home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Преступные мысли

В течение многих лет борцы за гражданские свободы протестовали против попыток ФБР расширить свое влияние, мотивируя это тем, что вся история ФБР доказывает, что этой организации нельзя доверять в вопросах уважения конституционных прав людей.

Утверждения, что ФБР составляет списки неблагонадежных лиц и разведывательных групп, вызывают огромное беспокойство борцов за гражданские свободы, знакомых с длительной историей систематического преследования ФБР и американским правительством людей, придерживающихся непопулярных политических взглядов или относящихся к национальным меньшинствам. Зачастую эти злоупотребления происходили под предлогом обеспечения национальной безопасности в военное время. В те времена граждане страны, законодатели, исполнительная власть и судебная система объединялись для создания атмосферы страха, ненависти и нетерпимости. Чтобы понять беспокойство людей за будущее, достаточно совершить краткий экскурс в прошлое.

История современного полицейского государства восходит к временам Первой мировой войны. До войны небольшие нарушения гражданских свобод были широко распространены, но с ними мирились, пишет историк Пол Мерфи [Paul Murphy], автор книги «Первая мировая война и истоки гражданских свобод» [World War I and the Origin of Civil Liberties]. Но эти нарушения никогда не были организованными в масштабах нации.

В начале Первой мировой войны Бюро расследований США (предшественник ФБР) располагало всего лишь сотней агентов. У Бюро не было возможности вовремя увеличить штаты для деятельности в военное время. Напуганный возможностью саботажа и диверсий на территории США, рекламист из Чикаго Альберт Бриггс [Albert M. Briggs] создал в помощь бюро Американскую лигу защиты [American Protective League]:

К середине июня 1917 года лига имела отделения более чем в 600 населенных пунктах, число ее членов составляло около 100 тысяч человек. На пике число членов достигло 250 тысяч. Член лиги платил 1 доллар и получал значок, на котором сначала было написано «Подразделение Секретной службы», а затем (после того как Министерство финансов воспротивилось, во избежание путаницы со своей Секретной службой) – «Помощник Министерства юстиции США». Штаб-квартира Американской лиги защиты располагалась в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия; лига действовала от лица Министерства юстиции так, как будто ее члены были формальными помощниками этого ведомства. Результат был пугающим для многих. Не имея данных законом полномочий производить аресты, сотрудники лиги участвовали в расследованиях по проверке лояльности граждан, в работе призывных комиссий, установлению действительного статуса лиц, отказывающихся от военной службы по религиозным или политическим мотивам, в отслеживании тысяч сообщений о подозрительной деятельности, поступающих от людей со всей страны в ответ на призыв к бдительности, выявлению шпионов и лиц, виновных в саботаже. Члены лиги проявили такую энергичность в своем крестовом походе против нелояльности, что Министерство юстиции в конечном счете ограничило деятельность агентов лиги.[203]

Американская лига защиты была всего лишь одной из множества полуофициальных организаций, зародившихся во время войны. Среди них были «Лига защиты отечества» [Home Defense League], «Мальчики-разведчики Америки» [Boy Spies of America], «Критики мятежа» [Sedition Slammers] и «Ужасная угроза» [Terrible Threateners]. Изначально эти организации выявляли и наказывали людей, высказывавшихся против военных действий. Но вскоре они стали преследовать людей, настроенных против любого аспекта американского образа жизни.

По мере продолжения войны правительство США стало использовать войну как предлог для нападок на зарождающееся в стране рабочее движение. Наиболее грязными были нападки на организацию «Промышленные рабочие мира» [Industrial Workers of the World, IWW], известную также под названием «шатающиеся» [Wobblies]:

В ответ на раздувание истерии относительно Wobblies, Генеральный прокурор Грегори смотрел сквозь пальцы на массовые преследования лидеров организации. Местные отделения IWW обыскивались, зачастую без ордера на обыск, агенты Бюро расследований пытались что-нибудь обнаружить в их книгах, счетах, письмах и бумагах. Грегори редко делал различие между людьми, поддерживающими теорию и идеологию IWW, и членами организации, совершившими преступления, предусмотренные федеральным законом. Министерство юстиции также предостерегало лиц, склонных к поддержке IWW или обращению в суды справедливости, от защиты «так называемых „гражданских свобод“… „народных советов“, „юридических консультаций“ или антивоенных организаций», намекая, что эти группы являются частью вражеского заговора по воспрепятствованию продолжению войны.[204]

Министр почтового ведомства США Берльсон [A. S. Burleson] совершил своеобразную месть против IWW. Берльсон заблокировал доставку почты IWW, заявив, что она является подрывной. Когда социалистическое издание Milwaukee Leader опубликовало объявление о сборе средств для защиты IWW, почтовое ведомство лишило Leader почтовых привилегий второго класса.

Leader подало в суд на министра. В конечном счете дело было рассмотрено в Верховном суде, который поддержал цензуру Берльсона в деле «Milwaukee Publishing Co. против Берльсона».[205] Частично в этой истерии повинно правительство США, популяризировавшее войну среди населения. Правительственный Комитет общественной информации [Committee on Public Information] подготовил чрезвычайный президентский указ, который распространялся в школах и колледжах, объяснявший, почему Америка участвует в войне.

Эти буклеты включали «доказательства» масштабной нелояльности в Соединенных Штатах и «доказательства» того, что немцы постоянно совершают немыслимые по своей жестокости поступки…Другие брошюры были откровенно антигерманской направленности, зачастую содержащими лживые сведения об упадке немецкой культуры, немецких ценностей и образа жизни. Утверждалось, что за большинством забастовок в Соединенных Штатах стоят немецкие агенты, Германия финансирует пацифистские газеты, агенты Германии всеми силами стремятся навязать американскому народу самые худшие традиции пруссачества. Эти документы распространяли мнение о том, что американцы немецкого происхождения якобы нелояльны, а пацифисты поддерживают Германию. Поставив под сомнение лояльность этих людей, пропаганда делала их объектом враждебных действий и преследований со стороны множества групп и отдельных людей.[206]

Опасности военного времени часто используются для оправдания старых предрассудков. В начале Второй мировой войны Соединенные Штаты интернировали более 100 тысяч японцев, 79 тысяч из которых родились в Америке. Подробные списки американцев японского происхождения с указанием адресов были представлены военному ведомству[p61] Бюро переписи населения без постановления суда, несмотря на то что в соответствии с законом данные переписи должны оставаться конфиденциальными в течение 99 лет. Но это отнюдь не было началом антияпонских настроений в американской культуре, а всего лишь их высшей точкой. Американское правосудие узаконивало дискриминацию японцев более ста лет. Законы были поддержаны Верховным судом США, постановившим в 1922 году в деле «Озава против Соединенных Штатов» [Ozawa v. United States], что японцы и другие азиаты не подлежат натурализации из-за расовой принадлежности. Аналогичным образом Верховный суд поддержал интернирование японских граждан во время Второй мировой войны, несмотря на то что подавляющее большинство не совершило ничего противоправного.

В 50-х годах XX века директор ФБР Эдгар Гувер использовал всю разведывательную мощь своего ведомства против подозреваемых в принадлежности к коммунистам и гомосексуалистам во властных структурах по всем Соединенным Штатам. В 1960-е и 1970-е годы Бюро выслеживало студенческие организации в университетских городках. ФБР вело слежку и внедрялось в различные группы – женские, чернокожих, защитников окружающей среды и геев. Все эти действия предпринимались якобы с целью обеспечения безопасности американцев и борьбы с внутренним терроризмом.

Проблема не в том, что ФБР и другие организации не нуждаются в законном расширении своих полномочий для борьбы с новыми угрозами. Проблема в том, что и ФБР, и страна в целом показали свою готовность быть втянутыми в решение злободневных проблем и несправедливо обвинять, преследовать и заключать в тюрьму людей лишь за то, что они говорят и во что верят, а не за конкретные действия. После этого очень сложно доверять заявлениям ФБР, что все суперсовременные технологии и полномочия необходимы для выслеживания и ареста террористов и убийц. Какие гарантии может дать Бюро, что в будущем оно не будет злоупотреблять своим могуществом и властью, как это было в прошлом?


Информационные войны | Все под контролем: Кто и как следит за тобой | Перехват