home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Мигель Лебо сидел на корточках у костра напротив Нуна и потягивал кофе. Они устроили лагерь в ложбине под соснами, недалеко от гребня хребта. Долина внизу купалась в лунном свете.

— Еще раз спасибо, амиго, — произнес Мигель. — Но все-таки интересно… почему вы это сделали?

Нун усмехнулся.

— Ваша жена очень добрая женщина. И достойная. Я нуждался в помощи, она помогла мне. Кроме того, мне не понравилось, как с вами здесь поступают.

— И все?

— Мне подумалось, что, если я выручу вас сегодня, вы меня подстрахуете завтра. Тем более, что вам ни к чему сейчас находиться дома.

— Да, здесь некоторые люди ополчились против меня.

— Предлагаю поехать со мной в Колорадо, — продолжал Нун. — Там есть одно ранчо, куда не дотягиваются руки закона и где не удивятся вашему появлению. Меня беспокоит судьба хозяйки этого ранчо. Она совсем молодая девушка. Там нужен как раз такой парень, как вы. Но предупреждаю: очень может быть, что дело придется иметь с целой сворой бандитов, а на нашей стороне — только двое стариков.

— Сделаю, что понадобится, — не раздумывая ответил Мигель.

Физически этот выходец из Соноры был крепок. И, повидав в жизни многое, был ко всему готов. Горы и лес его не пугали. Он был охотник и следопыт.

Далее все оказалось проще простого. Недалеко от Сокорро они сели в поезд — в тот самый, в котором Нун недавно ехал в Эль-Пасо, как следует отоспались в служебном вагоне и, попрощавшись с кондуктором, вышли на полустанке, откуда Нун когда-то начал путь на юг.

Пока Лебо сторожил лошадей, Нун прошелся по темному склону. На старой дороге ни одна тень не шевелилась, ночь была тихая, пахло кедровой смолой.

Днем Лебо уехал, и Нун остался один.

По старой тропе он поехал вверх — к хижине немого старика. Там было тихо. Старик мексиканец лежал на песке. Его подстрелили. Лошадей и скот увели. Спешившись, Рабл дотронулся до щеки старика. Тело лежало не менее суток.

В хижине все было перевернуто. Что тут искали? Рассчитывали найти деньги? Пришли, убили старика, увели скот и ушли прочь… Или — не ушли? Предположим, устроили засаду. Это было в их стиле.

Он не торопясь огляделся. Возможно, за ним следят с гребня горы, но это не опасно. Оттуда трудно достать его выстрелом. А к верхней хижине приведет шахта, упрятанная в пещеры и скалы. Надо надеяться, что они не подозревают о существовании тайного лифта и шахты. Старика же, похоже, прикончили, чтобы просто не мешал. Жестокое и бессердечное убийство.

Чтобы следить за хижиной и загоном, наблюдатель должен находиться на соседней вершине или на западном гребне. И кто-то, видимо, их выследил. Фактически все обнаружено — и эта хижина у подножия хребта, и ранчо в предместьях Эль-Пасо. Не исключено, что все места, где он может сейчас появиться, все его тайники — под контролем. Если этим ребятам о нем известно больше, чем ему самому, он может легко попасть в ловушку.

Отыскав лопату, Нун вырыл могилу, завернул труп старика в одеяла и засыпал землей.

Надо пробраться в шахту, подняться в хижину на горе и, если там нет засады, продумать, что делать дальше. В принципе, следует изменить внешний вид, походку, манеры и все, что можно. Нельзя же постоянно находиться под прицелом.

Лошадь сделала несколько шагов и остановилась на открытом месте. Идти к ней ему не стоило. Если кто-то с винтовкой сидит наверху, он попадет на мушку. Нельзя так рисковать.

Восточнее хижины есть недоступный взору пятачок, который просматривается только из кучи камней от подножия скалы. Маловероятно, чтобы там засел преследователь, спрятавшийся до рассвета. Вместе с тем это единственное удобное направление, чтобы проскользнуть под защиту скал.

Он позвал лошадь и, показалось, заметил на вершине солнечный отблеск. Ствол ружья?

Нун вошел в хижину и обнаружил у двери мешок моркови, с которого еще не осыпалась земля. Очевидно, старик убирал морковь, когда пришли его убивать. Он поманил к себе лошадь морковкой, а как только та подошла, схватил повод и отступил в помещение. Он пристроил на спину лошади почти полный мешок моркови, который издали напоминал пригнувшегося всадника.

Примотав к двери повод, Нун выкопал яму в полу у восточной стены, вынул пару уложенных без раствора крупных камней и таким образом быстро сделал проход. Затем выпил воды, взял ружье, отвязал лошадь и сильно шлепнул ее по крупу. Лошадь припустилась от двери, а он нырнул в дырку.

И оказалось, он прав. Хлопнули выстрелы. Лошадь скакала, роняя морковь из простреленного мешка. Нун лежал под самой скалой, переводя дыхание.

Наблюдатели скоро поймут, что их одурачили. Ну что ж, пусть собирают морковку.

Он полз от камня до камня ко входу в пещеру, держась параллельно тропе. Следов на ней не было. В пещере он потянул канат, встал на платформу и, перехватывая его, поднялся наверх.

Пыль была не тронута. Но он ничему не верил и долго прислушивался, прежде чем открыть дверь в кладовку.

Там было пусто. Но ведь никто и не знал об этом месте. Он вошел в верхнюю пещеру. Свет проникал в нее из отверстия в потолке. Не раздавалось ни звука. Лишь кровь громыхала в его висках, да билось тревожно сердце. За следующей дверью могла караулить смерть.

Теперь или позже — конец один. Но фаталистом Нун не был. Он не хотел умирать до срока, но если появится тот, кто движется абсолютно бесшумно, притом быстрее его и действует увереннее, чем он, тогда ничего не поделаешь.

Совершенно внезапно дверь распахнулась сама. Нун выхватил револьвер и готов был выстрелить, но удержался. За дверью стояла Фэн Девидж.

Она отступила, Нун вошел в хижину. Испуганная девушка была одна.

— Здравствуйте, что случилось?

— Не знаю. Но что-то произошло. Джениш вернулся на ранчо злой, как собака. Он взбешен.

— Он вошел в дом?

— Вероятно, вошел, но уже после того, как Хен, постучав в окно, вызвал меня, посадил на вашу лошадь и отправил туда, где, по его мнению, находитесь вы.

— Что с Билингом?

— Не знаю. Я послушалась Хена. Я опасалась, что Арч попытается за меня вступиться, и они его убьют. С Дженишем на ранчо прискакали чужие люди. Несколько человек, с ними девица, с которой мы учились в школе.

— Пег Кулейн?

— Да, но при чем тут она? Что случилось?

Нун подошел к окну и осмотрел тропу. Фэн, конечно, не уничтожила свои следы. Как долго их не найдут? Он взял с полки две горсти патронов и разложил по карманам.

— Охотятся за вашими деньгами, — сказал он Фэн. — Все вместе. А самая активная — Пег Кулейн. Ей принадлежит инициатива.

— Но здесь-то им что надо? Отец оставил ранчо, а денег — ни цента.

— Ничего подобного. Ваш папаша припрятал где-то на ранчо полмиллиона долларов. Об этом проведала Пег. Кстати, знает и Джениш тоже.

— А вы? Откуда вам это известно?

— Не знаю уж почему, но ваш отец мне доверял.

— Так вы знаете, где эти деньги!

— Я же сказал: не помню почти ничего. Однако никто мне не верит. Когда-нибудь, возможно, память вернется, тогда другое дело.

Она взглянула ему в глаза.

— Мне наплевать на деньги, — сказала она. — Но я люблю это ранчо, и здесь я хозяйка. Вернее, хочу стать хозяйкой.

— Так и будет.

— Вы уверены?

— Мне поручили вам помочь. Это я уже выяснил. Но пока я не вспомнил все остальное, приходится действовать интуитивно. Надеюсь лишь на инстинкт.

Они следили за тропой, а что еще оставалось делать? Он понимал, что оказался в западне, а это ему не нравилось.

Его деньги тоже не интересовали. Он потерял себя и хотел бы обрести себя снова. Кажется, он все-таки — Джонас Мандрин, но кто такой Мандрин? Амнезия, то есть потеря памяти, могла быть попыткой разума бежать от действительности. Он боялся восстанавливать прошлое, хотя очень хотел узнать, кем он был раньше. По сути же, ему был нужен шанс начать жизнь сначала.

Пока они выжидали, Нун рассказал девушке то немногое, что удалось ему выяснить за последние дни.

По-видимому, после убийства его жены, он блуждал без определенной цели и соглашался охранять скот на разных ранчо, ибо угонщики скота воплощали конкретное зло.

Внезапно он рассердился на себя. Что толку сидеть и ждать?

— Глупо дожидаться, пока нас прищучат, — решил он и зарядил винтовку и дробовик.

— Побудьте здесь, — обратился он к девушке. — Если кто будет врываться, уходите через кладовку тем же путем, что и я. Они, конечно, найдут этот путь, но не сразу. Приберегите для гостей дробовик.

Он стянул с ног сапоги и надел мокасины, найденные в кладовке.

— Джонас, или… как теперь вас зовут… — произнесла девушка, — будьте осторожны.

Он накрыл ладонью ее руку.

— Фэн, вы теперь знаете обо мне все, что я знаю сам. Не питайте иллюзий.

— Когда отец прибыл на Запад, ему пришлось схватиться с конокрадами, угонщиками скота, бандитами, враждебно настроенными индейцами, — сказала она. — Если дурные люди не понимают ничего, кроме насилия, приходится применять оружие, но наступит час, когда вы отложите его.

— Вы думаете, я могу обойтись без оружия?

— Почему бы и нет? Как я поняла, вы были и журналистом, и бизнесменом. Можете оставить ружье и взяться за перо. Все просто.

Он пошел по тропе сначала довольно быстро, затем в лесу чуть осторожнее. Прислушался. Воздух был неподвижен и чист. С вершины утеса он рассмотрел находившееся внизу ранчо.

Там — никакого движения, и в загоне нет лошадей. Эта означало, что всадники в пути.

Головная боль прошла, чувства обострились. Нун ощутил охотничий азарт. Откуда-то из-под горы донесся топот конских копыт. Он замер. Отходить можно в случае чего к скале, возвышающейся на той стороне долины. По ней тянулась диагональная трещина.

Хрустнула веточка. Передвигаясь от дерева к дереву, Нун слушал, не скрипнет ли седло, не заржет ли лошадь, не звякнет ли упряжь.

На ветру шуршали осины, но вот — посторонний звук. Он обернулся. По тропе скользил как индеец Дейв Черри с ружьем наготове.

Револьвер в руке Нуна дернулся. Лицо Дейва окаменело от шока. Нун выстрелил еще раз. Черри отступил и тяжело повалился навзничь. На его лице застыла гримаса удивления. Ружье выпало. Эхо выстрелов перекатилось по скалам.

Рабл Нун заложил два патрона в револьвер.


Глава 11 | Человек по имени Рабл Нун | Глава 13