home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

Дом Хуни отличался от множества типовых небоскребов вокруг - невысокий особнячок, квартир на пятьсот, не более сорока этажей, оформленный в стиле доброго староанглийского классицизма. Здание строгое и какое-то излишне чопорное, от окон с белыми ставнями до муляжей каминных труб на покрытой черепицей крыше. Обязательный палисадничек огорожен тщательно подстриженной живой изгородью. Даже вместо консьержа здесь был самый настоящий дворецкий, одетый в камзол, чулки и панталоны. Андроида Томаса я недолюбливала за его излишний педантизм, показное высокомерие и вредность. Если бы не увидела воочию, никогда бы не поверила, что робот может быть таким... Шутка программиста. В последнее время стало модным наделять андроидов определенными чертами характера, как хорошими, так и плохими, очеловечивать, как писала об этом пресса. Наш Степан Емельянович мне очень нравился, но Томас...

Настроение итак было ниже плинтуса, невыплаканные слезы душили, а безмерная горечь рвала сердце на части. При виде Томаса, вытянувшегося по струнке перед резными белоснежными дверями, мое состояние не улучшилось.

- Леди, - медленно произнес робот, глядя сквозь меня, - чем могу быть полезен?

- Ничем, - буркнула я, пытаясь обойти дворецкого по дуге. Не тут то было.

- Леди Ткхшшшарсинсит, сейчас не принимают, - он попытался заступить мне дорогу. Надо же, и фамилию Хунькину не исковеркал.

- Меня примут, - я почти проскочила в холл, но была схвачена за рукав форменного кителя.

- Постойте, юная леди, - андроид закатил глаза и я поняла, что попала. Томас готовился к очередной лекции по этикету, перестраиваясь на преподавательский тон, - попав в приличный дом, вы должны вести себя как леди и поступать соответствующе...

- Томас, миленький, - взмолилась я, выдергивая китель из цепких пальцев робота, - я тебя потом выслушаю, даже три раза...

- Повторюсь вновь, ваша подруга занята и принять вас не может, - но я, подхватив упавшую сумку, уже неслась к лифту. Дворецкий рванул за мной.

- Леди, остановитесь! У вас нестабильное эмоциональное состояние! Вы нуждаетесь в нравоучительной, успокаивающей беседе.

- Да пошел ты, болванка биомассовая... - проворчала я, с удовольствием нажимая на панель. Двери закрылись, а андроид все еще размахивал руками где-то внизу.

- Куда катится современная молодежь! Никакого воспитания! Никакого уважения к старшим! - донеслось до меня. Тоже мне старший! Да его от силы лет двенадцать назад собрали.

Однако, моя стычка с занудой стилизованным под местные интерьеры отвлекла и помогла немного прийти в себя. Когда я прикладывала ладонь к сенсорной панели Хунькиной квартиры, сердце уже не выпрыгивало из груди, а просто билось чуть быстрее обычного. Все-таки не каждый день вас бросает любимый.

- Ее Величество занято королевскими делами и не может отвлекаться на пустые разговоры. Если вы считаете, что достойны аудиенции у Ее Величества - ждите, - пропела дверь.

В прежние времена Хунин юмор вызывал у меня улыбку, но не сейчас. Сейчас он меня бесил! И я сделала то, что на моем месте сделал бы каждый, вне зависимости от века в котором живет - я пнула эту чертову дверь и кажется сломала ее. Потому что фраза, которую повторял интер-привратник мелодичным женским голосом изменилась и звучала басом примерно так:

- ... зааааняутоу коооороулеускиумиу деееулаумиу...ждииуте...

- Да что ж такое! У кого там лицо под неприятности заточено? - распахнулась дверь и я увидела всклокоченную Хуню, спешно запахивающую халат. Я ее увидела и вот именно сейчас меня прорвало. Глаза защипало и по щекам покатились слезы.

- Хууууняяя... - я всхлипнула, бросившись на шею подруги.

- Алька! - выдохнула леди Ткхшшшарсинсит и обняла меня, проводя в свои апартаменты, - Что случилось?

Но ответить я не могла. Рыдания просто рвались из груди, а внутри была такая пустота, что, казалось, ее ничто не сможет заполнить.

- Верник, - сурово начала Фархунда, проведя меня в гостиную и усадив в мягкое кресло, - я тебя никогда такой не видела! Колись, что стряслось за эти полчаса? Колись, не то хуже будет!

Рука сама потянулась к нагрудному кармашку, я достала платок и всхлипнула. Если бы Хунька стала меня успокаивать, то, возможно, у меня началась бы истерика, но строгий тон школьной училки отрезвил.

- Феклуша, - позвала подруга, - у нас гости. Неси коньяку, мой мальчик. Да лимончик порежь и чего еще... колбаски там разной.

Домашний андроид Хуни, Феокл, вышел почему-то из спальни. Одет он был в лучших традициях минимализма. Кроме небольшого полотенца, прикрывающего узкой полоской его чресла и ярких желто-красных веселеньких носочков на подтяжках на нем не наблюдалось ничего. Феокл - андроид улучшенной комплектации, с кучей полезных и бесполезных функций, знаний и умений, модели Грек-2427, обычно облачался в белоснежную тогу, скрывающую его бронзовое, атлетическое тело, и сандалии, сплетенные из тонких кожаных ремешков. Красота этого человекоподобного робота поражала своим совершенством. Все в Феклуше было прекрасным. Его бархатный голос, фигура Аполлона, копна золотых волос и синие, как озера, глаза стали предметом зависти почти всех Хуниных знакомых, ну кроме меня, разумеется. Модель нового ультра современного домашнего робота хоть и обошлась Хуне в 'копеечку', зато все курсантки нашей летной школы томно вздыхали, когда этот греческий бог иногда встречал свою хозяйку у дверей альма-матер. С видом одного из основных богов греческого пантеона Феокл прошествовал на кухню, ворча под нос что-то в духе: 'Не царское это дело...'.

- Поговори мне еще! - пригрозила Хуня, - живо батарейки повыкручиваю!

- Он же... он же... он же... - пыталась сказать я, подавляя рваные вздохи после рыдания.

- Голый, - подтвердила подруга, - ну а чем мы с ним занимались в спальне, как ты думаешь?

Я подумала. Потом еще подумала и опять подумала. А потом, я наотрез отказалась верить в то, что надумал мой воспаленный мозг.

- Вы там... - подняв удивленный взгляд на Хуню, поняла, что моя догадка верна, - он же робот!

- Робот конечно, - усмехнулась она, - но с усовершенствованной функцией того самого. Ты не представляешь во сколько мне обходится ежемесячный апгрейд, но оно того стоит. Вибрация включается по команде, двадцать скоростных режимов. Да! Кстати, есть даже вибрация языка...

- Прекрати! - взмолилась я, - это отвратительно!

- Дурочка что ли? - удивилась Хуня, - это очень даже приятно. А главное удобно. Никаких тебе обязанностей, скандалов, отчетов. Агрегаты после использования ему лосьенчиком протер и он, как новенький.

- Фууу, - скривилась я.

- Он и сам может протереть, - пожала плечами подружка, - но мне нравится процесс. Во мне умер великий механик, как думаешь?

В этот момент Феокл, нисколько не стесняясь своего фривольного вида, чинно вкатил небольшой столик, на котором уже стояли пузатые бокалы, огромная бутыль коньяка и тарелочки со всякой снедью. От смущения я опустила глаза. Заметив это, Хуня скомандовала:

- Феклушенька, радость моя, фруктиков нам принеси и оденься! - а потом добавила, обращаясь уже ко мне, - ой не понимаю я тебя, Верник. Сама же сказала - робот он, а смущаешься, как будто перед тобой натуральный голый мужик ходит.

- Ну он же мужик, - выдохнула я.

- Он - не мужик! Он муляж! Заменитель пылесоса, кухонного комбайна, шофера, домработницы, того же самого мужика! Заменитель! Ты ж его пылесосом не называешь.

- Потому что он не похож. - ответила я, - а секс - это очень интимно, а я вам помешала... а вы...

- Стоп! Стоп! Стоп! Верник, очнись, - прервала меня Хуня, разливая по бокалам горячительное, - сейчас ты договоришься, что я себя извращенкой почувствую. Я, Аленька, нормальная, здоровая, одинокая женщина, без оформленных и неоформленных обязательств. И это нормально - иногда придаваться плотским утехам. И вообще, Верник, ты размышляешь, как девственница из тьмы веков, а сейчас двадцать пятый век на дворе. Календарь смотрела? Так вот! Секс сейчас - это даже не повод для знакомства.

- Я против беспорядочных половых связей, - еще больше смущаясь выпалила я, а она почему-то рассмеялась.

- А мои связи, Альк, очень порядочные, - продолжая ржать, доверительно поведала мне Хуня, - даже спиртосодержащим протертые. Держи!

Она всунула мне в руку наполовину наполненный бокал, а в другую ломтик лимона.

- А теперь живо! Залпом! Не чокаясь! - подавая пример, Фархунда опрокинула в себя огненную жидкость, скривилась и тут же закусила лимончиком, отчего скривилась еще больше и даже передернулась, - ну, чего ждешь-то?

И я глотнула, и еще глотнула, а потом закашлялась и захрипела.

- И секс тебя смущает, и пить ты не умеешь, - констатировала факт подруга, - пора браться за твое воспитание.

Едва отдышавшись, я положила на язык ломтик лимона и блаженно зажмурилась. Приятное тепло разливалось по телу, делая его легким, как перышко. Голова совсем чуточку закружилась...

- Хорошо? - усмехнулась подружка.

- Определенно, да, - кивнула я.

- Надо заполировать эффект, - протянула мне бутерброд с икрой Хуня и наполнила бокалы по новой. - Ну, за что пьем?

- За верность! - выпалила я и первая опрокинула в себя бокал. Второй определенно пошел легче.

- Хороший тост, - Хуня не спеша выпила и уставилась на меня, не мигая, - а сейчас может расскажешь, что у тебя произошло?

После повторно влитой порции коньяка, истерика, как-то медленно, нехотя отступила. Я откусила большой кусок от густо намазанного янтарными икринками бутерброда и поняла, что жизнь сегодня не закончилась, она, наоборот, предоставила мне щедрую возможность исправить ошибки и начать все с чистого листа. Прикрыв глаза от удовольствия, ловила потрясающие ощущения от лопающихся на языке икринок. Все произошедшее уже не казалось мне таким мрачным. Нет, безусловно, это было омерзительно, подло и низко, но... как-то не трагично что ли. А ведь я любила Дэна... Нет, не так. Я ведь думала, что люблю этого чертова эгоиста Истархова! Получается, что Алька Верник тоже лгунья, потому что любовь не испаряется, как пролитая на мостовую в жаркий летний день вода.

- А давай еще по одной! - предложила я, оторопевшей подруге, потирая ручонки.

- Ты ли это? Куда ты дел мою скромную подругу, проклятый пришелец, захвативший ее тело? - и мы рассмеялись, потом хлопнули еще по одной и я, собравшись с духом рассказала...

Слез больше не было, а каждое, сказанное мною слово, словно очищало изнутри, даря равновесие и спокойствие. Я выплеснула Хуне все свои горести, рассказав о безобразной картине, которую застала в нашей с Дэном спальне. Рассказала и о разговоре, о том, что изменял, что использовал, что спорил... А потом о приворотном зелье с Тсуры.

- Я так и знала! - выпалила подруга, - вот чувствовало мое сердце - нечисто между вами. А это значит, что?

- Что? - удивленно посмотрела на нее я.

- Я ведьма! Самая настоящая, потомственная ведьма, как бабуля Сагадат! - моя скептическая ухмылка не омрачила ее настроения, - да мы с моим даром всю эту их инопланетную ВЗА на уши подымем.

- Хунечка! - взмолилась я.

- Никакой пощады тантурийцам! - в ее глазах мелькнул пьяный блеск, - моя завтрашняя поездка в Лунгород становится все более актуальной. Заодно и нейтрализатор тебе подыщу и амулет, защищающий от приворота. А то любовничек твой бывший тоже летит.

- Летит, - поморщилась я, как от зубной боли.

- Как говоришь ты влетела? 'Попались, гады' - орала? - Хуня накапала еще по половинке, а я обреченно кивнула, - еще по одной и все, нам еще в 'Пузатом боцмане' оторваться надо, напоследок. Чтоб запомнили.

Я молча выпила, закусила лимончиком и с хрустом вгрызлась в сочное яблоко. Моя деятельная подруга места себе не находила. С Хуней случился такой прилив адреналина, что ее просто распирало.

- Так говоришь подавилась она, закашлялась? - я вновь кивнула, молча откусывая очередной кусок яблока, а леди Ткхшшшарсинсит рассмеялась, опустившись на пол и схватившись за живот, - а представь, если бы она тоже испугалась, да прикусила... да челюсти бы у нее свело от ужаса... - Хуня подвывала от смеха, а из ее желтых глаз катились крупные слезинки, - Алька... да ему бы не один медбокс обратно не пришил бы!

Я удивленно открыла рот, недонеся яблоко, потом представила картинку и тоже рассмеялась. Да, так бывает, старая страница моей прежней жизни перевернулась безвозвратно... и, пожалуй, относительно безболезненно.

- Чего расселась, Верник? Как будто тебя кто-то здесь коньяком поит! Собирайся! У нас встреча а баре с ребятами, будем создавать свою коалицию по борьбе с инопланетными захватчиками!

- Не все жители иных планет захватчики, Хуня, - возразила я подруге, - и давай как-то без членовредительства.

- Так и быть, - покорно согласилась она, - члены я им оставлю, а вот об остальных частях тела - подумаю. Ты давай закусывай, Верник, вон как тебя развезло-то.

И Хуня, напевая под нос древнюю, но снова ставшую популярной за время колонизации песню 'Отречемся от старого мира...', пошла вновь облачаться в парадную форму курсанта Высшей Летной Школы. А я... Я отчего-то предчувствовала, что проблем нам не избежать, но это меня не страшило, то ли от наивности и молодости, то ли от принятой дозы горячительного. 


Глава 1 | Звездная Академия. Алька Верник и наследие предков | Глава 3