Book: Навстречу Славе



Навстречу Славе

Р. Гарсиа-и-Робертсон


Навстречу Славе

Кафе «Печаль»


Дефо сидел в кафе «Печаль» за одним из столиков, вынесенных на улицу, и, потягивая сливянку с джином, наблюдал за тем, как энергичная парочка людей-мух, чья нагота была прикрыта лишь прозрачными крылышками, со счастливыми улыбками пытается спариться прямо в воздухе. Судя по всему, эти двое уже неоднократно откалывали подобные номера - оба не имели ни грамма лишнего жира и ни капли стыда.

Бистро, насчитывающее уже четыреста лет, расположилось в парке под открытым небом на Рю-Спортиф неподалеку от основной оси вращения Веретена, где силы притяжения были маленькими и веселый ритм жизни ни на минуту не замедлялся. Над головой изгибались своды и висячие сады. Чуть ниже влюбленной парочки, на полпути вверх по изгибу Веретена, обнаженные купальщики плескались в бассейне, поднимая как бы нехотя движущиеся в условиях пониженной гравитации брызги. Недурное местечко для полного безделья. Дефо заказал третий (а может быть, шестой) коктейль из сливянки у блуждающего бара - раздаточного устройства в виде бочки, ленивой походкой пьяницы передвигающегося между столиками и с радостью раздающего напитки. Никогда не спрашивает, есть ли у клиента деньги, и не ждет чаевых. Людей в сфере обслуживания на Веретене встретить труднее, чем зубы саблезубого тигра.

Потягивая сливянку с джином, Дефо рассеянно слушал настойчивые сигналы, доносящиеся из прикрепленного к уху коммутатора. Первые вызовы предназначались не ему, но следовали они непрерывно один задругам. Печальный знак. Дефо настроил свою навиматрицу на расшифровку двоичных сигналов, надеясь, что его отдых будет не слишком нарушен. Пилотажная навигационная матрица, вживленная в затылок, была совершенно невосприимчива к алкоголю. Дефо мог принять на грудь дюжину коктейлей и после этого без труда управлять своим коптером с изменяемым углом несущего винта в снежный буран или состыковаться с межзвездным кораблем - если возникнет такая необходимость. Но только такая необходимость не возникала. Только не здесь. И не сейчас.

Первой поступила сводка чрезвычайных происшествий - непосредственно из Грязи.

Затем предупреждение о повышенной готовности.

Сразу за ним последовал официальный запрос АИР.

Последний вызов был адресован ему. Дефо развязно ответил.

На связи была Салома, начальник его отделения. Родители Саломы были ультраортодоксальными сатанистами (считавшими провозвестником своей веры Иоанна Крестителя), и Салома, воспитанная в строгих религиозных принципах, была сдержанной и деловой и не позволяла себе никаких кап-

ризных порывов. За исключением волос, непокорными иссиня-черными локонами и безумными завитками спускающихся ниже бедер, почти до самого пола. Сейчас ее голос звучал нежно и ласково - верный признак того, что штаб-квартира приведена в состояние готовности номер два: Салома никогда не заигрывала с подчиненными, если ей от них ничего не было нужно.

- Отряд АИР застрял у тач-дахов. Они просят нас направить туда кого-нибудь.

- И кто же этот счастливчик? - фыркнул Дефо.

- АИР попросило «человека, имеющего опыт работы на поверхности». Знакомого с тач-дахами. А ты действовал там довольно успешно.

- Успешно? Едва ли. Гораздо точнее будет сказать, мне невероятно везло.

Дефо не хотелось бы и впредь полагаться на везение такого рода.

Но Салома не сдавалась.

- Но ведь ты вернулся целым и невредимым - а это всегда большой плюс - и избавил нас от огромных неприятностей.

«И избавил от огромных неприятностей тач-дахов, - мысленно добавил Дефо, - хотя эти ублюдки, похоже, этого даже не заметили».

- К тому же ты совсем недавно вернулся с поверхности; так что тебе будет не слишком трудно.

- Точно. И впереди еще четыре месяца наверху.

А наверху - здесь, на Веретене - настолько прекрасно, что даже думать о работе не хочется. Дефо только что провел на Славе без перерыва восемнадцать недель. К его возвращению двоюродная бабушка Тилли на Альфа-Ц успеет разобраться со всеми делами.

- Когда в прошлый раз АИР потеряло отряд, все разрешилось само собой - тач-дахи прислали отрезанные головы в кожаном мешке.

- Ты поразительно тактичен. Но все время на это рассчитывать нельзя. Поработай-ка там пару недель, - предложила Салома. - Разберись со всем, и мы выделим тебе пять месяцев.

Вдвое больше обычного. Редкий случай. Судя по всему, АИР в панике.

- Давай остановимся на шести месяцах, - возразил Дефо. В раю каждый день замечателен - и ни один не будет лишним. Он требует четыре дня отдыха наверху за каждый день в Грязи - замечательная сделка, если его действительно считают таким уж необходимым.

- Сперва найди отряд, - строго заметила Салома. - Получишь четыре недели за то, что отправишься на Славу. Еще четыре, если работа будет выполнена.

Дополнительные дни Дефо получит только в том случае, если доставит пропавших назад.

Торговаться с сатанистом - все равно что вступать в сделку с сатаной. Столетия преследований превратили дьявольски осторожных членов секты в сверхпрагматиков, научившихся из всего извлекать сверхвыгоду. Но все же Дефо приятно было сознавать, что в старые недобрые времена порядочные люди привязали бы его начальницу к столбу и зажарили живьем.

- Мне будет нужна полная свобода действий, - сказал Дефо. - Чтобы АИР и не думало совать нос.

- Миссия поручена тебе, ты и в ответе. Но АИР будет рядом - ведь это их отряд пропал. Если не хочешь встречаться с ними - вырвись вперед и не останавливайся.

- Ясное дело. - Дефо, поднявшись с места, уже направлялся к выходу. - Встретимся в аду, Салома.

- Только если ты переменишь веру.

Дефо почти увидел ее хитрую усмешку. Еще один верный признак, что дело и впрямь очень серьезное. Обыкновенно Салома не допускает никаких шуток по поводу религии.

От выпитого джина и низкой гравитации тротуар плыл у него перед глазами. Крыши домов и обсаженные деревьями аллеи, изгибаясь вверх, таяли в потоках света, струящегося вдоль вращающегося жилища, отражаясь в зеркалах, вставленных в кружащийся колодец звезд. Веретено поражало даже трезвого.

Мимо Дефо по тротуару промелькнули дети. Он шел вдоль минеральных источников и саун, где можно попариться в условиях пониженного тяготения. Отовсюду манили счастливые голограммы. Все, хватит. Только не сейчас. Извините, ребята. Пора трезветь и браться за работу.

Искушения хватало с избытком. И все было бесплатным, от игровых заведений до шумных пирушек. Бесплатным как воздух - для всех, ступивших на Веретено. Словно древнегреческий город-государство, Веретено само устанавливало свои законы - в прошлом остались рабство и детоубийство; их место заняли компьютеры и лотереи рождаемости. Никаких денег. Никаких кредитов. Ни воровства, ни взяток, ни налогов. И подобно древним городам, в Веретене существовали только два действительно серьезных наказания: смерть и высылка. И сейчас судьба могла преподнести Дефо и то и другое - а взамен лишь право вернуться. Едва ли это можно назвать справедливым, но честной работы в системе не хватает.

В Порту - похожем на пещеру шлюзе, куда прилетали и откуда вылетали корабли, - Дефо получил запас провизии, нагревательные капсулы, термозащитную парку, спальный мешок, охотничий нож, складную кирку, альпинистские канаты, флягу и аптечку. Приказав аптечке срочно протрезвить его, он приобрел билет до поверхности.

Не успел Дефо полностью прийти в себя, как поступил новый вызов. В наушнике послышалось томное ворчание помощника Саломы, смазливого педераста с ярко накрашенными губами и накладной грудью.

- Эй, мальчик, а правда тач-дахи каннибалы?

- И не надейся. - Дефо сомневался, что мальчишка хоть раз спускался на поверхность. - Они едят только людей.

Учитывая условия жизни на Славе, по мнению Дефо, каннибализм там должен был быть по крайней мере легализован. Возможно, даже объявлен обязательным. Если бы люди, подобно гиенам, стали поедать все, что они убили, Грязь сделалась бы более безопасным местом. Любимчик Саломы издал ехидный смешок.

- С тобой хочет поговорить Старая Секира.

- Кто?

Дверь шлюза скользнула в сторону, радушно приглашая Дефо на борт челнока.

- Элленора Секир, главная дракониха АИР.

- Передай, я отправился навстречу Славе. Дефо шагнул в дверь.

Оснащенный кислородно-водородными двигателями челнок не имел на борту искусственной гравитации; кабина была лишена минимальных удобств. Единственное развлечение во время полета обеспечивали два крохотных иллюминатора. Дефо казалось, будто время повернуло вспять. Веретено гигантскими прыжками удалялось назад; единственная искорка цивилизации в этой отсталой убогой системе стремительно уменьшалась вдали.

Дефо подключил свою нави матрицу к слабоумной пилотажной системе челнока. Нервные окончания переплелись с радиоэлектронным оборудованием - датчики, астронавигационные приборы и устройства стабилизации стали продолжением зрения, слуха и кинестетики. Удовольствие ниже среднего. Довольно пресно по сравнению с управлением кораблем по-настоящему. Прежний хозяин Дефо, пользовавшийся немыслимыми привилегиями идиот, разбил вдребезги «Небесного жаворонка», и Дефо надолго застрял в системе Дельты Эридана. Эта система была тупиком; здесь не производилось ничего, что имело бы спрос за ее пределами. Все сообщение осуществлялось только в одну сторону - сюда. Субсидируемые АИР поставки прибывали в космических грузовых контейнерах - роботранспортах, в месте назначения растаскивавшихся на составные части.

Лишь дар выходить невредимым из передряг (да умение ладить с тальцами) позволил Дефо добиться частичных привилегий на Веретене.

В верхних слоях стратосферы челнок сменил курс. Пере^ грузки наконец-то закончились и сменились мягким настойчивым давлением гравитации. В ближайший иллюминатор Дефо увидел изогнувшийся в приветствии зеленовато-коричневый край планеты, окаймленный тонким венцом атмосферы. Над голубыми пятнами - озерами и внутренними морями - зависли клочки белых облаков. Дефо, поскитавшийся по всей системе Ближнего Эридана, повидал вдоволь различных миров - хороших, плохих, просто незаселенных. Когда люди впервые появились на Славе, планета представляла собой лишенную атмосферы пустыню, испещренную кратерами. Непрестанные работы по окультуриванию планеты сделали ее почти пригодной для обитания. Не хуже Новой Гармонии, Элизиума

[1], Блаженства или любого из полдюжины образцовых миров. Такие работы обычно венчает или ослепительный успех, или жуткая экокатастрофа. Как профессиональный пилот, Дефо был вынужден придерживаться программы окультуривания: нужно же космическим кораблям куда-то летать.

Челнок с шумом начал заходить на горизонтальную посадку. Миллионы километров степей, саванн и вулканических пустынь позволяли устраивать взлетно-посадочные полосы любой длины. Служащий аэродрома, открыв люк челнока, радостно бросил:

- Добро пожаловать в Грязь, страну очарований - где осадки могут вас убить, Дикие звери - сожрать, а тальцы сломают вам хребет только для того, чтобы послушать, как он будет трещать. Будьте осторожны - сила тяжести здесь равна двум третям g.

Дефо кивнул. Он уже привык к тому, что поправлялся на тридцать кило каждый раз, когда высаживался на Славу. На аэродроме кипела судорожная деятельность. С орбиты непрерывно сбрасывались грузовые тюки, тормозившиеся у самой земли огромными серебристыми парашютами и поднимавшими при падении облака желтой пыли. Постоянно взлетали и приземлялись полужесткие. Сидевшие рядами супершимпы, готовые помогать разгрузке, были как никогда похожи на грустных обезьян. На Веретене время приближалось к вечернему коктейлю; здесь же еще было раннее утро. На запад и на север от взлетно-посадочной полосы простирались гряды тусклых холмов. За электрифицированным заграждением одинокий самец-моропус рылся в земле, выкапывая клубни. Мимо протрусили гиены, стараясь держаться подальше от моропуса, - а к самому горизонту уходила степь под названием Верблюжья спина.

Внизу у трапа Дефо ждала женщина в форме. Высокая, атлетического сложения, с остриженными до жесткого ежика серо-стальными волосами, Элленора Секир без труда могла бы выглядеть вдвое моложе - но она и не думала красить волосы и обращаться к биоскульптору. Принимая жизнь такой, как есть, Элленора Секир ждала, что и остальная вселенная будет поступать так же. Дефо уже приходилось иметь с ней дело, и он находил ее гордой, словно тетушка Люцифера - недвусмысленное напоминание о том, что аббревиатура АИР обозначает Агентство Имперского Развития.

От приветствия Элленоры Секир повеяло холодом жидкого водорода.

- Добро пожаловать на Славу. Вы пропустили совещание.

Дефо пожал плечами. Расширенные совещания АИР изобиловали грубейшими просчетами и идиотскими предположениями - к тому же, если проблему можно было бы разрешить с орбиты, агентство не стало бы просить его спуститься на поверхность. Но все же он прилежно выслушал все обстоятельства дела, какими их видела Элленора.

- Полужесткий с экипажем опаздывает уже больше чем на сорок часов. Орбитальный разведчик заметил место падения на противоположном берегу Лазури, на земле тач-дахов.

- Сколько членов экипажа?

- Трое.

- Все люди?

Вполне нормальный вопрос, но Элленора Секир почему-то отнеслась к нему плохо, ограничившись кивком. Дефо никогда не мог определить, что у нее на уме. В этом она очень напоминала тальца - угрюмая и требовательная. Пусть Салома поклоняется сатане - по крайней мере всегда ясно, что от нее ждать.

Разговор прервали крики и шум. Супершимпы бросились заправлять топливом челнок на обратную дорогу к Веретену. Кипящий жидкий кислород, заполнив баки, хлынул через предохранительные клапаны. Раздраженно махнув рукой, Элленора повела Дефо прочь от трапа. Ему пришлось поспешить, приноравливаясь к ее скорому уверенному шагу.

Два громадных ангара для дирижаблей господствовали над россыпью маленьких строений на краю летного поля. За электрифицированным заграждением раскинулся Лачугоград, одно из позорных поселений, состоящих из трущоб и загонов для скота, возникших вокруг аэродрома, через который осуществлялась связь с внешним миром. Дым от примитивных кухонь лениво поднимался к небу; в кучах мусора рылись в поисках чего-нибудь съедобного голые грязные дети-тальцы. Пластмассовые жилые соты, узенькие улочки и открытые сточные канавы придавали Лачугограду вид и зловоние лагеря рабов - недоставало только энергетической ограды и охраны.

Вой бурлящего кислорода прекратился, и Элленора продолжала:

- На станцию на берегу Лазури пришел один талец, который принес записывающее устройство корабля, - он намеревался выменять на него спиртное. После крушения на оставшихся в живых членов экипажа напали тач-дахи.

Ну вот, решил Дефо, долго вилась дорожка, но теперь бездонная пропасть преисподней разверзлась.

Главный ангар был забит возбужденными вооруженными людьми. Дефо встретил начальник порта, местная знаменитость, исполнявший также обязанности мэра Лачугограда, заключающиеся в том, чтобы хоть как-то бороться с антисанитарией и раздавать пиво и гашиш в день выборов. Бар был уже давно открыт. Перепившиеся добровольные стражи порядка размахивали шоковыми пистолетами, гранатами со слезоточивым газом и спортивными лазерами - словно не в силах решить, что их ожидает: поиски бежавших из тюрьмы преступников или охота на крупную дичь. Восстание тач-дахов сочетало в себе худшие стороны и того и другого.

В ангаре длиной в четверть километра размещался огромный жесткий дирижабль «Радость жизни», принадлежавший фермеру по имени Гелио, чье ранчо находилось на берегу Лазури. Элленора Секир стала пробираться сквозь взбудораженную толпу к гондоле, таща за собой Дефо. Сходни охраняла пара вооруженных тальцев, более свирепых, чем обыкновенные неандертальцы, ростом почти с Дефо и вдвое шире его в плечах. На них были форменные портупеи, на которых висели гранатометы и патронташи газовых гранат. Два свирепых волка рвались с электронных поводков.

Подогретая спиртным толпа, громко похвалявшаяся уничтожить весь род тач-дахов, держалась от часовых-тальцев на почтительном расстоянии. Гораздо легче рассуждать об истреблении десяти тысяч неандертальцев, находящихся где-то далеко в степях, чем иметь дело с двумя из них, с суровым видом сжимающими в руках современное оружие.

А о том, что думали Тальцы, оставалось только гадать. Массивные брови скрывали глубоко посаженные глаза.

Наверху сходней показался авиамеханик - смуглый гомо сапиенс с отвислыми усами, плавно переходящими в аккуратные бакенбарды. Небрежно козырнув, он провел гостей в пассажирский салон гондолы. Привыкший балансировать на узких трапах в ветер и непогоду, механик передвигался с легким изяществом бывалого пилота аппаратов легче воздуха. Обтянутые крепом ботинки не высекали искр при ходьбе. На спине кожаной летной куртки красовалась надпись большими буквами: «ПОЧИНИМ ВСЕХ». На устах механика витала ехидная усмешка ветерана авиации - легкая ироничная ухмылка, говорившая о том, что он наслаждается безумством обитания на борту летающей бомбы.



Такая же улыбка была и у Гелио. Он сидел у открытого иллюминатора, и глаза его были скрыты синими очками.

Широкоплечий, словно талец, фермер, по слухам, не знал промаха. Даже сидящий за столиком с холодным каплуном и икрой из Лазури, он был страшнее дюжины человек из тех, кто шумел за иллюминатором.

Дефо, пододвинув себе плетеное кресло ручной работы, уставился на золотой орнамент своей тарелки.

Элленора Секир попыталась было отказаться от завтрака, но Гелио настоял на своем.

- Зачем создавать себе дополнительные неудобства - что нам это даст?

И действительно, ничего не даст. Дефо не стал возражать, когда хозяин наполнил его бокал шампанским, завезенным на планету. Пребывание под шестью тоннами легковоспламенимого водорода не помешало Гелио обставить салон по первому классу. Стены были обиты дорогим шелком, потолок поддерживали изящные колонны из лакированного дерева.

- Перво-наперво, - обратился к гостям Гелио, - необходимо увидеть записывающее устройство и поговорить с тальцем, который его принес. Мы получили сообщение с Лазурной станции. Но что оно собой представляет? Цифровой мусор.

Он улыбнулся, прикоснувшись губами к кончикам пальцев. С электронными документами так легко мухлевать, что ни один честный суд не принимает их в качестве доказательств.

- Сначала нам надо туда попасть, - заметила Элленора Секир, глядя из открытого иллюминатора на объятую паникой толпу.

Дефо придерживался того же мнения. От тоже хотел увидеть записывающее устройство - и тальца, нашедшего его. Но первым делом необходимо выбраться из этого идиотизма, покинуть зараженную паникой атмосферу. Как только они тронутся в путь, станет легче. Судя по всему, Гелио понимает тальцев и особенности страны тач-дахов лучше других. К тому же, если и существует какой-то ответ, объясняющий исчезновение отряда АИР, он должен быть «там», где-то в неведомой бесконечности, начинающейся за пределами поселений даже на тех планетах, которые сотворены человеком. Дефо относился к этому довольно спокойно. Черт возьми, в настоящее время он даже зарабатывал этим на жизнь!

Гелио, не поднимаясь из-за стола, стал отдавать распоряжения, выкрикивая их в открытый иллюминатор и во внутренний коммутатор дирижабля. На борт поднялись молодой помощник начальника порта и двое трезвых мужчин из толпы. Остальные будут представлять угрозу не столько тач-да-хам, сколько самим себе. Группа супершимпов потянула за канаты, и дирижабль пришел в движение.

Как только они покинули ангар, Дефо подключил к бортовым системам свою навиматрицу. Все показания в норме. Давление газа. Скорость ветра. Положение рулей высоты. Дифферент киля. Когда Гелио отдал приказ: «Подъем!» -шампанское в бокале Дефо даже не дрогнуло. Признак того, что экипаж знает свое дело.

Дирижабль оторвался от земли, и ветер понес его в сторону от Лачугограда и летного поля. После непродолжительной паузы завращались огромные винты, врезаясь в разреженный воздух. Набирая скорость, дирижабль тронулся вперед, приводимый в движение реактором холодного синтеза, вращающим четыре спаренных соосных винта. Внизу в нескольких сотнях метров мирно проплывала Верблюжья спина. По степи неслась газель, вспугнутая тенью громадного корабля.

Дефо решил, что ему следует сначала самому просмотреть запись, полученную с Лазурной станции, составить о ней собственное суждение и лишь потом выслушать мнение остальных.

- Моя каюта в вашем распоряжении, - небрежно махнул рукой Гелио. - Мне нужно следить за полетом.

Вместе с Дефо в каюту капитана направилась Элленора Секир, решившая еще раз просмотреть запись. Личные апартаменты Гелио были пышным напоминанием о том, какой, хорошей должна была бы быть жизнь на Славе - резные изделия из слоновой кости ручной работы, тончайшее шитье - та роскошь, на создание которой у людей на Веретене, слишком поглощенных наслаждением жизнью, не оставалось времени. И здесь человек мог получить в свои руки практически неограниченную власть. По первому зову к нему являлись слуги, люди и полулюди. Ему давалось господство над шимпами, тальцами и шлюхами из Лачугограда, готовыми сделать почти все и практически даром. Бескрайние саванны кишели экзотическими зверями, только и ждущими, чтобы за ними поохотились - пол кабины устилала шкура гигантского моропуса с головой и когтями. Дефо знавал обитателей Грязи, которых не могли соблазнить лишенные остроты развлечения Веретена - они хохотали, когда он садился в челнок, чтобы вернуться назад.

Проектор превратил одну из переборок в трехмерный экран, а украшения и ковры в стереофоническую акустическую систему. Как только появилось изображение, Дефо сразу же понял, что сделано оно не бортовым аппаратом, а любительской камерой, которую взял с собой один из членов отряда. Сначала был пролог: старт полужесткого дирижабля, фауна степи в природных условиях, двое членов экипажа - мужчины. Внезапно картинка сменилась: от напряжения захватило дух. Камера была установлена на небольшом возвышении и смотрела вниз по склону. В густой траве виднелась невысокая груда закопченных камней. Вдруг Дефо вздрогнул: прямо на камеру с ревом летели реактивные гранаты и снаряды из безоткатного орудия. Зрелище было настолько реалистическое, что Дефо едва не свалился с плетеного кресла, ожидая, что на него вот-вот посыплются осколки разорвавшейся шрапнели и разбитых украшений. В высокой траве показалась неровная цепочка воющих тальцев, размахивающих стальными топорами и страшными шипастыми палицами. Это были тач-дахи - никакого сомнения; Дефо узнал яркую боевую раскраску и крики, от которых стыла кровь в жилах.

Нападавших возглавлял сам Виллунгха верхом на громадном моропусе - страшном животном с лошадиной головой на длинной шее, туловищем размером со взрослого носорога и ногами как ствол дерева. Словно бывалый морской волк на палубе в шторм, вождь неандертальцев выкрикивал приказания, размахивая длинным тонким копьем. Гранатомет в другой руке, сжимавшей поводья, казался маленьким игрушечным пистолетом.

Животное, несшее на себе Виллунгху, попятилось, взмахнув передними конечностями с огромными когтями, и камера закувыркалась, в сумасшедшем падении выхватив на мгновение то, что находилось на вершине холма. Посреди обугленных ферм и обгоревшей травы стояла, опустившись на колено, женщина, третий член экипажа. Миниатюрная, темноволосая, в помятой форме, она хладнокровно целилась из пистолета. Карие глаза, пристально вглядывающиеся в прорезь прицела, казалось, смотрели прямо на Дефо. Женщина посылала выстрел за выстрелом в штормовой вал смерти, накатывающийся на нее.

Камера, дернувшись, застыла объективом вверх, показывая безоблачное голубое небо, окаймленное колышущейся травой. На экране возник особенно отвратительный тач-дах, потрясающий ужасной кривой палицей. Изображение исчезло.

Дефо обернулся к леди Элленоре:

- Жуткое зрелище.

Закрыв глаза, она вцепилась в подлокотники так, что побелели суставы пальцев, и резко выдохнула. Дефо считал Элленору Секир невосприимчивой к такого рода сценам - тем более она просматривала запись повторно; и вдруг - такое откровенное проявление чувств. Эта женщина полна неожиданностей.

Гелио ждал их в пассажирском салоне. Если он и следил за полетом, то не вставая из-за стола. Тарелки исчезли, но в его бокале еще оставалось шампанское. Вместо гладкой Верблюжьей спины под кораблем расстилалось пересеченное холмистое нагорье. Навиматрица Дефо узнала эту местность: за плоскогорьем начнется Спящая степь, а дальше будет Лазурь.

- Ну как, понравилось представление?

Глаза Гелио были по-прежнему скрыты темными очками, поэтому трудно было определить, что он этим хотел сказать.

Дефо кивнул. Тач-дахи устроили настоящую резню. Неудивительно, что все, начиная от начальника порта, перепились и молятся. На Славе порядка тысячи чистокровных гомо сапиенс. Плюс к тому на Веретене, возможно, найдется еще пара тысяч, которые будут не прочь спуститься сюда. Виллунгха, если захочет, сможет выставить двадцать тысяч умеющих орудовать палицами тач-дахов. А всего по планете бродит десять миллионов тальцев.

Гелио покрутил бокал с шампанским за ножку.

- Слава могла бы стать новым Эдемом для молодых честолюбивых ребят, прибывших сюда из Дома, - но они слишком серьезно подошли к окультуриванию.

Ему можно было не добавлять, что он сам прилетел сюда, отказавшись от беззаботной жизни, чтобы выращивать бизонов и лошадей по архаичной технологии, и, рискуя головой, превращать эту планету не просто в пригодную для обитания, но и почти в гостеприимную.

Гелио, похоже, прекрасно знал, насколько трудно заставить людей хотя бы спуститься сюда с Веретена. Однако это жилище задумывалось как тихоходный межзвездный космический корабль; много лет назад его запустили для того, чтобы доставить семена жизни в систему Дельты Эри-дана. Оно должно было предоставить людям кров, пока идет преобразование Славы. Но к тому времени, как на Славе возникла биосфера и появилась относительно пригодная для дыхания атмосфера, прибывшие в систему люди уже успели полностью приспособиться - но только к жизни на Веретене.

- Поэтому АИР пришлось послать за тальцами. Ретровыведенные неандертальцы были высажены сразу на Славу. Им предстояло выполнять тяжелую работу: присматривать за супершимпами, расчищать взлетно-посадочные полосы, прорывать каналы, пасти огромные стада травоядных. И дикари справились со своей задачей великолепно. Черт возьми, они и до сих пор выполняли ее. А тем временем всякие отсталые типы - вроде тач-дахов - размножались как лемминги в бескрайних просторах степей.

Дефо украдкой взглянул на Элленору Секир. АИР само запланировало свое фиаско - начиная от тихоходных кораблей и кончая программой ретровыведения, результатом которой стали не только неандертальцы, но и полностью готовая экология кайнозойской эры.

Она с вызовом ответила на взгляд Дефо, предлагая ему высказать вслух, что длившаяся много тысячелетий программа АИР окончилась провалом.

- Первые колонисты уже в пути - десять тысяч переселенцев направляются с околосветовой скоростью прямо от Эпсилона Эридана. В ближайшее время за ними последует еще сто тысяч человек. А потом миллион.

До Эпсилона-Э меньше двадцати световых лет.

- Превосходно, - злорадно хмыкнув, Гелио осушил бокал шампанского. - Виллунгха съест их на завтрак.

Фермер прав. Даже крейсеру Военного флота, имеющему боеголовки, начиненные антиматерией, будет нелегко справиться с десятью миллионами тальцев, разбросанных по всей планете. (А в настоящее время в системе у флота не найдется и капитанского катера.) Конечно, переселенцы могут вооружиться - но тач-дахи прекрасно знакомы с современным оружием. Запихнуть толпу вооруженных людей, изнеженных городскими условиями, в незнакомый мир, где на каждого из них будет приходиться десять тысяч тальцев, среди которых невозможно отличить «хорошего» от «плохого», - это будет катастрофа первой категории. Лучше просто направить оружие прямо Виллунгхе с пожеланиями самого наилучшего от АИР.

Элленора Секир недовольно сидела у иллюминатора, изучая проносящуюся внизу бесконечную степь.

- Здесь хватит места и людям, и неандертальцам.

С ее точки зрения, АИР делало доброе дело: приносило жизнь в мертвый мир, обустраивало место для поселений, восстанавливало вымершую расу - вероятно, отчасти искупая вину за геноцид, устроенный древними кроманьонцами.

- Скажите об этом Виллунгхе, - расхохотался Гелио. - Возможно, места и хватит - если дикарей приручат или прогонят куда подальше, а колонисты будут держаться вблизи аэродромов. Однако этим же дело не ограничится, ведь так?

Похоже, сам он полагал, что именно так надо решать эту проблему.

- У нас есть план, - возразила Элленора.

Дефо подумал об одинокой женщине из отряда АИР, прислонившейся к обгорелым останкам дирижабля и хладнокровно стреляющей в приближающихся тальцев.

Вдали показалась сине-зеленая клякса Лазури. Лазурная станция находилась на ближнем берегу - небольшой кружок землянок и загонов для скота, расположенный между Голубым каналом и протянувшейся с востока на запад изгородью. Вдоль берега канала Спящая степь цвела. На возделанных участках росли дыни, рис и сахарный тростник.

Дирижабль встретил начальник Лазурной станции. Это была грузная видавшая виды женщина по имени Клео с огненно-рыжими волосами и специальным полицейским пистолетом под мышкой - отличительной чертой новых времен. Со станции уходил караван, направляющийся на запад вдоль изгороди. В качестве вьючных животных использовались ретровыведенные низкогорбые верблюды, Camelops hesternus, выносливые как бактрианы, но более смирные, с более тонкой шерстью и более вкусные.

Записывающая камера, а также талец, который ее принес, содержались у Клео под охраной вооруженных супершимпов. Талец не понимал вселенского языка - по крайней мере делал вид, что не понимает. Он тупо смотрел на узкие лица обступивших его кольцом кроманьонцев.

Гелио попробовал прибегнуть к языку жестов. Из вытянутого с большим трудом из тальца ответа стало ясно, что он не тач-дах. Он из племени ки-ту-хи, обитающих на болотах. Камеру он нашел в солончаке и принес на станцию, ожидая вознаграждения. А вместо этого его оскорбили и арестовали. Вообще-то талец был не слишком удивлен таким отношением, но и не слишком обрадован.

Осмотрев аппарат, Элленора Секир передала его Дефо, мрачно бросив:

- А вы что скажете?

Впервые она спросила его мнение. Дефо подключил к камере свою навиматрицу. Никаких следов, что с ней кто-то повозился. С другой стороны, это просто дурацкая коробка с датчиками; она будет воспроизводить то, что в нее вставлено.

Дефо кивнул, указывая на тальца.

- Он говорит правду. По крайней мере насчет того, что он не тач-дах. Круг и точка у него на щеке - это знак племени ки-ту-хи. Любой тач-дах, находящийся в здравом уме, скорее перережет себе горло тупой ракушкой, чем будет утверждать, что он ки-ту-хи.

- Но что делала камера в солончаках? - Элленора, судя по всему, сомневалась в правдивости аборигена, и, подумал Дефо, у нее были на то основания. - Дайте ему вознаграждение, - наконец решила она. - Счет оплатит АИР. Но не отпускайте его до тех пор, пока мы не вернемся с места падения дирижабля.

Место катастрофы находилось на противоположном берегу Лазури. Дефо наблюдал за полетом, стоя на застекленном переднем мостике гондолы. Он ощущал уверенную руку Гелио на штурвале управления рулями высоты, предчувствуя каждое едва заметное отклонение, удерживающее нормальный дифферент. К северу от Лазурной станции береговая линия превратилась в лабиринт солончаков, кишащих розовыми цаплями и кабанами. А потом показалась и сама Лазурь, ярко-зеленая на мелководье, темно-синяя на глубине.

Гелио показал свои плантации, треугольник сочной зелени, вдающийся в море. Длинная прямая изгородь, тянущаяся строго с севера на юг вдоль границы плантаций со стороны суши, не позволяла пасущимся стадам случайно забрести на земли тач-дахов. К западу от изгороди возвышался холм, на вершине которого чернело пятно, оставленное сгоревшим дирижаблем. Гелио начал спускаться, уворачиваясь от кружащихся стервятников. Дурной знак.

Элленора попросила Гелио обратиться к экипажу «Радости».

- Скажите, чтобы они прочесали высокую траву вокруг холма.

- А что они должны искать? - скептически спросил фермер.

- Все, что найдут.

Спустившись на землю, Дефо был поражен тем, какая вокруг мирная картина. Это была степь Саблезубых, молчаливая саванна, чья таинственность была твердой и осязаемой, словно скальная порода. Небольшая гондола полужесткого лежала целая и невредимая. Не было видно никаких признаков того, что она пострадала при падении. Закоптевшие фермы стояли огромными арками. Казалось, это стапель, на котором собирают новый дирижабль.

Тонкое обоняние позволило волкам отыскать два трупа.

«Обожжены до неузнаваемости» - эти слова едва ли передавали жуткое зрелище. Летчики наблюдали за тем, как Элленора Секир хладнокровно осматривает тела, запрашивая с орбиты структуру ДНК и стоматологическую карту.

- Кажись, этот паренек маловат ростом, - предположил кто-то. - Может, это талец?

- Не знаю. Может, и человек.

- Да, такой, как ты!

- Я так просто.

Радуясь тому, что он никому не нужен, Дефо занялся собственным расследованием. С помощью навиматрицы он отыскал невысокую груду почерневших камней и овраг, откуда появились тач-дахи. В густой траве ползал на коленях авиамеханик, повязавший голову как платком куском газонепроницаемой оболочки. Дефо узнал надпись «ПОЧИНИМ ВСЕХ» у него на спине.

Увидев Дефо, механик поднялся на ноги. Его имя было Рейсон, но все для простоты звали его Рей. Он протянул Дефо небольшой заостренный предмет с оперением.

- Таких в траве полно.

Дефо узнал пулю от безоткатного пистолета. Молодая женщина из АИР стреляла от места катастрофы вниз по склону. Интересно, попала ли она в кого-нибудь? Дефо осмотрелся вокруг, ища следы крови.



Взглянув на вершину холма, где возилась с телами Элленора Секир, Рей подошел к груде закопченных камней, расстегивая штаны.

- Это могила, - негромко окликнул его Дефо. Поспешно отступив назад, Рей застегнул молнию.

- Черт, а я думал, здесь жарили шашлык.

Вот из-за таких мелочей люди и попадают в беду на землях тач-дахов - талец раскроит тебе череп, а ты даже не будешь знать почему.

Не обнаружив на траве следов крови, Дефо выпрямился, вглядываясь в береговую линию. Солончаки вдоль более холодного северного побережья были не такие обширные; тут и там их пересекали сверкающие на солнце белые отмели. Мельчайшая пыль, гонимая ветром, жалила глаза, застревала в складках кожи. Облизнув уголки губ, он ощутил вкус степи Саблезубых. Вкус соли.

Ближе к берегу в траве что-то темнело, неподвижное, словно могила. Дефо направился в ту сторону, с хрустом сминая жесткую траву. Большая темная масса оказалась бизоном, упавшим на колени. При приближении Дефо от огромного животного отлетела стая стервятников. У несчастного бизона не было хвоста, ушей, глаз, яичек, но он, как это ни странно,'был еще жив. С трудом подняв голову, он обратил пустые окровавленные глазницы на Дефо.

- Проклятие, - негромко свистнул подошедший сзади Рей. - Я прикончу его.

Достав безоткатный пистолет с откидным прикладом, он приложил его к плечу как винтовку и выстрелил.

Бизон, вздрогнув, уронил голову, зарывшись рогом в песок. Дефо склонился над мертвым животным, изучая его: язык вырван, нос белый от соли. Соль была и под песком, куда воткнулся рог. Оглянувшись вдоль побережья на запад и восток, Дефо увидел стаи кружащихся стервятников.

Элленора Секир объявила, что найденные тела принадлежат Homo sapiens sapiens. Мужчины. Судьба двух членов экипажа полужесткого прояснилась. Причина смерти не установлена.

- Необходимо начать поиски - как всегда, на малой высоте, с небольшой скоростью, начиная от места катастрофы.

Гелио кивнул, и дирижабль снова поднялся в воздух.

Плотно сжатый десятичасовой день на Славе подходил к концу. Дефо сидел в пассажирском салоне, пытаясь сложить воедино все то, что он видел, - взбудораженную толпу в ангаре, запись, молчаливого тальца, место катастрофы, умирающего бизона. Дельта Эридана опустилась к горизонту. «Радость» осторожно двигалась на высоте метров двадцати над травой со скоростью не больше тридцати километров в час. Едва ли так что-нибудь удастся найти. Это было бы слишком просто.

Собрав свои вещи, Дефо забрался в корпус дирижабля. В полумраке раскачивались высокие мягкие баллоны, заполненные водородом. Механик с надписью «ЧАРЛИ С ВЕРХНЕГО МОСТИКА» командовал группой супершимпов.

Пробравшись в полую хвостовую часть, Дефо раздраил смотровой люк. Меньше чем в двадцати метрах внизу скользила трава. Отмотав с дюжину метров троса с лебедки, Дефо высунул ноги в люк, спуская трос вниз.

- Надеюсь, это не из-за того, что мы сказали тебе что-то обидное.

На трапе стоял Рей.

- Для работы мне нужен простор, - пожал плечами Дефо. Присев на ферму, Рей посмотрел на открытый люк. В

последние предзакатные минуты в тени гигантского хвоста люк казался черной дырой, зависшей в воздухе.

Там простора хоть отбавляй. Только постарайся не стать участником чьего-нибудь пищеварительного процесса.

Дефо кивнул.

- Буду ужасно стараться.

- Что ж, прощай, и удачи тебе.

Рей произнес эти слова так, что прозвучало: «Боюсь, встретимся мы только в аду».

Соскочив в люк, Дефо скользнул до конца троса и разжал руки. Времени на то, чтобы сгруппироваться, у него было достаточно. Самым очаровательным на Славе было ленивое падение в условиях притяжения в две трети g.

Неспешно приближавшаяся навстречу степь приняла его.

Ударившись о землю, Дефо отлетел в сторону и быстро поднялся на ноги. Выпрямившись, он проводил взглядом удаляющийся хвост огромного дирижабля. «Радость жизни» продолжала прочесывание местности, изо всех сил торопясь закончить до наступления ночи. Наконец воздушный корабль скрылся за холмом, и Дефо остался один.

Во все стороны разбегалась трава высотой по пояс, в которой сновали юркие бурые хищники с острыми как бритва зубами. Холодный могильный ветер поднимал на окутанной сумерками глади травы пеструю рябь - темно-синие, ржаво-коричневые, тускло-золотистые и зеленые всевозможных оттенков волны сменяли одна другую. В сгущающейся темноте хохотали гиены.

Дельта Эридана скрылась за горизонтом, и поднявшийся от корней растений мрак пожрал последние отблески света. Пробудились ночные птицы. Тот, кто заявил, что человек - «самое свирепое животное, самая опасная добыча», - несомненно, говорил это при свете дня. И уж точно эти слова никогда не произносил человек, оказавшийся ночью один и без оружия в степи Саблезубых. Определив свое местонахождение по непривычному звездному небу системы Эридана, Дефо направился к проходившей вдалеке изгороди.


Степь саблезубых


Когда Дефо наконец дошел до изгороди, на траве уже повисли капельки росы. Один раз он попытался заснуть, но быстро проснулся, разбуженный кашлем саблезубого тигра. Разминая затекшие члены, Дефо слушал, как в последний предрассветный час перекликаются хищники семейства кошачьих, давшие название степи. Утренний ветерок доносил их зловоние, напоминающее запах, оставляемый кошкой в запертой каюте. С первыми лучами солнца крики прекратились; Дефо решил, что стая поймала добычу.

Энергетическая изгородь, встречающая мощным частотным парализующим ударом всякого, кто приближался к ней, серебристой полосой пересекала степь. За ней паслись стада домашних животных. Дефо отметил, что объеденное подчистую пастбище на противоположной стороне напоминает коротко подстриженный газон.

Он шел вдоль изгороди до тех пор, пока не заметил небольшой табун лошадей, Equus occidentalism ростом с арабских скакунов, но более массивных, со стройными ногами. Животные напомнили Дефо зебр или единорогов. У кобылы, вожака табуна, даже были черно-белые полосы на холке.

При его приближении лошади подняли головы, с завистью глядя на высокую сочную траву. Дефо приказал своей навиматрице разобраться с доверчивым оборудованием изгороди, Воздух между двумя соседними столбами перестал мерцать, но сигнализация не сработала. Сорвав пучок травы, Дефо шагнул в брешь, предлагая лакомство вожаку. Они с кобылой моментально подружились. Животное, приняв траву, позволило человеку сесть себе на спину.

Дефо проехал в брешь в изгороди. Маленький табун рысью проследовал за вожаком. Дефо направил свою кобылу в глубь земли тач-дахов. Как только изгородь оказалась вне зоны действия навиматрицы, она автоматически восстановилась.

По пути он встречал антилоп и газелей, но никаких следов бизонов или тач-дахов. Трава становилась все ниже, и степь перешла в прерию, усеянную тут и там черными глыбами базальта. Выбежавшая прямо на Дефо любопытная антилопа вскинула голову, показывая маленькие рожки и белую шею. Небольшие черные глазки спокойно оглядели человека. Сомнительно, что здесь на них когда-либо охотились.

Увидев кружащихся над землей стервятников, Дефо направился в ту сторону. Птицы слетелись к мертвому бизону, одинокому быку, затравленному гиенами. Спешившись, Дефо осмотрел следы борьбы. Гиенам удалось повалить бизона на землю, после чего его разорвали на части буквально за считанные мгновения. От огромной туши остались только обрывки шкуры и груда костей. В степи гиен следовало остерегаться больше, чем гигантских кошек; силой челюстей они не уступали пантере и были гораздо менее разборчивы, чем саблезубые.

Среди кружащихся над землей стервятников промелькнула огромная тень, похожая на кондора, и, разогнав более мелких птиц, по спирали спустилась прямо на Дефо, прячась в ярко-оранжевом сиянии Дельты Эридана. В самый последний момент тень скользнула в сторону, обдав его потоком воздуха. Дефо узнал Элленору Секир в орнитолетной упряжи - более мощной разновидности тех крыльев, с помощью которых люди летали на Веретене. Элленора обращалась с крыльями так, словно родилась с ними - выпрямившись вертикально у самой земли, она мягко опустилась на ноги.

В степи Саблезубых надо постоянно быть начеку. Только что Дефо наслаждался блаженством одиночества в обществе стервятников и мертвого бизона. И вдруг без всякого предупреждения прямо перед ним оказалась Элленора Секир, требующая объяснений. Чем он может оправдать то, что спрыгнул с дирижабля, перерезал изгородь и угнал лошадей?

Дефо пожал плечами.

- Наверное, меня вызвали не для того, чтобы кружить в небе на «Радости жизни».

Он был просто очарован крыльями. Первоклассная техника «Соколформ Кондор», с дополнительными солнечными батареями, размах семь с лишним метров, удлиняемые консоли, автоматические закрылки и управление петли на кончиках пальцев. Крылья приводила в движение небольшая силовая установка, закрепленная в ранце на спине.

- Это мой пропуск на земли: тач-дахов, _ сказал Дефо, кивая в сторону лошадей. - А какое у вас оправдание?

Когда дело касается нежелательного общества, на Славе может оказаться теснее, чем на Веретене.

Элленора медленно достала из-за спины записывающую камеру - должно быть, она была привязана к силовой установке.

- Вот почему я здесь. - Покачав камеру на руке, она протянула ее Дефо. - Это камера моей дочери.

Разогнав стервятников, Дефо присел на землю. Значит, женщина из экипажа АИР тоже из семьи Секир. У дочери с матерью мало общего - разве что овал лица. Впрочем, быть может, волосы Элленоры когда-то были темными. Что гораздо важнее, это объясняло ее готовность слушать доводы.

- Как ее зовут? - Дефо сделал особый упор на времени глагола; нет оснований предполагать, что девушка погибла.

- Лила. На хинди это означает «игривая воля небес». Дефо покрутил камеру.

- Так почему во время нападения эта штука не была в руках вашей дочери?

- Сама гадаю. Возможно, здесь есть какое-то совсем простое объяснение.

- Может быть. - Но Дефо в этом сомневался. - Это еще одна странность в обстоятельствах катастрофы.

- А другие? - Сложив крылья, Элленора села напротив него.

- Во-первых, никакой катастрофы не было. Полужесткий приземлился целым и невредимым, а потом сгорел уже на земле. Во-вторых, Лила умела стрелять?

- Я сама учила ее! - В ее голосе прозвучала гордость. На поясе у нее висел такой же безоткатный пистолет.

- Так я и полагал. - Дефо вспомнил, как спокойно и уверенно держалась Лила - совсем как ее мать. - Однако на траве нет следов крови. Трудно поверить, что ни один выстрел не попал в цель.

Элленора угрюмо кивнула.

Поднявшись с земли, Дефо протянул ей камеру и смахнул песчинки с колен. Мягкая почва была илистой на ощупь.

- Вы можете ездить верхом на неоседланной лошади? Элленора не стояла первой в списке тех, кого он хотел

бы видеть своим попутчиком, не была она в нем и пятидесятой; однако не надо забывать, что находишься на Славе.

- Я занималась этим, когда вас еще не было на свете. Выбрав лошадь, она сделала из петли поводья, и они

тронулись в путь.

Растительность становилась все более чахлой. Тут и там между клочками высохшей травы белели полоски песка. Путники встретили еще одного мертвого бизона, над которым кружились стервятники. На этот раз туша была почти целой: столько не осилят и гиены.

- Что вы думаете по поводу этого? - натянув поводья, спросил Дефо.

- Единичные случаи, - отмахнулась от зловещей картины Элленора. - Мы заметили это с орбиты. Именно это расследовала группа Лилы.

Дефо покачал головой.

- Я заметил признаки засухи, когда мы пролетали над Лазурью. Кроме того, трава на пастбищах съедена вчистую. Лошадям Гелио не терпелось пробраться за изгородь.

- Это говорит простой пилот или же вы по совместительству еще и ксеноэколог?

- Не нужно быть ксеноэкологом, чтобы понять, что произошло. Уровень воды понижается. Взгляните сами, почва степи засаливается. На место бизонов приходят газели и антилопы.

Элленора не желала признавать, что с Лазурью происходят какие-то неприятности.

- Состояние моря стабильное.

- Стабильное? - напомнил Дефо о том, что программа окультуривания планеты еще продолжается. - Разве Лазурь Не должна расширяться?

- Это временное уменьшение количества осадков, - не сдавалась она. - Наступит сезон дождей, и все проблемы будут решены.

Дефо происходящее не казалось таким простым. Даже в нескольких километрах от Лазури он все еще ощущал в воздухе запах соли. Да и тач-дахи вряд ли отнесутся к этим «временным явлениям» так спокойно - им же жить здесь. И они не из тех, кто забывает и прощает. Каждый, кому довелось вытерпеть двухдневный пост Имен, знал, что у тальцев чертовски хорошая память.

Время от времени Элленора удалялась в сторону, делая круг в поисках воды. Перед самыми сумерками она нашла пересохшее русло, извивающееся в песках. Спешившись, Дефо набросился на влажный песок с киркой. Через час была вырыта небольшая ямка, наполнившаяся солоноватой водой. Напоив лошадей, Дефо наполнил свою флягу.

Элленора, спустившись на землю, указала на приближающегося всадника.

Дефо кивнул. Сумерки - это именно то время, когда следует ожидать гостей. Собрав сухую траву и ветки, он сложил костер, а затем, достав нагревательную капсулу - размером с таблетку для приема внутрь, - разломил ее и бросил в костер. Древесина вспыхнула ярким пламенем, источая резкий запах.

Всадник осторожно приближался к лагерю со стороны красно-оранжевого диска Дельты Эридана. Это был Виллунгха верхом на гигантском самце-моропусе. Пусть у тальцев нет средств наблюдения с воздуха и космической разведки - немногое из того, что происходит на землях тач-дахов, ускользает от внимания Виллунгхи.

Хотя и говорили, что он полукровка или даже гомо сапиенс, предводитель тач-дахов был чистокровным неандертальцем - о чем свидетельствовали массивные надбровные дуги, выпирающие вперед зубы и скошенный назад подбородок. Огромная голова Виллунгхи покоилась на широченных плечах, гигантские ручищи, пальцы, способные задушить голодного тигра (непременное развлечение на праздниках тач-дахов). Громадное бедро обезображено старым шрамом - Виллунгху поднял на рога раненый бизон, пронзив ему бедро. Повиснув вниз головой, талец обхватил шею разъяренного животного и, достав из ножен нож, спокойно перерезал бизону горло. Сидел Виллунгха верхом на древнем дальнем родиче лошади и носорога, который по замыслу АИР был выведен для того, чтобы обгладывать молодые деревья и кустарник, а затем, переварив растительную массу, возвращать ее назад в почву. В АИР вряд ли могли себе представить, что на моропусе можно ездить верхом.

Вождь проворчал слова приветствия.

Дефо даже не пытался ответить ему. Вместо этого он, распутав лошадей, торжественно положил поводья кобылы-вожака перед тач-дахом. Себе и Элленоре он оставил лишь двух верховых и одну вьючную лошадь.

Виллунгха ответил продолжительным фырканьем. Дикие тальцы говорили на ужасной смеси ворчаний, улюлюканий и щелчков языком, которую некоторые гомо сапиенс, по их собственному утверждению, могли понимать, но воспроизвести не мог никто. В свою очередь, для тач-дахов гомо сапиенс были поразительно глухими и совершенно тупыми - едва ли их можно даже было считать существами мыслящими. Непредсказуемые, обладающие силой, способные рыть землю словно обезумевший моропус. Но разумные? Даже Виллунгха не мог этого признать. Он был довольно хорошо знаком с «человеком мыслящим» - чем и объяснялось его противоречивое отношение к людям.

Преподнеся дары, Дефо перешел к следующей части программы развлечений на вечер. Установив камеру у костра, он направил ее на вертикальный разлом скалы. Воспользовавшись неровной каменной поверхностью в качестве трехмерного экрана, он с помощью своей навиматрицы отобрал в памяти записывающего устройства последние кадры, в том числе нападение тач-дахов. Когда материализовалось изображение самого Виллунгхи верхом на несущемся вперед моропусе, вождь свистнул и издал улюлюканье. Насколько знал Дефо, это всего-навсего означало: «Привет!» Или: «Симпатичный парень, и что?»

Затем появилось изображение Лилы с пистолетом в руке. Дефо остановил картинку. Подойдя к экрану, он ткнул пальцем в девушку, а затем изобразил, что оглядывается по сторонам. Оставалось надеяться, Виллунгха поймет, что он ищет эту девушку.

Глаза тач-даха внимательно следили за ним из-под массивных надбровных дуг. Дефо повторил пантомиму. На диких тальцев не производят особенного впечатления привозные диковинки, если они не могут найти им применение. Наконец проворчав что-то невнятное, Виллунгха направился в темноту, уводя с собой дареных коней.

Вскочив на ноги, Дефо бросил Элленоре:

- Нам нужно следовать за ним.

Виллунгха - лучший провожатый, на которого они могут рассчитывать,

Почти всю короткую ночь они провели в пути. Безжизненные солончаки уступили место саванне. Мандариново-оранжевый рассвет обрисовал верхушки черных акаций.

Дефо, проведший двадцать с лишним часов без сна, пошатывался от усталости, думая только о том, как бы вздремнуть пару часиков. Наконец встречный ветер донес запах горелого навоза, сообщив о приближении к стойбищу кочевников.

Под акациями темнел круг юрт, вокруг которых бродил мычащий скот. Высыпавшая толпа тальцев щелчками и свистом встретила вернувшегося в стойбище вождя. Дефо и Элленора не удостоились подобного теплого приема: на них смотрели непроницаемые каменные лица.

Элленора присела, сложив крылья, а Дефо слушал живую беседу тальцев, время от времени грозивших им кулаками. Вскоре разговор ограничился диалогом Виллунгхи и свирепого верзилы со сломанным носом и вызывающей красно-коричневой татуировкой. Верзила был тяжелее Виллунгхи килограммов на пятнадцать, однако он не мог похвастаться хладнокровием вождя. Вклад Страшилы в обмен мнениями состоял из негромкого ворчания и угрюмых взглядов.

Виллунгха резко развернулся, заканчивая разговор, и направился к тому месту, где ждали Дефо и Элленора. Присев на корточки, он ясно изложил свою точку зрения при помощи жестов и тычков пальцем. Люди вольны искать пропавшую женщину где им угодно за одним исключением.

- Мы не можем только входить в юрту вот этого урода, - пояснил Дефо Элленоре, кивая на высокого тальца со сломанным носом и татуировкой охрой.

- Логично сделать вывод, что именно эту юрту нам и захочется осмотреть в первую очередь, - нахмурилась Элленора.

Дефо кивнул. Порой тальцы бывают поразительно прямолинейны. Порывшись в сумке, он достал аптечку, понимая, что не обойдется без допинга. Прикрепив аптечку ремнем к икре ноги, Дефо дал ей мысленную команду впрыснуть ему в кровь эквивалент недельного отдыха.

- Посмотрим, смогу ли я получить у Страшилы разрешение заглянуть в его юрту.

Стимулирующие вещества разлились по всему его телу. Дневной свет стал ярче. В движениях появилась легкость, присущая миру с пониженной гравитацией. Но он был не рад, что ему приходится прибегать к химии: долго организм обманывать нельзя. Верзила-талец стоял у своей юрты, обтянутой шкурами лачуги на колесах, украшенной верблюжьими хвостами. Вход был завешен шкурой бизона. Решительно направившись вперед, Дефо дружески поинтересовался:

- Как поживаешь?

Тач-дах лишь сплюнул в ответ. Поскольку оба не владели языком своего противника, надобность в предварительных словесных оскорблениях не потребовалась. Дефо молча принял боевую стойку, свободно опустив руки, выпрямив спину и выставив вперед правую ногу. Краем глаза он видел Виллунгху и его ребят, рассевшихся полукругом, чтобы лучше наблюдать за развлечением.

Взревев, талец бросился вперед, преисполнившись решимости разорвать долговязого кроманьонца надвое. Дефо значительно уступал своему спарринг-партнеру в весе, к тому же тот был совершенно неуязвим к любым ударам в корпус. Схватив огромное правое запястье левой рукой, Дефо уклонился вбок и, используя инерцию неандертальца, бросил верзилу через бедро, что есть силы выворачивая ему кисть. Свирепый Страшила отлетел вверх тормашками к колесу своей юрты.

Ребята Виллунгхи встретили это сдавленными криками.

Вскочив на ноги, талец снова бросился вперед, рыча как раненый лев. Оберегая правую руку, он нанес Дефо удар левой. Тот парировал удар предплечьем, что явилось большой ошибкой - скользящий удар и он потерял равновесие.

Злорадно усмехаясь, талец закружил влево. У него до сих пор даже не сбилось дыхание - наверняка ублюдок хорошенько выспался. Правая рука Дефо онемела, легкие разрывались - признак того, что аптечка на пределе. Еще немного в том же духе - и талец просто измотает его. А потом затопчет до беспамятства.

Тач-дах сделал выпад левой. На этот раз Дефо пригнулся, уворачиваясь от удара, и схватил левую руку тальца обе-, ими руками, не обращая внимания на боль в правой. Не имея достаточно сил, чтобы двигаться самому, он намертво вцепился в здоровую руку тач-даха, и верзила, взвыв от боли, перекатился через его плечо; левая кисть тальца, вывернутая за счет его собственного веса и инерции, хрустнула.

Обезумевший от боли неандерталец валялся на земле; одна его рука была вывихнута, другая сломана. Ярый приверженец того, что лежащего противника надо добивать, Дефо изо всех сил опустил пятку на татуированную ступню тальца. Страшила застонал.

Отряхнувшись, Дефо взглянул на Виллунгху. Вождь тач-дахов проворчал, поздравляя его с победой. Теперь Дефо мог обыскивать юрту. Он очень надеялся, что найдет там что-нибудь.

Подняв полог из бизоньей шкуры, Дефо понял, что вонь от находящегося в юрте будет чувствоваться до самого Веретена. Запах мочи, пота и горелого навоза смешивался со зловонием заплесневевшей кожи. Пробравшись на четвереньках внутрь, Дефо распугал ватагу ребятишек-тальцев, игравших вокруг очага в центре. Они бросились врассыпную, придя в ужас, воочию увидев страшного гомо сапиенс из сказок.

Внутри юрты царил задымленный полумрак. Стены из шкур были покрыты копотью; тальцы, уделявшие много внимания татуировке и боевой раскраске, не утруждали себя украшением жилищ. То, чего искал Дефо, сидело в углу, и было на удивление живо. Его встретили настороженные глаза с красными кругами от усталости, которые были не в силах поверить в то, что видят.

- Насколько я понимаю, Лила Секир?

Девушке с трудом удалось кивнуть. Методы тач-дахов были жестокими и безжалостными. Для того чтобы Лила не сбежала, ей на шею была надета колода, сделанная из двух длинных массивных кусков дерева, стянутых кожаными ремнями. Руки девушки были свободны, но конец ярма, привязанный к основанию юрты, находился вне досягаемости. Лила имела возможность ограниченно двигаться, есть и справлять жизненные потребности, но она не могла достать до узлов, прикрепляющих ярмо.

Дефо освободил девушку, и в этот момент в юрту вползла Элленора Секир, таща за собой сложенные крылья. Она торопливо прикрепила к запястью девушки свою аптечку. Мать и дочь встретились в зловонном полумраке юрты тач-даха - трогательная встреча длилась не больше одной наносекунды. Лила была дочерью своей матери; обе женщины не дали волю чувствам. Не успев как следует обнять дочь, Элленора уже спрашивала ее о том, что произошло.

- Нас предал Гелио. Негодяй предложил нам спуститься вниз, пригласив на встречу с глазу на глаз. Следующее мое воспоминание - меня связанную отдают тач-дахам.

Дефо подозревал нечто подобное - не в духе Виллунгхи связываться с гомо сапиенс, не важно, с дружескими или с враждебными намерениями. За всем случившимся должны были стоять полноценные люди. Но он испытал сожаление, узнав, что это Гелио. Самонадеянный глупец пришелся ему по душе.

Вытащив камеру, Дефо показал Л иле ее «последний бой». Девушка покачала головой.

- Мне бы хотелось совершить такой героический поступок, но я даже не видела приближающихся тальцев.

Она ничего не знала о судьбе дирижабля и своих товарищей.

- Они сгорели вместе с кораблем, - прямо сообщила дочери Элленора.

А все остальное было просто запрограммировано в цифровую память глупой камеры. Приличная работа, но не без изъянов. Случай распорядился так, что была выбрана камера Лилы, и у ее матери появились подозрения; Дефо же с самого начала готов был верить в худшее.

- Почему он просто не убил меня? - недоуменно спросила Лила.

Проведя последние дни связанной в юрте тач-даха, она была удивлена больше всех.

- Дополнительная страховка, - ответил Дефо, закрепляя камеру на колене. - Хороший охотник всегда держит под рукой запасный заряд, чтобы убить дичь наверняка. Катастрофы дирижабля и подделанной записи было недостаточно, чтобы обвинить тач-дахов. Но когда обнаружили бы ваше тело, не возникло бы никаких сомнений в том, кто держал вас в плену.

Люди Виллунгхи, вероятно, не имели понятия, почему Гелио хотел покатать в их Юрте одну из своих женщин, да еще против ее воли. Но талец, с которым он заключил сделку, вступил в единоборство, выполняя условия договора. Трогательно и в то же время ужасно.

- Но зачем все это? - Впервые Элленора, похоже, была в растерянности. - Зачем уничтожать нашу группу? Зачем валить вину за это на тач-дахов?

Потому что Лазурь умирает, - тихо ответила Лила. - Морю не хватает воды. Прибрежные степи засоляются.

По тому, как нахмурилась Элленора, Дефо понял, что этот спор имеет давние корни.

Лила упрямостью была под стать своей матери.

- Поверхность моря и трава не возвращают воду в воздух с такой скоростью, с какой каналы откачивают ее. Тонкий слой почвы, покрывающий вулканические шлаки и скальные породы, не сможет вынести новых поселенцев. Гелио это понимает. Должно быть, Виллунгха тоже видит это. Гелио хочет, чтобы Лазурь была закрыта для будущих поселений. И я хочу того же. Но он, судя по всему, считает, что для этого необходима война.

Элленора одарила дочь печальным взглядом, словно вопрошающим: «Неужели это я вскормила тебя?» Однако, насколько понимал Дефо, Гелио был прав: даже АИР не станет загонять людей в зону вооруженного конфликта. А если колонистов не допустят к Лазури, а тач-дахов прогонят от нее, море окажется всецело в распоряжении Гелио.

Услышав гортанные крики, Дефо, приподняв полог, выглянул из юрты. Тальцы смотрели вверх. Над степью разносился гул соосных винтов, предвещая прибытие новых нежеланных гостей. К стойбищу приближалась «Радость жизни».

Элленора выругалась. Ее дочь попыталась собраться с силами, готовясь к бегству. Никто не горел желанием встречаться с предателем. Дефо пришел к выводу, что единственный выход - отправить сообщение на Веретено и затаиться до тех пор, пока АИР не пришлет им на выручку специальный отряд. С вооруженными преступниками, которым уже нечего бояться, должны разбираться профессионалы.

Пока Элленора торопила дочь, Дефо занялся камерой. Приказав навиматрице включить запись, он направил объектив на очаг, снимая языки пламени.

Когда Дефо выбрался из юрты, «Радость жизни» уже появилась над ближайшим холмом. Дирижабль снижался, увеличиваясь в размерах. Мать и дочь скрылись в высокой траве, окружающей стойбище. Когда Дефо догнал их, Элленора, сложив крылья, возилась с передатчиком, собираясь передать сообщение на Веретено. В самый последний момент он схватил ее за руку, не позволив установить канал связи.

- Подождите!

- В чем дело?

На лице Элленоры были написаны гнев, раздражение и испуг. В ее руке был наготове безоткатный пистолет.

- Гелио следит за эфиром, - напомнил Дефо. Быть может, Элленора готова без колебаний пожертвовать всем ради торжества справедливости, но Дефо вовсе не собирался умирать во имя закона. - Давайте сначала выберемся отсюда.

- Как?

Бежать глупо. Гелио их быстро обнаружит. А у Виллунгхи нет ни малейшего желания становиться на их сторону.

- Давайте начнем с того, что ляжем на землю, - властно произнес Дефо, - тогда трава не будет колыхаться. Сейчас мы видим Гелио, но он не может видеть нас.

Он старался говорить как можно убедительнее.

«Радость» зависла над возвышением неподалеку от стойбища, достаточно близко, чтобы прикрывать все выходы из него, но в то же время не настолько, чтобы беспокоить тач-дахов. Спустившиеся по тросам супершимпы закрепили дирижабль якорями. Гелио со своими людьми, вооруженные спортивными винтовками, спустились по трапу из гондолы и направились цепочкой к юртам, держа оружие наготове.

- Приготовьтесь бежать. - Дефо направил камеру на дирижабль. - Я произведу отвлекающий маневр.

Лила азартно кивнула. Элленора продолжала колебаться.

- Что за отвлекающий маневр?

- Пожар и паника. - Дефо сказал своей навиматрице настроить камеру на воспроизведение, проецируя непрерывный повтор последних отснятых кадров. - Что бы вы ни видели, бегите прямо к «Радости жизни» и поднимайтесь в гондолу. Уяснили? - Женщины кивнули. - Тогда пошли, - прошептал он, включая камеру.

Только они выскочили из укрытия, как на корпусе дирижабля засверкали красные отблески - изображение огня в очаге, многократно увеличенное камерой, - перерастающие в страшные языки пламени. Супершимпы, взвыв от ужаса, бросились врассыпную от воздушного корабля. За считанные секунды изображение распространилось на полкорпуса, создав совершенно правдоподобную картину вспыхнувшего триллиона кубических Сантиметров водорода. Экипаж дирижабля начал выпрыгивать из иллюминаторов гондолы.

Дефо первым взбежал на пригорок. Толкнув Элленору и Л илу к сходням, он начал освобождать якорные канаты. Дирижабль, избавившись от веса людей и обезьян, рвался вверх, извиваясь словно кит, у которого начались схватки.

Кто-то крикнул, чтобы он остановился. Не утруждая себя ответом, Дефо схватился за последний канат и, выдернув якорь, взмыл вверх. Дернувшись вперед по ветру, неуправляемый дирижабль сразу же нырнул вниз. Болтающиеся канаты запутались в ветвях акаций.

Осознав, что через рощу «Радости» не перелететь, Дефо заставил свою навиматрицу послать отчаянный приказ аварийным системам дирижабля сбросить балласт. Тонны воды оглушающим водопадом рухнули вниз. Воздушный корабль стремительно взмыл вверх, вырываясь из рук Гелио.

Навиматрица отсчитывала увеличение высоты. Одна тысяча, две тысячи, три тысячи метров. Саванна осталась далеко внизу. Пора подниматься на борт. Держась за канат левой рукой, Дефо вытянул вверх правую и поймал натянутый трос. Ухватившись за него крепче, он разжал левую руку.

И полетел вниз, обдирая ладонь о стальной трос. Правая рука не выдержала веса его тела. Отчаянно взмахнув левой, Дефо успел ухватиться за канат.

Болтаясь на одной руке, он понял, что вторая теперь бесполезна. Она его не выдержит. Прикрепленная к ноге аптечка заглушила боль и замаскировала рану, нанесенную тальцем. И предала его, когда он взял на себя слишком много.

Раскачиваясь в тишине на высоте нескольких километров под брыкающимся дирижаблем, Дефо стал обдумывать свой следующий шаг. С одной здоровой рукой он не сможет подняться вверх. Дефо постучал по тросу носком. Если ему удастся зацепиться ногой за ушко якоря, он сможет спокойно продержаться до тех пор, пока его не втащат в дирижабль,

Слишком далеко. Нога не достает до ушка. Далеко внизу проносилось ровное зеленое одеяло. «Радость» набрала высоту четыре тысячи метров и продолжала подниматься.

Ослабив левую руку, Дефо заскользил вниз по тросу, ощупывая его ногой в поисках ушка. Наконец носок зацепился за якорь. Дефо мысленно поздравил себя. Удалось!

Но в тот самый момент, как его ботинок скользнул в ушко, трос дернулся - «Радость» достигла предельной высоты, и автоматически открылся клапан, выпуская избыточный водород. Не слушающийся рук дирижабль словно огромный дельфин нырнул вниз.

Дефо постарался поймать вырвавшийся трос. Уставшие пальцы действовали недостаточно быстро. Трос выскользнул из его руки. Две бессонные ночи, поединок с тальцем, борьба с якорным канатом вымотали его до предела.

Вскинув руки, Дефо медленно упал назад, зацепившись ботинком за якорное ушко. Притяжение всего в две трети от нормального дало ему достаточно времени, чтобы совершить последнюю отчаянную попытку ухватиться за трос. И промахнуться.

Болтаясь вниз головой, держась одним только ботинком, Дефо чувствовал, что нога выскальзывает из ушка. Согнувшись пополам, он попытался поймать ботинок здоровой рукой. Это ему удалось. Пальцы схватили ботинок в тот самый миг, когда нога выскользнула из ушка, и он полетел вниз, удаляясь от троса.

Дефо падал. Крепко вцепившись в бесполезный теперь ботинок, Дефо кричал, давая волю страху и раздражению. Над головой еще был виден извивающийся змеей трос и уменьшающаяся в размерах тень дирижабля. В пяти километрах внизу была земля и она стремительно приближалась.

Он не испытывал того сонного благодушия, которым, как считается, наслаждаются умирающие. Даже при ускорении свободного падения в две трети g о мягкую траву он ударится очень сильно, отскочит один раз и больше не встанет. Никогда. Навиматрица бесстрастно фиксировала падение. Сперва медленное. Всего несколько метров в секунду - но все убыстряющееся и убыстряющееся. Мелькающие цифры альтиметра слились в сплошное пятно.

Жуткую тишину нарушил шум крыльев. Чьи-то руки схватили Дефо. Крылья неистово забились. Он буквально ощутил, как напрягаются закрылки, пытаясь создать подъемную силу.

Его держала в руках Элленора Секир. Выйдя из пике, она пыталась остановить падение, но ее крыльям приходилось иметь дело с двойным весом. Отличный прыжок, отметил Дефо. Но нагрузка на крыло слишком велика. Он чувствовал, как Элленора напрягается, пытаясь не сорваться в штопор - что обязательно- случится, если она не отпустит его.

Но она не сдавалась, отчаянно махала крыльями, боролась до конца. Ее искаженное от напряжения лицо было всего в нескольких сантиметрах от лица Дефо.

И тут произошел чудодейственный толчок, и случилось невозможное. Дефо застыл в воздухе.

От плечей Элленоры вверх уходил натянутый трос. Ныряя за Дефо вниз, она пристегнула его к своей упряжи. Уставившись на этот трос, Дефо попытался произнести слова признательности, но у него получился лишь полный благодарности хрип. Эта упрямая женщина - гений. Ему захотелось поцеловать ее. Впрочем, в этом случае она наверняка отпустит его.

Дефо чувствовал, как их метр за метром тянут вверх, к спасению. Женщина из АИР радостно улыбалась.

Оказавшись втянутым на борт несущегося галопом дирижабля, Дефо первым делом увидел орудующего с лебедкой механика Рея. Лила лежала на палубе, протягивая руку в люк, чтобы помочь подняться своей матери. Чарли «с верхнего мостика», зажмурившись, стоял вцепившись в ферму, все еще ожидая взрыва. Дефо расслышал слова молитвы:

Наш Сатана в Аду, Твое имя Проклятый. Веди нас к соблазну, Поощряй наше грехопадение…

Дефо был поражен. Чарли не производил впечатление человека религиозного. Но близкое знакомство со смертью разбудит дьявола в ком угодно.

Проворно натянув ботинок, Дефо приказал своей нави-матрице взять на себя управление дирижаблем. «Радость», выровнявшись, взяла курс на Лачугоград.

Слушая, как Элленора вызывает Веретено, Дефо гадал, как у Гелио обстоят дела с Виллунгхой. Фермера, убившего двух сотрудников АИР, пытавшегося подставить тач-дахов, а затем напортачившего с прикрытием, ждут большие неприятности. Впрочем, как и всех на Славе. А также первые десять тысяч колонистов, приближающихся от Эпсилона Эридана с околосветовой скоростью.

Но лично Дефо не имел ни малейшего желания находиться здесь, когда неприятности начнутся. Прямо сейчас он вернется на Веретено, чтобы наслаждаться долгими часами безделья в ожидании корабля, который заберет его из этой системы. АИР сможет и без него разобраться с кашей, которую само же и заварило. Увеличение количества людей приведет к увеличению интенсивности движения, и настанет день, когда Грязь и память о ней станут не такими уж неприятными воспоминаниями. Которые можно задвинуть на задворки сознания и забыть.


R. Garcia у Robertson. «Gone to Glory». © Rod Garcia, 1995. © Перевод. Саксин СМ., 2002.


[1] Поля блаженных (греч.). - Примеч. пер.


This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

08.12.2008


home | my bookshelf | | Навстречу Славе |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу