home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

От главной улицы ответвлялся переулок, и он свернул в него. Проехав несколько сотен ярдов, Нун увидел большую деревянную конюшню с распахнутыми воротами. Перед ней сидел старый мексиканец. За его спиной было корыто с водой и насос.

Нун подъехал.

— У вас найдется место еще для одной лошади?

— Здесь не платная конюшня, сеньор, — сказал мексиканец. — Но если желаете…

Рабл Нун спешился.

— Это первая на моем пути, — ответил он. — И я смертельно устал, хочу привести себя в порядок. Сколько платить за лошадь и место?

— Пятьдесят центов.

— Годится. — Он последовал за мексиканцем в конюшню, где тот указал стойло. Нун завел туда коня и наложил вилами сено в ясли.

Выйдя, он дал мексиканцу пятьдесят центов и подошел с ним к корыту с водой. Мексиканец бросил ему жестяное ведро, и он накачал воды, умылся, причесался, смахнул шляпой пыль с брюк и сапог.

Старик спросил:

— Не хотите ли поспать, сеньор? Есть койка. — Он кивнул в сторону сеновала. — И никаких насекомых.

— Сколько?

Мексиканец улыбнулся.

— Пятьдесят центов.

— Ладно.

Он повернулся, чтобы идти в город, и старик заговорил снова:

— Будьте осторожны, сеньор.

— Почему ты это сказал?

Тот пожал плечами.

— Это дикий город. По железной дороге приехало много незнакомцев. Бывают перестрелки.

— Спасибо, — сказал Нун.

Солнце скользнуло за горизонт, с закатом пришла прохлада пустыни. На следующей улице бросились в глаза вывески Колизея, салуна и театра варьете. Их он обошел… Он знал откуда-то, что Колизей и заведение Джека Дойля самые популярные в городе места.

В небольшом ресторанчике Нун съел черепаховый суп и ростбиф, предварительно осушив кружку пива. Сидя за кофе, он наблюдал, как зажигались огни. Люди входили и выходили. После еды ему стало лучше, боль в голове утихла, но все равно он был встревожен и чувствовал себя вроде бы не в своей тарелке.

Он подозвал официанта, чтобы расплатиться. Невысокий человек, сидевший за соседним столиком, повернул к нему голову… и впился в него взглядом.

Нун рассчитался и вышел из зала. Ощущение тревоги нарастало. Пройдя по улице несколько ярдов, он резко оглянулся. Коротышка стоял в дверях ресторана, глядя ему вслед.

Нун свернул за угол, прошел один квартал и пересек улицу. Незаметно оглядываясь, он не видел ничего подозрительного, но беспокойство не исчезало. Тот человек им интересовался и, очевидно, его узнал. Чем скорее он сделает то, что ему нужно, и покинет город, тем лучше.

Вот салун Акме… А вот и вывеска конторы Дина Кулейна. В контору, находящуюся на втором этаже, вела отдельная лестница. В окнах было темно, казалось, там никого нет.

Он сделал вид, что уронил платок, наклонился за ним и быстро оглядел улицу. Никого не было видно, и он взбежал по ступенькам. На площадке он постучал, но никто не ответил. Дверь была заперта.

Улица оставалась безлюдной. Он вынул нож, вставил в щель его кончик, отодвинул внутренний засов, затем толкнул плохо пригнанную дверь плечом, вошел, закрыл ее за собой и прислушался.

Сквозь окна, не прикрытые шторами, проникал тусклый свет улицы. Он подождал, чтобы глаза привыкли к темноте. В комнате стояли секретер с выдвижным верхом, вращающееся кресло, еще одно кресло и кушетка. Под полкой, забитой книгами, располагался письменный стол, заваленный бумажками, рядом на полу стояла медная плевательница.

Из чуть приоткрывшейся двери высунулось пистолетное дуло. Тогда Нун понял, что именно его озадачило, как только он вошел сюда с улицы: сочетание застарелого запаха табака и свежих духов.

— Не будет пользы, если начнете стрельбу, — сказал он как можно мягче и продолжал по наитию: — Кроме того, объясните-ка мне, что вы здесь делаете?

Дверь открылась пошире, за ней стояла девушка с пистолетом, направленным на него.

— Кто вы? — строго спросила она.

Он улыбнулся.

— Заметьте, я-то не спрашиваю, кто вы.

— Ну, ладно… Что вам здесь нужно?

— Сложить кусочки картинки.

— Вы знали Дина? — спросила она.

— Только по имени. Но кто-то в меня стрелял, а такие вещи пробуждают любопытство.

— Дин не выстрелил бы в человека… Я уверена, он бы не смог.

— Никогда не знаешь точно, кто на что способен, ведь правда? Об ином плохого не подумаешь, а он тебя возьмет на прицел и выстрелит. Вот у вас пистолет.

— Я бы выстрелила, мистер. Мне приходилось стрелять.

— И убивать?

— Возможно, и так. Уточнять было некогда. Во всяком случае, Дин Кулейн в вас не стрелял. Повторяю вопрос: что вам здесь надо?

— Продолжим беседу. Человеку, стрелявшему в меня здесь, заплатили. Он профессионал.

— Рабл Нун! — воскликнула она.

— Он что, ганфайтер? Я слышал, в Эль-Пасо их много.

Девушка была молода, хороша собой и очень модно одета, но не для улицы… Во всяком случае, не для вечерних улиц Эль-Пасо. И не для прогулок возле салуна Акме в этот час.

— За чем бы вы ни пришли, — сказала девушка, — вам нечего делать в конторе. С какой это стати вы взломали дверь?

— А у вас что — есть ключ? Вам дал ключ сам Кулейн?

— Дин Кулейн был моим братом.

— Был?

— Он умер… Убит.

— Извините. Не знал, что такие дела. Извините. — Нун дотронулся до керосиновой лампы. — Не добыть ли чуточку света?

— Нет! Пожалуйста! Он убьет и меня. Рабл Нун… человек, застреливший Дина.

Нун замер, прислушиваясь к себе, но ничто в нем на это не отозвалось…

— Чтобы Нун убил женщину?! Это, знаете ли, невозможно. Задвиньте-ка лучше шторы на окнах.

Она опустила пистолет, прошла сквозь комнату и сдвинула шторы.

Нун чиркнул спичкой, поднес ее к фитилю. Они посмотрели друг на друга. У девушки были рыжие волосы, контрастирующие с темными глазами, вечернее платье, плащ, перекинутый через руку. Все это выглядело очень мило. Она была очень красива.

— Где вы взяли этот пиджак? — спросила она внезапно. Это пиджак моего брата. — Голос ее звучал холодно.

— Все, что мне известно, — сказал он, — что это чужая вещь. Я надел его впопыхах, по ошибке. Видите ли, меня тут недавно крепко ударили по голове. Удирая, я схватил этот пиджак вместо своего.

— Где это было?

— О, далеко… Вы назвали Рабла Нуна. Ваш брат его знал?

— Нет, но брат старался узнать, что это за человек. У Дина были какие-то сведения, относившиеся к Раблу Нуну. Он говорил, что должен увидеться и потолковать с ним. Кажется, он считал, что знает, где его найти.

— Вы оделись для вечеринки?

— Да. Я пришла от друзей и должна к ним вернуться. А вы-то что намерены делать? Вы так и не сказали, что вам здесь надо.

— Посмотреть, что здесь к чему.

— Зачем?

— Мэм, кто-то в меня стрелял. Прежде чем подобная попытка повторится, я хочу выяснить, кому это надо. Я подхватил пиджак Дина Кулейна в той самой комнате, где меня ранили, или поблизости от нее. Имя вашего брата — единственный ключ для меня. А вас я еще спросил бы…

— О Чем?

— Что вам известно о ранчо «Рафтер-Д» — владении Тома Девиджа?

Она поколебалась, прежде чем ответить. Но она что-то знала. По-видимому, она раздумывала, как ответить.

— Я ничего не знаю о ранчо, — наконец сказала она. — Но я знакома с Фэн, дочкой Тома Девиджа. Мы вместе ходили в школу.

Нун ничего не выяснил. Правда, он шарил взглядом по комнате, пытаясь сообразить, где тут могут быть тайники, в которых укрыто что-либо ценное для него. Он торопился, так как люди, пытавшиеся его убить, наверняка знают, где его искать.

— Нам надо идти, — сказала девушка. — Меня хватятся, спросят, где я была.

— Я остаюсь, — ответил Нун.

Она улыбнулась.

— Конечно, я не могу настаивать, но позволит ли джентльмен, чтобы леди ходила в такой час одна по Эль-Пасо?

Он пожал плечами.

— Надеюсь, мэм, что я — джентльмен. Но вы пришли в контору без провожатых… И вы — с оружием.

Ее глаза сузились. Юная леди — девушка с характером.

— Если попытаетесь здесь остаться, — продолжала она, — я сделаю так, что вас арестуют. Вы проникли сюда как грабитель. Подозреваю, что вы и есть вор.

Он понял, что она сделает, как говорит, и ответил:

— Хорошо, я провожу вас.

Она сама закрыла дверь, ключ он в руки не получил. Они спустились по лестнице и пошли. За углом из здания с множеством башенок по карнизу слышались музыка и голоса. Нун довел девушку до крыльца и простился.

— Пег? — послышался возглас. — Кто это с тобой?

Со ступенек навстречу сошла хорошенькая блондинка. Она смеялась.

— Ну и Пег! Единственная девушка в городе, которая, выскочив подышать свежим воздухом, возвращается с обаятельным парнем! Ну? Вы зайдете?

— Извините, — произнес Рабл Нун. — Но мне надо идти. Я только проводил мисс Кулейн.

— О нет, не уйдете! По крайней мере, без танца со мной. Пег, ты меня представишь?

— Мандрин, — сказал Нун, — Джонас Мандрин.

— Я Стелла Маккей, — представилась она. — Для вас просто Стелла!

На лужайке стоял седовласый мужчина с сигарой. Он встрепенулся, услышав имя, Названное Нуном… И стал вглядываться в него.

Мандрин? Еще одно из имен, которое вырвалось непроизвольно. Джонас Мандрин… Не Том Джонс или Джон Смит. Не первое попавшееся. Может быть, это еще один ключик к прошлому.

Играла музыка… Он закружился со Стеллой, следя глазами за тем, что делает Пег Кулейн. Она не танцевала, а подошла к какому-то молодому человеку. Тот сразу же поглядел на него и подозвал еще двоих, находившихся в этой комнате. Теперь глазели все трое. Беда…

Он был бы дураком, если бы не понимал, что надвигается нечто весьма неприятное. Стелла трещала, он отвечал ей. Она спросила, чем он занимается; он сказал, что, мол, ищет продажное ранчо и будет разводить лошадей.

Закончив танцевать со Стеллой, Нун поневоле должен был танцевать с другой девушкой и, наконец, остался один, в стороне, и мог бы уйти, но подошел человек, который недавно курил на лужайке. Он был немолод, спокоен и выглядел респектабельно. Лицо его было доброжелательным.

— Молодой человек, — сказал он негромко. — Если хотите пережить этот вечер, то лучше вам ускользнуть незамеченным. И немедленно. — Он сделал паузу. — В конце сада — калитка. Пройдите к соседнему дому. Там открыта боковая дверь. Войдите и спрячьтесь в комнате, только не зажигайте свет.

— Там ловушка?

Джентльмен улыбнулся:

— Нет, Джонас Мандрин. Там мой дом, а я — судья Найленд. У меня вы будете в безопасности.

Музыка вновь заиграла. Нун, танцуя, не спеша двигался в указанном направлении. Приблизившись к полуоткрытой двери в кухню и не простившись с партнершей, он проскользнул к выходу из дома и побежал по саду на цыпочках.

Тут было темно, но он разглядел калитку и перепрыгнул через нее, не открывая, а лишь опершись рукой. Тут уже был участок и двор судьи. Он нашел боковую дверь, вошел в дом и оказался в комнате, где слышалось тиканье часов. Да еще едва доносилась музыка из соседнего здания, где он только что танцевал. Он нащупал стул и уселся у двери.

Через минуту Нун услышал топот бегущих ног, кто-то негромко выругался. Встав, он тихо задвинул дверную защелку.

Шаги приблизились. С той стороны кто-то дернул дверь. Тихий голос произнес:

— Не туда, ты, болван! Это дом судьи! — И шаги удалились.

Нун с облегчением опустился на стул и расслабился. На лбу его выступил пот. Он чувствовал себя еще слабым, не оправившимся после событий в Эль-Пасо. И, как ни странно, сидя уснул.


Глава 7 | Человек по имени Рабл Нун | Глава 9