home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Кодекс справедливого использования информации

Кодекс справедливого использования информации базируется на пяти принципах.

• Не должно существовать систем, накапливающих персональную информацию, сам факт существования которых является секретом.

• Каждый человек должен иметь возможность контролировать, какая информация о нем хранится в системе и каким образом она используется.

• Каждый человек должен иметь возможность не допустить использования информации, собранной о нем для одной цели, с другой целью.

• Каждый человек должен иметь возможность корректировать информацию о себе.

• Каждая организация, занимающаяся созданием, сопровождением, использованием или распространением массивов информации, содержащих персональные данные, должна обеспечить использование этих данных только в тех целях, для которых они собраны, и принять меры против их использования не по назначению.

Источник: Департамент здравоохранения, образования и социального обеспечения, 1973

Наиболее важным последствием отчета Ричардсона стал билль о правах в компьютерную эпоху, получивший название Кодекс справедливого использования информации [Code of Fair Information Practices]. Этот кодекс остается одним из самых значимых трудов в области обеспечения приватности при использовании компьютеров на сегодняшний день.

Однако наибольшее значение этот отчет имел не для Соединенных Штатов, а для Европы. В течение нескольких лет после публикации отчета практически все страны Европы приняли соответствующие законы, базирующиеся на изложенных выше принципах. Во многих странах для приведения в действие новых законов были созданы специальные комиссии по защите данных и другие учреждения со специальными полномочиями.[5] Существует мнение, что повышенное внимание к электронному аспекту приватности в Европе обусловлено горьким опытом нацистской Германии в 40-е годы XX века: гитлеровская тайная полиция использовала информацию правительств и частных организаций в оккупированных странах для выявления людей, представлявших угрозу для оккупантов. Послевоенная Европа осознала всю потенциальную опасность накопления персональной информации даже самыми демократическими правительствами, прислушивающимися к общественному мнению.

Однако в Соединенных Штатах идея создания института защиты информации не была воплощена. Президент Джимми Картер проявлял интерес к вопросам обеспечения медицинской тайны, однако экономические и политические проблемы оказались более значимыми. В 1980 году Картер проиграл на выборах Рональду Рейгану, чья команда считала защиту приватности еще одной неудачной инициативой Картера. Несмотря на то что несколько законов в области защиты личной тайны были приняты во время правления Рейгана и Буша, это целиком заслуга конгресса, а не Белого дома. Пассивность законодательных инициатив со стороны Белого дома послужила причиной отсутствия общенационального закона о защите информации.

Фактически большая часть федерального правительства игнорировала важность обеспечения приватности, а некоторые словно бы придерживались какого-то «антиприватного» плана. В начале 80-х годов федеральное правительство инициировало ряд «компьютерообразных» программ для выявления злоупотреблений и мошенничеств. (К сожалению, из-за ошибочности данных от этих программ зачастую страдали невиновные.[6]) В 1994 году конгресс принял «Закон о содействии правоохранительным органам в телекоммуникациях» [Communication Assistance to Law Enforcement Act], дававший правительству невиданные доселе полномочия по перлюстрации данных в цифровых каналах связи. В 1996 году конгресс принял закон, обязывающий все штаты помещать номер социального страхования на водительские права, и другой закон, согласно которому всем пациентам должен был быть присвоен уникальный цифровой идентификатор, даже если они сами оплачивали свои медицинские счета. К счастью, вступление этих законов в силу было отложено во многом благодаря протестам граждан.

Эту политику продолжили администрации Буша и Клинтона, всеми средствами попиравшие право пользователей компьютеров на использование приватных и безопасных коммуникаций. Начиная с 1991 года обе администрации усиленно проталкивали инициативу на применение криптографической системы Clipper, которая в случае внедрения давала бы правительству возможность контролировать защищенные коммуникации. Президент Клинтон подготовил также «Закон о пристойности в сфере коммуникации» [Communication Decency Act, CDА], согласно которому предоставление несовершеннолетним доступа к информации сексуального характера объявлялось преступлением, и, как следствие, от всех Интернет-провайдеров требовалась установка всепроникающих систем мониторинга и цензуры. После того как суд Филадельфии признал этот нормативный акт неконституционным, администрация Клинтона обратилась с апелляцией в Верховный суд и проиграла.

Наконец, введенные правительством США ограничения на экспорт шифровальных технологий серьезно ограничили их использование для защиты личной переписки за пределами Соединенных Штатов.

На пороге XXI века Соединенные Штаты должны вновь и очень серьезно задуматься об обеспечении личной тайны. В последней главе этой книги приводятся возможные пути выхода из этой ситуации и предлагаются шаги, которые правительство должно осуществить на уровне федеральной программы обеспечения приватности.


Роль правительства | Все под контролем: Кто и как следит за тобой | Оборона