home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Мы молча, под оглушительные аплодисменты зала и приветственные крики взошли на платформу и перенеслись к выходу. И лишь когда огромные резные двери захлопнулись за нашими спинами смогли выдохнуть и в недоумении уставились друг на друга.

- Чо это было? - выпалил Стасян.

- Насра... Насра... Нас радовать это должно! - начал было отвечать ему Жорка.

- Насра... Насра... - по привычке поддел его Стас, - ты, Жорка, теперь не просто Жоффрей, ты курсант ВЗА... А там твои каламбуры не правильно понять могут! Хотя ВЗА тоже звучит неоднозначно. И отправили нас всех в ВЗА!

Напряжение последних двух месяцев спало окончательно и мы дружно рассмеялись.

- Предлагаю отметить это событие! - Хунька, как всегда, всех взбаламутит, а сама потом самая трезвая окажется, - Выпить и немедленно!

- Я не могу... - замялась я, - мне домой к Денису надо.

- К Денису, к Денису, - передразнила подруга, - да он тебя еще как минимум пять часов еще не ждет! И вообще, Алька, ты же живая была, веселая, а стала... Как с Истарховым своим связалась совсем от коллектива отбилась. Летите же вместе! Успеете еще намиловаться.

- Не могу я, Хунь, - бросила умоляющий взгляд на подругу, - ребята, а давайте вечером, а? Сейчас по домам, а часиков в восемь в 'Пузатом боцмане', как в былые времена?

- Что с тобой поделать, раба любви, - рассмеялся Стас, - я за!

- Как ябу... Как ябу... - затараторил Жорик.

- Брат, - по-родственному похлопал Селедкина по плечу Погодин, - да ты совсем охальник. Выражается... При дамах...

- Да, иди ты! - отмахнулся Жорик, - как ябу... как я буду туда добираться? Я же не местный!

- Ах вот оно что, - понимающе усмехнулся Стас, - а я тебя заберу в 7.40 из общаги. Встретимся у входа, не опаздывай!

Погодин помахал нам рукой и поспешил к общественному телепорту. Жорик тоже, кивнув на прощание, побрел к зданию мужского общежития. А мы с Хунькой направились к стоянке личных флайкаров. Транспорт конечно не из дешевых, но подруге, как представительнице и наследнице великого тентурийского аристократического семейства с совершенно непроизносимой фамилией было вполне по карману. А я, я беззастенчиво пользовалась подружкиными дивидендами, тем более, что жили мы с ней всегда рядом, а сейчас с Денисом снимали небольшую квартирку вообще в соседнем доме и нам было по пути.

- Аль, бросала бы ты уже своего Истархова, - завела привычную песню Хунька. Уж не знаю чем, но Денис ей не нравится с первой минуты их знакомства. В его присутствии, она вся подбиралась и шипела не хуже дикой кошки, - ну поиграла немного, для здоровья, для лишения девственности, а то ее наличие в твоем возрасте было уже просто неприличным, но и хватит. Пора и честь знать. Он, конечно, первый парень на деревне, но есть в нем что-то... В общем поверь мне на слово, подруга! Как великой ведьме великого узбекского народа! Пованивает он...

- Хуня!!! - возмутилась я.

- Ну припахивает. Подумаешь, не так выразилась, нисколько не смутилась она.

- Во-первых, никакая ты не ведьма! Во-вторых, условно чистокровная узбекская родословная изрядно разбавлена тентурийской! А в третьих, Хуня, милая, я искренне не понимаю, почему ты всегда говоришь плохо о человеке, которого я люблю! Мне же это неприятно. Я люблю вас обоих, а вы все время ссоритесь.

- Алевтина, вот ты такая умная, но все же дурочка, - выдала Хунька, - ну кака така любоф? Ты просто очень ответственная и порядочная, а я не удивлюсь, если Истархов твой за твоей спиной шашни крутит.

- Хуня! - окончательно разозлилась я.

- Ладно, ладно! - примирительно подняла вверх руки подруга, - давай поговорим на другую тему. Как тебе белобрысый ректор? Красавчик! Конфетка! А голос! Алька!!! Я чуть в трусы не написала от восторга.

- Белобрысый, остроухий, эльф, - резюмировала я.

- Эльф? - недоуменно уставилась на меня Хуня, - Эльф... А Саурон... гномы с волосатыми ножками отважные клыкастые парни? А что, похож.

Мы рассмеялись, дошли до ее манерного бирюзового флайкара. Летун вздрогнул и, приняв нас на борт, плавно поднялся, встраиваясь в нужный воздушный поток.

Численность флайкаров была на редкость небольшой. Взяв курс домой, мы довольно быстро вывернули из транспортных потоков бывшей русской столицы, в окрестностях которой и располагалась наша летная школа. Фархунда провела пальчиком по сенсорной панели, перестраивая летун на разрешенную за городом скорость. Еще каких-то двадцать минут и мы будем в Питере. Родной город, совсем не такой, как на старинных гравюрах и картинах. Он был наполовину разрушен сто пятьдесят лет назад, когда Земля боролась за свою независимость от насильственной колонизации Тентура. А потом его отстраивали заново, по крупицам собирая информацию о старинных видах зданий и улиц, стараясь ни в чем не изменить его облик. Когда-то давно этот город называли 'музыкой застывшей в камне', сейчас все каменные строения утопали в зелени. Оживленные трассы исчезли, превратившись в парки, скверы и тенистые пешеходные зоны. Машины, в которых использовался двигатель внутреннего сгорания, давно изжили себя и канули в Лету. Им на смену давно пришли многофункциональные телепорты, скоростные подземные и воздушные монорельсы и вот такие флайкары на гравитационных ускорителях, как у Хуни. С развитием технологий расстояния сократились. Оно и понятно, ведь человек живущий, скажем, в Уфе всего за час мог добраться к родственникам в Лос-Анджелес.

Последняя страшная война объединила людей, заставив забыть о собственных распрях. Границы между странами исчезли, превратив нашу прекрасную планету в зеленый тенистый рай с теплыми морями, ласковыми океанами и кристально-чистыми озерами, где в любом уголке мира каждый человек чувствовал себя дома.

- Может махнем на рыбалку? - отвлек меня от мыслей голос подруги, - говорят, на Волге сейчас осетры до ста килограмм попадаются.

Я покачала головой.

- Аль, ну не кисни! Все же прекрасно! - не успокаивалась она, - мы вместе и мы поступили. Нас ждут такие приключения! Ох и надерем мы в этой академии инопланетные задницы!

- Хуня! - улыбнулась я, - никогда не замечала за тобой такой кровожадности.

- А ее и не было... - она о чем-то задумалась, а потом тихо добавила, - пока я прошлым летом не побывала у деда, на Тентуре. Знаешь, Алька, они считают нас существами второго сорта. Словно земляне и не люди вообще, а обезьяны какие-то. Они до сих пор в шоке, как это обезьяна смогла взять палку и прогнать туристов из своего леса, а то, что эти туристы грабили этот лес и насиловали этих самых обезьян никто из них не помнит.

- Хунь, - попыталась успокоить я, - просто вот уже несколько десятков лет наши цивилизации почти не сталкиваются. А после вступления Земли в МНК даже все торговые сделки совершаются на нейтральных территориях типа Лиры-7. А на Землю прилетают лишь немногочисленные туристы или, как твой отец, представители дипломатического корпуса.

- Мой отец... Алька, мой отец - благородный тентуриец, аристократ от кончиков пальцев ног до макушки, до сих пор себя винит в слабости. Он огорчен тем, что оказался настолько бессилен, что переспал с земной женщиной. Мы для них, как наркотик. Они словно крысы, закрывают глаза и идут на запах сыра. А потом, когда дурман рассеивается, они вспоминают об этом с брезгливостью. Никто не знал о том, что я выучила тентурийский, отправляясь к деду. И вот идет прием в честь моего прибытия и вдруг я слышу, как судачат две тентурийские кумушки. Одна другой говорит - 'Это и есть внучка Ташшшанира, потомство его сына и животного с Земли?' Алька, они назвали мою мать животным! А вторую радовало то, что тентурийские сильные и могучие гены подавили земные и я родилась настоящей тентурийкой, хотя и обладаю тем притягательным запахом, как мои дикие соплеменники. Дикие, Алька!

- Мне кажется, ты преувеличиваешь, - я пыталась подыскать слова, но они почему-то не находились, сказанное Хуней задело и меня, - после вступления Земли в Коалицию они будут вынуждены считаться с нами.

- На глазах у других рас - да! Но будь готова к подлости тентурийцев и их странному к нам отношению.

- Полагаешь, что в Академии нас могут преследовать тентурийцы? - удивилась я.

- Аль, ты чем слушала-то? - рассмеялась Хунька, - я тебе на чистом всеземном говорю - их тянет к нашим женщинам физически, на уровне запаха. Мы для них привлекательные сексуальные партнеры, так что - да, внимание тентурийцев нам обеспечено. Но и ненависть, предвзятое отношение, придирки с их стороны не исключены, даже вполне возможны. Потому что, Аль, это менталитет их родной планеты, пропаганда их правительства. Кто-то сильно расстроился, что такая богатая колония уплыла из его рук.

- Ну мы же готовы? - усмехнулась я, заметив озорной блеск в глазах подруги.

- О, даааа! - протянула она, - еще немного приготовлений и мы будем готовы ко всем неожиданностям. Завтра я слетаю в Лунгород на черную барахолку и кое-что прикуплю.

- Нет, - рассмеялась я, - ты этого не сделаешь. Там же продают...

- Вот именно! Именно! Там продают разные магические штуковины от всех колдуний и шаманов этой вселенной, и я намерена вооружиться.

- Ты не исправима! - закатила я глаза.

- Знаешь, ты тоже! - не осталась в долгу Хунька, - твоя маниакально-паталогическая тяга к Истархову просто поразительна. Тут попахивает приворотным зельем с Тсуры.

- О, Боже! Хунь, не говори ерунды, - привычно отмахнулась я, - просто тебе не нравится Денис, но мы любим друг друга.

- Да, мне не нравится Денис, - безропотно согласилась она, - а ты знаешь, кем была моя прабабка. Предчувствия меня не обманывают!

- Ты перечитала литературы о ведьмах, мистике и прочей нечистой силе, а все неизвестное давным-давно объяснили ученые, без всякой магии.

- Подлетаем, - флайкар плавно спланировал на специально оборудованную под стоянку крышу Хунькиного дома, - так какие планы?

- Вечером с вами, - отозвалась я, вылезая из кабины флайкара, - завтра с родителями, а послезавтра хочу слетать к прапрабабушке. Давно ее не видела, да и День рождения у нее скоро.

- Это же сколько бабушке Пелагее стукнет? - присвистнула подруга, заходя вслед за мной в скоростной лифт.

- Сто сорок восемь лет, - улыбнулась я.

- Огоооо! А на вид больше сорока и не дашь! - в который раз восхитилось подруга, - повезло тебе с генетикой, Верник!

- Тут не поспоришь. Только знаешь, странная у нас генетика. Вроде никаких отклонений врачи не находят, а живем долго, рождаются только девочки. Началось все с бабушки Пелагеи. Хотя, сейчас любой человек может дожить до ста пятидесяти и даже больше, лишь бы галокредитов хватило.

- Не думаю, что Пелагея Джоновна тратит галокредиты на поддержание своей молодости, - Хунька откровенно веселилась, - не в ее характере.

- Да, - тут же согласилась я, - бабушка сейчас откапывает подводный город около побережья Японских островов. Говорят он еще времен Атлантиды. Ей по косметическим клиникам бегать некогда, никогда не сидит на месте.

- Ээээх... - вздохнула подруга, - а мои родственники к семидесяти годам уже выглядят древними развалинами, как тот город, который бабушка Пелагея откапывает.

- Не переживай, тентурийцы живут до трехсот лет, а в тебе победили их гены. Сама же говорила, - подколола я Хуньку, - так что и от твоего отца есть ощутимая польза. Он улучшил генофонд твоей семьи.

- А ведь ты права, - двери лифта бесшумно растворились, открывая проход на Хунькин этаж, - Ну, до вечера, подружка!

Она чмокнула меня в щеку и вышла, а я помахала ей рукой на прощанье.

На крыльце дома, где мы с Дэном снимали небольшую квартирку, я увидела консьержа-андроида Степана Емельяновича. Как всегда, на нем была одежда в старинном русском стиле. Красная вышитая косоворотка и черные шаровары, заправленные в высокие, до блеска начищенные, хромовые сапоги, замечательно смотрелись на ладной фигуре робота. Картуз консьерж держал в руках, подставив лицо светилу, видимо, подзаряжал свои солнечные батареи.

- Доброго денька вам, любезная Алевтина Сергеевна! - поприветствовал меня Степан Емельчныч, поклонившись в пояс.

- Здравствуйте, - улыбнулась я добру молодцу, - все ли ладно в нашем королевстве?

- Да, что с им сделаится? - отмахнулся робот, - а вот у вас гости.

- Гости? - удивленно спросила я.

- Дак, не более часа назад ваш Денис Александрович, стало быть, прошел и краля с ним, - выложил, как на духу, консьерж, - пресимпатичнейшая я вам скажу дамочка. Да-с. Но до вашей красы, милая Алевтина Сергеевна, далеко ей.

- Странно, мы гостей не ждали, - озадачилась я, - пойду посмотрю, кто к нам пожаловал. Хорошего вам дня, Степан Емельянович.

- И вам, девонька. И вам.

Задумавшись, я не спеша миновала просторный холл, стилизованный под древнерусский терем. Мне всегда нравились расписанные под хохлому сводчатые потолки, поддерживаемые резными каменными колоннами, изразцовая печь в углу, черно-красные мозаичные полы. На полках вдоль стен примостились старинные самовары, деревянные колеса, прялки и даже валенки. Оказываясь здесь, я всегда ощущала, что попала в старую, волшебную сказку. А может, мне так казалось, потому что душа пела и хотелось поверить в самые необыкновенные и удивительные чудеса.

Лифт быстро доставил на нужный этаж, и я, подойдя к квартире, приложила руку к панели замка. С тихим шелестом устройство идентифицировало папиллярный рисунок и двери открылись. В прихожей зажегся неяркий свет, приветствуя хозяйку, в остальном же, в квартире царила тишина. Странно, неужели консьерж напутал и обознался, хотя с роботами этой модификации такого просто не может произойти. Их сенсоры направлены на дистанционное сканирование сетчатки глаза.

Скинув форменные сапоги, всунула ноги в мягкие домашние тапочки и блаженно вздохнула, мне даже померещился стон. Стоп. Стон действительно был, потому что он повторился и принадлежал явно не мне. Это был нормальный такой мужской стон. Денис? Прислушалась. Снова сдавленно застонали. Боже! Ему плохо! Его пытают! Паника накатила приливной волной и я сорвалась с места. Завернув за угол, обнаружила закрытую дверь нашей спальни. Мы с Дэном ее никогда не закрывали.

Точно! У него хотят выведать какой-нибудь военный секрет, они специально подгадали такое время, когда меня не будет дома и напали. Держись, милый! Я сейчас! Скинув тапочки, я на цыпочках прокралась на кухню и вооружившись огромным кухонным ножом бесшумной тенью рванула к спальне. Дотронулась до сенсорной ручки и дверь плавно отъехала в сторону.

- Попались гад... - и тут я осеклась.

На постели стонал Денис а между его ног сидела голая девица, вобрав в рот его член. Чавканье, которое она издавала при этом было крайне неприличным... Увидев меня с ножом в руке, глаза Дениса округлились от ужаса, он как-то неловко дернулся. Видимо, страх спровоцировал скорейшее окончание разыгравшейся передо мной сцены и Дэн кончил, выгнувшись и простонав: 'Ааааляяя...'. Девица, не ожидавшая такой спонтанной разрядки, подавилась и закашлялась. А я... Я... У меня опустились руки и нож упал на пол.

В голове царил хаос. Что же говорят в таких случаях? До меня все никак не доходило, что мой любимый, мужчина, которому я принадлежала вся без остатка, которому я верила мог вот так просто меня обманывать. Глупо. Как же глупо все вышло. Денис первый вышел из ступора, попытавшись оттолкнуть девицу, захлебывающуюся кашлем. Ее лицо покраснело, а тушь черными потоками вместе со слезами текла по щекам. 'Дешевая, - подумала я, увидев разводы, - как и ее любовь.' Молча развернулась и ушла на кухню.

- Аленький, я все объясню, - побежал за мной Денис, на ходу напяливая на себя штаны.

Войдя на кухню, первым делом, рванула на себя рамы, распахивая окно настежь. Удушающий запах чужого секса жег мне легкие, лишая возможности дышать. Порыв ветра откинул назад непослушные, выбившиеся из косы пряди и приятно освежил разгоряченное лицо. Я взглянула на небо. Небо, оно всегда меня манило, притягивало. Я грезила полетами, я мечтала летать всегда, сколько себя помнила. И учиться в летную школу пошла, чтобы стать хоть на шаг ближе к своей мечте. Почему же за последний год я ни разу не смотрела на него, ни в дневную синь, освещенную солнцем, ни на нахмуренные облака, даже свои любимые звезды я не замечала вот уже год. Что произошло? Денис затмил для меня весь мир, отодвинув мечту. Нет. Задвинув ее в далекий чулан, как что-то ненужное и неважное, оставив взамен лишь себя. Ради него я жила, вокруг него вертелся весь мир, даже этот ненавистный конкурс я выиграла ради него. И что получила? Оперлась на подоконник, вдыхая свежий воздух.

- Что ты задумала? - Денис рванулся вперед и обняв меня за талию отодвинул от окна, прикрывая рамы, - не смей, слышишь?

- Что? - до меня упрямо не доходил смысл его действий.

- Я не отпущу тебя! Ты должна жить!

'О чем это он?' - судорожно размышляла я.

- Ты подумал, что я хочу трагически завершить свой жизненный путь от неразделенной любви? - озарило меня.

Озадаченное лицо Дениса, на котором прочесть мою правоту не составило труда, рассмешило меня и по кухне разнесся мой заливистый смех. Я смеялась так, что из глаз полились слезы. Всхлипывая, вытирала их рукавом парадного кителя, снова смотрела на Дениса, явно сомневающегося в моей вменяемости, и снова смеялась. Только минуты через две смогла отдышаться и выдавить из себя:

- Истархов, окно открой. Не собираюсь я бросаться с семьдесят четвертого этажа.

- Да ты почти вылезла в него! - прошипел Дэн.

- Только потому, что твоим развратом провоняла вся квартира, - спокойно ответила я, и оттолкнув его плечом, заказала у кухонного автомата с напитками ромашкового чая.

Повернувшись, увидела застывшего Дениса. Он сглотнул и прошептал:

- Раньше тебя не раздражал мой запах.

- Так своё, оно не пахнет, Истархов, - улыбнулась я, - а ты с сегодняшнего дня и до скончания времен больше не мое.

- Аля... - он нервничал. Он всегда натирал костяшки пальцев, когда нервничал, - позволь мне объяснить.

В этот момент на кухню выплыла пассия Дениса. Лицо вошедшей показалось мне смутно знакомым. Кажется, я видела ее в летной школе. Девушка училась на курс младше и Дэн преподавал у них космическую навигацию.

- Здравствуйте, - девица оказалась еще и вежливой, - меня зовут...

- Не люблю перегружать память лишней информацией, - откровенно нетактично перебила ее я, поворачиваясь спиной к вошедшей и давая понять, что разговор закончен и она здесь явно лишняя.

- Я позвоню тебе, любимый, - обиженно всхлипнула 'наша гостья' и выпорхнула из кухни, а судя по щелкнувшей в прихожей двери, и из квартиры тоже.

- Она позвонит тебе, любимый, - на всякий случай перевела я слова девушки Денису, который снова подозрительно застыл.

Пискнул автомат с напитками и за стеклом появилась дымящаяся чашка. Проходя мимо соляного столба Дениса помахала у него перед глазами ладошкой.

- Э-ээээй! Отомри! - скомандовала я, доставая вожделенный напиток, - кто-то грозился рассказать, как непослушный, самостоятельный член в обход хозяина нагло прыгает в чужие рты.

Усевшись за стол, с наслаждением отхлебнула ароматного чая. Прикрыв глаза, я чувствовала, как приятное тепло стекает по пищеводу, словно размораживая меня изнутри. Нет, все произошедшее до сих пор казалось мне халтурно-снятым фильмом, где события происходят с кем угодно, но только не со мной, Алькой Верник. Потому что со мной такого произойти точно не могло. Еще утром Денис шептал слова любви, обнимал, целовал, желал удачи и всего через несколько часов я застаю...

Рядом скрипнул отодвигаясь стул. Не открывая глаз, почувствовала, как Денис присел рядом.

- Алька... Аленький... - начал он, накрывая мою руку, свободно лежащую на столе, своей. Я дернулась, словно до меня дотронулась ядовитая змея.

- Не смей называть меня 'Аленький', Истархов! - распахнула глаза и грозно посмотрела на него.

- Хорошо, - выдохнул он и весь как-то сдулся, плечи поникли, руки опустились, - Аля, на дворе двадцать пятый век, верность уже давно стала устаревшим понятием. Ну, что такого страшного произошло? Ну позабавился я с симпатичной девочкой, но люблю то я только тебя!

- Истархов, - меня аж перекосило от накатившей брезгливости, - ты, вот сейчас, говоришь серьезно? Ты правда так думаешь или тебе просто нечего сказать?

- Я мужчина, Аля, - он как будто не заметил моей реакции и продолжал, - а мужчинам свойственны некоторые вольности, более того - они для мужчин нормальны. Ты слишком неопытна и скованна в постели, и закономерно, что я искал на стороне определенного разнообразия.

- Раскрепощенности искал? - прошипела я сквозь зубы.

- Да, - на автомате подтвердил Денис, а потом взглянул на меня и задумался, - неужели перестало действовать? Ну да... Уже ведь год прошел.

Его последний вопрос был мне непонятен, да и не относился он ко мне. Словно Денис спрашивал сам себя. Поэтому я насторожилась и решила уточнить:

- Что именно перестало действовать?

- А? Что? - встрепенулся Дэн, но быстро взял себя в руки, - не бери в голову. Так... Ерунда одна...

- Истархов, расскажи мне все по-хорошему. Сам, - тихо предупредила я, - что именно перестало действовать?

- Аля, поверь, это не относится к тому, что сегодня произошло.

- Верю. Но это относится к моей реакции, на то, что произошло, не так ли?

- Ну... - рассмеялся он, а я заскрипела зубами от злости, - неужели ты веришь в сказки и во всю эту волшебную чушь?

И тут в моей голове всплыл наш шуточный разговор с Хуней и пазл сложился.

- Приворотное зелье? - выпалила я.

- Откуда...- начал было он, но продолжил, - не говори глупости...

- Истархов, если ты не признаешься сам, то я завтра же пойду и сдамся в медлабораторию профессору Крупсу, чтобы он выяснил какое посторонее вещество или его остаточные компоненты годичной давности содержатся в моей крови и с какой целью они туда попали. Наш эскулап очень любит работать с соединениями, оказывающими на человека психологическое воздействие, подавляющими его волю или принуждающими совершать что-то ему не свойственное, - начала я тихо, а под конец моей гневной речи уже просто орала на Дэна, - ты, видимо, слишком увлекся своей навигацией и плохо изучил действующее законодательство. Так вот, использование таких препаратов на Земле карается пятилетними принудительными работами на благо Отечества. Расскажешь честно или я иду к Крупсу?

- Расскажу, - обреченно вздохнул Дэн, - все началось с шутки. Ты ходила по школе, вся такая гордая, неприступная, желанная для каждого и в то же время ничья. Ты даже не замечала, как облизываются все мужчины, провожая тебя взглядом. Красивых женщин, их много, Аль, а такая, как ты - одна. И я хотел тебя, хотел так сильно, что порой видел во сне, как мы...

- Денис! - крикнула я на него. На самом деле, очень хотелось ударить, сделать больно, сделать гораздо больнее, чем сделали сегодня мне. А каждое слово Истархова словно нож впивалось в меня. Как же дико больно, когда тебя предают. А предательство дорогого человека в сто крат больнее.

- Как-то субботним вечером, за кружкой пива и не только, в нашем любимом баре собрались я и еще несколько офицеров нашей школы, разговор зашел о тебе, о неприступной Альке Верник. К тому моменту мы изрядно набрались и поспорили, что я смогу тебя охмурить и ты станешь моей, что я завоюю тебя в течении месяца. - Мои ладони под столом непроизвольно сжались в кулаки, - только утром, Аля, я осознал, как сглупил. А через неделю, когда ты отвергла три моих приглашения, наступило отчаяние. Ты даже не соблазнилась свободным полетом на учебном истребителе вокруг планеты, а я целый день потратил, чтобы все организовать. Тогда, потеряв всякую надежду завоевать тебя честно, отправился в Лунгород на черную барахолку и приобрел то приворотное зелье у какого-то шамана с Тсуры, а на следующий день в столовой капнул несколько капель в твой стакан с соком.

- Это тогда, когда после экзамена ты сидел рядом и держал меня за руку, объясняя промахи курсантов в полете? - осенило меня. Тогда я сидела в столовой, пила сок и недоумевала, почему я всегда отталкивала этого милого и прекрасного мужчину, как я могла не заметить его ума, красоты, учтивости, а оказывается - это были вовсе не мои мысли.

- Да, - он вновь попытался найти под столом мою руку, но я упрямо одернула ее, - в тот вечер, ты первый раз пошла со мной на свидание. Помнишь, Алень... Аля. Как нам тогда было весело? Мы катались на каруселях, ели мороженное и я выиграл для тебя в тире твоего любимого мягкого тигра. И хотя в тот день между нами больше ничего не произошло, домой я летел на крыльях и никак не мог поверить, что ты была со мной.

- Что же случилось потом, Денис? Твое счастье было недолгим?

- Да, Аля! Да! Эйфория схлынула так быстро, что я и оглянуться не успел. Ты была так близко и так далеко одновременно! Ты была со мной, ты говорила со мной, спала со мной... Но это была не ты, Аля! Это была живая кукла! Это было чертово зелье! От выигрыша я отказался, потому что всего лишь раз побыв с тобой, я понял - ты мой наркотик. Я хотел тебе рассказать... Хотел во всем признаться, прекратить все это, но я не нашел в себе сил... Приходил домой, видел твои глаза и... не мог в них смотреть! Не мог! Сначала начал задерживаться, прикрываясь работой, одно время выпивал, но возвращался к тебе, я всегда полз к тебе, Алька, потому что без тебя было в сотню раз хуже! Парадокс! Видеть тебя не мог, а не видеть не мог еще больше. Я страдал! Никак не мог вырваться из этого замкнутого круга, а потом появились другие женщины, которые, пусть мимолетно, но дарили подлинные чувства. Чееееерт!!! Аля!!! Но сколько бы их ни было, на их месте я все время представлял тебя!!! Я возвращался к тебе, как побитая собака, и падал в ноги. Я готов был скулить, вымаливая твою улыбку... И эта твоя Фархунда, она всегда смотрела на меня, словно видела насквозь, всегда в чем-то подозревала! Да, она ведьма!

- Не тронь Хуню, Истархов. В отличии от тебя, она меня не предавала, - устало ответила ему я. Было мерзко, хотелось забраться в душ и тереть себя мочалкой до тех пор, пока вся грязь, что сегодня на меня налипла, не смоется. Но тело отмыть гораздо проще, а вот душу... С душей сложнее..

- Я люблю тебя, Аля... - Простонал Дэн, - я так тебя люблю, что это чувство выжигает меня! Мне больно от этого чувства, Аля!

- Я! Я! Я! Мне! Истархов, а как же я? А мне не больно? Я верила, что на самом деле люблю тебя, а все оказалось призрачной дымкой. Ты даже совершив этот гнусный поступок, предавал меня снова и снова. Ты украл у меня целый год жизни, заменив его уродливой пародией на чувства. Ты чуть не украл у меня мечту... И это ты называешь любовью? Ты эгоистичный, жалкий и трусливый, Истархов. Видеть тебя не хочу.

Я поднялась, Дэн вскочил вслед за мной.

- Аленький! Прости... Прости меня... Не смогу без тебя!

- Стоять! - заорала я, когда он попытался обнять меня, и выплеснула ему в лицо остатки уже остывшего чая, - какой же ты... козел, капитан Истархов. И запомни, в ВЗА не будет больше Дениса и Али, теперь везде и всегда будут только капитан Истархов и кадет Верник!

- Ты прошла... - прошептал он.

- Да, я прошла! Я прошла ради тебя, Дэн, ради нашей любви... А ее никогда и не было...

- Аля...

- Исполни хотя бы последнее мое желание - не выходи из кухни пока я буду собирать вещи. Видеть тебя не могу. Противно.

Денис Истархов, моя первая, теперь уже бывшая любовь, так и остался сидеть на кухне нашей съемной квартиры, в лживом, придуманном мирке. Он не вышел пока я швыряла в большую спортивную сумку свои вещи, не вышел пока я обувала сапоги в прихожей, не вышел, когда я стирала свои данные из программы входного замка. И правильно сделал, потому что его больше нет в моей жизни, в моих мыслях и в моей душе. Только почему же так холодно и пусто, почему так хочется сжаться в комочек и скулить от горя и потери...

Я вошла в лифт, оставляя за спиной прочитанную страницу своей жизни, впереди меня ожидает еще много, много других страниц, и какими они окажутся зависит только от меня. Сквозь прозрачные стены лифта я видела небо, его синь манила, звала и вселяла надежду... Еще совсем немного и прежняя бесшабашная Алька Верник вернется, вот поплачет на плече лучшей подруги и вернется, окончательно и бесповоротно.


  ПРОЛОГ | Звездная Академия. Алька Верник и наследие предков | Глава 2