home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15.

- Итак, что мы имеем? – лекторским тоном спрашивала Хунька, сидя на диванчике в отсеке у ребят, - у нас есть озабоченный тентуриец – одна штука и недалекий, нетерпимый ко всем видам отклонений влаппи – тоже одна штука. Оба – вышестоящее начальство, как не крути. Что нужно сделать? Нужно освободить Альку от посягательств тентурийца и вывести Жорика из под пристального внимания влаппи. Задача ясна?

Мы молча кивнули.

- И как действовать будем, граждане свободной Земли? Предложения есть? – судя по хитрому блеску желтых глаз у самой Хуни предложения были.

- Да, ясное дело, тут надо поступать, как в древности, - отозвался Стас.

- Ээээто кааак? – вклинился Жорка.

- Когда два хищных зверя наметили себе одну жертву, нужно стравить их между собой, - просветил нас Погодин.

- Но они разные жертвы наметили, - пришлось возразить мне, - нас тут двое, жертв-то…

- Наивная ты, Алька, - Стас нагло дернул меня за косу, - они попытались напасть на СЖАХ, а этого никто из нас так не оставит!

- И-и-и… что де-е-елать будем? – жалобно простонал Жоффрей.

- Вот! – Хунька с гордостью поставила перед нами на стол крошечную емкость.

- Что это? – скептически рассматривала я почти прозрачный цилиндрик, наполненный какой-то жидкостью.

- Ну, - хитро усмехнулась Хуня, - я тут вспомнила о приворотном действии, использованным Истарховым, а потом еще эта ягодка в столовой… Короче, вот! – и она снова кивнула на странный предмет.

- Я, конечно, понимаю, что идея, столкнуть тентурийца и влаппи, используя их слабые стороны пришла нам всем в голову, но хотелось бы конкретики. Хуня, что в этой емкости? Какой твой план? И какая роль ждет каждого из нас? – от переживания меня била нервная дрожь, времени до встречи с тангиром оставалось все меньше.

- Отвечаю по порядку, Верник, - подмигнула мне подруга, - в емкости почти такое же приворотное зелье, что использовал Истархов, которое я приобрела у того же шамана в Лунгороде. Ну разве срок действия поменьше.

- Хунь, но ведь это противозаконно! – разглядывая жидкость возразила я.

- Магия не может быть противозаконной, - рассмеялась эта интриганка, - потому что ее не существует в природе, но она все же есть.

- И как действует это зелье? – спросил Стас, - а еще больше меня интересует, как Алька сможет заставить здоровенного тентурийца это выпить?

- Все гениальное – просто, - Хуня извлекла из кармана крошечную пластинку.

- Пууу… Пуууульт уууправления? – удивился Жорка.

- Точно! – Фархунду распирало от гордости, - это зелье пить не обязательно. Его нужно распылить в отсеке тентурийца, когда он там будет находиться. Срок действия – неделя, плюс-минус пара дней. Остается одна проблема…

- Какая? – не удержалась я от вопроса.

- Тентуриец воспылает страстью к первому, кого увидит после применения зелья, - вздохнула подруга.

- Значит первым, он должен увидеть нашего всуня! – усмехнулся Погодин, - влаппи я беру на себя!

- Но как мы узнаем, когда распылить это средство? – недоумевала я.

- Ча-а-арли, - сказал Жорка, доставая коробочку со своим другом и выставляя ее на стол, рядом с приворотным зельем, - а-а-а изображение я выведу на коммы. А-а-а еще вот…

Жорка вытащил какой-то приборчик и активизировал небольшой голоэкран, на котором отразилась карта.

- Что это? – восхищенно присвистнул Пашка.

- Я-я-я маячок на та-а-ангира прицепил, - выдохнул Селедкин, показывая пальцем на точку, которая двигалась по экрану, - по… подумал вдруг пригодится.

- Да ты же мой золотой! – воскликнула Хунька и, притянув Жорку за уши, страстно поцеловала его… в нос. Щеки нашего гения тут же стали пунцовыми.

Пазл сложился. Хитро переглянувшись, мы сверились с картой и выбрали небольшое тупиковое ответвление коридора, откуда предстояло наблюдать за всем развернувшимся действом, неподалеку от отсека тентурийца.

Спустя несколько минут вся наша группа заняла стратегическую позицию.

- Я за влаппи, - сказал Стас и направился в сторону лифтов.

- Ну, и я пошла… - выдохнула Хунька, сжимая в руках зелье и Чарли.

- Поспеши, кажется тентуриец покинул зал, где находился все это время, - предупредила я, внимательно наблюдая за движущейся точкой на Жоркином голоэкране.

Прошло еще несколько минут. На комме появилось голографическое изображение гостиной отсека тангира и выходящая из него Хуня. Погодин сообщил, что он нашел влаппи и ждет нашего сигнала.

- Все готово! – выпалила запыхавшаяся Хунька, присоединяясь к нас с Жориком.

В этот момент двери тангирского отсека открылись и вошел хозяин. Тентуриец потянулся, пошевелил губами и, сняв форменную куртку, вышел в другую комнату.

- Сее… сеейчас звук на-а-астрою, - улыбнулся Жорка.

Тентуриец вышел в гостиную в одном полотенце, прикрывающем бедра.

- А он ничего, - протянула Хунька, рассматривая тангира, - накаченный… Может зря ты, Алька, отказалась?

- Земляночка, землянка, - раздался с голоэкрана голос тентурийца, - непредсказуема и страстна… - тангир развязал полотенце и потянулся за одеждой, лежащей на диване, - улыбки не найдешь светлей, - продолжал декламировать он, - обворожительна, прекрасна… - тангир запахнул на своей груди широкий халат, - подобна всем цветам с полей! Аля, Аля где ты Аля…

- Оооо, да он романтик! – восхитилась Хуня – подумай, Верник! Еще не поздно все изменить.

- Да иди ты… - огрызнулась я.

- Ладно-ладно… - примирительно замахала на меня руками подруга, - ну что? Начали?

Кивнув, отправила Стасу сообщение, о том, что наша операция началась. Хуня нажала на пластинку управления и в отсеке тентурийца раздалось тихое шипение.

- Я зелье рядом с Чарли поставила, вот и слышно, - пожала плечами Хунька, в ответ на мой вопросительный взгляд.

В этот момент, тентуриец на экране застыл с блаженной улыбкой на лице. Раздался вызов от Стаса, заставивший нас напрячься.

- Что случилось, Погодин? - прошипела Хунька.

- Я подумал, что вам будет интересно, - ответил он и приложил ладонь к входной панели отсека.

Дверь отворилась и в проеме возникла внушительная фигура всуня Куси-бао.

- Курсант? - удивился гигант, - что-то случилось?

- Уважаемый фаэр Куси-бао, - отрапортовал Стас, - тангир Стшарсси приказал вам срочно явиться к нему! Отсек номер 407!

- Что-то срочное? - спросил всунь.

- На сколько мне известно - дело не терпит отлагательств! - с серьезной миной уверил его Погодин.

- Ты молодец, курсант! - похвалил его Куси-бао и похлопал по плечу.

По комму пошла рябь и соединение сорвалось.

- Не устоял на ногах Погодин, - констатировала Хунька.

Прошло еще каких-то пять минут. К нам присоединился Стас, потирающий плечо и болезненно кривящийся. А еще через минуту в отсеке тангира раздался входной вызов.

- Уже иду... иду, моя сладенькая, - пропел тентуриец и направился открывать дверь.



Четыре пары глаз внимательно следили за происходящим на экране. Дверь с тихим шелестом отъехала в сторону и перед небрежно, по-домашнему одетым тангиром Стшарсси возник огромный, черный, словно вырезанный из куска самого дорогого оникса Куси-бао.

- По вашему приказанию прибыл... - всунь замер, глядя на фривольный прикид тентурийца. Челюсть гиганта медленно отвисла, глаза вылезли из орбит от удивления и весь он застыл в такой высокохудожественной позе, словно позировал известному скульптору.

- Я вас не... - рявкнул было тангир, но потом приворотное зелье, видимо, начало действовать, шаман с Лунгорода не подвел и на этот раз, - я вас не вызывал, - уже мягким, обволакивающим голосом продолжил тентуриец, - так... пригласил, посидеть по-дружески... А то все служба и служба...

Облаченный в просторный халат Казанова подхватил под руку опешившего гиганта и повел внутрь отсека. Куси-бао отмер, как-то рассеянно заозирался, ища пути отхода, но не посмел спорить с вышестоящим начальством.

- Жа-а-алко его, - протянул Жорик.

- А он бы тебя не пожалел, - припечатала Хунька, отбив у Селедкина всю жалость к влаппи.

- Да и потом, у него была возможность удрать, - усмехнулся Погодин, - значит, не так сильно хотел...

А в это время тангир Стшарсси усадил изрядно шокированного всуня на диван, нежно гладя по его черной огромной ручище.

- Мы так долго служим рядом... бок о бок... - с придыханием продолжил он ворковать, не выпуская огромную конечность влаппи из рук, - мы так близко и так далеко. Нам следует перейти на новый виток в наших отношениях. Я предлагаю выпить за дружбу! У меня есть чудесный ракшвар двадцатилетней выдержки с самого Кронса-13. Вы же не против дружбы?

- Ннет... - судорожно сглотнув выдавил из себя всунь.

- Чудесно! Просто чудесно! - мурлыкал тентуриец, набирая на комме команду.

Панель встроенного шкафа отъехала в сторону и вперед выдвинулась полка с затейливого вида бутылками и посудой.

- Где же это, где, - тангир, изучив ассортимент бара, разлил по бокалам темно - синюю жидкость, приподнял их к свету, - взгляните, друг мой, это же чистый сапфир, ни грамма примеси, все натуральное.

Коварный обольститель, двигаясь плавно, кидая загадочные взгляды на своего огромного гостя, подошел к дивану и сел рядом с влаппи, протянув один из бокалов.

- Выпьем за дружбу! - произнес он, не отводя глаз от напряженного гиганта.

Мужчины выпили - влаппи залпом и до дна, а тентуриец, сделав небольшой глоток, медленно облизал губы, чем вызвал панику у всуня. Гигант попятился, но властная рука тангира Стшарсси легла на его колено, заставляя замереть.

- Дружба - это прекрасно! - выдохнул новоявленный ловелас, погладив мощное колено гиганта. Всунь дернулся, пытаясь отодвинуться, но уперся в спинку дивана,

- а когда двух людей связывают искренние дружеские отношения, то они начинают и называть друг друга по-дружески. Тангир Стшарсси - слишком официально, ты не находишь? Зови меня просто - Шенг. Повтори!

- Шенг, - хрипло выдохнул влаппи.

- Отлично! Просто превосходно! - пропел тентуриец и его рука двинулась от колена выше, отчего и без того выпученные глаза всуня выпучились еще больше, - Шенг из твоих уст звучит так романтично, так интимно... А как зовут тебя, Куси-бао?

- Куси-бао, - пророкотал гигант, с испугом косясь на руку тангира, которая в данный момент спустилась к внутренней поверхности крепкого бедра влаппи.

- Я спрашиваю об имени, - нежно прошептал Шенг Стшарсси, глядя в ошалевшие глаза всуня, - ну как тебя мама звала в детстве?

- Неудобно... - пробасил гигант.

- Мы выпили за дружбу и теперь между нами нет секретов! - коварно улыбнулся тангир, - говори же, как тебя ласково называла мамочка?

- Мелкий засранец, - выдохнул влаппи и смущенно опустил глаза.

Мы переглянулись между собой и рассмеялись, зажимая ладонями рты.

Тентуриец, пытавшийся в этот момент сделать очередной глоток из бокала, подавился и закашлялся. Всунь, желая помочь своему командиру, слегка стукнул его по спине. Вот зря он это сделал! Зря! Потому что от поистине героической помощи Куси-бао, Шенг слетел с дивана и закашлялся еще больше. Он хрипел и хватался за горло, пытаясь вздохнуть. Бокал выпал, разбившись об пол. Лицо тангира покраснело, он судорожно хватал ртом воздух. Наконец, отдышавшись и откашлявшись, тентуриец сел на место, еще теснее придвинувшись к предмету своей страсти.

- Нет... - выдохнул обольститель, - так я, пожалуй, называть тебя не стану. Нужно что-то более ласковое, наше общее, я бы сказал, интимное. Как на счет, скажем, малыша? Я буду звать тебя - малыш, мой малыш Куси-бао. Это так символично. Ты такой большой и сильный, такой мужественный и неприступный для всех и только для меня... для твоего... дружка ты будешь ранимым и мягким.

- Учись! Вот как нужно женщин соблазнять! - Хунька пихнула локтем Погодина в бок.

- Но он там совсем не женщину соблазняет! - обиженно простонал Стас.

- Главное в этом деле не половая принадлежность, а подход! - грозно сказала подруга и вновь прилипла к экрану.

- Я Куси-бао! - заревел всунь. Кажется происходящее потихоньку начало доходить и до туповатого влаппи.

- Ладно! - как ни в чем не бывало согласился тентурийский ловелас, - в конце концов, что может быть интимнее собственного имени. Правда, малыш? Тут главное с какой интонацией его произносить, - тангир прикрыл глаза и нежным полушепотом выдохнул, - Куси-баааооо...

Влаппи скривился так, будто в его рот выдавили килограмм лимонов.

- Ну как? - чарующе улыбнулся Стшарсси, - пробирает до мурашек, не так ли? Ты чувствуешь, как горячая волна омывает твое огромное... черное тело... да?

- Погодин, ты записываешь? - лениво поинтересовалась Хунька.

- А то как же! - огрызнулся Стасик, - всю жизнь мечтал покувыркаться с огромным мужиком!

- Ты стратегию на ус мотай, - усмехнулась желтоглазая язва, - а какого рода войска

- в расчет на месте принимать будешь. Вон Верник, как заслушалась. Наверное жалеет сейчас, что такого сладкоголосого тентурийца бортанула.

- Хунь, - не отрываясь от экрана сказала я, - мне кажется, что брачные игры самцов как-то странно на тебя влияют.

- Вот вот, - подтвердила она, - эти милые картинки будят во мне заботу о ближнем и сострадание.

- Ну, заботишься ты, положим, о Стасике, а сострадаешь кому?

- Разумеется тангиру! - невозмутимо ответила она.

- По... пооочему это? - полюбопытствовал Жорка.

- А вы представьте, что будет с тентурийцем, когда до влаппи дойдет к чему его склоняют? - наш дружный смех говорил лишь о том, что каждый из нас представил картину в подробностях.



Тентуриец, тем временем, поднял руку и бережно коснулся щеки всуня костяшками пальцев.

- Такая нежная кожа у такого сурового воина, - мурлыкал он, положив вторую руку поверх халата себе на пах, где невооруженным взглядом просматривалась выпуклость, - и эти плотно сжатые губы, они такие манящие... созданные для поцелуев... Почему я заметил это лишь сейчас? Сколько времени упущено... сколько...

Куси-бао так и сидел, как статуя, выпрямив спину, по прежнему держа в руке пустой бокал. Как только тенруриец коснулся его, раздался звон и бокал осыпался на пол горкой стекла. Алая кровь всуня закапала на светлое покрытие отсека.

- Что же ты наделал, глупышка! - воскликнул тангир, срываясь с места. Через несколько секунд он уже вернулся с аптечкой и заботливо заклеивал порез на руке гиганта, - не могу видеть, как ты страдаешь!

Шенг Стшарсси не выпускал огромную черную конечность, на которой пятном выделялся свежий заживляющий пластырь. Тангир держал ее между своих ладоней бережно, как драгоценность, как сокровище. При этом выражение на его лице было непередаваемым, там смешались забота, беспокойство, нежность и восхищение. Набравшись смелости, тентуриец поднес гигантскую кисть к своим губам и коснулся ими толстых, как сардельки, пальцев.

- Тангир Стшарсси! - взревел влаппи, подскакивая с дивана, - что Вы себе позволяете?

- Сидеть! - опомнился Казанова, лишившись вожделенного объекта страсти, и... горемычный, но дисциплинированный Куси-бао не посмел ослушаться приказа своего командира, покорно опустившись на место, - твои действия озадачивают меня! Разве я был с тобой груб? Разве я слишком напорист? Нашу страсть не удержать в рамках, она бурлит, как проснувшийся вулкан на Такинаве и скоро прольется мощными потоками лавы! Твоя близость сводит меня с ума!

Шенг схватил обеими руками голову влаппи и припал к его пухлым губам голодным жадным поцелуем.

- Меня сейчас вырвет, - всхлипнул Стас.

- Я всегда знала, что по настоящему слабый пол это мужчины! - подколола его Хунька.

- Да, уймитесь вы уже! - не выдержала я, - когда разыгрываем следующую часть плана?

- А что они уже до кровати дошли? - перевела взгляд на экран Хуня.

- Нее-ет, - сказал сосредоточенный Жорка, - я е-е-еще Ча-арли не передвигал.

Ошарашенный всунь, бешено вращая глазами, откинул от себя тентурийца, словно тряпичную куклу. При падении халат тангира задрался, явив невольным свидетелям сцены голую мускулистую задницу, которой он и плюхнулся благополучно прямо в осколки от бокала всуня.

- А-а-а-а-а-а-а-а! - завопил от боли Шенг Стшарсси.

- А-а-а-а-а-а-а-а! - заорал влаппи, пытаясь стереть со своих губ ощущение поцелуя тентурийца. Глаза гиганта медленно наливались кровью, огромные, как лопаты руки, сжались в кулачищи и он прошипел, - у-у-убью-ю-у-у!

- А ну на место! - рявкнул тангир, тяжело поднимаясь с пола.

Влаппи снова сел на диван и захлопнул рот, пока тентуриец что-то набирал на комме. Прямо из пола около дивана вынырнуло огромное зеркало и тангир, задрав халат повернулся к нему спиной, рассматривая свой пострадавший тыл.

- О, боги! - застонал он, - за что мне такое наказание! Как же больно... Всунь Куси- бао!

- Я! - подскочил влаппи, встав по стойке «смирно».

- Окажите вашему командиру первую помощь! - приказал Стшарсси.

- Есть! - всунь бросился к аптечке, но затем смерил взглядом оттопыренную, в порезах задницу тентурийца и завис.

- Мне еще долго ждать! - рявкнул тангир, - удалите стекло и заклейте пластырем!

- Есть, - обреченно отозвался всунь, не весело так отозвался, горько...

Тяжело вздохнув, дисциплинированный влаппи склонился над пострадавшим местом своего командира. Черные ладони медленно ощупывали мускулистый зад тентурийца на предмет оставшихся в нем стекол.

- О-о, это не выносимо, - стонал раненный обольститель, прогибаясь в спине и пытаясь достичь более тесного тактильного контакта с рукой Куси-бао, - твои нежные руки, бережные прикосновения...

- Стойте спокойно, тангир Стшарсси! - прорычал влаппи, извлекая стекло из ягодичной мышцы стенающего тангира.

- Это выше моих сил... - прохрипел тентуриец, Его дыхание стало прерывистым, а рука потянулась под халат к паху.

- Аля! - скомандовала Хуня, - твой выход! Не забудь забрать Чарлика и баллончик из под зелья.

- Помню. Ну, я пошла! - вздохнув, направилась к отсеку тангира Стшарсси.

Набрав на входной панели код допуска, задержала дыхание, чтобы не засмеяться от увиденной картины и вошла. Мое появление вызвало замешательство у двух, занятых своим странным делом, мужчин.

- Кадет Верник! - громко и четко отрапортовала я, - прибыла для приватной дисциплинарной беседы!

Влаппи как ошпаренный отпрянул от тангира, открыв моему взгляду его голый, раненый тыл. Тентуриец развернулся, посмотрел на меня и простонал:

- Что за день! Ну, никакой личной жизни!

- А что это вы тут делаете? - наигранно растерянно спросила я переводя ошарашенный взгляд с одного командира на другого.



Под кожей насыщенного цвета оникса румянец разглядеть было невозможно, но сильное смущение Куси-бао выдавали жесты. Тентуриец, в очередной раз проворчав что-то жалостливое, одернул халат и прикрыл свой раненый тыл.

- Нет, мои глаза никогда меня не подводили! - решила брать быка за рога, - сначала вы, тангир Стшарсси, не принимаете моих извинений, потом заставляете поверить в свою заинтересованность, настойчиво приглашая сюда и даже предоставляя личный доступ, - перевела взгляд на сжавшегося в углу дивана гиганта и сказала ему, - он мне личный доступ дал! А вам, уважаемый фаэр Куси- бао, этот разрушитель девичьих грез давал доступ? - я пристально смотрела на черную тушу, которая отрицательно мотала головой так, что трещали шейные позвонки, - то-то и оно! Нет, по началу меня, конечно, смутило его предложение, но потом, поразмыслив...

- Кадет Верник! - зарычал тентуриец, бросившись ко мне, - что Вы себе позволяете!

- Ах, оставьте! - я оттолкнула тингира.

Не удержавшись на ногах, он плюхнулся на диван. Да-да! На то самое раненое седалище, из которого совсем недавно ответственный всунь вынимал осколки и, видимо, вынул не все! Горе-развратник взвыл!

- Вооот! - припечатала я, кричащего от боли тентурийца, - вот к чему приводят спонтанные гомосексуальные связи!

- Чтоо-о-о? - взревел Куси-бао, которому, кажется, только что мои слова открыли глаза, на происходящее здесь.

- Ну ладно тентурийцы, вся Вселенная знает об их невоздержанности и сексуальных экспериментах, но вы то, уважаемый всунь!., - я с укором посмотрела на черного гиганта, а для весомости еще и осуждающе покачала головой, - вы то! От влаппи, чьи традиции уходят корнями в глубину веков, категорически порицая подобный разврат, я такого не ожидала! Как вы могли?!

Закрыв лицо руками, всячески уговаривая себя не захохотать в голос, я театрально всхлипнула.

- Это не то что вы подумали, кадет! - раздался бас Куси-бао.

Тентуриец, шипя от боли в истерзанных ягодицах, потихоньку сползал со злосчастного дивана.

- Разумеется! - я тут же перешла в наступление, - несмотря на мою молодость и наивность, мне известно с какой фразы начинаются все истории о изменах! Жена застает мужа в объятиях другой или, как в данном случае, другого, и, что она слышит в ответ? Что, я вас спрашиваю? Дорогая, это не то, что ты подумала - вот, что она слышит, уважаемый фаэр Куси-бао!

Влаппи сдавленно застонал закрыв лицо огромными ручищами.

- Малыш... - бросился к гиганту, только что пришедший в себя тентуриец, едва заслышав его стоны.

- Малыш?.. Вы, бессердечный, называете его малышом? При мне? - не унималась я. - и это после всего, что между нами было?

- Верник, заткнитесь! - заревел тангир Стшарсси, - между нами ничего не было!

- Как это не было? - разошлась не на шутку, - я на вас налетела в дверях столовой, вы же не будете это отрицать?

- Не буду, - опешил тентуриец.

- Я перед вами извинилась? - он кивнул, - мои извинения не были приняты? - тангир завис, - они не были приняты! И поэтому я здесь!

- Я принимаю ваши извинения, кадет Верник! - заорал на меня страдалец, держась за пострадавшую пятую точку, - довольны?

- То есть сейчас, вы при свидетеле, - я ткнула пальцем во всуня, - говорите, что наш инцидент в столовой исчерпан и мои извинения приняты?

- Да! - рявкнул взбешенный тангир.

- И вы не станете мне всячески мстить и преследовать? - гнула свою линию я.

- Не стану! - сверкая глазищами, выкрикнула жертва приворота.

- Вы это слышали? - уставилась я на ошарашенного влаппи и, дождавшись его кивка, продолжила, - свидетелем будете!

- Кадет, - глядя на меня, устало сказал Шенг Стшарсси, - может вы уже покинете мой отсек?

- С удовольствием, тангир, - улыбнулась ему в ответ. Сделав вид, что обронила нужную вещь, я незаметно подобрала прозрачную емкость от зелья и жучка, - только фаэра Куси-бао заберу.

В глазах влаппи сверкнули надежда, облегчение и дикая, нечеловеческая благодарность.

- Неееет, - возразил тентуриец, - малыш останется здесь!

- Не знаю кого вы там малышом называете и соответствуют ли его размеры этому слову, но всунь Куси-бао находится на службе и в данный момент его по всей Академии разыскивает начальство!

- Кто его разыскивает? - зло сощурился тангир.

- Легар Сорг, - не моргнув, вдохновенно соврала я, а тентуриец сдулся, как-то сразу обмяк и хотел снова опуститься больной точкой на диван.

- Стоять! - пришлось мне рыкнуть на незадачливого Казанову, - и еще, тангир Стшарсси, обратитесь за квалифицированной медицинской помощью. Сами! Потому что в противном случае, я пойду с вами и расскажу свое видение ситуации.

- Вы мне угрожаете? - прошипел злой как демон тентуриец.

- Предупреждаю, - не дрогнула я и, вытолкав вперед себя огромную тушу всуня, нажал на панели команду автоматического закрытия дверей.

Оказавшись в коридоре, мы оба привалились к стене, судорожно переводя дыхание.

- Что это сейчас было? - прохрипел влаппи.

- Домогательство, - невинно пояснила непонятливому гиганту, - я вас только что спасла от изнасилования вышестоящим сексуальным маньяком!

- Я смог бы с ним справиться! - самодовольно заявил всунь, но, посмотрев на мою скептическую ухмылку, заткнулся.

- Вот скажите мне, уважаемый фаэр, Куси бао, что для влаппи дороже своя жизнь или честь клана?

- Честь клана! - гордо ответил он.

- За прелюбодеяние с мужчиной вас ожидала бы всего лишь смерть, а не выполнив прямой приказ командира - вы навлекли бы бесчестие на весь ваш клан. Так-то.

- И что мне делать? - озадаченно произнес гигант, - вдруг он опять?

- Я думаю, у него эта блажь скоро пройдет. Тентурийцы такие не постоянные. Он же ранее не проявлял к вам интереса?

- Нет, - пророкотал Куси-бао.

- Ну вот видите! Значит, я права, - подхватив его под локоть, повела вдоль по коридору к следующей части нашего плана, по дороге объясняя прописные истины,

- но вы можете объяснить ситуацию главе своего клана и попросить у него совета.

Сразу за поворотом мы столкнулись с обеспокоенным Стасом.

- Кадеееет, - зло прошипел влаппи.

- Слава Богу, с вами все в порядке! - невинно похлопал серыми глазищами Погодин, - а я так переживал! Так переживал! Сразу понял, что дело там не чисто! Даже вон Верник к вам на выручку послал.

- Это правда? - всунь перевел взгляд на меня.

- Не совсем, - улыбнулась я, - план по вашему спасению мы разработали втроем. Точнее, Стас нам сообщил о вашем тяжелом положении, другой кадет все спланировал, а я всего лишь воплотила задуманное в жизнь.

- И кто же мой третий спаситель? - поинтересовался Куси-бао.

- Кадет Селедкин, - сообщил Стас.

- Это недоразумение с дефектом речи? - влаппи скривил лицо от отвращения.

- На Земле заикание не порицается, - пришлось объяснить мне, - а сегодня, этот скромный герой спас честь всего вашего клана!

- Да, - согласился всунь, - вы правы. Придется мне к нему присмотреться и если не изменить о нем мнение, то, по крайней мере, не заострять внимание. И как вы его терпите...

- Он наш друг, - просто ответил Погодин.

- Кадеты, благодарю за службу! - провозгласил Куси-бао.

- Рады стараться! - хором ответили мы, вытянувшись по струнке.

- Вольно, - усмехнулся довольный влаппи, - ну, а теперь пора, меня ждет начальство.

- Тут такое дело... - начал Стас.

- Что случилось? - нахмурился гигант.

- Никто вас не ждет, - созналась я.

- Как это? - недоумевал всунь.

- Мне пришлось соврать, чтобы вырвать вас из похотливых лап тентурийского маньяка, - говорила, а сама едва сдерживала смех.

- Ну... - видимо, там под лысой черепушкой сейчас шел нешуточный мыслительный процесс, - тогда вы поступили верно, но впредь, постарайтесь избегать лжи, кадет!

- Приложу все усилия, - заверила я гиганта.

- Странная вы раса - земляне. Странная. Вы опасны своей непредсказуемостью. Ваше мышление сродни вирусу в программном обеспечении, - вдруг выдал он и, кивнув нам на прощанье, скрылся за очередным поворотом.

Минуту мы со Стасом молча смотрели друг на друга, а потом...

- Получилось! - заорал Погодин и закружил, подхватив на руки. 


Глава 14. | Звездная Академия. Алька Верник и наследие предков | Глава 16