home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

- Феклуша, включай режим 'трезвый водитель' и дуй за руль, - сказала, уже облаченная в парадную форму Хунька, вышагивая из спальни.

Феокл, тоже переодевшийся в строгий костюм лилового цвета, с видом бога, сошедшего к смертным, с достоинством кивнул и направился к выходу из апартаментов леди Ткхшшшарсинсит.

Стоять! - крикнула ему Хунька и андроид застыл на месте. А подруга подозрительно так посматривала, переводя взгляд с робота на меня и обратно.

- Что ты задумала? - напряглась я.

- Расслабься, - улыбнулась подруга, радужно так улыбнулась. От такой улыбки стало вдвойне неуютно и еще подозрительнее, - абсолютно ничего я не надумала. Я просто знаю, что тебя отвлечет от грустных мыслей, скрасит одиночество и заставит не думать о твоем блондинистом любовничке, пока я завтра тебе эликсир противодействия с барахолки не притараню.

- Хуня, - взвыла я, строго смотря на этот генератор идей, - лучше честно признайся, что ты задумала!

- Говорю же - ни-че-го! Вот ты неверующая, Верник! Нельзя быть такой с людьми, которые искренне хотят помочь, - надула хорошенькие губки подруга.

- Знаю я... Твоя помощь, подпитываемая неуемным энтузиазмом, может вырасти до размеров весеннего цунами на Ганимеде.

- Ничего глобального я не замышляла, - фыркнула Хунька, - всего лишь помочь хотела. Помнишь, что древние говорили - клин клином вышибают. Вот я и подумала, что мой Феклуша вполне мог бы помочь тебе забыть твоего распрекрасного.

- Чтоооо-ооо? - взревела я, вскакивая с кресла, - да как тебе в голову такое пришло!!!!

- А что? - захлопала своими желтыми глазищами Хунька, - он и словечки всякие ласковые знает, и вибрация, и...

Видимо, что-то в моем взгляде заставило ее замолчать. Фархунда осеклась на полуслове, задумалась, а потом продолжила, как ни в чем не бывало:

- Ну если Феклушу не хочешь, то тебе нужно обратиться а Центр обретения психической стабильности. Ну надо, Верник, надо. Вон ты какая взвинченная, на друзей бросаешься, подруг любимых пугаешь...

- Неужели я настолько психически нестабильна, что ты даешь мне такие советы? - хотя, слова Хуни заставили меня задуматься.

- Алька, ну ты же всегда спокойная, я в жизни не видела твоих слез, - в глазах подруги, я увидела искреннее беспокойство, - а сегодня... В общем, сходи, пожалуйста! А я успокоюсь.

- Хунь, но там же... рассказать придется и вообще...

- Там все анонимно и работают только андроиды, программа которых не позволяет и слова сказать о своих клиентах. Ты даже можешь не называть своего настоящего имени.

- А ты откуда знаешь? - подозрительно глянула на в миг притихшую подругу.

- Была, - как-то не хотя призналась она, - после неудачного романа с тем астерийцем, который прилетал к нам по обмену, и была. Помнишь?

- Ратеши? Ратеши Тава? - опешила я, - он и ты?

- Да, - тихо так призналась Хунька, - я влюбилась в этого синеволосого гада и, мне казалось, что он тоже меня любит. А потом, перед своим отлетом... - глаза Хуни наполнились слезами.

- Я же не знала, - подойдя близко, обняла плачущую подругу, - я же ничего не знала...

- Конечно не знала, - мягко отстранилась Хуня, - ты кроме своего Истархова больше никого тогда не видела, а мне, кроме тебя и рассказать было некому.

- Прости меня, - прошептала я.

- Да брось, Верник, - улыбнулась мне, уже взявшая себя в руки подруга, - что нас не убивает - делает сильнее. Конечно, каждой, а особенно влюбленной женщине, будет больно и обидно услышать то, что мне сказал Ратеши. 'Самочки Земли превосходны. Прилечу домой, заведу парочку похожих на тебя' - передразнила Хуня астерийца, тщательно копируя его акцент.

- Вот гад! - возмутилась я.

- Гад... Наверное... Менталитет у них такой, Алька, патриархальный. Женщина никто, их много и с их мнением не считаются вообще. Я потом уже разыскивала данные в научных статьях. Пыталась найти ответ на мучавший меня вопрос - почему он так поступил со мной. А оказалось, просто попользовался, не задумываясь о моих чувствах. Зато теперь у меня есть Феклуша, жаль, что в академии его придется отключить и сдать на хранение.

- Дааа... Делааа... - протянула я, - все-таки мало мы знаем об особенностях жителей других планет и информации мало.

- Мало, - согласилась Хуня, - а большая часть и без того скудной информации скрыта грифами секретно.

- Значит будем втройне осторожны в этой их ВЗА!

- Каждой инопланетной заднице по приключению! - глаза подруги полыхали жаждой мести, - запомнят Землян и станут с ними считаться всегда и везде!

- Я с тобой, - просто ответила я и протянула руку подруге.

- И я с тобой, - Хунька пожала протянутую ладонь, - осталось донести это до Стаса и Жорки.

- На посошок? - я протянула ей бокал с коньяком.

- За то, чтоб справедливость восторжествовала! - торжественно произнесла Фархунда.

- За справедливость! - поддержала ее я.

********************************************************

Феокл плавно посадил флайкар на стоянку перед нашим баром. 'Пузатый боцман' приветливо встретил нас неоновыми огнями вывески, нетрезвыми выкриками и доносившимися звуками громкой танцевальной музыки. Время было еще не позднее и ни разборок, ни потасовок, ни уличных выяснений отношений на пяточке перед заведением пока не наблюдалось. Даже сильно захмелевшие клиенты вели себя как-то по-философски тихо, задумчиво созерцая мир.

В душном зале сновали проворные андроиды-официанточки, согласно программе кокетливо хихикая в ответ на сомнительные комплименты в их адрес, а за стойкой возвышался сам хозяин. Гарри, так его звали, вид имел колоритный и притягивающий взгляд. Огромного роста, с большим пивным животом и окладистой рыжей бородой, одетый в неизменную тельняшку времен промышленного судоходства, он возвышался над посетителями, следя внимательным цепким взглядом за порядком.

- О-о-о-о! - заорал Гарри оглушающим басом, завидев нас, - Сто чертей мне в глотку! Алевтина! Фархунда! Мои славные матросики!

И эта громадина выдвинулась из-за стойки, чтобы обнять притихших нас. Гарри всегда так делал, но после его медвежьих объятий ребра ломило нещадно. Матросиками он стал называть нас после нашего первого посещения 'Пузатого боцмана', аккурат на первом курсе. Именно здесь весь наш курс и отмечал посвящение в курсанты. Да... тогда все мы так посвятились, что на утро мало кто что помнил, но вот прозвище 'матросики Гарри' так и прилипло к нам с Хуней.

Мгновение и с силой кузнечного пресса нас припечатало к толстым бокам хозяина бара, которого не смутил наш сдавленный писк.

- Матросики, - орал он, - как же я рад! Первая пинта за счет заведения! К моим матросикам не приставать! Все слышали?!

Рык разнесся, отражаясь от толстых деревянных балок, и заставил на короткое время стихнуть привычный здесь гул голосов. Гарри встрепенулся и направился к нашему любимому столику, скрытому в нише, практически неся нас за собой.

- А ваши курсантики уже заждались, - продолжал он басить по дороге, - покушаете чего? Я вам такую скумбрию на гриле организую - языки попроглатываете!

Тиски, в которых пребывали наши с Хуней тела, ослабли, давая нам возможность вздохнуть. Пока мы, как две выброшенные на берег рыбы, жадно хватали воздух широко раскрывая рты, Гарри продолжил:

- Ну так как на счет скумбрии?

- Положительно, - выдохнула первая отдышавшаяся я, - спасибо! И Гарри, еще по пинте твоего эля, фирменного.

- Может сразу с рома начнете? С беленького? - хитро ухмыльнулся рыжий искуситель.

- Ромом еду не запивают! С коньяка начали им же и закончим. Неси бутыль, Гарри! - отмерла Хунька, - а лучше две и лимончик не забудь. Еще за головорезами своими проследи, чтоб Феклушу моего не обидели на стоянке для флайкаров, как в прошлый раз.

- Обидишь твоего Феклушеньку, как же, - хмыкнула гора в рыжую бороду, - да после того раза из-за твоего Феклуши я трех вышибал в ремонт и переборку отдавал.

- Они сами полезли, - огрызнулась Хуня.

- Программа у них такая, - развел руками-лопатами Гарри, - иначе колорит потеряется. Мои андроиды - прототипы вышибал и официанток подобных пабов прошлого, все здесь исторически правильно, поэтому и успех у заведения немалый.

Владелец бара по-хозяйски любовно окинул взглядом свою вотчину и с гордостью расправил плечи.

- У тебя чудесный бар, Гарри, - сказала я, - и ты чудесный.

- Подхалимка, - весело хмыкнул гигант, - ладно, бегите уж. Вон как ваши-то на меня зыркают.

Мы посмотрели в сторону столика и увидели напряженные лица Славки и Жоффрея. И тут 'нежным шлепком' Гарри придал нам ускорения. Секунда и мы стоим перед друзьями, всклокоченные, потирая горящие задницы.

- Фуууух... - выдохнул Жоффрей, - яду... яду... думал вас раздавит этот боченок.

- Яду! Яду! - привычно передразнил его Стас, - успеем умереть, поживем пока. Ну что, девчонки-мальчишки, вздрогнем за успех нашего предприятия?

Все еще потирая филей, мы уселись на грубо сколоченные деревянные лавки. Почти сразу подошла блондинистая официанточка в форменном платьице с неприличным декольте и глядя в глаза Жоффрею томно мурлыкнула:

- Ваш 'Ужин удачливого охотника'! - водрузив перед смущенным парнем порцию охотничьих колбасок.

Перед Стасом поставили блюдо с хорошо прожаренным стейком, затем последовало четыре кружки эля, две бутылки коньяка, пузатые стаканы, нарезанный лимон, маслины, еще какие-то тарелочки. В заключении всего действа официантка улыбнулась и предупредила, что рыбка будет через минутку.

- Ну и жа... Ну и жа... - начал было говорить Жорик.

- Жала то я у нее и не заметил, - философски изрек Стас, а вот грудь зачетная, жаль, что на андроиде привинчена, а не сама выросла.

- Ну и жаркие здесь официантки, - сказал все-таки Жорик.

- Ну да, я так и сказал, - поддержал его друг, расставляя кружки с элем каждому, - ну, банда, за что выпьем?

- Сначала за удачу, ну а потом - как пойдет, - откликнулась Хуня, нагло воруя кусок только что порезанной охотничьей колбаски из тарелки Жорки.

- Наа-ааглеж, - почти пропел он, отодвигая блюдо от загребущих ручек Фархунды.

- А в большой семье не щелкают, - миролюбиво подмигнула ему Хуня, отправив уворованное в рот.

За удачу мы выпили, потом за успех, за нас, потом принесли рыбу и пошли уже патриотичные тосты, пили в основном за Землю и за смерть инопланетным оккупантам. В какой-то момент эль закончился, но это мало кто заметил, потому что все плавно перешли на коньяк под который все и случилось...

- Мы, как единственные земляне в этой забытой нашими богами академии должны держаться вместе и помогать друг другу во что бы то не стало, - громким пьяным шепотом возвестила Хунька.

- Ссоглассен, - так же пьяненько ответил ей Стас, а Жорик просто кивнул, потому что с полчаса он уже ничего не говорил, но на все доверительно кивал.

- Мы должны создать свой тайный союз, - продолжала шептать Хунька.

- А назовем мы его СЖАХ, - вдруг без запинки произнес Жорик.

- Почему СЖАХ? - поднял брови Стасик.

- Наверное аббревиатура по первым буквам наших имен, - предположила я.

- Ага, - радостно согласился Жорка, - и мы как сжахнем по этим инопланетянам.

- Да, - протянул Стас, - надо чаще ему наливать. Вон как заговорил.

Жорка смутился и затих.

- Я согласна на СЖАХ, - поддержала я скромного паренька.

- Надо дать клятву и сделать тату, - влезла со своей неуемной жаждой деятельности Хунька. И самое обидное, в ту минуту никто не смог ей возразить.

Мы соединили руки, поклялись друг другу в вечной дружбе и верности, а через пару часов на плече каждого из нас уже красовалось художественное тату, где над синими крыльями нашей Летной школы красовались четыре буквы - С.Ж.А.Х.

Довольные собой и вечером в целом мы тепло попрощались. Стас пошатываясь поплелся провожать неместного Жорика, а я под шумок попыталась улизнуть от подозрительно серьезной Хуни. Я медленно отходила в сторону ближайшего телепорта, чтобы прыгнуть к родителям, но тут по всей стоянке для флайкаров разнеслось Хунькино:

- Верник, стоять! Стоять - я тебе сказала! Ты мне обещала пойти в центр и я узнала адреса самых рейтинговых по отзывам, - Хунька орала и трясла в воздухе своим новеньким коммом.

Что мне оставалось делать? Я тяжело вздохнула и поплелась к летуну, за штурвалом которого уже восседал невозмутимый Феокл.

- На площадь Свободы, Феклуша. Центр 'Знойная Африка', - скомандовала Хуня, когда мы удобно разместились на задних мягких креслах флайкара.

К слову сказать, уже триста лет Африка вовсе не была знойной. На всей поверхности этого континента господствовал ласковый субтропический климат, древние пустыни давно заросли густыми лесами, превратившись в тенистые приюты для заново искусственно выведенных видов животных.

Площадь Свободы находилась в самом центре древнего города Пскова, недалеко от кремля. Псковский Кром взирал на нас оконными проемами на белокаменных стенах, гадая, что могло двум полупьяным девушкам понадобиться здесь ночью.

Хуня за руку подвела меня к широким стеклянным дверям, которые тут же приветливо распахнулись. Над входом висела неброская табличка, на которой крупными черными буквами было написано 'Центр обретения психической стабильности 'Знойная Африка''.

- Я туда с тобой не пойду, - как-то взволнованно начала Хуня. Она говорила со мной, как мать, провожающая свое чадо на войну - напутственно и нервно, - буду ждать тебя дома. Но Феклушу с летуном пришлю утром, так что о побеге даже не думай. Слышишь, Верник?

Я кивнула. Слишком хорошо знает меня подруга и пресекла всяческие пути к отступлению.

- Ну а постольку поскольку спокойно спать я все равно не смогу, пока смотаюсь в Лунгород. Так что твое противоядие будет ждать тебя по прилету, - продолжила она.

- Ночь же на дворе! - прозвучала моя жалкая попытка возразить.

- Барахолка явление постоянное, круглосуточное, - улыбнулась Фархунда и ненавязчиво подтолкнула меня ко входу.


Глава 2 | Звездная Академия. Алька Верник и наследие предков | Глава 4.