home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26.

Всю свою команду и часть команды Принцессы, в лице Айи, я, конечно же, отыскала в столовой. Есть хотелось зверски. Меня дважды за этот вечер ужином не накормили! Быстро набрав в автоматах еды, прошла за столик.

- Верник, ну где ты ходишь? Только тебя и ждем! – накинулась на меня с обвинениями Хунька, - у нас между прочим коньяк греется.

- Придется ему еще погреться, - ответила я, - вечеринка отменяется!

- Как только кетартом стала сразу зазналась, да? – прищурилась подруга, - а я в тебя верила, что ни огонь, ни вода, ни, тем более, медные трубы…

- Медные трубы нам завтра предстоят, - предупредила ребят, налегая на салат из местных овощей, очень похожих на звездочки карамболы, только со вкусом обыкновенного огурца.

- Что на сей раз придумало командование? Еще какие тайны Вселенной раскрыть? – скривился Погодин, глотнув из стакана неизменного чая с молоком.

- Боевой вылет, - ответила я, положив в рот кусочек запеченной рыбы, которую местные автоматы готовили изумительно.

Минуту за нашим столиком царила тишина а потом посыпались вопросы. Кто? Что? Куда? Сколько? Во сколько? И так далее и тому подобное… Я слушала ребят, что-то вяло отвечала, почти не замечая вкуса, поглощала свой ужин и боялась… Да, я трусила! Меня страшил не сам вылет, а то, что должно было произойти перед. Как командиру подразделения, перед боевым вылетом мне поручили провести инструктаж личного состава. Конечно, поручили только потому, что, по большому счету, кроме меня никто ничего не знал об апаньярских кораблях. Признаться в том, что и мои знания минимальны, было неудобно. Что можно о них сказать? Что разумны и умнее любого пилота? В такое поверят только земляне, даже дед смотрел на меня скептически, когда мне пришлось ему об этом рассказать. Опасайтесь их извращенного чувства юмора? Тоже… бред.

- Так значит завтра боевой вылет на Медрикс? – переспросила Хунька.

- Да, - машинально отозвалась я.

- Так… Мне срочно нужно в ангар… - засуетилась подруга.

- Стоять! – уже по инерции остановила Хуньку, - колись!

- Чего уж… признавайся… - усмехнулся Стас.

- Сговорились? – обвела друзей взглядом и укоризненно покачала головой.

- Аль, ну я подумала, что вздыбленная прическа, сделанная эленмарской принцессе апаньярской, не помешает, так что подговорила статически зарядить обруч командира. В сущности, это можно и не исправлять, в бою не помешает. А вот с Дружком сложнее… - она притихла и, видимо, соображала, как помягче мне признаться.

- Говори уже… - добродушно разрешила я.

- Ну… Мне показалось будет забавным, если за каждую неточность в полете Фингорм получит небольшой разряд в пятую точку, - призналась она.

- Чтоооо? – выдохнула я, не находя больше никаких слов.

- А что? – захлопала глазами эта бестия, - он мне сам сказал, что его задница в моем распоряжении.

- Хуня… - конечно я любила подругу, но порой ее явно заносило на поворотах и не мешало придать нужное направление, - ты мне желание проиграла?

- Да, - согласилась она.

- Так вот, озвучиваю тебе мое желание – ты хотя бы неделю даешь мне пожить спокойно, ничего не выдумываешь, никому не мстишь и ведешь себя, как образцовый…

- Всунь! – закончил за меня Стас.

- Курсант! – поправила я, строго зыркнув на Погодина.

- Понял, командир, молчу! – он показательно прикрыл рот рукой.

- Жестокая ты, Верник, - обиженно сказала Хунька, - но долг есть долг! Мне идти к корабликам все исправлять?

- Сиди уже, недоразумение, - улыбнулась я, услышав ее показательный всхлип, - сама я с ними завтра поговорю, перед вылетом.

Утро выдалось суматошным и… ранним. Вместо жуткого сигнала побудки прозвучал более жуткий сигнал тревоги. Казалось, вот только закрыла глаза и сразу нужно вставать, куда-то идти, что-то делать. Пока я пыталась открыть глаза, шустрая Хунька уже заняла санблок. В итоге до лифта мне пришлось топать одной.

За очередным поворотом меня притянули к широкой груди и знакомые уже губы властно накрыли мои. «Леденец» целовал жадно, неистово, с таким упоением, что мои ноги невольно подкосились, но упасть мне не дали, придержав за талию.

- Аля… Аленька… - шептал он, - я не знаю, как за минуту сказать тебе обо всем, что чувствую. Да, я эленмарец и у меня осталось всего двадцать лет, но если ты примешь меня, то все они твои. Слышишь, птенчик?

Ответить мне не дали, потому что сладкие губы вновь накрыли мои. На этот раз поцелуй был тягуче-нежный, ласковый, заставляющий тысячи мурашек покрывать мое тело. Дарин целовал меня, а я плавилась, горела и отвечала ему, словно это был самый последний наш поцелуй.

- Обещай, что вернешься! – горячо шептал он.

- Обещаю… - отзывалась я.

- Ко мне… - снова шепот.

- Да… - ничего не соображая, говорю в ответ.

- Береги себя, птенчик! – и снова горячие губы заставляют мою кровь бурлить.

- Буду… - откликаюсь я.

Он ласково провел пальцами по моей щеке, тревожно вглядываясь в глаза, словно запоминая каждую мою черточку.

- Тебе пора, - хрипло выдохнул «леденец».

- Пора, - повторила на автомате я.

Меня отпустили. Шаг… Еще шаг… Лифт… Команда «ангар номер два». Вспышка… И все произошедшее мгновение назад кажется сном. Вокруг шум, суета, раздаются команды, бегают курсанты… А не приснился ли мне тангир Элвэ?


- Командам боевых кораблей построиться, - звучит команда, и мы бегом занимаем свои места.

- Привет, Полкаша, - шепчу я и в ответ раздается приветственное бульканье.

- Инструктаж проведет ваш непосредственный командир, кетарт Верник, - говорит артлегар Сорг и ухмыляется, глядя на меня.

Я что-то говорю о важности полета, о составе команд, еще о какой-то ерунде... А в голове лишь его «Аля... Аленька...» Стоп! И снова о цветовых, поражающих лучах, о роли навигатора и стрелков, об ответственности командира.

- Доверяйте кораблям и, как это не странно прозвучит, прислушивайтесь к их мнению, - наконец, решаюсь я озвучить абсурдную по звучанию, но верную по сути истину, - корабль - пятый член вашего экипажа, важный и незаменимый, на время полета он ваш друг и соратник. Я желаю всем нам удачного полета!

Выдохнула и посмотрела на деда. Он стоял рядом с Аргинадом и в его глазах сияла гордость, он гордился своей внучкой! Артлегар Сорг тоже смотрел в мою сторону и поощрительно улыбался.

- По машинам! - скомандовала и едва слышно продолжила, - простите, кораблики, что так вас называю. Белиготар Сорг подошел ко мне, когда я уже собиралась подняться на борт.

- Квадрат зачистили, видимой опасности нет, - проинформировал легар, - но все же будьте предельно внимательны и очень осторожны.

- Спасибо, - улыбнулась я.

- Береги себя, птенчик, - тихо сказал он, - и скорее возвращайся... ко мне.

Кивнула в ответ и юркнула в спасительное нутро кораблика. Сегодня я уже слышала точно такие же слова. Эти эленмарцы такие разные и такие похожие одновременно. В голове царили хаос и неразбериха. Отбросив все сумбурные мысли, сосредоточилась на отлете. О новых родственниках и свалившихся вдруг признаниях подумаю после.

- Экипажу занять свои места, - сказала я, натягивая на себя обруч, - доложить о готовности.

- Второй борт к вылету готов...

- Третий... Четвертый... Пятый...

Створки шлюза раздвинулись, открывая летный коридор и «апаньярская свора» с гиканьем и улюлюканьем, слышными только мне, вылетела в свой первый рейс за многие тысячи лет.

- Красота какая! - визжала Принцесса.

- Динамично! - вторил ей Барбос.

- Раздолье, гуляет народ, вино из кувшинов пьет... - пел Тузик, но услыхав мой рык, стушевался, - спокойно, мама! Утих я.

- Вон оно кокое... поле-то бранное! - очарованно произнес Дружок, осматривая космические просторы.

- Верник, ты какая-то напряженная, - хмыкнула Хунька, - с корабликами поговорила?

- Нет... - выдохнула я, - Полкашенька, передай Дружку, что Хунины замыслы воплощать в жизнь не нужно.

- Алевтинушка, солнце наше красное, есть смысл в речах подруги твоей, - пробасил чудо-богатырь.

- Не перечь Хозяйке, - рыкнул на него Полкан, - нам ее беречь надо, она вон какая слабая.

- Духом-то посильнее многих буде, - откликнулся Дружок.

- Три минуты до объекта - доложил наш кораблик.

- Барбос и Принцесса обследуют соседние сектора, не высовываясь и составляя подробную карту, Тузик и Дружок - орбита, а мы сканируем поверхность планеты, - раздала я команды, согласно вчера разработанному плану.

- Странная у них планета, - сказал Погодин, рассматривая Медрикс в голопроекции, - одни горы и снег. Не зря они такие утепленные.

- Кто к чему привык, - откликнулась я, наблюдая, как Барбос с Принцессой оторвались от клина и ушли на задание.

- Тревога! Тревога! - предупредил Полкан, - со стороны искусственного спутника в нашу сторону движутся четыре вражеских штурмовика.

- Нас заметили? - с тревогой спросила кораблик.

- Нет, - отозвался он, - и прикрытия у них нет. Стоп! Корпус обработан тем же составом, что и «пауки».

- Откуда они здесь взялись? - не выдержала Хунька.

- Судя по температуре двигателей, летели своим ходом издалека, но вот зачем? - задумался Полкаша.

- Им что-то нужно на поверхности, - предположила я, - не могли вражеские корабли таким малым числом просто так вернуться.

- Докладывает борт «Туз», - раздался голос капитана варгов, - в корпусе неприятельских кораблей обнаружены слабые места.

На голоэкране появилась модель штурмовика, на которой красным были выделены необработанные сектора.

- Ихху... ихху... - начал Жорик.

- Нашел время для песен, - привычно встрял Погодин.

- Их хуже подготовили, - договорил Селедкин.

- Согласна, - подтвердила я, - как будто спешили.

- На них просто сильно не тратились, - грустно сказала Хунька, - они сюда умирать летели, а состав - это гарантия, что долетят и мизерный шанс на спасение.

- А ведь она права, - отозвался Полкан, - на планете четыре взрывных устройства.

- Но как? - не поверила я, - любую автоматику давно бы вычислили и обезвредили.

- В том-то и дело, что не автоматика. Устройства приводятся в действие нажатием кнопки, а механический детонатор допотопный - временной, сам сработает через сутки, без нажатия.

- Четыре корабля и четыре взрывных устройства? И штурмовики летят умирать... Что нам это дает? - попыталась я строить логическую цепочку.

- Они взорвут планету со всеми жителями... - прошептала бледная Хунька, - хана пушистикам...

- Полкаш, чей корабль? - спросила я.

- Символика Темного Круга, экипажи разномастные, - доложил он.

- Приказываю Тузику и Дружку атаковать вражеские корабли и не дать им сесть на планету. Целиться в выявленные слабые места, - отчеканила я, - мы садимся на Медрикс. Полкан, отсканировать и вывести на экран схему взрывного устройства.

Через минуту мы уже разглядывали небольшую коробку, с кучей кнопок и отверстий.

- Что-то доисторическое, века так 19-20 земного, бегущих циферок на датчике не хватает, - сказал Погодин, рассматривая это чудо науки, - конечно не одна электроника не обнаружит такого динозавра.

- Чтобы обезвредить, нужно нажать на панель семь и перерезать желтый и зеленый провода, - читал лекцию Полкаша.

- На задание идем я и Стас, - решила, все еще разглядывая схему.

- Почему это? - попыталась возражать подруга.

- Потому что ты прекрасный стрелок, а Жорик прекрасный навигатор. Вы будете прикрывать нас. Кто знает, какие там могут быть сюрпризы.

- Скорее всего никаких, - улыбнулся Погодин, - минировали-то в спешке, в нежилых зонах.

- Будем надеяться, - ободряюще подмигнула другу.

- И все-таки, жребий было бы справедливее, - вздохнула Хунька.

- Командир решил иначе, - сказал серьезно Стас, - и я полностью согласен с Алей.

- Докладывает борт «Друг», два вражеских штурмовика уничтожены. Продолжаем атаку, - раздался голос Фингорма.

- Ва-а-ас понял, - ответил ему Жорик, пока мы со Стасом облачались в костюмы с подогревом. Все же настолько холодный климат был нам не привычен.

- Докладывает борт «Барбос», обнаружена вражеская станция, - говорил Стивен, - Аля, на ней пленные, в рабских ошейниках...

- Поставьте маячок и внесите подробные описания. В бой не вступать, - скомандовал Полкан, видя мою растерянность.

- Вас понял, - ответил Стив и отключился.

- Спасибо! - искренне поблагодарила кораблик.

- Мы одна команда, не переживай, Алевтина Верник, - подбодрил меня он.

Принцесса на связь вышла тоже, но в обследуемых ею секторах было тихо. Нам повезло. Три взрывных устройства располагались в довольно доступных местах, и мы со Стасом быстро справились с их обезвреживанием, загрузив бесполезный металлолом на борт. Пусть ученые посмотрят на чудо враждебной техники.

А вот четвертое устройство устанавливали специалисты. Мало того, что оно находилось в пещере, загороженной горным пиком так, что к нему ближе чем на километр невозможно было подлететь даже апаньярскому кораблику. Его еще защищали две лазерные установки, реагирующие на любое движение и спрятанные в недоступных для автоматической нейтрализации местах.

- Проблема, - почесал лоб Погодин.

- Приду... приду... - начал было Жорик.

- А чего сразу придурок? - обиделся Стас.

- Придумаем, - закончил Селедкин и уселся в кресло, раскрыв свой дежурный мастеровой чемоданчик.

Спустя полчаса, мы все еще ждали, сосредоточенно работающего Жоффрея. Все кораблики, выполнив свои задачи, ожидали нас в условленной точке. Наконец, мастеровитый Селедкин предъявил нам двенадцать небольших стрекоз.

- О-о-от... отвлекающий ма-а-невр! - с гордостью поведал он.

- Стрекозами управляем мы, а вы короткими перебежками добираетесь до пещеры, двигаетесь по нашей команде, - проговаривала план Хунька, - хуже всего будет, когда вы полезете по скале. По меркам Медрикса невысоко, двадцать метров всего, но буран и минус пятьдесят все осложняют.

- Справимся, - отозвался Стас.

- Антигравитационные боты? - строго спрашивала Хунька.

- Надели, - сказала я, показывая нашу смешную обувь. Идти в ней было ужасно неудобно, не говоря уж про бежать.

- Ножи, ледорубы, веревки, крем от обморожения?

- Взяли, - выдохнул Стас, - кончай допрос, - мать-командирша!

- Удачи вам, ребята! - всхлипнула Хунька, выпуская нас в ледяной сумрак.



- На связь выходите каждые полминуты! - строго предупредил Полкан.

- Слушаюсь и повинуюсь, - улыбнулась я и, надвинув на лицо защитное стекло комбинезона, шагнула туда, где стало не до улыбок.

В лицо сразу ударили порывы ветра, сбивая с ног. Терморегуляция костюма спасала от холода, но совсем не защищала от снега, а датчик на экране шлема показывал -57 по Цельсию. Снег налипал на стекло, мешая обзору. Пришлось включить подогрев, от этого не стало легче. Струйки воды стекали вниз, и их было бесчисленное множество. На смену одним появлялись другие, отчего снежная, непроглядная даль казалась зловещей и полосатой.

Нам предстояло пройти около 800 метров по каменному плато до заминированной Темным Кругом скалы, а затем карабкаться по отвесной поверхности больше чем на двадцать метров вверх под обстрелом двух лазерных установок. Они тоже были старые, как и взрывные устройства, стреляли короткими лучевыми импульсами по движущимся объектам... теоретически, а вот, практику нам только предстояло испытать на своей шкуре.

Каменное плато только на карте было каменным, на деле же, мы сразу угодили в снежный плен, в котором увязли до середины бедра. Антигравитационные боты, так необходимые при подъеме, сейчас изрядно мешали передвижению из-за своей громоздкости и неудобства.

- Я пойду первым, - раздался в наушниках голос Стаса.

Где-то впереди маячила его нечеткая, расплывчатая из-за налипающего снега и бесконечно стекающих струй воды, фигура.

- Почему ты? - не то чтобы я была против, но спросить потребовала моя совесть.

- Верник, - раздался веселый смех друга, - за пять лет учебы ты этого так и не заметила. Придется озвучить прописную истину для ничего вокруг не замечающих курсанток - я мужчина!

- А я - твой командир, - подало голос мое упрямство.

- Иди за мной, командир, - саркастически хмыкнул он, и фигура впереди двинулась.

Так трудно, как эти 800 метров, мне в жизни не давалась ни одна дистанция. Даже продираться сквозь сугробы за Погодиным было довольно тяжело. Проторенная тропка тут же засыпалась новыми порциями наносимого снега, а ветер сбивал с ног.

- Прошли восемьдесят метров, - сообщала Хунька, - как слышите?

- Слышим хорошо, - отвечал Стас.

- Пятьсот... шестьсот двадцать... Семьсот...

По спине неприятными струйками стекал пот. Он бы тек и по лицу, застилая глаза, но я включила обдув, чтобы хоть что-то видеть.

- Стоп! - скомандовала подруга, - предположительная линия огня. Стас, выпускай первую «стрекозу».

Робот-насекомый, преодолевая шквалистый ветер, тяжело поднялся в воздух и пересек невидимую черту. Неправильная, рваная траектория ее полета сыграла на руку. Красные вспышки метнулись в сторону «Стрекозы», но лишь расплавили снег под ней. Два следующих луча мелькнули через какое-то время, снова не причинив вреда нашей помощнице.

- Пятнадцать секунд на перезаряд, - сказала Хунька, - Жорик говорит, что там установлен самый примитив, но примитив опасный! Поняли когда вам нужно двигаться? До скалы девяносто два метра.

- Да, поняли, - отозвалась я, и «стрекоза» вновь поднялась в воздух.

Следующие полчаса стали моим личным кошмаром. Несколько раз смертоносные лучи плавили снег буквально в метре от меня или Стаса. Мы ждали красных вспышек, разрезающих снежную пелену, и тут же начинали движение. Но какое расстояние можно пройти за пятнадцать секунд в таких условиях? Метр? Полтора?

- Стоп! Вперед! Вправо, обходите валун! - раздавались команды Хуньки.

А мы упорно сантиметр за сантиметром продвигались вперед, пока перед нами не выросла отвесная стена.

- Лазерные установки находятся на соседних скалах, - сообщила Хунька, - устранить их, не задев вас - невозможно. Держитесь, ребята! Впереди двадцать самых непростых метров и вы на месте.

- Да, - вздохнул Стас, - и осталось две «стрекозы».

- Зато сейчас вы в глухой зоне и можете передохнуть.

- Перед смертью не надышишься, - философски заметила я, опускаясь прямо в снег рядом с Погодиным.

- Поживем еще, старушка! - наигранно весело откликнулся он, обнимая меня за плечи.

А ветер продолжал хлестать нас снегом, причем направление его порывов предугадать было совершенно невозможно.

- Идем? - спросила я, спустя пять минут, когда дыхание выровнялось, а противные липкие струйки пота перестали скользить по позвоночнику под костюмом.

- Да, пора, - серьезно откликнулся друг, - Аль?

- Что?

- А ты знаешь, что я был в тебя влюблен все это время?

- Знаю.

- Хорошо.

- Погодин, ты что? Это ты так прощаешься со мной?

- Всякое может быть, - хмыкнул он в ответ, - просто сейчас мне важно, чтобы ты это знала.

- Мы выживем, не смотря ни на что! - и сцепив зубы, я направилась к скале, - Хунь, мы готовы.

- Выпускайте «стрекозу»! - скомандовала она. Голос в наушниках был не четкий и дребезжал, словно шли какие- то помехи, - ...оей ... оманде! ... связью!

Сейчас движение не требовало огромных энергозатрат, но стало еще более опасным и рискованным. На отвесной, идеально ровной поверхности скалы мы были открытыми мишенями для лучей. Все действия сложились в последовательность вспышка - болт в скалу из пневмопистолета - тридцать сантиметров вверх. На третьем метре мы потеряли предпоследнюю «стрекозу», на седьмом - последнюю... и связь с Полканом. Больше голоса Хуни не было слышно и даже помех в эфире. Словно передатчик просто перестал работать.

- Дела! - выдохнул Стас. Слава всем Богам, переговорное устройство в костюмах еще работало и мы могли друг друга услышать, - что делать будем, Аль?

- Ты будешь вбивать болты, а я - отвлекать внимание. Другого выхода все равно нет, как и обратной дороги.

Последующий путь свелся к тому, что я кидала, как можно дальше, какой-нибудь предмет, лазерные лучи прошивали воздух, и мы поднимались еще на тридцать вожделенных сантиметров.

- Вижу пещеру, - раздался голос Погодина, - полтора метра над нами. Аль, еще немного.

Полтора метра - пять предметов - пять раз по тридцать сантиметров и пять вспышек, каждая из которых может стать последней для любого из нас. Метр двадцать... девяносто сантиметров... шестьдесят... тридцать... Погодин подтягивается и...

- Я на месте, Алюш, - говорит он ободряющим, успокаивающим тоном, - сейчас отвлеку установки и подниму тебя, потерпи.

А я что? Я терплю! Что-то летит из пещеры, полыхают вспышки, и крепкие руки друга втягивают меня внутрь, но... То ли мы замешкались, то ли просчитались... В общем, где-то мы явно ошиблись, пространство разрезает очередная вспышка, а мою ногу обжигает невыносимая, нечеловеческая боль. В наушниках раздается крик, стон и ругань. Кажется это мой голос. Никогда за собой не замечала любви к грубым словам.

- Аля? Алька! Ты как? - с беспокойством спрашивает Стас.

- Нога... - жалобно выдавила я, чувствуя, как на смену обжигающей боли приходит леденящий холод.

- Сейчас, сейчас, маленькая, - шепчет Погодин, склоняясь над моей замерзающей конечностью.

- Сначала установка! - упрямо повторяю ему, - я никуда не денусь, оба мы никуда не денемся отсюда. Назад не спуститься.

- Придумаем что-нибудь, - откликнулся он, перерезая допотопные провода на устройстве и возвращаясь ко мне,

- потерпи, Аль. Сейчас я оттащу тебя вглубь, там теплее и порывов ветра нет.

Дальше - резкая боль в ноге, и меня куда-то несут, а потом опускают на белый от снега каменный пол.

- Царапина глубокая, повреждены мышцы, но пластырь обеззаразит, обезболит и стянет края, - сосредоточенно говорит Погодин, - Аль, сейчас больно будет. Попробую обезболить уколом, нужно убрать обугленные участки кожи.

А дальше я кричу, потому что боль еще сильнее, чем было вначале. Погодин достает из походной аптечки инъекционный пистолет, ногу недалеко от эпицентра кольнуло и сразу стало легче.

- Вот так, - удовлетворенно откликнулся Стас, расправляя на моей голени пластырь. Сейчас намажу сверху кремом от обморожения. Герметичность костюма нарушена. Ничего, Аль, оденешь мой.

- А ты что оденешь? - пытаюсь шутить, - мой тебе на три размера мал. Извини, Погодин, но я не готова смотреть на твой синий зад.

- Ты и в лучшие времена на него смотреть отказывалась. Аль, я не шучу, - он устало опускается рядом, - самим нам отсюда не выбраться, а при такой температуре ты очень быстро отморозишь ногу.

- Только одну ногу, - улыбаюсь я, - это куда лучше, чем отморозить целого друга.

Устало кладу голосу ему на плечо, он обнимает и... мы сталкиваемся шлемами.

- Черт! - беззлобно ругается Стас, - первый раз наедине с любимой девушкой, а погодные условия и одежда не располагают к романтике!

- Да ладно тебе! - боль прошла, настроение улучшилось, - Полкан каждые десять минут передает отчеты на базу, согласно Устава. За нами обязательно придут.

- Вопрос когда, - грустно усмехнулся он.

- Скоро, - заверила друга.

- Понимаешь, Аль... - и его тон мне ох как не понравился.

- Что еще у нас плохого?

- Это место...

- Что с ним не так? - спросила я, оглядываясь вокруг. На вид пещера, как пещера - метров пятнадцать в глубину и три метра в высоту.

- Это место высасывает энергию, не зря Темный Круг тут допотопную механику устанавливал.

- Что ты имеешь в виду?

- Связь пропала на подходе сюда, - констатировал он.

- Ну и что? Это еще ничего не значит, обычный сбой!

- Не обычный. На предыдущих взрывных устройствах таймер был электронным, а здесь механическое, роликовое, отсчетное устройство. Принцип маятника.

- Но это тоже еще ничего не значит, - все еще пыталась возражать я, но в глубине души, уже была уверенна в правоте Стаса.

- Аль, ты только не пугайся... - осторожно начал Погодин.

- Вот когда ты начинаешь так издалека, мне становится по-настоящему тревожно. Говори, как есть!

- Когда мы сюда добрались, заряд аккумуляторной батареи в костюме был 99%, а сейчас 13... Через семь минут, мы останемся фактически голыми на пятидесятиградусном морозе.

- Мда... - я тяжело поднялась и, подойдя к краю пещеры, кинула в снежную пелену бесполезный ледоруб. Тут же пространство осветили вспышки.

- Засада, - констатировал Погодин.

- Да, - согласилась с другом, обходя пещеру по периметру, как вдруг...

Не поверила своим глазам! На стене мелькнул уголок знакомого символа. Я потерла заснеженную поверхность. Так и есть! Круглая выемка в камне, по диаметру совпадающая с моим денкоро и на ней высечены те самые символы. Спешно начала расстегивать костюм, пытаясь добраться до вожделенной цепочки.

- Верник, у нас еще семь минут, - откликнулся Погодин, - а ты решила приблизить свой конец?

- Не мешай! - откликнулась я, не замечая пронизывающего холода.

Стянув с шеи медальон, быстро застегнулась и приложила апаньярский ключ к «замочной скважине». Стена за спиной Стаса дрогнула, заставив его подскочить и отойти ко мне.

- Что за шутки... - только и смог выговорить он, когда перед нашими глазами открылся проход в огромный зал со сплошь исписанными стенами. На них были символы, знаки, рисунки, но ничего похожего мне прежде видеть не доводилось.

- Древняя цивилизация? Апаньяры? - спросил отмерший Погодин.

- Не похоже, - откликнулась я, проходя вперед, и дотронулась до первого из символов.


Глава 25. | Звездная Академия. Алька Верник и наследие предков | Глава 27.