Book: Сквозь горизонт событий



Сквозь горизонт событий

Питер Гамильтон


Сквозь горизонт событий

Марк Калверт никогда не видывал на астероидах таких дыр. Пещера на Соноре была в диковинку даже для человека, прослужившего 30 лет капитаном космического корабля. В центре гигантской скалы высверлена цилиндрическая дыра двенадцать километров длиной и пять шириной. Обычно дно такого «колодца» засыпали землей и засаживали фруктовыми деревьями и травой. Однако на Соноре колодец попросту затопили. Получилось небольшое пресноводное море, окруженное отвесными горами.

Серая водная гладь была усеяна паромами, на которых стояли отели, бары, рестораны. Между паромами и двумя причалами у вертикальных стен искусственной долины сновали водные такси.

Марк и двое членов его экипажа примчались на катере-такси к бару «Ломас». Бар располагался на пароме, похожем на помесь китайского дракона и колесного парохода с Миссисипи.

- Куда мы отправимся теперь, капитан? - спросила Кэтрин Маддокс, астронавигатор «Леди Макбет».

- Этого наш агент не уточнил, - признался Марк. - Сказал только, что клиент - частное лицо, а не корпорация.

- Надеюсь, нам не придется ни от кого отстреливаться? - спросила Кэтрин с нотками недовольства в голосе. Ей было около пятидесяти лет; в ее семье, как и в семье Калвертов, потомство издавна подвергали генетическому усовершенствованию. «Усовершенствованные» легко переносили и свободное падение, и высокое ускорение. У них была более толстая кожа, более прочные кости. Ее никогда не тошнило в невесомости, лицо не раздувалось. «Усовершенствованные» всегда выглядели невозмутимыми. Кэтрин не была исключением.

- Если запахнет пальбой, мы откажемся, - успокоил ее Марк.

Кэтрин переглянулась с Романом Зукером, инженером бортового ядерного реактора, и откинулась в кресле.

В действительности Марк не исключал варианта боевых действий. «Леди Макбет» была хорошо вооружена, а астероид Сонора принадлежал планете, стремящейся к автономии. Беспокойное сочетание… Однако капитан отметил два месяца назад свой 67-й день рождения и искренне надеялся, что впредь избежит опасных переделок.

- Наверное, это они, - предупредил Роман, глядя, как еще один катер-такси приближается к парому. В красных кожаных креслах катера сидели двое пассажиров.

Марк наблюдал, как они покидают катер и поднимаются на паром. Открыв свежую ячейку памяти, он записал обоих в визуальный файл. Первым с достоинством выступал длиннолицый и широконосый мужчина лет тридцати пяти в богатой одежде.

Его спутница выглядела скромнее. Ей можно было дать около тридцати лет; судя по виду, она тоже относилась к когорте «усовершенствованных». Восточные черты лица хорошо гармонировали с туго стянутыми белокурыми волосами.

Они сразу подошли к столику Марка и представились. Мужчину звали Антонио Рибейро, женщину - Виктория Клиф. Антонио подозвал щелчком пальцев официантку и заказал бутылку «Норфолкских слез».

- Предлагаю тост: за успех нашей сделки, друзья! В любом случае насладимся прекрасным деньком и волшебным напитком. Вы не согласны?

Марк сразу испытал к нему недоверие. Даже если бы от Антонио не так разило фальшью, Марк прислушался бы к голосу интуиции, а она никогда не дремала. Друзья в шутку называли это паранойей, однако его интуиция ошибалась крайне редко. Это было наследственным качеством, подобно любви к странствиям, одолеть которую было не под силу даже самой изощренной генной инженерии.

- Агент предупредил, что вы собираетесь предложить нам рейс, - возразил Марк. - О сделке он ничего не сообщил.

- Простите мою осведомленность, капитан Калверт, но вы прибыли сюда порожняком. Такое может себе позволить только очень богатый человек.

- Просто обстоятельства вынудили нас покинуть Аяхо раньше намеченного времени.

- Ага, - буркнула Кэтрин. - Нечего путаться с чужими дамами.

Марк ничего другого неждал и снисходительно улыбнулся. На протяжении всего обратного пути команда только тем и занималась, что перемывала ему кости.

Антонио принял у официантки поднос с драгоценной бутылочкой в форме груши и жестом отказался от сдачи.

- Прошу извинить мою дерзость, капитан, но, насколько я знаю, ваши финансы находятся в данный момент не в самом благоприятном состоянии, - витиевато заявил Антонио,

- Бывало хуже, бывало и лучше…

Антонио сделал первый глоток «Норфолкских слез» и блаженно улыбнулся.

- Лично я с самого рождения недоволен своим материальным положением. Мне всегда хотелось его поправить.

- Господин Рибейро, я наслышан о схемах быстрого обогащения. У них есть одно общее свойство: они не работают. В противном случае я бы тут с вами не прохлаждался.

- Одобряю вашу осторожность, капитан. Я тоже не сразу принял предложение, но потом понял, что вариант практически беспроигрышный. Если вы наберетесь терпения и выслушаете меня, то сами в этом убедитесь. В худшем случае у вас просто появится повод посудачить с коллегами-капитанами.

- Так уж беспроигрышный?

- Абсолютно! Причем безо всяких затрат с вашей стороны. У вас есть корабль, и этого достаточно. А прибыль поделим пополам.

- Пожалуй, я уделю вам пять минут. Вы ведь поставили выпивку, и ее надо прикончить.

- Благодарю вас, капитан. Мы с коллегами хотим отправиться в исследовательскую экспедицию.

- Искать планеты? - спросил Роман.

- Нет. Как ни печально, даже обнаружение планет, похожих на Землю, не гарантирует прибыли. За права поселенцев можно выручить всего парочку миллионов, да и то только после благоприятного заключения о биологических параметрах среды, а на это уходит много лет. Мы Же рассчитываем на быстрый результат. Ведь вы только что вернулись с Дорад?

- Точно, - подтвердил Марк.

Эта система, открытая шесть лет назад, состояла из красного карлика и кольца из мелких камней вокруг него. Камни покрупнее оказались кусками чистого металла. Неудивительно, что система получила название по аналогии с легендарным Эльдорадо: тот, кто сумел бы найти применение такому богатству, оказался бы обладателем колоссальных ресурсов. Дальнейшее нетрудно было предвидеть: власти Омуты и Гариссы бросились оспаривать друг у друга права на разработку Дорад.

Победила Гарисса, которой Ассамблея Конфедерации предоставила права поселения. Правда, после жесточайших схваток с использованием антиматерии победителей осталось немного,

- Вы тоже мечтаете найти горсть металлических астероидов?

- Не совсем, - молвил Антонио. - После открытия Дорад компании устремились на поиски аналогичных кольцевых систем, но успеха не имели… Виктория, дорогая, будь так добра, расскажи нашим друзьям подробности.

Женщина кивнула и поставила бокал на столик.

- По образованию я астрофизик. Раньше работала в «Форрестер-Кортни» - компании, сейчас производящей приборы наблюдения для космических кораблей, хотя их специализация - исследовательские станции. До самого последнего времени отрасль росла как на дрожжах. Консорциумы рассылали экспедиции во все кольцевые системы Конфедерации. Однако, как сказал Антонио, никто не нашел ничего, даже отдаленно похожего на Дорады. Меня это не удивляет: я знала, что от станций «Форрестер-Кортни» не будет никакого толку. Их приборы проводят только спектральный анализ. Нет, если кто и найдет новые Дорады, то разве только эдениты: их корабли создают мощное поле искажения, обнаруживающее массу. Кусок металла с поперечником в пятьдесят километров они заметят на расстоянии в полмиллиона километров - по его плотности. Чтобы с ними конкурировать, нужны еще более мощные датчики.

- И вы их создали? - поинтересовался Марк.

- Не совсем. Я просто предложила продолжить работу с детекторами магнитной аномалии. Это очень старая технология, появившаяся на Земле еще в XX веке. Тогда военные самолеты оснащали магнитоскопами, засекавшими подводные лодки. «Форрестер-Кортни» оборудует схожими приборами низкоорбитальные спутники для составления карт природных ресурсов и получает неплохие результаты. К сожалению, они отвергли мое предложение под тем предлогом, что при расширений масштаба магнитоскоп даст худшие результаты, чем спектрограф. К тому же спектрограф работает быстрее.

- Пусть «Форрестер-Кортни» останется с носом, - сказал Антонио со свирепым выражением лица. - Виктория пришла ко мне с предложением и поделилась одним нехитрым наблюдением…

- …Спектрографы могут обнаруживать только относительно крупные куски металла. Корабль, пролетающий на расстоянии пятидесяти миллионов километров от кольца, легко засекает кусок металла диаметром в пятьдесят километров. Но чем меньше кусок, тем больше должно быть разрешение или меньше расстояние. Это ясно, как день. Зато мой детектор магнитной аномалии может обнаруживать гораздо более мелкие куски металла, чем в Дорадах.

- Подумаешь! Чем они мельче, тем меньше цена, - вмешалась Кэтрин. - Ценность Дорад - в их величине. Я видела, чем занимаются гариссианцы. У них достаточно металла, чтобы снабжать промышленные станции сплавами на протяжении двух тысяч лет! Мелочь никуда не годится.

- Не обязательно, - возразил Марк. То ли интуитивно, то ли благодаря логике он улавливал ход мыслей Виктории Клиф. - Смотря какая мелочь.

Антонио вежливо похлопал в ладоши.

- Браво, капитан! Я так и думал, что вы нам подойдете.

- Почем вы знаете, что удастся что-нибудь отыскать? спросил Марк.

- Доказательство - само существование Дорад, - ответила Виктория. - Кольца вокруг звезд могут образовываться из материала двух типов. Первый тип - аккреционный. Это газ и пыль, оставшиеся после образования звезды. Нам это ни к чему, потому что здесь в основном легкие элементы: чаще всего карбонуклеиды с небольшими вкраплениями алюминия, и то если повезет. Второй тип - осколки, возникшие в результате столкновений. Мы считаем, что именно так образовались Дорады: это фрагменты планетоподобных образований с ядрами из расплавленного металла. Образования разваливались, ядра охлаждались и сливались в эти лакомые для нас куски.

- Железоникелевая руда будет не единственной, - подхватил Марк, радуясь, что угадывает ход мыслей собеседницы. - Там найдутся и другие лакомые кусочки.

- Именно так, капитан, - довольно сказал Антонио. - Теоретически там может быть представлена вся периодическая таблица. Плыви над кольцом и выуживай необходимые в данный момент элементы - вот и вся задачка. Прощай, трудоемкий и дорогостоящий процесс извлечения металлов из руды! Они будут нас ждать в чистом виде: золото, серебро, платина, иридий. У вас еще не потекли слюнки?

* * *

«Леди Макбет» находилась у причала в космопорту Соноры. Она представляла собой гладкую серую сферу диаметром 57 метров. Все космические корабли адамитов имели одинаковую форму, диктуемую параметрами пространственного прыжка. Этот прыжок требовал безупречной симметрии. В центре сферы располагались четыре отдельных обитаемых отсека, собранные в пирамиду; имелся также цилиндрический ангар для космолета, ангар поменьше для многоцелевого летательного аппарата, пять главных грузовых отсеков. Весь остальной внутренний объем сферы был занят механизмами и техническими емкостями. Силовой блок представлял собой три термоядерных двигателя, способных сообщить кораблю ускорение в 11 g, и трубу для инжекции антивещества, позволявшую увеличить ускорение во много раз. Одно это делало корабль пригодным к бою. Непоследовательность в законодательстве Конфедерации вела к тому, что двигатель, работающий на антиматерии, считался законным, тогда как обладание самим антивеществом квалифицировалось как тяжкое преступление.

По трубам, уходящим в чрево корабля, шло его заполнение всем необходимым для полета. Марк с удовольствием обошелся бы без этих расходов, пробивших в его финансах еще одну брешь. Но до старта оставалось все меньше времени. Судьба уже распорядилась кораблем. Интуиция подсказывала капитану, что схема Антонио Рибейро отнюдь не столь безупречна, но он никак не мог подыскать нужных аргументов.

Он терпеливо ждал, пока экипаж разместится в салоне жилого отсека. Вай Чо, пилот многоцелевого летательного аппарата, проникла в салон через люк в потолке и защелкнула на ногах «капканы», удерживающие человека на месте в невесомости. Ее хитрая улыбка, адресованная Марку, граничила с насмешкой. За последние пять лет она неоднократно посещала его каюту. Ничего серьезного в этом не было, но Марк любил на досуге вспомнить былой пыл. Неудивительно, что она относилась к капитану терпимее, чем остальные.

Полной противоположностью был Карл Джордан, наладчик систем корабля, главный в экипаже энтузиаст и скандалист, при этом самый серьезный человек из всех. Последнее определялось его возрастом: 25 лет. Служба на «Леди Макбет» была лишь вторым назначением в его космической карьере.

Что касается Шуца, космоника корабля, то о его чувствах нетрудно было догадаться, хотя он их никак не проявлял. В отличие от Марка он не был генетически приспособлен для космических полетов; после десятилетий работы на кораблях и в космопортах в его костях осталось совсем мало кальция, мышцы атрофировались, сердечно-сосудистая система тоже. На каждом астероиде были сотни таких, как он: все они постепенно заменяли свои отказавшие органы искусственными. Некоторые даже внешне переставали походить на людей. Шуц в свои 63 года еще сохранял человеческий облик, хотя органики в нем оставалось от силы 20 процентов. Но в принципе это мало беспокоило капитана: главное - Шуц был превосходным инженером.

- Нам предложили долю в прибыли, - обратился Марк ко всем, после чего объяснил теорию Виктории о кольцевых системах и методе обнаружения магнитной аномалии. - Рибейро обеспечит нас расходными веществами и полной криогенной загрузкой. От нас требуется одно: долететь на «Леди Макбет» до какой-нибудь кольцевой системы и обнаружить золото.

- Здесь, должно быть, кроется какой-то подвох, - сказала Вай. - Не верю я в золотые горы, плавающие в космосе и ждущие, чтобы их заарканили.

- Напрасно сомневаешься, возразил Роман. - Ты сама видела Дорады. Почему бы и другим элементам не существовать в том же виде?

- Не знаю. Просто не верю в простые способы разбогатеть.

- Потому что ты пессимистка.

- А что ты сам об этом думаешь, Марк? - обратилась она к капитану. - Что подсказывает твоя хваленая интуиция?

- Насчет экспедиции - ничего. Меня больше тревожит Антонио Рибейро.

- Действительно, очень подозрительный тип, - согласилась Кэтрин.

- Зато Виктория Клиф производит впечатление здравомыслящего человека, - сказал капитан.

- Странное сочетание… - пробормотал Марк. - Плейбой и астрофизик. Не представляю, как они спелись.

- Оба - уроженцы Соноры, - подсказала Кэтрин. - Я просмотрела местные базы данных и получила подтверждение: оба родились здесь. Земляки, так сказать.

- А как у них насчет конфликтов с законом? - поинтересовалась Вай.

- Никак. Антонио за последние семь лет трижды судился, все по поводу налогов, и каждый раз расплачивался.

- Терпеть не могу платить налоги! - подал голос Роман.

- Тяжбы с налоговым ведомством - обычное занятие богачей, - заметила Вай.

- Он не так уж богат, - возразила Кэтрин. - Я ознакомилась со списком почетных граждан Соноры. Рибейро-старший нажился на разведении рыбы: приобрел у корпорации по развитию астероида лицензию на заселение вод. В двадцать один год Антонио получил пятнадцать процентов акций фирмы, которые тут же продал за восемьсот тысяч долларов. Папаша продажу не одобрил, скандал выплеснулся в прессу.

- Выходит, он тот, за кого себя выдает: середнячок с запросами миллионера, - подытожил Роман.

- В таком случае непонятно, как он может оплачивать магнитные детекторы, которые мы должны развернуть, - сказала Вай. - А если он смоется, повесив на нас неоплаченный счет?

- Детекторы уже доставлены и ждут погрузки, - сообщил Марк. - У Антонио несколько партнеров. Все они такие же середняки, и все не прочь рискнуть.

Вай покачала головой, так и не избавившись от своих сомнений.

- И все же что-то здесь не так…

- Они согласились потратить на детекторы собственные деньги. Какие тебе еще нужны гарантии?

- Кстати, о каких суммах речь? - спросил Карл. - Каким богатством мы могли бы набить корабль?

- В грузовых отсеках «Леди Макбет» поместится примерно пять тысяч тонн золота, - ответил Марк. - Это резко снизит маневренность, но управление корабль не потеряет.

- Для справки… - Роман улыбнулся Карлу. - Нынешняя цена золота три с половиной тысячи за килограмм.

Карл уставился в пространство, производя мысленный подсчет.

- Это же семнадцать миллиардов долларов!

- За один рейс.

- Как Рибейро предлагает делить выручку? - спросил Шуц.

- Мы получаем одну треть, - ответил Марк. - Это примерно пять и восемь десятых миллиарда. Тридцать процентов от этой суммы мои, остальное делится поровну между всеми вами, как предусмотрено нашим контрактом.

- Здорово… - прошептал Карл. - Когда старт, капитан?

- Еще есть возражения? - спросил Марк, пристально глядя на Вай,



- Поступай, как знаешь, - уступила она. - Только помни: отсутствие трещин на поверхности еще не говорит об отсутствии усталости металла.


Подъемная ферма вознесла «Леди Макбет» над кратером космопорта. Тут же развернулись световые батареи, выдвинулись во все стороны длинные штанги с гроздьями приборов. Бортовой компьютер принял визуальную и радарную информацию и передал ее непосредственно на нейроны капитана. Тот лежал на ускорительной койке посередине капитанской рубки с закрытыми глазами и видел мысленным взором россыпи звезд за оболочкой корабля. Одна иконка открывалась за другой, разноцветные таблицы с телеметрией молниеносно сменяли друг друга.

«Леди Макбет» окуталась оранжевым дымом и, влекомая химическими вспомогательными двигателями, покинула подъемник. Цепочка оранжевых точек - вектор курса - потянулась в сторону газового гиганта. Марк включил более мощные ионные двигатели, и корабль обогнал оранжевые точки.

Газовый гигант Закатека и его спутник Лазаро имели тот же видимый размер, что «Леди Макбет», которая уносилась прочь от космопорта. Сонора была одним из 15 астероидов, удерживаемых в точке Лагранжа - зоне равновесия их гравитационных полей. Лазаро выглядел сейчас, как серый полумесяц, усеянный оспинами белых кратеров. Учитывая малые для газового гиганта размеры Закатеки - всего 40 тысяч километров в диаметре, наличие у него естественного спутника не могло не удивлять. Лазаро имел диаметр девять тысяч километров и внешнюю ледяную корку толщиной 50 километров. Этот лед и привлек первоначально интерес банков и межзвездного финансового консорциума. Астероиды были идеальными источниками металла и минералов для индустриальных станций, однако на них не хватало легких элементов, необходимых для поддержания жизни. Близость астероидного архипелага и неисчерпаемых запасов льда сулила заманчивые перспективы.

Радар «Леди Макбет» Показывал Марку цепочку из однотонных ледяных кубиков, которая тянулась от экватора Лазаро в точку Лагранжа. Именно таким способом на Соноре появилось ее непревзойденное море.

Лед использовался на всех астероидах архипелага и был одним из источников их успешного экономического развития. Такой успех неизбежно приводит к недовольству местного населения, жаждущего независимости - в данном случае от власти компаний-разработчиков. Близость поселений друг к другу создавала у жителей чувство общности и распаляла гнев. Стремление архипелага к автономии стало особенно ощутимым в последние годы. Ситуацию еще больше обостряли насильственные действия и акты диверсий, предпринимавшиеся против администрации консорциума.

Во внешних слоях атмосферы газового гиганта бушевали янтарные и изумрудные штормы - результат приливных сил, порождаемых спутником. По экватору Закатеки стремительно бежал приливной вихрь размером с океан. По его краям сверкали молнии - зигзаги длиной в сотни километров, вонзавшиеся в циклонические вихри из аммония и метана.

Корабль разогнался уже до 2g. Из всех трех сопел вырывалась радужная плазма. Корабль огибал гигантскую планету. Вектор курса медленно отклонялся, устремляясь к звезде на расстоянии 38 световых лет, где Антонио наметил произвести разведку. Информации об этой звезде было крайне мало: известно лишь, что это звезда класса С с кольцом.

Через семь тысяч километров после перигея Марк выключил термоядерные двигатели. Световые панели и штанги с приборами ушли в углубления на корпусе, и корабль опять превратился в безупречную сферу. Генераторы приступили к зарядке энергетических узлов.

Горизонт событий

[1] поглотил корабль. Спустя пять миллисекунд он превратился в ничто.

- А что ты скажешь вот на это? - не унималась Кэтрин. - Почему золото или другие минералы должны слипаться в такие огромные куски? Наличие планетоида с раскаленным ядром еще не приводит к появлению металлического эквивалента фракционной дистилляции. Этого не происходит на планетах, не произойдет и здесь. Если там и есть золото, платина и все то, что вы нафантазировали, то только в составе руды, как это бывает всегда.

Значит, Антонио преувеличил, посулив сокровище в чистом виде, - сказал Карл. - Будем искать в кольце самые насыщенные куски. Если мы получим только пятьдесят процентов от намеченного, это все равно очень много. Мы и этого не сумеем потратить.

Марк не прерывал их споры. С момента старта с Соноры пять дней назад это была единственная занимавшая всех тема.

Кэтрин присвоила себе роль главного скептика. Иногда к ней присоединялись Шуц и Вай. Остальные пытались их опровергнуть. Марк знал, в чем состоит главная проблема: никто ничего толком не знал и не мог привести достаточно авторитетных доводов. Одно его радовало: прекратились пересуды о причинах внезапного отлета с Аяхо.

- Если планетоиды действительно породили руду, то она должна была рассыпаться при столкновении, которое привело к образованию кольца, - гнула свое Кэтрин. - Так что никаких кусков размером с гору, одни камешки!

- Ты давно любовалась кольцом? - спросил Роман. - Кажется, крупных частиц в нем хватает с избытком.

Услышав эти слова, Марк не удержался от улыбки. Материал кольца вызвал его беспокойство еще два дня назад, когда они оказались в окрестностях звезды. «Леди Макбет» проникла в глубь системы и вынырнула в трех миллионах километров над эклиптикой. Лучшей точки для наблюдения нельзя было придумать. В центре кольца диаметром 160 миллионов километров горела маленькая оранжевая звезда. Отдельных полос, как в кольцах вокруг газовых гигантов, заметно не было: сплошная однородная пелена, затмевавшая половину Вселенной. Но непосредственно рядом со звездой было пусто: частицы, находившиеся там когда-то, давно испарились, оставив бездну шириной три миллиона километров вокруг светила.

«Леди Макбет» удалялась от звезды с 0,05 g, находясь на попятной орбите. Именно при таком векторе движения магнитоскопы могли эффективнее всего прощупать кольцо. При этом резко возрастала опасность столкновения. Пока что радар засекал только стандартные сгустки межпланетной пыли, однако Марк распорядился, чтобы за пространством вокруг корабля непрерывно наблюдала смена из двух членов экипажа.

- Время очередного запуска, - объявил он.

Вай проводила с помощью бортового компьютера диагностику всех систем.

- Опять Йорг куда-то подевался, - пожаловалась она. - Не пойму, где его носит.

Йорг Леон был вторым спутником Антонио Рибейро, отправившимся вместе с ним в экспедицию. Его представили экипажу как высококлассного специалиста, руководившего сборкой зондов. В отличие от общительного Антонио он был «вещью в себе» и пока что не проявлял к своим зондам ни малейшего интереса. Обязанность знакомить экипаж с разворачиваемыми системами взяла на себя Виктория Клиф.

- Надо бы просветить его нашим медицинским сканером, - предложил Карл со смехом. - Интересно, что у него внутри. Как бы не целый арсенал боевых имплантатов.

- Отличная идея!- подхватил Роман. - Только ты сам ему это предложи.

- Ты вот что мне объясни, Кэтрин, - продолжил Карл прерванный спор. - Если в диске нет золота, зачем им брать с собой наемного убийцу, которому поручено не допустить, чтобы мы смылись со своей долей?

- Уймись, Карл! - не выдержал Марк. - Довольно! - Он указал глазами на открытый люк в полу, - Подготовьте зонд к запуску.

Карл покраснел и приступил к состыковке коммуникационных систем корабля и зонда.

- Системы зонда в полной готовности, - доложила Вай. Марк дал бортовому компьютеру команду выпустить зонд.

Тот, свободный от держателей, отделился от оболочки корабля. Ионные ускорители понесли его к неровной абрикосовой поверхности кольца.


Виктория отладила зонды так, чтобы они проносились на высоте пяти тысяч километров над кочующими частицами кольца. По достижении заданной высоты они распускали параллельно кольцу сеть тончайших оптических волокон. Длина одной волоконной нити, покрытой отражающей магниточувствительной пленкой, составляла 150 километров.

Колебания частицы, находящейся в магнитосфере кольца, улавливались пленкой, у которой от этого изменялась отражательная способность. Фиксируя их с помощью лазера, можно было составить картину хаотического движения магнитных волн в кольце. Далее специальные программы должны были определить происхождение каждой волны.

На «Леди Макбет» поступал колоссальный объем информации. Один зонд выбрасывал сеть, покрывавшую площадь в 250 тысяч квадратных километров. Антонио Рибейро убедил Движение за автономию Соноры раскошелиться на пятнадцать таких зондов. Риск был огромный, ответственность лежала на нем одном. Еще не прошло и двух суток после запуска первого зонда, а напряжение, вызванное ответственностью, уже начало сказываться. Антонио больше не смыкал глаз. Он бодрствовал в каюте, отведенной ему Марком, где были установлены бесчисленные приборы. Сорок часов подряд в его голове мелькали малопонятные таблицы. Сорок часов он теребил серебряное распятие на груди и твердил молитвы.

Медицинские приборы сообщали об избыточном количестве токсинов утомления в его крови и предупреждали об опасности обезвоживания. Пока что он не обращал на это внимания, убеждая себя, что открытие произойдет с минуты на минуту.

И вот ему, кажется, повезло: появилось сообщение об обнаружении седьмым зондом трехкилометровой частицы. Началось ее подробное зондирование.

- Что это? - спросил Антонио, открыв глаза и косясь на Викторию, расположившуюся рядом.

- Уже интересно… - пробормотала она. - Как будто оловянная руда. В планетоидах определенно содержалось олово.'

- Черт! - Он ударил кулаком по ручке кресла. Ремни впились ему в грудь, не дав покинуть кресло. - Плевать мне на олово! Мы прилетели совсем за другим!

- Знаю, - сдержанно ответила она.

- Извини, - сказал он. - Пресвятая Богоматерь, мы ведь уже должны были обнаружить…

- Осторожно! - предупредила она по нейронной связи. - Не забывай, этот проклятый корабль усеян внутренними сенсорами.

- Я отлично помню про элементарные требования секретности, - ответил он тем, же способом.

- Ты устал. В этом состоянии легко наделать ошибок.

- Дело не в усталости. Просто я ждал результатов, хоть каких-то результатов, а тут…

- Какие-то результаты уже есть, Антонио. Зонды обнаружили три отдельных куска урановой руды,

- Всего по сто килограммов! Нам нужно значительно больше.

- Да пойми ты, мы уже доказали, что он есть! Это само по себе потрясающее открытие! Найти больше - дело времени.

- Это ты пойми: речь не о теоретической астрологии, а мы не в университете, из которого тебя вышвырнули! Мы выполняем важное задание и не можем вернуться с пустыми руками. Уяснила? Не можем!

- Астрофизика. -Что?

- Астрология - занятие гадалок, а не ученых.

- Неужели? Хочешь, я угадаю, долго ли ты протянешь, если мы не найдем то, ради чего прилетели?

- Ради Бога, Антонио! - сказала она громко. - Шел бы ты спать!

- И пойду. - Он Почесал затылок и поморщился: волосы стали жирными. Надо бы в душ… - Я вызову Йорга, пусть он поможет тебе.

- Хорошо. - Она закрыла глаза.

Антонио отключил ремни, удерживавшие его на месте. За время полета он, как и все остальные, почти не видел Йорга^ тот не выходил из своей каюты. Совет Движения отправил его в эту экспедицию с заданием привести экипаж корабля в чувство, когда станет ясно, что никакого золота им не видать. Эту предосторожность подсказал сам Антонио, но его тревожило, какие инструкции Йорг получил в отношении его самого на случай экстренной ситуации.

- Погоди! - окликнула его Виктория. - Гляди, какая странная штуковина! .

Антонио зацепился ногами за ручку кресла и удержался на месте. В голове снова появилась картинка. Зонд номер одиннадцать обнаружил частицу с невероятным соотношением массы и плотности; кроме того, у частицы было собственное магнитное поле, причем очень сложное.

- Пресвятая Богоматерь, что это? Чужой корабль?

- Нет, для корабля великовато. Скорее, космическая станция. Только что ей понадобилось там, в кольце?

- Обогащение руды? - насмешливо предположил Антонио.

- Сомневаюсь.

- Тогда не будем обращать на нее внимания. - Ты шутишь?

- Вовсе нет. Забудем, если это не представляет для нас опасности.

- Господи, Антонио! Если бы я не знала, что ты родился богатым, то испугалась бы твоей глупости.

- Где твоя осторожность, Виктория?

- Послушай, есть всего два варианта. Первый: мы засекли коммерческие разработки. Они наверняка нелегальны, потому что никто еще не регистрировал прав на промышленное использование этой системы. - Она многозначительно покосилась на Антонио.

- Думаешь, они добывают уран? - спросил он по нейронной связи.

- Что же еще? Если это пришло в голову нам, то почему то же самое не мог сообразить какой-нибудь из «черных» синдикатов? До магнитоскопов они не додумались, вот и действуют по старинке. И во-вторых, - продолжила она громко, - это может оказаться секретная военная станция. Если так, то они следят за нами с момента нашего появления. В любом случае за нами наблюдают. Необходимо узнать, кто перед нами, прежде чем двигаться дальше.

- Станция? - переспросил Марк. - Здесь?

- Выходит, так, - хмуро подтвердил Антонио.

- Вы хотите узнать, кто это такие?

Полагаю, этого требует осторожность, - ответила Виктория, - учитывая то, чем мы здесь занимаемся.

- Хорошо, - сказал Марк. - Карл, сориентируйте на них коммуникационный диск и передайте наш код. Посмотрим, ответят ли они.

- Будет исполнено, сэр, - отчеканил Карл.

- Пока мы ждем, ответьте на один вопрос, Антонио, - сказала Кэтрин, не обращая внимания на предостерегающий взгляд Марка.

На лице Антонио появилась его обычная притворная улыбка.

- С радостью отвечу, если только смогу.

Дороговизна золота объясняется его редкостью, правильно?

- Конечно.

- А мы тем временем собираемся набить грузовые отсеки «Леди Макбет» пятью тысячами тонн этого редкого металла! Более того, вы придумали способ, с помощью которого люди смогут добывать золото миллионами тонн. Если мы попытаемся продать свою добычу посреднику или банку, то как долго, по-вашему, мы будем оставаться в роли миллиардеров? По моим прикидкам, от силы недели две.

- Золото никогда не было такой уж редкостью! - ответил Антонио со смехом. - Его цена вздута искусственно. Самые большие запасы золота у эденитов. Точная цифра неизвестна, потому что банк «Джовиан» ее не сообщает. Однако они контролируют рынок и поддерживают цену, влияя на сбыт. Мы сыграем в ту же игру. Наше золото будет продаваться небольшими партиями в различных планетарных системах на протяжении нескольких лет. Что касается разведки с помощью магнитоскопов, то, мягко говоря, мы не станем пропагандировать эту технологию.

- Прими мои соболезнования, Кэтрин, - усмехнулся Роман. - Придется тебе довольствоваться доходом всего в сто миллионов в год.

Она показала ему средний палец и оскалила зубы.

- Ответа нет, - доложил Карл. - Полное молчание.

Продолжай запрашивать, - приказал Марк. - Что вы собираетесь предпринять теперь, Антонио?

- Надо обязательно разобраться, кто это такие, - сказала Виктория. - Антонио уже объяснил, почему мы не можем допустить, чтобы за нами подсматривали.

- А меня больше беспокоит, чем здесь занимаются они сами, - сказал Марк, хотя его интуиция, как ни странно, безмолвствовала, не посылая на сей счет никаких сигналов тревоги.

- По-моему, непосредственный контакт - единственное, что нам остается, - сказал Антонио.

- Мы находимся на попятной орбите, на расстоянии 32 миллионов километров, и все время удаляемся. Пришлось бы сжечь слишком много горючего, чтобы до них добраться.

- Разве горючее оплачено не мной?

- Хорошо, встреча так встреча.

- А вдруг им не понравится, что мы здесь появились? - вмешался Шуц,

- Если мы засечем запуск боевой ракеты, то немедленно выскочим из этой системы, - сказал Марк. - Гравитационное поле кольца не так велико, чтобы помешать «Леди Макбет» сделать это. Мы сможем убраться отсюда, когда захотим.


На завершающем отрезке сближения Марк привел корабль в боевую готовность. Обратный прыжок мог быть совершен в любое мгновение. Панели батарей были убраны, приборы прощупывали пустоту в поисках приближающихся ракет.

- Они не могут не знать о нашем приближении, - сказала Вай, когда до неизвестного объекта оставалось всего восемь тысяч километров. - Почему они не выходят на связь?

- Спроси у них, - грубо отрезал Марк. «Леди Макбет» неуклонно снижала скорость, но не поддерживала постоянного курса, чтобы было невозможно рассчитать ее траекторию и выставить мины. Маневрирование требовало от капитана максимальной сосредоточенности.

- Полное отсутствие электромагнитного излучения во всех спектрах, - доложил Карл. - Они не отслеживают нас активными сенсорами.

- Наши сенсоры определили их температурный режим, - доложил Шуц. - Средняя температура - 36 градусов Цельсия.

- Это с нагретой стороны, - заметила Кэтрин. - Может быть, у них барахлит система климата.



- При чем тут связь? - вставил Карл.

- Посмотрите, какую картинку дают радары, капитан, - посоветовал Шуц.

Марк приказал бортовому компьютеру передать ему по нейронной связи изображение и увидел мысленным взором тонкую алую сеть, а под ней - станцию, прикрепившуюся к крупной частице кольца. Таких станций Марк никогда не видывал. Это была изящно изогнутая клинообразная конструкция длиной 400 метров, шириной максимум 300 и минимум 150. Частица кольца представляла собой сплющенный железорудный эллипсоид с осью в восемь километров. Кончик этой скалы был спилен, чтобы станция могла пристыковаться к плоской поверхности диаметром в один километр. Остальные изменения, которые претерпела скала, были куда значительнее. С одной стороны в ней был пробурен гладкостенный кратер с поперечником четыре километра. Из середины кратера торчала антенна - башня высотой 900 метров, увенчанная целым пучком зазубренных наконечников.

- Боже… - прошептал Марк со смесью страха и восторга. - Что вы на это скажете? - спросил он, неуверенно улыбаясь.

- На это я как-то не рассчитывала… - пролепетала Виктория.

Антонио оглядел всех собравшихся в командирской рубке. Его красивый лоб перерезала глубокая морщина. Все были ошеломлены, одна Виктория светилась от энтузиазма.

- Наверное, это радиоастрономическая станция? - предположил Антонио.

- Похоже, - сказал Марк. - Только не наша: мы таких не строим. Это инопланетяне.

«Леди Макбет» зависла в километре над инопланетной станцией. Отсюда кольцо выглядело особенно зловеще. Самая мелкая его частица весила не меньше миллиона тонн. Все до одной частицы пребывали в непрерывном беспорядочном движении; те, что находились ближе к внешней поверхности кольца, были подсвечены янтарным заревом, а дальше, в глубине, ворочались призрачные силуэты, затмевающие свет окрестных звезд.

- Это не станция, - уточнил Роман. - Это корабль, потерпевший аварию.

Марку пришлось согласиться с ним: теперь камеры передавали на мониторы прекрасное изображение. Нижняя и верхняя поверхности инопланетного корабля были выполнены из какого-то серебристо-белого материала. Больше всего это походило на оболочку фюзеляжа. Бока клиновидной конструкции были бурыми, через них проглядывал каркас. Все вместе напоминало кусок, выдранный из какой-то еще более крупной конструкции. Марк попытался представить себе, какой она была изначально, и увидел мысленным взором изящный дельтовидный летательный аппарат. Космические корабли такими быть никак не могли…

Он поправил себя: это люди строили космические корабли по совсем другому принципу. Что значит рассекать межзвездное пространство в аппарате, похожем на те, что создаются для полетов в плотных атмосферных слоях, со скоростью в сотни световых скоростей? Наверное, это захватывающее приключение!

- Бессмыслица какая-то! - воскликнула Кэтрин. - Если катастрофа произошла при посещении телескопа, зачем им было пристыковываться К астероиду? Можно просто перейти в помещения при телескопе.

- Можно было бы, если б таковые имелись, - сказал Шуц. - У нас почти все научные станции работают в автоматическом режиме. А они, судя по тому, что мы видим, сильно обогнали нас в области технологии.

- Если они такие развитые, зачем было строить такой огромный радиотелескоп? - возразила Виктория. - Это крайне непрактично. Люди уже много столетий используют комплексный подход. Пять небольших тарелок на расстоянии миллиона километров друг от друга обеспечивают несравненно лучший прием. И потом, зачем размещать радиотелескоп именно здесь? Во-первых, частицы, составляющие кольцо, постоянно сталкиваются. Вы сами видите кратеры, а вот этот угол, по-моему, отломан в результате столкновения. Во-вторых, кольцо загораживает добрую половину Вселенной. Очень неудачная точка для наблюдения! Нет, радиоастрономией здесь даже не пахнет.

- А что, если они прилетели сюда только для того, чтобы построить «тарелку»? - предположила Вай. - А затем отбуксировали бы ее на какую-нибудь дальнюю исследовательскую станцию. Но произошла катастрофа, помешавшая осуществить задуманное.

- Это все равно не объясняет, зачем им понадобилась именно эта система. Любая звезда лучше этой.

- По-моему, Вай права в том, что они прилетели издалека, - сказал Марк. - Если бы поблизости от Конфедерации существовала такая развитая инопланетная цивилизация, мы бы про нее знали. Они бы сами установили с нами контакт.

- Может, это кинты? - подсказал Карл.

- Не исключено, - сказал Марк.

Кинты, загадочная инопланетная раса, по уровню технического развития далеко обогнавшая Конфедерацию. При этом они были крайне скрытны. Что касается межзвездных путешествий, то они утверждали, что давным-давно перестали осваивать космос.

- Если это их корабль, то очень древний.

- Но все равно действующий! - подхватил Роман. - Вы только представьте, чем он набит! Его внутренности обогатят нас гораздо больше, чем золото. - Он улыбнулся Антонио, но тот был так мрачен, что его ничто не могло приободрить..

- Непонятно, зачем кинтам строить здесь радиотелескоп, - буркнула Виктория.

Какая разница? - воскликнул Карл. - Коли нужны добровольцы, чтобы туда сунуться, я первый, капитан!

Марк не обратил на него внимания. Он настроил объективы камер так, чтобы хорошенько рассмотреть антенну, потом место на скале, к которому крепились останки инопланетного корабля. Его интуиция ускоренно перебрасывала логические мостики между самыми смелыми предположениями.

- По-моему, это не радиотелескоп, - пробормотал он. - Скорее, маяк, передававший сигналы бедствия.

- Маяк с поперечником в четыре километра?- недоверчиво вскричала Кэтрин.

- Почему бы и нет, если они прилетели с другого края галактики? Межзвездный газ и пыль мешают разглядеть отсюда даже ее центр. Чтобы сигнал дошел, нужно нечто колоссальное.

- А что, очень может быть, - проговорила Виктория. - Значит, вы считаете, что они просили своих о помощи?

- Да. Предположим, от родного созвездия их отделяют три-четыре тысячи световых лет, а то и больше. Они прилетели сюда с научно-исследовательскими целями и потерпели аварию, лишились трех четвертей корабля, в том числе силовой установки. Их технология не позволяет вернуться обратно, зато дает возможность расширить существующий на астероиде кратер, что они и делают. Получается «тарелка», с помощью которой передатчик способен послать сигнал бедствия на громадное расстояние. Команда могла продержаться в оставшемся обломке корабля до прибытия спасателей. Кстати, даже люди со своим уровнем технологического развития могли бы осуществить нечто подобное.

- Согласна, - сказала Вай и подмигнула Марку.

- А я нет, - возразила Кэтрин. - Попав в беду, они должны были бы обратиться к сверхсветовому источнику связи. Вы только приглядитесь к этому кораблю: пройдут века, прежде чем мы достигнем примерно такого же уровня.

- Почему, корабли эденитов для дальнего космоса очень неплохи, - напомнил Марк. - Просто у нас более скромные масштабы. Конечно, технологии у этих инопланетян на более высоком уровне, но законы физики едины для всей Вселенной. Мы достаточно хорошо разбираемся в квантовой относительности, чтобы строить сверхсветовые межзвездные корабли, но даже четырех с половиной столетий не хватило, чтобы придумать метод сверхсветовой связи. А все потому, что такого попросту не существует.

- Если экспедиция не возвратилась в срок, соплеменники должны были отправить за ними спасательную команду, - сказал Шуц.

- Для этого нужно в точности знать курс корабля, - сказала Вай. - Если спасатели имели возможность их найти, зачем было строить маяк?

Марк ничего не ответил. Он знал, что прав. Остальные рано или поздно согласятся с его сценарием, как бывало всегда.

- Предлагаю прекратить спор о том, что с ними случилось и зачем они построили свою «тарелку», - сказал Карл. - Когда мы отправимся, капитан?

- А про золото вы забыли? - не выдержал Антонио. - Мы прилетели сюда за ним, так давайте же его искать! А корабль подождет.

- Вы с ума сошли! Этот корабль стоит в сто раз больше вашего золота.

- Сильно в этом сомневаюсь. Это всего лишь древний, брошенный командой корабль. Я терпеливо вас слушал, но теперь вынужден напомнить о главной цели экспедиции.

Марк встрепенулся. Антонио вызывал у него уже не неприязнь, а сильную тревогу. Любой, кто хотя бы немного разбирался в финансах и законах рынка, знал, что можно получить за подобную находку. А ведь Антонио родился в семье богачей и должен был разбираться в подобных вещах.

- Виктория, - произнес Марк, не сводя взгляд с Антонио, - данные от магнитоскопов продолжают поступать?

- Конечно. - Она дотронулась до руки Антонио. - Капитан прав. Мы можем продолжать зондирование и одновременно обследовать инопланетный корабль.

- Вам светит двойной барыш, - напомнила Кэтрин с невинным выражением лица.

Антонио сжал челюсти.

- Отлично, Виктория. - Сказал он. - Действуйте, капитан.


В нерабочем состоянии скафандр SII представлял собой широкий сенсорный воротник с торчащей из него респираторной трубкой и черный шар программируемого силикона размером с футбольный мяч. Марк продел голову в воротник, засунул в рот трубку и отдал по нейронной связи приказ активации. Силиконовый шар начал менять форму и разлился по всему его телу и голове, как масляная пленка. Сенсоры из воротника заменили глаза и стали передавать визуальные образы непосредственно по нейронной связи.

Вместе с Марком в шлюзе находились трое: Шуц, способный выходить в открытый космос без всякого скафандра, Антонио и Йорг Леон. Желание этой парочки обследовать корабль стало для Марка сюрпризом, но он не подал виду, что удивлен. С другой стороны, оставлять их на «Леди Макбет» было опасно, тем более что Вай тоже покинула корабль: она пилотировала многоцелевой летательный аппарат.

Полностью запечатавшись в силиконовую оболочку, Марк залез в бронированную капсулу с газовым двигателем. Прокола силикона можно было не опасаться, но оболочка капсулы должна была уберечь от удара метеорита.

Люк шлюза открылся, и Марк увидел в 15 метрах многоцелевой аппарат. Отдав по нейронной связи приказ силовой установке капсулы, он подлетел к маленькому яйцеобразному летательному аппарату, Вай приветствовала его всеми тремя руками-манипуляторами.

Дождавшись, чтобы четверо пассажиров уселись в многоцелевой аппарат, Вай устремилась к кольцу. Астероид, цель их полета, не столько вращался вокруг своей оси, сколько кувыркался, полностью оборачиваясь за 120 часов. При приближении аппарата на освещенной стороне как раз появлялась его плоская грань с «тарелкой». Это была причудливая заря: на серо-бурой поверхности лежали резкие черные тени» «тарелка» походила на черное озеро с торчащим из него шестом - зазубренной антенной. Инопланетный корабль уже был залит янтарным светом и отбрасывал на гладкую скалу густую ровную тень. В скале было столько рудных и минеральных вкраплений, что Вай показалось, будто она пролетает над горой отполированного оникса. Если верить теории Виктории, это могло оказаться не иллюзией, а действительностью.

- Летим к узкой части клина, - приказал Марк по нейронной связи. - Там любопытные темные прямоугольнички.

- Хорошо, - ответила Вай, и многоцелевой аппарат послушно устремился в нужном направлении.

- Видите разницу в окраске корпуса ближе к рваному краю? - спросил Шуц. - Можно подумать, что обломок подвержен гниению.

- Наверное, они используют что-тб вроде наших генераторов молекулярного сцепления, чтобы не допустить вакуумного испарения, - ответил Марк. - Потому, наверное, главная часть корабля осталась целой.

- В таком случае она могла пробыть здесь невесть сколько времени.

- Могла. Ответ дадут образцы вещества, которые Вай возьмет на антенне.

Прямоугольников, привлекших внимание капитана, оказалось пять, длиной полтора метра и шириной метр каждый. Они были расположены цепочкой, к каждому вели маленькие углубления в корпусе.

- Прямо как лестницы! - удивился Антонио.- Неужели это люки?

- Не могу поверить, что все так просто, - откликнулся Шуц.

- Почему бы и нет? -возразил Марк, пользуясь, как и все, нейронной связью. - Корабль такого размера должен быть оборудован несколькими шлюзами.

- Сразу пятью в одном месте?

- Аварийная предосторожность.

При такой продвинутой технологии?

- Это мы так рассуждаем. Корабль-то все равно взорвался. Вай зависла в 50 метрах от корпуса корабля.

- Радар ничего не видит, - доложила она. - Оболочка - отличный электромагнитный рефлектор, поэтому невозможно определить, что находится под ней. Когда вы туда залезете, нам будет трудно поддерживать связь.

Марк вынул башмаки из держателей и включил двигатели своей капсулы. Оболочка корабля оказалась скользкой, как лед, на ней было невозможно удержаться даже при помощи магнитных подошв.

- Повышенная химическая валентность, - определил Шуц, паривший над корпусом и прижимавший к груди сенсорный блок. - Гораздо более сильное поле, чем у «Леди Макбет». Сложный химический состав: резонансный сканер определяет присутствие в оболочке титана, кремния, бора, никеля, серебра и различных полимеров.

- Серебра я не ожидал, - отозвался Марк, - Но раз там есть никель, наши магнитные подошвы должны действовать.

Он приблизился к одному из прямоугольников, который находился в пятисантиметровом углублении, однако швов между прямоугольником и поверхностью корпуса было невозможно обнаружить. Марк нашел на прямоугольнике две десятисантиметровые лунки и заключил, что это клавиши управления, если перед ним действительно люк. У людей такие приспособления отличались простотой. Марк не ожидал от инопланетян ничего другого.

Он прикоснулся пальцем к одной из лунок, и та загорелась ярким синим светом.

- Выброс энергии! - передал Шуц по нейронной связи. - Несколько сетей высокого напряжения под оболочкой. Как вы этого добились, Марк?

- Просто попытался открыть люк.

Материал прямоугольника растекся к краям, изнутри хлынул интенсивный белый свет.

- Остроумно! - прокомментировал Шуц.

- То же самое, что наш программируемый силикон, - небрежно вставил Антонио.

- Мы не используем программируемый силикон в оболочках космических аппаратов.

- Одно мы по крайней мере выяснили, - передал Марк. - Это не кинты. Сами видите, какого размера шлюз.

- Действительно. Что дальше?

- Будем учиться проходить через шлюз. Я попытаюсь управлять им изнутри. Если он не откроется через десять минут, попробуйте надавить на лунку. Не добьетесь результата - разрежьте оболочку лучом.

Внутренняя камера шлюза оказалась, к счастью, просторнее, чем сам люк: это была пятиугольная труба шириной два метра и длиной пятнадцать метров. Четыре стенки трубы ярко светились, пятая оставалась темно-коричневой. Марк немного поплавал в трубе, потом сделал кувырок и оказался лицом к люку. Рядом с люком он увидел четыре лунки.

- Первая! - передал он и прикоснулся к одной из лунок. Ничего не произошло. - Вторая!

Лунка засветилась, люк закрылся. Марк врезался левым плечом в темную полосу внутри трубы. Сила удара была такова, что респираторная трубка вылетела у него изо рта. Он застонал от боли. Нейронная система заблокировала болевые рецепторы, и он облегченно перевел дух.

Господи! На корабле оказалась искусственная гравитация. Он лежал на спине: капсула и маневровый двигатель весили слишком много. С какой бы планеты ни прилетели хозяева корабля, тяготение на ней было в полтора раза сильнее земного. Марк расстегнул зажимы, выбрался из капсулы и с трудом встал на ноги. На «Леди Макбет» он привык к более высоким перегрузкам. Однако там они длились совсем недолго.

Он снова прикоснулся к первой лунке. Гравитация исчезла, люк опять открылся.

- Поздравляю, мы стали миллиардерами, - передал он и испытал остальные две лунки. Третья по счету «запечатывала», четвертая открывала шлюзовую камеру.

Атмосфера, которой дышали инопланетяне, представляла собой в основном смесь кислорода и азота; помимо этих газов, в ней присутствовал один процент аргона и шесть процентов углекислого газа. Влажность была ужасающей, давление низким, температура высокой: 43 градуса по Цельсию.

- В этой жаре без скафандров не обойтись, - передал Марк. - Содержание углекислого газа тоже убийственное. При возвращении на «Леди Макбет» нам надо будет пройти обеззараживание.

Они стояли вчетвером в дальнем конце шлюзовой камеры. Капсульные оболочки остались лежать на полу. Марк передал Вай и остальному экипажу, что первая вылазка займет чае.

- Вы предлагаете проникнуть в корабль без оружия? - удивленно спросил Йорг.

Марк перевел взгляд на человека, выдававшего себя за техника.

- Надеюсь, среди нас нет параноиков. При первом контакте оружие не используется, даже не демонстрируется. Таков закон. Ассамблея бдительно следит за его соблюдением. Да и вообще, вам не кажется, что если на этом корабле остались выжившие, то они будут рады компании? Тем более компании существ, умеющих перемещаться в космическом пространстве.

- Боюсь, ваши рассуждения наивны, капитан. Вы твердите, что этот корабль свидетельствует о высочайшем уровне технологического развития его создателей, тем не менее он потерпел катастрофу. Повреждения так велики, что трудно предположить простую случайность. Разве не логичнее объяснить их боевыми действиями?

Марку с самого начала не давала покоя та же мысль. Трудно представить, что подобный корабль оказался выведен из строя в результате тривиальной аварии. Однако закон Мэрфи действовал во всей Вселенной, как и законы физики. Капитан так отважно проник в шлюз, потому что интуиция подсказывала, что лично ему здесь ничего не угрожает.

Но такого человека, как Йорг, подобная аргументация не могла убедить.

- Если перед нами боевой корабль, то он оснащен системами предупреждения. Пожелай команда или бортовой компьютер нас уничтожить, мы бы уже были покойниками. «Леди Макбет», конечно, великолепное судно, но относится к другому классу. Так что если они притаились за шлюзовой камерой и собираются на нас наброситься, то каким бы оружием мы с вами ни увешались, оно бы нас не спасло.

- Что ж, действуйте, как считаете нужным.

Марк дотронулся до одной из лунок у дальнего люка. Лунка посинела.


Нельзя сказать, что инопланетный корабль сильно разочаровал Марка, однако в нем росло чувство неудовлетворенности. Искусственная гравитация вызывала восхищение, атмосфера была чуждой человеческому организму, план помещений и обстановка поражали своей экзотичностью. Однако во всем остальном это был корабль как корабль, построенный с соблюдением универсальных правил инженерной логики. Было бы куда интереснее повстречаться с самими инопланетянами - неизвестными существами с собственной историей и культурой. Однако они исчезли, й Марк ощущал себя не исследователем, а археологом.

Сначала они обследовали первую палубу, состоявшую из крупных помещений и широких переходов. Внутренние перегородки были бледно-нефритового цвета, чуть шероховатые на ощупь, как змеиная кожа. Все поверхности изгибались, углы отсутствовали. С потолков струился яркий белый свет. Все арочные проходы оказались открытыми, хотя при нажатии на неизменные лунки они заплывали. Непонятным оставалось разве что предназначение линзообразных пузырей диаметром полметра, которыми были покрыты без всякой системы и пол, и потолок.

Четверка отчаянно спорила о том, что представляют собой сами инопланетяне. Не вызывали разногласий только их рост (ниже среднего человеческого) и наличие нижних конечностей, поскольку на корабле были винтовые лестницы, правда, с очень широкими ступенями, по которым было трудно подниматься двуногим. В салонах стояли длинные столы с широкими круглыми табуретами на четырех опорах.

Первых пятнадцати минут хватило, чтобы убедиться: с корабля забрали все, что можно было забрать. Шкафы со стандартными оплывающими дверцами оказались пусты. Повсюду остались только предметы обстановки, ничего более.

На второй палубе крупных отсеков не оказалось, одни длинные коридоры с рядами серых кругов по центру стен. Антонио дотронулся до лунки рядом с таким кругом, и тот превратился в дверь, ведущую в сферическую каюту диаметром примерно три метра. За полупрозрачными стенами каюты было заметно мельтешение цветов.

- Спальные места? - предположил Шуц. - Не многовато ли?

- Возможно, - сказал Марк, пожимая плечами.

Ему не терпелось опуститься на следующую палубу. Но вскоре он замедлил шаг - их преследовали три полусферических пузыря: два скользили по стене, один - по полу.

Когда капитан остановился, замерли и они. Он подошел к ближнему и поводил перед ним сенсорным блоком.

- Высокое напряжение, сложная электронная схема. Остальные трое встали с ним рядом;

- Их «производят» стены или это автономные устройства? - спросил Шуц.

- Не знаю, - ответил Марк, изучая показания датчиков на блоке. - Не нахожу ни малейшей границы между этим пузырем и стеной. Впрочем, при их владении материалами это не удивляет.

- А вот еще пять, - сказал Йорг.

Теперь по стене ползли три пузыря, по полу - два. Не приближаясь к людям, они замерли.

- Кто-то или что-то знает о нашем присутствии, - заметил Антонио.

Марк нашел в своей нейронной памяти универсальную систему общения с инопланетянами. Он загрузил ее много лет назад: все профессиональные космоплаватели были обязаны обладать этими файлами, как и миллионами других, столь же мало применимых. Раз пузыри реагируют на их присутствие, значит, они оснащены какими-то устройствами для приема электромагнитных колебаний. Блок связи переключился на лазерный, потом на магнитный режим.

- Бесполезно, - резюмировал Марк.

- Может быть, их центральному компьютеру надо больше времени, чтобы расшифровать наш код? - предположил Шуц.

- С этим справился бы любой компьютер, а не только центральный.

- В таком случае их компьютеру не о чем с нами разговаривать.

- Тогда зачем высылать за нами соглядатаев?

- Вдруг они действуют самостоятельно?

Марк снова проверил пузырь, но показания приборов остались прежними. Он выпрямился, сморщившись от боли в спине, вызванной перегрузкой.

- Скоро час, как мы здесь находимся. Давайте вернемся на «Леди Макбет». Там и решим, что делать дальше.

Пузыри проводили их до лестницы, по которой гости спускались на вторую палубу. В широком центральном переходе верхней палубы пузырей прибавилось; они выползали из других коридоров и соседних отсеков и следовали за пришельцами по пятам.

Внутренний люк шлюзовой камеры был по-прежнему открыт, зато капсульные оболочки исчезли.

- Черт! - передал Антонио. - Держу пари, эти проклятые инопланетяне притаились где-то поблизости.

Марк прикоснулся к лунке и облегченно перевел дух, когда люк заплыл, оставив их внутри камеры. После герметизации открылся внешний люк.

- Вай! - позвал Марк. - Забирай нас, и побыстрее.

- Сейчас, Марк.

- Что за странный способ общения? - удивился Шуц. - Зачем забирать оболочки? Если они хотели оставить нас на своем корабле, то могли бы просто отключить управление люками.

Из-за края фюзеляжа появился летательный аппарат. Пламя его дюз отразилось в обшивке.

- Действительно, глупо, - согласился Марк. - Но ничего, разберемся.


Мнения разделились: команда хотела продолжить изучение инопланетного аппарата, Антонио и его спутники не желали лезть на рожон.

- Итак, «таредка» - это просто скала с алюминиевым покрытием, - начала Кэтрин. - Алюминия, впрочем, осталось совсем мало, почти весь он изъеден вакуумом. Башня-антенна - это бор-кремниевое напыление на титановом стержне. Образцы, взятые Вай, оказались очень хрупкими.

- Как насчет радиоуглеродного анализа? - спросила Виктория.

- А вот это уже любопытнее, - Кэтрин обвела слушателей многозначительным взглядом. - Нашей находке примерно тринадцать тысяч лёт.

Марк присвистнул.

- Значит, одно из двух: либо их спасли, либо они давно истлели, - сказал Роман. - Неудивительно, что внутри пусто.

- Куда же тогда подевались наши капсульные оболочки? - угрюмо осведомился Антонио.

- Не знаю. Но согласитесь: существа, построившие такой грандиозный корабль, не стали бы заниматься мелким воровством. Нет, здесь что-то другое…

- Кое-кто пожелал «ас задержать.

- Зачем? Какой смысл?

- Это боевой корабль, он побывал в сражении, выжившие не знают, кто мы, не принадлежим ли к числу их старых врагов. Если бы они сумели нас задержать, то, изучив, получили бы ответы на свои вопросы.

- По прошествии тринадцати тысяч лет война могла бы завершиться: и потом, с чего вы взяли, что это боевой корабль?

Логика подсказывает, - тихо вставил Йорг.

- А если оболочки подобрал какой-нибудь самодвижущийся механизм? - обратился Роман к Марку. - Загляни вы в их шкафчики, наверняка нашли бы оболочки в каком-нибудь из них - аккуратно сложенными.

- Автоматы, видимо, по-прежнему функционируют, - поддержал Романа Шуц. - С пузырями мы уже познакомились. Возможно, в них все дело.

- Но ведь это-то и удивительно! т- подхватил Марк. - Мы знаем возраст антенны. Зато внутренности корабля выглядят совершенно новенькими: ни пыли, ни каких-либо признаков износа. Освещение работает безупречно, гравитация тоже, влажность никак не повлияла на сохранность интерьера. Разве не Поразительно? Как будто все пребывает в «нулевом тау». А ведь генераторы молекулярного связывания защищают только оболочку. Внутри, во всяком случае, на тех палубах, где мы побывали, они не работают.

- И тем не менее факт налицо: корабль выглядит как новенький. Представляете, сколько для этого нужно энергии? Не говоря уж о гравитации, поддержании состава атмосферы и так далее… И при том - перед нами древняя реликвия.

- Прямой переход массы в энергию, - предположила Кэтрин. - Или прямое использование энергии звезды. А мыто воображали, что монополия на это чудо принадлежит эденитам!

- В общем, нам придется туда вернуться, - подытожил Марк.

- Нет! - крикнул Антонио. - Сперва надо найти золото. Потом можете возвращаться на корабль сами. А я не позволю менять задачи экспедиции.

- Очень жаль, что на обломке корабля вам довелось пережить неприятные минуты, - сказала Кэтрин спокойно. - Но источник энергии, проработавший бесперебойно тринадцать тысяч лет, это гораздо более ценная добыча, чем груз золота, которое к тому же придется сбывать «из-под полы».

- Корабль зафрахтовал я! Вы обязаны мне подчиняться. Наша цель - золото.

- У нас партнерские отношения. Мне будет уплачено за полет только в том случае, если мы наткнемся на жилу. Вот мы на нее и наткнулись. Только не на золото, а на инопланетный корабль. Есть ли разница, каким способом разбогатеть? Мне казалось, что цель экспедиции - прибыль.

Антонио негодующе фыркнул и, оттолкнувшись, провалился в люк, громко ударившись по пути локтем о край.

- Виктория! - произнес Марк, нарушив неловкое молчание. - Ваши зонды уже обнаружили в диске вкрапления тяжелых металлов?

- Следы золота и платины имеются, но не такие значительные, чтобы заниматься разработкой.

- В таком случае мы приступим к подробному изучению инопланетного корабля. - Марк перевел взгляд на Йорга. - Ваше мнение?

- Разумное решение. Вы уверены, что одновременно мы сможем продолжать зондирование диска?

- Уверен.

- Отлично! Можете на меня рассчитывать.

- Спасибо. Вы, Виктория?

Ее смутил, даже испугал ответ Йорга, однако и она утвердительно кивнула.

- Вы, Карл, лучше остальных разбираетесь в компьютерных сетях. Вам тоже придется там побывать, чтобы установить контакт с действующей системой.

- Установлю, не сомневайтесь.

- Разобьемся на смены по четыре человека. Давайте установим сенсоры для непрерывного наблюдения за люками и подумаем о способе связи со сменой, работающей внутри инопланетного корабля. Вай, наша с тобой задача - опуститься в «Леди Макбет» прямо на обшивку корабля. За дело!


Как и следовало ожидать, на обшивке не действовало ни одно из обычно применяемых в космосе вакуумных связующих веществ. Пришлось пришвартоваться, обмотав весь инопланетный обломок прочными фалами.

Пробыв внутри три часа, Карл вызвал Марка.

Из корпуса «Леди Макбет» выдвинулся герметический рукав. Пристыковать его к люку на обшивке инопланетного корабля не удалось, но так по крайней мере можно было обойтись без многоцелевого аппарата и капсул. В люк опустили оптический кабель. Материал «крышки» не перерезал его, а плотно обхватил.

Марк нашел Карла в шлюзе: он сидел на полу, обложившись процессорами, в окружении восьми медленно перемещающихся пузырей; на стенке красовались еще два неподвижных пузыря.

- Роман оказался почти прав, - передал Карл по нейронной связи, как только перед ним предстал Марк. - Ваши оболочки действительно прибрали. Только механический дворецкий здесь ни при чем. Смотрите!

Он бросил на пол пустую коробочку из-под кассеты. Один из пузырей двинулся к ней. Зеленый пол между коробочкой и пузырем стал мягким, потом жидким. Пузырь втянул в себя коробочку вместе с жидкостью.

- Я назвал их кибермышами, - передал Карл. - Они всюду ползают, наводят чистоту. Своих капсульных оболочек вы больше не увидите, они их сожрали, как пожирают все, что не является элементом корабля. На нас они не покушаются только потому, что мы слишком большие и активные; возможно, они принимают нас за гостей. По сути, они правы. Но ночевать здесь мне бы не хотелось.

- Значит, мы не сможем оставить здесь свои приборы?

- Пока нет. Я насилу отбил у них блок связи с оптическим кабелем.

- Как вам это удалось?

Карл указал на два неподвижных пузыря на стене.

- Я их отключил.

- Значит, вы подсоединились к системе управления?

- Нет. Мы с Шуцем просветили одну из мышек и выяснили ее электросхему. Осталось только запустить стандартные программы дешифровки. Как эти штуковины действуют, я пока что объяснить не могу, но некоторые базовые команды управления нашел. Существует код отключения, который можно передавать по нейронной связи. Есть также код повторного включения и некоторые другие. Могу вас обрадовать: у инопланетян простой язык программирования. Вот, например, код отключения. - Потолок вокруг блока связи мигом потемнел. - Пока что я овладел только локальным доступом. Надо будет прощупать всю сеть, чтобы найти порты.

- А снова включить можно?

- Пожалуйста! - Темный участок потолка опять засветился. - С помощью кодов можно управлять и дверями. Поднесите свой приборный блок к лункам - и дверь откроется.

- Ускоренная процедура пользования лунками…

- Да, пока что все.

- Это не упрек, Карл, начало блестящее! Каков будет следующий шаг?

- Хочу пробраться на другой уровень программной архитектуры кибермыши. Тогда можно будет научить их узнавать и не трогать приборы. Но это займет гораздо больше времени: на «Леди Макбет» нет аппаратуры, предназначенной для решения подобной задачи. Зато когда мы с ней совладаем, то получим более полное представление обо всех их системах. Я уже сейчас могу заключить, что главное в конструкции кибермыши - молекулярный синтезатор.

Он включил резак. Появилось бледно-желтое лезвие, потом - оплавленный надрез в полу. Одна из кибермышей немедленно поползла к надрезу. Пол размяк, обугленные гранулы исчезли в пузыре. Непорядок был полностью устранен.

- Никаких изменений в молекулярной структуре, - передал Карл. - Вот вам и ответ, почему корабль выглядит изнутри как новенький и почему все работает, как часы, уже тринадцать тысяч лет. Кибермыши все регенерируют. При наличии энергии и массы этот корабль попросту вечен.

Почти как аппараты фон Неймана!

- Почти. Все-таки у такого маленького синтезатора должны быть ограничения. Если бы можно было воспроизвести что угодно, они построили бы себе новый корабль. Но принцип ясен, капитан. Вы только представьте, какой толчок это даст нашей промышленности!

Марк был рад, что силиконовый скафандр не передает мимику. Технология репликации вызвала бы в человеческом обществе подлинную революцию. Как у адамитов и эденитов.

Увы, старикам революции противопоказаны. Он прилетел за деньгами, а не для того, чтобы взорвать устоявшийся образ жизни на восьмистах звездных системах.

- Отлично, Карл! Где остальные?

- На третьей палубе. После того как нашлось решение загадки исчезнувших оболочек, они решили, что могут спокойно продолжить обход корабля.

- Разумно. Я их разыщу.


- Не могу поверить, что ты согласился им помогать! - бушевал Антонио. - Кому, как не тебе, знать, что успех нашего дела зависит от преданности!

Улыбку Йорга было невозможно расшифровать. Они теснились вдвоем в его спальной ячейке - единственном месте на корабле, где их не могли подслушать приборы: Йорг специально захватил в экспедицию блок глушения.

- Вспомни, - заметил Йорг. - Каждый из. зондов обошелся нам в полтора миллиона. Большая часть этих денег происходит из источников, которые потребуют компенсации независимо от исхода нашей борьбы.

- Зонды несравненно дешевле антиматерии.

- Согласен. Но в них есть смысл только в том случае, если отыскать уран.

- Обязательно отыщем! Виктория докладывает о многочисленных следах. Надо только набраться терпения - и успех обеспечен.

- Возможно. Не спорю, Антонио, замысел хорош. Новоиспеченной политической организации с ограниченным фи-

нансированием трудно раздобыть компоненты водородной бомбы. Одна-единственная ошибка - и контрразведка нас разгромила бы. Нет, старая добрая атомная бомба - разумная альтернатива. Даже если бы мы не сумели произвести обогащение урана, необходимое для создания оружия, можно было бы угрожать смертельным радиоактивным заражением. Ты правильно говоришь, что мы обречены на победу. Сонора добьется независимости, и мы образуем первое правительство с полным доступом к казне. Все, внесшие вклад в освобождение, будут щедро вознаграждены.

- Вот видишь! Зачем же нам отвлекаться на какую-то груду инопланетного лома? Йорг, ты обязан поддержать меня! Калверт послушается, если мы надавим на него вдвоем.

- Видишь ли, Антонио, появление этой груды инопланетного лома привело к полному изменению правил игры. Точнее, мы с тобой теперь играем в разные игры. Искусственная гравитация, неисчерпаемый источник энергии, молекулярный синтез… Если Карл полностью овладеет системой, то мы сумеем разобраться даже в их принципах передвижения и создать нечто подобное. Ты только представь, какие радикальные перемены благодаря этому произойдут в Конфедерации. Крах целых отраслей! Экономический спад, какого не бывало со времен изобретения современных способов передвижения в глубоком космосе! Человечеству потребуются десятилетия, чтобы вернуться к сегодняшней стабильности. Мы, конечно, станем богаче и сильнее, но когда? Кто в таких условиях станет финансировать переоборудование наших промышленных станций?

- Об этом я как-то не подумал…

- Этим ты не отличаешься от экипажа «Леди Макбет». Исключение - один Калверт. Понаблюдай за ним, Антонио. Он все предвидит, все знает наперед: его капитанскому статусу и свободе придет конец. У остальных же просто кружится голова от предвкушения безумного богатства.

- Что же нам делать?

Йорг положил руку Антонио на плечо.

- Нам улыбнулась удача. Наша экспедиция зарегистрирована как совместный полет. Не важно, что именна мы ищем. По закону определенная часть инопланетных технологий принадлежит нам. .Так что, дружище, мы, считай, уже миллиардеры. Вернувшись, мы сможем КУПИТЬ Со-нору. Да что там Сонору - весь архипелаг Лагранжа!

Антонио выдавил улыбку, хотя по его лбу стекал пот.

- Ладно, Йорг, ты меня убедил. Нам действительно больше ни о чем не придется беспокоиться. Вот только.,..

- Что еще?

- Я понимаю, что за зонды мы сможем расплатиться. Но как быть с Советом? Вдруг он…

- Здесь тоже,не о чем тревожиться. Совет будет ходить перед нами на цыпочках. Инопланетный корабль погубила не авария. Это был боевой корабль, Антонио. Сам знаешь, что это означает. Где-то на борту должно оставаться оружие» Их оружие!


Вай уже в третий раз приближалась в многоцелевое летательном аппарате к инопланетному кораблю. Максимальное время, которое каждый мог провести на его борту, не превышало двух часов. От гравитационного поля ломило мышцы, а два часа были равны по нагрузке суточному марш-броску.

Щуц и Карл никуда не ушли от шлюзовой камеры: они по-прежнему прозванивал и кибермышей и расшифровывали их программы. Это было самое многообещающее направление работы: овладев языком программирования инопланетян; они смогли бы получить ответ на любой вопрос, касающийся корабля. В том случае, конечно, если существовала общая сеть управления.. Но Вай не сомневалась в этом. Слишком много систем было задействовано: атмосфера, энергия, гравитация.

Тем временем остальные обходили корабль. Его схема уже была записана в мозгу Вай и дополнялась всякий раз, когда кто-либо из спутников возвращался. В узкой части клиновидного обломка могло насчитываться до сорока палуб, поэтому до дна было еще очень далеко. В некоторые зоны было невозможно проникнуть: там, видимо, располагалось обо-

рудование. Марк руководил поиском генератора, исследуя главные силовые линии корабля магнитными сенсорами.

Вай брела за Романом, двигавшимся вдоль трассы кабеля в коридоре восьмой палубы.

- Тут столько ответвлений! Прямо рыбья кость какая-то! - пожаловался Роман, остановившись в том месте, где от главного кабеля ответвлялись пять второстепенных. Он провел по стене сенсорным блоком. - Сюда!

Роман свернул в другой коридор.

- Впереди лестница номер пять, - предупредила она, мысленно сверившись со схемой.

На восьмой палубе кибермышей оказалось больше, чем на других: за Романом и Вай следовало больше 30 штук, создавая сильную рябь на полу и стенах. Вай заметила, что чем глубже они опускаются во чрево корабля, тем больше становится мышей. Впрочем, уже после второго посещения она перестала обращать на них внимание. Секции по бокам коридоров ее тоже не интересовали - все они были пусты.'

Роман остановился на первой ступеньке винтовой лестницы.

- Лестница ведет вниз, - передал он.

Спускаться тоже нелегко. Гравитационный спуск облегчил бы задачу, но ничего подобного на корабле не было.

- По-моему, Марк прав: «тарелка» - это действительно аварийный маяк, - передала Вай. - Сколько ни размышляю, не могу найти другой причины, чтобы затевать такую грандиозную стройку.

- Марк всегда прав. Это, конечно, тяжело выносить. С другой стороны, поэтому я с ним и летаю.

- Я не могла с ним согласиться, потому что меня поразила степень их веры.

- Объясни.

- То, как свято эти инопланетяне верили в себя. Прямо дрожь пробирает. Люди совсем не такие. Ты только представь: даже если до их родной звезды всего две тысячи световых лет, то как раз столько времени и будет добираться туда сигнал маяка. И тем не менее они послали его, убежденные, что найдется кому принять сигнал и прийти на помощь. А как бы поступили мы, если бы «Леди Макбет» потерпела аварию на расстоянии тысячи световых лет? Как ты думаешь, был бы смысл посылать Конфедерации сигнал бедствия и уходить в «нулевое время», чтобы дождаться помощи?

- Если их технология настолько долговечна, то и цивилизация может протянуть столько же.

- В нашей технике я не сомневаюсь, но цивилизация крайне неустойчива. По-моему, Конфедерация не проживет и тысячи лет.

- Эдениты, например, никуда не денутся, все планеты тоже, по крайней мере в физическом смысле. Некоторые общества достигнут, вероятно, уровня развития кинтов, другие, наоборот, вернутся к варварству. Но принять сигнал и прийти на выручку кто-нибудь да сможет.

- Ты неисправимый оптимист!

Спустившись на девятую палубу, они наткнулись на глухую стену.

- Что за чепуха? - возмутился Роман. - Если дальше ничего нет, зачем здесь лестничная площадка?

- Это изменение, появившееся после аварии.

- Возможно. Но зачем изолировать целый отсек?

- Понятия не имею. Хочешь продолжать спуск?

- Обязательно. Ты сама назвала меня оптимистом. Меня не пугают призраки, населяющие подвал. Тем более что обычно они живут на чердаках.

- Лучше бы ты не упоминал призраков. Десятая палуба тоже оказалась изолирована.

- Еще одна палуба - и у меня отвалятся -ноги,- передала Вай. - Ладно, последняя - и назад.

На одиннадцатой палубе обнаружилась дверь - единственная закрытая. Вай дотронулась до лунки, и дверь исчезла. Вай сделала шаг вперед, сфокусировала окуляры.

- Вот это да!.. - задохнулась она.


Девятая и десятая палубы были разобраны, чтобы получить свободное пространство, по размерам подобное громадному собору. В центре помещался «алтарь» - непонятная крупная конструкция из матового материала диаметром восемь метров и с отверстием диаметром пять метров. Больше всего это походило на гигантский пончик. Воздух вокруг был полон непонятного сиреневого сияния. «Пончик» возлежал на пяти изогнутых подпорках четыре метра высотой.

- Думаю, ключевую роль здесь играет расположение, - передала Вай. - Недаром они построили все это в самом центре уцелевшего обломка. Скорее всего из соображений максимальной безопасности.

- Наверное, - согласилась Кэтрин. - Это определенно что-то очень для них важное. После такой серьезной аварии можно расходовать ресурсы только на то, что помогает выжить.

- Что бы это ни было, оно потребляет огромное количество энергии, - передал Шуц. Он обходил сооружение на почтительном расстоянии, работая сенсорным блоком. - К каждой опоре подведен силовой кабель.

- Каков спектр излучения? - спросил Марк.

- Только видимый, плюс ультрафиолет. Это все. Но энергия должна куда-то уходить.

- Должна-то она должна…

Марк подошел к одной из опор и сфокусировал окуляры на отверстии в «пончике». Оно было затянуто серым туманом. Попытался сделать еще один шаг - и с его вестибулярным аппаратом произошло что-то странное: ноги поехали вперед, оторвались от пола. Он откинулся и чуть не упал. Йорг и Карл успели его подхватить.

- Под этой штукой отсутствует искусственная гравитация, - передал Марк по нейронной связи. - Зато вокруг сильное гравитационное поле. - Он помолчал. - Правильнее сказать, я испытал толчок…

- Толчок? - тревожно переспросила Кэтрин. -Да.

- Господи!

- Ты понимаешь, что это такое?

- Может быть. Держи меня за руку, Шуц.

Шуц крепко стиснул руку Кэтрин. Та попробовала поднести сенсорный блок к самому «пончику», но ей помешала могучая отталкивающая сила, словно она пыталась сблизить два однополюсных магнита. Сантиметров двадцать - минимальная дистанция, на которую «пончик» подпускал к себе. Но и на этом расстоянии была возможность определить его молекулярную структуру.

Взглянув на дисплей, Кэтрин попятилась.

- Ну? - не выдержал Марк, когда молчание затянулось.

- Не знаю, можно ли назвать этот предмет твердым в общепринятом смысле. Видимость поверхности может создаваться граничным эффектом. Спектроскопия нулевая, прибор не обнаруживает ни атомной структуры, ни химической валентности.

- То есть перед нами энергетическое кольцо?

- Я этого не говорила. Вдруг это какая-то экзотическая материя?

- В каком смысле «экзотическая»?- спросил Йорг.

- У нее отрицательная плотность энергии. Сразу упреждаю ваш вопрос: это не антигравитация. Экзотическая материя - буду называть ее так - имеет единственное применение: держать открытой червоточину.

- Так это ворота червоточины? - вскричал Марк.

- Скорее всего.

- Куда же она может вести?

- Точных космических координат назвать не могу, но догадываюсь, где открывается противоположный конец. Инопланетяне не вызывали спасательный корабль. Они создали червоточину с экзотической материей, чтобы придать ей прочность, и таким образом спаслись. Это вход в тоннель, ведущий прямиком к ним домой.


Шуц нашел Марка в пассажирском отсеке: Марк парил над креслами, не включая свет. Шуц зацепился носками ботинок за скобу, чтобы удержаться на месте.

- Ты не очень-то любишь ошибаться.

- Не люблю, но дело не в этом. - Марк включил освещение и изобразил улыбку. - Я все еще считаю, что не ошибся насчет «тарелки», вот только не могу сообразить, как это доказать.

- Разве ворота червоточины - не исчерпывающее доказательство?

- Это вообще не доказательство. Если они могли протянуть червоточину прямо до своей родной звезды, зачем было строить «тарелку»? Кэтрин права в другом: при аварии такого масштаба надо посвятить все силы выживанию. Одно из двух: либо взывать о помощи, либо возвращаться через червоточину. Делать то и другое совершенно бессмысленно.

- А если антенна не их, если они прилетели, чтобы ее обследовать?

- Сразу две неведомые инопланетные расы с высочайшим технологическим развитием? Маловероятно. Нет, нам никуда не уйти от первого вопроса; если антенна с «тарелкой» - не аварийный маяк, тогда что это, черт побери?

- Уверен, рано или поздно ответ появится.

- Знаю, мы всего лишь экипаж коммерческого рейса с ограниченными исследовательскими возможностями. Однако ничто не мешает нам ставить фундаментальные вопросы. Например, зачем держать открытой червоточину на протяжении стольких тысяч лет?

- Это в русле их технологии. Им подобное не кажется странным.

- Меня удивляет не то, что она столько проработала, а то, что им понадобилось оставлять действующим канал доступа к никчемному обломку.

- С позиций нормальной логики такой «ход» действительно выглядит нелепо. Ответ, наверное, кроется в сфере их психологии.

- Отговорки! Нельзя записывать в чуждое все, чего не понимаешь. Но у меня припасен последний, самый сногсшибательный вопрос: если они умеют с такой ювелирной точностью открывать червоточины на расстоянии бог знает какого количества световых лет, то зачем им вообще космический корабль? По-твоему, опять психология?

- Хорошо, Марк, ты уложил меня на лопатки. Так зачем же им это?

- Не могу себе представить! Я просмотрел все файлы, связанные с червоточинами, пытаясь уловить в происходящем смысл, но все без толку. Неразрешимый парадокс!

- Значит, остается один-единственный выход… Марк уставился на огромного космоника.

- Какой?

- Пройти сквозь червоточину и спросить их самих.

- Возможно, я так и сделаю. Кто-то все равно должен на это решиться. А что говорит на сей счет Кэтрин? В каком виде мы должны туда сунуться? Облитыми силиконом?

- Она все еще полагается на приборы. Серый туман в отверстии не преграда. Она уже просунула туда трубку с проводкой. Это что-то вроде мембраны, не пропускающей внутрь атмосферу корабля.

- Еще одна игрушка ценой в миллиард! - вздохнул Марк. - Господи, что делать с таким богатством? Придется выработать шкалу приоритетов.

Очередной приказ, отданный по нейронной связи, предписывал всем собраться в командном отсеке.


Последним появился Карл. Молодой инженер выглядел утомленным. При виде Марка он нахмурился.

- Я думал, вы все еще на инопланетном обломке.

- Уже нет.

- Но ведь вы… - Он потер пальцами виски. - Ладно, не важно.

- Как успехи? -спросил его Марк›

- Относительные. Молекулярный синтезатор и вся его сеть заключены в одной кристаллической решетке. Это как если бы мышца работала по совместительству мозгом.

- Смотри, не зайди со своими аналогиями слишком далеко, - предостерег Роман.

Карл даже не улыбнулся. Взяв из раздатчика тюбик с шоколадом, он принялся высасывать содержимое. Марк повернулся к Кэтрин.

- Мне удалось ввести в червоточину визуально-спектральный датчик. Света там маловато, только тот, что просачивается сквозь мембрану. Изнутри червоточина представляет собой прямой тоннель. Предполагаю, что инопланетяне специально отключили под воротами искусственную гравитацию. Теперь мне хотелось бы снять с нашего многоцелевого аппарата лазерный радар и применить его в тоннеле.

- Если в червоточине присутствует экзотическая материя, это может помешать тебе вернуться.

- Возможно. Зато мы смогли бы добраться до противоположного конца…

- И что дальше?

Все заговорили одновременно, Кэтрин громче всех. Марк поднял руку, призывая спорщиков к молчанию.

- Прошу внимания! Согласно законам Конфедерации, если лицо, назначенное командиром корабля либо контролирующее механизм космического аппарата или свободно перемещающуюся космическую структуру, прерывает свои функции на год и один день, то его права считаются утраченными. Сточки зрения закона, этот инопланетный корабль является брошенным, и мы вправе как первооткрыватели подать на него заявку.

- А как же контролирующая сеть? - спросил Карл.

- Это второстепенная система, - возразил Марк. - Закон не допускает двойного толкования: если у корабля вышел из строя бортовой компьютер, то процессоры, управляющие работой все еще функционирующих водородных двигателей, не считаются контролирующими механизмами. Нашу заявку никто не сможет оспорить.

- А сами инопланетяне? - спросила Вай.

- Давайте не нагромождать проблемы. В данный момент мы в юридически выигрышной ситуации. Появление инопланетян нам попросту невыгодно.

Кэтрин понимающе кивнула.

- Ты хочешь сказать, что, начав исследовать червоточину, мы спровоцируем их возвращение?

- Такая возможность не исключена. Лично мне было бы очень интересно с ними познакомиться. Но, скажи честно, Кэтрин, ты действительно надеешься выяснить, как создавать экзотическую материю и открывать червоточины, пользуясь человеческой технологией?

- Ты сам знаешь, что это невозможно, Марк.

- Правильно. Точно так же немыслимо узнать принцип искусственной гравитации и разгадать другие чудеса, которых на этом корабле полно. Давайте поставим перед собой выполнимую задачу: перечислим и опишем все, что сможем, и определим участки, требующие дальнейшего изучения. Потом вернемся сюда со специалистами, которым будем, платить солидные деньги за их профессионализм. Неужели никто из вас еще не понял главного? Найдя этот корабль, мы перестали быть командой космического корабля и превратились в самых состоятельных корпоративных менеджеров в галактике. Мы уже не первопроходцы, а хозяева. Нам осталось нанести на схему недостающие палубы, проследить силовые кабели и найти установки, которые они снабжают энергией. После этого мы стартуем.

- Я уверен, что сумею расшифровать их язык программирования, -~ сказал Карл. - Тогда мы смогли бы управлять кораблем.

Марк расслышал в его тоне уязвленную гордость.

- Карл, я рад за тебя и за нас. Мы обязательно захватим с собой кибермышь, а может, и не одну. Этот молекулярный синтезатор послужит убедительным доказательством того, какое сокровище попало нам в руки. Надо показать банкам что-то вещественное.

- Не знаю, что произойдет, если попытаться оторвать мышь от пола или от стены, - ответил Карл. - Пока что они нас не трогают, но если система решит, что мы представляем опасность для корабля…

- Думаю, мы способны на большее, чем просто оторвать кибермышь от пола. Будем надеяться, что ты сможешь войти в сеть и отдать команду воспроизвести для нас молекулярный синтезатор. На корабле должно быть место, где они производятся.

- Скорее всего. Если только эти кибермыши не «размножаются» самостоятельно.

- Представляю, какое это зрелище: одна кибермышь лезет на другую… - радостно Подхватил Роман. - Бр-р-р!


Нейронные часы подсказали Карлу, что он проспал девять часов. Выбравшись из спального мешка, он приплыл в салон и набрал в кубрике пакетиков с едой. Корабль еще спал, поэтому Карл сначала не торопясь позавтракал и только потом обратил внимание на показания бортового компьютера.

После этого он нырнул в люк в полу и оказался в рубке, где дежурила Кэтрин.

- Кто здесь? - спросил он, задыхаясь. - Кто еще находится на корабле?

- Только Роман. Все остальные перешли на инопланетный корабль. А что?

- Дьявол!

- Да в чем дело?

- У тебя есть доступ к бортовому компьютеру?

- Я дежурная. Конечно, у меня есть доступ.

Я имею в виду не телеметрию нашего корабля, а данные по зондам Виктории.

Кэтрин недоверчиво улыбнулась.

- Ты хочешь сказать, что они нашли золото?

- Какое золото! Зонд номер семь передал, что обнаружил три часа назад искомое. Я вошел непосредственно в сеть зондирования, чтобы запросить параметры поиска. И что же я вижу? Оказывается, эти мерзавцы ищут не золото, а уран!

- Уран? - Кэтрин пришлось загрузить программу поиска и отыскать в нейронной энциклопедии соответствующую позицию. - Господи, вот что им понадобилось…

- Представляешь? Его нельзя добыть ни на одной планете без ведома местных властей, потому что разработчиков живо засечет спутник. На астероидах залежей урановой руды нет! Зато на планетоидах они имеются. Здесь никто не разнюхает их затею.

- Я знала! Просто чуяла, что басня про золотые горы высосана из пальца.

- Вот и гадай теперь, кто они такие: террористы, сумасшедшие борцы за независимость Соноры, посланцы черного синдиката… Надо предостеречь остальных: эту троицу нельзя пускать на «Леди Макбет»!

- Погоди, Карл. Кем бы они ни были, мы не можем бросить людей на инопланетном обломке. Если ты готов обречь их на смерть, это еще не значит, что капитан примет такое же решение.

Как ты не понимаешь: если они вернутся, то ни ты, ни я, ни капитан уже не сможем принимать никаких решений! Ведь они знали, что мы догадаемся про уран, когда повстречаем рудный астероид, знали, что мы не захотим добровольно брать его на борт. Значит, они готовы на все. У них есть оружие или боевые имплантаты. Йорга я давно разгадал: это наемный убийца. Нет, Кэтрин, их нельзя пускать на наш корабль.

- Господи… - Она схватилась за ручки кресла. К такой тяжелейшей ответственности она не готовилась.

- Мы сможем уведомить капитана по нейронной связи? - спросил Карл.

- Не знаю- Теперь, когда кибермыши отключены, на лестницах инопланетного корабля установлены наши реле связи, но они не очень надежны: этот обломок ужасно искажает сигналы.

- Кто с капитаном в паре?

- Виктория. Вай работает с Шуцем, Антонио - с Йоргом.

Свяжись с Вай и Шуцем, Пусть они вернутся первыми. Потом вызови капитана.

- Хорошо. Ступай вместе с Романом в шлюзовую камеру. Я возьму мазерные карабины… Черт!

- Что случилось?

- Ничего не выйдет. Командные коды доступа к оружию есть только у Марка. Без него мы бессильны.

* * *

Четырнадцатая палуба ничем не отличалась от других, где Марк и Виктория уже успели побывать.

- Около шестидесяти процентов площадей недоступны, - передал Марк. - Наверное, это главный инженерный уровень.

- Да, здесь столько кабелей, что мне трудно вносить их в каталог. - Она медленно водила из стороны в сторону магнитным сенсором.

Блок связи капитана зафиксировал кодированный сигнал с «Леди Макбет». От удивления он замедлил шаг и нашел в нейронной библиотеке код расшифровки.

- Капитан!

- В чем дело, Кэтрин?

- Вам необходимо вернуться на корабль. Немедленно, капитан! Причем без Виктории.

- Почему?

- На связи Карл. Зонды ищут не золото и не платину, а уран. Антонио и его дружки - террористы. Они мечтают об атомном арсенале.

Марк перевел взгляд на Викторию, дожидавшуюся его чуть поодаль.

- Где Шуц и Вай?

- Они уже возвращаются, - передала Кэтрин. - Мы ждем их через пять минут.

- Меня вам придется ждать не меньше получаса. - Не хотелось думать о четырнадцати этажах подъема при такой гравитации. - Готовьте корабль к старту.

- Капитан, Карл считает, что они вооружены.

И тут блок связи Марка зафиксировал еще один сигнал по нейронной линии.

- Карл совершенно прав, капитан, - передал Йорг. - Мы не только во всеоружии, но также располагаем великолепными программами дешифровки. Промашка, капитан: ваш код устарел еще три года назад.

Видя, что Виктория направляется к нему, Марк спросил:

- Что скажете про урановую руду?

- Согласен, она была бы нам полезна, - ответил Йорг. - Но находка инопланетного корабля изменит Конфедерацию до неузнаваемости. Ведь так, капитан?

- Возможно.

- Не возможно, а совершенно точно. Теперь нам уран ни к чему.

- Какая резкая смена ориентиров!

- Призываю вас к серьезности, капитан. Мы не отключили зонды только потому, что не хотели вызвать у вас подозрений.

- Спасибо за заботу.

- Капитан! - ъмешалась Кэтрин. - Шуц и Вай уже в шлюзовой камере.

- Надеюсь, вы не надумали улететь без нас? - спросил Йорг. - Это было бы в высшей степени неразумно.

- Вы собирались нас убить! - вмешался Карл.

- Прекратите истерику! С ваших голов не упало бы ни единого волоса.

Допускаю, но только при условии, если бы мы вам повиновались и помогли убить тысячи людей.

Марк предпочел бы, чтобы Карл не был столь категоричен. Ситуация осложнялась с каждой секундой.

- Что скажете, капитан? - обратился к нему Йорг. - «Леди Макбет» приспособлена к ведению боевых действий. Не будете же вы утверждать, что никогда никого не убивали?

- Нам приходилось вступать в бой, но только с другими кораблями.

- Тогда не выставляйте себя моралистом, капитан! Война есть война, не важно, какими средствами и с кем она ведется.

- Только когда солдаты сражаются с солдатами. В противном случае это не война, а террор.

- Послушайте, капитан, сейчас это не имеет значения. Глупо ссориться. Слишком велик выигрыш, который нас ждет, если мы будем заодно.

Йорг и Антонио обследовали палубы 12 и 13. Добраться до шлюза раньше них было невозможно. К тому же они были вооружены. С другой стороны, пустить их теперь на «Леди Макбет» было бы верхом безрассудства.

- Они идут, капитан, - передала Кэтрин. -. Их засек блок связи на лестнице.

- Виктория, приведи капитана в шлюз, - распорядился Йорг. - Всем сохранять спокойствие. Гарантирую жизнь. И, конечно, долю в прибыли.

Марк представил себе варианты самообороны без оружия. Черная безликая фигура перед ним не шевелилась.

- Ну? - поддразнил Марк Викторию. Программа тактического анализа подсказывала, что выбор у его противницы невелик. Из приказа Йорга можно было сделать вывод, что она вооружена, однако на поясе у Виктории не было ничего, кроме ядерного резака. Если она попытается достать спрятанное оружие, у него будет мгновение, чтобы напасть первым. В противном случае он просто сбежит. Она была гораздо моложе его, у нее лучше реакция, но генетические усовершенствования должны были при повышенной гравитации дать ему кое-какую фору.

Виктория отбросила свой сенсорный блок и потянулась рукой к поясу.

Марк врезался в нее, используя свою массу как таран. Она покачнулась, а дальнейшее сделала гравитация: Виктория тяжело рухнула на пол. Марк выбил у нее из руки оружие, но оно не улетело далеко - помешала та же гравитация.

Виктория почувствовала резкую боль. Нейронная медицинская программа сообщила о переломе ключицы, но боль была тут же почти полностью заблокирована. Подчиняясь программе и не сознавая, что делает, Виктория увернулась от новых ударов, перекатилась по полу, шаря вокруг в поисках оружия. Марк бросился в конец коридора. Виктория выстрелила вдогонку, даже не успев прицелиться.

- Йорг! - передала она. - Я его упустила.

- Быстрее за ним!

Сенсоры сообщили Марку о зажигательных капсулах, отлетевших от стены в метре от него.

- Кэтрин! - передал он. - Немедленно убрать герметический рукав «Леди Макбет»! Закрыть внешний люк на кодовый замок. Они не должны попасть на корабль.

- Слушаюсь. Но как вернетесь вы сами?

- Действительно, капитан? - вставил Йорг.

- Пусть Вай будет наготове. Она мне понадобится.

- Надеетесь разрезать оболочку изнутри, капитан? У вас всего-навсего ядерный резак, а эту оболочку «охраняет» генератор молекулярного сцепления.

- Попробуй только напасть на капитана! - предостерег Карл. - Мы мигом вас изжарим. «Леди Макбет» вооружена лазерными пушками.

- А как насчет командных кодов? Сомневаюсь, что они у вас есть. Что скажете, капитан?

- Тишина в эфире! - приказал Марк. - Я выйду на связь, когда потребуется.


Усовершенствованные мышцы позволяли Йоргу подниматься по лестнице втрое быстрее Антонио. Вскоре тот безнадежно отстал, Йорг знал: главное - достичь шлюза. Поднимаясь, он свинчивал грозное оружие из внешне невинных предметов, висевших у него на поясе.

- Виктория! Ты его перехватила?

- Нет. Он сломал мне плечо. Не знаю, куда он исчез.

- Двигайся к ближайшей лестнице. Уверен, он бросился туда. Антонио, вернись к Виктории. Ищите его вместе.

- Ты,шутишь? - возмутился Антонио. - Мало ли, где он мог спрятаться…

- У него нет выбора. Он поднимается к шлюзу.

- Да, но…

- Хватит спорить! Не убивайте его, когда найдете: он понадобится нам живым. Капитан - наш пропуск наружу, понятно?

- Да, Йорг.

Добравшись до шлюза, Йорг задраил и загерметизировал внутренний люк, после чего открыл внешний. В 15 метрах он увидел фюзеляж «Леди Макбет». Переходной рукав уже был убран.

- Так мы ни к чему не придем, капитан, - передал он. - Поднимитесь в шлюзовую камеру. Вам придется договариваться со мной, другого выхода нет. Мы втроем оставим на инопланетном корабле свое оружие и вернемся вместе с вами на «Леди Макбет». После возвращения в любой из космопортов никто из нас не упомянет о нашей размолвке. Разумное предложение?


Едва Шуц добрался до капитанской рубки, как поступило нейронное сообщение от Йорга.

- Дьявол! Он отсоединил наш кабель от блока связи, - сказал Карл. - Мы не можем связаться с капитаном.

Шуц мягко опустился на ускорительную кушетку и закрепил себя ремнями.

- Что теперь? - спросил Роман. - Без командных кодов мы совершенно беспомощны.

- Можно взломать оружейные шкафы и без кодов, - откликнулся Шуц. - Капитана им все равно не поймать. Мы отправимся туда с карабинами и выследим всю троицу.

- Этого я позволить не могу, - ответила Кэтрин. - Кто знает, чем они вооружены.

- Тогда голосуем.

- Я дежурная и несу полную ответственность за происходящее. Никакого голосования! Последний приказ капитана: ждать!

Она запросила у бортового компьютера канал связи с многоцелевым летательным аппаратом.

- Доложи готовность, Вай.

- Идет зарядка. Буду готова к полету через две минуты.

- Спасибо.

- Надо что-то делать! - не выдержал Карл.

- Для начала успокойся, - посоветовала «му Кэтрин. - Спешкой мы только навредим Марку. Он приказал Вай быть наготове, а значит, имел план.

Тут дверь капитанской каюты открылась, и в салон влетел Марк собственной персоной. Вся четверка изумленно вытаращила глаза.

- Если честно, никакого плана у меня не было.

- Как вам удалось вернуться? - спросил Роман. Марк покосился на Кэтрин и криво усмехнулся.

- Мне помогла уверенность в своей правоте. «Тарелка» - это все-таки аварийный маяк.

- Ну и что? - непонимающе пролепетала Кэтрин. Марк подплыл к своей ускорительной койке и надел

ремни.

- А то, что червоточина не ведет на родину инопланетян.

- Вы догадались, как ею пользоваться! - воскликнул Карл. - Вы проникли в нее и вышли уже в «Леди Макбет»…

- Нет. Выхода из червоточины не существует. Инопланетяне действительно создали ее, чтобы спастись. Это их путь к спасению - здесь вы правы. Но не в пространстве, а во времени.

Интуиция привела Марка в зал с воротами. Как-никак, инопланетяне искали спасения именно здесь. Марк полагал даже, хотя не особенно стремился развивать эту мысль, что оказаться на родине инопланетян было бы для него предпочтительнее, чем быть пойманным Йоргом.

Он медленно обошел ворота. Бледно-сиреневое сияние, разлившееся в воздухе, не позволяло толком рассмотреть отверстие. Только это сияние и неясный гул свидетельствовали об огромном потреблении энергии объектом. Его тысячелетняя неизменность была насмешкой, бросала вызов здравому смыслу.

Вопреки всякой логике Марк остался при убеждении, что Кэтрин ошибалась. Зачем строить гигантский маяк, когда есть ЭТО? И другой вопрос: зачем поддерживать ЭТО в рабочем состоянии?

Видимо, хозяева придавали кораблю большое значение. Они построили червоточину в самом его центре и позаботились, чтобы ей ничто не угрожало. Им требовалась надежность на многие тысячелетия. Но зачем спасательной установке одноразового пользования действовать 13 тысяч лет? Причина должна была существовать. Единственная причина, отвечающая элементарным требованиям логики, состояла в том, что они рассчитывали когда-нибудь вернуться…

Силиконовый костюм не позволил Марку улыбнуться, но ничто не могло помешать его конечностям похолодеть. Догадка была проста и невероятна.


- Мы с вами решили, что инопланетяне должны были перейти в «нулевое время» и дожидаться спасателей, - объяснял Марк в рубке «Леди Макбет». - Люди поступили бы именно так. Однако уровень развития позволяет им решать проблемы принципиально иначе.

- Червоточина ведет в будущее! - проговорил Роман в восхищении.

. - Вообще-то она никуда не ведет, потому что ее внутренняя протяженность исчисляется в единицах времени, а не пространства. Пока существуют ворота, остается возможность путешествия. Инопланетяне построили свою «тарелку»., тут же вошли в червоточину и вышли из нее, когда к ним прибыл спасательный корабль. Вот почему они постарались, чтобы ворота продержались так долго: ведь они должны были перенести их через огромный временной промежуток.

- Каким же образом червоточина помогла вам попасть сюда? - спросила Кэтрин. - Ведь вы оказались в инопланетном корабле сейчас, а не когда-то в прошлом.

- Червоточина существует до тех пор, пока существуют ворота. Это труба, открытая в любую секунду целого периода существования. Вы можете путешествовать по ней в любую сторону.


Марк приблизился к одной из черных изогнутых опор. Непосредственно под «пончиком» искусственная гравитация не действовала, чтобы инопланетяне могли в него забраться.

Он начал штурмовать опору. Сначала это было очень трудно: обхватив опору, он подтягивался на руках, что при такой сильной гравитации было крайне тяжело. Наконец он прополз по всей изогнутой опоре и оказался над червоточиной. Марк балансировал на узкой перекладине, сознавая, что падение может стоить ему жизни.

Отсюда «пончик» имел тот же вид: кольцо вокруг серой мембраны. Марк перенес одну ногу через край экзотической материи и прыгнул.

Мембрана не оказалась препятствием, Внутри червоточины гравитация отсутствовала, но двигаться было очень трудно. Казалось, конечности обволокло какой-то жидкостью, хотя сенсоры регистрировали абсолютный вакуум.

Стенки червоточины казались неплотными, их вообще было нелегко разглядеть в слабом свете, просачивающемся сквозь мембрану. Потом на равном расстоянии от внутренней поверхности появилось пять узких желтых полосок света. Они протянулись от края мембраны к точке в невообразимой дали.

Марка притянуло к стенке, его ладонь прилипла к ней. Он отодрал ладонь, вернулся к мембране, просунул сквозь нее руку, а затем с опаской и голову.

В зале не было заметно каких-либо перемен. Марк включил блок связи в поисках сигнала и нащупал волну реле, установленного на лестнице. Провала во времени не произошло.

Он вернулся в червоточину. Он не мог себе представить, что инопланетянам приходилось проползать ее насквозь: ведь противоположный конец отстоял от мембраны на 13 тысяч лет! Марк нашел в нейронной библиотеке инопланетный код активации и запустил его. Полосы света из желтых стали синими.

Он поспешно отключил код, и полосы снова пожелтели. Марк выбрался из червоточины. На сей раз блок связи не принимал никаких сигналов.


- Это было десять часов назад, - объяснил Марк своей команде. - Я вылез из люка и прошел по рукаву в корабль. По пути я миновал тебя, Карл.

- Вот черт! - прошептал Роман. - Машина времени…

- Сколько вы были в червоточине? - спросила Кэтрин.

- Какую-то пару секунд.

- Десять часов за две секунды. - Она помолчала, производя вычисления. - Год за полчаса. Черепаший шаг! Как же они умудрились перенестись в будущее на две тысячи лет?

- Возможно, время идет быстрее по мере погружения, - предположил Шуц. - Еще вероятнее, что для изменения скорости требуются специальные коды доступа.

- Может быть, - согласился Марк, после чего подключился к бортовому компьютеру и отсоединил крепления, удерживавшие «Леди Макбет» на инопланетном корабле. - Прошу определить готовность к старту.

- А как же Йорг и остальные? - спросил Карл.

- Мы допустим их на борт только на своих условиях, ответил Марк. - Они должны явиться к нам безоружными и сразу перейти в «нулевое время». Дома, на Транкилити, мы передадим их Службе безопасности.

В его мозгу возник багровый вектор курса. Он включил маневровые двигатели. «Леди Макбет» поднялась над оболочкой инопланетного корабля.


Йорг увидел «фонтанчики». Это был отстрел креплений. Он прощупал окулярами всю окружность и обнаружил фалы - узенькие серые змейки на фоне оранжевых частиц кольца. Потом по окружности корабля заработали маневровые двигатели, выбрасывая янтарные языки раскаленного газа.

- Что вы затеяли, Кэтрин? - встревоженно спросил Йорг.

- Она выполняет мои приказания, - ответил за нее Марк. - Идет подготовка корабля к пространственному прыжку.

Йорг наблюдал, как поднимается корабль. Несмотря на свои колоссальные размеры, он двигался необыкновенно грациозно. Йоргу показалось, что в его дыхательную трубку перестал поступать кислород, все мышцы словно парализовало.

- Калверт… Но как?!

- Как-нибудь потом расскажу. А сейчас ты должен согласиться на ряд условий. Только в этом случае я впущу тебя и твоих друзей на борт.

Йорга охватила лютая злоба, он машинально потянулся за оружием. Калверт обвел его вокруг пальца!

- Немедленно назад!

- Ты не в том положении, чтобы диктовать условия.

«Леди Макбет» поднялась уже на 200 метров. Йорг прицелился. В его мозгу появилась зеленая прицельная таблица. Мишенью был один из водородных двигателей. Он отдал по нейронной связи приказ лазеру открыть огонь.


- Падение давления в третьем водородном двигателе! - крикнул Роман.

- Пробита обшивка нижнего отражательного кольца. Он попал в нас, Марк! Господи, он открыл огонь из лазера!

- Откуда у него подобное оружие? - прошептал Карл.

- Не важно. Главное, у него не хватит энергии на много выстрелов, - сказал Шуц.

- Позвольте мне дать по нему залп! - взмолился Роман. - От него мокрого места не останется!

- Марк! - крикнула Кэтрин. - Теперь он угодил в узел пространственного прыжка. Останови его!

Марк увидел мысленным взором комплексную схему всех систем корабля, потом схему каждой системы в отдельности. Он знал все их параметры наизусть. Боевые системы уже приводились в действие, мазерные пушки напитывались энергией. Через семь секунд прицеливание, потом - залп.

Но семь секунд - недопустимо долго. Существовал один-единственный агрегат, способный на более стремительный отклик.

- Держитесь! - крикнул Марк.

Через две секунды после включения ожили водородные двигатели, предназначенные для боевого маневрирования. Два пера раскаленной плазмы прожгли сначала оболочку инопланетного обломка, потом стали прожигать одну его палубу за другой. Шлюз, в котором засел Йорг, находился далеко от мест, в которые били огненные струи, но его судьба все равно была незавидной: на таком малом расстоянии силиконовый скафандр не мог уцелеть.

От чудовищного нагрева все, что могло взорваться на инопланетном корабле, разом взорвалось. Астероид озарило ослепительным светом и сотрясло могучей взрывной волной. Огромные куски породы разлетелись в разные стороны. Башня-антенна сломалась у основания и канула во тьму.

Потом процесс уничтожения как будто пошел вспять. Световой шар съежился и потух, словно задутый нечеловеческим дыханием.

На протяжении финального этапа катастрофы инопланетного корабля экипаж «Леди Макбет» терпел ускорение в 5 g. В мозгу Марка появились сигналы навигационной системы.

- Возвращаемся, - передал он по нейронной связи. При этом ускорении было невероятно трудно произносить слова. - Господи, даже при такой тяге нас тащит обратно-Огненный шар за Бортом становился сиреневым, астероид пошел чудовищными черными трещинами и окончательно раскололся на куски.

Капитан приказал бортовому компьютеру включить системы пространственного прыжка.

- Не подведи, старушка! - С этой мыслью Марк отдал команду совершить прыжок.

Горизонт событий поглотил фюзеляж «Леди Макбет».

Позади, в сердце новорожденной микрозвезды, разрушалась под действием гравитационного поля червоточина. Вскоре на том месте не осталось ничего, кроме распадающегося на глазах комочка углей.


На расстоянии трех прыжков от Транкилити Кэтрин заглянула в каюту Марка. «Леди Макбет» неслась к координатной точке следующего прыжка. Марк сидел в черном пенокерамическом кресле. Впервые Кэтрин заметила, что капитан уже не молод.

- Я пришла, чтобы попросить прощения, - сказала она. - Напрасно я в тебе усомнилась.

Он слабо махнул рукой.

- «Леди Макбет» создана для сражений. Она может вынести нас из самых мощных гравитационных полей. С другой стороны, у меня не было выбора. Не беда: мы лишились всего трех двигателей, считая тот, в который попал бедняга Йорг.

- Корабль непревзойденный, а ты отличный капитан. Я остаюсь с тобой, Марк.

- Спасибо. Только я не уверен, как все сложится дальше. Замена трех двигателей - дорогое удовольствие. Я снова сильно задолжаю банкам.

Она показала на ряд прозрачных пузырей с древними электронными платами. .

- Ты можешь и дальше торговать навигационными компьютерами из отделяемых аппаратов серии «Аполлон».

- По-моему, это барахло уже мало кому нужно. Ничего, я знаком с одним капитаном на Транкилити, который купит у меня еще несколько штук. Так я по крайней мере смогу расплатиться с вами за полет.

- Брось, Марк, вся индустрия астронавтики по уши в долгах. Никогда не понимала экономических основ космоплавания!

Он закрыл глаза и утомленно улыбнулся.

- Еще немного, и мы бы стали спасителями всей человеческой экономики.

- Да, не хватило совсем чуть-чуть.

- С помощью червоточины я бы изменил прошлое. Технология инопланетян изменила бы будущее. Мы могли бы переписать историю.

- По-моему, это не такая уж блестящая идея. Но как вышло, что ты не предупредил нас о Йорге, когда вылез из червоточины?

- Наверное, от испуга. Я слишком плохо разбираюсь в теории временных перемещений, чтобы проверять рискованные парадоксы. Более того, я не уверен даже, что остался тем самым Марком Калвертом, который причалил на «Леди Макбет» к обломку инопланетного корабля. Представь, что

путешествие во времени невозможно, зато существуют параллельные реальности. В таком случае я не сбежал в прошлое, а просто сместился чуть в сторону.

- По-моему, вид и голос у тебя совершенно такие же, какие были раньше.

- Могу сказать то же самое о тебе. И все же: вдруг мой экипаж по-прежнему томится в обломке, дожидаясь результатов моих переговоров с Йоргом?

- Прекрати, - сказала она тихо. - Ты Марк Калверт, и находишься ты там, где должен находиться - на своем корабле «Леди Макбет».

- Конечно.

- Инопланетяне не создали бы червоточину, если б не были уверены, что попадут с ее помощью на свою планету, а не куда-нибудь еще. Они - народ толковый.

- Да, они действовали безошибочно.

- Интересно все-таки, откуда они прилетели?

- Теперь мы никогда этого не узнаем. - Марк поднял голову и попытался разогнать свою меланхолию иронической улыбкой. - Надеюсь, что они благополучно вернулись домой.


Peter F. Hamilton. «Escape Route». © Interzone, 1997. © Перевод. Кабалкин А.Ю., 2002.


[1] Горизонт событий - расстояние от физического тела до черной дыры, преодолев которое, материальные объекты, вплоть до атомов, распадаются, разорванные притяжением. - Примеч. ред


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

08.12.2008


home | my bookshelf | | Сквозь горизонт событий |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу