствовать вновь, если сохранять покой и неподвижность. И тогда мы встречаем безвременность.

— Это происходит оттого, что душа обитает вне времени, — ответил доктор Блэк. — Слушай дальше. Автор книги знает тайну.

«Если в зрелости мы не способны обнаружить ключ, не следует ли нам, прежде чем закат затмит наш взор пеленой старческого угасания, обратиться за помощью к тем, кто свеж и невинен, словно утренний свет?»

Он взглянул на кузена и подвел итог:

— Оставаясь девственницей, она познакомилась с безвременной зоной и поняла, как туда войти. Нашла ключи и скрыла их в символах.

— Верно, — откликнулся Грегор. — Но где она спрятала книгу?

Выражение на лице дяди Фина я не смог истолковать.

— Что бы ты сказал, если б я сообщил тебе, что нашел эту книгу? — спросил он.

Внезапный шум снаружи. Собеседники повернулись, словно намереваясь выглянуть в открытое окно, нарисованное художником. Вопрос остался без ответа. Послышался грохот. Чуть помедлив, я все же взглянул на картину. В лесу начиналась буря. Вспышки молний озаряли деревья, сгибавшиеся под яростными порывами морского ветра. Луч орфордского маяка за Рэндлшемом пронзал тьму, очерчивая мрачную процессию в соснах. Мне вспомнились друиды, нарисованные Остином Спей-ром, и что-то щелкнуло в моей памяти. Спейр видел сцену, которую сейчас наблюдал я. Художник-медиум как-то уловил видение церемонии в лесной чаще. Я слышал колокольный звон, приглушенный и далекий, доносящийся из-под толщи вод. Он напоминал о легендах старого Данвича, об утопших звонницах и береговой черте, что из года в год уходит в пучину океана вместе с древним городом и аббатством, которое некогда было местом встреч тамплиеров. В этих звуках было что-то странное — потустороннее, необъяснимое…

Некое существо пыталось влезть в окно, пальцы вцепились в раму. Нечеловеческие, перепончатые пальцы. Неужто собеседники ничего не заметили, или они видели не то, что открылось мне? Их охватил восторг, я же содрогался от ужаса. Мне хотелось предупредить их: обличье девушки — обман! Неужели они не замечали зловещих глаз, осматривающих комнату? Я крикнул Маргарет, чтобы она остановила видение.

До этого момента я не понимал, что сам умею видеть. На прежних сеансах, которые мы проводили вместе, подобного не случалось. Маргарет пребывала в глубоком гипнотическом сне, однако, словно в ответ на мою просьбу, накрыла шар шелковым платком. Она вся дрожала. Я пощупал ее лоб и натер ей ладони и стопы желтоватым бальзамом, которым она пользовалась, выходя из транса. Ее потрясение передалось мне. Перелив ей свою колдовскую кровь, я стал соучастником ее видений. Эта мысль повергла меня в ужас. Я создал контакт, который мог длиться до конца наших дней, а, возможно, и дольше. Маргарет медленно приходила в себя, забыв, очевидно, обо всем, кроме того, что сейчас ее окружало.

3

Обдумав происшедшее, я решил отказаться от дальнейших разысканий. Меня не оставляло ощущение, что я занялся делом куда более обременительным, нежели простое исследование истории Аврид. Кроме того, следовало позаботиться о Маргарет Лизинг. Я не мог подвергать ее чрезмерному риску ради собственных целей. Я предложил ей вместе провести отпуск, а затем наши пути должны были разойтись. Приятель предоставил в наше распоряжение домик в Гламоргане, недалеко от побережья. Море манило, прогноз погоды предвещал Лондону удушливые летние дни, так что мы, не дожидаясь сезона отпусков, покинули город и отправились в путь.

Несколько дней никто из нас не упоминал о спиритических сеансах. Как-то раз после обеда, когда из-за сильного морского ветра лежать на пляже не хотелось, мы решили прогуляться по окрестностям. Я хорошо знал эту местность, поскольку впервые провел здесь школьные каникулы в 1927 году, да и потом приезжал время от времени. Мы направились в сторону Эвенни и песчаных дюн Кандлстона. На пустоши среди сосен и осоки стоял разрушенный особняк, неточно названный в путеводителе замком. Настоящий «день пелены», как сказал бы Мейчен: лучи солнца, не в силах пробиться сквозь тонкую дымку, заливали дюны ярким белым светом и безжалостным зноем. Мы съели бутерброды, выпили баночного пива; Маргарет уснула, а я решил прогуляться по руинам. Я вошел в дом, вспоминая, как в детстве поднимался на второй этаж и сидел на одной из поперечных балок. Балки сохранились и поныне — на удивление мало подгнившие, но уже не такие крепкие. Через брешь в стене открывался вид на дюны, катившиеся к морю у Огмора, где возвышался настоящий замок — точнее, его остов, сохранившийся после разрушительного воздействия девяти столетий.



Внезапно внизу я увидел Маргарет, осторожно пробиравшуюся по завалам каменной кладки. Она не отозвалась на мой оклик. В ее движениях чувствовалась некая странность, словно Маргарет все еще находилась во власти сна. Это встревожило меня: входя в транс, Маргарет обычно полностью владела собой. Она неловко одолела небольшое препятствие и скрылась под аркой, ведущей в разрушенную залу. Свернув налево, Маргарет остановилась, словно о чем-то задумалась или сбилась с пути. Глаза ее остекленели, лицо казалось маской, повисшей в черной пустоте над ямой, разверзшейся у самых ног Маргарет нетвердо стояла у провала склепа. Я снова закричал, понимая, что не успею удержать ее. Она могла в любую секунду свалиться на острые обломки. В возбуждении я толкнул часть стены, поддерживавшей балку, на которой сидел, и большой обломок рухнул в дыру. Раздался грохот, и в лучах света заискрился столп пыли. Появилась летучая тень и с пронзительным визгом опустилась на голову Маргарет.

Солнечный свет померк. Никогда не забуду перепуганную Маргарет, срывавшую с себя живой студенистый шлем. Тварь запуталась в волосах. Светящиеся щупальца обхватили голову и просочились в череп. Крики Маргарет были ужасны. Залитая кровью, она отчаянным усилием отшвырнула тварь в пролом и упала в обморок на краю. Воцарилась полнейшая тишина.

Мы возобновили наши прогулки по пляжам, но в Маргарет произошла перемена. Конечно, ее потрясло, что одежда была запятнана кровью, а ран на лице и теле не оказалось. Несколько царапин на голове не могли объяснить столь обильного кровотечения. Я рассказал, что на нее набросилась птица, которую вспугнул шум обвалившихся камней. Я не стал говорить о призрачной твари и странных щупальцах, свитых из света и проникших в ее череп.

До конца нашего отдыха Маргарет пребывала в задумчивости. Мы больше не вели беззаботных бесед. Я начал замечать в ней то, что могу назвать лишь чувственным интересом ко мне, который она упорно стремилась удовлетворить. Один раз эта увлеченность проявилась, когда Маргарет игриво напала на меня и прокусила мне мочку левого уха. Я встревожился — не из-за боли, и не оттого, что Маргарет проявляла чувства, которых на самом деле явно не испытывала, а потому, что прокусила она ту самую мочку, из которой я давал ей кровь для контакта с Аврид. Кровь текла на удивление сильно, что, без сомнения, было связано с моим прежним донорством.

5

В последний день нашего пребывания в Уэльсе Маргарет наотрез отказалась выходить из дома. Я сидел в саду, читая документы о семействе Вайрдов: я вплотную занялся ими впервые после того, как начал исследовать эту тему.

К вечеру Маргарет сделалась очень беспокойной и убедила меня вернуться в дом. Я был раздражен оборотом, который приняли события, и твердо решил по возвращению в Лондон обратиться к другому медиуму. Но до нашего отъезда я решил уступать ей во всем, как обычно потакают человеку с причудами. Однако стоило мне оказаться в полумраке комнаты, которую она выбрала для своей спальни, у меня не осталось сомнений, что продолжение наших отношений неизбежно. Только она одна могла помочь мне установить контакт с моими предками по линии Вайрдов.

Маргарет почти постоянно пребывала в странной полудреме. Дядя Фин сказал бы, что она «попала в двам» — шотландская идиома, у которой нет адекватного перевода. Я понял, что в каком-то смысле стал частью ее фантазий. Мне приходилось потворствовать им по уже названной причине, и надо признать, это оказалось занятием довольно приятным, — во всяком случае, до тех пор, пока я не понял, что это уже не фантазии. Помня о том, сколь странной была недавняя игривость Маргарет, я с подозрением отнесся к ее небрежному предложению прогуляться.

Воздух был мягким, как бархат. Благоухание прогретого солнцем папоротника всегда меня очаровывало, и теперь разлившийся в вечернем воздухе под восходящей полной луной душистый аромат преисполнил меня томлением. Вспомнив о предстоявшем отъезде в изнемогающий от зноя Лондон, я принял предложение Маргарет.

Когда мы вышли из домика в прохладный, наполненный душистыми запахами вечер, мое настроение можно было описать словами персидского поэта:

Не говори, что потерялся я. Блуждал я среди роз.

С Любимой рядом горевать невместно.

Я среди роз блуждал. Не говори, что потерялся я.

Настроение у меня было превосходное — до тех пор, пока я не заметил, что мы свернули к Мертир-Мауру и руинам Кандлстона. Обратив внимание на размеренную поступь Маргарет, скованность ее движений и остекленевшие глаза, я попытался изменить наш курс, но тщетно.

Мы пересекли проселочную дорогу, петлявшую от Эвенни-роуд к Корнтауну. Когда мы перешли ручеек, заросший болотной травой и кишевший мотыльками, мне показалось, что я заметил plantypwyll — «детей заводи» из мрачных валлийских преданий. От их трепета в воздухе оставались белые размытые следы, а когда мы проходили мимо, они, казалось, преклоняли колена, точно колеблемые ветром тростники перед изваянием древнего бога. В то мгновение мне почудилось, что не лунный свет, а свет узнавания промелькнул между ними и Маргарет. Губы ее приоткрылись, и она тихо произнесла слова, которые я прежде слышал только из уст моего безумного дяди Фина: Akasai dasu — «Тьма бессмертна»!

— Ракурс довольно странный, но взгляд неотразимый. Кто это такой?

Эскет Сен-Клер восторженно изучал необычайно вытянутое лицо на одном из портретов, украшавших северную стену кабинета доктора Блэка. Мой дядя раздраженно откликнулся:

— Художник назвал его «Черным Орлом». Откуда мне знать, кто он?

Дядя снова склонился над книгой — «Этиологией болот» Стормлина.

День выдался невыносимо жарким и душным. Сен-Клер апатично расхаживал по кабинету. Подойдя к картине, изображавшей окно и девочку на переднем плане, он застыл, всматриваясь в ее широко открытые глаза. Он сразу же уловил связь между ней и Черным Орлом. Возможно, это объяснялось тем, что девочка словно смотрела в упор на портрет, от которого ее отделяло окно в кабинете дяди Фина. Окно выходило на тенистый сад и далекую водную гладь, подернутую завитками желтой дымки. Было что-то зловещее в лучезарном спокойствии этого элегантного пейзажа, открывшегося между пристальным взором Черного Орла и невинностью изумленной девочки, в глазах которой затаился ужас.

— Завидую вам, — тихо произнес Сен-Клер. — Вид на пруд навевает грезы. Кажется, из дымки вот-вот появится что-то необычное.

— Это не пруд, а болото, — раздраженно буркнул доктор Блэк. — Зловонная топь.

Он поднял голову и зафиксировал на Сен-Клере долгий обескураживающий взгляд. Глаза доктора Блэка были водянистые, с тяжелыми веками.

— Plantypwyll, — с усмешкой откликнулся Сен-Клер и, хохотнув, добавил. — Они вторглись в ваше сознание, доктор Блэк, и затуманили разум. Вы окружили себя гротескными картинами, — хотя меня они, бесспорно, восхищают. Не удивительно, что вы жалуетесь на Темных. Между прочим, я знаю кое-что об этом художнике.

— Это рисунок Остина Османа Спейра.

Сен-Клер повернулся к дяде:

— Я встречался со Спейром. Он ловил рыбку в мутной воде. Подозреваю, одно время он был связан с дядюшкой Алистером, — добавил он лукаво.

— Кроули — мой родственник, — с раздражением напомнил Блэк.

Помолчав немного, Сен-Клер задумчиво добавил:

— Еще одной знакомой Спейра была сомнительная особа по фамилии Воган. Элен Воган.

Доктор Блэк захлопнул «Этиологию болот» и достал длинную желтоватую сигарету.

— Неужели? Я всегда полагал, что эта дама была плодом воображения Артура Мейчена. Так вы говорите, она действительно существовала?

— Да, она существовала на самом деле. Или лучше сказать — существует.

Впервые за все время разговора доктор Блэк проявил интерес к гостю. Сен-Клер пытался вытянуть из моего дяди воспоминания для книги, которую собирался назвать «Возрождение декадентства». Доктор, погруженный в «Этиологию болот», не выказывал желания вести подобную беседу. Заинтригованный Сен-Клер никак не мог взять в толк, какая связь между книгой, столь сильно занимавшей Блэка, и его общеизвестными занятиями оккультной эстетикой. Сен-Клер не знал о медицинской карьере моего дяди и не подозревал, что некоторые болотные газы могут воздействовать на клетки головного мозга необъяснимым для науки образом.

Огоньки, сверкнувшие в глазах старика с белыми ресницами, оживили его лицо, хотя тяжелая голова, некогда величественная и гордая, клонилась теперь набок, точно у позабытой статуи. Мочки уха, крылья носа и подбородок раскрошились, осыпая руины «Мальв», его обширного поместья, растворяясь в болотной дымке, стершей своей дрожью границы неба и земли. Но решимость осталась. Властное, точно у Цезаря, лицо высилось на постаменте таявшей плоти, все еще пылая неистовым безумием, заметным и под маской старости — одержимости не долголетием, но бессмертием. Доктор Блэк не был глупцом: он изведал иную, экстатическую долговечность.

Что до неустанных поисков бессмертия, то однажды, в ответ на мой вопрос, дядя Фин рассказал о своем знакомстве с индийскими йогами, жившими по два-три столетия и даже больше. Время имеет чисто субъективный характер и определяется активностью мозга. Некоторые йоги способны подавлять процесс мышления на длительные сроки, — тогда время замедляет ход, а тело не стареет. Поскольку мысли неразрывно связаны с дыханием, йоги добиваются сходной цели, удлиняя паузы между вдохом и выдохом.

— Почему долголетие столь редко встречается? — спросил я дядю Фина. — И отчего оно ограничено двумя-тремя столетиями?

— Вероятно, йог начинает понимать бесплодность телесности, — ответил доктор Блэк. — Возвращаясь из добровольного забытья, он встречает те же проблемы и тяготы жизни, с которыми сталкивался прежде — все тот же старый мир, его тщету и огорчения. То, к чему он стремился (а магнетический сон в данном случае являлся феноменом направленной воли), становится нежеланным. Наверное, — добавил он, — существует закон необходимости, определяющий рамки человеческого недомыслия.

Сен-Клер почувствовал, что получил свой шанс.

— Помните, в одном из рассказов Мейчен описывал набросок, в котором художник запечатлел — я цитирую — «самое яркое воплощение зла», когда-либо виденное одним из героев истории?

Блэк не ответил.

— Этюд изображал Элен Воган, — продолжил Сен-Клер.

— А художником был Остин Осман Спейр. В начале века, еще совсем юный, он пользовался широкой известностью. А через двадцать лет о нем позабыли.

— Фантазии, мой друг, — возразил дядя Фин. — Пустые фантазии.

— Не соглашусь. Вы знали Спейра?

— Нет, мы не были знакомы. Моя антипатия к кузену Алистеру не позволяла мне встречаться с людьми, даже отдаленно связанными с ним.

— Однако вы цените его картины!

— Рисунки, — раздраженно поправил его доктор Блэк.

— Глядя на них, я узнаю руку гения. Было бы глупо лишить себя удовольствия, которое мне доставляют его работы.

1

Но расскажите мне о Элен Воган. Я знал Мейчена, однако он ни разу не упоминал ее имени.

— Вполне возможно. Он питал суеверное уважение к своему старшему другу Артуру Уэйту, а тому не нравился общий настрой мистических рассказов Мейчена.

— Уэйт был старый дурак, — проворчал доктор Блэк.

— Мейчен намекал, что Элен Воган стала злым гением одаренного художника, — добавил Сен-Клер.

Блэк пристально посмотрел на молодого человека. Выражение недовольства на его лице уступило место задумчивости. Он ведь знал эту женщину, действительно знал, но звали ее не Элен Воган. Ее подлинное имя ускользало от него, но лучезарный образ темноволосой красавицы с итальянскими чертами лица предстал перед ним как наяву. Возможно ли такое? Доктор Блэк не верил в подобные совпадения.

День был жаркий, но он содрогнулся от пронизывающего холода. Память уносила его в прошлое. Так все же — возможно ли это? Ведьма, щеголявшая своими чарами, утверждавшая, что может изменять свой возраст, становиться то юной, то старой. Случилась беда, и она исчезла. Розыски, в конце концов, были прекращены, минули годы. В юности Остин Спейр и Говард Филлипс Лавкрафт были очарованы лицами древних старух. Блэк почувствовал головокружение и облокотился, чтобы не упасть. Собеседник, пристально наблюдавший за ним, заметил, что Блэк потрясен, но не знал, вызвано ли это недомоганием. Блэк перевел дыхание и погрузился в минувшее еще глубже. Он вспомнил, что Спейр был так предан старухе по фамилии

Паттерсон, что порой называл ее своей второй матерью. Она считалась колдуньей и пользовалась поддержкой духа, которого звали Черным Орлом.

Дядя Финеас уснул. Болотный туман просочился в окно и заполнил комнату, почти поглотив его с головой. Последним, что дядя видел в тот вечер, был взгляд Черного Орла; картина, открытое окно и штора, трепетавшая в потоках горячего воздуха. Пристальный взгляд далекого лица, хоть и далекий, был настойчив… а ракурс казался очень странным.

7

Церковь Мертир-Маура стояла между деревней и песчаными дюнами Кандлстона. Луну, огромную и круглую в холодных небесах, время от времени затягивали рваные облака. Мы вошли в сосновый лес, и тут внезапно ощущение, что я порабощен Маргарет Лизинг, захлестнуло меня, точно воды бормочущей над камнями реки. Оглянувшись, я заметил какое-то движение в густой тени на паперти. Громады облаков погребли луну, нас окутала тьма. Мы шли вперед.

Казалось, минула вечность, прежде чем мы выбрались из леса, окружавшего руины Кандлстона.

— Нам нужно войти! — произнесла Маргарет.

Меня испугали слова моей спутницы, но обнадежила ее уверенность. Мы перебрались через упавшую кладку и прошли под аркой-, только сейчас я заметил, что это последняя из девяти. Маргарет остановилась. Неодолимое побуждение заставляло меня торопить ее. В зале она опустилась на обломок кладки, измученная и столь отрешенная, что я испугался. Большую часть дня она провела, общаясь с духами, и ее взгляд точно застыл.

— Это в склепе, — прошептала Маргарет.

Она встала. Хотя главный зал был освещен луной, все вокруг заполнял густой мрак. Я испугался, что Маргарет собирается извлечь тварь, которую швырнула в яму.

Маргарет ступала по обломкам, а я поспешно обогнал ее и подошел к сломанной балке над склепом. Мне передалась убежденность Маргарет, хоть я понятия не имел, что она ищет за грудой камней, обвалившихся в наш недавний визит. Я осветил фонариком часть склепа, находившуюся под лестницей, сам не зная, что ожидаю увидеть. Никаких признаков жизни. Можно было облегченно вздохнуть, однако…

Меня охватили сомнения. Так ли все произошло в прошлый раз, как мне запомнилось? Но поразмыслить об этом я не успел. Маргарет встала на первую ступеньку сломанной лестницы, и тут нога ее соскользнула. На нас со всех сторон посыпались камешки. Когда Маргарет упала, из кармана ее манто выскользнул магический шар, покатился, но чудом остался невредим.

— Мы должны его использовать, — сказала она, поднимаясь на ноги.

С трудом сохраняя равновесие, мы перебрались на карнизу рухнувшей лестницы. Осыпая щебень при каждом шаге, я поднял Маргарет, и мы спустились в склеп. Пьиь, вившаяся в лунных лучах, напоминала человеческие фигуры, и мне вспомнились невесты Дракулы. В дальнем отсеке пол шел под уклон. Я опустил Маргарет на глыбу гранита, похожую на древний алтарь в находившемся неподалеку монастыре Эвенни. Маргарет попросила шар, и я положил его рядом на этот небольшой пьедестал. Хотя лунный свет не падал на шар, внутри возникло трепетное свечение, создавая иллюзию, что он увеличивается в размерах. Я также заметил свечение потемнее, пронзившее его глубину с дрожью, которую я могу описать только как звук: жужжание пчел. Вибрация становилась все громче, склеп озарился лиловым сиянием. Исходило оно не от камня, а словно разливалось световыми волнами, в которых крутились темные пятна. Вращаясь, точно ядра, пятна эти сливались, делились и объединялись вновь. Процесс повторялся множество раз, доводя жужжание до неистовости крещендо. Однако на самом деле никаких звуков не было. Я ощущал отголосок события, приходившего не только «где-то», но и «когда-то» — возможно, в Рэндлшемском лесу несколько десятилетий назад… Или веков?

Мы увидели, как в шаре возник иной, огромный Шар, затем множество других шаров, то появлявшихся, то исчезавших, будто они блуждали в сосновом лесу или в темных бездонных небесах над гигантским шаром Земли. Они прилетали не из космоса, не поднимались с земной поверхности, но исходили из промежуточной зоны. Странно: не покидавшие меня опасения, что наш спиритический сеанс способен вызвать «тварь», набросившуюся на Маргарет, теперь почти забылись. Только сейчас я понял, что существо охраняло потайной выход к пространствам, лежащим вне круга Времен.



Внезапно сверкающая радуга окрасила склеп огненными сполохами, потянулись дымки, приторно сладкие. В этом призрачном блеске Маргарет предстала маленькой девочкой, излучающей ослепительное сияние. Ангелы, увековеченные средневековыми мастерами в витражном стекле, казались пустыми личинами рядом с ее благоговейным блаженством. Я утопал в океане запахов и красок, но тут Маргарет увлекла меня в угол, куда не доставали лучи. Я включил фонарик, однако его свет не способен был рассеять царившую здесь тьму; казалось, она была бездонной. Интересно, заметила ли Маргарет детали, постепенно открывавшиеся моему взору — явные признаки того, что кто-то недавно осматривал склеп? Толстый покров пыли на полу был потревожен. Возможно, фигура, которую я заметил в тени на паперти и секунду назад в глубинах шара, приходила сюда незадолго до нас. К счастью, «страж» этих Врат был изгнан!

У основания стены, запятнанной кровью твари, луч фонарика высветил крючковатый символ. До недавнего обвала кладки он был скрыт штукатуркой, — очевидно, довольно свежей, поскольку вещество, на котором был нацарапан знак, подалось от прикосновения, открывая глубокую нишу. Я извлек предмет, небрежно завернутый в кусок ткани. В ту же секунду к моим ногам с пронзительным звоном что-то упало. Посветив фонариком, я обнаружил два подсвечника в форме вытянутых пьедесталов. Каждый венчала голова сатира, а основания были увиты виноградной лозой.

Неожиданное движение заставило меня перевести взгляд на Маргарет, дергавшую меня за рукав. Я схватил подсвечники и сверток, и мы спешно покинули склеп. Только оказавшись в дюнах, мы обнаружили, что в свертке лежит Гримуар!

Мы вернулись в Лондон в изрядном смятении. Маргарет оживлялась, как только ее хрустальный шар начинал жужжать и вспыхивать лиловым блеском, который теперь сопрягался в нашем сознании с особой магнетической атмосферой. После того, как я нашел Гримуар, вызывать этот странный туман стало проще простого.

Я обнаружил, что некоторые магические печати из Гримуара, в том числе многократно повторенный крючковатый символ из склепа, просочились в наш мир благодаря книгам и рисункам Остина Спейра, попавшим к некоторым известным мне оккультистам. Можно представить, какое впечатление они производили на случайно нашедших их коллекционеров, особенно если вспомнить портрет Черного Орла в кабинете дяди Фина. Однако печати не просто были символами, — они открывали порталы в иные миры и, несомненно, представляли опасность. Спейр сам говорил мне, когда удавалось склонить его к разговору о ведьме-наставнице, что она происходила от салемской линии, связанной с древними культами, в которых главенствовали Внешние Существа. Зная о деяниях Аврид в Брандише, я понимал, что содержание Гримуара имеет непосредственное отношение к страшным сектам, о которых упоминал Лавкрафт в рассказах, считавшихся беллетристикой. Один из его персонажей, Мисквамакус, как и Черный Орел, был посланцем Внешних. В шестнадцатом веке Аврид встречалась с такими существами в Рэндлшемском лесу, и они использовали ее тело, как канал связи с Землей. Хотя тело это умерло, Они остались живы. Они, точно жабы, перепрыгнули в другие тела; одним было тело Элен Воган. Ее гибель описал Артур Мейчен в «Великом боге Пане». А Они все еще были живы. Они прыгнули вновь, и Йелд Паттерсон жила… и умерла. Она передала своего «насельника» молодому художнику, и жизнь его отныне была запятнана кровью, сочившейся с крыльев этой твари. После смерти Йелд воцарился покой — ненадолго. Перескакивая из тела в тело, Внешние распространились по Земле и соткали непостижимо сложную сеть зла, а в 1956 году — за год до смерти дяди Фина — Они объявились снова. Корабль, доставивший Их на Землю, видели в Уэльсе неподалеку от Еиаморгана. Полиция в Порткоуле сообщала о том, что из моря появился «кроваво-красный объект, с зубчато-черной полосой в центре». Между прочим, Порткоул находится рядом с Кан-длстоном, где я и обнаружил Гримуар — оккультный источник волшебства Спейра и магии Алистера Кроули.

— Не было ничего подобного. Пространство разделяет предметы, время разграничивает события. Но на самом деле нет ни предметов, ни событий.

Маргарет сняла покрывало с шара, и я увидел, что эти слова произнесло сидящее на корточках существо, беседующее с Финеасом Блэком. Оно продолжило:

— Люди ссылаются на память о прошлом, но это ложное представление. Воспоминания — не отражения событий прошлого, это мысли, возникающие в настоящем; событий прошлого не существует. Оцените собственный опыт, и вы всё поймете.

Дядя скептически поднял брови:

— Значит, мы вообще ничего не чувствуем?

— Человек лишается чувств только во сне без сновидений, — продолжал незнакомец. — Но, наяву или во сне, поток наших ощущений похож на свет солнца на древней стене, — неровная поверхность создает иллюзорную видимость предметов и событий. А лунный свет памяти рисует перед нами театр теней, и нам кажется, что мы сами в нем играем.

Я увидел по-стариковски дрожащий палец дяди, указывающий на картину Дали на стене кабинета.

— Этот художник, — произнес он, — этот величайший художник выразил смысл ваших слов в своей формуле параноидально-критической деятельности, которая выявляет бредовые фантомы скрытых желаний и проецирует их на канву памяти. И все же, — прошептал он, — Сен-Клер пробудил во мне подавленные воспоминания, после его ухода даже тени изменились. Нет сомнений, что Дали обнаружил истину случайно, или, скорее, истина открылась ему в ослепительном видении. Если бы он применил свое зрение в магии, а не в эстетике, он бы открыл Врата. Теперь ему нет покоя, он одержим существами, парящими у границ лиловой зоны.

Его губы почти не шевелились, словно говорила маска:

— Безумный Грегор считал, что ему суждено обнаружить Гримуар. Более того, он полагал, что книга у меня и что я намеренно выдернул ее из потока, влекущего его к ней.

Дрожащий голос Блэка возрос до сердитого крика.

— Тише! Тише! — убаюкивающим тоном прошептал незнакомец, словно пытаясь образумить дитя. У дяди Фина действительно было лицо ребенка, ужасного ребенка. Казалось, он наблюдает, как что-то движется за окном, испуганный и предвкушающий приключение.

— Кроули говорил, что, взбираясь на гору с Грегором, он однажды увидел тролля, — произнес сидящий на корточках.

— У Грегора было «зрение», — язвительно ответил Блэк. Упоминание о Кроули раздражало его. — Алистер дальше собственного носа не видел. Все его «видения» исходили от других, он получал их через Грегора, Уарду, Виракам, Ахиту… список длинный. Грегор обладал настоящим «зрением», но заблуждался, считая, что Книга хранится у меня, а когда нашел ее, тут же потерял из-за козней Кроули. А что получил Алистер? У него не было силы использовать магические печати, и он напрасно изводил Грегора. Даже Остин Спейр мог приводить их в действие только в присутствии Йелд Паттерсон. Возможно, в конце Алистер и приобрел зрение — в самом конце. Но он был пустой оболочкой, когда пытался взять штурмом Врата. Только почитайте Лавкрафта, и вы поймете, что это означает.

Блэк содрогнулся и помотал головой; с уголков его губ сочилась легкая пена, слилась в радужные шарики, готовые вылететь в открытое окно, раздуться до гигантских космических кораблей и направиться к далеким звездам. Свет этих звезд пылал в его глазах.

— Теперь я все понимаю, — шепнул он. — Вы правы. Все вокруг — лишь иллюзия.

А тот с улыбкой взял со стола небольшой флакон.

— Я заберу его, доктор Блэк. Незнакомец поднялся и быстро ушел.

— Vinum sabbati, vinum sabbati, — нараспев произнес мой дядя. Затем пробормотал нечто, звучавшее так:

Жаба желта, желта, желта —

Гвинейская луна в пруду у пса.

Шар потускнел, прерывистые вспышки утихали внутри. Маргарет взглянула на меня. Я попросил ее убрать шар, — он слишком явно напоминал пузырек, готовый взлететь к звездам. Наш шар никуда не летел, но я видел в нем дядю Фина и Чужого, знать которого мне совершенно не хотелось. И все же, не удержавшись, я спросил у Маргарет:

— Кто это был? То чудище на корточках?

— Его называют Желтым, — вот все, что она ответила.

У меня было дело в городе, и я оставил Маргарет отдохнуть. Мне хотелось навести справки о некоем Огюсте Буше, который много лет назад торговал на Ченсери-лейн древними скульптурами и фантасмагорическими масками. Что-то в словах Желтого навело меня на мысль, что мсье Буше мог оказаться важным звеном в цепи моих поисков. Но найти его не удалось. Когда я покидал Лейн, невероятная жара воскресила в моей памяти летний день моей юности, когда я получил от Буше статуэтку Мефистофеля, оставившую по себе странные воспоминания, которые я уже описывал в другой книге.

Когда я свернул на Хай-Холборн, меня окликнул старый приятель по фамилии Морли. Мы не виделись много лет. Он пригласил меня в свою квартиру на соседнюю Фёрнивал-стрит, и мы провели остаток вечера за приятной беседой, полной нескончаемых воспоминаний. Уже прощаясь, я спросил его о мсье Буше и его магазине.

— Святые небеса! — воскликнул Морли. — Знаешь, что там нашли во время ремонта?

Он не стал дожидаться моего ответа.

— Под фундаментом был огромный резервуар. В нем обнаружили скелет ископаемого ящера и груду человеческих костей.

На залитую солнцем улицу, подрагивавшую от грохота катившихся на Хай-Холборн автомобилей, упала тень. Я почувствовал, что всматриваюсь в шар Маргарет и вижу окутанную дымкой топь в «Мальвах», берега, соскальзывающие в море у Данвича, болота в Рэндлшемском лесу, где ползучие твари, пришедшие Извне, медленно выбирались на сушу…

Морли продолжал рассказ:

— Дело быстро замяли.

— Когда это произошло? — у меня пересохло во рту, и я с трудом выговаривал слова.

— Году в 47-ом. Ты тогда, кажется, уехал на Восток. Помню, я еще сердился, что ты не оставил адреса. Детали разбирательства мне сообщил приятель, юрист, работавший на Лейн. Они делали все, чтобы предотвратить огласку. Это были кости молодых женщин, так что поговаривали о колдовстве и прочей чертовщине. Но кто или что в двадцатом веке — тем более, в Лондоне — мог приносить жертвы крокодилу? Уж точно не Огюст Буше!

Морли говорил серьезно. Я оставил его раздумывать над этой загадкой, отныне ставшей и моей.

В начале осени я получил от главного архивариуса Ипсвича пакет официальных документов, связанных с Брандишем в Суффолке и поместьями Вайрдов. Разобрав кипу бумаг, я, наконец, обнаружил материалы дела.

В сопроводительном письме архивариус заверил меня, что не существует записей о рождении Маргарет Вайрд, но есть свидетельство, что Маргарет Абигайль Ла-виния Вайрд была обвинена в колдовстве и казнена 11 августа 1588 года. Материалы обвинения, рассматривавшегося на выездной сессии Суффолкского суда, утверждали, что она была «…замечена, когда гляделась в кривое зерцало, излучавшее сияние, а из оного зерцала тянулись к ней страшные щупальца и вылетали различные тени, от коих исходило мерзостное жужжание. Сама же она нередко сопровождала одну из сих тварей и, когда та разбухала до размеров чудовищных, похотливо совокуплялась с ней в Рэндловом лесу. И вставал тогда над лесом великий слепящий свет, и множество карликовой нечисти летало и ползало в Данвиче, смущая всех, кто таковое движение видел».

Один из летательных аппаратов, приземлившийся в Рэндлшемском лесу без малого четыре столетия спустя, перепугал американские вооруженные и безоружные силы, находившиеся неподалеку. Еще большую ценность для моих исследований представлял следующий абзац:

«Маргарет держала в своем доме в Фрэмлингеме тварь богомерзкую, рылом схожую с крокодилом. Замечена была за кормлением означенной твари и выводила ее для омовений в зловонном водбриджском болоте за Брандишем…»

Я был поглощен документом, но тут неожиданно явилась Маргарет Лизинг.

Ее визиты редко отличались своевременностью, и на этот раз она тоже пришла некстати. Я не знал, остаются ли в ее памяти события, которые она наблюдает в хрустальном шаре. С недавних пор она стала напускать на себя таинственный вид и с неизменной улыбкой, маскировавшей размах ее осведомленности о моей личной жизни, не сводила с меня взора, причем с таким бесстрастным любопытством, точно я сам превратился в шар.

Оставив бумаги на столе, я поспешно проводил ее в смежную комнату. Прежняя легкость наших отношений исчезла. Я ощущал настороженность, совершенно не свойственную Маргарет. Казалось, она стремилась передать мне какую-то информацию, но не могла сообщить напрямую. Наши беседы все больше напоминали поединок фехтовальщиков, беспрестанно отражающих удары противника.

Погода была приятно теплой, и я оставил застекленные створчатые двери широко открытыми. Занавески покачивались от дуновений ветерка. Внезапно Маргарет поднялась с кушетки со странной грацией рептилии. На стене висело овальное зеркало, в которое она стала пристально всматриваться. Я почувствовал, что в комнате потемнело, вдруг пронесся поток холодного воздуха, столь пронизывающего, что Маргарет задрожала и закуталась в манто. И тут произошло невероятное. Отражение ее лица подернулось рябью и стало растворяться в сияющем тумане, стелившемся по зеркалу, точно по глади встревоженного озера. Свет сделался ярче, туман вскипел и заклокотал, завитушки пара с тихим шипением поползли из овальной рамы. Я смотрел, парализованный, как Маргарет затягивает в воронку. Шусная дымка наполнила комнату, затуманивая солнечные лучи, пробивавшиеся в открытые двери. Затем мгла рассеялась, и я заметил на кушетке хрустальный шар, который Маргарет носила в кармане манто. Я не прикоснулся к нему, памятуя, что ей не нравится, если шар трогают посторонние.

Я окликнул ее, мозг мой оцепенел от нереальности происшедшего. В зеркале больше не было ничего странного — только въедливый запах остался в воздухе, прогорклый и тошнотворный. Лишь единожды встречал я подобное зловоние — в болотах Кабултилои*: смрад сгнившей рыбы, смешанный с вонью псины. Запах наплывал волнами, вызывая головокружение и острую тошноту. Я хотел отойти от зеркала, однако ноги мои увязли в полу, точно в трясине, а от тихой вибрации над ковром поплыли пузыри ядовитых испарений.

Вспомнив о судебных отчетах, которые я изучал перед приходом Маргарет, я направился в кабинет; ноги мои были буквально испакощены вполне осязаемыми миазмами. Что до Гримуара, то я спрятал его за рядом книг в библиотеке, находившейся на моем пути в кабинет. Мои внезапные опасения подтвердились: книга пропала, а на полке, возле места, где она лежала, я заметил следы липкой субстанции, капавшей на пол. Войдя в кабинет, я рывком открыл ящик стола, где лежали бумаги с магическими печатями и заклинаниями, переписанными из Гримуара. Они тоже исчезли. Я замер, потрясенный. До своего невероятного исчезновения Маргарет целый час неотлучно находилась рядом со мной. Я сел в кресло, отметив, что поток холодного воздуха развеял гнилостный смрад. Полагаясь на одну лишь память, я лихорадочно начал записывать все, что удавалось вспомнить об исчезнувших печатях и иероглифах.

В первый раз открыв Гримуар, я уловил тошнотворный запах, въевшийся в его страницы. Он пробуждал во мне смутные воспоминания о событиях, которые не удавалось воскресить в памяти. Удручающе неуловимые, они все же не отпускали меня, и перелистывая в памяти поблекшие листы с извивами рукописного шрифта и размашистыми магическими формулами, я чувствовал, что они нагнетают неописуемое безумие. На многих страницах имелись наброски искаженных, слегка напоминающих человеческие, фигур, извилистые контуры невнятных карт. Они были вычерчены каким-то цветным веществом, а знаки и названия местностей — если это были они — выделялись алым и зеленым. Несколько раз я находил изображения гротескных пауков с человечьими головами — все в искаженной перспективе, как на декорациях «Калигари».

Несмотря на солидное знание тайного символизма, я потерял надежду отыскать хоть что-то смутно знакомое. Но тут мне попался незакрепленный лист, вставленный между страниц. Он был другого оттенка, относительно недавнего производства, и его покрывали заметки, сделанные мелким почерком на чистейшем английском языке! Скорее всего, человек, расшифровавший Гримуар, вставил этот лист, отметив место, до которого добрался в переводе. Теперь я пытался напрячь память и записать прочитанное на этом листе. Но прежде чем представить изложение этого текста, я должен подробно описать предметы, найденные в кандлстонском склепе.

Помимо подсвечников, был еще миниатюрный треножник, к которому крепился камень странной формы. Его грани уходили внутрь под острыми углами, и он излучал сияние, словно в глубине порхал кроваво-красный огонек. Меня поразил этот камень: столь похожий и в то же время так отличавшийся от хрустального шара Маргарет. Во многих отношениях противоположность камню Маргарет, он был, в каком-то непостижимом смысле, его двойником. Треножник напоминал клубок змееподобных существ, которые при ближайшем рассмотрении оказались щупальцами осьминога, головой которого служил камень. Вся эта конструкция выглядела весьма неприятно. Она производила впечатление живого и подвижного существа, а преломление света в глубинах камня придавало ему жутковатую одушевленность: «слепой и идиотский хаос в центре бесконечности», как говорил Лавкрафт. Только в этом случае хаос не был слепым. В центре луковичной головы сиял и пульсировал «сновиденный глаз». Я инстинктивно приложил предмет к уху и тут же отдернул. Изнутри доносился звук, похожий на вой ветра в проводах, изредка сменявшийся безумным хихиканьем, а затем переходивший в многоголосый резонирующий крик. Это завывание напоминало мне кошмарную колыбельную и смутные ощущения, навеянные отвратительными запахами Гримуара.

Вой затих, но жуткие образы, вызванные им, сохранились в металле и камне, их воздействие не завершилось. Странная дремота смыкала мои веки, но тут один из подсвечников свалился на пол, разрушив чары, навеянные магическим камнем.

После мучительных попыток вспомнить и описать комментарии, столь удачно предложенные неведомым переводчиком, я почувствовал, что мне оставлен только такой выбор: неестественный сон с неотступными кошмарами или же нескончаемое погружение в преисподнюю, озаренную зловещей Звездой, — если воспользоваться выражением переводчика Гримуара, «искусственным светилом, созданным в прежние зоны магистрами магии». Об этой звезде в Гримуаре говорилось следующее:

«Свет ее озарял Землю задолго до появления человеческой жизни, когда планету населяли существа с душами, сотворенными ее излучением. За многие века некоторые особо предрасположенные люди случайно, а в редких случаях намеренно, научились привлекать лучи Звезды, подобно тому, как металлический громоотвод притягивает молнию. Когда ее свет вторгается в сознание людей и встречает резонанс вибраций, он сгущается в паутину космических волн, сплетая подводные образы, похожие на осьминогов и известные, как Криксквор…»

Это любопытное слово, оставшееся непереведенным, комментировалось на полях другим почерком:

«КРИКС КВОР — ср. латинское сrux (крест) и халдейское auor (свет)».

Я уже встречал символику скрещенных или переплетенных лучей на древних полинезийских рельефах — они обозначали морских тварей, которым поклонялись островитяне Тихого океана. По правилам каббалы «Криксквор» эквивалентен числу шестьсот шестьдесят шесть, ассоциирующемуся с Алистером Кроули и его Культом Зверя.

«Встречаясь с воздухом, Свет становится неразличимым. Но его могут уловить способные «видеть», например, почитатели Внешних. Долгие зоны их ставленники утверждали на суше и в морях тайные центры лучезарного культа. Один из центров находится близ Данвича, другой — в море, у Земли Моргана. Криксквор упоминается во многих полузабытых мифах, окружающих древние космические силы, такие как Айвасс, Аоссик и Ктулху. Последний является гигантским чудищем, похожим на осьминога, — он поднял в 1928 году руины циклопического города, который долгие эоны таился под водами океана. Следует отметить, что подобные сейсмические колебания, наблюдаются на протяжении всец истории в различных районах земного шара..»

На полях против «Земли Моргана» имелось пояснение:

«Гламорган в Уэльсе; «Морган» означает "рожденный морем"».

Чуть ниже на полях была еще одна приписка другим почерком:

«Огюст Б. создал копии этих и других подобных существ, которых он видел во сне…»

Внезапное появление знакомого имени поразило меня. Вопросы закружились в моей голове. Я понял, что нужно исследовать связь звезды с Маргарет Вайрд. Но другая властная интуитивная команда заставила меня вернуться к зеркалу в гостиной. И тут-то все изменилось.

Часть 2. ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Типичная дурость ясновидящих — их стремление утаивать часть видений от мага, ибо только он один может правильно их истолковать.

Алистер Кроули

1

Я уже рассказывал о моей связи с Гламорганом. Она сформировалась в очень раннем возрасте, — родился я в Эссексе, но зачат был на Земле Моргана, когда родители проводили медовый месяц в Порткоуле. То, что я — Грант и Вайрд, а в Земле Моргана кроется тайный центр культа Внешних, отчасти объясняет мою неизменную восприимчивость к астральным и морским влияниям.

Помню первую встречу с дядей Фином, упругий покров дерна на южных пастбищах, сладкий запах просоленного папоротника, грохот моря в пещерах Монк-Нэша. Окруженный скалами, песком и морским бризом, я поглощал напиток пронизанных солнцем вечеров, навеки застывших в прозрачной синеве минувшего, и эта безупречная алхимия наградила меня тонким восприятием впечатлений, приходящих Извне.

Заметное впечатление такого рода произвел на меня другой мой родственник — дядя Генри. Это был единственный, если не считать Кроули, человек, чье присутствие порой откликалось во мне беспокойством. Определение не совсем точное, ибо парадоксальным образом эффект в то же время был на редкость умиротворяющий. Вернее всего было бы говорить о чувстве «инородности». Между тем, дядя Генри, во всех отношениях не похожий на Кроули, был скромен, непритязателен, безучастен, — тихий интеллигентный валлиец, интересовавшийся исключительно сестрой моей матери, Сьюзен, на которой женился, и классической музыкой. Но — и это очень важное «но» — его присутствие пробуждало во мне смутное понимание того, что позже я определил как «вторжения» Извне.

Каникулы я, в основном, проводил в «Брандише» — построенном в Гламоргане особняке, который моя тетя окрестила так, чтобы увековечить древнюю связь Вайрдов с Суффолком. В саду, в тени яблонь, среди цветов и папоротников, я читал книги, впоследствии определившие мои литературные вкусы. Там я впервые познакомился с Артуром Мейченом, Элджерноном Блэквудом и Г. Ф. Лавкрафтом.

Должен уточнить, что мой дядя не знал, чтением каких книг я так страстно увлекаюсь. Я входил из залитого солнцем сада в гостиную, где он сидел в кресле, отрешенно улыбаясь или изучая газету. Его присутствие в такие моменты, казалось, сообщало нечто неуловимое моему чтению, так что с тех пор «Брандиш» населен для меня демонами сияющего дня и мрачнейшей тени.

Много лет спустя я увидел любопытный сон, порожденный этим слоем воспоминаний. Сон был таким ярким, что, если бы не память о смерти дяди, я не решился бы утверждать, что все не приключилось наяву, не было подлинным опытом. Поскольку мне кажется, что сон этот содержит ключ к тайнам, окружающим Маргарет Вайрд, я опишу то, что удалось запомнить.

С книгой в руке я вступил в залитую солнцем гостиную. Дядя и тетя сидели в креслах. На кушетке у окна я заметил смутные очертания спящей и узнал свою кузину Кэтлин Вайрд. На столике справа от двери, в которую я вошел, высилась стопка сочиненных мною книг. Мне вовсе не показалось это странным, хотя в то время ни одна из них не была издана и даже написана! Дядя попросил меня положить на столик книгу, которую я держал в руках. Взглянув на переплет, я обнаружил, что там тоже стоит мое имя. Я положил книгу и, только сейчас сообразив, что все три человека, находящиеся в комнате, умерли несколько лет назад, спросил дядю Генри, как он тут очутился. Дядя с улыбкой ответил:

— Мы прошли через внешние врата.

Когда я записывал сон, этот ответ ошеломил меня, ведь «Внешние врата» было заглавием книги, которую я в ту пору мучительно пытался написать!

Там, в сновидении, мне не терпелось узнать, кто же находится в саду. Шторы были плотно задернуты, и, хотя створчатая дверь была приоткрыта, доносились лишь приглушенные звуки. Важнее всего для меня было увидеть собравшихся в саду, ибо меня осенило: каким-то чудом я оказался на встрече родственников, давно исчезнувших из моей яви.

Я старался не упустить ни одной детали, и от этого еще глубже погрузился в сон. Дядя предложил мне сесть в кресло. Тетя уловила мое нетерпение и попыталась меня успокоить, назвав имена находившихся в саду. Там были мой отец, мать и другие родственники. Боль пронзила меня: мне не терпелось увидеть их снова. Я совершенно позабыл о Маргарет Вайрд, но дядя напомнил о моих поисках:

— Ты ведь понимаешь, что там ее быть не может? — Он махнул в сторону сада. — Она в другом временном потоке.

Он не назвал ее по имени, но показал на книги:

— Справа от тебя 1986 год. Слева… — Он указал на сад. — 1936.

Я растерянно огляделся. Дверь, в которую я вошел, зрительно делила комнату точно на две половины. Окно за столом справа от меня скрывали плотные шторы. Если удастся посмотреть в него, смогу ли я заглянуть за пределы настоящего? Мне показалось, что сон начинает ускользать, но голос дяди, казалось, восстановил его течение. Я снова взглянул на дверь в сад.

— Хочешь выйти и повидать всех? — тихо предложила тетя.

Дядя сердито посмотрел на нее, затем, повернувшись ко мне, вновь указал на книги.

— Нужно сперва закончить цикл. Примемся же за работу!

Я не вполне понял, о чем он. Подразумевал ли он, что в каком-то смысле способствовал сочинению моих книг? Эта гипотеза могла бы объяснять, отчего ребенком я чувствовал в его присутствии близость потустороннего.

Он вновь заговорил:

— Если выйдешь в сад, ты снова всех увидишь, но опять станешь частью прошлого, и тебе потребуется еще пятьдесят лет, чтобы вернуться к нашей беседе.

Я промолчал, обдумывая значение его слов. Шел 1986 год, — по крайней мере, в этой комнате, в этом сне. Мой дядя утверждал, что там, в саду, — 1936 год. Он вновь заговорил, прервав мои раздумья.

— С другой стороны, если ты интересуешься людьми больше, чем Работой, — это слово он выделил, — ты можешь пройти через врата, о которых сейчас пишешь.

Выводы, следовавшие из его объяснений, потрясли меня.

— А где же врата?

Он с улыбкой указал на стены.

— В одной этой комнате несколько врат. Повсюду на земле их великое множество. Но их можно увидеть, если смотреть внутрь, а не на поверхность.

Я проследил его взгляд. Дядя смотрел на овальное зеркало, висевшее над камином. С ностальгическим трепетом я узнал стоявшую на полке вазу из стеатита, разрисованную фигурками обезьянок. В детстве я обожал ее. Она напомнила мне о фантазиях, пробужденных чтением рассказов Мейчена и Лавкрафта — давным-давно, в этой самой комнате. Ваза, приковавшая мое внимание, точно выпустила в воздух облако воспоминаний. От этого все в комнате утратило четкость. Я отвернулся от вазы и сосредоточился на приоткрытой двери. Затем вопросительно взглянул на дядю.

— Зеркало?

— Вот именно. Ты можешь снова вернуться в те времена, если захочешь.

— Это замечательно, — ответил я. — Но одно дело войти в дверь, и другое — пройти через зеркало.

— Но ты ведь только что в него вошел, — сказал он. Тетя прервала нашу беседу, хоть и описанную здесь просто, но для меня довольно изнурительную.

— Видишь ли, дорогой, — сказала она, — через зеркало ты можешь перенестись в любое время, а через дверь — только в одно, в данном случае, — в 1936 год. Но если ты это сделаешь, ты вернешься только через пятьдесят лет по земному времени.

— А вы останетесь здесь? — спросил я, отчего-то полагая, что если я выйду в сад, тетя, дядя и кузина, которая теперь почти растворилась в воздухе, тоже последуют за мной.

— Не совсем так, — ответила она, читая мои мысли. — Возможно, ты поймешь, если вспомнишь рассказы людей, которые чуть не утонули. Они не просто вспоминали — они прожили заново, во вспышке, но по их собственной полноценной шкале времени, свою жизнь от рождения до полусмерти. Однако на взгляд стороннего наблюдателя прошло лишь несколько минут или даже секунд.

Я взвесил ее слова, стараясь полностью осознать их смысл.

— Но если ты попытаешься использовать врата с пониманием, — продолжала тетя, — тебе, прежде всего, придется отказаться от тела.

Она улыбнулась мне знакомой улыбкой. На меня нахлынула жуткая печаль. Я посмотрел на кушетку: моя кузина была похожа на быстро таявшую серую льдинку.

Тетя огорчилась, заметив, как встревожила меня столь страшная дематериализация, которая, впрочем, судя по бесстрастию дяди, была обычной для их уровня сознания — если только мы с ним видели одно и то же.

— А что вон за той шторой? — спросил я, указывая на эркер позади стола. Тетя откликнулась шепотом:

— Для каждого из нас там что-то свое. Здесь все не так, как в саду. В саду мы все вместе. Я не знаю, что сейчас за шторой.

— Пройдешь врата и узнаешь, — сказал дядя Генри.

— Но тогда у меня не будет тела, чтобы вернуться, — задумчиво пробормотал я.

— Видишь, все свелось к твоему телу. Тебе страшно оставлять его, но ты хочешь выяснить, что находится за его пределами. Вспомни Платона: «Если мы хотим изведать что-то досконально, следует отбросить тело».

Я зашел с другого конца:

— Но ты же только что сказал, что, если я выйду в сад, мне придется заново прожить жизнь своего тела?

— Нет, не этого тела, — был ответ. — Выйдя в сад, ты окажешься в теле двенадцатилетнего мальчика.

— Мне снова будет двенадцать лет… — произнес я с пронзительным предвкушением чуда. — И в моей жизни в точности повторится все, что уже было?

— Уже было?

Дядя расхохотался, да и тетя Сьюзен повеселела. Мои слова показались им забавными.

— Ты уже все прожил множество раз. Не волнуйся, этот круговорот нескончаем.

Нащупывая путь в былое, мой охваченный сном рассудок снова утонул в воспоминаниях. Я вспомнил, как часто ощущал, что столь многое в моей жизни уже происходило прежде.

Я взглянул на кушетку, где еще недавно лежала кузина, и меня охватила внезапная паника. Как-то смутно я уловил, что она была другого «типа», не такой, как дядя и тетя, что она не осознает их присутствия, да и моего тоже, не видит происходящего в комнате.

Тетя Сьюзен встревожилась; она читала мои мысли.

— Помнишь кузину Кэт? Она бы тут не появилась, если бы не прошла врата преждевременно. Она не была готова и не вынесла перехода. Что-то вроде аборта. Но все будет в порядке.

Грусть охватила меня, мне было жалко кузину, которая, как я только что вспомнил, покончила с собой. Она была старше меня на несколько лет и, похоже, обитала ныне в той яви, из которой я ежедневно возвращался в сон, называемый жизнью. Мне не хотелось развивать эту тему, и я решил расспросить дядю, когда он приснится мне в следующий раз. Однако этого до сих пор не случилось.

— Допустим, я пришел сюда так же, как и вы — через врата. Почему я не смогу так же приходить и уходить?

— Попробуй, и сам поймешь, — предложил дядя. Тетя Сьюзен засмеялась с легкой тревогой, как мне показалось, и посоветовала даже не пытаться.

— Ты ведь не хочешь бросить книги, верно?

Она, скорее, не спрашивала, а констатировала факт.

Я вздрогнул, подумав о доводе, который она привела.

Тетя была абсолютно права, и все же… Мне не терпелось узнать, что кроется за шторой; желание заглянуть и туда, и в открытую створчатую дверь было одинаково сильным. Я не мог ни на что решиться.

Сон распадался на куски. Не связанные между собой сцены гнались друг за другом по экрану сознания. Затем точно твердая рука схватила калейдоскоп, и я вновь очутился в комнате «Брандиша». Все оставалось по-прежнему, только лицо кузины было снаружи прижато к окну, теперь не зашторенному… Лицо казалось непроницаемой маской, но взгляд мертвым не был. Я отшатнулся от окна, пытаясь вспомнить, видел ли прежде в человеческом взгляде такое сочетание невинности и злобы.

Дядя Генри насмешливо изучал меня. Похоже, он сомневался в моем спиритическом контакте с кузиной. В этот миг мне удалось найти ключ сразу к нескольким мучившим меня загадкам.

Конечно, я слышал, что моя кузина была удочерена семейством Вайрдов, когда была совсем малышкой, но не знал ее настоящую фамилию — да и сама она, возможно, не знала. Помню смутные намеки дяди Фина; на самом деле, он и был инициатором удочерения. Кузина моей матери, Гертруда, взяла Кэтлин по совету дяди Фина. Он знал родителей девочки, но не хотел о них рассказывать, сообщил родственникам только, что они погибли в автокатастрофе. Возможно, одна лишь Гертруда знала причину самоубийства Кэтлин. Замечание дяди Генри объяснило тайну:

— Мы не можем расспрашивать ее, она еще спит. Она интересуется тем же, что и ее мать. Когда ты впервые встретился со своим «магом», Кэтлин жила с Гертрудой в Кенсингтоне. Помнишь?

Воспоминания перенесли меня в квартиру на Лексэм-гарденс, которую в ту пору купила Гертруда. Дядя Генри мог больше ничего не добавлять. Мы с Кроули поселились в провинции, когда Вторая мировая война близилась к концу. За несколько дней до отъезда из Лондона к Кроули, я остановился у тети Гертруды и ее мужа Альберта, пожилого финансиста, который вел дела в Южной Африке. Кэтлин тоже была дома. Она, как и я, училась в Школе Искусств. Разумеется, мы разговаривали о живописи и художниках. В то время я почти ежедневно получал от Кроули письма, и кузина это заметила, потому что конверты украшали восхищавшие ее печати с картушем египетского жреца. Как-то раз у нас завязался разговор о магии Кроули. Разработанная им колода Таро, нарисованная леди Харрис, за год до этого демонстрировалась на выставке в Оксфорде. У Кэтлин бьи, как я позднее понял, талант выпытывать информацию, и столь же искусна она была в ее дальнейшем распространении. Она предположила, что Кроули злоупотребил оккультным знанием, почерпнутым из тайного гримуара, и советовала мне, пока я буду жить у Кроули, отыскать книгу. Она заверила меня, что интересуется этим лишь из эстетических соображений, поскольку считает, что гримуар любопытно иллюстрирован.

Мне не терпелось отправиться к Кроули, поскольку я подозревал, что жить ему осталось недолго. Не ведая о происхождении кузины, я не сомневался в том, что ее любопытство носит лишь «академический» характер, хотя всякий раз, когда речь заходила о магии, она с трудом скрывала возбуждение. В ту пору я не задумывался об этом, однако подобное выражение лица мне позднее довелось увидеть на рисунке Остина Спейра и вот теперь — у маски, прижавшейся к оконному стеклу. Мне стало ясно, почему дядя Фин затеял ее удочерение. Однако план его провалился.

В доме Кроули, где я поселился, было много книг и написанных им картин. Единственным томом, к которому он не разрешал мне прикасаться, была «Книга священной магии Абрамелина», переведенная на английский С. Л. Мазер-сом — или, какой предпочитал именоваться, графом Макгрегором Гленстрейским. Кроули хранил ее в шкафчике, ключ от которого имелся только у него. Книга была иллюстрирована магическими квадратами, и в нее были вложены листы кальки, на которых Кроули рисовал печати. Однако «тайного» гримуара, о котором говорила моя кузина, я так и не отыскал. Впрочем, я не столь уж долго пробыл с Кроули, — вскоре он отослал меня в Лондон с любопытным поручением. Я должен был навестить некоего мсье Буше, создателя гипсовых форм и восковых фигур, которые продавались в магазине на Ченсери-лейн. Мне следовало сказать, что я от Кроули и получить предназначенный ему пакет.

Можно сказать, что я прошел полный цикл, поскольку впервые посетил магазин Буше за несколько лет до знакомства с Кроули. Я приобрел какие-то статуэтки, повинуясь юношеской тяге к экзотике. В то время я не подозревал, что у Буше есть потайная комната, в которой хранится коллекция клипотическои жути, о которой мне еще придется вспомнить. Но я отвлекся.

Дядя Генри настаивал, чтобы мы обсудили книгу, которую я в то время писал, и я не без труда оторвался от мысленных блужданий по магазину Буше. Меня еще преследовали воспоминания о завешенной зеленым сукном двери, скрывавшейся в тени у выставленных на продажу изваяний.

Я решил еще раз спросить дядю о неведомых областях, где сплетаются временные потоки и меняются все свойства. Я знал, что если правильно сформулирую вопросы, все может проясниться, но у меня ничего не получалось. Сила сна быстро сходила на нет, а напряженность обстановки путала мысли. Кажется, тетя Сьюзен поняла мои терзания; она пыталась что-то объяснить, но все было тщетно. Повернувшись к дяде, я продолжил атаку.

— Если я туда выйду, — начал я, пытаясь не обращать внимания на прилипшее к стеклу лицо, — то, стало быть, вернусь в свою жизнь в 1936 году? А у меня останутся воспоминания об этой встрече с вами?

Он поморщился.

— Может, останутся, а, может, и нет. Скорее всего, ты сам этого не захочешь, когда вернешься в детство. А может, сила твоей концентрации пока не столь высока, чтобы удерживать временные линии одновременно.

Меня такой ответ не устроил. Я сформулировал вопрос иначе:

— Вы считаете, что через зеркала можно свободно путешествовать во времени в обоих направлениях; то есть, я смогу двигаться вперед и назад?

— Ты совсем запутался. К чему беспокоиться? Ты ведь прошел через Врата.

Мое беспокойство усиливалось. Неужели я умер? Моя кузина тоже прошла через Врата.

— Она пришла до времени. — Дяде превосходно удавалось читать мои мысли. — У каждого из нас собственная временная линия, обособленная в пространстве. Мы следуем ей намеренно или бессознательно. Все это очень сложно, и если мы пустимся в обсуждения, это отвлечет нас от работы, ради которой мы собрались.

Я пропустил его слова мимо ушей. Меня больше заботило другое его замечание — о Вратах. Каких Вратах? Мысленно я попытался вернуться назад, комната стала расплываться. Овальное зеркало у двустворчатой двери смутно отражало мою фигуру. Меня неодолимо тянуло к нему. Все закружилось, точно в водовороте. В конце тоннеля промелькнула далекая комната в «Брандише», в которую я вошел в сновидении. Спал ли я еще, видел ли сон о сне во сне? Крошечная комната стала увеличиваться, и я принялся лихорадочно искать лицо за окном. Оно исчезло. Шторы снова были задернуты, и я в озарении понял, что кузина протащила меня по тоннелю, как протягивают нитку сквозь игольное ушко.

2

Комната вновь обрела привычные размеры. На лице дяди отразилось изрядное беспокойство:

— Тебе пора. — Он махнул рукой, показывая, чтобы я уходил. — Я думал, ты пришел сюда по собственной воле. Она уже ушла! Поторопись, а то лишишься тела!

Он вскочил с кресла и резко развернул меня. Тетя хотела меня поцеловать, но я повернулся, и ее губы скользнули по мочке уха, все еще чувствительной; прикосновение напомнило мне о Маргарет Лизинг.

Тоннель был наполнен стремительным потоком воздуха, который подхватил меня и понес. Вылетев сквозь овальную раму, я рухнул на диван. Солнечный луч косо падал из приоткрытой двери. Содрогаясь от непривычного холода, я неуверенно двинулся к ней. На улице женщина склонилась над неподвижной фигурой, из-за распущенных волос я не мог разглядеть лица. Услышав мои шаги, она повернулась, точно загнанный зверь. Это была Аврид. Голова закружилась, и словно ударом молнии меня швырнуло на распростертое тело, я слился с ним и очнулся. Я увидел склонившуюся надо мной Маргарет Лизинг. Она тут же поднесла к моим глазам хрустальный шар и велела начать сеанс.

— Почему ты сама не хочешь? — взмолился я. Я пытался вспомнить другой сон.

— Потому что ты еще во власти контакта, — зашипела она.

Сад был залит ослепительным светом. Я подозревал, что все еще сплю, однако штора на окне казалась слишком уж правдоподобной. Вцепившись в этот идиотский поп sequitur1, я снова вплыл в комнату «Брандиша», появившуюся в далеком конце тоннеля, через который я пронесся. В кресле, которое прежде занимала тетя Сьюзен, теперь сидела молодая женщина. Я видел ее со спины и не сразу понял, кто это. Она медленно повернулась, и я, вздрогнув от неожиданности, узнал Кэтлин Вайрд.

— Ты давно здесь? — спросил я изумленно.

Ее лицо, болезненно бледное, озарилось. Я уже успел забыть, как странно она выглядит. Она печально улыбнулась, веки затрепетали — черта, которую я тоже забыл. В руках она держала книгу.

— С тех самых пор, — просто ответила она.

Она опустила взгляд. Под широко расставленными пальцами без единого кольца я увидел страницы с магическими печатями, напомнившими мне о Гримуаре.

— Что заставило тебя это сделать? — спросил я нерешительно.

— Я была влюблена, — ответила она, помедлив. — Ты ведь наверняка знаешь эту историю. Тебе не удалось найти книгу у Алистера Кроули, и у меня оставался один выход.

Нелегко было понять ее ответ и еще труднее сформулировать следующий вопрос:

— Так ты останешься здесь, пока не умрешь в обычном потоке событий?

В ответ она цинично улыбнулась.

— Там нет обычного потока. — Кивком она указала на сад. — Там мне было бы сейчас семьдесят восемь лет. Что в этом хорошего? Какой мне прок от… той книги, что ты нашел?

Ее губы сжались, взгляд затуманился.

— Здесь я молода. Здесь я не подчиняюсь законам времени, но сюда никто не приходит. Он ни разу не появился.

Последовала долгая пауза.

— Он все еще там? — с тревогой спросила она.

Я отчаянно пытался вспомнить подробности ее помолвки.

— Да я знать его не знаю! — взмолился я.

Слова вырвались прежде, чем я успел их обдумать. Ее глаза наполнились слезами.

— Я же рассказывала тебе о нем за день до того, как ты уехал из Лондона к Кроули.

— Это было давно, очень давно, — произнес я, запинаясь. С тех пор прошло ровно сорок лет. — Так, значит, это ты направила меня и мою подругу в кандлстонский склеп? — спросил я, помедлив.

— Возможно. Были и другие люди, искавшие книгу. Теперь она здесь! У меня! — Ее голос сорвался на крик — И что, черт возьми, она мне дала?

— Она даст то, что ты сможешь взять, — ответил я спокойно. Слова слетали с моих губ, словно их произносил кто-то другой. Разговор продолжался, будто под чужую диктовку. — Отказавшись от меньшего, ты получишь большее, — заключил я.

— Я одного хочу: избавиться от этого, больше ничего не ждать и ни на что не смотреть.

Последнюю фразу она произнесла полушепотом, голос ее так задрожал от муки, что мне пришлось отвести взгляд. Она сидела, почти невидимая в затененной комнате, и я понял, отчего прежде не замечал ее присутствия, когда скрывался тут, точно в защитном круге. И еще вспомнил, как кто-то или что-то время от времени пытались в этот Круг проникнуть. Мне казалось, что это всего лишь проявления слепой силы, стихийные потоки, стремившиеся найти доступ к жизненным волнам людей. Прежде я не понимал, как отчаянно она хотела быть членом нашей семьи, мечтала, чтобы ее любили, ценили, принимали во внимание. Но когда интриги дяди Фина почти превратили ее в Вайрд, именно с нею в наше семейство проникло подводное течение, которое внесло меня в окружение Кроули.

Я хотел расспросить ее о сне, в котором она растаяла на кушетке, а затем прижималась лицом к оконному стеклу, но ее очевидное горе удержало меня. Вместо этого я предложил ей заняться толкованием Гримуара.

Ее губы скривились в усмешке. Внезапно кресло, в котором она сидела, покрылось травой и растянулось в лужайку; Маргарет Лизинг дергала меня за рукав и подносила к моему лицу магический камень, мерцавший на витиеватом треножнике. Казалось, одна секунда прошла с момента, когда я, проснувшись, увидел, как она склоняется надо мной. Осторожно взяв шар, я поднял его над головой. Последний проблеск угасавшего дня слился с его пульсирующим пламенем, вспыхнувшим так, словно шар жадно лакал кровь заката.

3

— Неужели вы не понимаете, что многолетняя одержимость Лавкрафта…

— «Некрономикон»! — вставил Сен-Клер.

— Вот именно. Не перебивайте! — огрызнулся доктор Блэк. — Согласно Лавкрафту, текст шестнадцатого века хранился в доме салемского художника Ричарда Аптона Пикмана. В 1926 году художник исчез, и книга тоже. Сен-Клер был озадачен.

— Вы считаете, что между «Некрономиконом» и гримуаром Грантов существует некая связь?

— Нееет-нееет, — откликнулся его собеседник с нарочитым жеманством. — Верно ведь, даже вам пришло в голову, что эти книги идентичны? «Некрономикон» исчез вместе с Пикманом в 1926 году, — повторил Блэк и добавил. — Вы помните Ахада, Фратера Ахада? Нет, я не меняю тему.

— В самом деле, — ответил Сен-Клер. — Чарльз Стэнс-филд Джонс, известный как Фратер Ахад, был так называемым «магическим сыном» Алистера Кроули, и как раз в 1926 году он поднял большую шумиху.

— Именно в том самом году, — объяснил Блэк, — Ахад заявил, что открыл «Магическое Слово Зона», которое Кроули не удалось произнести, когда он получал степень Мага в Ордене Серебряной Звезды. Врата открылись, врата закрылись, — добавил Блэк загадочно.

Сент-Клэр улыбнулся.

— Стало быть, Пикман, выходя наружу, должен был перед входом пересечь Логос Зона!

Доктор Блэк кивнул.

— Пикман был художником, но работы его не уцелели, и то же самое произошло с другим художником, поспешившим пройти через те же врата. Прочитайте рассказ о Роберте Маккалмонте, написанный вашим старым другом Артуром Мейченом. Их картины были уничтожены именно поэтому, а вовсе не из-за их содержания, как говорится у Мейчена и Лавкрафта в рассказах «Из картины» и «Модель Пикмана».

Лицо Сен-Клера озарила догадка.

— Понятно. Оба художника получали вдохновение от Черного Орла, управлявшего Йелд Паттерсон!

— Вот именно, — сказал Блэк, — Дело в этом. Маккал-монт и Пикман входили в круг Элен Воган, а Остин Спейр впитал поток через Йелд Паттерсон. На одном из рисунков Спейра запечатлена подлинная формула Врат — огромных, как сама жизнь!

Сен-Клер вопрошающе взглянул на Блэка.

— И где ж эта картина? — с деланной наивностью спросил он.

Блэк улыбнулся.

— Я и сам бы хотел знать. Но есть те, кто знает, и они используют картину, чтобы установить связь с Пикманом. Слышал, кое-кому это удалось.

Глаза дяди блеснули, и в ту же секунду камень затуманился.

Маргарет помогла мне подняться. Я оцепенел. В моей памяти всплыл образ высокой блондинки. Она странно выглядела, эта Клэнда, словно была покрыта чешуей, как болотная ведьма. Я встретился с ней наяву, через много лет после событий, только что открывшихся в шаре. Я познакомил Клэнду с Кроули, и тот влюбился в нее с первого взгляда, называл ее «моя вторая душа», предложил ей выйти за него замуж — и это в свои семьдесят! Если бы она не сбежала, то могла бы стать третьей миссис Кроули! Я также познакомил ее с Остином Спейром, и тот изобразил ее на картине, где запечатлел тайну Врат. Но отчего он нарисовал там Клэнду? Я мог лишь гадать. Она тоже исчезла. Сильнейший магнетизм ее личности навел Кроули на мысль в последний раз попытаться произвести на свет законного магического наследника. Он весьма заботился о родословной. Однако Клэнда оказалась Глубинным Существом, наподобие Маргарет Вайрд, Элен Воган, миссис Бомон, Бесзы Лориель и Йелд Паттерсон.

Маргарет Лизинг отвела занавесь, пропуская меня. Я спешил посмотреть на рисунок, завещанный мне Спейром. Не оценив его странной композиции, хотя и догадываясь о тайной формуле, я не повесил эту работу с прочими своими картинами и не показал дяде Фину.

Поднимаясь по ступеням из сада в гостиную, я уловил странное шевеление в волосах Маргарет. Зрелище было столь отвратительным, что я споткнулся. Меня еще преследовал взгляд кузины, пронзительный, как тот переплетенный свет, что проник в череп Маргарет и вскипел возле ее мозга. Меня наполнило чувство, которое я могу назвать лишь «темным озарением». Словно находишься в ночной роще, которую судорожно осветила молния, оставив в глазах слепящий отпечаток. Охваченный видением, я неуверенно поднялся на чердак, где лежали картины. Непросто было отыскать нужную, потому что всё покрывал многолетний слой пыли. Я дергал раму за рамой, и когда, наконец, появилось лицо Клэнды, мне показалось, что во плоти явилась сама блондинка, столь не похожая на свою темноволосую и яркоглазую подругу, которая позже стала моей женой. Мне вспомнились прежние дни, старый Алхимик, которого я познакомил с Клэндой, — он сыграл существенную роль в моей магической связи с Кроули.

Я вытащил из-под мешковины шесть-семь папок и большой обрамленный рисунок, разделенный пополам радугой. На одной стороне дуги виднелся большой конус, образованный магическими печатями. С другой стороны — беглые наброски лиц и человеческих фигур. Но главенствовало на полотне зависшее слева, в стороне от радужного изгиба, крылатое существо с преувеличенно женственными формами. Оно походило на девушку, очаровавшую Кроули и Алхимика. Последний, скорняк по профессии, едва не погиб, выпив жидкое золото в ходе эксперимента по омоложению. Он был сведущ в герметических науках и подружился с Кроули в надежде, что опыты Мага дополнят его собственные. Кроули одно время создавал «духи бессмертия» и утверждал, что опытным путем воплотил Камень Мудрецов. Хотя формальной целью экспериментов было оживление тканей и усиления потенции, он также проводил их для обольщения молодых женщин, чьи телесные жидкости имели для него магическую ценность. Кроули познакомил меня с Алхимиком ради завершения моей инициации на предпоследнюю степень оккультного братства Ordo Templi Orientis, — степень, которая была предоставлена самому Алхимику в обмен на уникальный манускрипт, объяснявший магическое применение психосексуальных экстрактов. Кроули очень интересовался обучением женщин, подходивших на роль жриц в его оккультных ритуалах.

С характерным для него черным юмором он распустил слух, что Алхимик предоставляет специально отобранным особам «сок Свасини». Негодование Алхимика, к которому кандидаты стали обращаться за этим эликсиром, перешло в отвращение к Кроули, но его намерение разорвать отношения с Магом угасло, когда на сцене появилась Клэнда.

Я познакомился с Клэндой в Школе Искусств на Риджент-стрит. Позже, после встречи с Алхимиком, я «обменял» Клэнду на возможность прочитать сверхсекретную рукопись, доставшуюся ему от гуру из Южной Индии. В манускрипте излагались секреты тантры и детально описывалась наука кал, применявшаяся в Круге Каулы, использовавшем свасини. Вскоре Алхимик начал опасаться, что наш обмен может вызвать кармическую реакцию. Я тоже ощущал угрызения совести, хотя и смягченные мыслью, что новое знание поможет развитию Ложи, которую мне поручили основать.

Воспоминания о давних днях выросли перед моим внутренним взором — горьковато-сладкая ностальгия. Рассматривая изображение Клэнды, я смутно чувствовал, что портреты, которыми художник окружил ее, были единым Образом — разными личностями, но в то же время — одной. Хотя понимание это пришло ко мне окольным путем, то был мой путь и искать иного не хотелось. Кровь Вайр-дов и Грантов могла соединиться во мне только так. И я не мог иначе отразиться в ведьминской крови, в сияющих глубинах шара Маргарет, мудрых символах колдовства Остина Спейра и чарах, сплетенных Лавкрафтом и его темным Братством.

Чердак был забрызган капельками лунного света. Казалось, я слышу приглушенное царапанье когтей по подоконнику, вижу крылатое чудище, набросившееся на Клэн-ду, а позднее изранившее голову Маргарет Лизинг. В моей памяти тянулись позолоченные грезами часы нескончаемых летних вечеров, когда я блаженствовал, растянувшись среди папоротников, а морская пена усеивала пузырьками скалы у Огмора, дюны в Кандлстоне.

Только сейчас я заметил: кто-то зовет меня. Голос — тонкий, посеребренный лунным светом, блуждал по чердаку, приглушив ветерок, наполнивший все вокруг ароматом папоротника, засушенного в отворенных призрачной дремой ячейках памяти. Голос звал меня назад, просил спуститься…

Я осторожно ступил на хрупкую, висящую на тонких нитях чердачную лесенку. Жутковато раскачиваясь и с трудом сохраняя равновесие, я глядел на опустошенный череп Маргарет, из которого торчали проволочные волосы, точно осока в дюнах Кандлстона. Иглы этой травы царапают покрытые лишайниками камни на склонах Саузерн-дауна, привлекая взор, точно завитки, окаймляющие любовную щель. Маргарет повернулась, глаза ее в сгущающемся мраке блестели ярче, чем шар, который она стиснула в ладонях.

Спотыкаясь, мы прошли в библиотеку. Маргарет положила камень на стол:

— Ты можешь узнать всю историю, — сказала она.

Казалось, эхо ее голоса высекает искры из глубин камня. Затем в шаре появилось точка темного пламени, принявшая очертания головы дяди Фина. Голова была вырезана из пористого материала, покрытого жемчужинами росы. Глаза были закрыты, черты искажены. Я отпрянул.

— Время! — ликующе произнесла Маргарет. — Есть ли художник, кроме Времени, способный запечатлеть такое опустошение истомленной кошмарами плоти?

В эту секунду глаза открылись, и зеленоватое пламя ненависти осветило комнату. Взгляд был обращен к Маргарет, два фонаря на плоту, охваченном штормом. Чайки вились в волосах дяди Фина, точно среди папоротников на застывших под лиловым небом утесах Огмора.

— Время, — откликнулось на слова Маргарет эхо. Я узнал интонацию дяди. Голова исчезла, но, прежде чем сжаться в точку непроницаемого мрака, развалилась. Клочья съежившейся плоти разлетелись по комнате.

Маргарет вцепилась в камень, но я убедил ее отложить его. Серый туман плавал в его глубинах. Туман таял; казалось, невидимая рука, отдернув занавес, открыла лучики света, сложившиеся в сияющие магические печати. Почти все были знакомы мне по Гримуару: одна пылала ярче других — ключ к внешним вратам. Несмотря на ракурс, типичный для снов, я узнал комнату, в которой дядя Фин разговаривал с незнакомцем, утащившим хрустальный флакон. Темная тень, которая могла быть полями конической шляпы, скрывала его черты, но я заметил три яркие точки, — две из них, зеленоватые, были глазами. Они часто мигали, в то время как третья оставалась неподвижной, — прозрачная, с лиловым отливом. Дядя Фин выглядел оживленным, бурно жестикулировал в предвкушении.

— Нас зовут! Идем же! — воскликнул незнакомец.

Тут он провел в комнату нечто, оставшееся невидимым для нас с Маргарет, — лишь сильный световой поток пронесся по шару. За ним последовал каскад символов, напоминавших кружева тропических лиан, отягощенных цветами. Их изгибы говорили на цветочном языке, знакомом ведьмам. Я надеялся, что Маргарет сможет перевести их безмолвную речь.

Она оторвалась от шара, издававшего звук, похожий на шум крыльев, и принялась переводить язык лиан. Я погрузился в транс, чтобы понять ее слова, но не смог сохранить ощущение яви. Это печалило и раздражало меня.

Сплетения света в шаре растаяли, шифры померкли, и вновь возникла прежняя комната с двумя собеседниками. Дядя Фин стоял, голова в тени, возле каминной полки, над которой висела картина, которую я только что оставил на чердаке! Тело незнакомца отбрасывало тень, закрывавшую нижнюю часть рисунка, но выпуклые бедра и пышные груди Клэнды я видел ясно. Магические печати, еще секунду назад окружавшие девушку, не поддавались интерпретации. Конус пылал или, быть может, это огонь в массивном камине омывал его оранжевым светом? Поток разноцветного пара вырвался из основания конуса, источая зловоние. Но люди, находившиеся в комнате, никак не реагировали. Может, все это видели только мы? Меня поразило, что картина очутилась здесь, я почувствовал, что внезапно мне открывается тайна, как порой бывает во сне. Сидевший на корточках незнакомец напоминал идола из храма, затерянного в гватемальских джунглях. Его голос, заглушавший звуки, издаваемые камнем, был резким, металлическим, дрожащим:

— Пространственно-временное бытие свернулось в вашем саду; все события, люди, вещи вынуждены повторяться. Циклы бесконечны, но в стороне от них лежит…

Голос угас.

Капельки пота выступили на лбу дяди Фина. Он пытался уловить окончание фразы, но слова ускользали от него, как и от нас. Возможно, незнакомец не мог выразить ее на земном языке. Однако речь переплетенных лучей, запечатленная в изгибах сияющих лиан, была красноречива. Сцена напоминала картину Дали: множество несовместимых элементов сливались в кошмарном видении бытия.

Я понимал, что источник усталости, охватившей меня — изображенная на картине магическая печать, на которую пристально смотрел дядя Фин. Он пытался сопротивляться, чтобы его не засосало в воронку конуса, мускулы на его шее натянулись, точно плеть.

— Силой тут ничего не добьешься. — Голос незнакомца был едва слышен, тихий шепот. Его звуки понесли меня вспять, к пузырящимся водам речки Эвенни и к тому летнему вечеру, когда Маргарет увлекла меня к Кандлстонской руине. Тварь, похожая на летучую мышь, вновь отбросила тень на череп Маргарет и на голову моего дяди, внутренняя сила стремилась высвободиться и воспарить назад, к звездам.

Маргарет спала. Если бы доктор Блэк выпил Вино Шабаша, он бы оказался рядом с Элен Воган и ее компаньонами, но незнакомец унес флакон. Возможно, он передал его Алистеру Кроули.

— Если будешь держать ее против света, — объяснил он, — появится совершенно другая картина.

Я в изумлении оторвал взгляд от того, что лежало передо мной на столе. Там, где прежде висело зеркало, виднелось нечто вроде паука. Гигантская голова на крошечном тельце протискивалась в комнату, лапки молотили по перекрещенным лучам. Я осторожно прикоснулся к тонкой ткани, покрывавшей стол. Ее испещрили странные волнистые линии, окруженные иероглифами, расшифровать которые я не мог. Последовав совету существа, я приложил ткань к оконному стеклу. Когда ее пронзили лучи заходящего солнца, я заметил движение в рисунке, нарастание цвета и, наконец, тонко вычерченный портрет девушки. Ее волосы струились световыми волнами, озарявшими глаза. Еще до того, как ее губы растянулись, обнажая длинные и острые зубы, я узнал Аврид. Позади бился смутный силуэт — такой же неясный, как все формы, прорывающиеся в инородные измерения. Тонкая нить света растянулась и вспыхнула в полумраке комнаты. Она задрожала от энергий существа, перевоплощающегося в ткань, которую я вновь положил на стол. В пустоте слева от пропавшего зеркала возникли колебания, раздробленные световые волны напрягались и вытягивались, словно мучительно пытаясь оживить лицо, на которое я смотрел. Мне довелось стать свидетелем, как через четыре столетия дух возвращался в свою Магическую Печать.

Предложение паукообразной твари все еще звучало у меня в голове, но тут передо мною медленно материализовалось лицо дяди Фина с неописуемо злой улыбкой, растягивающей морщинистую кожу.

— Против света! — повторил он, и слой жира под его подбородком затрясся от радости, раскрошился и заморосил дождем драгоценных камней с картины Дали, превращавшихся в снежинки.

— Вскоре ты добьешься своего, мой мальчик.

Он мурлыкал, точно кот, раздувшимся трупом нависнув над тенью.

— Но прежде чем ты приступишь, позволь, я покажу тебе то, что ты искал.

Я сконцентрировался, готовясь к встрече с неведомой силой. При этом я выпустил ткань из рук, и слишком поздно осознал ошибку. Кошачьи глаза, полускрытые нависшей плотью, вспыхнули над магическими печатями и поглотили их.

5

Перевести иероглифы я не смог, но узнал, что дядя Фин все же отыскал ключ. Он только ждал нужного часа, чтобы повернуть его в замке — столь древнем, что даже Аврид в сравнении с ним казалась дитем вчерашнего дня. Но я, как обычно, готов был следовать за дядей.

Временные потоки слились. В настоящем были кузина Кэтлин, дядя Генри, наша прародительница Аврид и брат моего деда Финеас — вот уж диковинное семейство! В ткани наших жизней нити переплелись так, что медиуму не удавалось полностью их распутать. Теперь все сошлись в комнате, перенасытив ее атмосферу. На лишенной зеркала стене зияла бездонная дыра — тоннель, визжащий от неистового ветра.

И тут появились пузырьки! Крошечные шарики вылетали из пустоты, точно выброшенные водоворотом. За ними последовали кольца света, рожденные в космических бурях, проносившихся сквозь пролом в стене, прежде скрытый за зеркалом.

Энергия прошлого неизмерима, невозможно выдержать ее удар и остаться на ногах. Я увидел огромную сферу, раздувшуюся от разложения и охваченную роскошным распадом, увидел другие шары, которые подбрасывал Алеф-Шут — они искрились радугами смерти, проливались дождем гротескного дружелюбия, словно маски, нарисованные Энсором или перенесенные из ядерного века Дали в теснины ада, созданные магическими Работами Кроули. Я видел, как Маг слился с Финеасом Блэком, жонглирующим крылатыми и рогатыми дисками, вылетавшими из Бездны.

— Чтобы весело сплясать с кошмарами, — произнес дядя, — нужно выйти за пределы всех снов.

Нелепая фраза повторялось до тех пор, пока ее смысл не вспыхнул за шторой ярко-зеленым светом. Я настолько был занят дядей Фином, что не сразу понял, какую игру тот затеял. Шары, упавшие на пол, образовывали каббалистическое Древо Жизни, но древо изогнутое и скособоченное. Его круглые плоды пылали цветами радуги, а одиннадцатая сфера была лиловой. Когда мельтешение прекратилось, шары сплющились в диски и от их кружения поднялись дымки, застывшие в колонны, увенчанные огненными цветами. Цветы покачивались на стеблях, отягощенных тропическими плодами, — изогнутые и лучащиеся стяги чувственных оттенков, вытянувшиеся над ущельями меж двух обсидиановых башен. В самой верхней точке этой мандалы вознеслась Башня Даат с рептильными лучами сплетенного мрака, пронизанного светом Кетер, — она походила на извивающиеся щупальца кошмарного осьминога.

От игр светотени рябило в глазах, и я не сразу уловил разительную перемену, происшедшую с дисками. Они поднялись в воздух и тут же рухнули в глубины, окутанные ночью. Позади виднелись двойные башни из тоннелей, переплетенных за Древом.

Дядя Фин внезапно ткнул пальцем в голову рептилии, свивавшей кольца над туманной пропастью, что отделяла серую башню от черного ее близнеца. Точно увитая лианами решетка, мандала приняла вид джунглей, в которых бесконечно множилось единое Древо. В ветвях голосили и раскачивались священные обезьяны, скакали гибкие кошки, висели летучие мыши, астральные рыбы плавали в прудах, отражавших Тоннели Сета.

Дядя Фин нажал на еще одну голову, похожий на кнопку выступ на стене башни, в которой конвульсивно поднималась и опускалась подвижная клетка, вроде кабины лифта. Мы вошли в кабину, дядя захлопнул дверь. Клетка задрожала под нашим весом — в основном, моим, поскольку дядя Фин, несмотря на тучность, весил не больше призрака. Внезапная паника охватила меня, когда мы начали быстро спускаться. Мне хотелось выбраться на свободу, на свежий воздух — в открывшуюся в вышине сапфировую пустоту, пронизанную сетью ветвей, на которые, прежде чем воспарить в лазурь, садились птицы с пестрым оперением. Однако мы спускались все быстрее, и от перепадов давления тупая боль пронзила мой череп. Клетка резко дернулась, остановилась, дядя Фин вывел меня в длинную галерею, окутанную зеленоватым туманом. Место казалось смутно знакомым, однако я определил, где мы находимся, только увидев строй изваяний. Они походили на статуи безмятежного Будды, и, заметив дефекты материала, из которого они были сделаны, я догадался, что это оригиналы статуй, выставленных в магазине Огюста Буше. Лифт погрузил нас в таящиеся под магазином пещеры. Мы опустились на один или несколько этажей, скрывавшихся, скорее всего, под демонстрационным залом, и теперь находились рядом с теми Другими, облик которых мсье Буше не открывал покупателям.

Дядя Фин потянул меня за руку. Льстивая улыбка расцвела на щербатом камне его лица, сорвав мох, мешавший нашему движению. Намерения дяди стали ясны, когда мы, наконец, остановились перед гротескным резным крокодилом.

— Что за изысканное творение! — Дядя дрожащим пальцем провел по чешуе твари и тут же перевел восторженный взгляд на меня. Мастерство действительно было безупречным, но меня удивил материал, с которым работал художник: местами он казался полупрозрачным, и тут же начинал мутнеть, напоминая крапчатый стеатит мерзкого зеленого оттенка, пронизанный ленточками водорослей. Когда он тускнел, в глубине возникали тени, отражавшие на своей поверхности искаженные контуры циклопических храмов. Видел ли я, в ином временном потоке, изнанку безмятежных будд, которых разглядывал знойным вечером на Ченсери-лейн?

Дядя Фин подтолкнул меня и указал вверх — на пурпурную точку. Она равномерно пульсировала в вышине. Дядя объяснил, что это Фонарь Девятых Врат. Я заметил проход внутрь фонаря, ныне выросшего в размерах, и, как я догадался, состоявшего из колец, время от времени испускавших дождь искр. Искры осыпали нас, одна оплела паукообразную тварь, устроившую наше путешествие по тоннелям. Паук пытался вырваться, но лассо сжималось и крепло, пока тот не оказался полностью спутан.

Встревоженный, я почти не слушал дядю Фина, объяснявшего, как тоннель соединяется со своим двойником, освещенным единой звездой. Вдруг повсюду замелькали кольца света, похожие на вытянутые колечки дыма. Перемещались они беспорядочно, и каждое колечко звучало, слабое металлическое жужжание постепенно взмывало к крещендо. И тут внезапно я обнаружил, что шагаю по залитому солнцем тротуару на Ченсери-лейн, снова вхожу в магазин и спускаюсь по лестнице в выставочный зал, наполненный изваяниями будд и божеств Нильской долины. На этот раз я не мешкал, я был «посвященным», знал, что таится внизу.

Передо мной в темном углу возле экспонатов виднелся черный прямоугольник двери, которую, возможно, не открывали несколько десятилетий. Ручки не было; я толкнул, но дверь не подалась. Тихий кашель заставил меня повернуться. Рядом, вежливо улыбаясь, стоял владелец магазина. Пока я смущенно пытался объяснить свое неуместное поведение, вся паутина впечатлений, связанных с потайным местом, растворилась в яркой вспышке света. В памяти моей остались лишь отрывки беседы с мсье Буше, уход из магазина, ощущение благополучия, которое меня охватило — все, что произошло в тот давний день моей юности, когда на оживленной лондонской улице я изучал этот оазис, полный экзотических скульптур.

Если бы не моя колдовская родословная, я, возможно, и не обратил бы внимание на фигуру, застывшую у витрины на Ченсери-лейн. Вероятно, и он бы меня не увидел. В тот момент я одновременно ощущал два временных потока — обособленных и все же идентичных. В этом преображенном времени солнечные лучи пронизывали ткань, которую я держал против света, и в то же время освещали потайную часть магазина Буше.

Не могу сказать наверняка, пытался ли дядя Фин посвятить меня в тайны Гримуара, или же он тоже погряз в трясине сомнений. С земной точки зрения, он не принадлежал ни нашему миру, ни тем тоннелям, в которые я скоропалительно забрался, последовав за паукообразным существом. Происходящее, между тем, было важно не только в этом отношении. Подтвердились мои подозрения, что дяде Фину удалось частично расшифровать Гримуар и что он ждет случая продолжить с моей помощью свои исследования.

Дядя взял меня за руку, и мы зашагали по залитому солнцем тротуару. Стоило ему прикоснуться ко мне, я догадался, что он хочет, чтобы Маргарет Лизинг возобновила поиски. Поскольку наши намерения совпадали, противиться я не стал.

Когда мы покинули Лейн, я заметил странный силуэт. Он резко возвышался под косым углом над потоком транспорта, заполнившим Хай-Холборн. Дядя Фин повлек меня в его сторону, но не успели мы пройти и трех шагов, как черная бездна разверзлась у наших ног. В каверне, куда мы вступили, находилась металлическая клетка; мы зашли в нее, помчались вниз, затем нас грубо выбросило наружу и дальше пришлось спускаться по скользким от ила ступеням украшенной флагами лестницы. Издалека донесся плеск, запахло морем. Мы неожиданно очутились на берегу просторной бухты. Волны хлестали гниющую пристань, к которой были привязаны ялики. Корпуса покачивающихся суденышек были студенистыми от крошечных, словно сплетенных из паутины рачков, которые согласно ползали, извергая фосфорические брызги. Их было так много, что под водой лодки светились. Мы сели в ялик, дядя Фин схватил весла, лежавшие на досках настила, сквозь которые сочились лучи, рисовавшие на его подошвах диковинные мерцающие силуэты.

Лодка заскользила бесшумно, и вскоре пристань, с ее фосфоресцирующими рачками, осталась, точно крошечный макет, далеко позади. Дядя принялся вполголоса напевать, не спуская с меня глаз. Я ощутил беспокойство и едва не утратил контакт, до того момента превосходный. Глаза дяди мерцали звездами в чернейшей ночи залива.

Наш ялик покачнулся яростно, накренился под острым углом и вышвырнул нас за борт. Благодаря внезапному шоку я вспомнил, что все происходит в неведомом сне. То, что наше погружение не было случайным, я знал наверняка. Перевернутый ялик покачивался рядом. Чайки опустились на его дно, небо было ясное, безмятежное. И тут появилась дверь. Она косо чернела в массивной глыбе гранита, покрытой слизью и губчатыми наростами, проевшими путь в ее толще. Я опасался, что под их напором дверь может распахнуться в любую секунду. Это и произошло, стоило нам ступить на порог. В дверном проеме неожиданно предстал дядя Генри! Линзы очков увеличивали до невероятных размеров его глаза, приветливо глядевшие на нас. За его спиной я различил стены комнаты, облепленные рыбьей чешуей и странными чертежами. На высоком помосте, похожем на трибуну, замерла девушка с водорослями в волосах, в руках она сжимала морскую раковину. Дядя Фин соскоблил с подошв радужные бусинки, они превратились в пузырьки, поплыли к отверстию раковины и исчезли внутри. Когда мы тоже очутились в одном из шариков, девушка отвела взгляд от огромной книги и подняла голову. Я заметил, проплывая мимо, что у нее лицо Кэтлин Вайрд — то самое, что прижималось к стеклу в «Брандише».

Когда меня втянуло в комнату, я с беспокойством заметил, что мой спутник исчез. Дядя Генри сидел в своем кресле, рядом дремала тетя Сьюзен — мирная сцена минувшего, оставшаяся в памяти, потускнела и уступила место иной картине. Мальчик, повернувшись на правый бок, лежал на диване под окном. Было утро, сноп солнечного света пробивался в щель между шторами. Он озарял мириады пылинок, выдохнутых новой мебелью, предвещая бесподобный летний день. Мальчик проснулся и долю секунды, прежде чем возобладала реальность, пребывал в чудесном покое. В этом сиянии он чувствовал только жизнь, и лишь мгновением позже осознал, что эта жизнь — его собственная. Он скатился с дивана и поднырнул под солнечный луч, казавшийся квинтэссенцией Света, который на мимолетное, но вечное мгновение мальчик ощутил как Подлинную Сущность. Восторженно вдохнув аромат фруктов, лежащих в хрустальной вазе и душный запах новых тканей, он одним прыжком преодолел расстояние до двери.

Поскольку мозг не способен удерживать несколько мыслей одновременно, все события жизни переживаются в том временном пространстве, которое именуется прошлым. Потом мы придумываем историю для этих событий и воображаем, что они происходили с нами. Таким образом, ощущение движения возникает в сознании как событие прошлого, хотя на самом деле испытывается оно сейчас. Осознавая это, мальчик верил, что никакого прошлого нет, ибо не было «его», — того, с кем это прошлое случилось. Он еще не догадался, что настоящего тоже нет.

Он «помнил», что дверь открывается с трудом, что ее надо резко дернуть, тогда раздастся чавкающий звук, — и мальчик боялся разбудить других обитателей дома. Они были бы не прочь рано проснуться в такое чудное утро, но мальчик не хотел, чтобы кто-то эту безупречность нарушил. Для него это было архетипическое утро; утро, воспетое Дали в «Рассвете», картине, которой он так страстно восхищался, или в безупречной строке Малларме:

Le merge, le vivace et le bel aujourd'hup.

Переступив порог, он не забыл, что ступать надо тихо, осторожно перенося при каждом шаге тяжесть тела на пол. Витражное стекло парадной двери отбрасывало на лакированный паркет пламенные отблески стилизованных цветов и листьев, желтизну и зелень. Призрачный узор накладывался на орнамент ведущих к двери ванной ковриков: они были разложены в форме брильянта, точно камешки, по которым перебираешься через поток. За этой дверью утренний свет был белее, острее, холоднее и наполнен свежим запахом антисептика. Зеркало над умывальником отражало лицо мальчика, и тень постарше смотрела вспять на него, еще не совсем проснувшегося, не способного полностью затмить прежний отпечаток; палимпсест отсутствия. Обрамляли отражение два подсвечника с головами сатиров. Гонимые ветром облачка на мгновение затуманили белизну комнаты. В промчавшейся тени он увидел другое лицо, за ним, под ним, окутанное…

Именно такая быстрая смена впечатлений, — каждое движение мальчика имитировал мужчина, — позднее привела к появлению в «Брандише» привидений. Эти постоянно повторяющиеся упражнения позволили ему, в конечном счете, вступить в Пустоту, озадачив обманщика-Время истинным знанием того, что пространство, в котором развивались события, едино с сознанием, наделяющим способностью ощущать.

В ванной комнате, несимметричной, но, скорее, треугольной, был, точно в зале масонской ложи, черно-белый клетчатый пол, заряженный положительными и отрицательными энергетическими потоками. Путеводная нить, ведущая к зеркалу над раковиной, была незримо связана со спальней, в которой мальчик ощутил Ясный Свет Сознания. Это было фундаментальное переживание, превратившее «Брандиш» в тайный храм, и он часто посещал его в последующие годы. Сдвиг времени, ночь и утро, стали его священным кругом, символизировавшим вечное поклонение и завершающим магический Оборот. В вихре летящего диска — точнее, в самом процессе броска — он мельком увидел Гримуар, который доктор Блэк нашел, но так до конца и не понял. Той лунной ночью, когда Маргарет Лизинг и ее юный спутник отправились в Кандлстон, доктор Блэк шевелился тенью на паперти церкви Мертир-Маура. Потом Блэк возник на Лейн загадочным силуэтом и открыл мальчику в образе мужчины место Существ, где Генри Ли тоже отворил дверь — в иные пространства. Тонкие подсвечники с головами сатиров создавали порталы, открывавшие путь в склеп. И через них мальчик в образе мужчины прошел девятые врата. Женщина склонилась в тени над кипящим котлом, отблески танцевали в ее спутанных волосах. Шаги звучали по мозаичным плиткам, им вторило эхо. Дядя Фин подвел меня к креслу. Два места — «Мальвы» и склеп Кандлстона — не вполне совпадали. Их несовпадение, не только пространственное, открывало суть тайного ремесла Маргарет Лизинг.

Я невольно взглянул вверх, удрученный низким потолком, которому явно не удавалось подпирать безмерную тьму, оживленную кровоточащими лунами. Только сейчас я начал понимать, как змеятся тоннели у одиннадцати Башен и Девятых Врат. Среди закутанных в саван фигур, толпившихся в склепе, я узнал жителей Огмора и Мертир-Маура. Уснув и заблудившись, многие из них не смогут вновь очнуться на дневной стороне. Плавность скольжения отличала «иных», наполнивших склеп, от мертвецов. Всех, — мертвых, спящих и «иных», — уловили петли света, потрескивавшие в основании громоздких электродов. Я не посмел приблизиться к огненным кольцам, хотя дядя Фин трогал их безнаказанно. Но он умер, а я нет. Или тоже умер? Я оцепенел от этой мысли. Мгновенно возникло возражение: «Если я об этом думаю, то наверняка не умер». Трудно описать, какое облегчение принес мне этот простой вывод.

Маргарет Лизинг вытаскивала из кипящего варева опаленную человеческую голову. Похоже, это была моя голова. Маргарет отвернулась от меня, и я сел в кресло, предложенное дядей Фином. Он указал на портрет Черного Орла. Все перед моими глазами кружилось, комнату наполнил едкий запах. Это могло быть испарение болотных трав или смрад волос Маргарет, опаленных огнем котла.

— Осталось недолго, — сказал дядя Фин.

Из большой папки он извлек лист, покрытый магическими печатями.

— Я скопировал их из книги. — Он протянул лист мне. Я не знал, на что смотреть: на клочья плоти, свисавшие с той штуки, которую держала ведьма, или на печати Гримуара. Они были точно такие же, как те, что я однажды скопировал, а потом потерял. Предвещали Пришествие Иных и рассказывали, как Они проникнут в частоты человеческой жизни. Они придут, как приходили прежде, обойдя врата ниже Малькута, обозначающего планету Земля. Заполнят каждую щель и трещинку, просочатся в любой зазор.

Дядя Фин мечтательно взирал на болото, видневшееся в открытую дверь. Его лицо было озарено летним солнцем — или то был жар очага, пожиравшего его плоть? Под бульканье котла, в котором варилось мясо, Черный Орел пел песню, которую некогда слышали Остин Спейр, Грегор Грант и Алистер Кроули. Суть этой песни в том, что когда врата откроются, неосторожные падут в Тоннели Сета. Если им не будут ведомы Знаки Защиты и искусство изгнания духов, они заплутают и рано или поздно забредут туда, где не слышно Слово Эона. Страшное бедствие, ибо слово изменится примерно в двухтысячном году. Люди, попавшие в тоннели, не услышат его, их сметет с земли в выгребные ямы под Малькутом. Традиционный путь эволюции, приведший человечество к порогу Бездны, сгинет, когда прежде времени возродятся древние атавизмы, которыми люди не смогут управлять. Дядя Фин пояснил, что это возрождение атавизмов может быть вызвано радиоактивной бомбардировкой Извне при попустительстве глупых людишек.

— Внешние силы, — пояснил он, — уже просочились в нашу явь в виде НЛО, чудовищных пришельцев, ужасающих кошмаров, что снятся чувствительным людям на всей планете. Противотоки этих сил неизбежно приведут к трагедии для тех, кто не готов иметь дело с обитателями тоннелей.

Вот о чем говорилось в песне Черного орла и в песне Синь-Синь-Ва — китайского мистика, о котором мне довелось узнать позже. Дядя Фин напомнил о древних системах магии и волшебства, предлагавших способы управления духами и их изгнания. Он повторил предупреждение Кроули — нужно быть предельно осторожным:

— Предостережения Кроули стали еще более насущными теперь, когда незваные внеземные существа обретаются среди нас. Бесчисленные встречи с ними зафиксированы за последнее десятилетие. А ведь ты видел и следующие тридцать лет!

Это замечание напомнило мне, что дядя Фин умер в 1957 году — через десять лет после того, как мир впервые услышал тревожную весть о пришельцах, проникших в земную атмосферу.

— Выходит, в Гримуаре описаны Знак Защиты и методы контроля тех… Иных? — спросил я.

Дядя глянул на меня с притворной жалостью.

— Кроули посвятил свою жизнь тому, чтобы привести Их в наш мир! — завопил он, выплеснув всю дикую ненависть к магу. — Он объявил себя «избранным жрецом и апостолом безграничного пространства». С помощью Багряной Жены он хотел собрать Детей Изиды, дабы спустить «звездную славу» на землю. «Звездная слава» — это одно из Их имен.

Дядя Фин имел в виду Изиду или Нюит, звездное влияние которой описано в Гримуаре.

— Кроули говорил о пришествии «нового» Зона, но наполняющий его поток бесконечно стар. Зон Темного Цикла появляется, когда звезды выстраиваются в нужном порядке. Один лишь Лавкрафт верно прочитал руны и провозгласил неизбежность возвращения Великих Древних. Аврид притянула первую волну нашествия, скопировав Гримуар, оставленный на Земле, когда Они вернулись в первый раз. Неизвестный волшебник первым намекнул в Гримуаре на присутствие Древних.

Неотвратимость Их возвращения ужасала доктора Блэка, и он заразил меня своим страхом. Я попросил его все объяснить. Оторвав взгляд от огненных колец, он посмотрел на меня с подозрением и отчаянием.

— Многие чувствительные люди испытывают в эти дни сильнейшие внутренние корчи из-за пробуждения древних атавизмов. Их засасывает за Древо Жизни, в какой бы точке на нем они не находились.

Я не понял его и попросил объяснить подробнее.

— Каждый человек следует определенному Пути. Вообрази огромные пространства, тянущиеся от «темной стороны» Древа за сферами и соединяющими их линиями, и ты все поймешь. Врата — это любые точки на пути, ведущие к лежащим внизу тоннелям. Когда врата открыты, неосторожные люди падают вниз. Если у них нет Знака Защиты — или они не знают, как им пользоваться, — им суждено блуждать в тоннелях до тех пор, пока их не сметет в преисподнюю.

Вот так в нескольких фразах дядя Фин описал загадку, смущавшую даже Посвященных высших степеней. Его слова осветили тайну египетской Аменти и сеть тоннелей, в которых блуждают души мертвецов, ожидая, что луч озарения пронзит мрак и укажет путь к свободе. Эти слова объяснили также сложные ритуалы и заклинания, составляющие важную часть «Книги мертвых».

Уловив мои мысли, он объяснил, что Гримуар содержал лишь фрагменты забытой мудрости, дошедшие до нас из глубокой древности. Почти все уцелевшее погибло, когда утонула Атлантида. В древности колдовство основывали на смутных воспоминаниях о Знании, угасавшем в до-монументальном Египте. Оно сохранилось в эпоху Темных Династий, когда крокодил, обезьяна, кабан и неведомые тератомы считались проводниками внеземных энергий и эмблемами Древних. Некоторые из этих аномалий приняли монументальную форму в пантеонах Нильской долины. Их господство закончилось в Египте с семнадцатой династией, но Тайная мудрость сохранилась в веках, оставила след в двадцать шестой династии и до сих пор существует в тантрических культах Индии, Китая, Монголии и Бутана.

Дядя Фин сел в кресло у открытой двери и с тоской посмотрел на извивы туманных лент в прибрежных болотах, протянувшихся всюду, куда доставал взор.

— Крокодил! — прошептал он, снова угадав ход моих безмолвных размышлений. — Сдается мне, ты так и не напал на след нашего друга Огюста?

Перед моим мысленным взором тут же предстал торговец диковинными изваяниями, окруженный костями девственниц, обглоданными стервятниками Клипот в Крокодильем Резервуаре.

Дядя Фин мгновенно увлек меня в пространство под Каиром. Оно выглядело смутно знакомым, хотя окончательно я все понял, когда дядя упомянул Детей Изиды. Тут я увидел сияющую богиню, черную от крови. Промеж ее закрытых в трансе глаз восседало нечто вроде жука, испускающего разноцветные лучи. Мы прошли между рядов верующих, съежившихся и по-звериному припавших к мозаичному полу перед богиней. Из расселины за нашей спиной в храм вползали змеевидные существа. Они несли на плоских головах триремы, переполненные белыми тенями корчащихся в пляске смерти дев, похожих на грибы-мутанты.

Процессия приблизилась к богине в тот момент, когда жук, скатившись по ее полому позвоночнику, выполз из тоннеля вульвы. Жвала насекомого мутировали в щупальца, и жучиная оболочка приобрела осьминожий склад, напоминая Глубинных Созданий. Буше выудил из царящего в его мозгу кошмара жуткую копию чудища, описанного в «Некрономиконе» и других гримуарах, и наделил его улыбкой Будды, так что явное наслаждение кощунством мерзко контрастировало с извивающимися щупальцами, что обвились вокруг плясуний и сбили их с ног. Трепетные глаза богини открылись, влагалище распахнулось, исторгнув чешуйчатый приплод. Началось беспощадное пожирание призрачной плоти.

Дядя Фин стал объяснять мне, что кости всегда остаются «по нашу сторону сетки», но тут распахнулась дверца в мостовой. Черно-белые квадраты повернулись ребрами вверх, точно блоки на кубистском портрете дяди, что косился на меня, жутко радуясь. Еще через миг мостовая извернулась морской волной, открыв резервуар, в котором нежился крокодил.

Я собирался упомянуть о приятеле с Фёрнивал-стрит, но дядя толкнул меня локтем. Я заглянул в резервуар. В древности верили, что крокодил пожирает свет солнца, спускающегося за горизонт. Любопытная инсценировка этого суеверия теперь разыгрывалась перед нашими глазами. Богиня наклонилась; ее ягодицы приподнялись и выпустили витую ленту эктоплазмы из Подношения, которое она поглотила. Покров мрака опустился на храм.

— Вот так неосторожные, девственные и непросветленные элементы выбрасываются из систем биосферы в нижний клипот под Малькутом.

Дядя описывал на оккультном жаргоне опорожнение сознания в нижние слои преисподней, то есть подсознание, которое в древности олицетворялось жизнью под землей.

— Такое происходит, — продолжал он, — если магический Глаз открылся слишком быстро под воздействием постоянного искажения воли и жажды новых ощущений, новых миров…

Меня осенило, и я закончил его мысль:

— …вместо того чтобы понять, что любые миры — экскременты, конечный продукт объективации сознания, которой мы постоянно занимаемся.

— Вот именно, — откликнулся он.

— Но как помешать такому вырождению?

— Научившись согласовывать свои действия с энергиями Изиды и используя Знак Защиты. Внешние Силы уже просочились в человеческую явь. Процесс неизбежно ускорится с фатальными последствиями для цивилизации.

— Это повторение так называемого Падения Человека?

— Намного хуже. У Адама была помощница Ева. Современные люди отвергли Еву, теперь она стала Черной Изидой, мстительной, кровавой и алчной.

На нас опускалась ночь, а я все еще раздумывал над его словами. Древние магические системы предлагали способы опознания, сдерживания и изгнания злых духов и прочих сил, враждебных человеку. Такова была одна из задач гримуаров. Я увидел Маргарет Лизинг в новом свете. Пока Маргарет не выпускала из рук вырванные страницы, она служила спасительной силой. Церковь ненавидела и истребляла людей такого типа, страшась их знаний, полученных в сговоре с Детьми Изиды в Тоннелях Сета.

Я попросил дядю подробнее рассказать о возрождении психического сознания в человечестве. Он посмотрел на меня, точно пытался понять, что у меня на уме. Решив, что любопытство вполне оправданно, он сказал, что это вызвано радиоактивным оплодотворением эфирной оболочки Земли. Бомбардировки Извне оставили в ней дыры, и через них просочились огни и НЛО, которые роятся в верхних слоях, протыкают земную атмосферу и пробуждают в людях потенциал астро-эфирного видения. Таким образом, люди становятся более уязвимыми для одержимости «духами» или охваченности океаном символов и магических печатей, созданных волшебством их предков, а также Иных.

— Представь, что этот символический океан вдруг становится мыслящим, внезапно пробуждаясь от векового сна и в одно мгновение достигая своей изначальной цели. Древние системы магии давали защиту, ныне утраченную. И это вина человека, — добавил он, заметив мое оцепенение. — Из-за его неуклюжести появились изрядные прорехи в защитных ремнях, охранявших землю от вторжения инопланетных сил. Некоторые из этих дыр могли возникнуть от колдовства Маргарет Вайрд.

Он произнес это имя, наподобие weird, и его слова напомнили, что «Аврид» — не только метатеза нашей родовой фамилии, что мне, разумеется, и так было известно, но и имя древнего езидского пророка Му-Аврида. Искусанный ядовитыми скорпионами, Му-Аврид возлег с ведьмой восьмидесяти лет, которая для такой священной оказии обернулась двадцатипятилетней девушкой. Дядя Фин пояснил, что «скорпионы» обозначали Змеиный Поток, который Му-Аврид должен был пересечь, дабы переродиться в могущественного пророка Звездного Тнозиса.

Обдумав его объяснения, я удивился находчивости Кроули, сумевшего воспользоваться заклинаниями Аврид. Я понял, что Работа Хоронзона в пустыне Бу-Саада и последующий вызов Велиала были попытками силой отворить Внешние Врата. А моя собственная работа в Ложе Новой Изиды с помощью Маргарет Лизинг, приоткрыли их еще больше.

— Представь, — продолжал дядя, — какие люди были вовлечены в подобные операции: белокурый нордический тип Клэнды и темноволосый восточный тип Аврид. А прототипами были атлантические и лемурианские атавизмы, отразившиеся в астральном поле Земли в нынешней фазе ее психической эволюции.

За этим разговором мы подошли к подобию замка, затмившему магический шар.

— «Одиннадцать башен в Иреме»… — Дядя Фин цитировал Гримуар. Он объяснил, что Древо Жизни и одиннадцать его сфирот образуют в нисходящей проекции клипотическую копию Города Пирамид по ту сторону Бездны. Сейчас мы вступили в Город Колонн, связанный с езидами, почитателями Шайтана. Шайтан был силой, которою страшились, ибо не понимали, негностические христиане.

— Шайтан, — объяснил дядя, читая мои мысли, — это скрытое солнце, египтяне называли его Сетом, христиане — Сатаной. Имя объединяет камитский корень sut, означающий «черноту», и an — от пустынного Анубиса, существа с головой шакала — в мифах он провожает мертвецов в пылающие земли, христианский ад. Скрытый бог — это Солнце, спрятанное за солнцем, Черное Солнце, Сириус, которое тифонианцы обожествляли как Сета.

— И его тотемом был крокодил! — воскликнул я.

— Одним из тотемов, — поправил меня дядя, — и последним в бесконечном цикле древнеегипетских мифов. Если хочешь, покажу тебе отражение его изначального тотема.

Я не знал, что ответить. Я не был уверен, что хочу его видеть. Предложение дяди напомнило мне об Арджуне, умолявшем Кришну явиться перед ним в подлинном облике… и ужаснувшемся, когда просьба была исполнена. Но Финеас Блэк подтолкнул меня, указав на круглое отверстие в полу за резервуаром, в котором уже не было прожорливого обитателя. Но тут перед нами выросла, преградив путь, ширма из расписного полированного металла. Как ни в чем не бывало, дядя Фин продолжил свои рассуждения:

— Ты знаешь… — продолжал он добродушно.

Будто на палимпсесте я увидел, как дядя, сидящий в кресле, с любопытством наблюдает за мной сквозь клубы табачного дыма, которые не в силах был разогнать ветерок, влетавший в открытое окно.

— Люди, искажавшие библейские тексты, кое-где оставили в неприкосновенности смысл материала, который они подделывали для общественного пользования. Так, до сих пор сохранилось смелое отождествление Сатаны с Петром — камнем, на котором, — как они заявляют, — воздвигнута христианская церковь!

Стих 16:23 Евангелия от Матфея всегда удивлял меня, равно как и иные несоответствия, которые не были удовлетворительно объяснены, особенно резкое противоречие историй о месте распятия в «Откровении» и евангелиях. Подобного было немало.

Металлическая ширма развернулась. Едва уловимая рябь пошла по туловищу выгравированного на ней дракона. Многократно отразился звук гонга, и сквозь решетку над нашими головами просочились тонкие завитки дыма. Доктор Блэк изучал фигуры, образованные этими дымками, змеившимися над болотом и медленно вползавшими в кабинет. Шар померк, дядя уснул. Его сны плыли, точно китайские фонарики на фоне ширмы: опиумное облако недвижно зависло над раскосой девушкой, демонстрирующей свои прелести под уличным фонарем, что стоял, пьяно покосившись, на сгнившей пристани. На нос дяди опустилась бабочка, вспорхнувшая с причала сновидений, о который терлись маслянистые волны. Я услышал, как тихо напевает себе под нос Синь-Синь-Ва, распростертый на диване, его трубка выскользнула из изнуренных пальцев. Нервозные бабочки метались в ярко освещенном фонарями воздухе, благоухающем чанду, жасмином и мускусом.

Я видел пальцы мальчика в тумане этих — о, столь давно забытых! — полей астрального мака. Девушка прилегла среди качающихся трав. Она смотрела в небо, потом склонила голову и в раскосых глазах отразилась мощь тайного желания. Восточная мелодия расцветала, и я вновь увидел лакированный поднос, разрисованный бамбуковыми стеблями, выложенными перламутром, среди которых рыбак плыл на джонке по радужным водам, — коническая соломенная шляпа венчала его помраченную снами голову. Эта часть сцены уже повторилась в узоре чайного подноса на кухне «Брандиша». Теперь она воскресла в грезах мальчика, и тот проследил ее истоки до астрального китайского квартала, где Сакс Ромер узрел во сне Синь-Синь-Ва.

Меня всегда занимали «восточные» черты лица тети Сьюзен, особенно заметные на фотографиях, сделанных в дни ее юности. Несомненно, врожденные склонности диктовали желания, которые она, как Вайрд, не могла приять, ведь Маргарет умерла так давно, оставив по себе лишь болотный туман, пробуждавший в дяде Фине эти древние воспоминания. Но он узнал духа, некогда бывшего Сью Ли, что в следующей жизни стала женой Генри Ли, валлийца, которому снилась прекрасная музыка, и который сам был сном дяди Фина.

Удар гонга пробудил фигуру в тумане и прошелся волнами по завиткам металлической ширмы. А я снова услышал музыку, далекую и древнюю, ласкавшую перстами солнечного летнего дня кухонный стол в «Брандише».

Неловкость, которую я испытывал, когда рядом был дядя Генри, и натолкнула меня на мысль, что он связан с магией. Бодлер утверждал, что гений — это просто «детство, заново обретенное усилием воли». Лишь в старости я понял магический подтекст этой истины. Намеренно слившись с временным потоком, окружающим дядю Генри, я смог пережить — не просто вспомнить, а снова ощутить — атмосферу тех давно минувших дней. Такое невозможно без больших усилий, разве что, как писал Пруст, определенный аромат, вид или звук, объединившись, замыслят в точности воспроизвести ощущения, которые они некогда вызвали. Вероятно, я помогал дяде Фину воскрешать в памяти какие-то события, когда привносил в них опыт воплощений, связанных с моими оккультными поисками. Теперь я пытался понять причину неотразимого воздействия, которое оказывал на меня дядя Генри, не обладавший ни одной из ярких черт доктора Блэка. И все же силу Генри Ли я порой ощущал острее, чем влияние Финеаса Блэка и даже Алистера Кроули.

В коридоре под основанием одиннадцатой башни, где мы стояли теперь с дядей Фином, все казалось призрачным от лунного света. Лучи, падавшие на экран, выбелили фигуру танцовщицы. Она казалась скелетом, застывшим в танце магических масок. Я повернулся к дяде Фину, но он исчез; лишь чуть колыхнулась портьера, закрывавшая дверной проем. Затем с привычной внезапностью появилась Маргарет Лизинг и отвлекла мое внимание. Я видел, как танцовщица и медиум сливаются в спирали танца, напоминавшей инь-ян Даосов. Спираль завертелась, извергая языки черного пламени. Тьма, озаренная огнем, обвила основание медленно крошившейся колонны. Эти языки огня напоминали Об и Од, кружащийся кадуцей энергий. Они отбросили тень в виде двойной свастики, вращавшейся вправо и влево. Сгустившаяся тьма стала почти осязаемой. Она висела слоями у свода, пока на плитах пола не возникло пылающее кольцо. Затем огненные ленты погрузились в щели, создав разорванный круг. Я видел точно такой же в ведьминском лесу Рэндлшема, когда в шаре Маргарет наблюдал за инициацией Аврид в Культ Глубинных.

Ослепив меня, столп света вторгся в брешь огненного кольца и заполнил ее ослепительным сиянием. Внезапно дядя Фин показался в дрожащем потоке ветра, от которого массивные плиты пола словно подернулись рябью. Оранжевая слизь облепила подошвы его башмаков, ярко пылая. Оранжевый, цвет НЛО и Сефиры Ход, обозначает магическую калу, в которой купается Янтарная Венера. Я видел выплеск такой же энергии из Башни Истцах, материализовавший поток Ню-Изиды, в котором Маргарет Лизинг отыскала следы прошлого Аврид. Янтарные шары стали мирами, сотворенными снами Аврид и ее смертью в пламени, угасшему в плитах пола.

Хрупкая лесенка, бесконечно тонкая, бесконечно гибкая, точно паутинка, переметнулась через пропасть, вздымаясь к насекомои тени, полужуку-полунетопырю, упавшему с чела Изиды.

Мы с дядей Фином начали подниматься к звездам.

Чачть 3. УЧАСТЬ НЕСПЯЩИХ

Нам кажется, что мы (подлинные Мы) изучаем Аменти по шестой тайной главе о тех, кто избрал путь тьмы.

Джеймс Джойс

1

Мы пронеслись в металлической клетке сквозь янтарное пламя, окружавшее Внешних. Мы прорвались в разорванный круг Аврид, подле которого за лакированным чайным подносом дремал Синь-Синь-Ва. Мы миновали полуразвалившуюся пристань, где под уличным фонарем разгуливала азиатского вида шлюха. Вверх и вверх, сквозь Город Пирамид, темный от ночи, просочившейся в склеп, где ведьма вызывала Детей Изиды, а Те, что поклоняются жуткому лику Лунной Жабы, скакали в покрытом зеленым налетом резервуаре. Крокодил, недвижный в вечном сне, лежал, мечтая о потоке жуков, что изойдет из влагалища Изиды, предвещая день, когда землю заполонят пауки. Песня Черного Орла отдавалась эхом в наших ушах, все ближе, все громче; она билась о внутренние стены, царапалась о внешние.

Пока мы летели, слабые звуки далекой флейты выплыли из Тоннелей Сета и улеглись полевым туманом в волосах дяди Фина. Вновь мы увидели одиннадцать башен с подножьями, скрытыми в бездонных ущельях. На секунду появился мальчик из «Брандиша», пробежал тихонько по мозаичному полу, превратившемуся в пляж, исчерченный длинными тенями, точно на полотне Дали. Тени потянулись в море, — там девочка с водорослями в волосах указывала на дядю Генри, остро вычерченного скалистыми ущельями. Тут мы неожиданно врезались в воду, дядя Фин завертелся, наше опрокинутое суденышко забилось о мол, от которого тянулась скользкая лестница; подле нее качались ялики, освещенные фосфоресцирующими рачками. Мы поднялись по ступеням. Они вели в черную шахту, пустота ее перезванивалась нашим смехом; наконец, мы выбрались на поверхность и увидели звезды над погруженной во тьму Ченсери-лейн. Жуткий смрад мертвых костей и разлагающейся плоти гигантской амфибии поднимался из расщелины в мостовой, таившей вход в бездонную пропасть. Я попрощался с дядей Фином и вступил в солнечные владения Огюста Буше.

Помощник антиквара стоял на пороге, руки простерты в дружеском приветствии. Он пригласил меня в свой кабинет, каморку без окон, и достал с полки над столом том, похожий на гроссбух. Когда он открыл его, я понял, что это совсем другая книга… нет, это не был знакомый мне Гримуар. Я взглянул на помощника, уловил смутную улыбку, чуть тронувшую его губы. Он словно любовался позабытым амулетом. Дядя Фин говорил мне, что самые сильные наслаждения прошлого можно воскресить, просто перечитав книгу, восхищавшую тебя в детстве. Эти услады были неведомы мне, но их тени встрепенулись, когда я увидел Гримуар. Пальцы помощника перебирали заплесневевшие страницы, вспорхнуло еле заметное облачко пыли. Странный запах, точно в кандлстонском склепе. Пальцы задержались на странице с символами, воскрешающими очертания далеких галактик. Остин Спейр изобразил архитектуру космических измерений на рисунке, который я обнаружил на чердаке, а чародей Кроули оставил в одном из своих сочинений смутные намеки на звуковые системы, которые можно использовать как ключи к иным мирам. Один из членов Ложи Новой Изиды, знаток науки о звуках, помогал мне, поясняя их вибрации на основе странных мелодий. Этими ключами мы открывали врата в Туннели Сета. Буквы Гримуара напоминали эти ключи, но я бьи глубоко потрясен, когда заметил, что некоторые фразы написаны моим собственным почерком — в книге, пролежавшей здесь, на Ченсери-лейн, намного дольше, чем я прожил на свете как Кеннет Грант!

Помощник антиквара перевернул страницу. Она хрустнула — так трещало пламя, охватившее Аврид. Мне предстояло новое потрясение: этюд в серых тонах, портрет существа с раскосыми глазами и огромным черепом взирал на меня из книги. Расплывчатостью очертаний головы художник решил подчеркнуть небывалую интенсивность работы мозга. В нижнем левом углу страницы стояли два символа, я узнал язык сензар, буквы «ла» и «ма». Я взглянул на лицо человека, державшего Гримуар. Улыбка еще порхала на его губах. Он сообщил мне, что Кроули писал портрет с натуры.

— Возможно, вы его узнали? — поинтересовался помощник антиквара. — Кажется, Кроули рано постарел! В сорок лет уже видел Серых Человечков.

Вялый смешок сопровождал улыбку. Я не сразу уловил язвительный намек в его словах. С ослаблением сексуальной силы часто обостряется магическое зрение. Возможно, остаток угасающей энергии, аккумулированный с возрастом, порождает шаровидную сверкающую субстанцию, в которой отражаются загадочные очертания Внешнего мира. Можно предположить, что этот распад накопился в Кроули за счет прежних излишеств: в таком случае, энергия обрела радиоактивную силу, способную стирать преграды между измерениями.

Раздумывая над этим, я чувствовал, как постепенно сдвигается мое ощущение пространства и возникает ясный образ Алхимика. Это, без сомнения, происходило от бессознательной идентификации инопланетян с одним из персонажей Лавкрафта, Джозефом Кервеном, — у Алхимика, которого знали мы с Кроули, была такая же фамилия. Я пришел к заключению, что Джозеф Кервен, чье тело было стерто доктором Мартином Уиллетом до «тонкого покрова из нежной серо-голубой пыли», вернулся, чтобы вселиться в тело своего однофамильца из будущего. Такое переселение происходит, когда произносишь Слова Силы. Лавкрафт описал невероятно долгую жизнь Джозефа Кер-вена в «Истории Чарльза Декстера Уорда», и его, возможно, не удивило бы воскрешение, осуществленное с помощью дяди Финеаса. А я все же удивился, хотя это и многое объясняло. Третье пришествие Джозефа Кервена облегчило общение Кроули с Айвассом в старости и мое общение с Внешними, когда я работал в Ложе Новой Изиды. И Клэн-да, и Маргарет Лизинг играли важную роль в ритуалах Ложи, а на портрете Клэнды работы Остина Спейра я обнаружил точную формулу переноса тел в другие измерения. Это были почти осязаемые струи серого астрального газа, похожие на те, что материализовала ведьма в пылающих водах своего котла. Такие чувствительные тени легко переходят из одного временного потока в другой. Например, я ощущал зловоние призрачных Деяний ведьмы, перед моим мирским взором предстали смутные очертания Теней, всюду ее сопровождавших. Их предводителем был Лама, которого видел Кроули и чей портрет нарисовал во время магического сеанса в Нью-Йорке примерно в 1915 году. Он даже прервал сеанс, чтобы сделать набросок существа.

Доктор Блэк был убежден, что после этого видения Серые Человечки сделались наваждением для Кроули, исказив его магические силы. Другие же считали, что разрыв Круга во время сеанса сам по себе привел к появлению узкоглазого уродца с огромной безухой головой и крошечным пушистым тельцем. Говорили, что Лама был «тульпой», магической проекцией Айвасса, запрограммированной посетить Кроули, — месть, которую он сам породил, исказив Формулу Сета. Никому не удавалось до конца разгадать роль Ламы в кроулеанской головоломке, пока Маргарет Лизинг не расшифровала руны в Гримуаре, который веками хранил клан Грантов. Гримуар много раз исчезал, но теперь появился вновь. Я знал, что он хранит секрет Айвасса, Аврид, Ламы, скрывает ключи к лиловой зоне Внешних. Но придется расшифровать еще множество страниц, прежде чем станет ясна моя роль в этой загадке.

Эти наблюдения были записаны для узкого круга Посвященных, и я не могу вдаваться в детали. И так уже любопытным глазам открылись некоторые второстепенные тайны, а лживые языки распустили невежественные и вздорные слухи. К счастью, пустозвоны испытывают ужас, когда чувствуют, что им угрожает опасность провалиться в бездонную пропасть. Кто рискнет разгадать тайну Зверя, Криксквора, Паучьей Амфибии? Их прислужники появляются в лучах искусственной Звезды. Один из них жестоко обошелся с Маргарет Лизинг, но просветил ее. Кто решится бросить вызов рептилии-прислужнице Сета или жукообразному уродцу, что исходит из влагалища Ню-Изи-ды? Кто может разгадать тайну Гвинейской Луны? Или секрет Желтой Твари? Я не могу прямо говорить о кошмаре, связанном с Vinum Sabbati, украденным Желтой Тварью, посетившей дядю Фина. Или о подлинной природе и значении обрывка бессмысленного стишка, который дядя бормотал хриплым горловым шепотом, столь непохожим на его обычный резкий фальцет:

Жаба желта, желта, желта —

Гвинейская луна в пруду у пса…

Маргарет Лизинг сказала мне, что стишок связан с Ню-Изидой, светилом, которое в древности отождествляли со звездной собакой Сириусом и упомянутой в Гримуаре жабой Оссадагова. Страшно думать о лунной жабе, ведь она связана с воспоминаниями о Желтой Твари и том месте, откуда он появился, а также с одним Верховным

Ламой из Ленга, который, как писал Лавкрафт, носит желтую маску, плохо скрывающую нечеловеческие черты. Помощник антиквара прервал мои раздумья:

— Вы непременно должны взглянуть на эти замечательные… портреты.

Последнему слову предшествовала долгая пауза, за ней последовал смешок, который он пытался заглушить, поднеся к лицу слабую влажную руку. Книга была раскрыта. По краям страниц шли серии миниатюрных портретов, по одиннадцать с каждой стороны, лица были обращены друг к другу. Между ними расходились вспомогательные магические печати и знаки с краткими пояснениями по-итальянски. Я понял, почему книга казалась чуждой, но знакомой: передо мной был Grimorio Grantiano, по слухам принадлежавший флорентийской ветви нашей семьи. Был этот экземпляр копией, или же Буше удалось выторговать драгоценный раритет, я не знал. И помощник антиквара не стал ничего объяснять.

— Смотрите внимательней, — вот и все, что он сказал. Я повиновался, и тут произошло удивительное. Мгновенно я перенесся в зону лилового тумана, печати и знаки поплыли и растянулись вокруг меня металлическим кружевом. Перемещение было столь стремительным, что у меня закружилась голова. Затем волнение утихло, очертания замерли, и я обнаружил, что стою перед огромными стальными воротами. На медальонах в центре створок я узнал копии портретов, запечатленных на полях Гримуара. Но на этот раз лица были изображены в профиль и смотрели в противоположные стороны. Носы, или, вернее сказать, рыла этих неведомых тварей стали ручками урны, лишенной крышки. Из ее глубин вздымались языки серого пламени. От них и образовался туман, столь жаркий, что меня охватил ужас. Помощник антиквара дунул на страницу, пламя угасло. Я посмотрел на него в изумлении. По-видимому, за его неприметной внешностью таились сильнейшие магические силы. Возможно, он стал для меня новым связующим звеном с Теми, кто его послал. Его очертания отступили, отдалились, стерлись.

Я слышал клацанье металла, звучную пустоту, протяжную, точно звук гонга. Она превращалась в тонкую заунывную мелодию напева дяди Фина. Я вспомнил слова, которые он говорил мне давным-давно и которые, казалось, повторял сейчас:

— В оккультизме не существует правила подводить того, кто готов к посвящению, к определенной двери. Ты и есть эта дверь. Но дверь не может открыться сама по себе, так что многие минуют ее, не заметив. Это случилось и с тобой — давным-давно. Порой она широко открыта, но тех, кто способен перешагнуть порог, что-то удерживает. Другие, еще не готовые, делают шаг, падают в пропасть, и дверь захлопывается за ними.

Перешагнув порог, я увидел дядю Фина, сидящего за рабочим столом. Перед ним лежали три карты Таро, ветхие и на вид очень древние: столь древние, что я не сразу узнал «Колесницу», «Башню» и «Луну». На голове Возничего, там, где привычно восседает краб, громоздилось странное насекомое — полупаук-полужук. Радужный панцирь и челюсти светились в сумраке кабинета. «Башня», в свою очередь, напоминала одну из тех, что я недавно видел в Тоннелях Сета, скрытых под местом, где я сейчас находился. На самом деле «Луна» была рисунком Кроули, изображавшим Пропасть с двойными пилонами, между которыми на землю сползал жук. Между башнями Кроули изобразил и китайского мудреца, сидящего в позе лотоса. Желтизной и китайской хрупкостью черт он очень походил на самого Кроули в последние годы жизни. Жук испускал алый жар и, казалось, пульсировал в согласии с насекомым, вцепившимся в голову Возничего. Я услышал голос дяди Фина, объясняющего, что послание Башен исходит от расы еще не воплощенных существ, расы, которую символизирует насекомое, невиданное на земле. Эта тварь спускается из космоса в океан человеческого бессознательного. Я понял также, что Кроули, Мудрец, был мостом, перекинутым над водами космоса. Карты намекали на такую возможность. И еще одна тайна: числа, обозначенные картами: 7,16,18 в сумме давали 41. Дядя Фин напомнил мне о заклинании из сорока одной буквы в «Некрономиконе», заклинании, отворявшем Дверь «безумному арабу» Альхазреду: «Ph'nglui mglw'nath Cthulhu R'lyeh wgah'nagl fhtagn!» Сорок один — это число DBLH, «Дьявола, Двойственного», оно происходит от корня DBL с нумерологическим соответствием 36. Изучая слово «Криксквор» с помощью каббалы, я узнал, что последовательность чисел 1—36 образует 666, число Зверя из Бездны, с которым отождествлял себя Кроули. Пока эти мысли проносились в моей голове, я догадался, что «Луна» воплощает формулу, которую однажды использовал доктор Блэк, чтобы продлить свою жизнь. Это было еще до того, как он обнаружил подлинный эликсир бессмертия. И я сам оказался на этом рисунке. Его пальцы чертили в воздухе 7-16-18, выписывая их, точно выбирая указательным пальцем: 7 1 8. Семь-восемнадцать было моим собственным «магическим» числом в иерархии, которую он постепенно открывал мне. Вытесненная шестерка и двойная единица (61) символизировали DAHNA или Лиловую Зону. Дядя дал мне экземпляр сочинения Кроули, в котором приводились ряды каббалистических соответствий. Число 41 было обозначено как «йони в виде вампирической силы». Я подумал о Маргарет Лизинг, и от огромной тени Аврид в кабинете внезапно стемнело. На лице дяди Фина мелькнула странная кривая улыбка, но он ничего не сказал.

Я подумал, что возможно, Зверь был тем самым паукообразным существом на голове Возничего или восстающим из Бездны жуком, сжимающим мистическое яйцо, изображенное Кроули на аркане «Луна». Дядя Фин многозначительно указал на водную пропасть, из которой поднималось насекомое. Я мгновенно понял, что должен искать в тоннелях, лежащих в основе путей, подсказанных арканами. Но прежде чем я успел сформулировать свою догадку, дядя Фин поднял яркий предмет — тонкую четырехгранную пирамидку из сверкающего прозрачного материала. Она стояла на позолоченном металлическом пьедестале, увитом виноградными усиками. Пирамидка была дюймов шесть в высоту. Я вопросительно взглянул на дядю Фина.

— Это, возможно, один из самых сильных магических жезлов на свете, — ответил он на мой безмолвный вопрос.

Я взял пирамидку в руки и тщательно изучил. Я заметил, что она наводит меня на мысли о хрустальных люстрах и роскошных поместьях — вроде «Мальв»! Он взглянул одобрительно:

— В какой-то период своей долгой истории она действительно висела на люстре. Последним человеком, использовавшим ее по назначению, был Алан Беннетт. Она служила наконечником его магического жезла.

Алан Беннетт был гуру Кроули, описавшего в своих «Исповедях» парализующее воздействие жезла на насмешника, усомнившегося в его силе. Но происхождение жезла не упоминалось.

— Потому что Кроули не знал, — пробормотал дядя Фин, снова прочитав мои мысли. — Важно, что этот наконечник притягивает магический шар Аврид. Она-то сможет рассказать тебе о его происхождении!

Меня охватило беспокойство, тут же сменившееся изумлением. Оказывается, магазин Буше находился в нескольких ярдах от квартиры на Ченсери-лейн, где жил Кроули и где они с Аланом Беннеттом занимались в начале века Церемониальной Магией!

Я внимательно посмотрел на пирамидку. Пока дядя Фин медленно вычерчивал ею пятиконечную звезду для вызывания духов, она испускала радужные лучи. Мне страстно захотелось прервать церемонию, но было поздно. Дядя установил пирамидку среди арканов Таро, разложенных треугольником на сукне стола. Настала пронзительная тишина. Затем раздался дядин смех, достиг крещендо и растворился в разделившей нас пропасти.

В те дни на Ченсери-лейн Кроули выдавал себя за графа Владимира Звереффа. Сейчас я видел его перед собой. Он стоял в дорогом, но богемном костюме и смотрел, как Бен-нетт выводит на полу пентаграмму — подобную только что начерченной доктором Блэком. Вдалеке, словно покрытая вуалью, сверкала пирамидка. Через равные промежутки времени она испускала разноцветные блестки, похожие на прозрачные пузырьки. Они осыпались и складывались в звезду, переливающуюся радужным блеском. Темное, похожее на гроб, облако поплыло по комнате. Оно быстро поднялось и открыло то, что поначалу я принял за тень на ковре. Но, когда стало светлее, я разглядел большой шкаф с открытой дверцей. Внутри на веревке покачивался человеческий скелет, с него текла слизь. Череп был оплетен отвратительной зеленой грибницей. Поросль напоминала щупальца Криксквора, вцепившиеся в волосы Маргарет Лизинг. Ноги трупа вращались над алтарем, водруженным на ступни стоящего на руках негра. Кроули закрыл дверь шкафа, и видение исчезло. Это произошло в его квартире на Ченсери-лейн, в том самом доме, где он однажды вечером встретил на лестнице кошмарного черного кота. Поднявшись, Кроули обнаружил, что «храм» в беспорядке, алтарь осквернен, а квартиру заполонили полчища полуматериализовавшихся демонических форм. Много лет спустя он описал этот случай в «Исповедях», назвав его самым пугающим, ужасным опытом в своей жизни. Но после «вмешательства в Гостию», как выражался Беннетт, чего еще можно было ожидать?

Видение меркло, и я заметил, что на полу возле перевернутого алтаря страницами вниз лежит раскрытая книга. Я сразу узнал Гримуар: незваного гостя спугнули, прежде чем ему достался главный трофей!

Дядя Финеас, вновь оказавшийся передо мной, протянул мне руку:

— Раз ты здесь, — он широко улыбнулся, — позволь, я покажу тебе три тоннеля, лежащие под Лунной Башней, откуда тянет сети паучья гадина.

Я испугался. Три стража могли быть друзьями дяди Фина, но я вовсе не готов был повстречаться с тем, что сидит на корточках, а ясно было, что он — один из них. В тот момент меня куда больше занимал Гримуар, лежавший на том же месте, куда он свалился с алтаря Кроули. Меня удивило полное безразличие к нему дяди Фина.

Дядя взглянул на меня с горьким лукавством. Я заподозрил какой-то подвох. Хочет ли он отвлечь мое внимание такой детской уловкой? Тень беспокойства омрачила его черты. Я почувствовал нечто вроде облегчения, заслышав приближающиеся шаги в вестибюле. Их сопровождал странный звук, словно по паркету волокли что-то тяжелое. Шум затих за дверью. Я ожидал, что она откроется, и приготовился к встрече — наверняка неприятной. Но ничего не произошло. Доносилось лишь назойливое тиканье расписных старомодных часов, которые я только сейчас заметил в затененном углу нашей комнаты. Маятник астматически хрипел в старинном каркасе; звук был такой, словно человеческие кости методично соединялись друг с другом, собираясь в скелет, скрытый в ящике, похожем на гроб. Заглянув внутрь, я увидел копию открытого шкафа, в котором Кроули замуровал ритуальную жертву.

Готовилась ли еще одна? Задержалось ли время на целый век? Я отвлекся от тревожных мыслей, когда заметил, что дядя Фин неважно себя чувствует. Мне казалось, что это моя вина; внезапно мне страстно захотелось защитить его. Лицо его оплыло, глаза потускнели, жизнь из них почти испарилась.

Мы ждали, от волнения затаив дыханье. Дверь отворилась. На пороге стоял Огюст Буше. Казалось, он удивлен не меньше нашего. Удивлен и смущен. Ступив вперед, я распахнул дверь, приглашая посетителя войти. Дядя Фин был заметно потрясен. Мне это напомнило случай, когда Обри Сен-Клер увидел, что очертания доктора Блэка растворяются у него на глазах, и тут же очутился в болотном логове крокодила. Возможно, теперь доктор собирался вернуться домой. Только сейчас я догадался, почему дядю так занимала книга Стормлина «Этиология болот». Понятно, отчего человек с такими интересами, как дядя Фин, отыскал родственную душу в исследователе, который провел большую часть жизни в районах, населенных крокодилами.

Дяде Фину столь неожиданно стало дурно, я даже не успел заметить, что творится на пороге, хотя и был смутно уверен, что в комнату так никто и не входил. Улыбающийся двойник мсье Буше исчез, но осталась его ноша: мешок с костями! Дядя Фин пришел в себя в ту минуту, когда я обнаружил, что же таится в мешке. Он решительно принялся извлекать кости, и я, наблюдая, какое нездоровое восхищение они у него вызывают, не сразу заметил, что на месте, где находился первый мешок, стоит теперь второй. Вновь послышалось гулкое эхо шаркающих шагов, извещающих о появлении призрачного посетителя. Дядя Фин снова встревожился и приказал мне закрыть и запереть дверь. Не отрывая глаз от второго мешка, он прикоснулся к моей руке. Застыв на месте по его приказу, я мог лишь беспомощно наблюдать, как разворачивается жуткий кошмар.

Я был абсолютно убежден, что ко всему этому прича-стен Кроули, и где-то в глубине, ниже Великой Пирамиды в тени Моккатамских гор гигантская грибница расползается под древним городом Эль-Фостат, тянется из болот в дельте Нила. Протискиваясь вверх в поисках дневного света, щупальца и кости вздымаются, пробивая землю, расшвыривая песок, чтобы появиться среди бела дня на Чен-сери-лейн — в тот самый момент, когда молодой человек выходит из заведения Огюста Буше и сворачивает на Хай-Холборн.

И тут с немыслимым грохотом перед нами разверзлась мостовая. Дядя Фин заглянул в трещину.

— Ты знаешь, что будет дальше, — произнес он устало. — Когда мы вернемся, кости будут отплясывать веселую джигу в квартире Алистера… или лучше сказать — в квартире графа Звереффа?

Он подобострастно поклонился невидимому призраку. Я вопрошающе взглянул на него.

— Алистер — первая из нечистых жаб, — ответил он на мой невысказанный вопрос. — Давай спустимся, и я познакомлю тебя со второй.

Он сжал мою руку, и мы прыгнули вниз.

После его слов, произнесенных на краю расщелины, я ожидал, что мы опять спустимся по плиточным ступеням, выделяющим зловонную жижу. Ожидал снова увидеть смердящую разлагающейся рыбой мерзкую пристань, к которой привязаны ялики, пьяно покачивающиеся на гребнях мягко набегающих волн. Вовсе нет. Мы нырнули в бархатную тьму, кое-где освещенную огненными вспышками, оставляющими на сетчатке жгучие следы. Я испугался, но дядя Фин остался невозмутим.

— «Не скрыта ль радость без границ в бессмысленном полете?» — прогорланил он строку Кроули, хлопая перед моим лицом гротескной парой крыльев — или то были плавники? У меня в голове завертелись пародии на его имя: финишный как финт, фисташковый как финик, фиктивный как финтифлюшка… пока я не заметил, что у меня тоже появились плавники*. Я рассекал небесные воды с тем же проворством, что и он. Внезапно Дядя Фин произнес серьезно:

— Теперь ты встретишься со второй нечистой жабой, что охраняет тоннели между Девятыми Вратами и даже Вратами Есода. Но помни: скелеты восстали из могил и пляшут джигу в квартире Алистера.

Тут он посерьезнел, слегка обеспокоился, как мне показалось, а мы, точно стервятники, всё парили, медленно снижаясь, над холмистой землей, вздымавшейся в ночном небе под нами за сверкавшей в лучах луны белой треугольной стеной. Я узнал тенистые очертания Моккатамских гор. Мы приземлялись на старейшее здание в мире.

— Ты часто болтал о Тоннелях Сета, — сказал он. — Смотри вниз!

Оторвав взгляд от яркого ночного неба, я всмотрелся в густейшей мрак Входной Шахты.

Доктор Блэк был совершенно прав. Разве это чудесное сооружение с галереями, тайными ходами и тоннелями не доказывало, что тысячелетия назад Запретное Знание наделило посвященных силой возводить из песчаника и гранита образец Тоннелей Сета на грядущие зоны? Тем, кто стоит прямо, и даже рожденным ползать могли открыться видения Ню-Изиды. Сам Кроули описывал странный свет, — он сравнил его с «бледной сиренью», — освещавший текст гоетического заклинания, которое он произносил в Королевской Усыпальнице в присутствии Провидицы Уарды. То было излучение Лиловой Зоны, которую можно назвать и бледно-сиреневой. Маг заявлял, что пламя свечи, стоявшей на краю открытого саркофага, было лишь пародией на тот самый Свет.

Этот случай заставил меня вновь задуматься о том, как именно Кроули было передано странное Послание от Тех, «внешних». Получено оно было в Каире, и это самое здание — единственное, что сохранилось от исторических Чудес Света, — возносилось в самом центре Земли в своей фантастической простоте.

Пока взгляд бродил по темным очертаниям Моккатамских гор, меня посетило внезапное озарение, перевернувшее мой мир, сбросившее его вниз, к валявшимся у подножия обломкам и камням, не тронутым за шесть тысячелетий, а, может, и дольше. Луна исчезла, дядя Финеас исчез; единственное, что осталось во всей этой безмерной пустыне — мысль о том, что Каир хранит ключ к великой Тайне, которую мне пока не удается постичь.

Дядя Фин возродился; я видел, как его лицо, точно камень, покрытый щербинами, восстает в пустынных песках. За головой последовала масса гигантского тела. Был ли он, в самом деле, Великим Старцем? Мой разум метался; много лет назад я видел рисунок Мэна Рея, воображаемый портрет маркиза де Сада, и появление Финеаса Блэка напомнило мне его черты.

Дядя почти насильно втолкнул меня во Входную Шахту Пирамиды. Мы слишком долго мешкали у Белой Стены Мемфиса. Дядя сказал, что мне удалось пройти Испытание Девяностого Уровня, и я истолковал его слова так я достойно преодолел ужасные Девятые Врата; ноль — был кодом Нюит, девять — ключом к ее Таинствам.

Погрузившись во тьму, столь плотную и осязаемую, что я чувствовал, как ее тяжесть сминает мне кожу, колышущуюся от сонма невидимых призраков, я застыл, бездыханный; ожили самые тайные мои опасения, воскрешенные неодолимым ощущением панического ужаса. Я остался один.

Подобие Финеаса Блэка осыпалось в пустынный песок вихрем крутящихся пылинок, — падая, они еле слышно горестно хихикали. Глаза, утопавшие в камне, сохраняли веселость. Я чувствовал себя бесконечно одиноким, легкая жужжащая трель уловила меня в свои звуковые волны, еще глубже погрузив в склепы колоссального храма живых мертвецов. Здесь все мельтешило: призрачные руки тянулись ко мне, фрагменты тел мгновенно объединялись, чтобы тут же истаять и сгинуть в корчах, неведомо чем порожденных. А вообразить источник слов, обрушившихся на меня, я совсем не мог. Они изводили меня грохотом проклятий, потоком образов, которые Пикман и даже Маккалмонт не смогли бы запечатлеть в земных или адских формах. Я пытался вырваться из тенет этого натиска, понимая, однако, что остается лишь покориться Потоку, начисто меня сметавшему. От нахлынувшего ужаса я громко выкрикнул Слово, которое как-то раз пробормотала Маргарет Лизинг, изгоняя из своего шара кошмарных клипотических призраков.

Но тут неожиданно меня охватило спокойствие. Все звуки утихли, вибрация — тоже. В жизни своей не знал я столь совершенного покоя, столь всеобъемлющей тишины.

Узкая точка света разбухла до круга, превратилась в шар; то был единственный свет, который я видел в кажущихся вечными тьме и тиши. Я пошел на свет, ощущая, что тело мое летит вперед в пространстве и в то же время уносится вспять во времени. Окутанный непроглядным мраком, я не мог вздохнуть. Очень медленно дыхание мое восстановило ритм, стабилизировалось. Вновь возник яркий круг, превратившийся в свет на лестничной площадке перед дверью в квартиру Кроули на Ченсери-лейн, дверь, в которую входил Огюст Буше, чтобы оставить мешки с костями, столь порадовавшие дядю Фина. Эти воспоминания пробудили панику, поскольку я не был готов к внезапному появлению Буше, но тут меня закружило и вышвырнуло на залитую солнцем мостовую на Ченсери-лейн, по которой я шел со статуэткой Мефистофеля в руках. Однако теперь передо мной расстилалось переплетение душных переулков; аромат благовоний струился из зарешеченного окна, пробуждая воспоминания о полумраке увешанной пестрыми гобеленами пещеры. На диване в ее центре сидела восточная красавица, длинные пальцы перебирали струны лютни. Стоило мне приблизиться, и на ставне за узорчатой решеткой мелькнула тень, мелодия угасла. В темно-синих тенях белой арочной ниши, занавешенной лентами цветного шелка, на которых висели колокольчики, возник силуэт. Я переступил темный порог и понял, что заблудился. Но тут…

Я снова вспомнил слова персидского поэта:

Не говори, что потерялся я.

Блуждал я среди роз.

С Любимой рядом горевать неуместно…

Застывшие глаза, раскосые и блестящие, пухлые алые губы, слившиеся в тюльпане улыбки… Я прекрасно помнил как утонченные пальцы играли кольцами глянцевых волос, облаком ложившихся на прекрасное чело. Как же я мог забыть, как мог решить, что заблудился? Но улыбка, незабвенная улыбка была холодной и не пробудила отклика в ее безрадостных очах. Затем смутно знакомый и едва уловимый жест насторожил меня. Эта ячейка памяти, пробужденная одним из зловещих заклинаний доктора Блэ-ка, предвосхищала «Каирский кризис» Кроули; теперь я знал, что входил в жилой дом этого вечного города, а все последующие события были ритуалами, совершенными перед безбожной Богиней, и лишь одна Ее жертва не была поглощена на пиршестве. Нам с Маргарет удалось спастись от голодного Жука, выползшего из чрева Изиды. Жук был не похож на прочих своих собратьев, именно таких обнаружил Кроули, когда их «посольство» наводнило Болескин, его дом в Фойерсе. Насекомые были непомерно велики, на голове торчал рог, увенчанный единственным глазом. Владелец Болескина отправил экземпляр для опознания специалистам в Лондон, но эта разновидность оказалась им незнакома.

Услышав настойчивый шорох, я заметил, что у плит затененной гробницы дрожит облако насекомых — сколь хорошо я помнил их! Я помнил также «ископаемые существа со щупальцами, именуемые Криксквором», что были упомянуты в Гримуаре, носителей переплетенных Огней Ню-Изиды. Дядя Фин утверждал, что это живые светляки, выползшие из чрева Великого Идола, сокрытого глубоко под Эль-Фостатом, а родились они после ритуального пиршества там, где звучал гонг, а на железной ширме был выбит символ Дракона из Культа Друкпы. Он объяснил, что азиатские и камитские таинства слились в единый культ, обращенный к Звезде Кю Ню-Изиды. Среди кумиров этого культа были жуки, приносящие Свет в преддверии Зона Зайна. Когда этот зон наступит, сознание преодолеет человеческую фазу телесного воплощения и возникнут Хеф-ралоиды. Но лишь на короткий срок, ибо настанет время, когда на нашу планету выскочат Друкпы и распространятся по воле их вождя, Ламы, «света, что неподвластен взору», как описал его Мвасс в каирском общении с Кроули.

Дети Изиды собирались здесь, точно бессознательные кроты во тьме, скрывая тайный свет под черным блеском панцирей. Я увидел Маргарет Вайрд, с которой сбежал от этого проклятого племени за столетия до того, как Айвасс передал пророчество об их появлении. Фратер Ахад тоже мельком видел предстоящий Зон, хотя и не был способен правильно истолковать его знаки.

Я вовсе не был уверен, понимаю ли то, что говорит мне дядя Фин. Его слова утонули в желтой дымке, сгустившейся в туман. Я умолял его изъясняться проще. Я видел, как Аврид и Лизинг смотрели в шар, но образы смешались и поблекли, пока я тщетно пытался удержать в сознании скрытые уровни земных глубин.

Кто способен понять, что сочинения Кроули, его доктрину, обстоятельства его магической жизни следует рассматривать в контексте бесконечно более широком, нежели просто социополитические программы с магическим подтекстом, замкнутые в земных границах? Его цель проявлена в последнем сочинении, где он вплотную подошел к формулировке точной цели магии.

— Телема, — объяснял Дядя Фин, — это своего рода ширма. Слово это, возможно, означает Волю, и число его может быть девяносто три, так же как девяноста трем тождествен Айвасс. Это Воля Айвасса, которую Кроули излагает в самых откровенных строках своего последнего сочинения, которое он первоначально озаглавил «Алистер объясняет все». Должен сказать, — продолжал Дядя Фин, — Кроули в то время пребывал в отчаянии и омерзении от необходимости объяснять Закон «Банкиру, Оратору, Биологу, Поэту, Землекопу, Бакалейщику, Фабричной Девице…» — смотри полное перечисление в его книге «Магия». Он охотился на серьезную дичь, и когда наконец-то появился Алхимик с Пояснениями Каулы, Кроули в озарении увидел в нем связь с Гримуаром. Алистер слишком долго следовал по пятам за тамплиерами, которые прошли только полпути, поскольку им недоставало фрагментов головоломки. У подлинных азиатов она была целиком, и Алхимик знал об этом, но о второй части не подозревал, недопоняв роль Айвасса. Подобно многим, он полагал, что Айвасс — лишь порождение фантазии Кроули или же со свойственной ист-эндцам подозрительностью думал, что его дурачат.

Мне не удавалось понять, к чему на самом деле клонит Дядя Фин. Я подозревал, что необычной многослов-ностью он пытается скрыть от меня приближение нечистой жабы. Тем временем, я пытался избавиться от чар недвижных глаз, мелодии мистической лютни, струны которой дрожали под изысканно чувственными пальцами, и длинной затененной улочки, где скрытая виноградными шпалерами комната светилась огнем, просочившимся из Тоннелей Сета.

Мы миновали расползающиеся трещины, что выдыхали миазмы, от которых я зашелся в приступе кашля. Затем, сквозь дымку, я увидел Желтую Тварь, скорчившуюся, жабообразную, приближающуюся нелепыми короткими прыжками. И верно: однажды Кроули отметил в Алхимике «странную лягушачесть», вовсе не намекая при этом на «Глубинных Существ», о существовании которых не подозревал.

Я вспомнил любопытный обрывок стихотворения о Сидящем на Корточках и подумал, что Алхимик наверняка связан с Клэндой, чешуйчатой жрицей Глубинных Существ, потому что и он служил Их Мессу в серовато-зеленом полумраке подводных ритуалов.

Доктор Блэк торопил меня. Звуки приближающихся шагов отзывались гулким эхом. В надежде отогнать мрачное предчувствие, я стал раздумывать о том, что, уезжая из дома на Ченсери-лейн, Кроули не позабыл захватить ковровую дорожку с лестницы. От абсурдной мысли о графе Звереффе, скрывающемся со скатанным ковром подмышкой, меня охватил приступ беззвучного смеха. Дядя Фин смотрел сердито. Все это ни к чему, мне надо повиноваться судьбе; не ожидаемому возмездию за известные преступления — все не так просто — нет! иного рода судьбе, неизвестной, незваной: участи неспящих. В надежде выиграть время, я принялся сочинять викторианский роман:

Задумывался ли ты, дорогой Читатель, что всякий раз, когда пробуждаешься ото сна, ночного или дневного, силы, вызванные к жизни персонажами или событиями, случившимися в сновидении, не исчезают мгновенно с переменой твоего сознания ко дню или ночи. Нет, разумеется, эти творения мира твоих грез, порожденные порывами, которые тебе более не принадлежат, ухитряются распространять свои энергии до тех пор, пока позволяет их импульс, или до того времени, дорогой Читатель, пока ты не уснешь опять и не откроешь новую главу в судьбе своих созданий, которые — причем совершенно все — и есть единственный и подлинный ты.

Таким образом, незавершенный сон коварного китайца возобновил власть надо мной, появился на пороге, пересек его, вступил в мою жизнь, на этот раз наяву, преподнес неспящую участь, замкнутую в этом сне и освобожденную мною или дядей Фином. Так резко распрямляется пружина, чтобы вновь зазвучала полузабытая мелодия, оставшаяся в детской памяти. Эта китайская музыкальная шкатулка виднелась на поле маков в провинции Хунань, предвещая беду. Но, точно цветок, она открылась для меня, и неотразимые глаза, черные, как ночь, воззрились сквозь дымную пелену… маки… Хунань. Я уловил дуновение благовоний Чанду. И тут вспомнил еще одного своего дядю, которого почти не знал, — почти всю жизнь он провел в плаваньях по китайским морям. Когда я появился на свет, мои родители дали ему мою фотографию. Как-то раз, когда корабль остановился в китайском порту, дядя попросил знакомого художника скопировать снимок на шелке. Это был подарок-сюрприз для моих родителей. Жуткая способность живописца уловить душу ребенка весьма их порадовала. Позднее дядя рассказывал мне, что художник работал в храме в цитаделях Хунани, там, где впадает в море Желтая река. Дядя говорил, что не знает, где точно находится храм, но называется он Храм «Кью». Когда я рассказал об этом дяде Фину, тот вскинул брови и воскликнул:

— Будь я христианином, я бы перекрестился. Если художник был связан с культом Кю, а ведь на это намекал твой родственник, ты должен радоваться, что остался в живых, мой мальчик! Но расскажи, что он еще говорил?

Я покопался в памяти. Я знал, что дядя Фин тоже пытается оттянуть время, поскольку не больше моего хочет встретиться с Желтым. Но я тщетно пытался припомнить:

— Дядя-моряк, возможно, ничего об этом не ведал; он встретил художника в странствии. Корабль причалил неподалеку от места, где была мастерская этого человека, они завязали шапочное знакомство.

Доктор Блэк вздохнул.

— Неужели ты до сих пор не понял, отчего художник так охотно откликнулся на просьбу твоего дяди скопировать портрет?

Я недоуменно взглянул на него:

— Что же тут понимать? Все проще простого. Человек хотел сделать своему брату и матери новорожденного сына довольно необычный сюрприз: что в этом удивительного?

Раздражение дяди Фина было безграничным, он ехидно прошипел сквозь зубы:

— И приглашение, надо полагать, тоже было частью сюрприза?

Дверь моей памяти отворилась внезапно. Я уставился на дядю Фина. Я вспомнил, как мать говорила мне, много лет спустя (причем в то самое время, когда меня мучили кошмары с восточной символикой), что когда мне не было еще и года, родители получили приглашение от дядиных друзей приехать со мной в Китай.

— Интересно, отчего они потрудились распространить приглашение на годовалого несмышленыша — и это они, члены Культа, наводящего ужас на всю Азию, Культа, практикующего чернейшую из всех черных магий, Культа, адепты которого прочесывали все вокруг в поисках Гримуара? Этот Культ создал тонги в Сан-Франциско, в китайском квартале Лондона, во Флоренции… Думаешь, они не подозревали о твоей родословной? Они наблюдали ее развитие со времен Аврид, когда впервые материализовался Гримуар, потеряли его след после смерти сэра Фрэнсиса Гранта, опять потеряли, когда умер Маккалмонт — или это был Ричард Аптон Пикман, я не уверен; снова обнаружили благодаря Элен Воган, также известной как миссис Бомон, а после ее смерти он опять исчез, пока Остину Спейру не показала фрагменты Ведьма Паттерсон. С того самого момента жизнь Спейра покатилась под откос. Хотя ему удалось сохранить в памяти несколько важнейших формулировок Гримуара, бомбардировка, под которую он попал в сорок первом году, стерла большую их часть. Безустанные попытки Кроули раздобыть Гримуар были неудачными; лишь когда на сцене появился Алхимик, фрагменты обнаружились вновь. Этого было достаточно, чтобы убить Кроули через несколько месяцев после того, как он их увидел…

Дядя Фин продолжал сбивчивый монолог, почти бессвязный поток имен, одно из которых захватило мое внимание и заставило забыть остальные: имя миссис Бомон. Та самая дама, чей круг знакомых был увековечен в пресловутом «Бомон-клубе», действовавшем до смерти Кроули. В пятидесятые годы эти люди стали костяком Ложи Новой Изиды, — в основном, я приглашал в нее бывших и, к тому времени, разрозненных членов «Бомон-клуба». Во внутреннее святилище ложи вошли обладатели описанных в Гримуаре ключей к иным измерениям.

Я понял, что в своем монологе доктор Блэк кратко и убедительно объяснил магическую эволюцию рода Вайр-дов, к которому я принадлежал. Я, разумеется, отдавал себе отчет в том, что, не будь сеансов Маргарет Лизинг, все эти факты ничего бы-для меня не значили. От Маргарет Вайрд до Лизинг, возможно, был всего один шаг, но он образовывал огромную дугу, — разве что изгиб Желтой Реки, стремящейся к морю, намекал на его размах. Маргарет оказалась великим катализатором, она затягивала меня все глубже и глубже в свой шар. Я знал, что наша встреча со второй нечистой жабой неизбежна. Она произошла в магическом шаре, как только дядя Фин поднял руку, словно уловив стук костей, собирающихся в скелет.

В мешках, которые мсье Буше швырнул на пол, начались корчи, сопровождавшиеся глухими щелчками, от которых кровь стыла у меня в жилах. Из ближайшего мешка что-то поднималось, медленно, точно стараясь освободиться от сдерживающих волокон. Появилось подобие руки, в кисти недоставало косточек, фигура качалась, точно гигантская личинка или гусеница, слепо нашаривая… нечто неведомое. Скользкая кость была почерневшей, словно ее закоптило пламя. Внезапно все содержимое мешка скакнуло вперед, и мы с дядей Фином отпрянули, увидев не скелет даже, а лишь очертания костей, тянущих желатиновую массу зачерненных пленок. Все это было пронизано ослепительными точечками света: запуганная сеть светотени и щелкающих черноватых костей — глина и огонь, с помощью которых Огюст Буше возводил свой гротескный пантеон. Остуженные и застывшие в недвижности смерти, они стали частью Выставки, устроенной для тех, у кого был ключ к дверце, скрытой за зеленым сукном!

Одна из крутящихся чакр света захватила мое внимание своим призывным, почти человеческим взором. Это был шар, который Маргарет Лизинг сплотила из искр, вылетевших из котла Аврид. Переливы засосали меня в глубины шара, а кости пустились в джигу, — танец, который был ответом на гоетические заклинания, произнесенные Беннеттом и Кроули. Было что-то карнавальное в их диком хороводе, напоминающее squelettes Энсора, но это были скелеты нечеловеческих трупов, проект еще только предстоящего существа — детей иного зона, тысячами исходящих из чрева Ню-Изиды. Пока что каждый элемент жуткой вереницы был сотворен из белой девы, чьи закопченные кости изверг жук, выползший из лона Богини.

Жуткий голем, выбравшийся из мешка, исподтишка заворожил меня своей суровой прелестью и пугающим ароматом. Я качался над острым углом влечения-отвращения, не ведая, в какую сторону соскользнуть, когда притяжение ослабнет. Не ощущая ни пространства, ни времени, я не мог следить за реакциями дяди; я даже не был уверен, стоит ли он рядом.

Вот и второе явление Нечистых Жаб, скользивших и прыгавших в открытую дверь, за которой виднелись поблескивающие молекулы, ныне слившиеся в разноцветье.

В памяти моей ожила стародавняя ночь, когда земная жрица Ню-Изиды пробудила странные калы.

Ложа готовилась к ритуалу Кю. Распорядительницей была Ли, и трон-дракон водрузили на вершину огромной усеченной пирамиды. На ее четырех треугольных гранях стояли эмблемы и печати четырех типов Кю: змея или дракона кю, тени кю, сороконожки кю и жабы кю, классифицированных согласно «И дзянь чжи бу». Образы и печати соответствующих им пар были изображены на внутренних стенках с четырех сторон пирамиды. На золотой спинке трона сияла начертанная черным лаком гексаграмма кю из «И-Цзин».

Пройдя по северной стороне зала, Ли поднялась по крутым ступеням на свой помост. Когда она уселась на трон, и голова ее оказалась под маленьким окошком в северной стене.

У Ли была уникальная запись ритуала Культа Кю, проведенного в Хунане. Его провели особой ночью, которую я теперь переживал заново. Знакомые с изысканными диссонансами, свойственными некоторым классическим китайским музыкальным сочинениям, хорошо знают, как быстро замирает в безмятежности слушатель, чуткий к заклинаниям, пронизанным позвякиванием гонгов. Их глубокие переливы уносят разум за пределы земных забот.

Сперва Ли исполнила нараспев Литанию Шоа, Злой Женщины, той, что повелевает Желтой Рекой и маковыми полями Хон-Наня; той, что главенствует в мистических ритуалах Кю; той, которую прославляет Синь-Синь-Ва, чей единственный глаз дополнен единственным глазом Ворона, восседающего на его левом плече. Тихий гортанный напев Ли пробудил журчание, все громче наплывающее волнами внутри пирамиды, а на восточном склоне пирамиды вспыхнула печать женщины-тени.

Нежный туман окутал зал ложи, от ее западных и восточных стен отступили восемь прислужников, по четверо с каждой стороны; каждый нес тотем четырех сторон света, только вместо человекоподобной тени вносился образ Шоа. Туман сгущался, так что его поверхность превратилась в зеркало, увеличивающее образы, которые служки показывали Ли, погруженной в транс и раскачивающейся в гипнотическом забытьи.

Переплетенный с потоками неземной музыки, явствен стал иной шум, точно волны бились о далекую пристань; чередование чмокающих звуков намекало на качку яликов, пришвартованных в маслянистых водах. Когда прислужники возложили ношу на усыпанный маками алтарь у подножия пирамиды, свет восьми фонарей звездно расцвел на четырех треугольных цоколях, украшенных пергаментными полосами с китайскими иероглифами, соответствующими мистическим ритуалам Шоа.

Я знал, что Восемнадцать — магическое число Изиды, и восемь прислужников, объединенные с единицей, которую представляла Ли, восстанавливают ее каббалистический индекс. Так что когда большая черная Птица влетела в окно на северной стене святилища ложи и уселась на голову Ли — подобно тому нетопырю, что вцепился в Маргарет Лизинг в Кандлстонском склепе, — я догадался, что в ближайшие минуты из влагалища Ли выползет жук.

Немало лет понадобилось, чтобы усовершенствовать эту формулу перихорезиса и уравнения Ли с Изидой и Шоа. Я снова пережил то, что чувствовал в зале ложи десятилетия назад и затем еще раз, когда под крики Маргарет Лизинг шлем Криксквора сомкнулся на ее голове, раздирая волосы и впрыскивая в череп порочное зелье Внешних, удушливые миазмы гексаграммы Восемнадцать.

Туман сгущался, свет звездных фонарей потускнел, но пирамида пылала все неистовей; конус света сиял, тени и языки пламени ползали вокруг декоративных копей трона, вспышки молний извивались в складках парчовой мантии Ли. Голова Ли бьиа откинута, в трансе закатились глаза.

Мертвая тишина окутала святилище. Ночное небо, видневшееся в небольшом оконце, озарил звездный огонь, осыпался голубой пудрой, пронизывая туман. Вновь потоки китайской мелодии окружили сидящую на троне богиню, и Ли поднялась, сияя золотым и черным. Руки ее взметнулись, из окольцованных пальцев выскользнул трепещущий контур и с сиплым визгом устремился вниз. Склоненные фигуры прислужников в рясах с капюшонами ответили волной бормотания, сопровождающей заклинания Шоа, произносимые Ли. Затем Ли ступила с помоста и застыла в воздухе на головокружительной высоте, поддерживаемая лишь звездным туманом и причитаниями служек, поднявших мертвенно-бледные лица — восемь полных лун в тени фантастического явления Шоа. Это не могло быть иллюзией, ибо продолжалось слишком долго. Скорее, чистая магия, магия Шоа, Злой Женщины. Ее желтая благодать пролила по четырем склонам пирамиды немыслимое злато, и я насладился зельем, эликсиром странного безумия, струящимся прямо из бездн за пределами Ню-Изиды, символически очерченных залом ложи. Ли обратила ко мне загадочную улыбку, а ворон Синь-Синь-Ва кружил, обезумев, вокруг нее, рассыпая перья каскадами антрацитового снега, покрывавшего окутанных туманом прислужников. Из дрожащего кургана восходили волны электрических разрядов; следуя граням треугольника пирамиды, они слились в шар синего пламени под сандалиями Ли.

Но еще более поразительный феномен происходил над головой Ли. Необычной формы шлем короновал ее пышные волосы. Глаза Ли, узкие и темные, сияли на белом, точно слоновая кость, лице, а пухлые сладострастные губы приоткрылись в улыбке, сулившей неописуемые услады. И вновь воспоминание о сияющем шаре Аврид возникло поверх искрящегося двойника. Опять я вспомнил шлем и адскую птицу, вгрызшуюся в череп Маргарет Лизинг и отворившую источник астральных видений. Эти видения принесли с собой игру сверкающих звездных красок, заполнивших мрачный Кандлстонский склеп таинственным сиянием, намекавшим на блеск витражей одного печально известного собора. И Шоа, Злая Женщина, Женщина Из Темных Снов, вновь предстала передо мной, купаясь в зловещих калах фонтана Гекаты.

«Третья нечистая жаба» собиралась произвести на свет потомство. Я знал, что это дух, родственный «цзинь цзань кю», появляющемуся в обличье гигантской жабы или лягушки. Аврид вскормила такое существо в своей лачуге в Фрэмлингеме, — об этом говорилось в описаниях ее деяний в хрониках Вайрдов из Брандиша. Это был просто зоотипический вариант культов Окбиша, Хефралоидов, Крокодила, — вот что я инстинктивно понял, когда Ли рухнула передо мной в спазме, изогнувшем ее с головы до пят. Внезапно кто-то схватил меня за руку. Доктор Блэк, глядя в сторону, собирался утащить меня прочь, — вне всякого сомнения, еще глубже в преисподнюю. Я не двигался с места, буквально парализованный разворачивавшейся передо мной картиной. Ли висела в воздухе, слегка покачиваясь на вертком шаре астрального огня. Мне вдруг нестерпимо захотелось пасть ниц и молиться этому жуткому идолу из пламени и фантазий, лобызать пальцы на ее ногах, вокруг которых сновали безумные огоньки, насыщая электричеством каждую частицу ее астральной атмосферы. Шоа, Злая Женщина, точно лоа, что вселяется в своего коня, овладела Ли. Я видел шлем, пылающий огнем Криксквора. Ворон устремился вниз, и очертания Ли исказились, раскалившись, когда птица прошла путем Огненной Змеи и вышла из ее влагалища зеленым дымчатым жуком. Люк открылся под ногами Ли, и прежде, чем рухнуть вниз, я заметил Аврид, смотрящую на меня бесстрастно из окошка на северной стене святилища, точно моя кузина, которую я когда-то видел за окном уэльского Брандиша. Я полетел навстречу плещущимся волнам. И обнаружил, что стою на гниющих балках верфи, спиной к заброшенному складу в китайском квартале. Дядя Фин приближался в ялике.

Желтый, приземистый и демонический, плотоядно расхохотался. Он выглядел гротескнее, чем Фо-Хай. Не толстый и вялый Фо-Хай, но тощий, костлявый идол, сидящий в зеленой заводи китайского квартала и измученный укрощением страстной мечты о покрытых маками долинах Хунаня, куда он вернется, нагруженный золотом, вырученным от зловещей транспортировки человеческих душ. Синь-Синь-Ва собственной персоной. В его учтивой праздности было что-то от Будды, но нечто звериное крылось в том, как его пальцы, похожие на клешни, поднимались из глубоких складок богато расшитых одежд. Был он одноглаз, и птица на его плече одноглаза, они дополняли друг друга, поскольку у сидящего на корточках был правый глаз, а у птицы — левый.

Смутные мысли плавали у меня в голове: китайцы — единственный народ, боготворящий смех, и Желтый был тому хорошим примером. Выглядел он величественно, более того — устрашающе: существо, что неуклюже вскарабкалось на гниющую пристань и стряхнуло с себя маслянистые воды, подмывавшие разрушенные здания возле древней реки. Облепленный жуткой ряской, он, несомненно, был Древним, родственником великого Ктулху, и в то же время предком Себека, Хефры и Гекаты.

Дядя Фин пытался что-то сказать, но его попытки объясниться были удручающе неудачны. Он безмолвно указал на свиток, который Желтый извлек из складок своего просторного одеяния. Развернув свиток, я вновь увидел печати, которые Остин Спейр набросал на портрете Клэнды, отыскавшемся при лунном свете на призрачном чердаке.

Изогнутый коготь Желтого указал на конус, завершавшийся острием.

— Нет точки острее Бесконечности, — произнес он с расстановкой.

Меня поразило, что он цитирует Бодлера. Острие уходило в основание другого конуса, где были запечатлены печати; расшифровать я их не мог, только понимал, что они таят важнейшие секреты. Я видел в конусе шлем, сверкающий светом Криксквора, и знал, что пирамида, на которой высился трон, проецировалась в зал ложи и орошала своими волнами восьмерых прислужников, окутанных снотворным туманом, исходящим от погруженной в транс Ли. Восемь детей Ню-Изиды, пронизанных Криксквором, скопили силу в своих магических одеяниях. Они были покрыты тенью птицы-Изиды, что поворачивалась в восемь сторон Пространства и сочеталась с мужчинами и женщинами, рассеивая Свет, который, соприкасаясь с воздухом, становился невидимым, но мог оплодотворить всех, на кого падал.

Я вновь увидел в шаре то, что давно уже пыталась показать мне Маргарет Лизинг: склеп в Кандлстоне был прототипом, копией и истоком святилища ложи, где я стал свидетелем апофеоза Птицы Криксвора. Странные спутники были у Аврид, но ничуть не удивительней крылатого кошмара, что метнулся из заплутонных бездн за краем снотворного тумана. Так что моей первейшей задачей стало постижение участи Неспящих, поиск Восьми Углов Тифонианского драконьего — семени, восьми центров пагубы, принесших «свежий жар с небес», как Ангел сказал Кроули. Воплощенные прототипы этих восьми углов пространства спрятались под масками ведьмы Аврид, миссис Бомон (урожденной Элен Воган), миссис Паттерсон, Бесзы Лориель, Клэнды Фейн, Кэтлин Вайрд, а теперь и Маргарет Лизинг. У меня не бьио возможности поименовать иные воплощения; возможно, мне только предстояло с ними встретиться. Оттого, что сам я был магическим потомком Аврид, мне без труда удавалось опознавать иные ее аватары.

Огюст Буше мечтал о посланцах, призванных на землю Детьми Изиды. Сидящий на Корточках — тот, что носил желтую маску Сета, был также и Ктулху! Лавкрафт видел его рыло; доктор Блэк узрел паукообразное существо, чью Книгу попытался сочинить во время работы с Маргарет Лизинг в Ложе Новой Изиды. Сет, неясный зверь пустыни, был также Хло-Хло, страшным пауком, прославленным лордом Дансейни — нетрудно вообразить объединенные возможности двух этих сил, Сет-хло-хло или Ктулху, гигантский земноводный ужас глубин. И образ Маргарет с Крик-свором на голове навеки отпечатался в моем сознании, словно проник щупальцами в сеть дрожащих, спутанных лучей. Только сейчас я вспомнил, что Свет этот падал и прежде. Поспешно покидая лабиринт улочек Старого Каира, я думал только о том, как спрятаться в туннелях между ними. Я понимал, что мои преследователи готовы выблевать свое нутро к моим ногам в любую секунду. Я вспоминал также, что «Дом Бесчестья» в Каире был одним из многих зданий, в кладке которых покоились внешние камни Великой Пирамиды, украденные после сильного землетрясения, разрушившего Эль-Фостат. До сих пор заметен редкий иероглиф, высеченный в циклопическом блоке кладки. Говорят, это единственная известная надпись, связанная с той Пирамидой. Теперь ее можно заметить на одном из камней, встроенных в дом на рю Рабага, — странная закорючка, не похожая на другие египетские иероглифы и озадачившая ученых: искаженный символ; точно такой же я обнаружил на штукатурке Кандлстонского склепа в Землях Моргана.

Вот, что я имею в виду, заявляя, что Ложа Новой Изиды породила Детей Изиды, и что я присутствовал при родах. И тот факт, что восемь лучей Света Крисквора в тот день упали на Землю, необъяснимым пока образом связан с самыми древними постройками на нашей планете — в этом у меня нет ни малейшего сомнения.

Поток образов пронесся в моей голове. Я вспомнил встречу с Бесзой Лориель, чью историю я изложил в «Звездной жиле», и в ужасе сообразил, что слово «Пирамида» буквально означает Огонь, Свет. Я принялся раздумывать над древним именем Эль-Кахиры, Каира, — Эль-Фостат или Фестат, как это потрясающе подходит к Слову чуждого Зона, который, по словам Кроули, последует за эоном бога Гора. Этот Зон проявится в далеком будущем, — по подсчетам Кроули, примерно через 2000 лет после нашей эры.

Я не мог изучить Камень, поскольку Маргарет Лизинг исчезла из моего нынешнего окружения, и мне пришлось положиться на каббалистические предсказания. По наитию я обозначил Каир точкой, где Кроули получил сообщение Айвасса, а Фратер Ахад открыл тринадцати-буквенную формулу «манифестации» с древним именем Каира (Фестат) в центре тайны эонов. Число слова «manifestation» равно числу слова «Арун», означающего «врата». Именно эта связь пленила мое воображение, пробудив необъяснимое ощущение, сравнимое с трепетом перед встречей с Детьми Изиды. Способ их вызывания был затаен в Звездном Камне из тринадцати лучей и углов, как продемонстрировал Фратер Ахад: проставь буквы слова «manifestation» в определенной последовательности в углах Звезды и соедини линиями углы, чтобы получился звездный камень с 438-ми гранями. Эти грани склоняются к сердцевине. Дядя Фин обнаружил, что если начертить в воздухе эту фигуру заостренным жезлом, обратившись на север, звезда пробудит Свет Криксквора. Таким образом, с поворотом Ключа Сета (Мани), Зон (Ион) Детей Изиды складывается в mani-festat-ion.

Эти соображения пронеслись в моем сознании мгновенно; чтобы изложить их, понадобилось гораздо больше времени. Тень Сета парила надо мной, пока я пытался постичь тайны крокодила, дракона глубин, который олицетворял в древнем Кеме змеевидный поток, сформировавший основу магии Кроули. Мне стало ясно, что почти все зоотипы, связанные с этим арканом, в разных местах и в разное время представляли различные формы космической энергии: жук, летучая мышь, гриф, паук, лягушка, шакал, гиена… ведь я же сам разглядывал их, стоящих на полках на скорбной выставке в магазине Буше. И ведь сам я покинул здание в кошмаре почти тропической жары, в полдень, унося с собой — и не ведая о том — изображение Дьявола.

В этот момент дядя Фин прервал мои раздумья. Он привязал ялик к тумбе. Я заметил с тревогой, что она заметно шатается. Поймав мой взгляд и прочтя мои мысли, он лишь вздохнул:

— Нет ничего стабильного в этом мире сновидений; все течет, как вода. — Он завязал сложный узел. — Не стоит размышлять так громко. Половину своего путешествия я провел в окружении нильских чудищ, сделанных куда хуже, чем у модельеров древнего Кема или даже у нашего друга Буше. Должно быть, этому человеку снились жуткие кошмары!

Больше не прислушиваясь к дядиным шуткам, я стал размышлять о слове Фостат или Фестат. Один из его нумерологических эквивалентов, 126, соответствовал kunim, священным облаткам света, предложенным Изиде как Королеве Небес и Бесконечного Пространства. Таким образом, Фестат объединял Глубинных, хранящих тайну Времени, и Внешних, хранящих тайну Пространства. Дядя Финеас напомнил мне, что Фестат также равнялся 517-ти, числу безбрежного подземного океана, именуемого Нар Маттару. Кроме того, что Фестат символизировал изгибами своих проулков и подземелий, лабиринтом тоннелей и проходов, разворачивающихся, точно змей, под Городом пирамид, он был еще и странным образом Патуки, рыбы с лягушачьими лапками, от которой произошел человек, ужасным Образом, который почитали множество эонов назад, еще до Р'льеха, обиталища Ктулху.

Разумеется, дядя Фину было известно, что Алистер никогда не объяснял абсолютно все! Но я узнал, благодаря Маргарет Лизинг или ведьме Аврид, что в мою кровь влился сам Криксквор, Свет новой и неведомой человечеству планеты Изиды. Я утратил надежду постичь хоть и туманные, но ослепительные откровения, исходящие из шара Маргарет, Звездного Камня. Она сама пыталась доплыть до меня из его глубин, среди потоков звездной пены. Только лишь когда дядя Фин с невозмутимостью и достойным восхищения здравомыслием поймал шар и элегантно извлек его из вод, мучения Маргарет сменились восторгом, отчаяние — покоем.

— Смотри, что она принесла из пучины! — воскликнул он, торжествуя, но таким обыденным тоном, что я поневоле счел его проявлением циничной, бесчувственной ennui1. Я знал, что он все это видел задолго до того, как мне удалось полностью постичь значение собственной истории.

Что же Маргарет принесла из пучины? Я стал всматриваться в Камень, зажатый в его руке. Поначалу я видел только цепкие пальцы, похожие на клешни, и облаком нависшую над дядей тень Желтого.

— Ты распознал лишь восемь из Ее проявлений, — загадочно произнес Желтый, — и думаешь, что осталась лишь одно! Но скажу тебе: существуют еще три, которым только предстоит явиться.

Я понимал, что постичь смысл его слов мне не удастся. Но также знал, что странный дух появился в ответ на магический призыв, посланный отчаявшимся магом из Америки незадолго до смерти Кроули. И американская жрица Маат провела операцию, которую она назвала «Работа Одиннадцатиконечной звезды»…

Вода, покачивающая ялик дяди Фина, забурлила; мой мозг внезапно освободился от стремительного потока размышлений. Лицо доктора Блэка окаменело, только в глазах теплилась жизнь. Затем он приложил палец к губам, точно карликовый бог молчания. За плеском волн я различил звук, прервавший его речь на полуслове: одинокий напев флейты, далекий, но щемящий. Я соскользнул в двам, музыка нарастала и полностью подчинила меня; последним впечатлением зримого мира были маслянистые воды, кипящие у бортов крошечного ялика, которым дядя пытался управлять. Зловещая тьма, затем послышался протяжный мотив, взмывавший и затихавший в унисон со стенаниями флейты. От этих звуков кровь застыла у меня в жилах, мне вспомнилось переплетение улочек и Дьявольский Дом в Фестате:

Bismillah ar-Rahim, ar-Rahim!

Ya Allah! Audhubillahi min ash-Shaitan ar Rajim!

(Во Имя Милосердного и Сострадательного Бога!

О Аллах! Я скрываюсь с Аллахом от Каменного Сатаны!)

Это был крик, который я слышал от Драгомана, сопровождавшего меня — по моей же просьбе! — в тот омерзительный Дом. Дом располагался в том же мире духов, что и дом на фешенебельной Эшли-стрит в Лондоне возле Пиккадилли, дом на задворках китайского квартала, адский дом, где Элен Воган перешла в царство своих спутников, дом, знакомый Маргарет Вайрд веками раньше. Я помнил, словно в тумане, тот же Камень, изрезанный чертами зла, до смерти напугавшими девочку Рейчел, чью историю упоминает Мейчен; тот же камень безмерной древности, изображающий самого первого бога, явленного человеку — бога Сета, черного бога пустынных песков, зверя из Бездны, олицетворенного Омбосом с головой ящера. Всем этим был Он, и пребывает ныне.

Древний мифолог и историк Солин объяснял, что имя его «Шестидесятикаменный», hexecontalitho, высеченный монолит, возле которого скачут уродцы нижнего царства, изъясняющиеся на шипящем наречии змей. Кроули отмечал, что язык их «странен и ужасен».

Ткань жизни соткана из неисчислимых нитей, и когда эта жизнь умножена бесконечно в различных измерениях, помнится только отрывками, а хронология искажена, неизбежный распад сознания представляет собой феномен уникальный и устрашающий. На такие мысли навело меня нескончаемое разложение дяди Фина.

Когда сеть мрака и древнего Влияния ответвилась из бездн земли и червем проползла по тоннелям и переходам, спутанным с моей собственной родословной, останки доктора Финеаса Блэка, точно разбросанные конечности Озириса, съежились и застыли рубцеватым монументом, увековечивая его извращенное бессмертие. Свет Криксквора играл на нем, воссоздавая его; точно также играл он на страницах древнего Гримуара, запечатлевшего воплощение единственной искры, недолговечной крупицы сознания, некогда оплодотворившей земное существо. Искривленное генеалогическое древо, выросшее после этого смешения рас, отбросило инородную ветвь, в шестнадцатом веке породившую ведьму. С тех самых пор Влияние процветало в темной почве шотландского клана, давшего имя Гримуару, на который я случайно наткнулся в валлийском склепе. Вот простой, однозначный факт: несколько сильнейших магов, в том числе Алистер Кроули, пытались через меня получить доступ к этим странным записям, о которых, — пока кузина не сообщила мне, что Гримуар, возможно, существует, — я знал только по смутным слухам.

В самый последний раз, когда я воспользовался профессиональными услугами Маргарет Лизинг, состоялся почти банальный сеанс, типичный в своем роде. Я намеренно сказал «почти», ибо сеансы, предшествовавшие ему, — заключительным, так сказать, отпрыском которых он стал, — были посвящены встречам с призраком моей матери. Можно сказать, что получился образцовый сеанс, знакомый бесчисленным клиентам.

Шар вспыхнул и озарился ореолом света, возник образ моей матери. Она спускалась по лестнице дома, где я провел детство. Увидев ее, я удивился, и в то же время ощутил ужасную душевную боль. В правой руке мама несла шерстяную кофту, в левой — книгу; я было решил, что она собирается читать в саду, но заметив, какой ветхий и растрепанный это том, присмотрелся. На обложке был изображен Сфинкс из Гизы. Сердце мое дрогнуло; то было одно из моих первых книжных сокровищ, антология рассказов для мальчиков, — в основном, о заморских странах. Противоборство чувств, обуревавших меня, вызвало мгновенное помутнение в шаре. Я постарался взять под контроль воздействие нахлынувших воспоминаний. Герой рассказов был весьма похож на дядю Фина, даже имя созвучно, — правда, вспомнить его я не смог. Среди рассказов в книжке был один о большом, точно парк, саду, под которым скрывалась мерзкая трясина, вроде болота в «Мальвах». Статуя из песчаника раскрошилась, так что напоминала сфинкса и стертые черты дяди Фина. Были истории о волшебниках и ведьмах, и герою приходилось бороться с их плутнями всевозможными уловками и хитростями, — например, чертить в воздухе странные знаки, описанные автором столь точно, что я нарисовал их цветными карандашами на широких полях. Я снова почувствовал, как карандаш царапает толстую, похожую на пергамент, бумагу. Одна из иллюстраций была совсем жуткая: злобная ведьма в нелепом чепце, стиснувшем голову так, что ее глаза налились кровью и вылезли из орбит, изо рта у нее исходил розоватый свет. Папа рассердился, увидев мои волнистые рисунки на полях. Он сказал, что книги нельзя портить, к ним следует относиться с уважением.

Помню еще один солнечный день, когда нас навестил дядя Фин. — я показал ему книгу и попросил снова мне ее прочитать. Он похвалил мои рисунки и спросил, как я догадался, какие выбрать цвета, потому что они очень точны, хоть и не описаны в книге. Некоторые иллюстрации, если открыть том, поднимались и становились трехмерными сценами, но у меня было несколько похожих книг, и эта не так уж мне нравилась, пока дядя Фин не показал одну картинку, изображавшую домик в лесу: она выглядела совершенно иначе, если смотреть на нее против света. Тогда появлялись страшные лица, таращившиеся из окошек, а на покосившейся трубе возникала жуткая черная птица-крокодил, напоминавшая самого дядю Фина. Еще он сказал, что, если смотреть долго, увидишь, как кто-то выходит из домика. Но тут в комнату заглянул папа, дядя Фин рассмеялся, захлопнул книгу и сказал отцу:

— Он славный малый, и вскоре будет читать книги посложнее этой.

Довольно скоро дядя Фин ушел, и я много лет его не видел.

Отец читал мне разные книги: он любил читать вслух, а мне нравилось слушать и смотреть, как он изображает истории в лицах. Я часто просил его почитать книжку со сфинксом на обложке, она была даже увлекательней Робина Гуда, но папа отказывался. Но и Робин был моим любимым героем; я разревелся, когда он умер и книга закончилась, и папа со смехом объяснил, что Робин не умер по-настоящему: стоит только вернуться к началу книги, и там Робин будет живой и невредимый, окруженный своими молодцами. Он снова начал читать с начала: меня это так увлекло, что я не мог поверить, что Робин взаправду умер. Такова была моя первая встреча с реинкарнацией, или, если быть точным, «вечным возвращением»; позднее, познакомившись с теориями Успенского, я обнаружил, что мой опыт поименован и подтвержден. Но что же с домиком в лесу, который был так похож на лес в саду дяди Фина, с болотом за «Мальвами»? На картинке в книге из домика выходили две фигуры. Юная Элен Воган и испуганная Рейчел?

Так вот я обнаружил, что храню не только свои воспоминания, воспоминания Гранта, но и всей родословной моей матери, восходящей к ведьме Аврид. Конические шляпы волшебников из книги со сфинксом я считаю скрытым знаком бога Сета, тотемом которого был крокодил, которого я тоже заметил на картинке, изображавшей болото. Конусы появились и на «радужном» рисунке Остина Османа Спейра, который записал в них секретную формулу, отворяющую иные измерения, инопланетные пространства и времена, пока неведомые мне. Ибо я знал теперь, что все, попадающее в поле моего зрения, произошло, происходит или произойдет рано или поздно.

Крокодил напомнил мне склад Буше, и весь зверинец исторических или сказочных животных прошел перед моими глазами расплывчатой бесконечной вереницей. Вначале были жаба и странный напев из книжки со сфинксом, завороживший меня своими мрачными чарами:

Жаба желта, желта, желта —

Гвинейская луна в пруду у пса,

Теперь я вспомнил продолжение:

Скользящий крокодил, с глазами, что зеленее,

Чем у козодоя — леса золотой гиены;

Падаль воняет и трепещущие летучие мыши

С шумом проносятся сквозь шерсть и череп сфинкса!

Язык зверей был представлен в проникновенных символах, ставших сакральными благодаря их оккультной важности. Я отыскал ключ к загадке давным-давно. Крокодил (и собака) был Сетом, жаба — ведьминской луной, Гекатой, чье имя в древнем Египте, Hekat, означало «лягушка». Пожелтела она от древности.

Под Сфинксом, как всем известно, пролегают тоннели Сета, извивающиеся под пустынными песками. А под Эль-Фестатом кроется гейзер силы, хлещущий, точно фонтан Гекаты, поскольку Ведьма Хект — одна из Нечистых Жаб. Пруд, образованный фонтаном, отражает луну безумия, источник которой — Гвинея, Древняя Земля, родина расы, распространившей Оби и Буду по всей планете через лунные заводи ее верных прорицательниц. Сидящий на Корточках, Желтый шепотом бормотал эти стихи, прежде чем украсть у дяди Фина флакон Вина Шабаша, Vinum Sabbati, лунную заводь, способную даровать бессмертие, которого он страстно жаждал.

Мсье Буше старательно скопировал в глине алфавит богов и их магических сил, представленных Зверями. Я знал их всех: Сет-Крокодил и Изида-Жук в Фестате, жужжащие, точно пчелы, «огоньки» над Рэндлшемским лесом, близ Брандиша, где девочка Вайрд приковала внимание Внешних; карга-Геката в старом Лондоне, посвятившая Остина Спейра в таинства Криксквора; желтая жаба, присевшая на корточки; мой личный наставник, Алхимик, раздражавший Кроули, который отметил его земноводную внешность. Да, у Алхимика бьи этот «иннсмаутский» облик, который ему, как и доктору Блэку, достался ему от старого Обада Марша. И омерзительные насекомые — прежде всех, Дети Изиды и жуки, чье проникновение на землю описал Ричард Марш. Они также упомянуты в странном сообщении, которое Кроули получил от Айвасса в Каире, когда сменились зоны. Еще раньше жуки наводнили Болескин, где Кроули вызывал Демона, — об этом я уже упоминал. Весь зверинец нильской долины я встретил в различных формах в шаре Маргарет Лизинг. Я также встречал насекомых, связанных с тайными культами Китая, включаю Кю, среди зоотипов которого квазипаучья аномалия, возникшая от скрещивания клипо-тических личинок и пауков. И я помнил жуткую гипсовую статуэтку божества в образе летучей мыши, Камазотц, чьи посланцы порхали по гигантским заброшенным храмам в душных топях Гватемалы; и ужасающее подобие осьминога, прославленное Лавкрафтом, шевелящего щупальцами Ктулху, готового пробудиться от векового сна в глубинах Тихого океана. Все эти кошмары слились в один гигантский сплав ужаса в Рэндлшемском лесу, когда Маргарет Вайрд стала первой жертвой не известного даже Лавкрафту или Мейчену кошмара, хлынувшего, стоило мне найти Кандлстонский Гримуар.

Когда моя мать спускалась по лестнице в тот летний день, отраженная в шаре Лизинг, я все еще недоумевал, отчего дядя Фин не сказал, что Сфинкс хранит все тайны на свете. Однако книга, которая несла моя мать, была разодранной, выцветшей и заляпанной отпечатками детских пальцев. Мама не собиралась тратить время на чтение, как я, много лет назад, под ярким безопасным солнечным светом: книгу ожидала отхожая яма, клипот под Малькутом! Но все же дядя Фин был великим рассказчиком и творцом бессмертных снов, и когда он читал мне летними вечерами, смутные призрачные фигуры переплетались над затененным болотом в «Мальвах», диковинной заводью на дне его сада. И все, что он читал мне, было верно, потому что читал он из Гримуара, и Маргарет Лизинг оказалась не единственной, исчезнувшей, в конце концов, в сияющем шаре.

ЭПИЛОГ

Особняк, именуемый «Брандиш», с тех пор много раз менял владельцев. Ближайший сосед, которого я знал в юности (о моих нынешних занятиях он не подозревал), рассказывал о свистящих ветрах, проносившихся по зданию, когда на улице было спокойно, и о туманах, внезапно обволакивавших все вокруг. Порой сгущающаяся тьма, неопределенной формы облако, напоминавшее большую птицу, тень паука или жуткую рыбу, шлепало по комнате, лаская в плавниках чудовищную книгу.


home | my bookshelf | | Против света |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу