home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Права воплощениям!

Более ста лет назад первый программист – леди Ада Лавлейс [Lady Ada Lovelance, 1815–1852] написала серию писем Чарльзу Бэббиджу [Charles Babbage], изобретателю первого механического компьютера. В одном известном письме Лавлейс предположила, что настанет день, когда изобретенные Бэббиджем машины смогут мыслить самостоятельно, если будут правильно запрограммированы. В 1950 году один из величайших пионеров компьютерной науки Алан Тьюринг написал исследовательское эссе о том, как однажды компьютеры смогут стать разумными, и предложил тест, при помощи которого люди могли бы определить, разумна машина или нет. С тех пор десятки тысяч ученых посвятили свою жизнь созданию искусственного интеллекта, миллиарды долларов потрачены на достижение этой цели. И только несколько прорывов принесли существенную выгоду некоторым удачливым предпринимателям. Несмотря на это, спустя более чем 150 лет совершенствования технологий, искусственный интеллект по-прежнему остается иллюзией.

Сегодня не утихают грандиозные философские дебаты на тему возможно ли создание настоящего искусственного интеллекта. Они чрезвычайно похожи на дебаты о возможности искусственного полета, развернувшиеся в последний год XIX столетия. Некоторые считали, что это возможно, другие полагали, что это невозможно. Научные журналы публиковали неопровержимые доказательства того, что человек никогда не сможет построить летательный аппарат.[235] Но пока шли эти дебаты, изобретатели во всем мире неуклонно продвигались к своей цели. Первые попытки создать орнитоптер – машину с машущими крыльями – потерпели неудачу. Стало очевидно, что создаваемая человеком машина, должна использовать другой принцип, нежели простое повторение природы. Ученые стали конструировать планеры и аэродинамические трубы, чтобы изучить природу подъемной силы. В 1903 году конец дебатам положил первый успешный полет на летательном аппарате тяжелее воздуха, совершенный братьями Райт [Orville и Wilbur Wright].

Очень похожие вещи происходили и с искусственным разумом в следующие 50 лет. Подходы, являющиеся сегодня многообещающими, будут усовершенствованы. Другие уйдут в сторону; будут открыты новые.

Рэй Курцвейль [Ray Kurzweil], один из пионеров искусственного интеллекта, основавший несколько успешных компаний, занимающихся ИИ-технологиями, предполагает, что рождение разумной машины произойдет неожиданно, в результате согласованных попыток создать аналог человеческого мозга для хранения в нем информации в качестве резервной копии. В своей вступительной речи на открытии Ближневосточной конференции по информационным технологиям, проводимой Gartner Group в июне 1995 года, Курцвейль обрисовал следующий возможный вариант развития.[236]

• К 1997 году компании, такие как Dragon Systems, выпустят на мировой рынок первую систему распознавания речи с большим словарем – настоящую «голосовую пишущую машинку», которая позволит говорить обычным образом, а компьютеру – записывать сказанное (это уже произошло). В 1998 году компании смогут предложить аналогичную систему, не зависимую от говорящего, и позволят использовать технологию в слуховых аппаратах для глухих (этого пока не произошло).

• К 2005 году «компьютеры смогут влиять на психическое состояние человека, по необходимости помогая справиться с такими расстройствами, как перенапряжение и беспокойство». Люди будут общаться с компьютерами преимущественно устно. Компьютерные дисплеи тем временем уменьшатся до размера очков, которые будет носить подавляющее большинство людей, эти очки будут представлять собой «трехмерный дисплей, перекрывающий обычный визуальный мир».

• К 2011 году компьютеры смогу играть роль людей настолько хорошо, что искусственные люди станут первичным средством обучения: «Вместо того чтобы читать о Конституционном конвенте, студент сможет… подискутировать с моделью Бена Франклина о чрезвычайных полномочиях в военное время, роли судов и других аспектах».

• К 2030 году люди смогут полностью воссоздать структуру нейронной организации человеческого мозга. Технология позволит людям просканировать собственный мозг и использовать «свои персональные компьютеры как персональные устройства резервного копирования».

Курцвейль размышляет далее:

Когда человек будет отсканирован и воссоздан в нейрокомпьютере, человечество задумается: «Кто же этот человек в машине?» Ответ зависит от того, кого спросить. Если спросить человека, находящегося внутри машины, он, несомненно, заявит, что является исходной личностью, прожившей несколько жизней, помещенной в сканер и проснувшейся в компьютере. «Ого! Эта технология действительно работает. Вы должны дать ей попытку!», – скажет он. С другой стороны, исходная личность, подвергнутая клонированию, заявит, что человек внутри машины – самозванец, который просто разделяет с ней память, историю, знакомых, но на самом деле является абсолютно другим человеком.

Тем не менее это происходит, и разумные машины будут созданы в ближайшие 50 лет. А будучи созданными, они поднимут одну не известную доселе проблему. Помещенный в кремниевые пластины разум всегда должен оставаться открытой книгой. Принципиально важно, чтобы этот компьютер ничего не скрывал от своих создателей – ни одного бита данных, ни одного кусочка информации, ни одного варианта расчета. Его память должна быть открыта для просмотра. Человек должен управлять созданными им разумными машинами так же, как Бог управляет людьми.

Не станет ли разум, которому не оставлено ни капли приватности, психически больным? Не получится ли так, что соединение разума и памяти внутри компьютерных банков данных станет настолько сложным, что не сможет быть расшифровано создавшими его людьми без помощи самих разумных машин? Будут ли этичными эксперименты над искусственным разумом, например стирание некоторых участков его памяти и наблюдение за реакцией? Будет ли это действие более этичным, если после его окончания искусственный разум будет возвращен в исходное состояние?

«Аморально или незаконно причинять боль и страдание вашей компьютерной программе? – размышляет Курцвейль. – Законно ли отключать вашу компьютерную программу? Возможно, это незаконно, если вы не сделали резервную копию».

Но эти вопросы – только начало, замечает Курцвейль:

К 2040 году в соответствии с законом Мура[237] обычный серийный персональный компьютер будет в состоянии моделировать разум 10 тысяч человек, каждый из которых будет функционировать в 10 тысяч раз быстрее реального человеческого мозга. Либо он сможет реализовать модель человека с емкостью памяти в 10 тысяч раз больше обычного мозга и работающую в 100 миллионов раз быстрее. Каковы будут последствия такого развития?

Учитывая реальную возможность того, что наши интеллектуальные потомки будут населять описанные Курцвейлем мифические машины в 2040 году, мы должны серьезно подумать о правовом и этическом режиме, в соответствии с которым эти разумные аватары будут функционировать, – если эти аватары действительно являются репликантами человеческого разума, если они думают и сами создают объекты творчества, они должны обладать теми же правами на приватность, что и люди из плоти и крови. С другой стороны, в этом случае произойдет описанный в главе 9 перехват разума. Если же пойти другим путем, то в наших собственных интересах гарантировать права компьютерному разуму: приватность, которую вы сохраняете, однажды может оказаться вашей!


Извлечение «я» | Все под контролем: Кто и как следит за тобой | Преамбула