home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Первыми вошли три ковбоя, которых Радиган не знал, но за ними появились Барбью и Битнер.

Громко смеясь и болтая, они навалились на стойку бара, все еще не замечая своего врага. Какой бы урон всему отряду в целом Ни нанесла смерть одного из бандитов, но этих пятерых она совсем не огорчала. Том даже не шелохнулся. Сидя за столом, он внимательно разглядывал вошедших.

Как бы ни обернулось дело дальше, а приехать в Сан-Исидро ему было совершенно необходимо. Во-первых, Том хотел, чтобы Флинн окончательно понял его намерения, а во-вторых — что куда важнее — надо было написать письма губернатору и шерифу графства и укрепить свои позиции. Хотя Радиган и не рассчитывал, что письма принесут ему какую-нибудь реальную пользу, он хотел официально уведомить власти о происходящем и о том, что помощи ему от Флинна ждать не приходится. Дальше дело снова перейдет в его руки, но власти будут знать о происходящих здесь событиях и о том, что ему приходится принимать собственные меры для защиты своих владений.

Флинн оставался возле стойки, но ковбои не обращали на него никакого внимания. Битнер же как всегда угрюмо молчал, но Радиган догадывался, что этот тип гораздо опаснее Барбью.

Том сидел в тени, лица его почти не было видно, поэтому ковбои лишь скользнули по нему взглядом. Но едва Радиган отметил это, как один из ковбоев, почуяв в молчаливой фигуре за столом какую-то смутную угрозу, начал пристально к нему присматриваться. После некоторого замешательства, он стал шептать что-то своим приятелям. Веселая болтовня тут же смолкла. Все уставились на техасца. Флинн расправил плечи и посмотрел в их сторону. Это движение заставило Битнера обратиться к шерифу.

— Ты-то на чьей стороне? — небрежно поинтересовался он.

— На стороне закона. Я не допущу здесь никаких непорядков.

В ответ Барбью расхохотался.

Том Радиган и бровью не повел. Медленно взяв обрывок бумаги, лежавший на столе рядом с чашкой, он принялся сворачивать самокрутку. Ему было интересно, как далеко посмеет зайти Флинн. Для себя же он сразу решил, что если дойдет до схватки, то в первую очередь надо убить Битнера… Битнер был самым опасным из всех, хотя и три незнакомых ковбоя тоже выглядели крепкими ребятами.

Флинн продолжал стоять на своем:

— Вы, парни, пейте себе на здоровье, да и двигайте отсюда. А затеете в городе заварушку, я вас мигом заберу.

— Он убил одного из наших.

— Вполне возможно, но вы же слышали, что я сказал.

— А нам все равно, — заявил Барбью. — Ты, шериф, можешь проваливать отсюда или остаться и держаться в сторонке.

— Я останусь тут. А вот вы, коли начнете бузить, отправитесь прямиком за решетку.

— Ты, что ли, нас заберешь? — ухмыльнулся Барбью.

— Именно я, — отозвался Флинн. — Или ты, Барбью, попробуешь сопротивляться мне?

Барбью смешался. Он отлично стрелял, но и Флинна явно назначили шерифом не просто так. Поэтому задире не очень-то хотелось мериться с ним силами. А кроме того, всем им было строго-настрого велено не встревать ни в какие неприятности в городе.

Флинн подошел к Барбью.

— Я уже говорил тебе. Пей, если хочешь, — и уезжай из города. Но не смей здесь ничего вытворять.

Громила все еще колебался, но тут подал голос Битнер:

— Уступи, Барб. Придет и наш черед.

Пожав плечами, Барбью снова повернулся к стойке, и Дауни наполнил ему стакан. Радиган с интересом наблюдал за барменом. Тот не вынимал из-под прилавка правую руку, и Том готов был дать голову на отсечение, что там спрятан револьвер. Радиган спокойно налил себе еще чашечку кофе.

Он сознавал, что попал в весьма опасное положение. Враги будут подкарауливать его за городом. Флинн, несмотря на свои шерифские полномочия, по существу умыл руки. Он не допустит беспорядков здесь, но за городом предоставит противникам самим разбираться между собой.

Однако на руку Радигану играло то, что врагам было незнакомо клеймо вороного. И они, скорее всего, решат, что его лошадь привязана где-нибудь в другом месте. Том подозревал, что они выедут из города и будут поджидать его на обеих дорогах. Какое-то чувство подсказало ему, что эти парни предпочитают играть крапленой колодой. Нет, лучше спутать им все карты. Он принялся обдумывать план действий, выжидая, что же будет дальше.

Дауни вышел из-за стойки:

— Еще кофе, Том?

— Пожалуй.

Скорее всего, враги устроят засаду к северу от города. Однако им придется на всякий случай отправить кого-нибудь (а может, и нескольких человек) караулить дорогу, что ведет к югу. Если ехать этим путем, то, проехав около мили, доберешься до беспорядочного нагромождения скал. Но мало кто знает, что в том месте от главной дороги ответвляется узкая, еле заметная тропка, петляющая среди гор. А за перевалом она поднимается все выше и выше к пику Паларито. И лишь недалеко от вершины эту тропу пересекает глубокая расщелина.

«Если только удастся выбраться из города, — подумал Том, — останется шанс на спасение. Ведь самое удобное место для засады — за скалами, а тропинка отходит от дороги перед ним».

Радиган неторопливо докурил самокрутку и допил кофе. Ковбои наконец-то вышли из салуна, и он остался один.

— Спасибо, Джим, — произнес он.

— Не стоит. Мне просто не хотелось никаких беспорядков.

— Все отлично.

Поднявшись из-за стола, техасец подошел к стойке и расплатился с Дауни. Тот, даже не взглянув на деньги, сгреб их в выдвижной ящик.

— Будь начеку, Том. Они устроят засаду.

Радиган выглянул в окно. Кони врагов исчезли, но какой-то ковбой слонялся на улице неподалеку.

Том усмехнулся:

— Авось милосердный Бог пожалеет моряков в такую бурную ночь!

— Так-то оно так, Том, но только те парни всерьез хотят поймать тебя, — отозвался бармен.

— Заверни мне что-нибудь из еды, ладно? Очень может быть, я проведу в холмах пару дней.

— А эту девушку не ранили? — спросил Дауни.

— Нет, Пат. Она словно из стали выплавлена. Девчонка не промах.

Пока Дауни укладывал пакет с провизией, Радиган натягивал куртку, вспоминая расположение домов на улице у салуна. Вроде бы, четыре по правой стороне, три по левой, а за ними — сеть переулков, разбросанные в беспорядке лачуги, сараи, конюшни. Дом Хансена, где поселилась Анджелина, стоял по левой стороне дороги, но вдали от главной улицы, в глубине переулков. Внезапно Тома осенила блестящая идея.

— До встречи, — бросил он бармену и, аккуратно прикрыв за собой дверь, вышел из салуна и с самым решительным видом зашагал прочь. Однако, отойдя всего несколько ярдов, Радиган внезапно развернулся и быстро оказался в седле вороного. Бешено пришпорив коня, он обогнул салун и скрылся за зданием. -

Действия эти были настолько неожиданны, что наблюдатель на противоположной стороне улицы был застигнут врасплох. Сперва он застыл с открытым ртом, а затем, опомнившись, ринулся к салуну. Едва он успел завернуть за угол, как из-за другого угла снова выехал Радиган. Галопом промчавшись через улицу, техасец исчез за домами. Проехав через заросли деревьев, он направил вороного к песчаному руслу пересохшей реки, чтобы копыта коня не стучали по камням. В скором времени этот маршрут вывел его прямиком к дому Хансена.

Высокое старое здание из необожженного кирпича возвышалось среди рощи. Позади располагались коррали и конюшня. Солнце уже поднялось высоко, и Радиган смело направил коня на тропу, надеясь, что вороной тут никому не знаком, да и его самого в лицо вряд ли кто узнает. Пройдя мимо дома, он привязал коня в зарослях кустарника под деревьями, а сам направился к крыльцу.

Из дома раздавалось приятное сопрано, звучала старинная любовная песня. Том чуть помедлил на крыльце, прислушиваясь, а затем негромко постучал. Пение оборвалось, послышались шаги. Том преступил с ноги на ногу, ступени заскрипели. И дверь отворилась.

Анджелина Фолей ахнула от изумления. Радиган же как ни в чем не бывало приподнял шляпу.

— Как поживаете, мисс Джелина? Принимаете ли гостей?

Девушка на мгновение застыла в нерешительности, но затем шагнула назад.

— Входите. Вы чуть не испугали меня.

— По-моему, часть ваших людей сегодня настроена воинственно, вот я и решил дать им малость поостыть, — небрежно пояснил он и добавил с улыбкой: — А еще я подумал, что за это время мы с вами могли бы поближе познакомиться.

— Вы так уверены, что я хочу ближе узнать вас?

— А разве нет?

— Не знаю, не знаю, — она направилась к дивану. — Однако вы имели нахальство прийти сюда.

— А вы могли бы придумать место получше? — Том с наслаждением опустился на диван. С этого места ему была видна дорога, ведущая к ранчо. — Уж если приходится ждать, то почему бы не провести это время в беседе с очаровательной девушкой?

Джелина молчала, а Радиган тем временем оглядывался по сторонам. Он находился в старинной комнате — прохладной, тихой и приветливой. Однако в последнее время она, очевидно, сильно преобразилась; На окнах висели занавески, у стены стояло пианино — Боже мой, сколько времени Тому не доводилось видеть пианино, кроме того, что стояло в баре?

— Вы хорошо поете. И играете?

— Разумеется.

— Не окажете ли вы мне любезность поиграть еще?

— Мистер Радиган, если у вас есть ко мне какое-то дело, то будьте добры изложить его. Я не испытываю ни малейшего желания играть для вас. С вашей стороны просто дерзость надеяться на это.

— Мы здесь так редко слышим музыку, — продолжал техасец, словно не замечая сквозившего в словах девушки неприкрытого нетерпения. — Особенно старинные итальянские народные песни.

— Вы знаете эту песню? — не сдержала удивления Джелина.

— Все мы попадаем сюда из разных мест, — произнес Том. — Среди жителей Запада вы найдете много людей, которые разбираются только в породах коров и достоинствах пастбищ. — Он помолчал. — Мисс Джелина, я серьезно. Зачем вы приехали сюда?

— Потому что эта земля принадлежит мне, — холодно ответила девушка. — Какие еще нужны причины?

Вертя шляпу в руках, Радиган пожал плечами.

— Да я что-то никак не пойму. Ведь обычно, если имеешь хорошо обустроенное ранчо и такое большое стадо, как у вас, то так просто с места не снимешься. Вот я и гадаю, почему вы уехали и почему наняли людей, которые лучше умеют обращаться с ружьями, чем с коровами.

Анджелина Фолей нетерпеливо поглядывала на дверь. Как на зло, в это время дня она находилась в доме одна, не считая кухарки-мексиканки. Мысль ее лихорадочно работала — Джелина пыталась придумать объяснение, почему она пригласила на ранчо именно этих людей. Радиган сделал очень умно, приехав в такое место, где его будут меньше всего искать. Более того, каждая фраза, произнесенная техасцем во время их короткой беседы, давала новый повод для тревоги. Он явно не относился к числу заурядных ковбоев и скотоводов.

— Я написал губернатору, — заявил Том, прервав ее размышления.

Джелина так и застыла на месте.

— Вы что?

— Написал губернатору, — повторил он. — В Санта-Фе меня хорошо знают, и мне захотелось уведомить их о том, что происходит.

На этот раз Анджелина испугалась не на шутку, осознав что надвигаются серьезные неприятности. Такого поворота событий ни она, ни ее брат не ожидали. Когда они еще только собирались уезжать из Техаса, Харвей уверял, что все пойдет как по маслу. Во-первых, у них все права на землю, утверждал он. А во-вторых, к тому времени, когда они туда приедут, от поселенца там и духу не останется. Правда, сама Джелина предполагала, что Харвей настаивает на переселении в Нью-Мексико не без задней мысли. Но толком она ничего не знала.

Все равно переселяться было необходимо. Отец ее плохо вел хозяйство, напропалую сорил деньгами и ввязывался в безнадежные кровавые ссоры. Только благодаря ее сообразительности и способности действовать быстро, равно как и помощи Харвея, им удалось унести ноги и направиться к Нью-Мексико. Память о себе они оставили не самую лучшую. Но Росс Уолл, несмотря на длительное и тяжелое путешествие, сумел сохранить в целости их стада, а все преследователи наконец-то остались позади — мертвые.

Но если теперь начнется расследование, то немедленно всплывут все старые грехи.

Совладав с паникой, Джелина сразу поняла, что не должна выдать свои чувства Радигану. Ей стало ясно — либо она сможет одержать над ним верх, либо его придется убить. А еще лучше, пусть он просто исчезнет. Тогда некоторое время все будут ждать его возвращения, а потом она тихо-мирно, ни с кем не ссорясь, поселится на ранчо.

— Так грустно, что нам приходится враждовать, — встав с дивана, девушка подошла к окну; перебирая в уме все возможные решения проблемы. -Вы, Том, сильный человек.

— Обычный скотовод.

— Нет, далеко не обычный. Как хорошо, если бы мы познакомились при иных обстоятельствах. Сами понимаете, такая девушка, как я, которой приходится заниматься хозяйством наравне с мужчинами, не так-то часто встречает интересных людей.

При последних словах, Джелина вдруг поняла, что это не пустая болтовня. Каждое слово было чистой правдой. Повернувшись к Тому, она внимательно поглядела на него И вновь подумала: такого человека она должна была встретить гораздо раньше.

Радиган был очень привлекательным мужчиной. И, без сомнения, храбрым. Он совсем не походил на Харвея — тот никогда ничего не делал без какой-нибудь задней мысли и постоянно пытался отыскать легкий способ разбогатеть.

Джелина подошла к Тому. Поглядев через ее плечо, он увидел, что дорога все еще пуста.

— Том, что вам нужно от жизни? Я хочу сказать, ради чего вы работаете?

— Ну, я хочу, чтобы ранчо процветало и окупалось. Вы и представить себе не можете, что это за работа. Вы ведь пришли сюда с равнин. Там, конечно, возникают свои проблемы, и притом довольно трудные но, вы знаете, как с ними справиться. Так было и со мной. Но здесь, в горах, приходится решать совершенно иные задачи и искать новые пути. Я вел себя очень осторожно — пришел с небольшим стадом и непокладая рук старался сохранить его. Когда я наконец научился жить здесь, прошло две зимы. И только потом я наконец смог понемногу увеличивать свои стада.

— Неужели это так трудно?

— Хуже! Если хотите, езжайте и поглядите сами. — Быстрым движением руки Радиган указал на окно, — Ваши люди, вероятно, думают, что победили, но это не так. Мы покинули ранчо лишь потому, что не хотели оставаться в западне. И мы не очень тревожимся, ведь совершенно ясно, что случится зимой. Вы потеряете ваш скот, потеряете все, что у вас есть. А ваши наемники сбегут, потому что всем им, кроме, быть может, Росса Уолла и еще нескольких, нужна лишь легкая нажива. Конечно, — добавил техасец, — может статься, вам и повезет. Вдруг выдастся мягкая зима.

Слова Тома пугали Анджелину — ведь в них слышалась неподдельная искренность. Девушка понимала, что если вдруг стадо погибнет, она будет окончательно разорена.

Чувствуя ее сомнения, Радиган продолжал:

— Видели ли вы мою долину, когда на ней стало пастись столько коров? Их слишком много для этого пастбища. Через несколько дней травы там совсем не останется.

Нужно избавиться от него, думала тем временем Анджелина. А тогда с Джоном Чайлдом и той девчонкой особых проблем не возникнет. Если Чайлд не уймется сам, его можно будет выследить и убить.

Как же справиться с Радиганом? Джелине совсем не нравилось его обращение к властям, ведь оно поражало самое уязвимое звено их плана. Этого они совсем не ожидали. Однако, если он внезапно исчезнет, причем так, словно уехал по собственной воле, то и письмо не так страшно. Тогда уладить дело будет проще простого. А потом Харвей и сама Джелина съездят в Санта-Фе и окончательно узаконят свои притязания на ранчо. Харвей, когда хочет, может держаться очень любезно, ему легко будет втереться в доверие к чиновникам. Да и она постарается — ведь известно, как действует на мужчин красивая женщина. Но только надо убрать с дороги Радигана.

— Неужели нам все еще надо сражаться? — жалобно произнесла девушка. — То есть неужели мы должны быть врагами?

Она придвинулась к Радигану.

— Том, мне так жаль, так жаль. Не можем ли. мы покончить с этим? Вы же должны понять мои чувства? Ведь помимо всего прочего, эти земли мне оставил отец и, кроме них, у меня совсем ничего нет.

— Увы.

— Том, пожалуйста! Мы не должны быть врагами!

Глаза Джелины были широко раскрыты, губы чуть дрожали. Она заглядывала Тому в лицо, вся подавшись к нему, словно призывая обнять ее. Однако Радиган спокойно встретил ее взгляд. И вдруг девушка почувствовала, что он смеется над ней. Он и не притронулся к ней, но и не отодвинулся в сторону. Просто поглядел ей в глаза и сказал:

— Да, нам вовсе не обязательно быть врагами. Мне совсем не хочется этого. Так почему бы вам не отказаться от ваших намерений и не уехать отсюда?

Анджелина пришла в ярость. В первое мгновение она не могла сдержать бешеного гнева, но сразу овладела собой. Однако улыбка, осветившая ее лицо, вышла несколько принужденной.

— Нет! Ни за что! Это было бы предательством — я хочу сказать — по отношению к отцу.

Отвернувшись от собеседника, девушка отошла к окну. Дорога по-прежнему была безлюдна. Внезапно Радиган понял, что Анджелина тоже наблюдает за дорогой. Это означало, что она либо ждет кого-то, либо надеется на чье-то появление.

Джелина же думала, что необходимо любым способом задержать Радигана, не дать ему уйти прежде, чем подоспеет кто-то из ее людей. Теперь ей стало окончательно ясно, что нужно убить противника — иного выхода нет. И убить его прямо здесь, а если не получится, то выслеживать, пока не удастся убить его где-нибудь еще.

Она вдруг поняла, что не испытывает больше ни сомнений, ни колебаний. Джелина и сама была удивлена своей решимостью. Ведь одно дело согласиться на расправу с каким-то поселенцем, которого она и в глаза не видела, а совсем другое — приказать прикончить человека, которого знает и с которым не раз встречалась. Однако мисс Фолей не желала больше ждать, сама мысль об этом бесследно исчезла. Если уж ранчо принадлежит ей, то Радиган должен быть убит. Это было просто, как дважды два.

Вот ее отец — тот постоянно колебался. Вечно ввязывался в раздоры, но никогда не мог решиться, медлил нанести удар и слишком много трепал языком. Джелина не собиралась повторять его ошибки. Земля принадлежит ей, и без этой земли у нее ничего не останется. Иначе будет негде спрятать украденный скот. А если перегнать стада в те укромные труднодоступные долины, где, по словам Росса Уолла, пасется скот Радигана, то никакое преследование не страшно. Даже если погоня настигнет отряд Фолей, то все равно никаких доказательств не отыщется и можно будет напустить на себя вид оскорбленной добродетели.

Радиган приподнял шляпу.

— Пойду, пожалуй, — на душе у него становилось все неспокойней. Кто знает, что еще сотворит эта женщина, а ее люди могут появиться в любой момент. Но вообще-то им пора бы уже перестать рыскать вблизи города. Наверное, они ищут его все дальше. Настало время исчезнуть отсюда и постараться незаметно добраться до намеченной тропы.

Анджелина лихорадочно пыталась придумать, как бы задержать его, но тем временем техасец решительно направился к двери и шагнул за порог. И тут Джелина увидела, что на крыльце стоит Барбью с револьвером наготове. Молнией ринувшись к Радигану, она обеими руками вцепилась ему в правую руку. В ту же секунду Барбью прицелился. Боясь, как бы Тому не удалось дотянуться до револьвера, девушка со всех сил потянула его за локоть. Но из-за этого рывка Радиган потерял равновесие и чуть не упал в тот самый момент, когда Барбью нажал на спусковой крючок.

Пуля, пролетев в дюйме от головы Тома, вонзилась в дверной косяк. Радиган левой рукой выхватил кольт и выстрелил одновременно со вторым выстрелом Барбью.

Но во второй раз головорез, боясь задеть Анджелину и потеряв присутствие духа из-за первой неудачи, промахнулся снова. Пуля же Радигана угодила в Барбью, продырявив ему плечо. Техасец отшвырнул от себя девушку и выскочил на крыльцо.

Барбью выронил кольт и попытался было дотянуться до него левой рукой, но Радиган снова выстрелил. Он целил прямо в живот своему противнику, но пуля под углом отскочила от тяжелой металлической пряжки и только сильно оцарапала громиле руку пониже плеча. Завернув за угол, Радиган бегом бросился к своему коню.

Над головой его просвистела пуля. Том рывком нырнул в заросли и упал на руки. Вторым выстрелом из дома срезало несколько веток впереди. Перекатываясь по земле, Радиган мельком успел заметить, что на этот раз сама Анджелина выбежала из дома и, передергивая затвор винчестера, стоит у крыльца. Вскочив, он помчался к коню, проламывая себе дорогу сквозь густой кустарник. Чтобы не попасть под пулю, ему приходилось низко пригибаться и петлять из стороны в сторону. Вороной, ошалевший от ужаса, плясал на привязи, и в течение одной мучительно-долгой минуты Тому казалось, что ему никогда не удастся вдеть ногу в стремя и вскочить в седло. Сзади раздался очередной выстрел, затрещали кусты, послышался топот бегущих ног, но вороной уже летел по направлению к тропе Сан-Исидро. Однако мгновением позже, когда конь преодолел невысокий подъем, Радиган увидел дюжину всадников, отрезавших ему путь к тропе. Развернувшись широким веером, они галопом скакали к Тому.

Не было никакой надежды прорваться сквозь этот строй. Подняв жеребца на дыбы, Том резко развернулся и погнал на восток.

Когда он проезжал мимо дома, оттуда снова прогремел выстрел. Положение Радигана было почти безвыходным. Впереди него, отрезая возможность отступления на северо-восток, возвышалась отвесная скалистая стена, а за ней — гряда утесов в пятьсот футов вышиной. Техасец знал, что сами эти утесы не так уж и неприступны, но вот подъем к ним одолеть невозможно, во всяком случае верхом. Множество расщелин, избороздивших скалу, оканчивались тупиками и обрывами.

Легкий и быстроногий вороной намного опередил погоню. Но его, в отличие от лошадей Радигана, не кормили отборным зерном, поэтому техасец сомневался, хватит ли скакуну выносливости. Позади преследователи снова сбились в одну группу, лишь двое всадников продолжали скакать прямо на восток, чтобы предотвратить попытки беглеца свернуть в сторону.

Впереди равнину перегораживал отвесный обрыв. И раз всадники, отправившиеся на восток, до сих пор не наткнулись еще ни на одну расщелину, значит, они выехали на наезженную тропу. Она должна была рано или поздно вывести их к тому же самому обрыву. Тогда кольцо окружения замкнется. У Радигана не останется никакой возможности спастись. Его прижмут к скалам. Придется залечь и сражаться, пока не кончатся патроны и враги не сумеют взять его. И единственным утешением ему будет возможность прихватить с собой на тот свет хотя бы нескольких врагов.

Том подумал, что остается всего один выход. Нужно добраться до места, где тропа выходит к обрыву, и пересечь ее раньше преследователей. А оттуда, как ему смутно припоминалось, можно попасть к северным холмам, где находится вход в каньон Хондо.

Бешено пришпоривая коня, Радиган помчался туда. Ветер, хлеставший ему в лицо, сбил с головы Тома шляпу, и теперь она болталась на тесемке за спиной. Вороной покрылся пеной, но бежал по-прежнему ровно и легко. Позади иногда раздавались выстрелы, но при такой скорости у них почти не было шанса попасть в него.

Радиган не оглядывался назад, но то и дело посматривал вправо, на тропу, где, почти не отставая от него, нахлестывали лошадей всадники. Слева, все ближе и ближе, подступали горы. Вороной петлял и бросался из стороны в сторону, словно испуганный кролик, с разбегу перепрыгивал заросли меските, скакал так, словно сама смерть гналась за ним по пятам.

Просвистевшая над ухом пуля испугала коня, и тот мотнул головой, будто отгоняя сердитую пчелу. Впереди стояла скала, за которой открывался вход в каньон. Под копытами вороного разлетался песок, холодный ветер насквозь пронизывал седока. Треугольник, образованный скалой, беглецом и всадниками на тропе, быстро сокращался. Через несколько минут все решится.

И тут Радигану стало ясно, чем кончится погоня — они встретятся у самой скалы. Преследователи успевают.

Не раздумывая, он выхватил кольт и выпалил в коня первого всадника — выстрелил три раза подряд, да так быстро, как только успевал нажимать на спуск. Конь заржал и чуть замедлил бег. Хотя Радиган промахнулся, но пуля просвистела у самой морды коня, напугав его и сбив с шага. Всадник, скакавший следом, немедленно врезался в первого. Пока ковбои приходили в себя и успокаивали лошадей, Том успел проскочить.

Перед ним открывался спасительный каньон Хондо. Около устья ширина ущелья достигала мили, но потом каньон резко сужался и превращался в расщелину. Единственная известная Тому тропа обрывалась перед отвесным утесом в глубине ущелья, но техасец надеялся отыскать какую-нибудь щель, ведущую на запад. Углубившись в каньон, он скакал, пока не заметил подходящую ложбину справа от себя, и тогда, разогнав вороного, во весь опор пустил его вверх по круче. Конь отчаянно карабкался по склону, но почти у самого верха споткнулся, зашатался и едва удержался на ногах. Выпрыгнув из седла, Радиган ухватил поводья и полез по скалам. Сзади прозвучал выстрел, пуля ударилась о скалу в дюйме от беглеца, во все стороны полетели осколки камня. Испуганный выстрелами вороной рванулся вперед и наконец-то одолел подъем.

Мгновенно выхватив из чехла винчестер, Радиган упал за поваленное дерево и выстрелил в карабкающихся внизу лошадей. Кто-то из преследователей завопил, а Радиган перевел прицел на следующую группу всадников и несколько раз нажал на спусковой крючок.

Одна из лошадей кинулась вниз по склону. Преследователи рассеялись во все стороны, стараясь укрыться. Пуля Радигана вонзилась в песок, едва не задев одного из них, а следующий выстрел вышиб другого всадника из седла. Тот упал, но застрял ногой в стремени. Напуганный конь умчался прочь, волоча за собой беспомощного седока.

Радиган немного отполз назад и устало поднялся на ноги. Несмотря на пронизывающий холод, он обливался потом, да и вороной был весь в мыле и дрожал. Подобрав поводья, Том медленно брел сквозь редколесье. Уже перевалило за полдень.

Пока можно было не слишком торопиться — Том прекрасно понимал, что, прежде чем продолжать погоню, преследователям придется поймать лошадь, убежавшую с раненым седоком. А потом они еще попытаются отыскать дорогу наверх где-нибудь в другом месте. Конечно, они сообразят, что беглец уже ушел из засады, но полной уверенности у них не будет, и продвигаться им придется медленно. Всего разумнее с их стороны было бы вообще бросить эту затею — ведь Радиган подстрелил одного или даже двух человек и коня. Да и тот, кого уволокла за собой лошадь, если остался жив, вряд ли сможет сражаться. Однако Том не надеялся на благоприятный поворот событий.

Том подумал, что сегодня удача была на его стороне. Но он и сам не сплоховал — вывел из игры несколько человек.

Горная гряда справа от техасца напоминала по форме огромный корабль. Ступая по каменистой поверхности утеса, словно по палубе этого корабля, Том все дальше уходил от погони. На голых скалах не оставалось следов. Через некоторое время он снова вскочил в седло.

Перед ним расстилался безлюдный, почти не известный ему край. Радиган припомнил, что когда-то Джон Чайлд рассказывал ему, что выше в этих горах расположен источник Ольо-дель-Осо. Если повезет, то можно будет отыскать его.

Через полчаса Радиган вышел к этому источнику. У родника он наполнил флягу и напоил вороного. Потом бережно обтер коню бока. По счастью, скалы в этих краях не были покрыты налетом пыли, так что даже сам Том не мог разглядеть СВОИХ следов. И все же он решил действовать так, словно погоня идет за ним по пятам. На севере возвышались непроходимые горы, а путь на запад преграждали отвесные кручи и высокие утесы, поэтому ехать можно было только на восток или северо-восток. А потом надо было сделать крюк и вернуться к убежищу, где его дожидались Джон Чайлд и Гретхен.

Далеко на востоке — милях в двадцати или даже двадцати пяти — располагался каньон Рио-Гранде. Ущелья Фрильоле и Паларито-Крик, словно гигантские пальцы, тянулись в сторону реки.

Радиган ехал на север. Местность кругом становилась все суровее, ветер все холоднее. В этой безлюдной глуши редко ступала нога человека. Порой техасец вспугивал оленей, а один раз увидел в сотне футов от себя гризли — привстав на задние лапы, чтобы лучше видеть, медведь с любопытством рассматривал всадника.

Спохватившись, Том перезарядил шестизарядный кольт. Впервые на своей памяти он делал это спустя такое долгое время после стрельбы. Обычно он перезаряжал револьвер сразу же и совершенно автоматически, по привычке, но сегодня в этой бешеной гонке на это просто не было времени. День медленно угасал среди отрогов гор, и из укромных расщелин начали выползать любопытные тени. Они неслышно подкрадывались к одинокому путнику и обступали его со всех сторон. Ледяной ветер пронизывал до костей. Ласково похлопывая вороного по холке, Том что-то ободряюще нашептывал ему. Конь благодарно поводил ушами, внимательно прислушиваясь к человеческому голосу.

Было холодно, можно сказать, страшно холодно. Но единственный путь лежал вверх — в еще более холодные края среди высоких вершин и безлюдных плато, насквозь продуваемых ветром, куда никто не отправится по собственной воле. Полностью доверившись коню, Том устало обмяк в седле. Вороной неутомимо продвигался вперед, от его разгоряченного тела чувствовалось приятное тепло.

Под унылой, обожженной молнией сосной Радиган спешился, но не остановился, а упорно продолжал брести по холмам на север. Конь сперва артачился, туго натягивая поводья, и Тому приходилось изо всех сил тянуть его за узду. С неба падали редкие хлопья снега.

Перед Томом открывалась величественная панорама -скалистые горы, теряющиеся во тьме глубокие ущелья и безжизненные леса, где тут и там чернели обугленные молниями стволы деревьев. Низко нависшие тучи, окутавшие горные вершины, придавали всей картине мрачную торжественность. Широкий уступ, по которому шел Радиган, казался пустым и неприветливым.

Взяв висевшую позади седла куртку из овчины, Том поплотнее укутался в нее. В этой куртке был длинный разрез сзади, специально для верховой езды. Правда, сейчас Том не ехал, а шел быстрым шагом. Справа вниз уходила отвесная стена каньона. Глубоко по дну ущелья бежал быстрый ручей. Размашисто шагая вдоль обрыва, техасец высматривал место, подходящее для ночлега.

Настала ночь, с заснеженных вершин спустилась тьма, а Радиган все еще упрямо плелся по скалам, ведя за собой коня. Наконец он остановился. Хотя найденное им убежище представляло собой всего-навсего крошечную расщелину меж валунов под сводом деревьев, но там можно спастись от ветра.

Смастерив из зеленых сосновых веток навес, Том занялся костром. Очаг он расположил в самой глубине расщелины между двух камней. Таким образом, во-первых, пламя было закрыто со всех сторон и не могло выдать его врагам, а во-вторых, скалы сохраняли и отражали жар огня, обогревая это импровизированное жилище. Лотом Радиган соорудил для коня нечто вроде шалаша, сплетя между собой верхушки нескольких молодых деревьев. Туда тоже доходило тепло костра. К счастью, кругом валялось предостаточно сухих сучьев, так что в скором времени пламя пылало вовсю.

Расседлав вороного, Том обтер его пригоршней зеленой хвои, а седло и сбрую отнес под навес. Коня Радиган накормил кукурузой, заботливо припасенной в седельной сумке. Техасец развернул приготовленный Дауни пакет с едой и, растопив немного снега, вскипятил кофе. Воду из фляги он предпочел пока поберечь.

Расстелив тюфяк и пару одеял на ложе из сосновых ветвей, Радиган принялся за ужин. Потягивая кофе, он гадал, как там дела у Джона и Гретхен. Не удалось ли врагам схватить их? Но это маловероятно, успокаивал себя техасец.

Снова повалил снег — теперь уже не редкие мягкие хлопья, как прежде, а колючие мелкие ледяные снежинки, почти град. Метель, похоже, скоро не кончится. Где-то в лесу выл волк, и вороной беспокойно стучал копытами. Грея над огнем озябшие руки, Радиган негромко успокаивал коня. Он подкидывал сучья в костер, но все равно было ужасно холодно. Ветер кружил вокруг валунов, задувал под навес и играл с языками пламени.

Град барабанил по скалам и стволам деревьев, шелестел среди зеленых ветвей. По расчетам Радигана это место находилось довольно высоко в горах, примерно в восьми с половиной тысячах футов.

Выпив последнюю порцию кофе, щедро сдобренного виски, ковбой свернулся на неуютном ложе.

Ночью ему дважды пришлось выползать из-под одеял и дрожа от холода, раздувать огонь. В последний раз он на столько замерз, что остался дожидаться рассвета, скорчившись у костра, к которому перевел и понурившегося вороного. Снаружи плотным ковром лежал снег. Том подумал, что снег надежно закрыл все следы, по которым могла бы идти погоня. По крайней мере, все вчерашние следы. Но если уж преследователям посчастливится набрести на это место, то выследить его отсюда будет легче легкого.

Наконец медленно, словно нехотя, занялся рассвет. Радиган на скорую руку позавтракал, запивая холодное вчерашнее мясо обжигающе горячим кофе. Потом напоил теплой водой вороного и стал собираться в дорогу. Прежде чем седлать коня, Том предусмотрительно нагрел попону над костром.

За ночь мир разительно изменился. Слепящие лучи солнца освещали покрытые снегом склоны холмов. Вороной, привычный к горам, шел осторожно, не доверяясь обманчивой безопасности наста. Радиган держал путь на север, то и дело объезжая глубокие расщелины или непроходимые нагромождения скал, и невольно отклонился востоку. Когда ночлег, по подсчету Тома, остался примерно в шести милях позади, деревья неожиданно расступились и техасец оказался на краю удивительной долины, похожей на гигантскую чашу, спрятанную среди холмов.

Судя по всему, некогда здесь находился огромный кратер вулкана глубиной не менее пятиста футов. Вдоль склонов росли ели и осины, кое-где виднелись сосны. Видно было, что летом дно долины превращается в превосходный луг. Сидя на коне, Том вглядывался вдаль, пытаясь определить длину кратера. Двадцать миль! Значит, площадь долины была около ста пятидесяти квадратных миль.

Вороной, очевидно удивленный не меньше своего хозяина, настороженно поводил ушами. Несомненно, подумал Том, именно об этой долине говорится в старинных индейских преданиях.

Поехав вдоль обрыва, он отыскал путь вниз, спустился и двинулся прямиком вглубь долины. Лишь у самых стен ветром намело глубокие сугробы, но в основном широкая равнина была слегка припорошена снегом. Радиган сгреб снег в сторону и обнаружил густую траву, засохшую на корню — какое прекрасное сено. Пока техасец осматривался по сторонам, конь с удовольствием принялся пощипывать пожухшие стебли.

Радиган понял, что это именно такое место, какое он ищет уже давно. Сочная густая трава здесь гораздо лучше и питательней, чем на любом пастбище ниже в горах. Эта долина сможет прокормить огромное стадо. К тому же «Р-Бар», без всякого сомнения, находится всего в нескольких милях к западу, так что добираться сюда от ранчо будет нетрудно. Да и с водой тут хорошо — по дну долины бежит узенькая речушка. Тому пришло на ум, что если война с Фолей разгорится, то именно здесь нужно будет спрятать скот.


Покинув кратер, Радиган поехал к ущелью, где пасся его табун, и поймал коня. Следы на снегу выдавали, что совсем недавно тут успел побывать Джон Чайлд. Отправившись по этому следу, Радиган к вечеру третьего дня скитаний наконец снова очутился вблизи тайной пещеры. Но тут он внезапно услышал раздавшийся изнутри звук взведенного курка. Техасец застыл на месте.

— Все в порядке! — окликнул он. — Это я!

— Вижу, вижу! — отозвался Кокер, неожиданно появляясь на тропе с ухмылкой до ушей. — Выходи. Тут тебя ждет славная компания.

В голове Радигана мелькнула мысль: не пришпорить ли коня и не попробовать ли скрыться, но тут же понял, что у него нет ни малейшего шанса. Он попал в западню. На белом фоне свежевыпавшего снега он будет отличной мишенью, и Кокер легко пристрелит его.

Том мог бы попытаться стрелять, но от холода у него закоченели руки. Сунув правую руку под мышку, он стал отогревать пальцы. Есть еще время. И есть еще шанс. Пока у него остается оружие, положение не безнадежно.

Враги затаились в пещере. Радиган разглядел там знакомую мускулистую фигуру Росса Уолла, а рядом с ним — коренастого ковбоя по имени Джонс, который был в салуне Сан-Исидро во время стычки с Флинном. Да, попался так попался.

Джон Чайлд тоже был там. Он сидел, прислонившись к стене, руки связаны за спиной. У Гретхен же руки были свободны, она возилась у костра.

— А я-то надеялся, ты сюда не вернешься, — вздохнул Чайлд.

— Слишком уж морозно снаружи, — Том одеревенело опустился наземь. — Снег выпал.

— Радиган, — грубо вмешался Росс Уолл. — Ты где-то припрятал запасы корма для скота. Мы хотим знать, где.

— Какая жалость.

Кокер осклабился.

— Росс, дай-ка я им займусь. Я вытрясу из него, что надо…

Радиган пренебрежительно взглянул в его сторону.

— Вот уж ты-то ничего из меня не вытрясешь. Я бы не сказал тебе, даже Который час.

Кокер собрался было что-то ответить, но Уолл нетерпеливым жестом прервал его.

— Тебе придется сказать, Радиган. Для тебя я уже ничего не могу сделать. Если ты заговоришь, то я, быть может, отпущу остальных. Но что до тебя, то скажу сразу — нам дан приказ потерять твой труп в одном из тех ущелий на севере, где никто и никогда его не отыщет.

— Кстати, у нас был гость, — проронил Чайлд.

— Заткнись! — сердито обернулся к нему Кокер.

Почувствовав, что Радигану следует знать об этом, Гретхен отошла от костра.

— Он сказал, что еще вернется, — добавила она.

Теперь Кокер напустился на девушку.

— А ты что! Закрой пасть!

Росс Уолл гневно поглядел на него.

— Это еще что такое? — прикрикнул он. — Не смей так разговаривать с дамой!

— Она не дама, — возразил Кокер. — Она…

Мгновенно выхватив из огня пылающую головню, Гретхен ткнула ею в лицо Кокеру. Тот отпрыгнул назад, но недостаточно быстро. Головня угодила ему прямо в рот. Кокер потерял равновесие и упал навзничь, крича от боли и хватаясь за обожженные губы.

Гретхен выпрямилась во весь рост.

— Я готовлю для вас, — заявила она Россу Уоллу, — потому, что вы голодны. Но я не собираюсь сносить оскорбления от всяких грязных типов.

Кокер стонал, зажимая рот рукой. Росс едва удостоил его взглядом.

— Продолжай готовить, — сказал он девушке.

Вернувшись к костру, она поправила стоящий на камнях котелок. Потом снова повернулась к Радигану.

— Это был Лорен Пайк. Говорит, что вместе с Чарли Кейдом сейчас у Лома-Койота.

В глазах Уолла неожиданно вспыхнул интерес.

— Ты сказала — Лорен Пайк? Рейнджер?

— Он прежде был рейнджером, — пояснил Радиган. — Тогда же, когда и я. А потом уволился, чтобы покончить с одной ссорой.

— А что они делают здесь?

— Они мои друзья. Говорю же, я тоже был рейнджером. Собственно, это я два дня назад написал рейнджерам Таскосы.

Нетрудно было заметить, что сообщение об этом пришлось Россу Уоллу не по вкусу. Он задумчиво направился к выходу из пещеры, где стояла лошадь Радигана. Том несколько минут внимательно наблюдал за главарем, смотревшим в темное ущелье. В дальнем углу, держась обеими руками за рот, стонал и сыпал проклятиями Кокер.

Уоллу было отлично известно, что многие рейнджеры, пройдя вместе огонь и воду, часто приходят друг другу на выручку даже после окончания службы. Мысль эта не доставляла ему удовольствия. Более того, Лорен Пайк прославился как непревзойденный стрелок и ярый преследователь скотокрадов. А самое-то худшее, он к тому же приходился кузеном Баннигсу, с которым и враждовало семейство Фолей. Неужели он забрел сюда не случайно, а выслеживает именно их?

— А Кейд кто такой? — осведомился он наконец.

— Мой друг. Мы служили вместе год или два. Если он не найдет меня, он очень огорчится.

— Подумаешь, всего двое, — подал голос приземистый ковбой.

— Любой из этих двоих сдерет с тебя шкуру, растянет ее на двери в конюшне и даже не запыхается, — сообщил ему Радиган.

Чем больше Росс Уолл обдумывал ситуацию, тем меньше она ему нравилась. Ладить с Анджелиной Фолей всегда было нелегко, а уж после того, как вернулся домой этот сладкоречивый Харвей Торп, так она просто удержу не знала. Неприятности следовали одна за другой. Но про нынешние ее притязания на земли Уолл почти ничего не знал, слышал только, как ее отец в свое время поминал про ранчо в Нью-Мексико.

Из-за снега прокормить скот стало гораздо труднее, так что если людям Фолей не удастся в самом скором времени найти запасы, заготовленные Радиганом, то они потеряют уйму скота. И так-то потерь не избежать. А тут еще эти незваные гости.

Если друзья Радигана вернутся сюда, их тоже придется убить, иначе они начнут задавать ненужные вопросы. И потом они будут слишком много знать. Может, они уже и без того слишком много знают.

— Им известно про нашу войну? — спросил Росс у Чайлда.

— А ты думаешь, о чем мы говорили?

Да, подумал Уолл, догадаться нетрудно. Ну все же до их возвращения пройдет какое-то время. Может, стоит послать четырех или даже пятерых человек, чтобы те устроили на этих двоих засаду? Но тогда — чем все это закончится? Когда начинаешь решать свои проблемы, убивая противников, то приходится убивать еще и еще. Глядя в ночь, Росс тихо выругался. Он вдруг понял, что Харвей Торп думает совсем по-иному, и на душе стало еще тяжелее.

Уолл получил вполне четкий приказ — найти Радигана и избавиться от него. Так избавиться, чтобы о нем и слуху не было. Все было бы замечательно, рассуждал Росс, если бы не вмешательство Пайка и Кейда. Ведь теперь исчезновение техасца запросто повлечет за собой очередную кровопролитную свару. А как, спрашивается, в таких условиях добиться процветания на ранчо? Ковбой мрачно уставился на стены каньона. И вообще как можно этого добиться в этом суровом краю? Радиган говорил, что знает способ. Но Росс Уолл привык выслушивать пустую похвальбу, поэтому не придавал словам техасца большого значения.

Приготовив ужин, Гретхен протянула первую тарелку с едой Тому, а вторую поставила на землю рядом с Джоном Чайлдом и преспокойно развязала ему руки.

Поглядывая на Радигана, метис стал растирать запястья. Том не шелохнулся. Коренастый ковбой, положив винтовку на колени, внимательно следил за пленниками. Снова войдя в пещеру, Росс Уолл взял из рук Гретхен свою долю ужина, негромко поблагодарил девушку и, озабоченно глядя в пол, принялся за еду.

Хотя враги разоружили Радигана, но его револьвер и винчестер лежали совсем рядом, рукой подать. Тома словно провоцировали на попытку схватить оружие. Жадная готовность Кокера убить Радигана в самом начале и то, как сейчас вел себя второй ковбой, без слов показывали, что техасец обречен на смерть. Собственно говоря, он и сам не мог придумать для людей Фолей никакого иного выхода. Поэтому он двигался с превеликой осторожностью и все время держал руки на виду, чтобы его не заподозрили в попытке к бегству. Поглощая ужин, Том напряженно размышлял. Мысли его метались из стороны в сторону, словно табун диких коней, а он, как заправский объездчик, пытался заарканить среди них ту, что была ему так необходима… как бы отсюда выбраться.

Пока что его противникам удалось выиграть второй раунд схватки, но в этом им помогла совершенно непредвиденная удача. Радиган надеялся, что больше такого не случится.

Флинн помог ему выбраться из передряги в Сан-Исидро и бежать в горы. А потом выпал снег и погоня безнадежно отстала. Но все же дело обернулось совсем не лучшим образом. Сейчас и сам Радиган и его друзья находились в весьма плачевном положении.

С севера дул холодный ветер.

— Если ветер не переменится, нанесет здоровенные сугробы, а ваш скот просто выдует из этих мест, — заметил Том.

Росс Уолл пронзил его злобным взглядом, но ничего не ответил. Наверняка он и сам об этом думал.

Покончив с ужином, Радиган налил себе еще кофе и начал сворачивать самокрутку. Ему хотелось, чтобы им с Чайлдом больше не связывали руки, поэтому он старался отвлечь Росса болтовней.

— Подумай-ка, Росс, — произнес он рассудительно. — Почему бы вам не дать стаду откочевать подальше? И почему бы вам и самим не двинуться вслед за стадом прочь из наших краев? Этой войны вам не выиграть, а если вы убьете нас, то как тогда отыщете запасы? Поверь мне, вы можете искать их хоть сто лет и все равно не найдете, разве что вам необычайно повезет. Ты же не хуже меня знаешь, что вы едете по тонкому льду.

Он на секунду умолк и, поднося самокрутку ко рту, метнул быстрый взгляд на лежавший в стороне револьвер. Увы, оружие слишком далеко. Зато Кокер гораздо ближе. Злобный ковбой даже не ужинал, а только все время натирал какой-то мазью обожженные вздувшиеся губы. Том подумал, что можно неожиданно броситься, схватить Кокера и выхватить у него из-за пояса кольт. Но это было бы чересчур рискованно. Так что техасец продолжал говорить:

— Скажу тебе, Лорен Пайк и Чарли Кейд непременно вернулся, ведь Кейд мне многим обязан. Да и Пайк тоже. Но не думай, они не станут очертя голову соваться в западню. Нет, они будут готовы к самой настоящей войне и вооружатся так, словно идут на медведя. Кстати, Росс, там наверху в Лома-Койота собралось восемь-десять отличнейших парней — все как на подбор отъявленные головорезы. И им будет очень интересно узнать, что внизу полно скота, которого легко заполучить. И они ринутся вслед за Лореном Пайком. А тебе доводилось когда-нибудь слышать про Адама Старка? Лучший стрелок из винтовки в наших краях — от Теннесси до Техаса. Так вот, он сейчас тоже в Лома-Койота, и у него просто руки чешутся поучаствовать в этой потасовке. Спроси-ка Джона Чайлда — он ведь его лучший друг — Адам рвется спуститься с гор. Эти ребятки знают местность, умеют обращаться со скотом. Так что голову даю на отсечение — если после зимы от вашего стада что-нибудь и останется, они угонят и последнее. Да, Росс, знаешь что? Все эти клейма на ваших коровах — они выглядят не такими уж убедительными. Вот мне и любопытно, что обнаружится, если содрать с одной из коров шкуру и посмотреть, каким окажется клеймо с внутренней стороны.

— Заткнись! — вскипел Росс Уолл. — Ты чертовски много болтаешь!

— Уж я бы заставил его заткнуться, — прошипел Кокер. — Только скажи, и он у меня умолкнет! — Сидя в своем углу, он зловеще процедил сквозь распухшие губы: — Я убью его как собаку.

В пещере мирно потрескивал костер, а снаружи не прекращался снегопад. Не было никакого смысла пытаться бежать прямо сейчас, поскольку на снегу беглеца выследить несложно. Разве что ему дадут фору, и следы успеет засыпать снегом. Радиган откинулся назад. Оставалось только ждать. Как частенько говаривал ему Джон Чайлд, терпения у Тома побольше, чем у любого индейца. Теперь пришло время проверить, так ли это. Но кроме того, у Тома мелькнула догадка, как можно выкрутиться из этой ситуации.

Блики света играли на лицах людей, отражаясь от пряжек поясов и револьверов. А снаружи по-прежнему падал снег. Стояла такая тишина, словно весь мир сверху накрыли огромной подушкой. Вход в пещеру казался черной стеной, исчерченной белым карандашом. Росс Уолл задумчиво глядел в костер, и Радиган про себя отметил эту привычку, надеясь в будущем использовать ее в своих целях. Ведь когда человек смотрит на огонь, то потом ничего не видит в темноте. По крайней мере, несколько секунд. Времени вполне хватит.

Если враги до сих пор не отыскали запасы, то после обильного снегопада им и подавно это не удастся. Но Радиган-то знал места, где сугробы не так велики и куда можно выгонять скот. Годы жизни на ранчо приучили техасца приспосабливаться к непогоде так же серьезно, как он всегда продумывал план действий и стратегию во время настоящей войны. Такова была цена выживания в горах.

Стоит только погоде чуть перемениться, как снег тут же растает, ведь первый выпавший снег редко остается на всю зиму. И короткая оттепель может открыть подступы к заваленным сейчас снегом ущельям.

Коренастый ковбой, откинувшись к стене, полулежал на своем седле и тихо похрапывал. Кокер угрюмо глядел на Гретхен. В пещере было темно, лишь поблескивали огоньки в костре. Подкинув на пылающие угли очередное полено, Радиган следил, как оно потихоньку разгорается. Он подозревал, что хотя Россу Уоллу и велено покончить с ними, но у него не хватает духу. Ведь главарь группы Фолей был скотоводом, а не головорезом. Он мог убить человека в честной схватке, но не хладнокровно прикончить безоружного пленника.

В таких обстоятельствах попытка к бегству для Радигана окончилась бы только смертью. И что еще хуже, в тесной пещере Шальная пуля могла задеть кого угодно или срикошетить о стены. И тогда Гретхен подвергалась бы такой же опасности, как и все остальные. А учитывая очевидную ненависть к ней Кокера, даже большей.

Снег продолжал валить. Радиган понимал, что если метель продлится всю ночь, то выбраться из каньона станет необычайно трудно или просто невозможно. А тогда три лишних рта быстро уничтожат всю провизию в пещере.

Резкий порыв ветра ворвался в пещеру и разворошил угли. Взметнувшиеся искры чуть не подожгли мешки с зерном для лошадей. Чайлд одним прыжком очутился рядом и затушил их. Было уже совсем поздно.

Поднявшись с места, Росс снова подошел к выходу из пещеры и стал вглядываться вдаль. Когда он вернулся к костру, на лице его была видна тревога.

— В этих каньонах выпадает глубокий снег?

— Глубокий ли? — пожал плечами Радиган. — Если снег валит как сейчас, то в несколько футов. Зимой в этих каньонах всегда существует опасность сорваться вниз с вершины.

Почувствовав усталость, Радиган привалился спиной к стене. Однако голова его по-прежнему оставалась ясной и свежей. Техасец понимал, что как бы ни обернулось дело, надо все время держаться начеку… Бросив быстрый взгляд на Чайлда, он жестом показал ему, что должен немного отдохнуть. Чайлд кивнул, и Том устроился поудобнее, не выпуская из вида оружие.

Несмотря на огонь, в пещере было холодно. Хотя стоявшие перед входом деревья частично защищали ее от ветра, все равно сквозило. Скорчившись под одеялом, Радиган задремал, но спал он урывками, то и дело просыпаясь и слушая завывания ветра и потрескивание костра. Временами Джон Чайлд вставал и подбрасывал хворост в костер. Не обменявшись ни словом, друзья приняли заботу о поддержании огня на себя. Никто им в этом не мешал. Конечно же, и Джон, и Том занимались этим не ради того, чтобы быть полезными, но просто чтобы иметь хотя бы небольшую свободу передвижений и воспользоваться этим в нужный момент.

Росс Уолл не спал. Он то сидел, глядя на огонь, то озабоченно расхаживал взад-вперед. Радиган хорошо понимал его тревогу. В самом деле, неподалеку находилось стадо в три тысячи голов некормленного скота. В любую минуту оно могло сорваться с места и уйти. Более того, со скотом не осталось надежных пастухов. Вдруг стадо не стало пережидать ненастье под защитой стен каньона и двинулось прочь?

Радиган посмотрел на свернувшуюся калачиком Гретхен. Девушка не спала, она пристально глядела на Тома широко раскрытыми голубыми глазами. Потихоньку откинув край одеяла, она на секунду высунула оттуда рукоять револьвера — и тут же спрятала ее обратно.

Револьвер!

Радиган задумался. Он не знал, как Гретхен ухитрилась стащить оружие, но значит девушка все время думала о бегстве. Теперь у него будет револьвер. Однако оружие понадобится ему не сейчас. А пока пусть хранится у Гретхен — так надежнее. На девушку обращают меньше внимания, вряд ли ее станут обыскивать.

Том попытался снова уснуть, но ничего не вышло. Он был слишком взбудоражен, да и от каменного пола пещеры тянуло таким холодом, что ни о каком сне и речи быть не могло. Скинув одеяло, он поежился.

— Отдохни, Джон, — посоветовал он. — А я послежу за костром.

Кокер внимательно наблюдал за техасцем из-под полуприкрытых век. Губы головореза находились в самом плачевном состоянии — обожженные, вздувшиеся, с пузырями там, куда угодила головня. Он даже не мог двинуть мускулами лица, а временами, когда лицо его искажала случайная гримаса, корчился и шипел от боли.

Запасы дров подошли к концу. Натянув перчатки, Радиган побрел к выходу и шагнул из пещеры в снег. Он услышал позади себя резкий шорох, клацанье взведенного курка, но хладнокровно принялся отдирать сучья от поваленного дерева из кучи припасенного сушняка.

Про себя он отметил, что это один из возможных путей для бегства. Если, допустим, один из стороживших уснет, а второй отвернется — почему бы не рискнуть? Радиган решил, что вообще-то бежать можно и без оружия. Ведь в тайнике на утесе около ранчо хранятся винтовка и три револьвера, а еще один кольт и винчестер — в тайнике вблизи долины Сан-Антонио. К тому же в этих тайниках есть запасы пищи.

Да, это путь к бегству. Но бежать в одиночку никак нельзя. Радиган был уверен, что Уолл никому не позволит обидеть Гретхен, но если Росс оставит ее на попечение Кокера и второго ковбоя… Кокер просто кипит от злости и сдерживается только из-за присутствия главаря.

Техасец теперь начал детально обдумывать план бегства. До сих пор он медлил, хотел сперва как следует отдохнуть и разобраться в ситуации. Но скоро надо обязательно уносить ноги. Радиган понимал, что Россу приказано убить их. Пока Уолл тянул с выполнением приказа, но в любой момент мог уехать, бросив пленников на милость Кокера. Обдумывая все это, Том набрал охапку дров, но не слишком большую, и притащил ее к костру.

Уже близился рассвет, а снег все еще падал. Было ясно, что раздобыть лошадей или пищу при бегстве совершенно невозможно. Поэтому надо будет стремиться добраться до ближайшего тайника с припасами. По таким сугробам гораздо проще передвигаться на снегоступах, чем верхом.

Снегоступы.

Их можно смастерить самому. Много лет назад Радиган видел, как это делают индейцы. Спору нет, на таких самодельных снегоходах нельзя быстро передвигаться, но зато в них не провалишься в снег.

Значит так — пора уходить и как можно быстрее. Надо действовать неожиданно и решительно, застать стерегущих врасплох. И сразу же выбираться из каньона. Выглянув из пещеры, Радиган окинул взглядом стены ущелья и заросли деревьев на дне. Сугробы уже достигали глубины трех-четырех футов, а кое-где и больше. Гуляющий по горам яростный ветер сдувал в каньон снег с утесов.

Вернувшись на прежнее место, техасец уселся у костра и стал греть ладони. Со стороны показалось бы, что, протягивая руки к огню, Радиган слегка встряхнул ими, чтобы отбросить назад рукава. Но на самом деле он едва заметно повел вниз левой рукой, потом, чуть сильнее правой и снова левой. На индейском языке жестов это означало «уходим». Том знал, что этот сигнал не ускользнул от глаз Джона Чайлд а.

Несколько секунд спустя Радиган поднял руку и поправил соскользнувший рукав, ухитрившись при этом показать другу три пальца.

Джон Чайлд, сидевший у костра напротив Тома, казалось, дремал. Посмотрев в сторону внимательно наблюдавшей за ним Гретхен, Радиган встретился с ней глазами и заметил, как девушка чуть кивнула. Признаться, он не ожидал, что и она понимает язык жестов. Но, с другой стороны, это как раз то, чему Чайлд запросто мог обучить любопытную девочку, причем наверняка ей это было интересно.

Внезапно поднявшись с места, Росс Уолл подошел к выходу из пещеры.

— Метель все не утихает, — сказал он, — а тут не хватит припасов, чтобы пересидеть долгое ненастье. — Обдумав что-то, он повернулся к Радигану. — Далеко отсюда до ранчо?

— Около восьми миль, если держать прямо на юг.

— Холодает, припасов едва ли на день. Мы можем все погибнуть в этой пещере.

— Уж это точно. Вот подожди еще малость, и тогда снега навалит столько, что никому не удастся выбраться отсюда. Да тебе уже и сейчас не удастся.

— Восемь миль это сущая безделица, — фыркнул Кокер. — Я их на руках пройду.

Словно не замечая его, Радиган по-прежнему обращался к Уоллу:

— Местами этот снег доходит до нижних ветвей деревьев, то есть футов так до восьми. Поверь мне, здесь нет ветра, который сдувал бы снег, так что снег уже глубокий.

Но про себя Том думал, что есть еще места, где можно пройти. И если пленники сумеют убежать, то они смогут пробраться сквозь сугробы, скрыться в лесной чаще, а там смастерить себе снегоступы.

— Пожалуй, я поеду, — неожиданно сказал Уолл. — У меня самая лучшая лошадь, так что, может, я и доберусь до ранчо.

Кокер уставился на Гретхен со злобной радостью в глазах. Теперь он останется за главного. Или сам добьется старшинства. И тогда наконец убьет Джона Чайлда и Радигана. Том легко читал его мысли. Судя по тому, как неуклюже отводил глаза от пленников Уолл, техасец догадался, что Росса одолевают те же опасения.

— Вы, ребята, еще кое-чего не знаете про эти края, — небрежно проронил Радиган. — правда, вы это обнаружите в самом скором времени. Ваши низкорослые легкие лошадки совершенно не годятся для езды по сугробам. Для этого нужна мускулистая и сильная лошадка, например, монтанской породы.

— Ну что ж, сейчас проверим.

Собрав упряжь, Росс решительно шагнул в снег и через мгновение появился снова, ведя за собой лошадь. Встав у входа, он стряхнул с коня снег, накрыл его одеялом и оседлал. Радиган критически наблюдал за ним. Россу даже в голову не пришло согреть попону и седло, так что недовольный конь брыкался и плясал на месте, пока на помощь Уоллу не пришел Кокер. Вместе им удалось взнуздать лошадь.

— Ты бы нагрел попону, — тихо посоветовал Том.

Росс сердито обернулся к нему.

— Ты чертовски много болтаешь! — окрысился он. — Не одному тебе приходилось иметь дело с лошадьми.

— Некоторым хоть кол на голове теши, все равно ничему не научишь, — усмехнулся техасец.

На мгновение ему показалось, что Росс сейчас ударит его. Здоровяк злобно шагнул к нему, но Том, улыбаясь, открыто смотрел на своего противника. Несколько секунд Росс сверлил его взглядом, а потом резко отвернулся.

— Знаешь, Росс, — сказал Радиган, — если бы мы работали в одной упряжке, мы бы поладили.

Уолл ничего не ответил, но и не отвернулся в сторону. А Радиган тихо прибавил:

— Интересно, кем ты теперь будешь себя чувствовать? Я хочу сказать, сможешь ли ты уснуть ночью?

Росс замер, чуть не выронив из рук снаряжение. Когда Радиган снова сумел разглядеть его лицо, оно было мертвенно бледным. Но даже не взглянув в их сторону, Уолл сел в седло и произнес:

— Кокер, вы с Горманом остаетесь здесь. Я пришлю сюда людей и провизию. Ребята проложат тропу, так что вы сможете выбраться к ранчо. Ты позаботишься о пленниках.

— А то, — расплылся в ухмылке Кокер. — Я уж о них позабочусь. Харвей научил меня, как за это браться.

Росс Уолл молча погнал коня по снегу. Вдоль стены каньона шел узкий выступ, по которому можно было отъехать на некоторое расстояние от пещеры. А ниже за каньоном лежало плато, где сугробы, должно быть, не так велики. Однако одолев не более нескольких сотен футов, Росс понял, что дело плохо.

Шагнув с выступа, гнедой увяз в снегу по брюхо, потом еще глубже. Барахтаясь и шатаясь, несчастное животное изо всех сил пробиралось вперед. Сжав поводья, Росс хмуро оглядывал суровую безрадостную местность, поросшую густыми лесами. И ему в первый раз за все это время стало страшно.

Было холодно. Находясь в пещере, Уолл даже не представлял, что снаружи настолько холодно. Хотя ветра не было, конь уже покрылся сосульками. Росс понял, что Радиган был прав. Его легкий и быстрый гнедой как нельзя лучше подходил для езды но равнине. Но для прыжков по сугробам ему явно не хватало сил. Подмораживало, снегопад не утихал. В этом краю человек мог замерзнуть насмерть.

Росс не хотел возвращаться. Ему вовсе не улыбалось видеть то, что должно было произойти в пещере. Торп хотел, чтобы это свершилось, может, и Анджелина желала этого. Он, Росс Уолл, не бандит и не убийца. А что до Кокера, думал Росс, так не стоит торопиться посылать ему подмогу. Пусть посидит некоторое время в пещере. Если экономно расходовать пищу, то двоим ее хватит дня на два.

Внезапно сзади послышался выстрел. Далекий, еле слышный, но Росс понял, что стреляли из револьвера. Кокер не терял времени даром.


Глава 3 | Радиган | Глава 5